www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Моя любовь, моя печаль - Мигель Авегос Сантос


Моя любовь, моя печаль - Мигель Авегос Сантос

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

http://s6.uploads.ru/Q7BDs.jpg

Эта история, как и все в нашей жизни, началась ссобытий обыкновенных, даже можно сказать - обыденных.
В чистом, солнечном, веселом и деловом городе Сан-Паулу эти события поначалу никто и не заметил. Много людей живет здесь - добрых и не очень, молодых и уже поживших, грустных и жизнерадостных, счастливых и несчастных, богатых и бедняков... Словом, как везде. Может быть, только одним отличаются жители этого южного города: то ли солнце так ласкает их своими лучами, то ли напоенный ароматом тропических растений воздух, то ли шум океанского прибоя - очень много в Сан-Паулу влюбленных.
Впрочем, чтобы не обиделись другие города, скажем, что и влюбленных здесь столько же, сколько и везде. Главное, что они есть. И нашу историю мы начнем обыкновенно - с любовного свидания.

Отредактировано Mityanik (17.10.2015 21:06)

0

2

http://s2.uploads.ru/t/XNlL1.jpg
http://s6.uploads.ru/t/hcINs.jpg
http://s2.uploads.ru/t/UQe0h.jpg
http://s6.uploads.ru/t/jvxJy.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Qnq2V.jpg
http://s6.uploads.ru/t/rQC1S.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Hw1AL.jpg
http://s6.uploads.ru/t/E0oT7.jpg
http://s7.uploads.ru/t/GEZlX.jpg
http://s7.uploads.ru/t/z9YhW.jpg
http://s2.uploads.ru/t/sgHh3.jpg
http://s6.uploads.ru/t/iOozm.jpg
http://s3.uploads.ru/t/gDdRk.jpg
http://s2.uploads.ru/t/aN7HW.jpg
http://s6.uploads.ru/t/c2LTO.jpg
http://s2.uploads.ru/t/7Hzyv.jpg
http://s6.uploads.ru/t/nNcpI.jpg
http://s7.uploads.ru/t/LJzDi.jpg
http://s7.uploads.ru/t/3kFlP.jpg
http://s7.uploads.ru/t/S0CNA.jpg
http://s2.uploads.ru/t/9wOdF.jpg
http://s7.uploads.ru/t/7cDw9.jpg
http://s7.uploads.ru/t/DVvcA.jpg
http://s3.uploads.ru/t/XDYrZ.jpg

0

3

http://s7.uploads.ru/kDaLw.jpg
http://s6.uploads.ru/t/xKedh.jpg
http://s3.uploads.ru/t/HsOot.jpg
http://s7.uploads.ru/t/M0ZYO.jpg
http://s6.uploads.ru/t/6s8OR.jpg
http://s7.uploads.ru/t/nVjMx.jpg
http://s3.uploads.ru/t/BWORn.jpg
http://s3.uploads.ru/t/ATaeC.jpg
http://s2.uploads.ru/t/2XcYE.jpg
http://s6.uploads.ru/t/upscV.jpg
http://s7.uploads.ru/t/FH6gE.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Pcbsg.jpg
http://s3.uploads.ru/t/2XvDB.jpg
http://s6.uploads.ru/t/00iSW.jpg
http://s6.uploads.ru/t/GwnYK.jpg
http://s3.uploads.ru/t/ul7Ta.jpg
http://s7.uploads.ru/t/eIzMD.jpg
http://s7.uploads.ru/t/BWJwO.jpg
http://s6.uploads.ru/t/0Ayv1.jpg
http://s6.uploads.ru/t/rsX4N.jpg
http://s2.uploads.ru/t/jPDiw.jpg
http://s6.uploads.ru/t/h6aAi.jpg
http://s3.uploads.ru/t/dlkXu.jpg
http://s3.uploads.ru/t/XaUP7.jpg

Отредактировано Mityanik (06.11.2015 20:45)

0

4

http://s2.uploads.ru/t/FC0sA.jpg
http://s6.uploads.ru/t/JeIgs.jpg
http://s7.uploads.ru/t/KEqfb.jpg
http://s2.uploads.ru/t/aH51n.jpg
http://s6.uploads.ru/t/vADHk.jpg
http://s6.uploads.ru/t/a4d16.jpg
http://s2.uploads.ru/t/DIjU9.jpg
http://s2.uploads.ru/t/DJviW.jpg
http://s6.uploads.ru/t/hncIC.jpg
http://s2.uploads.ru/t/9GQSi.jpg
http://s6.uploads.ru/t/iSjdy.jpg
http://s2.uploads.ru/t/0WdHK.jpg
http://s7.uploads.ru/t/stDoK.jpg
http://s7.uploads.ru/t/8XrLW.jpg
http://s2.uploads.ru/t/Ptxsl.jpg
http://s3.uploads.ru/t/lNp0Z.jpg
http://s6.uploads.ru/t/wN3c6.jpg
http://s7.uploads.ru/t/bc6HP.jpg
http://s2.uploads.ru/t/b7rgE.jpg
http://s6.uploads.ru/t/r3qVC.jpg
http://s7.uploads.ru/t/lwrnA.jpg
http://s3.uploads.ru/t/AzvXV.jpg
http://s2.uploads.ru/t/eLN4z.jpg
http://s6.uploads.ru/t/vpzhl.jpg
http://s3.uploads.ru/t/yea0t.jpg

Отредактировано Mityanik (08.11.2015 21:12)

0

5

http://s3.uploads.ru/t/sCmkU.jpg
http://s6.uploads.ru/t/HEcy6.jpg
http://s6.uploads.ru/t/jHNB1.jpg
http://s2.uploads.ru/t/ioZH7.jpg
http://s6.uploads.ru/t/pMUJ7.jpg
http://s7.uploads.ru/t/zk436.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Pug0t.jpg
http://s7.uploads.ru/t/AiyKR.jpg
http://s3.uploads.ru/t/AIc8T.jpg
http://s3.uploads.ru/t/hNyuB.jpg
http://s6.uploads.ru/t/lyu8z.jpg
http://s6.uploads.ru/t/JzRO6.jpg
http://s2.uploads.ru/t/6GCIe.jpg
http://s3.uploads.ru/t/2zteh.jpg
http://s6.uploads.ru/t/lZC8L.jpg
http://s6.uploads.ru/t/WGKoY.jpg
http://s3.uploads.ru/t/aqTVl.jpg
http://s7.uploads.ru/t/CoKYO.jpg
http://s2.uploads.ru/t/kspNB.jpg
http://s6.uploads.ru/t/rQlhp.jpg
http://s2.uploads.ru/t/NMlbd.jpg
http://s2.uploads.ru/t/j6qpr.jpg
http://s6.uploads.ru/t/IQxcm.jpg
http://s7.uploads.ru/t/0NivA.jpg
http://s6.uploads.ru/t/oKjEJ.jpg

0

6

В текстовом варианте есть у кого-нибудь книга?

0

7

Жесика

- Да иди же, не бойся, - девушка чуть не силком втащила парня в комнату.
- Ты с ума сошла! Я не должен был сюда приходить, - испуганно шептал парень. – Твой отец нас убьёт.
- Мой отец только на словах суров, - рассмеялась девушка.
- Ох, любимая, - вздохнул парень, - все знают, на что способен твой отец.
Девушку звали Жесика. Дочь богатого бизнесмена, она словно переняла у отца решительность и напор, даже прекрасные черты её лица, мягкие и нежные, не могли скрыть блеска упрямо сверкающих глаз.
А парня звали Жоао. И был он, наоборот, при своей мужественной внешности, мягок и нерешителен. Постороннему человеку только и оставалось сказать – нет, они не пара.
- Ну как там ранчо Пирассунунга? – спросила Жесика.
- Ты всё-таки хочешь ехать?
- Я хочу уехать отсюда. С тобой хоть на край света.
- Послушай, Жесика, - парень мягко взял её за руку.- Тебе слишком многое придётся оставить. Ты уверена, что правильно поступаешь?
- Уверена! Я тебе уже тысячу раз это говорила. К тому же разве мы уже не решили это? – сказала Жесика раздражённо.
- Да, решили. Хорошо. Когда?
- По мне, хоть сегодня.
- Давай завтра. Во сколько ты сможешь выйти, так, чтобы тебя не заметили?
- Вечером. Отец в это время редко бывает дома.
- Едем прямо на ранчо?
- Разумеется.
- Ладно. Я куплю билеты на автобус, который отходит в десять вечера. И в девять я буду ждать тебя здесь, хорошо?
- У меня с собой будут только две смены белья. И всё.
- Утром я выйду на работу… Чтоб никто не догадался.
- Конечно! Никто ничего не должен знать. Будь осторожен! – Жесика нежно обняла парня и спрятала лицо на его груди. – Значит, мы убежим с тобой, любимый?
Парень прерывисто вздохнул. Непонятно было, рад он этому или нет.

Изадора

- Я устала повторять, что с этим необходимо покончить!
Дона Изадора Вентурини была вне себя. Её сын Марко Антонио, этот мямля и интеллигент, опять натворил, Бог знает что!
- Хорошо. Я всё объясню ей, мама, - тихо согласился Марко.
- Только прямо, без лишних слов! Переходи сразу к делу.
- Мама, боюсь, мне будет трудно сделать это с ней наедине. - Марко опустил глаза.
- Как ты не поймёшь, Марко, что эта девица должна держаться подальше и от тебя, и от всей нашей семьи, - воскликнула дона Изадора. - И я не допущу, чтобы эта нахалка разрушила твою жизнь. Только не ходи вокруг да около. Скажи ей - всё кончено, и точка!
- Мама, но ведь это будет так унизительно для неё! Господи, такой удар! - сокрушался Марко.
Речь шла о Фернанде, девушке из простой семьи, в которую Марко влюбился как мальчишка.
- Только так с этим и можно покончить. Идём! - дона Изадора решительно встала.
- Послушай, мама, - остановил её Марко Антонио, - наверное, я лучше всё сам сделаю. Тебе там не надо появляться. Прошу тебя, ей и так будет тяжело.
- А я сказала, нет. Я должна при этом присутствовать, должна убедиться, что ты не отступил. Идём.
Дона Изадора взяла Марко за руку и повела за собой.
Уже через полчаса они встретились с Фернандой. Девушка сразу почувствовала неладное. Уж больно официален был Марко, уж больно неприветлива его мать. Первые минуты шёл натянутый необязательный разговор. А потом вдруг повисла пауза.
- Фернанда... Понимаешь, какое дело... Ты прости меня... Но я думаю... Думаю, мы с тобой должны расстаться, - робко нарушил тишину Марко.
У Фернанды похолодело внутри, она вскинула глаза на своего любимого, но он не замечал её взгляда.
- Да... Мы должны... Ты знаешь, какая... какая у нас семья... И такие... такие решения должны приниматься боль¬шинством, - заикаясь, проговорил Марко.
- То, о чём мы говорили, Марко... Наша нежность, наша любовь?.. Это ничего не стоит?.. - Фернанда пыталась поймать его взгляд.
- Фернанда, ради Бога, мне очень жаль, но я не могу на тебе жениться, - взмолился Марко.
- Разве я говорила о женитьбе?! - Фернанда была потрясена.
- Нет, но я не хочу, чтобы ты теряла время понапрасну в ожидании того, что не может произойти.
И опять повисла пауза.
- Это твоё решение, Марко? - спросила Фернанда тихо.
- Да, это моё решение, - ещё тише ответил Марко. - Прости...
- Может, лучше покончить с этой мелодрамой? - Дона Изадора решила взять всё в свои руки. - Такова воля нашей семьи. Короче говоря, мы хотим, чтобы вы оставили в покое моего сына.
Фернанде стоило большого труда не расплакаться.
- Вы, сеньора, воспитываете вашего сына не мужчиной... Нет, вы делаете из него дворецкого... - горько сказала она.
- Я привыкла спорить с людьми только моего круга, девочка, - язвительно улыбнулась дона Изадора. - Марко Антонио пока не готов жениться на ком бы то ни было, тем более на такой девице, - она взглянула на сына, словно хлыстом подогнала его.
- Мы должны расстаться, - послушно сказал Марко. - Ничего не поделаешь, Фернанда.
- Это всё, что ты можешь мне сказать, Марко? Больше ничего? - Фернанда ещё пыталась достучаться до сердца любимого.
- Мне кажется, чувства моего сына были выражены достаточно ясно, - сказала дона Изадора. - А это вам в качестве компенсации за напрасно потраченное время, - она вынула из сумки узкий жёлтый листок бумаги.
- Что это? - не поняла Фернанда.
- Чек. Забудьте о Марко Антонио и семье Вентурини.
Фернанду словно ударили по лицу. Теперь она уже не смогла сдержать слёз.
- Я знала, что ты трус, Марко... но не до такой же степени, - сказала она, решительно давая понять, что не возьмёт чек.
Дона Изадора взяла сына за руку, и они удалились.
- Когда-нибудь ты скажешь мне спасибо, сынок, - сказала она, когда они ехали домой. - И поймёшь, что Фернанду интересовало только твоё положение, а не любовь. Твой дедушка будет доволен.
Марко молчал. Больше всего на свете он не любил спорить.

0

8

Дока

Тысячи кафе, ресторанов и баров в огромном Сан-Паулу. Люди приходят сюда, как к себе домой, как в добрую дружескую компанию. И каждый бар, ресторан и кафе стараются, чтобы посетителям было здесь уютно, весело и приятно. И все стремятся хоть чем-нибудь отличаться от других.
Одно маленькое кафе в небогатом квартале по праву гордилось своим официантом. Весёлый, бесшабашный парень по имени Дока легко поднимал настроение любого самого мрачного посетителя.
- Как дела, сеньор Эмилио? Всё проблемы?
- Куда они денутся? - ответил посетитель, жёсткое лицо его было сурово. - Ты знаешь, какой сегодня день? А, Дока?
- Кто же не знает? Вторник, - весело ответил официант.
- Хватит морочить мне голову, сопляк! - разозлился посетитель. - Какое сегодня число, я спрашиваю.
- Мне кажется, сегодня восьмое... верно? Я так думаю, сеньор Эмилио, - отрапортовал Дока, шутовски отдавая по-военному честь.
- Ладно дурить, - смягчился Эмилио, - налей-ка мне стаканчик.
- Сию секунду, сеньор Эмилио. Знаете, что со мной происходит? Столько всего, что не знаю, что и делать...
- Все мы погрязли в проблемах... У тебя свои...
- Когда у меня возникает проблема, знаете, что я делаю? - понизив голос, сказал официант. - Я смотрю на портрет моего дедушки. Вы тоже дедушка, насколько я знаю...
- Допустим...
- И знаете, что происходит? Глаза моего дедушки говорят со мной, и знаете, что они мне говорят?
- Налей-ка ещё одну.
- Они говорят мне, что вы, сеньор, добрый человек и такой же бедный, как я... И что только бедняк может понять бедняка...
- Ну?
- Так вот. Богач, опуская руку в карман, что достаёт?
- Деньги, - догадался Эмилио.
- Кучу денег! - рассмеялся Дока. - А бедняк, опуская руку в карман, что там находит?
- Ничего! - опять догадался Эмилио.
- Вы меня понимаете! - радостно сказал Дока.
- Знаешь, парень, тебе бы в театре работать! В пьесе играть под названием «Ромео и Джульета». Ты что же, решил, что я совсем идиот? Где деньги за квартиру за этот месяц? - разозлился Эмилио.
- Завтра, сеньор Эмилио. Завтра ваш карман наполнится радостным шелестом.
Эмилио допил свой стакан и ушёл.
Довольный тем, что ему удалось оттянуть срок платы, Дока прямо подпрыгнул на месте и чуть не сбил с ног красавицу, вошедшую в кафе.
- Мне, пожалуйста, сэндвич с сыром и кофе с молоком, - сказала красавица.
- Один с сыром, быстро. Что ты там копаешься? - засуетился Дока.
Девушка явно понравилась ему. Он даже запел песенку,  чтобы привлечь её внимание.
Наконец сэндвич был готов.
- Прошу, мадам! Всё в порядке?
- Годится, - ответила красавица.
- Ты новенькая в нашем квартале? - присел Дока на свободный стул.
- А что? - девушка кокетливо поправила волосы.
- Чем больше новых людей, тем лучше. Разве не так? И вот ещё что. В следующий раз ты не будешь есть сэндвич с сыром, я предложу тебе кое-что получше. - Дока подмигнул красавице.
- И ты платишь? - красавица явно принимала приглашение.
- Возможно, всё зависит от тебя, - расплылся Дока, но взглянул на дверь, и улыбка сползла с его лица.
Он уже совсем забыл о красавице и бросился навстречу другой девушке, которая как раз входила в кафе.
- Зачем ты пришла? В чём дело? Ты что, не понимаешь, у меня посетители? Что за дела? - Дока взял под руку входившую девушку и поспешно вывел на улицу.
- Ты обхаживал эту девицу! Опять за старое? - вырвала свою руку та.
- Обхаживал? Как это обхаживал? Я работаю, - возмутился Дока.
- Если ты хоть пальцем дотронешься до Эулалии, я об этом узнаю! - не унималась девушка.
- Господи, да что с тобой? Что за дела? Ты думаешь, у меня только женщины на уме?
- Не морочь мне голову!
Но Дока не дал ей договорить. Он обнял её и поцеловал.
- Дока, ты что? Прямо на улице.
- Когда я прикасаюсь к тебе, я весь дрожу. Я тебя обожаю. - Дока снова поцеловал её.
Девушка не могла устоять.
- Дока, а может, зайдёшь к нам попозже, мама не будет против, - тихо спросила она после долгого поцелуя.
- Конечно, зайду. У нас будет, чем заняться вечером... Мы ляжем с тобой в кроватку? Или тебе больше нравится на полу? - шепнул он игриво.
- Дока, люди идут, - рассмеялась девушка.
- Да? - наигранно удивился Дока и снова поцеловал девушку.
Вот такой он был весёлый и бесшабашный, этот Дока, и небольшое кафе очень гордилось своим официантом.

Дон Лазаро

Огромная вилла семьи Веитурини была хорошо известна всем жителям города. Утопающее в зелени белоснежное здание выходило фасадом прямо на океанский простор. Десятки слуг содержали виллу в образцовом порядке: убирали, мыли, красили, подстригали деревья, выращивали цветы, чистили бассейн, чтобы в нём всегда была изумрудно-кристальная чистая вода. Хозяева виллы, впрочем, относились ко всем этим благам как к чему-то привычному, раз навсегда заведённому.
Виллу построил самый старый и самый уважаемый глава семьи - дон Лазаро. Он строил её в расчёте на большую семью, и расчёты его почти оправдались.
Дон Лазаро был крепким и властным человеком. Несмотря на возраст, он был бодр, полон сил и цепко держал в руках все родственные и деловые нити. Семейная фирма «Дизайнерс Вентурини» процветала. Дед разрабатывал стратегическую линию, а его сын Клаудио вместе с компаньонами занимался тактикой.
Клаудио, в отличие от отца, был мягким и нерешительным человеком. Тысячи сомнений терзали его сердце.
Вот и сейчас он делился с отцом своими смутными подозрениями.
- Почему ты думаешь, что он убил свою жену? - дон Лазаро раскурил сигару.
- Потому что Рикардо холодный и расчётливый человек, отец, - Клаудио грустно покачал головой.
- Но это ещё ничего не значит. Доказательства. Доказательства. Вот, что нужно. У тебя они есть?
- Конечно, нет, отец. Доказательств нет даже у полиции. К тому же он, наверное, всё хорошо подготовил.
Речь шла о Рикардо Миранде, компаньоне Клаудио по фирме «Дизайнерс Вентурини».
- Да, но Марсела, его жена, была невыносимой женщиной, - сказал отец.
- Это не оправдывает преступления.
- Ты говоришь о преступлении, сынок? Но ведь тело Марселы так и не было найдено. Водолазы обшарили тот район, но ничего там не нашли.
- Когда-нибудь он выдаст себя, и тогда мы с ним покончим, - сказал Клаудио, вставая. - Я еду в центр электронной графики. Хочу посмотреть, как продвигается дело с проектом для братьев Велозо.
- Да, да, конечно. Я придаю большое значение этому проекту.
- К вечеру я буду дома. - Клаудио шагнул к двери, но вдруг остановился и схватился за сердце.
- Что, сынок? - дон Лазаро приподнялся в кресле.
- Ничего, уже прошло, кольнуло чуть-чуть. - Он достал ампулу с таблетками.
- Ты уже знаешь, что мой внук и твой сын наконец-то порвал с той девицей? - спросил дон Лазаро, успокоившись.
- Да, знаю. Изадора мне говорила. - Клаудио проглотил таблетки.
- Изадора хорошая женщина. Сильная. Непреклонная. Это на пользу семье.
Оставшись один, дон Лазаро стал думать над тем, что со¬общил ему сын. Было бы совсем неплохо избавиться от компаньона. Тем более этот Рикардо... Очень неприятный человек.
- Порфирио, - позвал дон Лазаро слугу.
- Да, сеньор. - Порфирио куда больше пошло бы быть хозяином, а не слугой. Столько в нём было степенности и высокомерия.
- Порфирио... Если бы я попросил, ты бы мог убить Рикардо? - с улыбкой спросил дон Лазаро.
- Дон Лазаро... убить бы его, конечно, стоило... но... в наши дни подобные вещи... - менторским тоном ответил Порфирио.
- Я спрашиваю, ты убил бы его? - дона Лазаро раздражал его напыщенный слуга.
- Если бы вы приказали, да, - с достоинством ответил Порфирио.
Дон Лазаро рассмеялся.
- Нет, Порфирио, ты на такое не способен. Нервы... У тебя есть один серьёзный недостаток. Ты слишком нервный человек, слишком возбудимый, - он явно издевался над слугой.
- Не всегда, дон Лазаро. Нервы у меня есть, но головы я не теряю. Я очень хорошо умею себя контролировать, - не понял издёвки Порфирио.
- Головы не теряешь? А она есть у тебя, голова-то? - удивился дон Лазаро.
- И неплохая. К вашим услугам, сеньор, - поклонился Порфирио.
- Да, скажи этой девчонке, пусть позовёт Андре, я хочу с ним поговорить.
Когда слуга ушёл, дон Лазаро снова задумался о своём сыне, о его жене и о компаньоне.
- Рикардо Миранда. С ним необходимо покончить! - заключил он.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:10)

0

9

Рикардо

Рикардо Миранда пришёл в свой офис не в самом лучшем расположении духа. Он только что вернулся от доны Изадоры, а каждая встреча с этой дамой была для него сущим наказанием. Её муж Клаудио тоже не пылал любовью к Рикардо. Но они были компаньонами, и им приходилось общаться.
Впрочем, настроение Рикардо заметно улучшилось, когда он увидел на привычном месте свою секретаршу Бианку. Уж очень хороша она была. Да и на шефа смотрела весьма благосклонно.
- Отправьте это письмо доктору Рейнальдо Вейга. Сегодня же, если можно, - начал Рикардо деловито, когда секретарша вошла в его кабинет.
- Конечно, всё будет сделано. Это всё? - Бианка записала задание в блокнот.
- Нет, подождите, присядьте, - перешёл на менее официальный тон Рикардо. - Когда я был молодым, во всех американских фильмах секретарши сидели перед своим начальником скрестив ноги.
Бианка внимательно посмотрела в глаза шефу:
- Хотите, чтобы я скрестила ноги?
- Это всегда так приятно для глаз, - улыбнулся Рикардо.
Бианка села в кресло и элегантно скрестила ноги. Взгляда от Рикардо она не отводила.
- Бианка, вы бы поехали в Европу с моей дочерью Жесикой? - Рикардо сам отвёл взгляд. Даже его смутила податливость Бианки.
- Конечно, с удовольствием. Вы, наверно, хотите сказать, что с ней не слишком легко.
- Да, вот именно. Жесика - главная моя забота. Она ещё слишком молода и пока не нашла себя в жизни, ей нравится всё новое, а в её возрасте это опасно.
- Хотите знать моё мнение? Мне кажется, что вы слишком её опекаете.
- Вы очень наблюдательны, Бианка. Я действительно хочу быть для неё всем и сделать так, чтобы она была счастлива, и она будет счастлива. Я сейчас думаю об этом путешествии, но вы должны мне гарантировать, что не позволите никому приблизиться к моей дочери.
- Рикардо, как я могу это гарантировать? У Жесики сложный характер, вам понадобятся три Бианки, чтобы держать её под контролем.
- Не преувеличивайте, дорогая, - рассмеялся Рикардо. - Вы очень сильная женщина, - Рикардо вышел из-за стола и приблизился к Бианке. Она смотрела на него снизу вверх. Рикардо дотронулся пальцем до её подбородка, и голова Бианки послушно двинулась навстречу губам Рикардо...
Звонок телефона прервал это движение.

