www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Кухня. Любовь на десерт. Книга 1. По мотивам сериала


Кухня. Любовь на десерт. Книга 1. По мотивам сериала

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://forumfiles.ru/uploads/0000/0c/05/11738/933483.jpg

«Во все времена еда была рядом с людьми. Она искушает, вдохновляет, восхищает. Человек не может без еды, а значит, тот, кто создает еду, может управлять
миром…» Так думал Максим Лавров, когда шел осуществлять свою мечту – устраиваться поваром в один из самых дорогих ресторанов столицы Claude Monet. Мечта
Макса сбылась, вот только оказалась сыроватой. До полной готовности еще работать и работать.

Первый роман новой книжной серии «Кухня» приглашает войти в увлекательный и таинственный мир – кухню большого ресторана. Здесь бурлят горячие страсти,
плетутся изысканные интриги, и все это приправлено свежайшим юмором.

Вкусная, захватывающая история, которая шагнула с экранов.

0

2

Глава 1

Сбыча мечт

Максим Лавров с детства мечтал стать поваром. Желание вполне понятное и объяснимое. Во-первых, еда – это жизнь. Чтобы убедиться, достаточно сутки пробыть
где-нибудь в Сахаре среди бедуинов и саксаулов или в тайге среди комаров и медведей. Оголодаешь – сразу поймешь. Во-вторых, еда – это вкусная жизнь. Вот
представьте себе телятину, обжаренную с чесноком и розмарином. Или, для разнообразия, семгу в соусе из белого вина. Или… В общем, перечислять можно долго.
А коротко можно сказать так: еда – это страсть, еда – это любовь.

Ну а в-третьих, Максим любил не только есть, но и готовить. Его не пугал вид сырой рыбы, которую предстоит разделать, или свиных кишок, которые надо начинить.
Свои кулинарные опыты он начал, еще учась в школе, и жертвами его поварской страсти стали прогоревшие сковородки (две), изрубленная топором разделочная
доска (одна), разбитые тарелки (не подсчитано), а также мамины нервы.

Родители надеялись, что Максим вырастет и передумает, что его детская любовь к соусам и кремам, грилю и шпинату пройдет, однако Макс не передумал и любовь
не прошла. В результате в армию он попал прямо из ресторана в родном Воронеже. В армии его любовь к красиво и умело приготовленной пище приобрела характер
мании, что не принесло Максу ничего хорошего.

Вот, например, представьте такую сцену. Рота входит в столовую. В это время на кухне повар Максим Лавров выкладывает на пяток тарелок картофельное пюре,
тщательно выдавливает на пюре аккуратное пятно соуса, кладет кусок мяса и украшает готовое блюдо веточкой укропа. Этот процесс так захватывает Максима,
что он не слышит все более громкого ропота, который раздается с другой стороны раздаточного окна.

Наконец Максим заканчивает сервировать свои пять тарелок и открывает окно. Первые пять солдат молниеносно хватают тарелки и начинают поглощать их содержимое
возле ближайшего стола. Макс ставит перед собой еще пять тарелок и повторяет процедуру. Но не успевает он еще дойти до укропа, как в зале старшина громко
командует:

– Прием пищи окончен! Выходи строиться!

Ропот молодых и возмущенные возгласы «дедов» стихают под грозным взглядом старшины. Но вечером, когда Макс выходит из кухни, его у двери встречает группа
желудочно неудовлетворенных сослуживцев. В результате Максим совершает спринтерский забег, в ходе которого шутя преодолевает полосу препятствий – ту самую
полосу, которую днем он и до середины пройти не мог. А в следующие несколько ночей он избегает ночевать на своей койке в казарме, предпочитая спать прямо
на кухне, под столом.

Но однажды судьба решила вознаградить Максима за его старания. В один из дней, когда он колдовал у себя на кухне, его вызвали в столовую, где в это время
обедал комбат. Когда Лавров вошел в столовую, он увидел, что командир принимает пищу не один, а в компании известного шоумена и артиста Дмитрия Владимировича
Нагиева, который совершал турне по воинским частям и накануне выступил у них в полку.

Макс доложил, что по приказанию прибыл, но командир, не дослушав, сообщил, что позвал Максима вовсе не он, а Дмитрий Владимирович. Максим, будучи правильно
воспитан, тут же сообщил шоумену, что его выступление ему, Максу, очень понравилось.

– Ну а мне, – сказал в ответ артист, – понравилась твоя солянка. Так что, если после службы у тебя будет желание поработать поваром, милости прошу в мой
ресторан в Москве.

После чего протянул Максиму свою визитку. И Макс понял: это – поворотный пункт всей его жизни. На следующий день он понял это еще лучше. На третий – детально
обдумал. А в следующие дни, оставшиеся до конца армейской службы, Максим Лавров думал только об одном: как он приедет в Москву, разыщет ресторан Дмитрия
Владимировича и будет там работать. В мечтах он видел себя поваром крутого московского ресторана, участником международных конкурсов и презентаций…

И вот наконец этот день настал: день, когда Макс ПРИЕХАЛ! В МОСКВУ!

Правда, он не сразу отправился разыскивать принадлежавший Дмитрию Владимировичу ресторан «Клод Моне». Вначале ему было необходимо хотя бы немного глотнуть
живительного столичного воздуха и слегка оттянуться. И он отправился в клуб, в котором проходил Фестиваль французской кухни…

Здесь он попал в любимую атмосферу. Повара лучших московских ресторанов давали мастер-классы для всех желающих. Один обжаривал телятину с чесноком и розмарином,
другой готовил нежнейшую семгу в соусе из сливок, ароматных грибов и отличного вина, третий – помидоры с кусочками цукини… Группы гурманов переходили от
стола к столу. И что важно – здесь были не только гурманы, но и гурманки, и некоторые из них – юные и весьма привлекательные.

Одна из девушек привлекла особое внимание Макса. А Макс был не из тех, кто вздыхает о понравившейся девушке в уголке или долго ходит вокруг нее, выжидая
удобного момента для знакомства. У Макса был свой собственный метод знакомства с девушками – немного болезненный, зато быстрый.

Еще раз оценив фигуру выбранной девушки и решив, что игра стоит свеч, Макс легонько шлепнул ее по попке. Возмущенная таким нахальством любительница французской
кухни резко развернулась, чтобы дать отпор наглецу. Макс также придал своему лицу решительный вид, после чего толкнул стоявшего рядом мускулистого парня
и заявил ему:

– Слышь, урод, ты как себя с девушкой ведешь, а?!

Реакцию мускулистого гурмана было легко предсказать. Видимо, у них с Максом было нечто общее: мускулистый тоже не привык колебаться и долго что-то выяснять.
Возможно, он не умел готовить, зато явно умел драться. Первый же его удар отправил Макса в нокаут.

Может быть, вы спросите: что же это за способ знакомства? Скажете: и чего Максим Лавров добился этим странным поступком?

А вот чего. Когда Макс пришел в себя, первое, что он увидел, было лицо привлекательной незнакомки. Это лицо было исполнено сочувствия и симпатии. Симпатии
к нему, Максу – защитнику привлекательных девушек.

– Больно? – полным сочувствия голосом спросила незнакомка.

– Да нет, не особенно, – мужественно отвечал Макс. – Просто завтра мне на собеседование, а у меня, кажется, нос сломан.