Клаудио

На вилле Вентурини тоже раздался телефонный звонок. Известие, которое сообщили дону Лазаро и Изадоре, было словно гром среди ясного неба. Уже через полчаса семья была в клинике.
В коридоре их догнал Рикардо.
- Что слышно? - спросил он Изадору.
- У него инсульт. Он очень плох. - Изадора была бледна.
- О Господи, какое горе! - воскликнул Рикардо.
- Прекрати ты, идиот! - прошипела Изадора. - Все кругом знают, что ты ненавидишь Клаудио!
- Не будь дурой, - так же тихо ответил Рикардо. - Я приехал узнать, может, вам что-то нужно. Больше ничего.
- Убирайся отсюда! Не лицемерь! - Изадора вышла из себя. Она была готова растерзать Рикардо.
Но в этот момент к ним подошла медсестра.
- Вы дона Изадора? - спросила она. - Жена Клаудио Вентурини?
- Как он?
- Я думаю, вам лучше пойти к нему, - ответила сестра печально.
Клаудио лежал на койке, окружённый врачами и сёстрами. Прибор, фиксирующий пульс, прерывисто пищал.
- Подойдите поближе, кажется, он хочет вам что-то сказать, - подозвала сестра.
Изадора склонилась к самому лицу мужа:
- Что, милый?
Клаудио с трудом разлепил синие губы.
- Я всё знаю... Я ненавижу тебя, Изадора, - еле слышно прошептал он.
Глаза его вдруг закатились и застыли. Он сильно выдохнул и откинул голову. Прибор запищал на одной ноте - сердце Клаудио не билось...
- Он умер!!! Он... он нас покинул, дон Лазаро! Клаудио ушёл от нас! Что мне теперь делать?! - закричала Изадора. - Андре, что же теперь?!
Третий компаньон «Дизайнерс Вентурини» опустил голову.
- Успокойся, Изадора, успокойся, - сказал он срывающимся голосом. - Ему теперь ничем не поможешь.

Фернанда

Фернанда никак не могла прийти в себя после унизительного разговора. Краска жгучего стыда заливала её щёки, как только она вспоминала о нём. И, хотя Фернанда не очень любила свой убогий дом в бедном квартале, она боялась сейчас выходить на улицу. Ей казалось - все узнают о её позоре и будут тыкать в неё пальцами.
Мать Фернанды Беренисе очень сильно переживала за дочку. Девочка совсем не заслуживала такого отношения. Ночью мать услышала, как всхлипывает её дочь. Она встала и тихо подошла к ней.
- Не можешь уснуть? - ласково спросила она. - Господи, Фернанда! За то, как эта женщина обошлась с тобой, её убить мало!
Фернанда молча смотрела в потолок.
- Ты любила этого парня?
- Не знаю... Мне кажется, я привязалась к нему. Конечно, я знала, что он во всём слушается мать... Самое невероятное, что он ни словом не возразил ей... Нет, он просто сидел и слушал... - Губы у Фернанды задрожали.
- Доченька, Фернанда, забудь ты его. Зачем он тебе? - мать гладила дочь по голове.
- Знаешь, я редко бывала с Марко наедине, но в такие мгновения он мне нравился, правда. Он меня любил... - Фернанда снова всхлипнула.
- А его сестра? Она какая? - перевела разговор Беренисе.
- Она совершенно другая, делает что хочет, никого не слушает...
- Наверное, мать её избаловала.
- Наверно, она перечит всем в доме, включая деда, который у них там самый главный... Изадора хотела откупиться от меня, представляешь? - снова вспомнила Фернанда.
- Ты мне об этом не говорила, - удивилась мать.
- «А это вам в качестве компенсации за напрасно потраченное время», - передразнила Фернанда Изадору. - Всё-таки какая стерва!
- Может быть, тебе надо было взять этот чек? - сказала Беренисе.
- Мама, ты что?! Я бы ничего и никогда не приняла от этой семьи!
- Да, наверно, ты права. Знаешь, я этого так не оставлю! Я им покажу!
- Брось, мама, что ты можешь сделать?
- Не знаю, - сказала Беренисе, - но эта женщина мне заплатит. А теперь спи, дочка, забудь обо всём.
Беренисе вернулась в свою спальню. Она представила, какой мог бы быть разговор, если бы её муж был дома.
«Ну, что там? - спросил бы муж».
«Представляешь, эта женщина предлагала ей чек».
«Ну? И она не взяла?»
«Наша девочка слишком гордая, чтобы брать подачки».
«Гордая! А ты что, можешь из этой гордости обед приготовить?»
Отец Фернанды сидел в тюрьме за мелкую кражу, но и на свободе семьёй он занимался мало. Больше любил выпить с друзьями.
Совсем другое дело дедушка Фернанды дон Эмилио. Он принимал в делах семьи самое живое участие. Он собирал квартирную плату с самых закоренелых неплательщиков, он старался сэкономить на всём, старался хоть что-то подзаработать. И конечно, очень любил свою внучку. Он тоже знал, какая беда случилась с нею. Но не тратил попусту время на утешения. Он знал, как помочь своей внучке.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:15)

0

10

Ана

Похороны Клаудио прошли спокойно, если не считать, что Рикардо и Изадора снова повздорили. Впрочем, никто не обратил на это внимания.
А после похорон все опять занялись своими делами, словно никто и не умирал. Жизнь продолжалась, но иногда она была весьма жестокой.
- Проходите, садитесь, - сказала Изадора вошедшей девушке.
Пока та шла к креслу и усаживалась, Изадора внимательно наблюдала за ней. Нет, она не ошиблась, пригласив эту красотку. Ноги, грудь, бёдра, лицо и волосы - просто звезда экрана.
- Ана Мария Батиста? - спросила Изадора.
- Да, - ответила девушка.
- Чем вы занимаетесь?
- Я была профессиональной моделью, - замявшись ответила Ана.
- Вам нужна работа?
- Да, очень.
- Тогда говори мне всю правду, - перешла на «ты» Изадора. - Чем ты занимаешься сейчас?
- Я снимаюсь для журналов... В телерекламе...
- Неправда. Или ты будешь откровенна, или я не смогу тебе помочь. Ну?
Девушка опустила голову и молчала.
- Ты дорогостоящая проститутка, да? - грубо спросила Изадора.
- Да, - еле слышно ответила девушка.
- Ну вот это совсем другой разговор. Я смогу тебе помочь. Посмотри на эту фотографию. Вот человек, с которым тебе придётся... м-м-м... работать.
Изадора достала из стола и положила перед Аной фотокарточку Рикардо.

Дон Лазаро

Старик вызвал своих внуков в кабинет и, усадив, начал говорить:
- Я буду краток. Мне просто нужно кое-что вам сообщить.
- Вы не были на похоронах, - сказала Виториа.
Девушка держалась независимо, и это очень нравилось деду.
- Покойникам это уже всё равно. Марко Антонио... Виториа... Я хочу, чтобы вы знали, что вы двое - мои единственные наследники.
- Подождите, дедушка. Может быть, я не так поняла, разве мама - не наследница отца? - удивилась Виториа.
- Ваш отец унаследовал бы состояние, но умер раньше меня.
- Вы не любите маму, - грустно заметил Марко.
- Это не имеет отношения к делу, - жёстко сказал дон Лазаро.
- Ну и что? Что это значит? - спросила Виториа.
- Это значит, что разговор закончен.
- Знаете, дедушка, у нас в доме сложилась какая-то странная обстановка, и я разберусь, в чём тут дело, - с вызовом сказала Виториа и повернулась к брату.
- Пойдём, тюфяк.
- Порфирио, - позвал дон Лазаро слугу, когда внуки ушли. - Прощу тебя, мне нужно отправить телеграмму в Париж.
- Можете диктовать, - Порфирио приготовил блокнот и ручку.
- На имя Валентины Вентурини. «Клаудио умер... И ты мне нужна... Лазаро».
- Можно мне спросить, дон Лазаро? Кто эта Валентина? Член вашей семьи?
- Ты слишком любопытен, Порфирио. Валентина Вентурини - моя сестра, - сказал дон Лазаро и улыбнулся.
Улыбка эта таила какую-то угрозу.

Рикардо

Посетителей в офисе было много, но первым вошёл Фелипе.
- Они уже знают, что это был я, - прямо с порога заявил он.
- Что знают? Кто они? Ты можешь выражаться яснее? - Рикардо был невозмутим.
- На бирже. Все знают, что я передал тебе ту информацию. Ты не должен был продавать акции. Я просил тебя подождать два дня.
- Через два дня акции бы упали в цене, - сказал Рикардо.
- Это было глупо. Теперь я пропал, - Фелипе упал в кресло и опустил голову.
- Фелипе, тебя что, одного купили на этой бирже? - усмехнулся Рикардо.
- Я не продаюсь! - закричал Фелипе.
- Хорошо, хорошо. Успокойся.
- На этот раз дела действительно плохи. Они собираются пожертвовать чьей-то головой. Угадай, чья это будет голова? - Фелипе горько усмехнулся.
- А что такого, если ты уйдёшь с биржи? У тебя есть деньги...
- Подожди, Рикардо, - перебил Фелипе, - я бы хотел рассчитывать на твои связи.
- Почему на мои? - удивился Рикардо.
- Потому что всё случилось из-за тебя! - Фелипе опять занервничал.
- Нет! - Рикардо ударил кулаком по столу. - Это не я к тебе обратился - ведь ты сам пришёл ко мне и предложил свои услуги.
Фелипе сник.
- Ладно, оставим это. Я просто очень переживаю. Я не хотел с тобой ссориться.
Рикардо вышел из-за стола и положил руку на плечо Фелипе:
- Успокойся. Ничего не случится, тебя не выгонят с биржи, всё будет в порядке, поверь мне.
- А если нет? - Фелипе умоляюще смотрел на Рикардо.
- Знаешь, в чём твоя проблема, Фелипе? - рассмеялся Рикардо. - Ты страшный пессимист.
Следующей посетительницей была Ана.
Рикардо сразу же оценил её красоту, но не подал виду. Наоборот, он был сух и деловит.
- У вас рекомендательное письмо от доны Изадоры?
- Да, вот оно, - Ана склонилась над столом, и Рикардо увидел совсем близко её откровенное декольте.
- Вы хотите у нас работать? - спросил он.
- Да, сеньор, - голос девушки звучал бархатно и нежно.
- А что вы умеете делать?
- Знаете, я была фотомоделью. Может, я могу быть вам чем-нибудь полезной? - сделала Ана ударение на «вам».
- Каким образом? - Рикарда сделал вид, что не обратил на это внимания.
- Это только вы можете решить.
- Хорошо, оставьте ваш телефон, - Рикардо нажал кнопку селектора и спросил Бианку: - Кто следующий?
- Сеньор Рикардо, - ответила Бианка. - Только что звонили из дома. Плохие новости - Жесика пропала.

Фелипе

Домой Фелипе вернулся совершенно разбитым. Разговор с Рикардо не успокоил его - наоборот, Фелипе понял, как легко можно потерять друзей. Он поцеловал дочь и заперся в кабинете.
- Отец заперся в кабинете, Жоао, - встревоженно сообщила Патрисиа брату.
- Странно, он никогда не оставался дома после обеда, - удивился брат.
- Кто знает, Жоао? Я никогда его таким не видела.
- Наверное, получил меньше одного процента в этом месяце. Это действительно беда, - пошутил Жоао.
- Тебе всё трынь-трава! - воскликнула Патрисиа.
- Кто играет на бирже, тот постоянно рискует!
Хуже всего то, что он ничего не рассказывает. - Патрисиа не выдержала и пошла к отцу.
- Папа, нам надо поговорить. Можно?
- Конечно.
- Тоща я позову Жоао. Ладно?
- Только недолго, а то у меня встреча, - сказал Жоао, входя в кабинет.
- Что происходит, отец? - перебила брата Патрисиа.
- Небольшие проблемы. Я не могу вам всего объяснить. Я бы хотел, чтобы вы экономили деньги, тратили поменьше, нам необходимо сократить расходы.
- Опять? - недовольно скривился Жоао.
- Что значит «опять»? - напустилась на него Патрисиа. - Ты самый главный бездельник в этом доме. Не учишься, не работаешь. Ничего не делаешь!
- Как только падает курс акций, ты набрасываешься на меня! - рассмеялся Жоао.
- Подожди, Жоао, - опять перебила его сестра. - Дела плохи, папа?
- Всё может случиться.
- Это всё? Я могу идти? - нетерпеливо посмотрел на часы Жоао.
- Да, это всё. Иди, проваливай с глаз моих, - обиделся отец.
- Я ухожу. Пока. - И брат, помахав рукой, выскользнул за дверь.
Дочь и отец остались одни.
- Что происходит, папа, скажи мне. - Патрисиа прижалась к отцу.
- Дочка, - не сразу ответил отец, - ты слышала о человеке по имени Рикардо Миранда?
- Ты время от времени упоминаешь это имя... А что?
- Наше будущее зависит от него.

Дока

Взяв на два дня отпуск, Дока съездил в родную деревню. Ах, как он там отдохнул! Мать и бабушка так кормили его, так обхаживали. Конечно, интересовались жизнью в Сан-Паулу. И он пообещал забрать их когда-нибудь в этот огромный город. Вот только деньжат накопит. А в кафе всё было по-прежнему - сэндвичи, кофе, посетители.
- Ты знаешь, что у меня есть внучка, - говорил старик Эмилио Доке, но тот слушал его вполуха.
- Нет, я не знал.
- У неё скоро должна быть помолвка...
- Да? Поздравляю! - Дока выключил кофемолку.
- Да ты послушай... Они расстались с её женихом.
- Сочувствую. И ей, и жениху, - улыбнулся Дока.
- Нет, я серьёзно, парень.
- Хорошо, тогда говорите... - Дока выключил кофемолку, он любил серьёзные истории.
- Она теперь сидит дома. Грустная, опечаленная. Первая любовь, ты понимаешь, Дока? Вот я и хочу, чтобы ты зашёл к нам как-нибудь поговорить с ней, развлечь немного... Понимаешь? Ты согласен?
- Я? А почему я? - опешил Дока.
- Ты весёлый, симпатичный, язык у тебя подвешен. Я хочу, чтобы она забыла уже об этой дурацкой истории и жила нормально...
- А она какая?
- Как это «какая»?
- Страшная, красивая, какая?
- А тебе не всё равно?
- Да, мне не всё равно, сеньор Эмилио. Вы меня простите, но если парень бросает девушку, значит, у неё внешность не того...
- Я не желаю этого слушать... - воскликнул Эмилио. - Неужели ты такой бесчувственный? Я-то думал, у тебя есть сердце. О Господи. Какая разница, высокая девушка или маленькая, красивая или некрасивая, толстая или тощая... разве это важно? - Он весь кипел негодованием.
- Неважно, если она ваша внучка, - успокоил его Дока.
- Вот это правильно сказано. И хорошо, что ты понимаешь, я не прошу тебя приходить ко мне и пудрить ей мозги. Я требую, чтобы в моём доме ты вёл себя достойным образом.
- Хорошо. И какие будут премиальные?
- Премиальные? - не понял старик.
- Ну, я приду к вам, буду с ней разговаривать, а что мне с этого будет?
- Ну, например, если ты задержишь плату за квартиру на месяц... вернее, нет, на месяц даже не думай, но если ты задержишь плату на три-четыре дня, у меня хватит терпения не выкинуть тебя на улицу...
- Знаете, как это называется? Шантаж, - на ухо Эмилио сказал Дока.
- Неважно... Ты согласен или нет? Дока, она девушка простая, послушай, она симпатичная, добрая, а потом я хочу, чтобы радость вернулась в наш дом, только и всего... Ну?
- Ладно, приду, - вздохнул Дока. - Вы страшный человек, сеньор Эмилио.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:22)

0

11

Рикардо

В комнате Жесики даже не была расстелена постель.
- Вот видите! - закричал Рикардо на Анжелину. - Она не ночевала дома! Неужели никто не обратил на это внимания?
- Но вечером она была здесь, - слабо оправдывалась служанка. - Мы думали, она отправилась спать.
- Подругам звонили?
- Да, мы обзвонили всех её подруг. Близких и даже просто знакомых - девочки у них не было.
- Что тогда? Куда она подевалась?
- Не знаю, сеньор. Ума не приложу.
- Ищите её, где хотите! Но чтобы завтра моя дочь была дома! Иначе вы все будете уволены! - Рикардо вышел и захлопнул дверь.
Такого удара он не ожидал. Жесика была своевольной девочкой, но она всегда советовалась с отцом. Никогда бы она не сделала ничего такого, что Рикардо могло бы не понравиться.
Правда, в последнее время она пыталась о чём-то поговорить с отцом, несколько раз даже спрашивала, когда у него будет свободный час для неё. Но как раз этого свободного часа у Рикардо и не было. Дела на фирме, смерть Клаудио, эта мегера Изадора, дон Лазаро, Фелипе, любовницы - все словно вцепились в него, ни минуты продыха.
Но и это ещё ничего не объясняет. Ведь девочка могла быть и понастойчивее.
Рикардо вдруг понял, что уже давно не обращал внимания на дочь. Он сейчас даже и лица её не мог вспомнить отчётливо. Неужели он так замотался?
Он только сейчас вспомнил, что его Жесика не такая уж и маленькая девочка. Да-да, она ведь уже вполне сложившаяся девушка. Может быть, у неё появился парень?
- Анжелина! - позвал он служанку.
- Да, сеньор.
- А не появился у Жесики какой-нибудь парень? - смущаясь своего вопроса, сказал Рикардо.
- Может быть, сеньор, но я этого не заметила.
- Хорошо, иди. Это я так.
Анжелина пошла было к двери, но вдруг остановилась:
- Постойте, сеньор, может быть, это и не связано с вашей дочерью...
- Говори!
- Вчера с конюшни пропал работник, Жоао. Простой парень, но такое совпадение...
- Сейчас же послать на конюшню и всё разузнать.
Анжелина поспешно вышла.
«Нет, ерунда, - подумал Рикардо. - Моя дочь не могла спутаться с конюхом».

Изадора

Говорить со своим тестем было для неё занятием не из приятных, но необходимых. Старик держал всё в своих руках и судьбы всех в доме зависели от него. А он явно что-то замышлял. Изадоре это надо было знать первой.
- Никак не могу с этим смириться. Клаудио был ещё так молод. Этот дом опустел без него, - Изадора подала старику огня.
- Да, мне очень плохо, Изадора. Невыносимо тяжело. - Дон Лазаро раскурил сигару. - Клаудио был моим единственным сыном. Но больше всего на свете я ненавижу лицемерие, - вдруг добавил он.
- Дон Лазаро... - опешила Изадора.
- Ты не слишком любила Клаудио, - дон Лазаро смотрел ей прямо в глаза.
- Это неправда...
- Ты думаешь, я ничего не вижу? Я немало встречал мошенников, лицемеров и предателей на своём веку!
- Я не понимаю, о чём вы говорите, - совсем растерялась Изадора.
- Правда, не понимаешь? - улыбнулся старик.
- Я знаю, что вы так говорите потому, что недавно потеряли сына. Но и я потеряла мужа, отца моих детей! Вы думаете, я притворяюсь? - Изадора всхлипнула и утерла платком сухие глаза.
- Мне очень тяжело, - сказал старик. - Я не хочу ни с кем говорить, тем более с тобой. Уходи. - И дон Лазаро отвернулся.
- Но почему, дон Лазаро?! Я всегда была хорошей матерью, хорошей женой! - воскликнула Изадора.
- Оставь меня в покое. Я хочу побыть один. Такому старику, как я, нелегко пережить смерть сына. Нелегко. Оставь свои вопросы до другого дня, - и старик с ожесточением раздавил в пепельнице сигару.

Валентина

Телеграмма от дона Лазаро заставила Валентину срочно собраться, взять билет на самолёт и, отдав необходимые распоряжения, вылететь в Бразилию.
С братом она не виделась уже несколько лет. Что побудило, его вызвать её к себе? Дона Валентина знала, что Клаудио умер. С его смертью расстановка сил в доме резко менялась. Изадора, которую раньше племянник прикрывал, теперь оставалась беззащитной. Валентина, как и брат, Изадору недолюбливала. Впрочем, это самое мягкое определение отношения Валентины к Изадоре.
Очевидно, брат вызвал Валентину, чтобы поставить Изадору на место, и это место будет самым скромным в доме.
Дона Валентина, живя в Париже, прекрасно усвоила одно правило - женщине столько лет, на сколько она выглядит. А выглядела Валентина прекрасно. Массаж, аэробика, дорогие косметологи, модные портные - всё это сделало своё дело. Теперь Валентина была женщиной «без возраста». Посторонний человек, попытавшись определить года доны Валентины, сказал бы неуверенно - от тридцати до шестидесяти. Истина была где-то посередине.
Полёт прошёл прекрасно. В аэропорту её встретили. Пока грузили багаж в машину, Валентина вышла на площадь перед зданием аэропорта, залитую солнцем, шумную, пёструю, суетящуюся, вдохнула полной грудью опьяняющий южный воздух и с улыбкой произнесла:
- Опять в звериное логово!

Дока

Дока от сытости не мог пошевелиться.
- Господи, накормили, как принца.
- Принцы не чавкают, как ты, - улыбнулась Фернанда.
- Оттого что тебе дали от ворот поворот, ты теперь на меня бросаешься? - Дока еле шевелил языком.
- Проклятый старик! Никак не может держать язык за зубами!
- Слушай, принцесса, я не понимаю, что ты так разволновалась? - Дока был в благодушном настроении.
- Просто я не люблю, когда лезут в мою жизнь.
- Если твой поезд вдруг ушёл, тебе просто надо садиться в другой. Была у меня подружка, порядочная дура, ну я и решил найти себе другую, поумнее. И знаешь, что случилось? Ты не представляешь, вся её семейка сбежалась мне мстить. Её брат хотел вырвать у меня печень, отец - ноги мне повыдёргивать... - Дока расхохотался.
- Послушай, давай пей свой кофе и убирайся отсюда, хорошо?
- Ты слишком нервничаешь. Я знаю хорошее средство от нервов.
- Какое?
- Поцелуй в губы, - Дока встал, взял Фернанду за талию и притянул её к себе.
Опасения Доки оказались напрасными. Девчонка была хороша - стройная, большеглазая, с шелковистыми вьющимися волосами, нежной персиковой кожей, она казалась пришелицей из другого мира в этом убогом доме. Доке казалось, что дело на мази, девчонка будет его.
Но Фернанда вдруг с неимоверной ловкостью вывернулась из его рук и закричала так, что Дока чуть не оглох:
- Убирайся отсюда, нахал!
- Ладно, успокойся.
- Убирайся вон!
Дед Эмилио подслушивал, конечно, и теперь понял, что затея его провалилась. Надо было спасать положение.
- Что случилось? Что за скандал, Фернанда? - влетел он в комнату.
- Дедушка, ты безответственный человек.
- Я?
- Ты тоже уходи! - Фернанда упала на кровать и разрыдалась.

Жесика

Жесику и Жоао нашли на ранчо Пирассунунга. Рикардо сам руководил операцией. И всё прошло прекрасно. Через несколько часов Фаусто привёз Жесику домой.
Она была заплаканной и мрачной.
- А что с этим негодяем? - спросил Рикардо у Фаусто.
- Он не негодяй! - воскликнула Жесика.
- Мы его вывели из игры, сеньор. Сомневаюсь, что он ещё раз попытается... - услужливо сказал Фаусто.
- Хорошо, можешь идти, - отпустил он слугу и обернулся к дочери. - Ты хочешь убить своего отца?
- Ты знаешь, что они сделали? Они чуть не убили Жоао, - воскликнула Жесика. - Так ты поступил и с матерью? - добавила она тихо.
- Последний раз прощаю тебе подобную глупость. В следующий раз отправлю тебя в колледж, в Швейцарию, - еле сдержал себя Рикардо.
- Уже поздно, папа, - с улыбкой сказала Жесика.
- Поздно? - не понял Рикардо. - Что ты хочешь сказать?
- Что я вышла замуж за Жоао, - воскликнула Жесика.