(Это было неправдой – нос был только немного поврежден.)

– А это мой рабочий инструмент, – продолжил Макс.

(И это уже было правдой.)

– А кем ты устраиваешься? – спросило чудное виденье.

– Поваром в ресторан, – ответил Лавров.

– Ой, а я тоже в ресторане работаю! – воскликнула девушка и добавила:

– Выходит, у нас с тобой много общего…

После такого начала только полный двоечник не добился бы нужного продолжения. А Максим Лавров не был двоечником. И спустя короткое время он уже входил
в квартиру Вики (так звали его новую знакомую). Причем входил не как какой-нибудь занудный ухажер, а как близкий друг и страстный товарищ – на ходу целуясь
и раздевая свою спутницу. Юбка, блузка и лифчик совершили свой полет и оказались на полу, где к ним вскоре присоединились брюки и рубашка. А девушка Вика
и ее защитник оказались на кровати. О дальнейшем уже не надо было думать – только делать. И торопиться тоже не следовало. Ведь настоящий гурман никогда
не торопится…

На следующее утро Макс проснулся первым, как и полагается мужчине. И, как полагается мужчине, встал. Он немного поколебался, раздумывая, должен ли настоящий
мужик умываться, но решил, что это не обязательно. Зато он должен проявить заботу о женщине и не тревожить ее сон. Вот Макс и не стал тревожить. Он тихо
оделся и тихо-тихо направился к выходу.

Он был уже у самой двери, когда услышал голос проснувшейся Вики:

– А ты куда?

– Я? – отозвался Макс. – Ну, мне идти надо.

– Ты что, типа убегаешь?

– Почему убегаю? Просто… ну, просто ухожу.

– Как это – просто ухожу? – спросила Вика, и теперь ее голос уже не был похож на ласковый шепот.

– Ну, так… – Макс пожал плечами. Потом сообразил, что кое-что он сказать забыл, и добавил: – Да, было прикольно! Спасибо!

– Спасибо?! – Вика была вся вне себя от возмущения. – И все?!

– А что еще? – удивленно спросил Макс. Тут ему в голову пришла одна мысль, после которой он стал думать о Вике несколько хуже.

– Если честно, у меня нет денег, – сообщил он. – И вообще: мы с тобой так не договаривались. Мы…

Закончить он не успел – надо было скорее пригнуться, потому что над его головой просвистела стоявшая у постели ваза. После чего разбилась о стенку. Макс
благоразумно не стал ждать продолжения и покинул квартиру коварной Вики. Он направлялся в ресторан «Клод Моне» – лучший ресторан Москвы. И у него в кармане
лежала визитка владельца этого ресторана Дмитрия Владимировича. И у него в памяти, на самом дне души, лежало приглашение Дмитрия Владимировича. Теперь
оставалось только добраться до этого места, где сбудутся все его мечты.

Макс шел и по пути размышлял о том, как он будет работать в ресторане, что будет готовить. Он думал и о тех людях, которые сейчас работают в ресторане
«Клод Моне». Наверное, там трудятся самые лучшие повара. И шеф-повар у них тоже наверняка самый лучший во всей России…

А тем временем…

0

3

Глава 2

Автограф на работу

А тем временем шеф-повар ресторана «Клод Моне» Виктор Петрович Баринов проснулся. Сделал он это не сам по себе, а благодаря настойчивым усилиям бармена
Кости, который уже некоторое время тряс шефа за плечо, толкал в спину, громко звал – в общем, будил всеми доступными способами.

Разлепив глаза, Виктор Петрович осознал, что лежит он не в постели, а на полу ресторанного холодильника. Далее он почувствовал, что у него зверски болит
голова по причине вчерашнего. А точнее – из-за неумеренного потребления виски, как с содовой, так и в основном без. Наконец Виктор Петрович разглядел лицо
склонившегося над ним бармена Кости и расслышал его голос, зовущий:

– Шеф, а шеф!

– Чего? – с трудом разлепив губы, ответил шеф.

– Вас хозяин зовет!

– Какой еще хозяин? – отвечал свободолюбивый Виктор Петрович. – Мы что, в рабовладельческом строе живем или как? У него что, имени нет?

На это Косте ответить было нечего, и он лишь сконфуженно пожал плечами. А Виктор Петрович собрал всю волю в кулак, сделал нечеловеческое усилие – и встал.
Полностью встал, на ноги. И даже не очень шатаясь.

Вот так, почти не шатаясь, шеф-повар вышел на ресторанную кухню. Тут кипела работа. Пылал огонь на плите, шипело раскаленное масло, все носились как угорелые.

Повара Семен Чуганин (или просто Сеня) и Федор Юрченко (или просто Федя), стоя рядом, резали: Сеня – мясо, Федя – морковь. Оба одновременно заметили появившегося
в дверях шефа, после чего между ними состоялся такой диалог вполголоса:

– Что, опять? – спросил Сеня.

– Угу, – буркнул Федя. – Вчера, на «Спартаке».

– И много?

– Сто штук.

– Вот мать вашу! – выразился Сеня, энергично шинкуя мясо. – И почему эти свиньи всегда проигрывают именно в мою смену?!

Этот диалог работников кухни нуждается в некоторых пояснениях. Дело в том, что Виктор Петрович являлся давним футбольным болельщиком. Причем болельщиком
азартным. Ему мало было сидеть перед телевизором, со стаканом в одной руке и дудкой в другой. Ему мало было даже ходить на стадион, обвязавшись шарфом
любимой команды, и гнать там волну, и скандировать речевки. Виктор Петрович на любимую команду ставил.
Причем немалые суммы. Иногда он выигрывал. Тогда на кухне ресторана «Клод Моне» был праздник. Но гораздо чаще Виктор Петрович попадал пальцем в небо и
терял все деньги. Тогда он впадал в тяжелую депрессию и напивался. И то, и другое оборачивалось для персонала крупными неприятностями.

– Доброе утро, шеф! – дружно произнесли Сеня и Федя, когда Виктор Петрович приблизился.

Ничего не ответил на это шеф-повар, терзаемый головной болью, только палец к губам приложил: мол, тише, тише! Не видите, что ли?

После чего взял у Сени кусок замороженного мяса и приложил его к больной голове. Это был его фирменный способ побороть головную боль с бодуна. Способ был
проверенный, доказавший свою действенность. Боль сразу же перестала пульсировать, красный туман перед глазами начал таять. Можно было заняться работой.
Виктор Петрович двинулся по кухне, стремясь установить контроль над ситуацией.

Добравшись до плиты, возле которой колдовал су-шеф Лев Семенович Соловьев (или просто Лева), Виктор Петрович бросил ему кусок мяса, уже выполнившего свою
роль анальгина-пенталгина, и скомандовал:

– Сделай средней прожарки!

Еще два шага – и он оказался возле кондитера Людовика Бенуа по прозвищу Луи. Тот как раз набирал в шприц коньяк из бутылки, чтобы использовать его для
приготовления десерта. Со словами «Никогда не используй этот отвратительный коньяк» шеф отобрал у кондитера шприц и выдавил его содержимое себе в рот.
Теперь ему стало уже настолько хорошо, как могло быть в такой ситуации. Как орел, он подмечал все происходящее на кухне.