Фелипе

Патрисиа уже несколько раз пыталась дозвониться Бето, пока не поняла, что её парень просто не хочет с ней разговаривать. Он бросил её. От обиды Патрисиа расплакалась.
- Он не мог так поступить, - сокрушалась она, - не мог.
- Он просто узнал, что твой отец мошенник, - сказал Жоао, - и что его выгнали с биржи.
- Подожди, дочка. Бето уехал, не попрощавшись с тобой? Господи, ведь была напечатана только одна небольшая заметка в газетах. Вернее в одной газете - для бизнесменов, - отец был немного пьян.
- Но эту газету все читают, папа, - сказала Патрисиа.
- Бог свидетель, я не хотел создавать вам никаких проблем, - сказал Фелипе.
- Он некомпетентный человек! Годится только для мошенничества, - закричал Жоао.
- Жоао! - пыталась остановить его Патрисиа.
- Тогда почему он не защищается? Почему не даст опровержение в газету?
- Ты что, не понимаешь, что он хочет избежать скандала!
- Не смеши меня, Патрисиа! Знаешь, что будет дальше? Мы все в этом деле завязнем... по горло!
У Фелипе теперь оставался один выход - ехать к Рикардо.
- К сожалению, доктор Рикардо на совещании... - остановила его Бианка, когда он влетел в приёмную.
- Он меня примет! - Фелипе оттолкнул Бианку и направился к кабинету.
- Прошу вас, доктор Фелипе. Мне придётся вызвать охранников, - пыталась остановить его Бианка, но он уже был в кабинете.
- Почему ты не хочешь со мной говорить?
- В чём дело, Фелипе? Тебе нужны деньги? - спросил Рикардо холодно.
- Ты большой друг Луиса Аугусто. Прошу тебя, Рикардо, поговори с ним.
- О чём, Фелипе?
- Рикардо, ты должен для меня это сделать, - Фелипе умоляюще смотрел на Рикардо.
- Должен? - удивился Рикардо.
- В противном случае ты можешь оказаться замешанным в этом деле, - тихо сказал Фелипе.
- Ты меня шантажируешь, - холодный огонёк мелькнул в глазах Рикардо.
- Мои дети ужасно страдают, Рикардо, - Фелипе чуть не плакал.
- Как мне больно видеть тебя в столь унизительном положении. До свидания.
Фелипе поплёлся к двери, но на самом пороге обернулся.
- Потом не жалуйся, - сказал он.
- Ты мне угрожаешь, Фелипе? Что ж, покажи свою силу, - расхохотался Рикардо.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:33)

0

12

Беренисе

Унижение Фернанды не давало покоя матери. Попытка Эмилио отвлечь девочку провалилась из-за этого бестолкового Доки. Надо же так - давать волю рукам! Бедная Фернанда!
Беренисе ночи не спала, придумывая, как отомстить Изадоре.
Даже на работе она стала рассеянной, и постоянная её клиентка Мими даже несколько раз вскрикнула от боли, когда Беренисе делала ей маникюр.
- Что с тобой? - спросила она.
- Ах, не спрашивайте, - вздохнула Беренисе.
- Ты всё о дочери?
- Да. Я бы многое дала, чтобы отомстить за неё.
- Да, Изадора должна поплатиться, - задумчиво сказала Мими.
- Но как я, бедная женщина, могу с ней поквитаться?
- Поквитаться с ней мечтаешь не только ты. Послушай, - вдруг переменила тему Мими, - а что это за парень... Дока, кажется?
- О, это просто какой-то вулкан на ровном месте! Говорун, весельчак, обаяшка!
- Интересно-интересно. Знаешь такую историю, когда миллионер взял с улицы простую девушку и сделал из неё леди? «Пигмалион» называется.
- Я не смотрю телевизор, - вздохнула Беренисе.
- Дело не в этом. А что, если мы устроим этой Изадоре то же самое, что она устроила твоей дочери. Заставим её Виторию влюбиться в бедняка?
- Это было бы здорово, но как это сделать?
- Вот я и подумала про твоего Доку. Он способный ученик, можно из него сделать джентльмена?
- Вы думаете, это может получиться? - искорка надежды мелькнула в глазах Беренисе.
- Я бы многое дала, чтобы это вышло, - сказала Мими.
- Да, но его надо приодеть, научить манерам, ведь он просто деревенщина...
- Считай, что расходы я беру на себя.
Сказано - сделано.
Эмилио поговорил с Докой и не встретил со стороны официанта особых возражений. Парню понравилось, что его будут одевать, умывать, причёсывать и к тому же платить за это деньги.
- Только тебе придётся влюбить в себя очень богатую девушку, - предупредил его Эмилио.
- Будь спокоен, старик, у богатых, как и у бедных, - все прелести расположены одинаково. Уж я сумею схватить вашу миллионершу за задницу!
- Кретин! - возмутилась Беренисе. - С такими выражениями тебе не влюбить в себя и портовую потаскуху.
- Обижаете, сеньора! Девчонки ходять за мной хвостом.
- Ну, смотри, если наделаешь таких же глупостей, какие ты наделал с Фернандой!.. - сказал Эмилио.
- Я буду сама учтивость. Считайте, что Виториа у вас в кармане!

Ана

Жесика, конечно, солгала, когда сказала, что вышла замуж. На следующий же день она созналась Анжелине, что просто хотела попугать отца. Рикардо успокоился, но решил утроить слежку за дочерью.
Опять навалилось много дел. Совсем некстати появилась в Сан-Паулу сестра дона Лазаро Валентина. Что-то недоброе замышлял старик.
Рикардо решил, что надо действовать. Зайдя в цветочную лавку, он купил огромную корзину красных роз и послал на виллу Вентурини. В записке, приложенной к цветам, он приветствовал дону Валентину и желал ей всяческих успехов.
Его слегка беспокоил Фелипе, но с этим слизняком он сумеет справиться. Никакой шантаж Рикардо не страшен. Правда, придётся повозиться с ним, но такова уж жизнь - не бывает в ней всё гладко.
Управившись с делами на фирме, ещё раз полюбовавшись на прекрасные ножки Бианки, Рикардо отправился домой.
Сегодня у него было лирическое настроение. Хотелось романтических приключений, хотелось в общество красивых женщин, хотелось ласки и любви.
Выпив коньяку, Рикардо уселся в любимое кресло и достал свою записную книжку. Здесь были телефоны тех, с кем Рикардо не раз проводил бурные ночи, полные страсти и неги.
Правда, все старые знакомства ему уже изрядно надоели, Рикардо хотелось чего-нибудь нового. И тут он вспомнил о странной посетительнице с рекомендательным письмом от Изадоры.
- Ана Мария... - сказал он вслух.
К телефону долго никто не подходил. Рикардо уже хотел положить трубку, но вдруг услышал:
- Алло.
- Добрый вечер, крошка, - сказал Рикардо.
- Аугусто, ты?
- Да, Ана, это я, - решил немного развлечься Рикардо.
- Куда же ты пропал?
- Я ездил в Китай, крошка. Искал там китаянку ростом в метр восемьдесят с тонкими пальцами.
- Ты? В Китай? - Ана стала догадываться, что говорит вовсе не с Аугусто. - Простите, кто это?
- А ты уже забыла, крошка? Тебе уже не нужна работа в нашей фирме?
- Сеньор Рикардо? Простите, я спутала вас...
- Со своим любовником? - рассмеялся Рикардо.
- Нет, он просто мой знакомый...
- А что ты делаешь сейчас? - спросил Рикардо. - Почему так долго не подходила к телефону?
- Я была в ванной, - сказала Ана.
- О, вода уже остыла и не сможет согреть твоего прекрасного тела.
- Я принимала душ.
- Может быть, мы сходим куда-нибудь? - сразу перешёл к делу Рикардо. Свидание казалось ему простым и сулящим требуемое завершение.
- Я согласна.
- Тогда я заеду за тобой через полчаса. Диктуй адрес.
В ресторане они заняли отдельный столик, и Рикардо заказал шампанское.
- Ну а теперь расскажи о себе, - попросил Рикардо. Ему не очень интересна была история Аны, просто он пытался проверить кое-какие свои соображения.
- ...И тогда отец решил открыть дело в Белоу Оризонти, но я решила остаться здесь. Честно говоря, мне незачем работать, отец присылает мне приличную сумму, но я не люблю бездельничать... Почему ты молчишь?
- Да вот впервые вижу человека, который так складно врёт, - сказал Рикардо с улыбкой.
- Я не лгу, с чего ты взял? - немного растерялась Ана.
- Крошка, я в этом деле собаку съел.
- Но я...
- У твоего отца нет никакого дела, скорее всего, нет и самого отца. У тебя ни гроша за душой, вот тебе и понадобилось заработать. Как ты получила диплом, через постель?
- Это уже слишком, - сказал Ана и резко поднялась.
- Ладно, прости, - остановил её Рикардо. - Пойдем лучше потанцуем.
Когда Рикардо довёз Ану до дома, он сказал как само собой разумеющееся:
- Поднимемся к тебе.
- Нет, - вдруг ответила Ана. - Сегодня нельзя.
- Э-э... - не сразу нашёлся Рикардо. - Ты меня не пускаешь?
- Нет. - Ана Мария вышла из машины. - Спокойной ночи.
- Но хоть позвонить мне можно?
- Я подумаю, - ответила Ана.
Она вошла в подъезд и оставила Рикардо одного в полной растерянности.
Да, вечер был полон романтизма... Чтоб она провалилась эта романтика!

Валентина

Изадора сама напросилась на разговор с Валентиной. Она чувствовала, что в доме сильно запахло её поражением, и попыталась спасти положение.
Начали говорить о Клаудио. Эта тема всё ещё была очень живой в доме.
- Это был такой удар, - говорила Изадора, - совсем молодой человек...
- Я никогда не верила, что ты любишь его по-настоящему, - вдруг сказала Валентина. - А вот я его очень любила. Кроме него, у меня никого не было.
- Вы никогда не одобряли его выбора. Но если бы вы захотели избавиться от меня, Клаудио ушёл бы вместе со мной.
- Да, он был наивным, - съязвила Валентина.
- Слушай, а ты никогда не боялась любить своего племянника за спиной дона Лазаро? - Изадора показала, что и у неё есть коготки.
- Мне кажется, брат догадывался об этом, - спокойно отпарировала Валентина.
Вошёл Порфирио и пригласил всех в гостиную, дон Лазаро собирается сообщить что-то важное всей семье.
Когда женщины вошли, все уже были в сборе. Пришёл даже Андре.
Дон Лазаро был очень торжествен. Дождавшись тишины, он произнёс громко и внятно:
- Завтра дона Валентина Вентурини займёт на фирме «Дизайнерс» место моего покойного сына Клаудио.
Выждав паузу и понаблюдав за реакцией домочадцев, дон Лазаро продолжил:
- Андре, я хочу, чтобы ту ввёл сестру в курс дела.
Изадора побледнела. Андре встал и поклонился.
- Я ничего не понимаю, - сказала вдруг Виториа. - Все знают, что место отца должна была занять мама.
- Виториа! - воскликнула Изадора.
- По-моему, ты вмешиваешься не в свои дела, - сказал дон Лазаро.
- Если это не мои дела, то зачем меня позвали?
- Виториа, ты ведёшь себя всё более дерзко! - сказал дон Лазаро.
- Но ведь вам это нравится.
- Ты ошибаешься.
- А вы ошибаетесь, если думаете, что мне нравится то, что происходит в этом доме. - Виториа встала и вышла.
Сцена потеряла торжественность. В глубине души Изадора поддерживала дочь.
Первый визит Валентины на фирму вышел не очень удачным. И всё из-за Энрике.
Брат Бианки в очередной раз пришёл просить сестру дать ему денег. У него вечно были какие-то истории с женщинами, он знакомился с ними, выдавая себя за богача. А это требовало пустить пыль в глаза, сводить в ресторан, на престижный концерт. Деньги. Весь обман строился только на них.
Бианка была терпелива к брату, но очень боялась, что Рикардо будет недоволен столь частыми посещениями закрытой фирмы посторонними людьми.
Вот и в этот раз Энрике уговорил сестру дать ему денег, поэтому весьма довольный собой шёл по коридорам фирмы. И тут увидел Валентину.
- О! Привет, красавица! - крикнул он.
- Это ты мне? - обернулась Валентина. - Ты здесь работаешь?
- А как же! На главном компьютере!
- И что ты хочешь?
- Тебя... - сделал выразительную паузу Энрике, - проводить. Куда прикажешь?
- Где здесь туалет?
- Туалет! С ума сойти! Пошли скорее! Как тебя зовут?
- А тебя?
- Энрике, моя радость!
- Ты уволен с завтрашнего дня, Энрике! - сказала Валентина.
- Ха! Здорово! Я и так здесь не работаю!
Валентину эта встреча ввергла в настоящее бешенство. Она устроила разнос секретаршам, Андре, охране, все бросились искать виновника, а Бианка испугалась не на шутку. Брат опять причинял ей столько хлопот.
Андре повёл Валентину по комнатам, и она выбрала для себя самую лучшую.
- Вот здесь будет мой кабинет, - сказала она.
- Простите, дона Валентина, мне тогда придётся поискать помещение для доны Изадоры, ведь этот кабинет был её.
- Надеюсь, ты с этим справишься, - сказала Валентина. - А теперь покажи мне фабрику.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:39)

0

13

Жоао

Проводить вечера дома рядом с постоянно мрачным и пьяным отцом стало для Патрисии невыносимо. Предательство Бето тоже не скрашивало одиночество, поэтому она решила, что забыться легче всего в веселье. И когда Жоао в очередной раз стал собираться на дискотеку, Патрисиа сказала:
- Я пойду с тобой.
Брат не слишком удивился, он и сам предлагал много раз отвлечься, завить горе верёвочкой. И они отправились в ресторан, где можно потанцевать и повеселиться.
Жоао ходил развлекаться, как на службу, он давно дал слово себе и своей семье, что обязательно женится на богатой девушке и заживёт безбедно. Патрисиа посмеивалась над братом, но он твёрдо стоял на своём.
В ресторане было шумно и суетно. Играла рок-группа, и молодёжь танцевала в лучах разноцветных прожекторов. Поначалу Патрисии очень не понравилось здесь. Несколько молодых парней совершенно откровенно разглядывали её. Но потом она вспомнила о Бето, и какое-то мстительное чувство заставило её ответить таким же откровенным взглядом одному красавчику. Тот пригласил её танцевать, и она вошла в круг веселящихся. Потом парень потерялся, но рядом оказался другой, а потом третий, Патрисиа совсем уже не обращала внимания, с кем она танцует, как будто хмель ударил ей в голову, хотя она не так уж много выпила.
Жоао тоже танцевал, но всё больше с беспокойством поглядывал на сестру.
Когда танец наконец кончился, он вывел её из круга танцплощадки и усадил за стол.
- О, Жоао, - сказала Патрисиа, - до чего же всё это мерзко! Уйдём отсюда. Я не могу больше видеть эти лица.
- Зачем же ты сюда приходила?
- Это было глупо с моей стороны, но не глупее, чем сидеть дома и смотреть на пьяного отца.
- Да уж, папаша подставил нас.
- Не смей так говорить, я не верю, что он мошенник. Его должен спасти Рикардо Миранда.
- Держи карман шире. Этот если и бросит утопающему спасательный круг, то из чугуна.
- Ты думаешь, отец не выкарабкается?
- Не знаю. Я знаю только одно: как только найду богатую невесту - женюсь.
- Тогда не упусти шанс, - сказала Патрисиа. - Знаешь, кто сидит вон за тем столом?
Она показала на двух девушек, оживлённо беседующих по другую сторону танцплощадки.
- Нет, не знаю. А кто это?
- Это Виториа со своей подругой.
- И кто она?
- Внучка хозяина «Дизайнерс Вентурини».
- Того самого Рикардо?
- Нет, Рикардо не хозяин, он только компаньон. А хозяин фирмы дон Лазаро. Виториа его внучка.
Жоао вскочил.
- Я попробую, - сказал он и пошёл к столу Витории.
- Позвольте присесть? - спросил он и наткнулся на холодный и презрительный взгляд.
- А разве мы вас приглашали? - спросила Виториа.
- Ну так пригласите, - не потерялся Жоао.
- Нет, не получится, - ответила Магда, подруга Витории.
- Погоди, Магда, узнаем, зачем этот Дон Жуан к нам пожаловал.
- Меня зовут не Жуан, а Жоао. Если позволите, я принесу мороженое, - попытался спасти положение Жоао.
- Но здесь есть официанты. Или вы тоже официант? - подруги рассмеялись.
Жоао неловко раскланялся и вернулся к Патрисии.
- Мимо, - сказал он.
- Тебя отвергли, бедняжка?
- Напрочь. Девочка с характером.
- Погоди, я сейчас. - Патрисиа встала и сама пошла к столику Витории.
- Привет, меня зовут Патрисиа. Мой брат - неплохой парень, но уж очень неуверенный в себе.
Виториа и Магда тоже представились.
- Да, - улыбнулась Виториа, - мы заметили, что он робкий.
- Может быть, я приглашу его сюда? - спросила Патрисиа.
- Конечно, мы его не прогоняли!
Так произошло это знакомство. И самое главное - оно имело продолжение.
Правда, Жоао тут же оказался у Витории под каблуком. Девушка повелевала им полностью и безраздельно. Но Жоао не перечил ей. Он терпел.
«Погоди, - думал он, - вот только поженимся! Ты у меня попляшешь».
А дело действительно двигалось к свадьбе. Так, во всяком случае, думал Жоао.

Андре

После визита Валентины на фирму сотрудники ещё долго обсуждали это событие. Кому-то понравилась властность Валентины, кто-то посчитал, что она настоящая стерва, но все сходились в одном - эта женщина наделает здесь шума.
Андре тоже был озабочен визитом Валентины, но его больше всего волновало другое - изменится ли его собственное положение на фирме с приходом сестры дона Лазаро. И ещё одна вещь не давала ему покоя. Но этим он мог поделиться только с одним человеком.
Убедившись, что его никто не подслушивает, Андре поднял трубку, набрал номер и сказал:
- Мне срочно надо увидеться с тобой. Давай на старом месте. Через час ты сможешь?
Андре прибыл на место раньше, и ему пришлось провести в ожидании назначенного свидания минут двадцать. Как только дверь отворилась, он бросился навстречу и заключил вошедшую в крепкие объятия.
Это была Изадора.
Губы их слились в долгом и страстном поцелуе. Андре подхватил её на руки и, не отрывая губ, отнёс в спальню. На ходу она сбрасывала одежды, которые рассыпались по полу разноцветными горками, а он целовал и целовал её...
Потом они лежали, обнявшись, не в силах сразу вернуться к реальности из бурного мира страстей.
- Скажи мне, она сегодня там была? - спросила Изадора, наконец.
- Да, провела там часа четыре, - ответил Андре. - Она заняла твой кабинет.
- Я так и знала.
- Не расстраивайся. Ты молода, красива... Когда всё кончится, я бы хотел попытать счастье с тобой.
- Время для таких бесед ещё не пришло.
- Но я хочу, чтобы ты знала, я очень тебя люблю.
- Ты очень умело скрывал это от Клаудио.
- Но не от тебя.
- Прости, я не хотела тебя обидеть. Когда-нибудь мы сможем поговорить об этом без помех, - сказала Изадора, поднялась с постели и стала одеваться. - Но пока ещё рано, Андре.
- Я буду ждать тебя, Изадора.

Дока

Когда Доку привели к Мими и представили пред её ясные очи, она от удивления раскрыла рот.
- Беренисе, и этого парня ты называла симпатичным, обаятельным?! Да у нас нет ни одного шанса! Это же какой-то неотёсанный чурбан!
Беренисе смущённо молчала.
- Но-но, - сказал Дока. - Не так уж много вы мне платите!
- О! Да, он умеет разговаривать.
- Это единственное, что он умеет делать, - сказала Беренисе.
- Слушайте, дамочки, если вы будете продолжать в том же духе...
- Жилда! - позвала служанку Мими. - Сейчас этот молодой человек снимет с себя эти лохмотья, а ты выбросишь их на помойку!
- А домой я голый пойду? - удивился Дока.
- Нет, я тебе дам одежду вместо этих тряпок.
Мими подошла к Доке и принюхалась.
- Что это вы делаете? - спросил Дока.
- Слава Богу, у него хватило ума помыться, - сказала Мими. И тут посмотрела на ноги Доки. - Откуда у тебя эти ботинки? Ты что, украл их в музее? Почему ты до сих пор не разделся?
- Да что вы навалились? Я стесняюсь.
- Он стесняется! - Мими расхохоталась. - В лохмотьях ходить он не стеняется! Живо снимай всё.
- Всё?
- Трусы можешь оставить.
Служанка принесла выглаженный, чистенький, новенький с иголочки костюм, рубашку и шикарные ботинки. После того, как Дока переоделся, Мими и Беренисе обошли его вокруг, придирчиво, рассматривая.
- А что, Беренисе, может быть, и есть у нас шанс, - удовлетворённо сказала Мими.
Когда Дока поглядел на себя в зеркало, он даже не узнал элегантного парня в модной одежде.
- Во! - только и смог сказать он.
- Так, с этим покончено. Беренисе, стрижку сделаешь ему сама. Я тебе доверяю. А теперь перейдём к правилам хорошего тона.
- А! Тон у меня хороший! - Дока обрадовался, что хоть чем-то сможет угодить, и запел.
- Прекрати своё нытьё! - прикрикнула на него Мими. - Правила хорошего тона - это вовсе не пение. Ты должен научиться вести себя в обществе.
И дальше началось такое, что Дока поначалу проклял свою сговорчивость. Эх, лучше бы он всю жизнь проторчал в своей харчевне.
Не так ходишь! Не так садишься! Не так держишь руки!
Дока почувствовал себя настоящим калекой. Ни один орган не был у него на своём месте. Как только он справлялся со своими ногами, тут же забывал про руки, и они начинали вытворять, Бог знает что. Начинал следить за руками - открывался рот. Закрывал рот - ноги начинали заплетаться...
Дока вспотел, просох, снова вспотел и снова просох.
Но впереди было самое страшное - Доку посадили за стол.
- Мы начнём с супа, - сказала Мими.
- Но я терпеть не могу супа! - чуть не закричал Дока, боясь, что он просто захлебнётся от постоянных окриков и напряжения.
- Виториа из итальянской семьи, а там обедают обязательно с супом, - оборвала его Мими. - Дока... Это что, у тебя имя такое?
- Это прозвище, - признался парень. - Мать назвала меня Эдуардо.
- Прошу за стол, сеньор Эдуардо, - сказала Мими.
Опасения Доки чуть не оправдались. Ну, во-первых, ложку оказалось надо совать в рот не далеко и не близко, при этом выворачивая руку так, что приходилось высоко поднимать локоть, а это строжайше запрещалось. Но самое страшное - жевать с закрытым ртом. Дока действительно чуть не захлебнулся от этой новости.
- Не сопи! Не чавкай! Закрой рот! Не кроши хлеб! Не чавкай! Не сопи! Убери локти со стола!
Дока опять взмок и опять высох.
Словом, к концу урока он был как выжатый и высушенный лимон. Его покачивало, кружилась голова, вместо двери он чуть не вышел в платяной шкаф.
Впрочем, Мими и Беренисе остались весьма довольны.
План их начинал претворяться в жизнь.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:45)

0

14

Дон Лазаро

- Тебе просто надо уехать, - сказала Валентина брату. - В Падую! Конечно, в Падую. Наши итальянские родственники будут тебе очень рады.
- О, Валентина, что ты за человек? Это тоже самое, если приговорённому к смерти предложить почитать Марка Твена.
- Никто тебя к смерти не приговаривал. Не знала, что для тебя это такая уж новость.
Валентина лукавила, она прекрасно знала, что её сообщение будет для дона Лазаро громом среди ясного неба. А сообщила она ему вот что.
Когда-то давно, когда она ещё жила здесь, в Сан-Паулу, когда ещё была жива жена дона Лазаро, от кого-то из сотрудников фирмы Валентина узнала - её невестка Мария Элена беременна, но не от мужа, не от Лазаро. Отцом будущего ребёнка был совсем другой человек. До поры до времени это оставалось тайной, но как только родился мальчик, отец, настоящий отец ребёнка, забрал его у Марии Элены и воспитал сам.
- Теперь мне кажется, что он всегда знал об этом, - сказал дон Лазаро. - Он смотрит на меня так вызывающе.
- Тебе попросту надо от него избавиться.
- Это невозможно! Я уже несколько раз предлагал выкупить у него долю, но он наотрез отказывается. Он словно чувствует свою силу.
- И как только ты не проследил за этим с самого начала?
- Я вообще тогда был в Европе. До меня дошли какие-то смутные слухи, но я не придал этому значения. Боже мой! Рикардо - сын моей жены.
- Она получила своё! - сказала Валентина. - Не стоит плохо говорить о покойнице.
- Но что мне делать? Как мне избавиться от этого негодяя?! - Дон Лазаро был в отчаянии.
- Может быть, не мешает получше покопаться в его прошлом. Я что-то слышала о странной смерти его жены.
- Только слухи, - махнул рукой дон Лазаро. - Никаких следов. Или он совершил идеальное убийство, или он его не совершал вообще.
Дон Лазаро сжал кулаки - нет, он никуда не поедет. У него здесь много важных дел. И одно из самых главных называется - Рикардо!

Фелипе

Рикардо! Имя это волновало не только дона Лазаро. Патрисии глубоко в душу запали слова отца, что от Рикардо Миранды зависит их будущее. Она уже поняла, что человек этот - негодяй, но как справиться с ним? Простыми угрозами, призывами к милосердию его не проймёшь.
Надо войти в его дом. Вот, что нужно сделать, познакомиться с его дочерью, стать для неё подругой, разузнать о её отце побольше, Жесике наверняка известны кое-какие грешки своего папаши.
Но как, как сделать это?
Счастливую мысль подал ей Жоао. Оказывается, Виториа пользуется услугами прекрасной маникюрши и парикмахерши некой Беренисе. Если эта женщина бывает в доме Вентурини, то наверняка что-нибудь знает и о семье Рикардо. Парикмахерши очень любопытный народ.
Беренисе пришла по вызову Патрисии, когда та была в душе. Поэтому к парикмахерше вышел Фелипе.
Неудачи последних дней и домашнее затворничество так истерзали его сердце, что от первого взгляда на Беренисе он совершенно опешил: из-под длинных ресниц на него смотрели нежные и добрые глаза, они словно чувствовали его горе, старались утешить.
- Добрый день, - сказал Фелипе, - то есть доброе утро, сеньора. Я отец Патрисии. Фелипе. Очень рад. То есть... То есть да, очень рад.
- Очень приятно, сеньор Фелипе, Беренисе, - представилась маникюрша.
- Патрисиа задерживается... Не желаете ли чего-нибудь выпить?
- Спасибо, сеньор, я не пью на работе.
- Это правильно. Я тоже. Но сейчас я не работаю.
Чем больше Фелипе смотрел на женщину, тем больше понимал, что она ему нравится. Красивое приветливое лицо, тонкие руки, аккуратная подтянутая фигура, добрая улыбка. И главное - глаза. Первое ощущение доброты в этих глазах всё усиливалось.
- Беренисе... Вы знаете, что ваше имя греческого происхождения?
- Нет.
- Очень красивое имя, сеньора. О, простите, может, вам предложить чего-нибудь другого? Вы ведь, наверное, устаёте на работе.
- Да, бывает.
- Весь день мотаетесь по городу?
- Приходится...
- Так как? Кофе? Чай?
- Спасибо, сеньор Фелипе. Я не хочу ничего.
Когда вошла Патрисиа, оба были почему-то не очень рады её приходу. Просто они боялись сознаться самим себе, что понравились друг другу.
Правда, Беренисе не скрыла этого от Патрисии, заметив, что её отец очень приятный человек. И, когда Патрисиа договорилась о следующем визите, осталась весьма довольна.
К сожалению, Рикардо Миранду Беренисе не знала, но обещала разузнать о нём, как можно больше.
С этого дня она была в этом доме частой и желанной гостьей.

Энрике

Дело опять упиралось в деньги. И у Энрике опять не оставалось никакого выхода, кроме одного - идти на поклон к Бианке. После инцидента с Валентиной, Бианка строго-настрого запретила ему бывать в офисе. Но Энрике пренебрёг её запретом. Какие ещё запреты, когда ему нужны деньги.
- Ты с ума сошёл, - воскликнула Бианка, увидев брата с широкой улыбкой на лице, входящего в контору. - Хочешь, чтобы я вылетела с работы?!
- Ах, брось, сестрёнка, ничего с тобой не случится, - ещё шире улыбнулся Энрике. - Я только на минуточку. Дай мне денег, и я тут же испарюсь.
- Опять?!
- Но я пригласил Розу в «Геллэри», а там всё так дорого.
- Сколько тебе, кровопиец?
Но не успел Энрике назвать необходимую сумму, как в контору стремительно вошла Валентина. Единственное, что успел сделать Энрике, - закрыть лицо руками.
- Кажется, я уже где-то видела этого молодого человека, - сказала Валентина.
- М-м-м... - промычал Энрике, отрицательно мотая головой.
- А я уверена, что встречала. Ну-ка, уберите руки, покажите ваше лицо.
- Не могу, у меня болят зубы.
Валентина сама взяла его за руки и отвела их в стороны.
- А! Главный компьютерщик? Как ты оказался здесь?
- Простите, сеньора, это мой брат, - упавшим голосом сказала Бианка. - Это я во всём виновата. Я запрещала ему... Он сейчас уйдёт...
- Не беспокойтесь, я сама выведу его отсюда.
Валентина взяла Энрике за шиворот и повела за собой.
Когда они вышли на улицу, Валентина спросила:
- Зачем ты приходил к сестре?
- За деньгами, будь они прокляты! В «Геллэри» всё так дорого!
- А ты хочешь в «Геллэри»?
И вдруг неожиданно для Энрике, Валентина пригласила его в этот самый ресторан. Но самое удивительное случилось потом. После ресторана Валентина привезла его к себе домой. Энрике не верил самому себе.
- Иди ко мне. Садись. Что ты молчишь? Если хочешь, сними пиджак. Ты не похож на человека, который привык к победам над женщинами.
- На самом деле я никогда им и не был. - Энрике явно не мог прийти в себя от молниеносности происходящего.
- Да расслабься же ты, наконец. Или я тебе не нравлюсь? - Валентина, кажется, уже теряла контроль над собой.
- Нет, что ты, - Энрике поспешно пересел на диван к Валентине.
- Тогда... тогда... тогда считай, что ты одержал ещё одну победу.
После бурных любовных объятий, Валентина вдруг быстро охладела к Энрике.
А он всё ещё не мог поверить в происходящее. Валентина отдалась ему!
- Почему ты выбрала именно меня? - удивление не сходило с лица Энрике.
- Просто так, наобум! - Валентина не утруждала себя обоснованностью ответа.
- Я впервые в жизни встречаю такую женщину, как ты, - восхищённо сказал Энрике.
- Тебе понравилось?
- Это было здорово. Просто здорово. Чёрт знает, как здорово... Мы с тобой ещё встретимся? - Энрике нежно взял Валентину за руку.
- Я подумаю... - она кокетливо улыбнулась.
- Знаешь, ты переполошила всех соседей. Это была самая сумасшедшая ночь в моей жизни. - Энрике даже прикрыл глаза, с удовольствием вспоминая ласки и неудержимость Валентины.
- Уже поздно, Энрике. Не мешкай, - голос Валентины вернул его из грёз.
- Ладно. А когда мы снова увидимся? - спросил Энрике, послушно одеваясь.
- Не знаю, уже поздно. - Валентине уже явно не терпелось остаться одной.
- Ты не поцелуешь меня на прощание? - медлил Энрике.
- Не путай меня со своими подружками, - раздражённо ответила она.
- Ладно, спасибо, Валентина, - произнёс Энрике, взявшись за ручку двери.
- Энрике! Смотри, помалкивай. Одно лишнее слово, и твоя сестра останется без работы, - на прощание сказала Валентина.
- Не волнуйся, никто ничего не узнает. Спокойной ночи, - Энрике медленно закрыл за собой дверь.

Рикардо

Опять получился странный разговор. Рикардо сам позвонил Ане, нашёл, казалось, правильный тон - слегка игривый, лёгкий, но опять всё сорвалось. Ана готова была встречаться где угодно, только не дома. Она приглашала его на концерт, соглашалась посмотреть его конюшню, но как только он заводил разговор о встрече у неё дома, она наотрез отказывалась.
Рикардо чувствовал, что лёгкий флирт не получается, он всё больше втягивался в сложные отношения, а сам этого вовсе не хотел.
- Сеньор Рикардо, к вам дона Валентина, - по селектору сообщила Бианка.
Валентина? К нему? Это было весьма интересно.
- Пусть войдёт.
Рикардо встал и вышел навстречу.
- Вот тут ты и работаешь? - с порога начала Валентина. Она вела себя совершенно по-хозяйски.
- Да. Это мой кабинет.
- Да вижу, вижу. Садись. Прикажи своей девочке принести нам чего-нибудь. Как её, Бианка, кажется. По-моему, она в тебя влюблена.
- Что ты, Валентина! Она просто хорошая секретарша.
Рикардо заказал сок и кофе.
- Рикардо, - сказала Валентина, когда Бианка, принеся поднос и подав напитки, удалилась, - у меня к тебе отличное предложение.
- Слушаю тебя.
- Продай мне свою долю.
- А! Вот зачем ты пожаловала! А я уж терялся в догадках.
- Ну, так как?
- Нет. Это бессмысленный разговор. Я уже и дону Лазаро об этом говорил не раз.
- Я заплачу двойную цену. По-моему, недурно?
- А, по-моему - дурно. Фирма для меня не просто работа - это часть моей жизни. Не сбрасывай это со счетов.
Валентина отпила сок, поставила стакан и произнесла:
- Жизнь большая... В ней много всего хорошего и плохого.
- Что ты имеешь в виду?
- То, что у каждого человека есть грехи, и часто весьма серьёзные.
- А! Ты пришла меня пугать! Это тоже не ново. Я не пугаюсь. Меня только удивляет другое - откуда в тебе столько ненависти, и именно ко мне? Ведь мы даже не очень знакомы.
- Ненависти?.. – начала было Валентина, но Рикардо бесцеремонно перебил её.
- Меня удивляет и другое - откуда эта ненависть в фирме? Я помню её с детства. Я помню её всегда - здесь живёт и процветает зло, интриги, зависть и не-на-висть! Интересно бы знать - кому это нужно? Тебе?
- Кофе и сок были препротивные, - сказала Валентина. - Так и передай своей секретарше.
- Да, разговор не получился, - сказал Рикардо. - А жаль. Может быть, когда-нибудь...
- Не думаю, - сказала Валентина и вышла.
Ах, как она разозлила Рикардо! Ах, какая стерва! Нет, они не успокоятся, пока не выживут его. Ну что ж. Он тоже умеет драться.
И всё-таки Ана сдалась. После ресторана, когда он проводил её домой и на всякий случай спросил, можно ли зайти, она, после продолжительного раздумья, ответила:
- Ладно.
Рикардо обнял и поцеловал её прямо у двери. Ана ослабела в его руках, сказала тихо:
- Пойдём в мою комнату.
- Нет, - вдруг сказал Рикардо.
- Прямо здесь? - удивилась Ана.
- Нет. Покажи мне стриптиз.
Ана отстранилась от Рикардо. Слабость исчезла.
- Я не знаю, как это делается.
- Ну же, крошка... Это так просто, - Рикардо снова обнял её. - Вот, давай включим музыку, - он нажал кнопку на магнитофоне, - теперь немного потанцуем... И ты потихоньку раздевайся...
На этот раз Ана оттолкнула его:
- Я не хочу этого делать! Оставь меня в покое! Уходи!
Она подошла к двери и открыла её
- Подожди, подожди, - испугался Рикардо, - успокойся. Хорошо, хорошо, ничего не надо. Успокойся.
Ана закрыла дверь.
- Я не хочу таких отношений между нами, - сказала она.
- А каких отношений ты хочешь - интеллектуальных? - улыбнулся Рикардо иронично.
- Я хочу любви.
- Ха-ха-ха... Ана, ты просто прелесть!
- Ты циник.
- А кто ещё? Ну, давай, смелее...
- Ты меня не любишь...
- Ха-ха-ха... - опять засмеялся Рикардо. - А чего же я тогда с тобой сижу? Ты хоть знаешь, который час? Пять утра - скоро рассвет! Прекрасная безумная ночь!
- Прости меня, - сказала Ана.
- Всё! В следующий раз ужинаем у меня! - Рикардо опять проиграл. Но, как ни странно, ему был приятен такой проигрыш.

Изадора

Пришлось с Андре поговорить очень жёстко. Она устала от его постоянных предложений руки и сердца, как он не может понять - Изадора не собирается замуж. Тем более за Андре. Да ей и не до этого сейчас.
Назначение Валентины на место Клаудио в обход Изадоры - это был сильный удар дона Лазаро. И по самому больному месту. Старик мстил за сына. Он догадывался, что Изадора не слишком любила Клаудио. Он только догадывался, но поступал так, словно знал это точно.
Ана постоянно докладывала о развитии своих отношений с Рикардо. Девочка поступала правильно - только так можно держать мужчину при себе. Правда, здесь важно было не переборщить. В конце концов, Рикардо мог на всё плюнуть и найти себе другую.
Но эта затея Изадоры неожиданно получила весьма благоприятное развитие.
Каким-то чудом дон Лазаро узнал, что Изадора наняла Ану, и прямо спросил её:
- Зачем?
- Мне кажется, - сказала Изадора, - у вашего компаньона не совсем безупречное прошлое. Вы же знаете, его жена пропала без вести. Но это только так называется. На самом деле, я уверена, он её убил.
- Если бы мы могли достать эти сведения!
- Я достану их, - твёрдо пообещала Изадора.
- Если ты достанешь компромат на Рикардо, - сказал дон Лазаро очень серьёзно, - я отдам тебе тридцать процентов акций нашей фирмы.
Для Изадоры это было приятной неожиданностью. Неужели старик смягчился?
Но потом она поняла, что ещё больше, чем её, дон Лазаро ненавидит Рикардо. Как только он расправится с ним, Изадора перестанет быть для него союзницей. Но до этого времени ещё надо дожить. И тридцать процентов акций - тоже кое-что значат.
Впрочем, Изадора не упускала случая привлечь на свою сторону детей, чтобы они хоть как-то повлияли на своего деда.
- За что он так не любит меня? - жаловалась она Витории и Марко. - Он постоянно хочет обойти меня. Он даже с вами сговаривается за моей спиной.
- Что ты, мама, ни о чём он не сговаривается, - сказал Марко. - Он просто хочет, чтобы мы хорошо учились и готовились когда-нибудь взять управление фирмой на себя.
- Это правда, сынок?
- Да, мама.
- И всё-таки он говорит об этом без меня, он унижает меня этим. И некому в этом доме заступиться за меня.
Дети, правда, мало чем могли ей помочь. Дон Лазаро не слушал вообще никого.
После откровенного разговора с Андре, Изадора некоторое время держала его на расстоянии, ей вовсе не хотелось выяснять отношения. Но прошло несколько дней, и ей стало не хватать постоянного внимания.
Она настойчиво стала искать встреч со своим любовником. Но тут увидела, что теперь встреч избегает он. Нет, он делал это не в буквальном смысле, не грубо, не откровенно, но сердце Изадоры почувствовало охлаждение. С Андре произошла какая-то перемена. Он вдруг словно бы помолодел. Он как-то иначе стал разговаривать и смеяться, более жизнерадостно, что ли.
- Что с тобой происходит? - как-то спросила его Изадора напрямик.
- Со мной? Что?
- Ты стал каким-то другим.
- Жизнь всех нас меняет, - философски заметил Андре.
- Да, но она не делает нас моложе.
- А я помолодел? - рассмеялся Андре.
Изадора заметила, что ему понравилось это.
- Ты по-прежнему любишь меня?
- Конечно. Почему ты спрашиваешь?
- Да так. Мне кажется, ты стал избегать меня.
- Изадора. Что за глупости. Но если честно - меня не устраивают наши отношения.
- Почему?
- Я не могу больше наблюдать за тобой только издали.
- Но я же всё тебе сказала, Андре. Сейчас не время.
- Вот об этом я говорю. Вчера - не время! Сегодня - не время! Завтра - не время! Боюсь, оно не настанет никогда.
Изадора опешила. Андре сам спровоцировал скандал. Всё было ясно, у него появилась другая.
Этого Изадора не могла снести. Ей надо было узнать - кто же эта счастливица? Что там у них вообще за отношения? Как ей эти отношения разрушить?
- Лусиана, - сказала она секретарше Валентины, когда-то работавшей на Клаудио. - Вы помните, Клаудио обращался в частное сыскное агентство?
- Да, сеньора.
- Мне необходимо связаться с тем самым детективом. Передайте ему, что у меня есть для него работа.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 21:55)

0

15

Жесика

После неудачного побега с несчастным юным конюхом Жесика горевала недолго. Для молодой девушки в Сан-Паулу найдётся много развлечений. Друзья не оставили Жесику, они постоянно звонили ей и приглашали на разные вечеринки, пикники, прогулки. Жесика гоняла на мотоцикле, скакала верхом на отцовских лошадях... Одним словом, черпала жизнь полными пригоршнями. Но самым любимым её занятием было - танцевать. Девушка не могла устоять на месте, как только слышала какую-нибудь музыку. Ноги словно бы сами начинали двигаться в ритм, и тело наполнялось музыкальным ритмом. Жесика даже записалась в танцевальный класс. Вот уж где она давала себе волю! Как ей нравились все эти роки, брейки, репы, воги! А какие замечательные девушки танцевали вместе с ней, такие же музыкальные, подвижные, весёлые. Совсем недавно к ним пришла новенькая, и Жесика тут же подружилась с ней. Девушку звали Патрисиа. Умная, весёлая, честная - Жесика надеялась, что они станут закадычными подругами. На этот раз отец одобрит её выбор.
- Надень что-нибудь вечернее, - сказала Анжелина Жесике, когда та вернулась с занятий.
- С какой стати?
- У нас сегодня будут гости.
- Много?
- Отец просил, чтобы я накрыла на троих.
- Значит, всего один гость?
- Гостья.
- Ах, вот как! - Жесика сузила глаза. - Ну что ж, посмотрим, что это за гостья.
Вечером отец пришёл не один. С ним была потрясающе красивая женщина.
- Ана Мария Батиста, - представил он Жесике свою спутницу.
- Ты невеста моего отца? - спросила Жесика, лучезарно улыбаясь.
Отец и его спутница замялись.
- Ну, я оставлю вас ненадолго, - сказал Рикардо, - а вы тут не скучайте.
- А чем ты занимаешься? - спросила Жесика, когда Рикардо оставил их одних. - Или ты не можешь назвать свою профессию?
- Послушай, Жесика, мне очень хочется, чтобы мы с тобой подружились. Отец столько рассказывал мне про тебя.
- Где? В постели?
- Жесика... Что ты говоришь?
- Ничего не поделаешь, такая уж я откровенная. Так, значит, ты хочешь окрутить моего отца?
Ана не успела ответить, потому что вернулся Рикардо.
- Папа, где ты нашёл такую красавицу?!
- Мне повезло.
За ужином говорили о лошадях.
- Ты обязательно должна побывать на моей конюшне, - сказал Рикардо Ане. - И Жесика поедет с нами, правда?
- Мне там нечего делать.
- Какая муха тебя укусила, Жесика?
- Я терпеть не могу лошадей, - сказала Жесика. - А тем более твоих скороспелых подружек.
- Жесика!!! - загремел отец и стукнул кулаком по столу.
Жесика вскочила и убежала в свою комнату.
- Вот видишь, что получилось... - сказала Ана. - Мне не надо было приходить.
- Мы поедем на ранчо. И Жесика тоже. Я сейчас вернусь.
Рикардо встал и решительно направился в комнату дочери.
- Как ты можешь оскорблять людей, которых даже не знаешь?!
Жесика сидела на диване, подобрав ноги и уткнув голову в колени.
- Отвечай!
- Ты хочешь, чтобы я расстилалась перед каждой потаскушкой, которую ты сюда приведёшь?
- Прекрати!
- У неё на лице написано.
- Не смей! Зачем оскорблять девушку, с которой ты почти незнакома?
- Я не поеду, - упрямо сказала Жесика.
- Поедешь как миленькая. Что за глупая ревность?
- Она тебе нравится?
- Она симпатичная.
- Ты на ней женишься?
- Жесика, ни о какой свадьбе не может быть и речи. Жесика подняла голову, посмотрела на отца и вдруг с криком «ура!» прыгнула ему на шею.

Патрисия

После публикаций в газетах о махинациях на бирже жизнь Патрисии вдруг круто изменилась. Все те люди, которые ещё вчера были рядом с ней, готовые разделить её затеи и чудачества, все они как будто растворились в удушающем воздухе скандала. Головой Патрисиа понимала, что нужно привыкать к этой новой, незнакомой ей жизни, где ещё вчерашние друзья и знакомые попросту не замечают твоего существования сегодня. Но это было не так-то просто, заглушить в себе обиду и чувство униженности, поверить в то, что её прежняя беззаботная жизнь осталась позади...
Но иногда ей казалось, что это недоразумение, ошибка. О ней не могли так быстро забыть, вычеркнуть её из памяти, стоит только появиться, напомнить о себе - и тогда этот кошмар закончится.
Вот и сегодня она пребывала в состоянии приподнятости и надежды на скорое окончание недоразумения. Ведь сегодня вечеринка у её подруги Аны Каролины. И ничего, что она забыла пригласить Патрисию. Сегодня ей почему-то не кажется это странным и обидным. Ана Каролина будет, как всегда, рада ей. Они повеселятся от души. А пойти туда она сможет с Зекой Менемесом, завсегдатаем всех вечеринок и одним из немногих её знакомых, чей голос она продолжала слышать по телефону, несмотря на случившееся.
Все окна прекрасного загородного дома были залиты светом, светилась, несмотря на поздний час, и большая лужайка перед домом, уже полная гостей.
Весело болтая, Патрисиа и Зеко вышли из машины и подошли к массивным решётчатым воротам, через которые медленно проходили вновь прибывшие.
- Проходите, - степенно пропускал гостей швейцар. - Как вас зовут, сеньор? - обратился он к Зеке.
- Жозе Гильерме Менемес де Баррос.
- Хорошо, проходите, - отступил швейцар, предварительно заглянув в обширный список, находящийся в его руках.
- Она со мной, пропустите её, - Зека взял Патрисию под руку.
- Как вас зовут? Сеньорита, назовите ваше имя, пожалуйста, - швейцар был вежлив, но непреклонен.
- Патрисиа Ферраз де Мело, - она улыбнулась Зеке, стараясь показать, что совершенно спокойна.
- Вас нет в списке приглашённых, - швейцар дважды проверил свои записи и с сожалением покачал головой.
- Сеньор, пропустите нас, пожалуйста. Я поговорю с Аной Каролиной, и она вам всё объяснит. Не беспокойтесь, - Зека явно нервничал.
- Извините. Но мне велели пропускать только тех, кто включён в список, - швейцар дал понять Зеке, что разговор окончен.
- Разве ты её не предупредил? Почему меня нет в списке?
- Подожди, я сейчас поговорю с Аной... - явно в нерешительности сказал Зека.
- Всё ясно!
- Подожди!
- Сейчас же отвези меня домой! - Патрисиа шагнула к машине, но Зека загородил ей дорогу.
- Да постой же!
- Пусти! Я пойду пешком!
Прохожие уже обращали на них внимание.
Патрисиа отстранила Зеку и быстро пошла по улице. Обида душила её.
Домой она добралась нескоро. Зная, что дочь пойдёт на вечеринку, Фелипе пригласил Беренисе. У них в последнее время сложились довольно тёплые отношения. Беренисе всегда была рада побывать в доме Фелипе, ей нравился этот мягкий, обходительный человек, а уж про Фелипе и говорить нечего. Он был на седьмом небе от счастья. Оказалось, что оба любят добрые старые танцы.
У Фелипе дома сохранились пластинки с фокстротами, а Беренисе просто обожала этот танец. Они были прекрасной парой. Время летело незаметно.
Фелипе даже осмелел и поцеловал Беренисе. Она ответила на поцелуй...
Но тут дверь открылась, и вошла Патрисиа.
- Простите, - сказала она.
На дочери не было лица.
- Что с тобой?! - испугался отец.
- Ничего, папа, ничего. - Патрисиа ушла в свою комнату.
- С девочкой что-то случилось, - сказала Беренисе. - Тебе надо поговорить с ней. Я, пожалуй, пойду. Вечер был прекрасный. Большое спасибо, Фелипе.
- Да-да, Беренисе, прости. Я тебе обязательно позвоню.
Когда он проводил её, Патрисиа сама вышла в гостиную.
- Ана выключила меня из списка приглашённых, - сказала Патрисиа.
- Как?! Тебя не пустили?
- Это был такой позор, папа! Зека, наверное, даже не предупредил Ану.
- Но почему? Почему?
- Потому что они все считают тебя взяточником, - резко сказала Патрисиа.
- В них нет ничего человеческого, - горько заметил Фелипе.
- Ничего, отец, они ещё дорого заплатят за то, как обошлись со мной. И им не придётся долго ждать!