Так, Виктор Петрович заметил, что повар Сеня как раз собирается солить мясо. Взяв тарелку, шеф подставил ее под руку Сени. Соляной дождь так и не просыпался
на мясо, оставшись на тарелке. Свой поступок Виктор Петрович прокомментировал так:

– Соли через семь минут, мясо будет нежнее! Инвалид!

Теперь шеф оказался у плиты. Здесь он высыпал в сотейник томаты, бросил туда розмарин, несколько виноградин и выжал лимон. После чего скомандовал су-шефу
Леве:

– Три минуты до готовности! Проследи!

Вот теперь – и только теперь! – можно было выполнить услышанное в момент пробуждение требование (а может, просьбу?) и предстать перед глазами хозяина ресторана.
Но Виктор Петрович не мог предстать в таком виде, в одежде, в которой лежал на полу. Поэтому он подошел к повару Айнуре Кененсаровой и на чистом киргизском
языке спросил:

– Айнура, канча саат?

Что означало: «Айнура, который час?»

– Он эки жарым, шеф! – отвечала Айнура. То есть – половина первого.

– Мага таза киим керек! – требовательно заявил Виктор Петрович.

Что означало: «Мне нужна чистая одежда».

Спустя несколько минут Виктор Петрович, одетый в чистейшую поварскую форму, надевал на голову свой накрахмаленный колпак. Надел, полюбовался на свое отражение
в начищенном подносе, довольно улыбнулся. Затем сбросил улыбку, придал лицу строгое выражение и отправился на встречу с Дмитрием Владимировичем.

К хозяину он пришел не с пустыми руками: согласно заведенному ритуалу он поставил перед владельцем ресторана тарелку с только что приготовленным мясом.
И с подобающим его должности важным видом выпрямился.

Дмитрий Владимирович мельком глянул на мясо, затем, более внимательно, на своего шеф-повара, и спросил:

– Что, бухал вчера?

Лицо Виктора Петровича изменилось, важное выражение с него исчезло. С виноватым видом он спросил:

– А что, заметно?

На этом первую часть «разбора полетов» можно было счесть законченной, и шеф уселся рядом с хозяином. Тут же к столику подошла официантка Настя и спросила
у шефа:

– Что-нибудь желаете?

– Воды, – буркнул в ответ Виктор Петрович.

– С газом или без газа? – уточнила Настя.

– Литр! – рявкнул шеф, и официантка исчезла.

…В это самое время в ресторан «Клод Моне» вошел наш герой Максим Лавров. Как было заведено в ресторане, к новому посетителю тут же устремилась ответственная
за прием гостей (в ресторане эта должность именуется хостес) Анна Смирнова (которую в ресторане прозвали Ангелиной). Ангелина обладала потрясающе сексуальной
внешностью и соответственно держалась. Немудрено, что, когда она задала вошедшему Максу дежурный вопрос «Хотите меню?», нашему герою послышалось совсем
другое: «Хотите меня?» Не совсем уверенный, что он правильно расслышал, он на всякий случай переспросил:

– Что?

– Меню хотите, я говорю? – повторила Ангелина.

– Нет, я к Дмитрию Владимировичу, – объяснил Макс причину своего прихода. – Он меня на работу пригласил год назад… А, вижу, вон он сидит!

После чего двинулся к столику, где сидел Дмитрий Владимирович в компании с шефом. Но хостес его остановила:

– Нет-нет, Дмитрий Владимирович сейчас занят, – заявила она. – Присядьте тут, пожалуйста, подождите.

Пришлось Максу сидеть и ждать. Между тем за хозяйским столиком шел такой разговор:

– На девяносто первой минуте пропустить! – поделился Виктор Петрович своим горем. – Ну разве не свиньи?

– Витя, это не мое дело, – отвечал ему Дмитрий Владимирович. – Но пора тебе с этим завязывать.

Виктор Баринов знал себе цену. К тому же он давно был с хозяином на дружеской ноге. Поэтому угрожающие нотки в голосе владельца ресторана его не испугали.

– Дим, ресторан полон, – отвечал он, делая рукой соответствующий жест и предлагая Нагиеву осмотреть свои владения. – Гости довольны, конкуренты злятся.
Будет наоборот – уволишь меня.

– Вечером облажаешься – может, и уволю, – отвечал на это Дмитрий Владимирович. – Я пригласил сегодня на ужин конкурентов из соседнего ресторана.

И, видя на лице шефа недоумение, пояснил:

– Из того, который рядом открывается.

– Отравить их? – с пониманием отозвался шеф.

– Нет, травить никого не надо, – объяснил хозяин. – Это мой как бы друг ресторан открывает. Приведет сегодня своего шеф-повара. Говорит, в Индии его нашел
– А почему не в Таджикистане? – скептически отозвался Виктор Баринов. – Шеф-таджик ему бы еще и ремонт сделал… Я могу идти?

– Нет, – заявил Дмитрий Владимирович. – Дождись меня, и мы обсудим, чем ты нас сегодня вечером удивишь.

После чего направился в комнату уединения.

Макс увидел, что хозяин встал из-за стола. Настал его час! С заветной визиткой в руках он поспешил навстречу Дмитрию Владимировичу и с широкой улыбкой
на лице произнес:

– Здравствуйте, Дмитрий Владимирович! Помните, мы с вами встречались в воинской части? Вы меня еще в свой ресторан работать пригласили!

И протянул Дмитрию Владимировичу его визитку.

На что Дмитрий Владимирович ответил следующим образом:

– Нет, не помню. Но я рад вас видеть в моем ресторане! Приятного аппетита!

После чего достал ручку, поставил на визитке автограф, похлопал Макса по плечу и направился, куда шел – в комнату уединения. А Макс остался с автографом
в руках.

Это был ключевой момент! Поворотный пункт! То есть для подавляющего большинства сверстников Макса он бы и стал поворотным. В смысле, что они повернули
бы оглобли и направились, откуда пришли. Но Максим Лавров поступил иначе. И хотя в его мозгу уже звучал голос вокзального диктора «Ваш поезд Москва – Воронеж
отправляется с третьего пути», он уже принял решение никуда не сворачивать. И ничего не отменять.

Поэтому, когда к нему подошла хостес Ангелина и осведомилась «Ну что?», он с видом победителя ответил ей:

– Да все супер! Он меня взял. Сказал идти на кухню.

И в доказательство протянул Ангелине визитку с автографом. Девушка повертела бумажку в руках, изучила знакомую подпись, после чего вернула визитку Максу со словами:

– Тогда вам туда!

И рукой указала – куда.

И Макс направился на кухню. В голове у него при этом крутилась только одна мысль: «Ничего, хозяин – не самый главный человек на кухне. Главный там – шеф.
Надо, чтобы я ему понравился!»

0

4

Глава 3

Блюдо для Элеоноры Андреевны

Кухня ресторана «Клод Моне» поразила Макса своей чистотой и сверканием посуды. У плиты стояли несколько человек в поварских колпаках, и каждый был важный,
как шеф. Самым важным Максу показался человек, готовивший мясо. Это был повар Федя. К нему Макс и подошел.

– Извините, а вы не шеф? – спросил он.

– Нет, – ответил Федя. – А тебе зачем?

– Я на собеседование.