Дока

Дока выполнил своё давнее обещание и перевёз в Сан-Паулу мать и бабушку.
Теперь он получал приличные деньги и не так уж напрягался на работе, мог даже позволить себе кое-какую роскошь. Вот он и перевёз своих родных.
Надо сказать, что это событие не осталось незамеченным хозяином дома стариком Эмилио, и он при первом удобном случае зашёл познакомиться с родственниками Доки.
- Добрый день, - вежливо сказал он, входя в квартирку. - Разрешите представиться - я хозяин этого дома.
- Очень приятно, - сказала мать Доки Роза. - Дока много говорил о вас хорошего...
- И всё врал, - вступила вдруг в разговор Элза, бабушка Доки. - Я и представить себе не могла, что в такой конуре могут жить люди.
- Простите, - не сразу понял Эмилио, - что вы называете конурой?
- Да вот то самое место, где мы сейчас с вами находимся.
- Это конура?
- Да. И такая конура, в которой только что закончилась атомная война. Неужели за это ещё можно брать деньги?
- Простите, сеньора, - сохранял ещё остатки вежливости Эмилио. - Очень много зависит от того, кто живёт в квартире...
- Это вы хотите сказать, что Дока ломает стены и грызёт зубами трубы, чтобы они протекали? Он что, нанялся к вам разрушать дом?
- Дом в приличном состоянии, и я не позволю!.. - повысил было голос Эмилио.
- Боже мой, да вы пьяны! - заметила Элза. - Любите поддать?
- Мама, - попыталась остановить бабушку Роза, но это было невозможно.
- Что «мама»? Разве я говорю неправду? Нашего мальчика здесь обдирают как липку, и даже некому за него вступиться!
- Я... я пришёл... я всегда прихожу, чтобы познакомиться с новыми жильцами... А вы... вы...
Эмилио от злости не мог совладать с речью.
- Пить надо меньше! - вставила в его лепетание Элза. Понятно становилось, откуда у Доки такой острый язычок - наследственное.
- Вот что я вам скажу, сеньоры... Я не потерплю! Чтоб через месяц здесь ноги вашей не было!
- Да мы раньше уедем из этого клоповника! Кровопиец!
Эмилио позорно бежал с поля битвы, а Элза ещё бросила ему вслед:
- И всех жильцов поднимем! Мы не потерпим несправедливости.
Этот скандал Доке пришлось долго потом заглаживать, но ничего так и не получилось - Эмилио был непреклонен.
Через месяц Дока должен съехать с квартиры!
Впрочем, помимо неприятностей, у Доки были и радости. Ему всё больше нравились уроки Мими. Он выполнял задания всё более легко и непринуждённо, что в конечном итоге и требовалось. Правда, раз от раза задания становились всё более сложными.
- Ну-ка, возьми зажигалку, - приказала Мими.
- Спасибо, я не курю, - вежливо ответил Дока.
- Делай, что тебе говорят. Видишь, Беренисе достала сигарету?
- Ну?
- Что?
- Ох, простите. И что же? - поправился Дока.
- Дай ей прикурить.
- У вас что, нет спичек, дона Беренисе? - удивился Дока.
- Да нет, Эдуардо, когда дама достаёт сигарету, кавалер должен тут же встать и дать ей прикурить. Давай...
Дока поднял зажигалку к самому носу Беренисе и щёлкнул ею. Зажигалка чуть не обожгла женщине лицо. Беренисе, вскрикнула и отшатнулась.
- Извините, сеньора, я не знал, что эта хреновина не отрегулирована, - Дока испуганно посмотрел на женщин.
- Не говори так, Эдуардо. Это слишком грубо. Я надеюсь, ты не будешь теперь подносить зажигалку даме под нос, пока не загорится огонь. А то придётся вызывать пожарных, - Мими с трудом сдерживала смех.
- Эдуардо, тебе скоро придётся браться за дело, - немного помолчав, сказала Мими. - Посмотри эти фотографии.
- Хорошенькая, - физиономия Доки расплылась в улыбке.
- Без комментариев, сеньор Эдуардо... Это Виториа, дочь Изадоры.
- Значит, это к ней я должен подклеиться?
- Это что ещё за слово? - Мими недовольно поморщилась.
- Извините, это за ней я должен ухаживать? - поправился Дока.
- Совершенно верно. Вот здесь она катается на велосипеде в Ибирапуэре... А это она на танцах. Здесь она в бассейне, - Мими передавала фотографии Доке.
- Вы что, шпионы? - прошептал Дока испуганно.
- Глупый, - рассмеялась Мими, - это всё для того, чтобы ты узнал её получше. Оставь снимки у себя. Да, если случайно увидишь её, не подходи к ней и не разговаривай.
- Ясно, - чётко, по-армейски ответил Дока.
- А вот здесь она живёт. - Мими показала Доке фотографию виллы Вентурини.
- Это больше похоже на дворец правительства. Ну и ну!..
- Вилла гораздо лучше. А вот это колледж, где Виториа учится. Ты сможешь за ней проследить?
- Я быстро хожу...
- Глупый, она ездит на машине...
- A-а... Придумал - у меня есть приятель на грузовике...
- У тебя тоже будет машина, - сказала Мими. - Ты умеешь водить?
- Да, когда-то учился, - Дока опешил.
- Вот тебе ключи, машина в гараже - шофёр всё объяснит тебе.
- Ещеё раз повторите, - попросил Дока. - У меня будет машина?
- Да. А теперь давай придумаем тебе имя, Эдуардо...
- Надо что-то дворянское, непростое, - сказала Беренисе.
- Прекрасно! Придумала! Эдуардо Жозе Коста Браво.
- Это всё я?
- Запомни хорошенько. Скоро, Эдуардо, наступит твой час. Ты познакомишься с Виторией на вечеринке у моих знакомых. Она там будет. Впрочем, об этом мы ещё поговорим. Ты получишь самые чёткие инструкции.
Когда Дока ушёл - ему не терпелось сесть за руль машины, - Беренисе спросила Мими:
- Ты всё это делаешь, чтобы отомстить за мою Фернанду?
- Не только, Беренисе. И не столько. У меня свои счёты с этой семьёй. Отец Изадоры был налоговым инспектором. Этот вымогатель - иначе его и не назовёшь - брал взятки, чтобы отменить налоговый штраф. Ну, это ладно! Так все делают. Но как-то он назначил нам с мужем такую сумму, что мы чуть не обанкротились.
- Вот негодяй!
- Да, точно. И дочь вся в отца. Я как-то высказала ей это. И она стала мне мстить. Моему мужу пришлось очень туго. Но теперь я отыграюсь. Так что Эдуардо, нашего Доку, я не брошу. И, думаю, это надолго.
- Ну что ж, - сказала Беренисе, - тут наши цели совпадают.
А у Доки появилась ещё одна проблема - Дирсе.
С этой девушкой Дока был знаком задолго до того, как началась вся эта история с перевоспитанием. Дирсе очень нравилась ему, он даже считал, что любит её. Она была красавицей, мягкой, податливой, безотказной и не утруждала Доку своими проблемами. Правда, она была ревнива. Но разве это портит женщину?
В последнее время у неё действительно появилось слишком много поводов для ревности.
Во время одного из свиданий она случайно увидела у Доки фотографии Витории.
- Это ещё кто такая?! - воскликнула Дирсе.
- Это моя работа, - честно ответил Дока. - Я же тебе говорил, что устроился на очень необычную работу - надо наказать любовью одну превредную даму. А это её дочь.
- Слишком красивая работа! - подозрительно заметила Дирсе.
- Не чавкай, Дирсе, - попросил девушку Дока. Дирсе с удовольствием уплетала попкорн.
- Что? - не поняла Дирсе.
- Когда ешь, надо закрывать рот.
- А! Так вот чему учат тебя на твоей новой работе! - обиделась Дирсе.
- Да, и этому тоже.
- Тебя учат там, как расстаться со мной!
- Не говори глупостей! Ничему такому меня не учат!
- Ты бросишь меня, я знаю! Эта девочка слишком красивая, ты влюбишься в неё!
- Не болтай глупостей! И вообще, как ты одеваешься? Ой, прости... - Дока понял, что сказал лишнее.
- Значит, так, да? Раньше ты этого не замечал!
- Конечно, я старался как можно быстрее избавить тебя от одежды!
- Знаешь, что я сделаю?! Я пойду к этой девчонке и всё расскажу!
- Не смей! Ты хочешь оставить меня без работы? Я же зарабатываю деньги для нас!
- Тогда я всё должна выяснить у Беренисе!
- Это ещё зачем?
- Потому что я твоя невеста и должна всё знать!
- Невеста? - Это было для Доки новостью.
- Именно! Я уже познакомилась с твоей матерью и бабушкой! И они мне очень понравились. Уверена, что и я понравилась им! Потому что они сказали: ты невеста Доки?
Дока несколько растерялся. Если уж такая сила, как бабушка, вступила в боевые действия - лучше сразу сдаваться.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 22:03)

0

16

Фернанда

Изадора не зря беспокоилась по поводу Андре. Не зря нанимала детектива следить за своим любовником. У Андре появилась пассия.
Как-то придя в банк, он вдруг увидел за столом расчётов новую работницу.
Девушка была занята работой и поэтому даже не взглянула на Андре. Да и Андре, пожалуй, не обратил бы на неё внимания, мало ли девушек работает в банке, но на столе у новенькой зазвонил телефон, и она подняла голову. Андре обомлел, такой красавицы он не видел давно. Может быть, кому-то девушка показалась бы самой обыкновенной, но на взгляд Андре - идеал красоты. Ему необычайно нравился именно такой тип. Тонкое, интеллектуальное лицо, чуть печальный взгляд, нервные, музыкальные пальцы и светлая улыбка. Именно такой представлял себе Андре самую лучшую девушку на свете.
В первый раз ему не удалось познакомиться с ней, поэтому он пришёл в банк на следующий день.
- Добрый день, сеньорита. Шифр 1321, - сказал Андре.
Девушка подняла на него свои глубокие глаза и улыбнулась.
- Вы, очевидно, новенькая в банке?
- Да, сеньор.
- Меня зовут Андре. А вас?
- Очень приятно. Фернанда, - представилась девушка. - Вы хотите снять деньги со своего счёта?
- Да. Вот, пожалуйста, мои документы. Вот чек. Подпись не подделана.
- Я знаю.
- Откуда? А вдруг я мошенник?
- Вы не похожи на мошенника, - улыбнулась девушка опять.
- Вы где-нибудь учитесь? - спросил Андре.
Но девушка не успела ответить, её вызвали к заведующему.
Назавтра Андре опять был в банке.
- Здравствуйте, сеньорита Фернанда.
- Здравствуйте... О, простите, забыла ваше имя...
- Ничего страшного. Каждый день у вас бывает столько людей, что не мудрено...
- Вспомнила - Андре. Шифр 1321. Правильно?
- Вот видите! У вас замечательная память. Вы даже запомнили мой шифр.
- Да, - ответила девушка и склонилась над документами.
- А вы знаете, Фернанда, почему я так часто прихожу в банк?
- Наверное, у вас большие траты?
- Не только. Мне почему-то приятно видеть вас.
- Спасибо. Вы очень любезны.
- Это не любезность, Фернанда.
- Тогда ещё раз - спасибо.
- И вовсе не благодарности я от вас жду.
- А чего же? - девушка снова посмотрела на Андре своими грустными глазами.
- Я бы хотел пригласить вас куда-нибудь. Если это, конечно, возможно.
- О, сеньор Андре... Благодарю вас. Это так любезно... - Простите.
- Да, Фернанда, и это тоже не любезность с моей стороны.
- Но я так занята, ведь я работаю и учусь.
- Я так и знал, что вы учитесь, - обрадовался Андре своей догадке. - Но ведь когда-то отдыхаете и вы?
- Очень редко. Впрочем, следующее воскресенье у меня свободно.
- Отлично! Куда мы пойдём?
Фернанда задумалась. Мужчина, стоявший перед ней, не был ей неприятен. После Марко Антонио ей казалось, что она не сможет разговаривать с мужчинами, не сможет даже смотреть на них. Но вот этот человек сломил её убеждения.
Фернанда запомнила его ещё со вчерашнего дня. Она сразу заметила, что он смотрит на неё восхищенно, и ей этот взгляд польстил. В Андре сразу же чувствовалась сила и мужественность, что выгодно отличало его от Марко.
- Куда пойдём? А куда вы предлагаете?
- Есть одно замечательное место. Вам должно понравиться.
- Хорошо, договорились.
- Но это ещё не всё. Если вы позволите, я провожу вас сегодня домой. Я заеду за вами после работы.
- Спасибо, но, наверное, не стоит утруждаться.
- Стоит, обязательно! Фернанда, не отказывайте мне в такой малости! - вскричал Андре.
- Ну ладно, - улыбнулась Фернанда. - Я согласна.
После работы Андре ждал её с цветами.
- О! Какое чудо! - сказала Фернанда. - Откуда вы знаете, что я люблю именно белые розы?
- Я многое знаю о вас, Фернанда!
- Откуда? - удивилась девушка.
- Отсюда, - сказал Андре и показал рукой на своё сердце. - Итак, куда мы едем?
- А ваше сердце не подсказывает вам?
- Сейчас попробую угадать.
Андре стал перечислять названия наиболее известных и богатых кварталов, но Фернанда только качала головой.
- Вы слишком хорошего мнения обо мне, Андре. Я живу в районе Лапа Дебейшу.
- Это?.. Где это? - растерялся Андре.
- Это очень далёкий и очень бедный квартал.
- Ничего. На машине мы доберёмся вмиг.
Впрочем, даже на машине получилось довольно долго. Хотя Андре, разумеется, был рад этому обстоятельству.
- И кем же вы будете?
- Я хочу стать юристом по уголовным делам.
- О! Вы смелая женщина. В нашей стране, где преступность на каждом шагу, заниматься уголовными процессами - для этого надо быть очень смелой.
- А мне кажется, только женщина и может заниматься этим. Ведь мужчина никогда не сравнится с женщиной в хитрости и коварстве.
- А вы самокритичны, - улыбнулся Андре.
- Нет, я, к сожалению, не такая...
- К сожалению? - переспросил Андре.
- Да, женщина беззащитна в этом жестоком мире. Хитрость - единственное её оружие.
- Вас часто обижали? - Андре сочувственно посмотрел на Фернанду.
- Не будем об этом, тем более что мы уже приехали.
Андре увидел убогий дом на бедной улице, и сердце его сжалось от жалости. Девушка казалась в этом месте совсем чужой. А с розами в руках она и вовсе выглядела здесь неуместно.
- Вот здесь я и живу, - просто сказала она.
Андре с трудом дождался конца недели, он звонил Фернанде чуть не каждый час, пытался приблизить время свидания, но Фернанда была так занята.
Наконец воскресенье наступило и они встретились.
Ресторан, в который привёл Фернанду Андре, считался одним из самых лучших в городе.
Они заняли столик с прекрасным видом на площадь, и Андре заказал изысканный ужин.
- Ой, как здесь красиво. Просто чудо... отсюда можно любоваться цветами на противоположной стороне улицы, - Фернанда светилась от удовольствия.
- Мне так приятно быть здесь именно с тобой. Знаешь, ты просто создана для таких мест, - Андре откровенно любовался девушкой.
- Ах, Андре, Андре... ты же знаешь, я живу очень скромно, ты же видел мой дом, улицу, на которой я живу...
- Не надо об этом... Ты достойна большего... - перебил девушку Андре.
- Нет, Андре. Я принадлежу своему классу, моё место там, - упрямо продолжала девушка.
- Сделай мне одолжение, не уходи отсюда... Я сейчас... - Андре приподнялся со стула.
- Что ты придумал? Постой... Куда ты собрался? - забеспокоилась Фернанда.
- Никуда не уходи. Я сейчас... - на ходу произнёс Андре.
- Хорошо, - вдогонку ему произнесла девушка.
Через несколько минут Андре вернулся с большим букетом белых роз.
За вечер, проведённый в ресторане, они о многом поведали друг другу, и им казалось, что они знакомы давным-давно. Потом Андре повёз Фернанду домой и впервые поцеловал её, прощаясь в подъезде её дома.
Вечер получился упоительный для обоих, они ничего не замечали вокруг. Не видели они и мужчину, который незаметно наблюдал за ними...

Патрисия

Патрисиа добилась своего. Жесика пригласила её провести уик-энд на ранчо отца. Патрисиа была вне себя от счастья. Ну, во-первых, она, наконец, входит в дом Рикардо Миранды, возможно, ей удастся даже познакомиться с ним. Во-вторых, Патрисиа обожала лошадей как мало кто в её возрасте. В-третьих, ей действительно нравилась Жесика. Если её отец злодей, то дочь пошла явно не в отца.
Как-то они разговорились с новой подругой, и выяснилось, что у них общие взгляды на многие вещи.
- А у тебя есть парень? - спросила Жесика.
- Нет, но я не расстраиваюсь, - сказала Патрисиа. - Они все такие скучные.
- Слушай, как здорово, у меня тоже к ним отвращение. Ни с одним ничего серьёзного не получилось.
- Думаю, можно прекрасно прожить и без них! - заявила Патрисиа.
- Правильно! - подхватила Жесика. - Война мужчинам!
Ну как может не понравиться такая девушка!
Конечно, у Жесики были свои соображения, когда она пригласила Патрисию на уик-энд. Отец ведь собирался притащить туда свою подругу Ану. Жесика понимала, что просто умрёт от скуки или устроит скандал, если поедет на ранчо одна. Но приглашение имело ещё и другую цель. В глубине души Жесика была уверена, что любая мало-мальски симпатичная женщина тут же отвлечёт отца от Аны. А Патрисиа была очень и очень симпатична. Жесика, будь она мужчиной, сразу же влюбилась бы в Патрисию.
Наконец-то у неё появилась настоящая подруга.
На ранчо девушки приехали пораньше, отца с подругой ещё не было.
- Здорово здесь! - восхищалась Патрисиа. - Какой воздух, сколько зелени!
- Да, это тебе не в городе. Здесь от воздуха даже голова кружится. Ну, чем займёмся?
- Ты хозяйка, ты предлагай.
- А ты гостья, ты требуй!
- Ничего я требовать не буду. У меня одна просьба - может быть, ты покажешь мне лошадей?
- Запросто! Пошли действительно, пока не нагрянули наши старики.
Лошади у Рикардо были великолепные! Статные, мускулистые, тонконогие, в меру упитанные. За ними чудесно ухаживали - бока их лоснились от сытости и чистоты.
- Какое совершенное животное! - воскликнула Патрисиа. - Я давно не видела таких чудных лошадей.
- Да, мой отец вбухал в эту конюшню целое состояние. Но уж зато есть на что посмотреть.
К удивлению Жесики, Патрисиа весьма умело обращалась с лошадьми. Она не боялась их, не шарахалась в сторону от малейшего их движения, наоборот, она мягко, но властно брала их под уздцы, похлопывала по бокам, трепала за ушами.
- Если хочешь, - сказала Жесика, - можем покататься.
- Правда?! - обрадовалась Патрисиа. - А это возможно? Твой отец не будет ругаться, что ты взяла лошадей без спросу?
- Никаких проблем - сейчас запрягут!
Жесика отдала распоряжения и спросила:
- А ты умеешь ездить верхом?
- Да, - сказала Патрисиа. - Когда-то я неплохо это делала.
Рикардо приехал на ранчо вместе с Аной Батистой и Бианкой. Он решил, что уже настало время подключать Бианку к воспитанию Жесики.
- Анжелина! - позвал он с порога служанку. - А Жесика ещё не приехала?
- Приехала. И не одна.
- Сюрприз! С кем же? - насторожился Рикардо.
- С подругой. Милая девушка. Зовут Патрисиа.
- Патрисиа? Я не знаю её?
- Думаю, что нет.
- А как фамилия этой Патрисии?
- Не знаю. Но это легко узнать. Просто мы спросим Жесику.
- А где они? - поинтересовалась Ана.
- Девушки пошли на конюшню.
- Наверно, Жесика с трудом уговорила подругу? - рассмеялся Рикардо. Он знал, что любителей лошадей не так уж много.
- Наоборот. Патрисиа сама изъявила желание.
- Да? - удивился Рикардо. - Ну что ж, пойдём, взглянем на это странное существо.
Рикардо проводил женщин во двор. Воздухом и природой вообще они тоже восхищались. Но их дежурные излияния перебил возглас Рикардо:
- Вы посмотрите, как она держится в седле!
- Кто, Жесика? - спросила Бианка.
- Да нет же! Эта девушка! Она просто заправский наездник! С ума сойти! Вы посмотрите, как она берёт барьеры! Теперь понятно, почему она так рвалась к лошадям. Она, наверное, просто родилась в седле!
- Да, красиво скачет, - дилетантски поддержали восхищение Рикардо Ана и Бианка.
- Да что вы понимаете! - рассмеялся Рикардо. - Таких всадников по всей Бразилии по пальцам пересчитать.
Рикардо бросился в конюшню и через минуту вывел своего любимого чёрного жеребца арабской породы. Ловко вскочил в седло и поскакал за девушками.
Увидев, что отец скачет к ним, Жесика крикнула Патрисии:
- Нас догоняют индейцы! Пришпорь! - и залихватски заулюлюкала.
Патрисиа пришпорила коня и понеслась вскачь. Она пригнулась к самой его шее, чтобы уменьшить сопротивление ветра. Конь стелился над землёй, только редкий топот копыт оставался позади, словно бы не успевая за бегом коня.
Жесика сразу же отстала от подруги и теперь с интересом наблюдала гонку. Сначала отец догонял Патрисию очень уверенно, его скакун был лучшим на ранчо. Но потом, когда он уже почти поравнялся с Патрисией, она вдруг настолько увеличила скорость, что уже через минуту оставила отца далеко позади.
Жесика даже захлопала в ладоши от восхищения.
- Молодец!!! - закричала она подруге, хотя та вряд ли могла услышать её.
Отец не сдавался и всё погонял своего «араба», но и Патрисиа не останавливала коня. Они сделали большой круг и стали возвращаться.
Даже малоискушённые в лошадях Ана и Бианка были захвачены состязанием. Они, конечно, болели за Рикардо. Обе понимали, какой удар по его самолюбию будет, если он проиграет скачку.
Патрисиа направила коня прямо к ним. Он летел во весь опор. И женщинам уже показалось, что сейчас конь раздавит, их, но наездница вдруг резко осадила его, конь встал на дыбы, а потом замер как вкопанный.
- Браво! - Закричала Жесика. -  Патрисиа, ты настоящий ковбой!
Подскакавший Рикардо ловко соскочил на землю и с радушной улыбкой протянул Патрисии руку.
- Очень рад! Вы покорили не только меня, но и моего жеребца!
- Странный комплимент, - заметила Жесика.
- Ты ничего не понимаешь! - отмахнулся отец. - А вот Патрисиа поймёт меня. Ведь вас зовут так?
- Да, меня зовут Патрисиа.
- Рикардо.
Они пожали друг другу руки.
- Здесь нет моей заслуги, - сказала Патрисиа. - Просто у вас замечательные лошади.
- Правда, вам нравится моя конюшня?! - обрадовался Рикардо, словно ребёнок.
- Я восхищена!
- Но откуда у вас такое прекрасное умение ездить верхом?
- Это очень давняя история, - сказала Патрисиа.
- Боже мой! - рассмеялся Рикардо. - В вашем возрасте ничего не бывает давно.
- Я была чемпионом страны среди юниоров.
- Правда? Ну, тогда всё понятно!
Когда лошадей отвели в конюшню, Рикардо и Патрисиа задержались, потому что Рикардо ещё раз показал ей своих четвероногих красавиц и красавцев, а Патрисиа неподдельно восхищалась ими.
- Я очень рад, что у моей дочери такая замечательная подруга. Ведь вы подруги, правда?
- Надеюсь, - сказала Патрисиа.
- А как вы познакомились?
- Мы вместе занимаемся танцами.
- А! Понятно. Ну, тем лучше, у вас есть ещё одно общее увлечение.
Надо сказать, что обе женщины, Ана и Бианка, как-то отступили на второй план для Рикардо. И во время ужина, и во время вечерней прогулки он всё время обращался к Патрисии.
Ана, правда, пыталась как-то участвовать в разговоре, но Жесика несколько раз тонко сыронизировала над её репликами, и Ана замолчала.
А Жесика была довольна. Её план удался на славу.
- Я заметила, что ты не очень жалуешь Ану, - сказала Патрисиа, когда девушки укладывались спать.
- Наверное, это от ревности, - призналась Жесика. - Не могу видеть возле своего отца ни одной женщины.
- Тогда и я тебе неприятна. Отец сегодня много раз оставался со мной наедине.
- Ты?! - Жесика рассмеялась. - Да ты ему в дочери годишься!
«Может быть, не только в дочери», - подумала Патрисиа, но вслух, естественно, ничего не сказала.
Утром, когда Жесика ещё спала, Патрисиа встала и вышла в гостиную.
Кажется, никто сейчас не мог помешать ей. На всякий случай она посмотрела, нет ли кого за дверью, а потом открыла ящик секретера и стала быстро просматривать лежащие там бумаги.
- Ты что-то потеряла? - вдруг услышала она за спиной.
Анжелина подошла незаметно.
Патрисии стоило большого труда не вздрогнуть и не обернуться резко. Она незаметно опустила в ящик бумаги и медленно задвинула его. А потом склонилась к фотографии, стоявшей на секретере.
- Нет, просто рассматриваю фотографии. Кто эта женщина?
Кажется, Анжелина ничего не заметила. Она накрывала на стол.
- Это мать Жесики. Она погибла, - сказала Анжелина.
- Я не знала этого.
Патрисиа ещё раз посмотрела на фотографию и спросила:
- Я бы хотела искупаться в бассейне, это возможно?
- Конечно, разумеется.
Рикардо проснулся раньше Жесики, Бианки и Аны. Он тоже спустился в гостиную, стол в которой уже был накрыт.
- Доброе утро, Анжелина. Все ещё спят?
- Нет. Патрисиа давно встала.
- Да? И где же она?
- Она в бассейне. Вы знаете, сеньор, мне показалось, что эта девушка рылась в ящиках секретера.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 22:10)