– А, на собеседование! – с важным видом кивнул Федя. – Вон шеф, тебе к нему.

И, указав на повара Сеню, сказал:

– Шеф, к вам тут на собеседование пришли!

Сеня с ходу включился в розыгрыш.

– А, на собеседование! – протянул он. – Ну пойдем, поговорим!

Он провел Макса в кабинет шефа и посадил в его кресло.

– Ну, сынок, расскажи о себе! – предложил фальшивый шеф, то есть Сеня.

Макс протянул ему заготовленный листок:

– Вот мое резюме…

– Настоящему повару резюме не требуется, – ответил Сеня и небрежно отбросил листок. – Его видно сразу! По глазам!

И при этом заглянул Максу в глаза.

– По трудолюбивым рукам! – вдохновенно продолжал Сеня и некоторое время разглядывал руки Лаврова. После чего заключил: – Я сразу увидел твой потенциал!

Сеня открыл дверцу стола, достал бутылку виски, налил бокал и протянул его Максу:

– Пей!

Затем достал из стола сигару и также отдал ее Лаврову, скомандовав:

– Кури! Добро пожаловать в мою команду, сынок!

В это время в дверь заглянул повар Федя со словами:

– Шеф, простите, там Виктор Петрович идет…

– Опять этот придурок идет! – скривился Сеня и доверительно произнес, обращаясь к Максу: – Ты посиди, выпей пока, покури, а я скоро приду.

После чего стремительно вышел.

Макс развалился в кресле, совершенно довольный жизнью: в одной руке бокал с виски, в другой дымится сигара. Замечательно!

И тут в кабинет вошел Виктор Петрович. Некоторое время он вообще ничего не мог сказать, созерцая незнакомца, развалившегося в его кресле. Затем он наконец
произнес:

– Это что еще за хрень?! Ты кто такой, мать твою?!

После чего, будучи человеком действия, подбежал к Максу, вырвал у него бокал и сигару и вытащил его из кресла.

– Эй, мужик, успокойся! – воскликнул Макс, однако счел за лучшее удалиться от возмущенного шефа на другую сторону стола.

– Ты что здесь делаешь? – воскликнул шеф.

– Как что? – честно ответил Макс. – Собеседование прохожу!

– Какое еще, на хрен, собеседование?!

– На работу! Между прочим, шеф меня уже взял!

– Кто взял?! – возопил Виктор Петрович.

И тут наблюдательный Максим Лавров заметил несколько вещей. Во-первых, висящую на стене фотографию, на которой был запечатлен Виктор Баринов – в колпаке
и с кубком. Во-вторых, прикрепленный к куртке Виктора Петровича бейджик с надписью «Шеф-повар». И все слова, которые он собирался еще сказать, застряли
у него в горле, а руки и ноги стали словно ватные.

Более в кабинете ничего не произносилось. Спустя несколько секунд работники ресторана, находившиеся рядом с кабинетом, могли видеть, как его дверь отворилась
и оттуда буквально вылетел Максим Лавров.

Таким образом, карьера Макса в ресторане «Клод Моне» грозила закончиться второй раз в течение этого часа. Но тут ему на помощь пришла сама Судьба. На этот
раз она приняла облик девушки Вики, с которой Макс расстался всего несколько часов назад. Правда, помощь девушки Вики приняла несколько странную форму.

Дело в том, что Вика, она же Виктория Сергеевна Гончарова – вот совпадение! – работала в ресторане «Клод Моне» арт-директором, то есть отвечала за работу
официантов. И в тот самый момент, когда Макс выскочил как ошпаренный из кабинета шефа, она пришла на кухню, чтобы согласовать новое меню.

Тут она увидела Макса. А Макс увидел Вику. И между ними произошел такой диалог.

– О, привет! – сказал Макс.

– Что ты здесь делаешь? – в свою очередь спросила Вика тоном, который не предвещал ничего хорошего.

– Да вот, болтал с вашим шеф-поваром, – сообщил ей Макс. – Зовет меня к себе. Вот думаю: идти к вам или нет? Кухня у вас простовата…

На этом диалог прервался, потому что Вика повернулась и молча вошла в кабинет шефа. Здесь она без долгих предисловий заявила:

– Он здесь работать не будет!

– Кто «он»? – спросил удивленный Виктор Петрович.

– Вот этот! – отвечала арт-директор. После чего эффектным жестом распахнула дверь, уверенная, что Макс никуда не ушел и так там и стоит.

Она угадала – Макс был за дверью. Но Вика не учла важный момент: Виктор Петрович Баринов терпеть не мог, когда ему указывают, что он должен делать. Он
этого не терпел даже от хозяина ресторана, а тем более от Вики. Поэтому требование арт-директора вызвало у шефа прямо противоположную реакцию.

– Секундочку, – сказал он, меняясь в лице. – Я не понял: с каких это пор ты стала здесь командовать?

После чего вывел девушку Вику из кабинета и обратился к находившемуся поблизости Сене:

– Скажи, Сеня, это она здесь шеф?

– Нет, вы шеф, – ответил обескураженный Сеня.

– Отлично, – заключил Виктор Петрович, – в этой части кухни я шеф. А в той? Айнура, кто у вас там шеф?

– Вы шеф! – отвечала Айнура.

– Ты смотри, и там я главный, – сделал вывод Виктор Петрович. – А значит, – тут он повернулся к Вике, – только я буду решать, кому работать на моей кухне,
а кому нет!

После чего, повернувшись к Максу, сообщил:

– С этой минуты ты в штате. Работаешь два дня через два.

И добавил, снова адресуясь к Вике:

– А кто-то может отправляться в зал и командовать своими официантами. Ах да, простите, и «неповторимой атмосфэрой нашего ресторана» – тут он передразнил
голос Вики, – за которую он несет личную ответственность.

Взбешенная Вика покинула кухню. А все присутствующие встретили выступление шефа аплодисментами.

Виктор Петрович, довольный реакцией подчиненных, тем не менее показал строгость:

– Все, кунсткамера, унять ликование! – произнес он. – За работу! Лева, – обратился он к су-шефу, – у меня для тебя есть задание на ужин. Ты в Индии был?

И, не дожидаясь ответа озадаченного Левы, повернулся к Максу:

– А ты чего застыл? Переодевайся!