0

17

Виториа

- Виториа!!! - Магда кричала, словно её резали. - Сюда! Виториа!
Всполошенная Виториа влетела в гостиную и увидела свою подругу всю в слезах, а рядом совершенно растерянного слугу Порфирио.
- Что случилось?! Магда, подожди, расскажи, что случилось?!
- Твой слуга ущипнул меня! - сквозь слёзы воскликнула Магда. - Вот сюда! - И она показала на собственную ягодицу. Магда была в купальнике, поэтому место, куда Порфирио ущипнул её, было отлично видно.
- До чего мы докатились, - сказал Жоао Мануэл.
Он тоже прибежал на крик, вода капала с него, потому что он только что выскочил из бассейна.
- Я вошла в гостиную за кремом, а этот негодяй подкрался сзади и ущипнул меня.
Глядя на высокомерного Порфирио, трудно было поверить, что он вообще кого-либо в жизни ущипнул, а тем более за ягодицу.
- Это неверная информация, - сказал слуга напыщенно, - я никого не щипал. Терпеть не могу щипков.
- Ты что, совсем с ума сошёл?! - напустилась на него Виториа. - Ты что себе позволяешь с моими гостями?!
- Сеньорита глубоко ошибается, если верит в этот вздор, - невозмутимо ответил Порфирио.
- Выходит, Магда врёт?
- Лжёт, с вашего позволения.
- Ладно, же! Ты будешь разговаривать об этом с доном Лазаро! - пригрозила Виториа.
Порфирио откланялся и с достоинством удалился.
Да, Жоао теперь был частым гостем в доме Витории. Поначалу дедушка не очень обрадовался таким встречам, он подробно выспрашивал Виторию про её нового знакомого: кто, что, откуда? Как-то, когда парень и девушка возвращались домой с дискотеки, дон Лазаро подстерёг их у входа и потом строго выговорил Витории за то, что она целовалась с Жоао.
- Ты представительница рода Вентурини, а ведёшь себя как какая-то!..
- Ну, договаривай! Шлюха? - подначила деда внучка.
- Виториа, что за слова?!
- Дед, ты безнадёжно отстал от жизни! Сейчас в первый вечер не только целуются...
- Что?! Надеюсь, до этого у вас ещё не дошло?
- Может быть, - загадочно сказала Виториа. Ей нравилось поддразнивать деда.
- Виториа, я прошу тебя, будь осторожна! Не забывай, кто ты!
- Я - обыкновенная девушка!
- Нет, ты не обыкновенная!
Но постепенно в доме привыкли к Жоао и уже поговаривали о возможной свадьбе.
Витории Жоао нравился. Правда, сказать, что она была в него безумно влюблена, - нельзя. Она часто делилась с Магдой своими соображениями на этот счёт.
- Парень хороший, - говорила она.
- Отличный парень! - подхватывала Мавда.
- Но совсем недавно ты говорила, что не очень веришь ему. - Виториа ловила подругу на слове.
- Я пригляделась к нему - нет, он не обманет.
- Возможно, возможно...
Виториа проводила с Жоао очень много времени, можно сказать, что всё свободные часы она отдавала своему ухажёру. Они ходили в рестораны, на дискотеки, купались, загорали - очень весело проводили время.
- Дедушка! Мне надо поговорить с тобой о нашем слуге, - Виториа решила не откладывать дела в долгий ящик. - Представляешь, что он сделал?
- Нет, не могу себе представить, чтобы Порфирио сделал что-нибудь из ряда вон выходящее, - улыбнулся дон Лазаро.
- И тем не менее! Он ущипнул Магду за... ну, пониже спины.
- Порфирио! - позвал слугу дед. - Пойди сюда.
- Да, сеньор, к вашим услугам. - Порфирио был как всегда - сплошная учтивость.
- Виториа сказала мне сейчас кое-что ужасное. Ты позволил себе неприличный жест по отношению к нашей гостье.
- Прошу прощения, это не соответствует действительности.
- Выходит, Виториа лжёт?
- Её ввела в заблуждение её подруга.
- Магда наврала?! - возмутилась Виториа. - Ты её ущипнул!
- Я не щипал.
- Щипал!
- Не щипал!
- Щипал, вот сюда! - Виториа повернулась к деду спиной и показала ему место, в которое Порфирио ущипнул Магду.
- Не надо мне показывать разные ваши глупости! - замахал руками дед. - Убирайтесь оба! Сами выясняйте свои недоразумения.
- Ах, так?! Защитить моих гостей в этом доме некому?!
Виториа была вне себя от обиды.
- Ну, ладно-ладно, давайте разберёмся, - сказал дед. - Тебя, Виториа, мы уже выслушали. Что теперь скажет в своё оправдание Порфирио?
- Всё очень просто, - сказал Порфирио с достоинством.
- Да уж! - вставила Виториа. - Просто взять и ущипнуть Магду за задницу!
- Виториа! - воскликнул дед.
- Просто Магда была в купальнике, и Порфирио обалдел.
- Обалдел? - не понял дед.
- Ну, он на неё наехал!
- Наехал? В гостиной?
- Ну, он заторчал от неё! Потащился... Дед, какой ты непонятливый! Классная тёлка - у него шары на лоб полезли. - Виториа махнула рукой. - А, что тебе объяснять!
- Пусть скажет Порфирио.
- С вашего позволения, я продолжу. Когда я вошёл в гостиную, Магда спала на диване.
- Спала в гостиной? - спросил дон Лазаро.
- Она устала, - сказала Виториа.
- Может быть, - согласился Порфирио. - Но тут я заметил, что к ней подобрался сеньор Жоао.
- «Подобрался», - передразнила Виториа.
- Именно этот глагол. Он подобрался и поцеловал её.
- Жоао?! Магду?!
- Подожди, Виториа, пусть продолжит.
- Я обратил внимание сеньориты Магды, что это не соответствует этикету - целоваться с женихом сеньориты Витории. Она возмутилась...
- Ещё бы! - опять вставила Виториа.
- И сфабриковала всю эту историю со щипком.
- Ничего не понимаю! - сказал дон Лазаро. - Кто кого ущипнул, кто спал, а кто целовался! Идите сами разбирайте свои глупости!
- Дед!
- Разговор окончен!
Но Виториа не могла оставить невыясненным этот инцидент. Она подкараулила Порфирио и спросила его напрямик:
- Они, правда, целовались?
- Да, сеньорита.
- Поклянись матерью!
- У меня не было матери. Меня воспитывала тётка из Австрии.
- Поклянись этой тёткой!
- Клянусь.
- Вот ты и попался! Спящий не может целоваться!
- Надо уточнить, что, как только сеньор Жоао склонился над Магдой, она тут же открыла глаза, обняла его и притянула к себе. Им было там очень хорошо, на диване.
Эти новые подробности несколько обескуражили Виторию. Неужели? Нет, они не могли поступить так, Порфирио брешет как собака.
Тем не менее, она решила выяснить всё у Жоао.
- Что ты?! Ничего подобного! - вскричал оскорблённый жених. - Магда вошла в гостиную за кремом, мы посидели с ней на диване и поговорили о разной чепухе. Разве с Магдой можно говорить о чём-то серьёзном? Вот и всё.
- Значит, она не спала? - спросила Виториа.
- Нет. Просто сидела.
- Ты точно помнишь?
- Точно.
Виториа опустила голову. Дело в том, что Магда как раз сказала, что спала и вообще не видела Жоао. Просто Порфирио подошёл и ущипнул её. «Показания» вступали в противоречие.
На самом-то деле кое-что было иначе, и мы не станем скрывать этого от читателя.
Жоао действительно целовался с Магдой, но было это далеко не в первый раз. Они заранее договорились встретиться в гостиной, пока Виториа загорает.
А Порфирио действительно застукал их. Но дальнейшие его действия несколько расходятся со словами. Слуга попросту стал шантажировать Магду, требуя у неё быть более благосклонной к нему. Магде это не понравилось, и она заявила, что Виториа скорее поверит ей, чем слуге.
- Знаешь, - сказала Виториа Жоао, - Порфирио никогда бы не позволил себе того, о чём говорит Магда...
- Боже мой, Виториа. Это их дела, я здесь причём? Я как раз собирался сегодня поговорить с твоей матерью, хотел сделать предложение...
- Знаешь, не стоит пока этого делать.
- Но почему?!
- Потому что я не очень верю тебе.

Дон Лазаро

После смерти сына дон Лазаро заметно сдал. И хотя он всё ещё продолжал быть крепким и властным стариком, от близко знавших его людей не могла укрыться постоянная тревога в его глазах. Он по-прежнему живо интересовался делами семьи и фирмы, но всё чаще и чаще уединялся в своей закрытой для всех остальных комнате.
Это была комната его и покойной жены Марии Элены... Здесь он забывал обо всём окружающем, здесь он был наедине со своим прошлым...
- Сегодня у нас будет особенный вечер, Мария Элена. Я познакомлю тебя с одним моим другом, - сказал дон Лазаро, глядя на портрет своей жены.
- Он холостой? - услышал он в ответ голос Марии Элены.
- Да. Он не женат. Это не имеет значения, просто мне нужен помощник в офисе, возможно, даже компаньон.
Вот так всё и началось...
- Если бы я только знал, если бы я мог представить, чем это кончится, что всё так обернётся... Я бы никогда не познакомил вас. Мария Элена, почему ты мне изменила? Почему? Я ведь так тебя любил, Мария Элена! - его губы, казалось, сами шептали все эти признания и упрёки.
Это Рубен, Мария Элена. - Видения прошлого плотным кольцом обступали дона Лазаро.
- Очень приятно, - словно только сейчас произнесла Мария Элена, глядя на красавца Рубена.
- О-о-о! - как от зубной боли взвыл дон Лазаро. - Ты сказала «очень приятно»! Тебе было очень приятно, да? Ты польстилась на этого дешёвого Дон Жуана!
Забыв о болях в пояснице, дон Лазаро резко встал с кресла и заметался по комнате...
- Зачем я пришёл сюда? Ты здесь. И ты споришь со мной! Да, ты здесь, здесь... - Дон Лазаро в бешенстве крушил всё, что попадалось ему под руку. - Не плачь! Ты всё равно не искупишь слезами то, что ты совершила. Тебе нет прощения!
Дон Лазаро в бессилии опустился на кресло. Его глаза были прикрыты, казалось, он не дышит... И только губы его продолжали что-то беззвучно шептать.
- Мария Элена... Мария Элена, ты была так красива в тот вечер. Так хороша... Он смотрел на тебя, пожирал тебя глазами... - Голос дона Лазаро усиливался. - Почему ты мне изменила? Я так тебя люблю!.. И как же я тебя ненавижу!
Теперь он почти кричал.
- Изменница! Изменница... - голос дона Лазаро уже грохотал за пределами комнаты.
Виториа вбежала в комнату матери. На лице её был испуг.
- У него опять началось, мама!
- Откуда ты знаешь? - спросила Изадора, понимая, о чём идёт речь.
- Я видела, как он вошёл в эту комнату.
- Ну и что из этого? - успокоила Изадора дочь. - Там он возвращается в прошлое. Ему, наверное, это очень нравится.
- Но чем он там занимается?
- Не знаю, Виториа. Не знаю. Но как бы там ни было, он очень страдает. - Изадора обняла дочь. - Некоторые люди так цепляются за своё прошлое, что бывает очень нелегко вырвать их оттуда...
- Неужели он разговаривает с бабушкой? - Виториа была сильно напугана.
Впрочем, причуды дона Лазаро, конечно, не остались незамеченными вездесущим Порфирио. Он доложил об этом Валентине.
- Ты в этом уверен?
- Да. Он же каждый день запирается там с восьми утра.
- Да, слышала, что он кричал...
- Вы слышали это впервые?
- А это что, всем известно? Ты тоже слышал?
- И не раз, дона Валентина.
- И на кого же он кричит?
- По-моему, - Порфирио понизил голос, - он там спорит с покойной женой.
Валентина испугалась. Если даже слуги знают, что у старика не всё в порядке с головой, то это очень скоро может стать известно и за пределами дома. Сумасшедший владелец фирмы «Дизайнерс Вентурини»! Отлично звучит.
- Послушай, Порфирио, тебе пора бы отучиться подслушивать под дверью, - строго выговорила она слуге.
- Это инсинуация, - с достоинством отпарировал тот. - Дон Лазаро так сильно напрягает голосовые связки, что его голос слышен во всём доме. Я могу, конечно, затыкать уши, но тогда я не услышу ваших приказаний.
- И что же он кричит?
- Разное... Много эмоциональных всплесков, лишённых смысла. Как-то: ах, ох, ой, ух, эх и так далее. Но особенно часто дон Лазаро произносит одно слово.
- Какое?
- С вашего позволения - «изменница».
- Тихо! Что ты так орёшь! - вскинулась Валентина, хотя Порфирио вовсе не орал.

Фелипе

Надо ли приводить примеры, когда страсть к добрым старым танцам перерастает в страсть любовную? Ах, эти фокстроты и танго, они пронизаны истомой и любовным влечением, гениальный человек придумал их. Кстати, он был из Латинской Америки.
Но мы оторвёмся от экскурса в историю танцев и расскажем об их верных поклонниках - Фелипе и Беренисе. Конечно, и их танцы сблизили настолько, что они уже не представляли себе жизни друг без друга.
Фелипе так привязался к Беренисе, что разыскивал её по телефону, в каком бы конце города она ни оказывалась в этот момент.
- Приезжай, мне так одиноко без тебя.
И Беренисе приезжала. Они проводили упоительные вечера в беседах и скромных любовных ласках.
Фелипе часто водил Беренисе в рестораны и клубы, а она всю жизнь только и мечтала о красивой жизни. Делая красивыми других, так хочется и самой блеснуть на каком-нибудь богатом и пышном ужине.
Одна беда - Фелипе уж очень сильно пристрастился к спиртному.
Как-то он позвонил Беренисе и попросил срочно приехать.
Беренисе не заставила себя ждать. Но Фелипе был в таком состоянии, что она даже испугалась.
- Нейде, - позвала она служанку, - пожалуйста, приготовь кофе для хозяина и расстели его постель.
- Мы что, ляжем с тобой вместе? - заплетающимся языком спросил Фелипе.
- Нет, милый, ты ляжешь один. Но сначала ты выпьешь чашку крепкого кофе.
- Кофе! Фу! Где мой стакан? - Фелипе обвёл комнату пьяным взглядом.
Беренисе убрала стакан из-под его рук.
- Хватит, не надо. Ты уже достаточно выпил.
- Неправда, я ещё недопил...
- Куда ещё? Посмотри, на кого ты похож!
- A-а... ты просто ничего не понимаешь. Со мной бывало и похуже. Беренисе, Беренисе... Какое несчастье, Беренисе! Меня выгнали со службы и обвинили в коррупции, - слова Фелипе переходили во всхлипывания.
- Успокойся, не переживай. Всё образуется, - Беренисе тщетно уговаривала Фелипе.
- Поганая жизнь! Мне так стыдно... - Фелипе чуть не плакал.
- Я думаю, что вином делу не поможешь, - Беренисе пыталась приподнять Фелипе.
- Ненавижу вино!.. Нет, я не люблю пить. Меня от этого тошнит, но это помогает мне выйти из депрессии. Ты можешь меня понять? - стараясь встать, сказал Фелипе.
- Да, я понимаю.
Беренисе, ты такая милая, нежная, я не хочу, чтобы ты переживала из-за меня... Прошу тебя, налей мне ещё глоток... - Фелипе поискал глазами бутылку.
Фелипе, умоляю, не надо...
- Что здесь происходит? - в комнату решительно вошёл Жоао.
- Ему стало плохо, и он мне позвонил, - почему-то стала оправдываться Беренисе.
- Да, я ей позвонил... - Фелипе приподнялся было, и снова упал на диван.
- Ты что, пьян, отец? - Жоао подошёл к отцу.
- Слушай, парень, не зли меня, понятно? - огрызнулся Фелипе.
- Ему не следовало так много пить, - Беренисе взглянула на Жоао.
- Я отведу тебя в спальню, чтобы ты проспался, - грубовато сказал Жоао.
- Не трогай меня, я обойдусь без твоей помощи! - слабо отбрыкивался Фелипе.
- Послушай, Фелипе, идём в спальню, там ты отдохнёшь, а Нейде принесёт тебе кофе. - Беренисе взяла Фелипе за руку.
- Беренисе, - расплылся тот. - Дай я тебя поцелую...
- Пойдём, Фелипе, пойдём, - мягко отстранилась она.
Фелипе поднялся и опёрся на её плечо.
- Какое несчастье, какое несчастье... - приговаривал он. - Ты знаешь, меня выгнали со службы... Теперь мне стыдно смотреть людям в глаза...
- А напиваться как свинья тебе не стыдно? - спросил Жоао.
Беренисе довела Фелипе до спальни и положила на кровать.
- Прошу тебя, успокойся.
- Как я опустился...
Кое-как Беренисе удалось заставить его выпить чашку кофе. Через пять минут Фелипе спал.
- Ничего, - сказала она Жоао. – Проснётся, как ни в чём не бывало...
- И опять напьётся, - ответил Жоао.
- Тебе надо относиться к этому с пониманием... Он сейчас в таком состоянии...
- Это у него уже давно...
- Всё равно, надо быть терпимее... Человек остался без работы, столько проблем сразу...
- А вам какое дело? Нечего совать свой нос, куда не просят, - вдруг взбеленился Жоао.
Беренисе сдержала обиду.
- Всё-таки тебе надо быть повнимательнее к нему...
Жоао распахнул дверь:
- Прошу вас. Всего доброго.
Беренисе взяла свою сумочку.
- Он ведь твой отец...
- Я сказал - прошу, - Жоао снова указал на дверь.
Беренисе вышла.
- Как мне надоели эти людишки, - сказал Жоао громко, с таким расчётом, чтобы Беренисе услыхала его.
Беренисе давно замечала заносчивость и грубость Жоао, но принимала это за простую юношескую шероховатость. Сегодняшнее поведение сына Фелипе глубоко оскорбило её.
Дома она поделилась своей обидой с отцом и Фернандой. Эмилио даже предложил поколотить нахала.
- Как Жоао отличается от Патрисии, - сказала Беренисе. - Такая воспитанная девушка, и такой грубый брат.
- А может быть, он прав? - сказала Фернанда. - Его отец пьёт, а ты поддерживаешь.
- Я не поддерживаю, Нанда, но надо же понять, что у человека такое положение сейчас.
- Какое ещё положение? Ты же говоришь, что он богатый. Зачем же ему тогда работа?
- Дело не в этом. Он работал на бирже и заключил не совсем законную сделку. Его выгнали, а это позор.
- И из-за этого надо напиваться каждый день?
- Горе можно утопить в вине, - сказал старик Эмилио.
- Ну да! - воскликнула Фернанда. - Ты поддержишь любого пьяницу!
- Речь не о Фелипе, а о его сыне, - напомнила Беренисе. - Он знаете, что ещё сделал? Заявил мне, что маникюрша должна приходить в дом с чёрного хода. Нечего, мол, лезть через парадную дверь.
- Нет, этот молокосос от меня дождётся, - пригрозил Эмилио.
Потом Фелипе пригласил Беренисе в клуб «Пулистано». Это было очень модное и очень дорогое место. Беренисе выгля¬дела прекрасно.
Фелипе был в ударе, он весь вечер рассказывал Беренисе о старинных бразильских родах, о знаменитых семьях, о богатых династиях. Ведь и сама семья Фелипе была знаменитого рода.
- А почему бы тебе не написать об этом книгу? - предложила Беренисе.
- Правда, ты так считаешь? Я подумаю. Только вот есть ли у меня способности?
- А ты попробуй, и узнаешь.
- По крайней мере, будет, чем заняться, - горько пошутил Фелипе.
- Ты подарил мне чудесный вечер, - сказала Беренисе с улыбкой.
- О чём ты говоришь? Ты заслуживаешь много большего и совсем не обязана заботиться о каком-то пьянчуге.
- Прекрати...
- Я ведь даже не помню, как очутился в постели.
- Мы с Жоао отвели тебя.
- С Жоао? - не поверил Фелипе.
- Да, с твоим сыном.
- Он ничего тебе не сказал? Не грубил тебе?
- По-моему, он не жалеет меня, - ответила Беренисе не сразу. - А откуда ты знаешь, что он грубил?
- Он так говорит со всеми. Не обращай внимания.
А на следующий день снова раздался звонок.
- Беренисе, приезжай. Так получилось, что я вдруг увидел бутылку, и мне пришлось её распечатать.
Беренисе была в отчаянии.

Отредактировано juliana8604 (15.04.2020 22:21)

0

18

Жесика

После недавней поездки на ранчо Жесика и Патрисиа встречались довольно часто. Им было хорошо друг с другом. Впервые у Жесики была такая подруга. Вместе с Патрисией ей было покойно и весело. И даже частое отсутствие отца уже не так тяготило девушку. Рикардо тоже был весьма доволен новой дружбой дочери. Патрисиа нравилась ему. И хотя он, как обычно, попытался узнать фамилию девушки, чтобы составить себе представление о ней, его ничто не насторожило. Патрисиа казалась ему девушкой из очень хорошей семьи, воспитанной, умной - словом, такой, какой должна была быть подруга его дочери. Кроме того, Патрисиа была очень красива, и это тоже нравилось Рикардо. Порой он ловил себя на мысли, что ему приятно бывать в обществе этой девушки, видеть её ладную спортивную фигурку, а взгляд Патрисии необъяснимо волновал его. Казалось, что он говорит нечто большее, чем все лёгкие, ни к чему не обязывающие слова, которые произносит эта девушка.
Жесика радовалась добрым отношениям, которые складывались у её отца и Патрисии. Нередко они теперь ужинали все вместе, когда отец бывал свободен.
Но по-прежнему Жесика не переносила одиночества. И если случалось так, что ни отец, ни Патрисиа не могли быть с нею, она не знала, куда себя девать.
Вот и в этот злополучный вечер Патрисиа была занята, а отец, хотя и обещал поужинать с нею, не смог выполнить своего обещания. Жесика в обиде ушла из дому и до глубокой ночи не возвращалась.
- Вот несчастье! Сколько там времени? Полпятого? Боже! Она не сказала, с кем она?.. Ничего? - Рикардо в волнении шагал по комнате.
- Сеньор Рикардо, она очень расстроилась, когда узнала, что вас не будет к ужину. - Анжелина чувствовала свою вину в том, что Жесики не было дома.
- Вот беда! Придётся разыскивать эту девчонку по всем барам и ресторанам... - Рикардо решительно направился к двери.
Но в этот момент пронзительно зазвонил телефон.
- Алло! Да, да, Миранда... Что? Где это? Да, я сейчас еду туда.
- Что случилось?! - испугалась Анжелина. У Рикардо было совершенно потерянное лицо.
- Её нашли в номере какого-то мотеля!.. Похоже, она без чувств...
- Почему без чувств?
- Сказали - слишком много выпила!
Мотель был настолько захудалым, что Рикардо поначалу даже не поверил, что его дочь может быть именно здесь.
Но у входа стояли какие-то мужчины и махали ему руками.
- Вы сеньор Миранда?! Сюда!
Жесика лежала на диване в холле совершенно бледная и безжизненная.
- Какой-то мужчина привёз её сюда, - рассказывали Рикардо, пока он пытался привести дочь в чувство.
- Кто он? Вы его знаете?
- Нам трудно всех упомнить. Мы нашли её документы в машине...
- Жесика, дорогая моя, что произошло? Ты можешь со мной говорить?
- Ей дали крепкого кофе. Она сейчас придёт в себя.
- Что она пила?
- Они заказывали одну водку, сеньор.
- Проклятье! Я прикрою ваш притон!
- Но кто же мог предполагать, что так выйдет? - оправдывался хозяин. - Она показала нам документы. Она уже совершеннолетняя...
- Она вообще не пьёт! Вы видите, что с ней?
- Да мы и сами чувствовали неладное...
- Но как вы позволили уйти этому негодяю?
- Он заплатил вперёд. Не следить же нам за посетителями.
- Следить! Именно следить! - закричал Рикардо.
- Тогда, сеньор, вы заранее звоните нам, когда ваша доченька решит пуститься во все тяжкие, - язвительно заметил хозяин.
- Что?! - заорал Рикардо.
Хозяин склонился к его уху и шепнул:
- Пошёл вон отсюда, чистюля, и свою потаскуху забирай, понял?
Рикардо не ожидал такого. Он вытаращил глаза на хозяина.
- Скажи спасибо, что весь мотель не прошёл через неё, - гадко улыбнулся хозяин. - Видно, не стоило тебе звонить.
Рикардо уже хотел замахнуться на негодяя, но рядом с хозяином появилось трое дюжих парней весьма решительного вида.
Рикардо взвалил дочь на спину и ретировался. Ему пришлось проглотить обиду.
Жесика пришла в себя только на следующий день к вечеру.
- Боже, - сказала она, открыв глаза. - Как болит голова, прямо раскалывается...
- Выпей это, тебе станет лучше, - Анжелина подала Жесике какое-то лекарство.
- Давай, а то у меня во рту пересохло, как в пустыне.
Жесика выпила микстуру, и ей действительно стало лучше.
- Что со мной было? - спросила она.
- Опять ты доставила хлопот своему отцу.
- Дай-ка вспомнить... Подожди, - Жесика наморщила лоб. - Я вчера познакомилась с каким-то мужчиной...
- Как его звали?
- М-м... не помню... Мы пошли в бар, а больше ничего не помню.
- Ты слишком много выпила. Твой кавалер оставил тебя в номере мотеля в бесчувственном состоянии.
- Ты что? Правда?
- Да, нам позвонил хозяин мотеля...
- И?
- Отец поехал за тобой.
- Отец? - досаде Жесики не было предела.
- Видишь, какой позор, - покачала головой Анжелина.
- Погоди, значит, меня нашли в номере мотеля?
- И очень грязного, надо заметить.
- А мой кавалер?
- Его не было.
- Как это? Его не было? - Жесика побледнела.
- Он сбежал.
- Почему? Почему он сбежал? Сволочь! - Жесика чуть не плакала.
- Ты сама его выбрала.
- Боже, что они со мной сделали?! - Жесика упала на подушку и горько расплакалась.
- Слава Святой Марии, ничего страшного не произошло, - сказала Анжелина.
- Откуда ты знаешь?
Врачи проверили тебя.
Потом приехала Патрисиа. Рикардо был очень рад, что подруга выбрала время. Жесика так нуждалась в поддержке сейчас.
- Я не поздно?
- Что ты! Она ждёт тебя не дождётся! - Рикардо повёл Патрисию к Жесике. По дороге он вкратце рассказал о вчерашнем инциденте.
- Ну, привет, как ты? - Патрисиа обняла подругу и поцеловала.
- Уже лучше. Мне было так плохо, Пат.
- Ей что-нибудь давали? - спросила Патрисиа Рикардо.
- Успокоительное. Она сейчас уснёт.
- Чего ж ты, а? - ласково пожурила Патрисиа Жесику.
- Мне было так одиноко. Этот противный папашка куда-то пропал! - Она скорчила мину отцу. - Вот я и пошла развеяться.
- Ну как, развеялась? - рассмеялась Патрисиа.
- И не говори.
- Ну ладно, не переживай. Отдохни хорошенько. А завтра я приеду.
Патрисиа поцеловала Жесику.
Та протяжно зевнула.
- Будете уходить, выключите свет... - сказала, закрывая глаза.
- Ей, наверное, очень одиноко дома, - сказала Патрисиа, когда они с Рикардо спустились в гостиную.
- Приходи почаще. Меня очень беспокоит её характер. Это уже второй её фейерверк за последние полмесяца.
- Я постараюсь бывать почаще.
- Очень рад, что у моей дочери такая подруга.
- Ну, мне пора. Ты вызовешь для меня такси?
- А давай я лучше сам тебя отвезу.
- Не стоит, наверное...
- Нет, обязательно.
По дороге Патрисиа много говорила о Жесике, а Рикардо всё время думал, что мысли его сейчас заняты вовсе не дочерью. Сидящая с ним рядом девушка излучала какую-то непреодолимо притягательную силу. Поэтому, когда подъехали к дому, он взял Патрисию за руку и попросил:
- Ещё минутку побудь.
Патрисиа не сопротивлялась. Она только поправила волосы и внимательно посмотрела на Рикардо.
Он снял автомобильные перчатки, взял в ладони голову Патрисии и притянул к себе.
. Поцелуй был удивительным.
- Зачем? - только и спросила Патрисиа.
- Прости, я не удержался. Мне было так приятно.
- Ты с ума сошёл.
- Когда мы теперь увидимся?
- Завтра я зайду к Жесике.
- Я не это имел в виду, - сказал Рикардо. - Когда мы встретимся с тобой?
Патрисиа посмотрела Рикардо в глаза и тихо произнесла:
- Ты играешь с огнём.
- Я люблю такие игры, - улыбнулся Рикардо.
- Надеюсь, ты не играешь с людьми?
- Ты думаешь, я играю с тобой? Ты меня боишься?
- Очень, - сказала Патрисиа. Рикардо не понял - шутит она или всерьёз.
- Не надо меня бояться, - сказал он покровительственно, - я не сделаю тебе ничего плохого.
«А я постараюсь», - подумала Патрисиа, но вслух, конечно, этого не сказала.