Это была ПОБЕДА! Настоящая! Его приняли! Этот факт лишний раз подтвердила и официантка Настя.
Проходя мимо ошалевшего от радости Макса, она тихонько шепнула ему:
—Поздравляю!
Однако первый успех надо было еще закрепить. Надо было доказать, что ты чего-то стоишь. И вот Макс, уже переодетый в поварскую униформу, явился в кабинет шефа и произнес:
—Шеф, я готов, что мне делать?
Вид нового сотрудника почему-то не вызвал у Виктора Петровича никакой радости. Мрачно глядя на Макса, он спросил непонятно:
—Но почему не в цирк?
—Что? — переспросил Макс, не скрывая удивления.
—Почему не в цирк, не на завод, не в таксопарк, не в крематорий? — пояснил шеф свой вопрос. — Чего ты на кухню приперся, Максим Лавров?
—Ну потому что я повар... — отвечал Макс. — Я профессионал своего дела...
—Что?! — воскликнул Виктор Петрович. — Ты профессионал?!
Тут он схватил Макса и потащил его к окну кабинета, выходящему в кухню.
—Видишь его? — указал он на повара. — Это Сеня. Он, конечно, дуралей, но может ножом побрить тебе ноги, а ты этого даже нс заметишь. А вон там — видишь? Это Луи. Ежедневно наш ресторан делает сто тысяч только на его десертах! Теперь смотри туда — Айнура! Она у нас уже три года работает без разрешения на работу!
В дверь кухни заглянула Вика, но, увидев шефа, тут же исчезла.
—Вот даже она за все время работы ни с кем здесь не переспала! — прокомментировал ее появление шеф. — Хотя пытались многие. Вот это, я понимаю, профессионализм! А ты? В чем ты профессионал?
Этот вопрос не вызвал у Макса затруднений.
—Я готовить умею, — заявил он.
—Да ну?! — воскликнул шеф.
После чего вывел Макса на кухню и обратился ко всему трудовому коллективу с речью.
—Внимание всем! — громко объявил шеф. — У нас наконец появился человек, который УМЕЕТ ГОТОВИТЬ! Мы ждали его пять лет! И — аллилуйя! — он пришел! Вот он, наш спаситель!
Тут шеф встал перед Максом на колени и, сложив руки на груди, с чувством произнес:
—Избранный! Есть работа, которая под силу только тебе!
Макс встретил это известие с недоверием. И правильно сделал. Спустя несколько минут он уже сидел в подсобке и занимался тем, что отклеивал с бананов маленькие синенькие этикетки...
...А на кухне тем временем кипела работа: шеф начал готовить заказанный хозяином ужин. Сначала он оценил блюдо, которым собрался удивить гостей су-шеф Лева.
—Что это? — спросил шеф, осмотрев блюдо.
—Говядина в мятном маринаде с артишоками, — объяснил Лева, очень довольный своей работой.
Виктор Петрович поднял глаза на своего помощника и проникновенно сказал:
—Лева, у нас будут гости из Индии!
—Ну и что такого? — спросил су-шеф.
—Ты это серьезно? — воскликнул Виктор Петрович. — Индусу — говядину?!
—Да, говядину... А что такого? — недоумевал Лева.
—Лева, а если тебе на ужин архангела Гавриила подать? С артишоками? — издевательски спросил шеф. — Ты как отреагируешь?
—Что? — Лева все никак не въезжал в ситуацию.
—Что-что! — воскликнул Виктор Петрович, теряя терпение. — К нам индусы сегодня придут, а ты им корову на ужин! Ты понимаешь, как это будет выглядеть?!
После чего выбросил приготовленное блюдо в урну вместе с тарелкой.
—Ну что за инвалиды! — прокомментировал он случившееся. — Все самому приходится делать.
И скомандовал Леве:
—Тащи свинину или баранину!
И тут перед шефом предс тал Макс, который слышал последнюю часть разговора.
—Шеф, у меня есть идея! — заявил он. — Мое фирменное блюдо «Курица в сливочном соусе со шпинатом и кедровыми орешками». Когда я работал в ресторане — ну, в Воронеже — все были от него в восторге!
—Суперидея! — с сарказмом отозвался шеф. — Пожалуй, я послушаюсь тебя, непонятный человек, который случайно попал в наш ресторан. Ведь твое блюдо было хитом в самом Воронеже!
И тут же скомандовал:
—Федя, принеси еще пять ящиков бананов — видишь, человеку делать нечего!
—Шеф, что за бред? — возмутился Макс. — Зачем вообще отклеивать эти этикетки от бананов?
—Для баланса Вселенной, — объяснил шеф. — Ведь где-то там, в Африке, сидит такой же огузок, как ты, и наклеивает эти этикетки.
—Между прочим, этот огузок умеет офигенно готовить, — пробурчал Макс.
—Хорошо, я дам тебе шанс! — заявил шеф. — Есть у нас один постоянный клиент... Сеня! Элеонора Андреевна уже здесь?
—Да, шеф, я только что её видел, — отозвался Сеня.
—Если ты сможешь угодить Элеоноре Андреевне, — объявил шеф Максу, — я поверю, что ты умеешь готовить.
И Макс начал готовиться к очередному испытанию. Недолго думая, он решил приготовить десерт. Он исходил из того, что Элеонора Андреевна — женщина, а женщинам нравится сладкое. К тому же десерт, который готовил Макс, нравился всем женщинам в Воронеже, которые его пробовали.
Не прошло и получаса, как он явился к шефу с готовым десертом — очень красивым и, как видно, вкусным.
—Шеф, десерт для Элеоноры Андреевны готов! — заявил он.
—Все — внимание! — громко объявил шеф. — Сейчас Элеонора Андреевна будет пробовать блюдо нашего новичка!
После чего взял тарелку с десертом и направился — но не в зал, как полагал Макс, а почему-то в сторону выхода.
Сбитый с толку Макс последовал за ним, куда двинулись и остальные.
Выйдя во двор, Виктор Петрович свистнул и позвал:
—Элеонора Андреевна! Ко мне!
И к нему подбежала большая грязная дворняга.
Шеф поставил перед ней приготовленное Максом блюдо и предложил:
—Элеонора Андреевна, прошу!
Народ у него за спиной начал ржать. Собака понюхала блюдо, обиженно взглянула на шефа и ушла. Повар Федя сквозь смех заключил:
—Представляешь, не ест!
А Сеня добавил:
—Ага, ей бы кусок мяса!
Народ хохотал уже в голос. Тогда Макс возмутился: Так нечестно! — заявил он шефу. — Это собака!
—Да, та еще сука! — согласился шеф. — Мир не идеален!
И, повернувшись к остальным, воскликнул:
—Хватит ржать! Продолжаем работать!
Народ потянулся обратно. Официантка Настя подошла к Максу и тихонько шепнула:
—Если хочешь ему что-то доказать, — поспорь с ним!
Макс мгновенно понял ее мысль. Выходит, шеф — человек азартный и любит пари. Что ж, Макс готов на это!
-   Шеф, а давайте поспорим! — воскликнул он.
Шеф медленно обернулся.
—Что?
—Давайте поспорим: если это будет не собака, человек — нормальный, обычный человек — ему понравится мое блюдо!
Ну давай поспорим, — согласился шеф. — Приготовь блюдо для меня. Если мне понравится, ты выиграл — остаешься работать. Если выиграю я — ты исчезнешь отсюда.
—Согласен! — твердо ответил Макс.
—Нет, этого мало, — продолжал шеф. — Ты уйдешь отсюда голым!
Макс на секунду задумался, затем решительно протянул руку, и кондитер Луи разбил пари.