Изадора

- Потом они поужинали в ресторане, и сеньор Андре повёз девушку домой.
Детектив, нанятый Изадорой, делал свой первый отчёт.
- А где она живёт? - Изадора слушала детектива внимательно, и даже кое-что записывала в блокнот.
- В районе Лапа Дебейшу.
- М-м... не знаю такого.
- Это очень далёкий и очень бедный район, - сказал детектив.
- Странно, - пробурчала под нос Изадора.
- Потом они целовались в подъезде, потом сеньор Андре поехал домой.
- Это всё?
- Нет, девушка работает в банке, в отделе личных сейфов. Андре очень часто звонит ей туда. Вот теперь - всё.
- Подождите, а как зовут девушку? - Изадора подняла на детектива глаза.
- Эта моя голова! - хлопнул детектив себя по лбу. - Самое главное. У меня тут записано. Вот, Фернанда Кастро.
- Что?! - чуть не закричала Изадора. - Вы не ошиблись?
- Нет. Фернанда Кастро. Всё верно.
- Можете идти.
- Мне прекратить наблюдение? - робко спросил детектив.
- Ни в коем случае! Я должна знать о каждом их шаге! Кстати, где сейчас Андре?
- Он здесь, на фирме, - немного удивился детектив.
- Ах, да, вы свободны.
И только когда детектив вышел, Изадора дала волю своим чувствам.
С ума сойти! Неужели это та самая Фернанда? Не может быть! Андре не мог! Нет, он не мог поступить так подло! Впрочем, откуда он знал, что я увела от этой простушки Марко? Но всё равно! Нет, это невообразимо!
Изадора вскочила и выбежала в коридор.
- Вы не видели сеньора Андре? - спросила она у пробегавшей мимо секретарши.
- Он у себя, дона Изадора.
Перед дверью в кабинет Изадора взяла себя в руки, успокоилась и даже изобразила некое подобие улыбки на лице.
- Привет, Андре, как деда?
- Ты одна из тех редких женщин, которым и по утрам удаётся оставаться красивыми, - ответил Андре комплиментом.
- Ты не мог бы помочь мне? - сразу же перешла к делу Изадора.
- С удовольствием. А в чём, собственно?
- Потом скажу. Может, пообедаем вместе?
- С не меньшим удовольствием.
- В последние дни ты как-то удалился от меня. Может быть, завёл любовницу? - словно в шутку сказала Изадора, но внимательно проследила за реакцией Андре.
- Даже если заведу, ты всегда будешь на первом месте. Правда, боюсь, у тебя я первого места не занимаю.
- Почему же?
- Я мало интересую тебя. Может быть, даже мужчины тебя не волнуют вовсе.
- Что ты имеешь в виду? - насторожилась Изадора.
- Мне кажется, что твой покойный муж ухитрился сделать тебя фригидной.
- Не говори глупости. Просто сейчас мне не до секса.
- Тебе всегда было не до этого.
- А тебе нужна только постель?
- Мне нужна ты.
Изадора чуть не вцепилась лжецу в глаза своими острыми ноготками, но опять сдержалась.
- Так вот о деле. Я бы хотела положить некоторые свои драгоценности в банк. Ты отвезёшь меня туда?
- Разумеется. Я всех там знаю. Мы всё устроим в момент.
- Хорошо, завтра утром, ладно?
- Ладно. А как же обед?
- Я передумала.
На следующее утро оба с утра были в банке.
Служащий проводил их в отдел личных сейфов и раскланялся.
- Привет, Фернанда! - сказал Андре, входя вместе с Изадорой.
- Здравствуй, Андре, - Фернанда подняла голову и обомлела. Перед ней стояла её давняя ненавистная знакомая Изадора.
Изадора тоже застыла на месте. Фернанда оказалась той самой!
- Я и не знала, что ты здесь работаешь, - только и сумела выговорить Изадора.
- А разве вы знакомы? - удивился Андре.
- Да, - сказала Фернанда.
- Господи, конечно, где же ещё она может работать, - наконец пришла в себя Изадора. - Ведь эта девушка так любит денежки. Ты только представь себе, Андре, она пыталась окрутить моего сына! - Изадора наигранно засмеялась.
Фернанда спокойно встала, вышла из-за стола, резко развернула обидчицу и указала ей на дверь.
Андре даже не успел толком ничего понять.
Фернанда отряхнула руки, словно держала в них только что какую-то пакость, и сказала:
- Это вам не дом Вентурини, я не собираюсь выслушивать ваши оскорбления.
Изадора заверещала, словно её жгли.
- А-а-а!!! Я ни за что не оставлю здесь свои драгоценности, я не доверяю этой девке!
- Выбирай себе знакомых, Андре, - с улыбкой сказала Фернанда. - Смотри, а то запачкаешься - злоба заразительная штука.
Изадора задохнулась от бессилия. Она забыла себя, бросилась на Фернанду и выцарапала бы ей глаза, но Андре успел схватить её.
- Спокойно, ты что, Изадора?!
- Убери отсюда эту развалину, - засмеялась Фернанда. - Мне потом целый день песок выметать после неё!
Изадора изловчилась снять с ноги туфлю и замахнулась, но Андре опять удержал её.
- Я сегодня так плотно цозавтракала, - сказала Фернанда. - Боюсь, меня сейчас стошнит от неё. Убирайтесь оба!
От бешенства Изадоре даже стало плохо. Андре поспешно вывел её на воздух. Фернанда весело смеялась им вслед.
- Какая неприятность, - говорил Андре. - Надо же!
- Она... она... - всё ещё задыхалась от душившей её ненависти Изадора. - Она негодяйка.
- Но ты говорила, что сама выставила её за дверь. Выходит, она ни в чём не виновата?
- Она?! Не виновата?! Она... она вульгарна! И чтобы Марко!..
- Значит, ты выставила её, когда они собирались пожениться? - спросил Андре. Честно говоря, он еле сдерживал смех.
- Я вовремя это сделала!
- И твой сын не возражал?
- Я забочусь о его будущем! - гордо воскликнула Изадора.
- Ты обо всём так заботишься? - спросил Андре иронично.
- А почему это ты так защищаешь эту хищницу? Она тебе нравится?
- Да я её почти не знаю, - воскликнул Андре. - Что ты там ещё выдумала?
- Пусти меня, - сказала Изадора, - я сама доеду домой. С меня сегодня уже хватит.
Она выяснила всю правду. Только чего ей стоила эта правда...

0

19

Энрике

Прошло уже несколько дней после их встречи, а Валентина буквально не выходила у него из головы. Но тщетно Энрике говорил себе, что такие встречи не повторяются, ноги сами несли его к «Геллэри»... Конечно же, он не встретил там Валентину, зато постоянно в его мыслях присутствовали малейшие детали их странного свидания.
И вот настал день, когда, не в силах более сдерживать себя, Энрике появился в приёмной Валентины.
- Что ты здесь делаешь? - увидев Энрике, Лусиана, секретарша Валентины, чуть не подпрыгнула на стуле.
- Мне нужно поговорить с Валентиной о делах, - сказал Энрике серьёзно.
- О каких делах, сумасшедший? - Лусиана не могла прийти в себя от удивления.
- Это тебя не касается, скажи ей... - Энрике поправил галстук.
- Я даже не знаю, Энрике... - колебалась Лусиана.
- Ну, иди же! - не дал ей опомниться Энрике.
Лусиана нерешительно вошла в кабинет.
- Разрешите, дона Валентина, - закрывая за собой дверь, сказала девушка.
- Что такое? - Валентина подняла голову от бумаг.
- Там этот парень, брат Бианки... Он хочет поговорить с вами.
- Со мной?! - от удивления Валентина выронила ручку.
- Да, - Лусиана отвела взгляд, ожидая гнева начальницы.
- Послушай, Лусиана, какие у него могут быть здесь дела? Что ему от меня нужно? - глаза Валентины холодно блеснули.
- Не знаю, я сказала ему, что вы очень заняты... - совсем сникла Лусиана.
- И правильно сделала. Ну ладно, у меня сегодня хорошее настроение, так что давай посмотрим, что нужно от меня этому шуту. Зови его сюда. - Валентина откинулась на спинку кресла.
- С вашего позволения, сеньора. Прошу прощения. - Лусиана облегчённо вздохнула.
Войдя в кабинет и увидев Валентину, Энрике расплылся в счастливой улыбке.
- Что тебе здесь нужно, идиот? - не дала раскрыть ему рта Валентина.
- Я пришёл к тебе, - всё, что мог сказать Энрике.
- Ты что, ненормальный? Тебе нельзя здесь появляться, - налетела на него Валентина.
- У меня к вам дело, - вдруг официально сказал Энрике.
- Какое ещё дело? - Валентина рассмеялась.
- Я пришёл объясниться в любви, - так же серьёзно продолжал Энрике. - Валентина, я всё время думаю о тебе.
- Я же просила тебя забыть обо всём, что было, - опять нахмурилась Валентина.
- Я не могу. Я уже несколько раз был в «Геллэри». Я хотел увидеть тебя...
- Нам с тобой не о чем говорить, - оборвала его Валентина. - Убирайся!
- Прошу тебя, не надо... не надо так, - совсем тихо произнёс Энрике.
- Ты не должен был сюда приходить. - Валентина немного смягчилась.
- Хорошо. Тогда скажи, как мне с тобой встретиться, если мне нельзя здесь бывать?
Валентина встала из-за стола. Вид Энрике растрогал её. Она в нерешительности зашагала по кабинету.
- Только не в «Геллэри»... Только не там... - быстро и сбивчиво заговорила она. - Ты помнишь, где мы были после?
- Конечно, помню, - быстро вставил Энрике.
- Тогда жди меня там в девять часов вечера. А теперь давай уходи. Быстро! - не глядя на него, сказала Валентина.
Энрике повернулся к двери.
- Подожди... - остановил его голос Валентины. - Помнишь, о чём мы договорились? - она взглянула на него в упор. - Так что не делай глупостей, понял?..
Вид у Энрике был очень довольный, когда он снова оказался в приёмной.
- Вот видишь, Лусиана. Ничего страшного не случилось. Она не стала меня прогонять. Так что не беспокойся, пока.
- После ухода Энрике Лусиана ещё долго стояла, как загипнотизированная.
- Боже мой, неужели я не ослышалась?.. - наконец произнесла она.
Вечером, увидевшись с Лусианой, Бианка заметила, что та чем-то озабочена.
-  Что с тобой сегодня? — спросила она у подруги.
- Извини, Бианка, я даже не знаю, как тебе рассказать... - в замешательстве произнесла Лусиана.
- Подожди, Лусиана, мы же с тобой друзья... - скрытность подруги уязвила Бианку.
- Я сегодня сделала ошибку. Я такое узнала... - наконец решилась Лусиана. - Мне от этого не поздоровится.
- Да объясни же ты наконец толком! - теряла терпение Бианка.
- Ну слушай! Сегодня к нам приходил Энрике. Ему захотелось поговорить с Валентиной, - затараторила Лусиана.
- Что? Этот разгильдяй? Что он там забыл? - перебила подругу Бианка.
- Я слышала, о чём они говорили.
- Тогда выкладывай, - от любопытства Бианка приоткрыла рот.
- Они договаривались о встрече! - выпалила Лусиана.
Бианке показалось, что её оглушили чем-то тяжёлым.
- То есть, по-твоему, Энрике решил приударить за Валентиной? - медленно соображала Бианка.
- Мне ясно только одно. Они познакомились ещё раньше. Сначала она нервничала, волновалась, а потом сказала, что будет ждать его в какой-то квартире, - Лусиана перешла на шёпот.
- Этого не может быть! - недоверчиво произнесла Бианка.
- А потом она его сразу выпроводила... Сегодня они должны встретиться. Ты что-нибудь понимаешь, Бианка? - Лусиане стало легче после того, как она выговорилась.
- Чушь какая-то! Этот придурок! Как ему это удалось? - Бианка не могла прийти в себя.- Ты точно не ослышалась, Лусиана?
- Нет, Бианка!
Уверенность подруги придала решимость Бианке.
- Ну, ничего, он расскажет мне всё как есть! - Бианка заговорщицки посмотрела на подругу.
А вечером того же дня, лёжа в объятиях Валентины, Энрике взволнованно признавался ей в своих чувствах.
- Ты не представляешь, как я скучал...
- Обманщик, зачем ты мне лжёшь? - Валентина перебирала в своих руках волосы Энрике.
- Мне казалось, что мы больше не увидимся, - продолжал он.
- Ты очень рисковал, когда пришёл ко мне на работу. - Валентина нежно поцеловала Энрике.
- Я не стал тебе звонить, потому что наш разговор могли подслушать. - Ему хотелось оправдать свой визит на фирму.
- Ладно, только больше не делай этого. Никогда. - Валентина закрыла тему.
- Не бросай меня, ладно?
Тон Энрике растрогал её.
- Что ты от меня хочешь? - спросила она, в упор, глядя на него.
- Только любви и ласки. Больше ничего, - ответил Энрике. - А ты хочешь, чтобы я тебя боялся... - тихо добавил он.
- Нет, Энрике, не хочу. Я только предупреждаю, чтобы ты был осторожнее. Я же занимаю немалую должность. И я должна заботиться о своей репутации.
- Я не собираюсь портить твою репутацию. Мне ничего не надо, кроме одного. Я только хочу любить тебя, - Энрике пылко обнял Валентину и стал покрывать её тело поцелуями...
- Эта квартира станет нашим убежищем. Здесь мы будем откровенны друг с другом. Здесь я буду любить тебя... - в перерыве между объятиями шептала Валентина.
- Здесь будем только ты и я! И больше никого, ничего... - вторил ей Энрике.

Ана

Изадора требовала результатов.
- Мне не нужно рассказывать о твоих любовных победах, - распекала она Ану Марию Батисту. - Я не для того наняла тебя, чтобы ты только миловалась с этим негодяем. Мне нужен компромат на него! Любые доказательства того, что он прикончил свою жену.
- Но как искать то, о чём ничего не знаешь? - Ана пожала плечами. - Что это - пистолет, окровавленный нож, перчатки, что?
- Какой ещё нож? Его жена утонула во время подводной охоты. Труп не нашли. Нам нужны хотя бы косвенные улики.
- Какие же?
- Я знаю, что Марсела вела дневник. Ты должна добыть его. Там наверняка что-то есть.
- Надо было сказать раньше, я бы уже принесла вам его, - сказала Ана.
- Что? Это возможно? - Изадора не поверила такой удаче.
- Конечно. Будьте уверены, дневник его жены вы получите.
Ане было немного страшно. Ведь с некоторых пор она стала вести двойную игру. Нет, она пока ни о чём не говорила Рикардо, но и действовать против него уже не могла. Этот сильный, красивый и щедрый мужчина полностью завладел её сердцем. Конечно, Ана встречалась с подобными мужчинами и раньше, но это были короткие встречи, целью и единственным содержанием которых была постель. Ана ненавидела их поспешность, их сальные глазки и потные руки, их трусость и дурацкую конспирацию - не дай Бог узнает ещё кто-нибудь!
Рикардо был совсем другим. Он был спокойным и уверенным в себе. Он запросто выводил Ану в самые людные места, вовсе не стеснялся её и не прятал. Она впервые почувствовала себя не дешёвой проституткой, а достойной женщиной. Да что там говорить - она просто влюбилась в Рикардо. Неужели она теперь своими же руками погубит его?
- Мне надо поговорить с тобой, - сказала Ана ему по телефону.
Рикардо понял, что дело важное и срочное, поэтому сразу же согласился.
Ана долго не могла подойти к главному, она пыталась ещё и ещё раз получить подтверждение верности своего выбора. Правильно ли она делает, что ставит на Рикардо? Всё-таки годы нечистой жизни сделали своё дело - Ана стала подозрительной во всём.
Наконец она решилась.
- Ты был прав, Рикардо, - с трудом начала она, - когда подозревал меня. Ты был абсолютно прав. Изадора наняла меня следить за тобой.
- Очень любопытно...
- Пожалуйста, дослушай меня и не перебивай, - попросила Ана. - Я согласилась на эту работу только из-за нужды.
- Но теперь получается, что ты отказываешься от неё?
- Да.
- Почему?
- Потому что полюбила тебя и не могу больше лгать. - Ана закрыла лицо руками и разрыдалась.
Для Рикардо это было весьма приятным открытием. Он успокоил Ану, сказав, что тоже любит её, хотя всегда знал, не подозревал, а именно знал твёрдо - она шпионка Изадоры.
- Так что мы оба были неосторожны. Впрочем, я не жалею об этом.
- Она хочет, чтобы я нашла какой-то дневник. Она уверена, что в нём есть доказательства твоей вины.
- Какой вины?
- Она говорит, что ты убил свою жену.
Рикардо расхохотался.
- Бог мой, эту жвачку ещё не выплюнули! Отлично, Ана, Изадора получит этот дневник. Только она не найдёт там никаких доказательств, потому что их нет! Я не убивал свою жену! Вот такая странность - не убивал свою жену. Можешь ты себе это представить? - Он не мог остановиться и всё хохотал.
Ана улыбнулась сквозь слезы. Она-то думала, что её жертва куда больше, что ей придётся покрывать убийцу, но сейчас она безоговорочно поверила - Рикардо чист.
- И ты дашь мне этот дневник?
- Конечно! - Рикардо открыл ящик секретера и достал толстую тетрадь в кожаном переплёте. - Вот он. Изадора поначалу будет очень довольна.
- Поначалу?
- Да, потому что в дневнике только истерические излияния не совсем уравновешенной женщины. Марсела написала здесь обо мне ужасные вещи! Но совсем не то, что хотелось бы прочитать Изадоре. На, бери, только вытяни побольше денег из этой мерзкой бабёнки! - Рикардо протянул Ане тетрадь.
- Боже мой, - рассмеялась и Ана, - она будет прыгать от радости!
- И мы тоже!
Рикардо обнял Ану.
- Ты всё ещё любишь меня? - спросил он.
- Как никогда раньше!
Всё прошло почти так, как предсказывал Рикардо.
Радости Изадоры не было предела, она вцепилась в дневник, словно хищник в лёгкую добычу. Только вот попрыгать она себе не позволила, во всяком случае, при Ане.
- Это было трудно?
- Это было нелегко. И очень опасно, - сказала Ана. - Согласитесь, что он каждую минуту может хватиться пропажи.
- Я быстро верну дневник тебе. - У Изадоры даже руки дрожали, когда она выписывала чек. Жёлтый длинный листок бумаги.
Ана взглянула на него и сказала:
- Рикардо столько даёт на чай в ресторане.
Она положила листок на стол и выжидающе посмотрела на Изадору.
- Мало?! - наигранно изумилась та.
- Мало - это не то слово. За такие деньги проще сесть на пособие по безработице.
- Ну, хорошо, а сколько ты хочешь?
- Думаю, что, если вы припишете к этой сумме два нуля, это будет минимум.
От неожиданности Изадора даже забыла о дневнике.
- В сто раз больше?
- Вы боитесь разориться?
- Ты слишком много о себе вообразила...
- Простите, тогда я верну дневник на место, - Ана потянулась к тетради, но Изадора уже не могла выпустить её из рук.
- Ладно, согласна. Но ты - алчная женщина.
- У меня были хорошие учителя, - заметила Ана, беря новый чек с требуемой суммой.
От Изадоры она сразу же отправилась к Валентине.
Дело в том, что Валентина тоже знала и о миссии Аны, и о дневнике и её интересовал компромат на Рикардо никак не меньше Изадоры. Очевидно, она выполняла волю дона Лазаро, а у того, конечно, были причины желать неприятностей для своего компаньона. Ана, правда, не знала всех обстоятельств, но подоплёка была ясна и ей.
- Ты сначала должна была дать дневник мне, - сказала Валентина. У неё тоже загорелись глаза.
- Но договор с Изадорой я заключила раньше.
- Ладно, но он попадёт ко мне?
- В ближайшее время. Изадора знает, что я должна положить его на место.
- Превосходно! Ты отлично выполнила задание!
- Мне очень нравятся ваши слова, но... - Ана выразительно посмотрела на чековую книжку, лежащую у локтя Валентины.
- Ах да, конечно! Стоило бы, правда, подождать, пока дневник будет у меня на столе...
- Ну, мне в таком случае остаётся подумать, стоит ли так рисковать? - сказала Ана, вставая.
- Какая ты обидчивая, - остановила её Валентина. Вот держи. Этого хватит?
Сумма в чеке Ану вполне устроила. Валентина была куда щедрее Изадоры.
- Ну, она подпрыгнула, когда получила дневник? - Рикардо предвкушал любопытный рассказ.
- Мне кажется, она от радости забыла своё имя.
- У неё затряслись руки?
- Она дрожала, как листок на ветру.
- Отлично! Пусть теряет время! Дон Лазаро просто высмеет её! Ты молодец! А на вид и не скажешь! - рассмеялся Рикардо.
- Ах ты, негодник! - Ана шутливо стукнула Рикардо подушкой.
Обоим им было весело, когда они представляли лица своих врагов.
- Можно вопрос? - вдруг посерьёзнев, сказала Ана. - Что произошло с твоей женой?
- Я не люблю об этом говорить, - тоже посерьёзнел Рикардо.
- Это наводит на подозрения, согласись, - настороженно произнесла Ана.
- Я абсолютно чист. Я же говорил. - Рикардо помрачнел. – Ну, хорошо, что ты хочешь знать? Марсела была больна шизофренией. Это началось после рождения Жесики. Мы были так счастливы, а потом всё рухнуло.
Рикардо замолчал, погрузившись в воспоминания.
- А как она умерла?
- Мы отправились на уик-энд ловить рыбу. Вместе с друзьями. Остров Бэла. Там прозрачная, чистая вода. А в тот день Марсела встала раньше всех, взяла снаряжение и ушла к морю, никого не предупредив.
- Никто не видел, как она ушла?
- Никто. И она больше не вернулась. Мы нашли только её лодку. Целую неделю искали её тело под водой, но так и не нашли.
- Прости меня, - сказала Ана. - Это тяжёлые воспоминания для тебя...
Выписывая чек Ане, Изадора знала, что любая сумма будет оправданна. Ведь дон Лазаро обещал ей тридцать процентов акций. Надо было только побыстрее сообщить ему о дневнике.
- Где он? - встрепенулся старик.
- Вот он, - Изадора положила на стол тетрадь. - Итак, девушка выполнила задание. И моё участие...
- Да-да, я всё помню... Ты получишь свои акции. Но что, что там?!
- Пока ничего интересного... Ссоры, перебранки, рукоприкладство с обеих сторон...
- А угрозы? Угрозы убийства?!
- Пока не встретила... Почитаем до конца.
- Читай быстрее, я сам хочу взглянуть...
- Но дневник надо вернуть на место...
- Тогда мы сделаем ксерокопию, микрофильм... Давай быстрее!
Изадора заперлась в своей комнате, и уже до вечера весь дневник был прочитан. Разочарованию её не было предела. Ничего. Ни слова. Ни намека. Одни эмоции. Зацепиться не за что!
Изадора была вне себя от бешенства. Сколько надежд возлагала она на этот дневник и - пустышка! Нет, так это оставлять нельзя! Она выгонит Ану взашей! Она... Она...
А что ещё она может сделать? Денег уже не вернёшь. Такую сумму выложить за то, чтобы прочитать излияния истерички! Этот дневник никакого интереса не представляет… Никакого...
«Стоп, - остановила Изадора сама себя. - Так ли уж никакого? Неужели так уж ничего нельзя исправить. Конечно! Именно исправить кое-что можно!»
На следующий же день она принимала у себя довольно странного человека. Видом он напоминал старую, всё вынюхивающую крысу. Его тонкий нос был всё время в движении. Неприятное впечатление, но Изадора переборола себя. Она выложила перед человеком дневник и раскрыла его на последней странице.
- Сможете? - спросила она.
- О! Эта женщина была по-настоящему больна! - Нос человека бегал по строчкам. - Много тире, буквы написаны небрежно...
- Меня не интересует графология, - оборвала его Изадора. - Я спрашиваю: вы сможете скопировать её почерк?
- Никто не сделает это лучше меня. - Нос человека задрался вверх. - Но только это подделка... преступление…
- Вас не интересуют деньги?
- Что писать? - сразу согласился человек.
- Я страшно боюсь, - стала диктовать Изадора. - Не знаю, что может произойти на острове... но знаю, что могу...
- Могу что? - спросил человечек.
- Погибнуть. Ну, покажите. - Изадора взяла в руки листок, на котором писал человек, и дневник. Почерки совпадали идеально. - Хорошо, а теперь перенесите всё это в дневник. И добавьте: я знаю, что Рикардо меня убьёт.