0

5

Глава 4
Спасательная подмена
...В следующий час на кухне кипела работа. Шеф, воскликнув: «Шевелимся, девочки! Надо порвать этих конкурентов!» — приступил к изготовлению собственного фирменного блюда. Макс за соседней плитой готовил свой шедевр. При этом они с шефом то и дело сталкивались задами или вдвоем хватались за одну прихватку. В таком случае шеф рычал:
—Огузок, не крутись под ногами!
К исходу этого часа в двери ресторана вошли двое: хозяин открывающегося по соседству ресторана, ухоженный мужчина лет 45, и дама совершенно европейского вида. Хостес  Ангелина проводила гостей к столику, за которым их ожидал хозяин Дима.
—Рад видеть вас в лучшем ресторане Москвы! — приветствовал он гостей.
—ПОКА лучшем, — поправил его Конкурент. — Мы открываемся через пару недель...
И затем представил свою спутницу:
—Знакомься, мой шеф-повар Елена.
- Ты же говорил, что у тебя повар из Индии, — усмехнулся Дмитрий Владимирович. — Все-таки не хватило денег?
—Это она и есть, — отвечал Конкурент. — Елена работала в лучшем ресторане Дели.
—Ну не в самом лучшем... — поправила Елена.
—Она скромничает! — настаивал Конкурент. — А до этого — в Нью-Йорке и Венеции. А у твоего шефа-алкоголика печень еще не отвалилась?
— Нет, его печень твой ресторан переживет, — ответил Дима и подозвал стоявшую в ожидании Вику:
—Вика, можно подавать горячее. Гости очень голодные, они давно не ели нормальной еды.
А конкурент, повернувшись к Вике, попросил:
—Только проследите, пожалуйста, чтобы не было перца!
—Хорошо, — отвечала Вика, — я сейчас же предупрежу шеф-повара.
И отправилась па кухню.
Там как раз завершилось приготовление блюд: и того, которое готовил шеф, и того, над которым колдовал Макс. Шеф разложил приготовленное блюдо на три тарелки, посыпал их зеленью и поставил на стол раздачи. Тут из зала прибежала Настя со словами:
—Виктория Сергеевна сказала, что основное блюдо для гостей можно уже подавать.
(Отметим про себя, что про перец не было сказа¬но ни слова.)
—Забирай! — отвечал шеф Насте. После чего сообщил су-шефу:
— Я у себя. Думаю новое меню.
И удалился к себе в кабинет.
Настя с подносом в руках уже направлялась в зал, но задержалась возле стола, где Макс наводил красоту на свой шедевр.
—Здорово у тебя получается, — похвалила она. — Жалко только, что он этого не оценит.
—Это мы еще посмотрим! — отвечал Макс.
—Да он даже не попробует, — уверенно заявила девушка. — А если и попробует, то ему не понравится в любом случае, я его знаю.
Макс задумался на секунду.
—Ну тогда нам нужна более объективная оценка! — заявил он.
После чего быстро разделил приготовленную им еду на три порции и подменил ими тарелки с блюдом
—Можешь сказать, что ты этого не видела, — сообщил он Насте.
В этот момент на кухню вошла Вика.
—Настя, сколько можно ждать?! — с пафосом воскликнула она. — Все приходится самой делать! Я отнесу!
И подхватила поднос с тарелками Макса.
Настя убежала в зал, Макс отошел к другому столу. А Вика тоже направилась в зал. Но по дороге задержалась возле полки с пряностями. Оглянувшись по сторонам, она взяла мельницу с белым перцем и посыпала им все три тарелки. При этом арт-директор
приговаривала:
— Ах, Виктор Петрович, что же вы наделали... Вы, конечно, можете сказать, что не знали, что гостю не нравится перец... А надо было знать, Виктор Петрович!
После чего понесла готовые блюда гостям.
Виктор Петрович Баринов дремал, сидя в кресле в своем кабинете. Разбудил его су-шеф Лева, ворвавшийся в кабинет с криком:
Шеф!! Идемте скорее!!!
- Что случилось? — лениво отозвался шеф. — Ты наконец научился готовить баранину?
- Вашим блюдом отравился гость! — кричал Лева - Его на «скорой» увезли! Дмитрий Владимирович с ним уехал!
Шеф вскочил как ошпаренный и выбежал на кухню. Спустя минуту все, кто работал на кухне, а также официантки, Вика и Елена собрались вокруг стола раздачи, на котором стояла тарелка — та самая, из которой ел Конкурент.
- Что случилось? — спросил шеф, подходя к столу.
- Это я тебя хочу спросить! - воскликнула Вика. - что ты приготовил?!
- «Скорая» сказала — у него аллергия на перец, — объяснил кондитер Луи. — Мгновенный отек, может умереть...
Как аллергия? — ахнула Вика. Этого она не знала... Виктор Петрович склонился над блюдом, которым отравился Конкурент.
- Это не мое блюдо! — заявил он. — Что это? Настя? Настя молчала, опустив голову.
- Настя, я тебя спрашиваю!
Тогда Макс шагнул вперед.
—Это мое блюдо, — сказал он. — Это моя вина, я заменил ваше блюдо на свое, хотел доказать вам...
Тут в разговор вмешалась гостья Елена.
—Что у вас тут творится? — высокомерно произнесла она. — Это что, забегаловка?
—А вы кто такая? — немедленно ощетинился шеф.
—Шеф-повар ресторана, в котором не травят посетителей! — заявила Елена, после чего удалилась.
Макс предпринял попытку объясниться.
—Шеф, я не думал, что так получится... — начал он.
Однако шеф не дал ему закончить.
—Да мне все равно — думал ты или не думал! — закричал он, словно раненый зверь. — Как ты посмел вообще отдать свое блюдо в зал?! Это моя кухня! МОЯ! А ты ради того, чтобы выпендриться, поставил под угрозу здоровье человека! Тебя за это не уволить, тебя за это посадить надо!! Пошел вон!!!
Он запустил в Макса картофелиной, потом кинул кастрюлю и схватил тушку курицы, собираясь также пустить ее в Макса. Но в этот момент у него зазвонил мобильный. Шеф посмотрел на экран — это звонил хозяин ресторана — и поднес телефон к уху, готовый услышать самое худшее.
Однако услышал он нечто другое.
—Витя, привет! — произнес голос Дмитрия Владимировича. — Как ни странно, но для тебя есть хорошие новости. Моего товарища обследовали и нашли у него аневризму аорты. Короче, если бы не аллергия на твое блюдо, он бы мог сегодня уже нас всех покинуть. Так что, получается, ты ему жизнь спас.Он сказал, как из больницы выйдет, зайдет блюдо твое доесть. Пока!
Виктор Петрович отнял телефон от уха, обвел глазами напряженно смотревших на него поваров и официантов и глубоко выдохнул.
Спустя несколько минут в подсобку, где Макс снимал форму, вошли шеф с поваром Сеней.
- Огузок, ты еще здесь? — спросил Виктор Петрович.
- Шеф, я все понял, — отвечал Макс. — Не надо меня лишний раз унижать!
- Ты весь день парил мне мозг, так что я имею полное право унижать тебя еще несколько месяцев - заявил на это шеф.
После этих слов Макс вначале онемел, а когда речь вернулась, спросил:
- Вы меня оставляете? Но почему?
- Если я начну думать, почему я это сделал, — отвечал Виктор Баринов, — я тебя уволю!
- Шеф, так вы его оставляете? — шепнул Сеня на ухо шефу.
- Я поспорил с Айнурой, что он через неделю сам сбежит, — так же тихо ответил ему шеф. После чего вновь обратился к Максу: — И кстати, огузок, ты проспорил! Раздевайся!
...Спустя несколько минут голый Макс, обвязанный для приличия мусорными пакетами, стоял возле ресторана и пытался поймать такси, а Сеня и Федя снимали его на мобильники. Кончилось все, можно сказать, хорошо — его подвез на своей машине Луи…