0

20

Беренисе

Фелипе давно вынашивал грандиозный план - собрать за одним столом свою семью и семью Беренисе. Такой милый дружеский ужин.
Но вдруг его затея натолкнулась на непредвиденные препятствия. Очень кисло встретил сообщение о предстоящем ужине Жоао.
- Отец, может, не стоит знакомить меня со всеми своими слугами?
- Что ты сказал?! - возмутился Фелипе. - Беренисе не слуга...
- Ну, маникюрша, - вставил Жоао.
- ...она моя приятельница и даже больше!
- Любовница, - сказал Жоао с улыбкой.
- Она придёт на ужин вместе со своей семьёй. - Фелипе сдержал себя. - И ты будешь вести себя прилично.
- Я могу вообще не присутствовать на званом ужине для нищих, - пробурчал Жоао себе под нос.
Но самое странное, что идея ужина не очень пришлась по вкусу и Беренисе.
- Может, не стоит? - сказала она.
- Но почему? Я хочу тебя официально представить своей семье.
- Вот этого я и боюсь.
- Я тебя не понимаю. И больше слышать ничего не хочу. Ты придёшь вместе со своими родными, и мы прекрасно посидим.
- Если ты так хочешь, конечно, милый, - сказала Беренисе, но у самой кошки скребли на душе.
И всё-таки ужин состоялся. Правда, Беренисе пришла одна.
- Познакомься, - сказал Фелипе. - Это мои дети. Ну, с Патрисией ты знакома. А это мой сын Жоао Мануэл.
- Да мы, в общем, тоже знакомы, - сказала Беренисе.
- Жаль, что ты не привела свою дочь и деда. - Фелипе разливал вино.
- Очень хорошо, что они остались дома, - сказал Жоао.
- Жоао, ты что? - одёрнул его Фелипе.
- Я терпеть не могу детей, - ответил Жоао.
- Моя дочь уже взрослая. Она старше тебя.
- А я очень хотела бы с ней познакомиться, - сказала Патрисиа.
- Я думаю, ещё не всё потеряно. - Фелипе обрадовался, что разговор утратил напряжённость.
- Ну как, много ногтей сегодня настригли? - спросил Жоао хамовато.
- Я сегодня не работала, - ответила Беренисе мягко. Она не собиралась вступать с Жоао в перебранку.
- А почему не пришла Фернанда? - быстро перевёл разговор на другую тему Фелипе.
- О! Она очень занята. Она учится и работает, - гордо сказала Беренисе.
- Слышишь? - обернулся Фелипе к сыну. - Учится и работает.
- С ума сойти! - паясничал Жоао.
- А где она учится? - спросила Патрисиа.
- Она заканчивает колледж и готовится поступать в университет.
- Да?! - удивился Фелипе. - И кем же она станет?
- Юристом.
- Очень правильный выбор. Мои родные почти все были юристами, - сказал Фелипе.
Разговор приобрёл отвлечённый характер, обсудили юриспруденцию, преступность в стране и другие интересные темы. Жоао больше не удалось вставить в разговор свои колкости. Поэтому ужин закончился вполне мирно.
Фелипе повёз Беренисе домой, а Патрисиа, проводив их, вернулась к брату и сказала:
- Ну и гадёныш же ты!
- Ой-ой-ой! Уж и пошутить нельзя!
- И шутки у тебя такие же гадкие. Какое право ты имеешь оскорблять эту женщину?
- Мне не нравятся простушки. И это её ты называла ослепительной и благородной?
- В смысле благородства она даст тебе фору. А в смысле простоты - да, она очень добрый и простой человек. Зато ты очень сложный и очень злой.
- Оставьте меня в покое! Моего мнения здесь никто не спрашивает!
- Тем не менее, ты не упускаешь случая высказать его!
- Да, я терпеть не могу нищих.
- А сам-то ты что, богач? Ты даже колледж не закончил.
- Будьте спокойны - я устроюсь в этой жизни получше вас.
- Это мы ещё посмотрим.
И Беренисе была не в лучшем настроении. Колкости Жоао задевали её за живое. Сын Фелипе ясно давал понять, что они с его отцом - не пара.
Впрочем, сам Фелипе совсем так не считал.
- Беренисе, - сказал он. - Пожалуйста, не обращай внимания на моего сына.
- Это трудно, но я постараюсь, Фелипе. Только не надо его ругать. Он ещё больше озлобится.
- Ну, уж нет, - упрямо сказал Фелипе. - Я поговорю с этим мальчишкой, будь уверена!
- Фелипе, - Беренисе тронула его за руку, - он просто ревнует тебя ко мне. Вот и всё. Его можно понять.
- Это надо прекратить в самом начале. Ведь дальше будет ещё хуже, если это не остановить.
- Ну, я постараюсь пореже бывать в вашем доме, - сказала Беренисе грустно.
- Наоборот! - воскликнул Фелипе. - Подожди, я припаркую машину.
Он остановил автомобиль, взял Беренисе за руку и сказал:
- Беренисе, я не могу жить без тебя. Выходи за меня замуж.
Некоторое время Беренисе не могла прийти в себя. Она так ждала этих слов, но вот когда они прозвучали, она растерялась.
- Фелипе, я очень люблю тебя, - сказала она тихо. - Твоё предложение большая честь для меня.
- Ты согласна? - обрадовался Фелипе.
- Но как ты себе это представляешь? У меня ведь есть муж. Правда, он давно уже не живёт с нами, и я даже не знаю, где он.
- Ничего, мы разыщем его, и ты возьмёшь развод.
- Ну а дальше? Как мы будем жить? Где мы будем жить?
- Где хочешь. У меня. У тебя.
- И ты думаешь, это возможно, чтобы наши семьи жили дружно?
- Конечно. - Фелипе был полон энтузиазма.
- Ты не знаешь, что ты говоришь, ты не представляешь себе всех последствий.
- Я знаю одно, если люди любят друг друга, для них не существует преград.
- Я люблю тебя, Фелипе... Но... Неужели нельзя оставить всё, как есть?
- Мне нужна не любовница, а жена.
- Но твой сын...
- Беренисе, слишком много отговорок, - покачал головой Фелипе.
- Я просто боюсь за наше будущее.
- Ты любишь меня?
- Да, милый, я тебя люблю, - ответила Беренисе, но голос её был очень грустным.
Когда Фелипе, проводив Беренисе, вернулся домой, Жоао уже лёг спать.
Отец, не церемонясь, разбудил его и сказал:
- Послушай меня, мальчишка, если ты ещё раз позволишь себе так разговаривать с этой женщиной, пеняй на себя.
- И ради этого стоило меня будить? - сказал Жоао сонно.
- Ты хорошо меня понял?
- Я не собираюсь потакать твоим причудам. Ты завтра приведёшь сюда уборщицу - я тоже должен перед ней стелиться?
- Нет, ты не должен, ты ничего не должен. Только одно - убирайся из моего дома, чтобы больше ноги твоей здесь не было.
- А что я такого сказал? Подумаешь... Жоао испугался, что завтра окажется на улице.
- Ты забыл, что ты сопляк, а я твой отец. Ты забыл, что ты ничто. Ни образования, ни ума, ни таланта!
- Подумаешь, я найду себе жену, для которой это не будет иметь значения.
- Посмотрим. А теперь я хотел бы, чтобы ты повторил слово в слово - я больше никогда не буду обижать Беренисе.
- Ладно, не буду.
- Тем более, сынок, - сказал Фелипе, смягчаясь, - что она, возможно, скоро станет твоей мачехой.

Дирсе

Устроившись на новую работу, Дока уже не мог уделять Дирсе много времени. Ей теперь часто приходилось быть одной. Вот и сегодня она заскочила после работы в кафе и не торопясь попивала здесь кофе. Спешить было некуда, Дока опять был занят весь вечер.
В кафе вошёл незнакомый молодой человек и, оглядевшись, подошёл к её столику.
- Можно? - взглянул он на Дирсе.
- Пожалуйста, - ответила девушка.
Парень заказал себе кофе и медленно размешал сахар. Похоже, он тоже никуда не спешил.
- Ты живёшь в этом квартале? - вдруг обратился к ней парень.
- Да, - ответила девушка.
- Меня зовут Марко Антонио, - продолжал парень.
- А я Дирсе, - почему-то сразу же ответила девушка.
Они поболтали ещё о разных пустяках, а потом Марко пригласил её в кино.
- Спасибо, но это слишком... Я не хочу, чтобы меня кто-нибудь видел с тобой, - Дирсе встала.
- Мы могли бы увидеться здесь завтра, - вслед девушке сказал Марко.
Дирсе только неопределённо пожала плечами.
- Я буду здесь завтра, в это же время, - добавил Марко.
На следующий день они опять встретились. Теперь уже Марко подвёз Дирсе на своей машине. Прощаясь, они вновь договорились о встрече.
- Да, вот что… я хочу, чтобы ты знал, - выходя из машины, сказала Дирсе, - у меня есть парень. И я не собираюсь расставаться с ним.
- Я понял, - улыбнулся Марко Антонио, - но мы могли бы встречаться, как друзья...
- Хорошо. А теперь трогай, я не хочу, чтобы кто-нибудь нас видел.
- Дирсе перешла на другую сторону улицы и приблизилась к дому. В этот момент кто-то неожиданно преградил ей путь.
- Ой! - вскрикнула девушка. - Как же ты меня напугал!
Перед ней стоял и нагловато улыбался Жорже, друг Доки.
- Что такое, Дирсе? Тебя возят на машине?
- В чём дело, Жорже? Ты за мной шпионишь? - Девушка уже оправилась от испуга.
- Вот ещё! Просто проходил мимо. Гляжу - ты выходишь из машины! - Жорже ухмыльнулся.
- Ну и что? Меня подвёз знакомый с работы.
- А Дока знает о нём? - улыбка не сходила с лица парня.
- Может узнать, если ты станешь трепаться, - Дирсе внимательно посмотрела на Жорже, - но ведь ты понимаешь, что ему не надо об этом говорить?
- Понял, понял... Можешь быть спокойна, Дирсе, ничего я не расскажу Доке.
- Хотя, знаешь что, расскажи... расскажи ему всё, - девушка загадочно улыбнулась.
- Да ты что? С ума сошла? - Жорже даже растерялся. - Он же тебя придушит! Он тебе такое устроит!
- Вот этого мне и надо, - девушка зашагала прочь.
После встречи с Дирсе Жорже немедленно направился к Доке.
- Ты не видел Дирсе? - спросил у него Дока после обычных приветствий.
- Я видел, как она шла к дому. - Жорже сделал многозначительную паузу. - Послушай, Дока, сегодня её подвёз на машине какой-то парень...
- Ладно, я с этим делом разберусь, - Дока, кажется, не воспринял всерьёз слова Жорже.
Но позднее, когда они увиделись с Дирсе, Дока припомнил разговор с другом и потребовал объяснений у любимой.
- Господи, этот Жорже когда-нибудь закроет свой рот?! - не без удовольствия сказала Дирсе.
- Ой, смотри, Дирсе. Такие парни, как я, на дороге не валяются, - Дока напустил на себя грозный вид.
- Перестань, Дока, - рассмеялась Дирсе. - А то я и вправду подумаю, что ты ревнуешь.
- А как же? - Дока подхватил девушку на руки и закружил, не обращая внимания на её протесты. - Ты ещё не знаешь, как я страшен в гневе!..

Виториа

Жить во лжи - хуже не бывает. Виториа чувствовала это всем своим существом. У неё не было никаких прямых доказательств, но было постоянное чувство неискренности в её отношениях с Жоао. Она ещё раз припомнила весь тот странный инцидент с Порфирио, снова поняла, что Порфирио ни с того ни с сего не мог ущипнуть Магду. Она ещё и ещё раз подробно расспросила обо всём подругу, но та так убедительно клялась в своей невиновности, что Виториа отступила. А вот Жоао был менее убедителен, хотя, конечно, тоже всё отрицал.
Беда в том, что Порфирио застал Магду и Жоао ещё раз. И теперь уже Жоао поссорился с Порфирио. Слуга пообещал ему, что выведет ловеласа на чистую воду.
Жоао понял, что цадо форсировать события, поэтому договорился с Виторией, что придёт к её матери официально, чтобы просить её благословения на брак.
С этим сообщением Виториа отправилась к матери.
Изадора была не в духе. Вся история с дневником Марселы не давала ей покоя. Сообщение дочери о предстоящем официальном предложении она приняла довольно скептически.
- Дедушке Жоао не понравится, Виториа, - сказала она.
- Дедушке он и не должен нравиться, он делает предложение мне.
- А ты знаешь хотя бы, чем занимается этот парень, из какой он семьи?
- Мама, но я ведь не за его семью выхожу замуж. Или ты предпочитаешь, чтобы я осталась незамужней, как дона Валентина?
- Но ты собираешься выйти замуж за парня, которого никто из нас не знает!
- Я выйду за того, за кого хочу! - Виториа сказала это резко и безапелляционно.
- Вот и ошибаешься, милая. Ты ещё несовершеннолетняя, тебе нет двадцати одного года.
- Всё сказала?
- Дочь, ну погоди, зачем нам ссориться? - Изадора поняла, что хватила лишку.
- Это ты начала.
- Хорошо, я. Но почему? Я же забочусь о тебе. Ты уверена, что этот парень не гоняется за деньгами?
- Он не нищий. Если бы меня интересовали деньги...
- Его семья из Сан-Паулу? - перебила дочь Изадора.
- Да. И ведёт родословную с пятнадцатого века. Тебе это должно понравиться.
- Ну ладно, пусть приходит. Я сама с ним поговорю.
День официальной встречи настал. Правда, Изадора где-то задерживалась, поэтому пришлось Витории развлекать Жоао, который очень волновался.
- Ты заметил, что Магда тебя стала избегать? - поддела девушка жениха.
- Что? А! Да.
- А с чего бы это, Жоао? - лукаво улыбалась Виториа.
- У нас взаимная антипатия, - сказал Жоао.
- О, нет. Ты ещё можешь скрыть, а вот у неё не получается...
- Добрый вечер, - прервала их беседу Изадора.
- Мама, познакомься, это Жоао Мануэл.
- Очень приятно.
Жоао поцеловал Изадоре руку.
- Ну, пройдёмте ко мне? - предложила Изадора.
- Вы идите, а я попозже. Не хочу смущать Жоао, - сказала Виториа и ободряюще улыбнулась жениху.
Когда они перешли на половину Изадоры и уселись в широкие мягкие кресла, хозяйка спросила:
- Вы давно знакомы с моей дочерью?
- Несколько месяцев. Но это не имеет значения. Думаю, у нас любовь с первого взгляда.
- Вы учитесь?
- В этом году я прервал учёбу, но в следующем продолжу.
- Виториа сказала мне, что матери у вас нет, а чем занимается ваш отец?
- У него брокерская контора.
- М-м, - Изадора была, в общем, довольна ответами молодого человека.

Она внимательно разглядывала его. И он ей казался вполне приличным. В меру красив, в меру умён, в меру изыскан... Высокомерен слегка, но это ему даже к лицу. Видно, что знает себе цену. А что, они с Виторией были бы неплохой парой.
- А каковы же ваши намерения относительно Витории? - спросила Изадора.
- Я, дона Изадора, хотел просить у вас руки вашей дочери, - наконец сказал Жоао.
- Но, может быть, это несколько рановато?.. Вы так не считаете?
- Нет, он так не считает, Изадора, - вдруг услыхали они.
- Дон Лазаро! Присоединяйтесь к нашей беседе, - сказала Изадора. - Жоао, познакомьтесь с дедушкой Витории.
- Очень приятно, сеньор, - Жоао встал, слегка поклонился.
- Сядьте, - скомандовал старик. - Изадора, какую бы отметку ты поставила молодому человеку за искренность?
- Я?.. - Изадора растерялась.
- Вам - ноль, молодой человек! - воскликнул старик. - Знаешь, Изадора, кто отец этого парня? Фелипе Мело. За грязные делишки его вышвырнули из конторы, и теперь он безработный.
- Это правда?! - опешила Изадора.
- Ему подстроили ловушку, он не виноват, - залепетал Жоао.
- Кто не виноват? Что здесь происходит? - Виториа стояла на пороге комнаты - само бешенство.
- Его отец... - начал было дон Лазаро, но Виториа перебила его:
- Мне нет никакого дела до его отца! Жоао не виноват, если отец допустил ошибку!
- Я запрещаю тебе встречаться с этим парнем! - закричал в ответ старик.
- Кем он себя воображает?! Господом Богом?! - напустилась на деда Виториа.
У старика дух перехватило. А Виториа схватила Жоао и вытащила из комнаты.
- Мы всё равно будем встречаться, - сказала она. - Назло всем!

Дока

Всё чаще старые друзья не узнавали Доку на улице. Больше того, они с подозрением смотрели на лощёного франта, который неизвестно каким чудом залетел в бедный район. Доку веселило это. Он оставался по-прежнему добрым и простым малым. Правда, у него несколько осложнились отношения с Дирсе. Теперь он мог уделять своей любимой куда меньше времени.
Приближался день, когда Дока должен будет познакомиться с Виторией.
Мими наводила последний блеск.
- Эдуардо, какие самые престижные и дорогие марки ча¬сов?
- «Булгари», «Брайтеллинг» и «Ролекс», - без запинки ответил Дока.
- Твой любимый автомобиль?
- «Ягуар».
- Расскажи о своём отце.
- Отец экспортирует железную руду. У него большой рудообогатительный комбинат в Акре.
- Мать.
- Они с отцом в разводе. Она работает в столице. Экономист.
- Какой колледж ты закончил?
- Санто Америко.
- По какой специальности?
- По философии.
Мими осталась довольна. Беренисе была просто в восторге. Обе уже представляли Доку на великосветском рауте.
- Ну, а кто были твои испанские предки? - это был очень сложный вопрос, Дока обычно путался.
- Кастильские дворяне. Мой прапрапрадедушка был графом де Коста Браво. Он положил начало производству знаменитых вин...
- Отлично, - похвалила Мими. - Ну, ты делаешь успехи, которых я даже не ожидала. Да, а что ты сам предпочитаешь из напитков?
- Водку с лимоном, - честно признался Дока.
- Ну вот, стоило тебя похвалить!
- Простите, Эдуардо предпочитает белое сухое вино. Коктейль «Манхеттен» со льдом. Иногда позволяет себе шотландское виски многолетней выдержки.
- А что ты выпил бы сейчас?
- Джин с тоником? - неуверенно спросил Дока.
- Ошибка. Для джина рановато.
- А, да. Светлые вина для дня, тёмные для вечера, правильно?
- Правильно.
- Боже мой, - сказала Беренисе. - Просто какая-то ходячая карта вин.
- А как тебе это вино? - Мими подала Доке бокал.
- Прекрасное. Это испанское вино.
- А это ты откуда знаешь? - Мими удивилась, потому что на вкус очень непросто определить происхождение вина.
- Я видел, как вы открывали бутылку, - честно признался парень.
- Молодец. Вот так и надо себя вести - всё время ушки на макушке.
Дока от смущения громко сглотнул.
- Нет, не буду тебя хвалить. Ты сразу же портишься.
- Простите.
- А мне кажется, Дока просто великолепен, - сказала Беренисе. - От него просто глаз не оторвёшь.
- Спасибо, мадам, - с достоинством поблагодарил Дока.
- Господи, как мне жалко дочку Изадоры, - сказала Мими задумчиво. - Теперь я понимаю, что чувствовал Пигмалион.
Следующим испытанием для Доки была поездка по магазинам. Он должен был безошибочно выбирать элегантные вещи. Это было сущим наказанием для парня. Ему очень нравились пёстрые и весёлые наряды. Он любил надеть что-нибудь такое, чтобы вся улица оборачивалась. Оказалось вдруг, что это ужасный, варварский вкус. Доке приходилось постоянно помнить об этом, но руки всё равно тянулись к ярким галстукам и рубашкам, к брюкам с клёпками и ботинкам со звенящими шпорами.
Поначалу он решил, что разгадал тайну «хорошего вкуса» - надо просто выбирать всё тёмное, неприметное, серое. Но потом оказалось, что дело куда сложнее. Надо было ещё уметь разбираться в фасонах, в линиях, в гаммах. Оказалось, что на каждое время дня, для каждого занятия существует своя одежда. Одежда должна идти - вот это Доке почти не удавалось разгадать. Ему представлялось, что, раз надел - значит, идёт. Мими кропотливо и настойчиво приучала его разбираться во всех этих невообразимых тонкостях.
Если поначалу деньги, которые платила ему Мими, казались Доке чуть не даровыми, то постепенно он понял, что труд это каторжный.
И если бы не мать с бабушкой, которых Доке приходилось содержать, он давно бы бросил это занятие.
Как только Доке начинало казаться, что он овладел всеми премудростями светского поведения, так Мими начинала новое занятие. На этот раз она решила научить его танцам.
- Я умею, умею, - поспешил предупредить Дока.
- Что ты умеешь?
- Ламбаду.
Мими смеялась долго и обидно.
- Милый мой. Виториа танцует фокстрот, болеро, самбу, танго...
- Она что, балерина?
- Она светская девушка, а ты великосветский кавалер. Ты должен танцевать куда лучше неё.
- A-а... Я просто увильну, скажу, у меня болит нога.
- Как это увильнёшь? Ты же воспитанный молодой человек!
- Нет, погодите, погодите... - Дока предчувствовал новые мучения.
- Сеньор Эдуардо, я хочу научить вас танцам, - тоном, не терпящим возражений, сказала Мими и встала.
Дока тяжко вздохнул и тоже поднялся.
Мими убрала яркий свет.
- Болеро не танцуют при ярком освещении, - сказала она. - Теперь так - ты берёшь мою левую руку, другой обнимаешь меня за талию.
- Понятно, - сказал Дока. Начало ему понравилось.
- Начнём, мой милый, - мягко сказала Мими. - Болеро танцуют тесно прижавшись.
- Ага, - сказал Дока. Продолжение тоже было - ничего.
- Теперь под музыку - шаг вперёд, шаг назад...
Конечно, получалось не сразу, но - получалось.
- Да ты прекрасный ученик. Лёгкий, подвижный, - похвалила Доку Мими.
Они были в комнате одни, интимный свет, страстная музыка, красивая женщина. У Доки немного закружилась голова.
- Теперь, Дока, ты должен приблизить своё лицо к лицу дамы и понюхать её духи.
- Но мой одеколон забивает все запахи, - сказал Дока честно.
- Во-первых, никогда не выливай на себя так много. Лучше пользоваться туалетной водой. Во-вторых, всё равно понюхай и скажи: «Какие у вас прелестные духи».
- О, мадам, какие у вас прелестные духи. Французские? - спросил Дока бархатным голосом.
- Да. «Пуазон».
- Это мои любимые духи, мадам, - сказал Дока и за спиной Мими посмотрел на часы.
- В чём дело, Эдуардо?
- Дирсе ждёт! - с досадой ответил Дока. - Если я опоздаю, мне будет головомойка.
- Господи, Дока, а если бы ты сейчас танцевал с Виторией?
- Придумал бы что-нибудь.
- Виториа - твоя работа. Дирсе может подождать, - строго сказала Мими.
- Ах, мадам, вы бы это объяснили Дирсе.
- Нет уж, сам объясняй. Ну ладно, иди. Завтра ты должен быть свободен!
Дока не лгал - Дирсе действительно очень ревниво относилась к его необычной работе. Уже сколько раз Дока спорил с ней, убеждал, высмеивал, раскаивался, обещал, но Дирсе не верила ему.
- Ты бросишь меня, - только и твердила она.
Её настораживало и то, что Дока весьма прохладно отнёсся к разговорам друзей, что у девушки появился ухажёр. Это Дока! Такой ревнивый и вспыльчивый по куда менее серьёзным поводам! Нет, он явно охладел к ней.
Бабушка просто на дух не принимала работу Доки, мать была более осторожна в оценках.
- Дока, сынок, может, тебе не стоит этим заниматься?
- Чем уж таким я занимаюсь? Ты посмотри, что творится вокруг.
- Зло всегда остаётся злом - маленькое оно или большое, - Роза горестно смотрела на сына.
- Мама, послушай меня, я не знаю, сколько всё это продлится. Но потом мне опять надо будет возвращаться в это несчастное кафе. Мне что, упускать такую возможность - для мадам эти сто пятьдесят тысяч ничего не значат. А мы неплохо можем жить на эти деньги. - Сынок...
- Я же не собираюсь никого убивать!
- Но из-за тебя могут пострадать невинные люди.
- А разве я не страдал и не голодал по чужой вине? А разве ты всю жизнь не работала неизвестно на кого? Ты крутила свою швейную машинку ночи напролёт! И мы разве стали жить лучше? Мама, мы никому ничего не должны!
На следующий день Дока опять был у Мими.
- Ну, я готов к танцам! - бодро отрапортовал он.
- Дока, - торжественно сказала Мими. - День вечеринки назначен. Моя подруга устроит её у себя дома. Она ничего не знает. Ты для неё плейбой, наследник винных заводов «Домеске».
- У меня внутри прямо всё опускается, - испуганно сказал Дока.
- Ты сам-то как считаешь - ты готов? - Мими испытующе посмотрела в глаза Доке.
- А что от меня зависит? - обречённо сказал Дока.
- Всё! Только когда ты сам скажешь, что готов, - ты будешь действительно готов.
- Я готов!
- Ну и прекрасно. Не беспокойся, я всё время буду рядом.
- Я абсолютно спокоен!
- Правильно. С тобой ничего не случится, - Мими мягко положила руку Доке на плечо. - Я верю в тебя.
- Сеньора, как жаль, что вы не моя мать, - неожиданно признался Дока.
Мими удивлённо вскинула брови.
- То есть я не имел в виду... Я люблю свою мать... Но вы ведь поняли, что я имею в виду?
- Знаешь, когда ты улыбаешься, я всегда думаю, что у меня мог бы быть сын - твой сверстник.
- Как это?! Вы выглядите по крайне мере как моя старшая сестра, - искренне сказал Дока.
- Нет, Дока, - грустно улыбнулась Мими. - Послушай, Эдуардо, я расскажу тебе то, чего не знает никто. Я была влюблена в отца Витории.
- Который недавно умер? - Дока удивился. Теперь становились ясны кое-какие мотивы поступков Мими.
- Я была от Клаудио без ума. Но тут появилась Изадора..
- Она отбила вашего возлюбленного?
- Но ты никому не должен об этом говорить.
- Могила!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Моя любовь, моя печаль - Мигель Авегос Сантос