0

6

Глава 5 Нокаут на заднем дворе
Следующий день начался с того, что Макс на два часа опоздал на работу. Ничего особенного не случилось — просто устал накануне. Макс думал, что ему за это надают хороших плюх, но, к его удивлению, шеф Виктор Петрович встретил его радостным волзгласом:
— Огузок, я тебя люблю!
Выяснилось, что азартный шеф уже успел предложить коллективу пари: опоздает Макс или нет. Сам шеф ставил на то, что опоздает. И теперь жутко недовольные повара скидывались, чтобы отдать проигранное.
— А за то, что ты поднял мне настроение в этот отвратительный день, — продолжил шеф, — я награждаю тебя увлекательным и очень полезным делом. Ты отправляешься разгружать продукты! И не благодари — это от души!
Макс и не думал благодарить. Вместо этого он недовольно проворчал:
— Я думал, что я буду готовить...
— Смотри-ка, ты приписал себе сразу две несуществующие способности: думать и готовить! Марш!
И Макс отправился во двор разгружать машину с продуктами. За этим занятием его застала Вика, которая вышла покурить. Увидев Макса, она изменилась в лице и воскликнула:
— Тебя что, вчера не уволили?!
- Во-первых, добрый день! — отвечал Макс (он был вежливым человеком). — Во-вторых, курение вредит твоему здоровью.
После чего вынул из пальцев девушки сигарету и отправил ее в мусорный бак.
- А в-третьих, кто уволит такого специалиста?
После чего, изобразив внезапно пришедшею ему в голову догадку, воскликнул:
- Подожди! Так ты расстроилась, что я могу уйти? И ты будешь скучать по мне?
И вручил Вике извлеченный из коробки пучок укропа, сопроводив подарок словами:
- В память о нашей незабываемой ночи!
Вика от его слов еще сильнее изменилась в лице, укроп бросила обратно в коробку и заявила:
- Слышишь, ты! Если кто-нибудь здесь узнает, что между нами что-то было, я тебя...
Сформулировать свою угрозу точно она не успела, потому что во дворе появился бармен Костя. Он как раз разыскивал арт-директора.
- Виктория Сергеевна! — воззвал он. — У меня опять в баре си-кипер сломался! Что делать?
Я тебе вчера говорила, чтобы ты позвонил мастеру? — зло напомнила Вика. — Теперь решай проблему сам!
И ушла.
- Что, си-кипер сломался? — сочувственно спросил Макс, глядя на расстроенного Костю.
- Ну да... А ты в них разбираешься?
- А что там разбираться? — отвечал Макс со свойственным ему нахальством. — На моей прошлой ра
боте си-кипер каждый день ломался. Я уехал — не знаю, как они там без меня его чинят.
— Слушай, а можешь мой починить? — воскликнул Костя.
— Ну если... — протянул Макс, выразительно глядя на оставшиеся в машине коробки.
— А я за тебя все тут разберу! - пообещал Костя. — Идет?
— Ладно! — согласился Макс. Про себя же он в это время размышлял: «Так, проблема с разгрузкой решилась! Осталось узнать, что же такое си-кипер...» Дело в том, что Максим Лавров никогда не заходил за барную стойку и в глаза никаких киперов не видел.
...Тем временем в ресторане разыгрывалась своя интрига. Официантка Настя прибежала к шефу и сообщила ему, что в зале сидит и пьет кофе не кто-нибудь, а вчерашняя гостья — шеф-повар соседнего ресторана Елена. Виктор Петрович решил, что вежливость требует от него лично приветствовать гостью, и проследовал в зал.
— Добрый день! — произнес он. — Какими судьбами?
— По работе! — ответила Елена и пояснила: — К нам в ресторан посуду привезли, а пока ее выгружают, я решила полчасика у вас убить.
— А почему ничего не заказываете?
— Я же вам уже сказала, что мне нужно убить время, а не себя! — со смехом ответила Елена. Однако, увидев выражение, появившееся на лице Виктора Петровича, поспешила добавить: — Извините, неудачная шутка...
- Не берите в голову! — успокоил ее Баринов. — это общеизвестный факт, что женщины не умеют делать две вещи: шутить и готовить.
И добавил:
- Надеюсь, чашка нашего отвратительного кофе не слишком задержит вас в нашем ужасном заведении! До свидания!
И уже повернулся уходить, но тут Елена задумчиво сказала:
- Пожалуй, я сделаю заказ...
И открыла меню. Повисла напряженная пауза. Щеф ждал. Наконец гостья произнесла:
- Фрикасе из куропатки! Это блюдо от шефа, это интригует...
Виктор Петрович поманил к себе официантку Сашу и распорядился:
- Прими заказ у дамочки!
После чего удалился не торопясь, с важным видом. Однако, скрывшись из поля зрения гостьи, он стал двигаться значительно быстрее. В свой кабинет он почти вбежал, бормоча при этом:
- Вот курица! Тоже мне, шеф-повар! В Индии она работала! Да у них там любую дрянь в карри обваляй - уже еда!
Однако подать «курице» блюдо, приготовленное кое-как, вовсе не входило в его намерения. Нет, Виктор Петрович намеревался показать товар лицом. Поэтому он достал из стола футляр, в котором хранился его личный нож — он готовил только с его помощью - открыл...
Футляр был пуст.
— Кто взял мой нож?! — голосом, который был слышен по всей кухне, зовопил шеф-повар. — Кто взял мой нож?! — повторил он, выйдя из кабинета.
Ответом ему была тишина.
— Понятно! — воскликнул Виктор Петрович. — Сеня, подойди ко мне!
Сеня подошел, дрожа.
— Сеня, дорогой, ты взял нож? А кто?!! — нечеловеческим голосом вскричал шеф. Он схватил нож, лежавший на столе, и воткнул его в разделочную доску, о которую опирался Сеня. Повар взглянул и увидел, что нож вонзился в доску точно между его пальцев. В испуге он медленно убрал руку.
— В общем, так, инвалиды! — объявил свой приговор шеф. — Пока вы не найдете мне нож, никто отсюда домой не уйдет! Понятно?
В этот момент в кухню вбежала Саша с чеком в руках.
— Шеф, я пробила фрикасе из куропатки! — радостно сообщила она.
— Я ничего не готовлю, пока мне не найдут мой нож! — твердо заявил шеф и ушел к себе в кабинет.
— Все ищем нож! Живо! — призвал су-шеф Лева.
И все повара, бросив другие дела, начали искать
пропавший нож.
— А что за проблема? — спросил Макс, который как раз в это время проходил через кухню в бар. — Давайте ему по-быстренькому купим такой же нож! И все дела!
— Купим? — передразнивая Макса, произнес Федя. — Да ты знаешь, что это за нож? Японский!
Японцы его тридцать лет точили! Причем вручную! Его по-быстренькому купить не получится! Давай ищи!
Однако Максу заниматься поисками легендарного ножа не хотелось. И он незаметно выскользнул из кухни в зал, к бару. Здесь ему предстояли другие поиски: надо было найти тот самый си-кипер. Макс перебрал все бутылки, переставил посуду — и тут наконец бросил взгляд на неработающий терминал. На нем виднелась крупная надпись: «С-Кеерег».
-  Так это си-кипер! — пробормотал Макс. — А я думал это касса!
В это время к бару подошла Саша.
- Эй, ушастик, ты что здесь делаешь? — удивилась она.
- Я новый бармен, — заявил ей Макс. — Костю уволили- ни черта не понимает.
- Что ты меня лечишь! — возмутилась Саша. — Я тебя на кухне видела — ты повар.
Против такого определения Макс не возражал. Но повыпендриваться перед девушкой ему очень хотелось.
- У меня много талантов, — заявил он. — Но в душе я бармен.
И чтобы доказать правильность своих слов, он схватил бутылку ликера и попытался ею жонглировать, как это иногда делают бармены.
Увы: жонглировать Макс не умел. Бутылка, вместо того чтобы красиво вернуться ему в руку, приземлилась на пол — вдребезги. Саша расхохоталась. Однако Макса неудача ничуть не смутила.
— Бутылка полупустая — баланс не тот, — объяснил он. И тут же деловито спросил: — Тебе чего — кофе?
— Да, эспрессо! — подтвердила Саша.
Макс подошел к кофе-машине и наугад нажал какую-то кнопку. Однако вместо кофе из машины повалил пар.
— Тоже мне бармен! — насмешливо сказала Саша. -Уйди, сама сделаю!
Тут к бару подошла Вика, взвинченная оттого, что в зале у нее сидела гостья из соседнего ресторана, а заказанное ею блюдо никто не делал — все искали нож.
— Костя, ты си-кипер сделал? — самым начальственным тоном спросила Вика (Макса за стойкой она не заметила).
Тут Макс выпрямился во весь рост и с важным видом сообщил:
— Пока нет. Но я над этим работаю.
— Ты что здесь делаешь?! — выпалила Вика.
На что Макс невозмутимо заявил:
— Си-кипер чиню.
— Что?! — взвилась Вика, пораженная такой наглостью. — Где Костя? Вон из бара!
А Саше скомандовала:
— Зови Костю!
Тут Макс почувствовал, что слегка перегнул палку, и решил не отстаивать свое право находиться за стойкой.
— Ладно-ладно, ухожу, — миролюбиво произнес он, — чего ты завелась?
Когда он скрылся за дверью, Вика сняла с полки бутылку самого дорогого коньяка и спрягала ее под стойку после чего стала ждать Костю. Спустя пару минут он явился.
- Костя, это что, нормально?! — обрушилась на него арт-директор. — Почему у тебя бардак и посторонние в баре?
- Ну он си-кипер чинил... — отвечал Костя.
- Да?! А тогда где коньяк?
И Вика драматическим жестом указала на пустое место на полке.
- Не знаю...
-  А кто знает?! Костя, тебя что, уволить?!
- Он здесь стоял, я его видел... — настаивал тугодум Костя. И тут до него дошло сознание, что его нагло обманули.
- Вот падла! — прошептал он, имея в виду уже не коньяк. — Я сейчас!
И направился прямиком во двор. А Вика быстро поставила бутылку с коньяком на место, после чего пошла вслед за барменом, чтобы стать свидетельницей предстоящего объяснения.
Во дворе Макс продолжал разгружать коробки, которых осталось не так много — Костя умел быстро работать. К тому же он был физически гораздо крепче Макса. Его трудовой ритм нарушил появившийся Костя.
- Где коньяк? — грозно спросил он.
- Спокойно, какой коньяк?
— За двадцать тысяч!
— Двадцать тысяч?! Ни фига себе! Ты реально попал, чувак! — посочувствовал Макс.
Зря он это сделал.
— Это ты попал! — поправил его Костя и перешел от слов к делу — легонько толкнул Лаврова, отчего тот отлетел на несколько шагов.
Оба они не видели, что в дверях ресторана стоит Вика и снимает всю сцену на телефон.
Макс, как мы знаем, был не из трусливых и драк не боялся.
— Слышь, бычара! — воскликнул он. — Ты нарываешься! Большой шкаф громко падает — слышал такое?
После чего начал подпрыгивать на месте и размахивать руками, имитируя боксерскую стойку.
— Мальчик, я тебя раскатаю! — пообещал он. — Знаешь, сколько лет я боксом занимал...
Окончить он не успел — Костя нанес ему удар в челюсть, после которого Макс свалился без чувств.
Глава 6
По рецепту Готфрида Бульонского
Вика закончила съемку и вернулась в зал. Здесь к ней подбежала официантка Настя. Она сообщила, что в зале назревает скандал: Елена, уже полчаса ожидающая заказанного фрикасе, начала терять терпение.
- Я уже два раза к ней подходила, — докладывала Настя. — чай предлагала, а она одно твердит: «Где мой заказ?»
Вика отправилась к шеф-повару. От него она вышла еще более злая, чем после разговора с Максом.
- Отлично, не готовь! — прокричала она, покидая кабинет — Я порадую Дмитрия Владимировича: его любимый шеф-повар отказывается готовить!
Захлопнув дверь кабинета, она объявила поварам:
- Радуйтесь, скоро у вас будет новый шеф! Если, конечно, старый не приготовит свое долбаное фрикасе!
И ушла.
Повара переглянулись. Первым молчание решился нарушить Федя.
- Может, это... сами приготовим? — неуверенно произнес он.
- Если мы приготовим его блюдо, он нас всех... — от волнения Лева даже не смог договорить, что их их ожидает.
- Сожрет, — закончил за него Сеня. — Ты прав, лучше не рисковать.
- А если не приготовим, то его уволят! — возразил Федя.
- Точно! Ты прав! Надо готовить! — воскликнул Сеня.
Потом посмотрел на су-шефа и произнес:
- Или ты прав... Я запутался.
- Это плохая идея! — настаивал Лева.
Однако Федя продолжал настаивать на решительных действиях.
— Как говорил наш капитан, — заявил он (Федя до поступления в ресторан работал на флоте), — лучше обделаться во время шторма, чем от прогноза погоды.
Вопрос был решен. Вчетвером — Федя, Сеня, Лева, Айнура при моральной поддержке кондитера Луи и остальных поваров — принялись готовить пресловутое фрикасе. И вскоре оно было готово. Айнура попробовала, Лева красиво выложил блюдо на тарелку. Затем Саша отнесла блюдо на стол Елены. А вся компания отправилась к окну кухни — смотреть, как Елена будет ЭТО есть. Были слышны реплики:
— Ест?
— Конечно ест, куда она денется?
— Ой, она Саше что-то сказала!
Официантка Саша вошла в кухню и объявила:
— Гостья требует шефа.
Все в ужасе переглянулись. Вот теперь даже Федя не знал, что делать!
— Я вас предупреждал... — заикаясь, выговорил су-шеф. А затем приказал Сене: — Зови шефа!
— Почему я? — возмутился Сеня. — Я вообще был против! Это Федя придумал, пусть он и зовет!
— Нет, ну почему сразу Федя! — закричал тот. — Я это блюдо даже не готовил! Пусть Лева сходит! Нет, а че? Ты ж его правая рука, свою правую руку он точно не тронет!
— Я не пойду! — все так же заикаясь, выговорил Лева.
— Тогда пусть Луи сходит! — предложил Федя. — Ему все равно терять нечего, он француз.
- А давайте ему эсэмэску напишем! — предложил Сеня
- Лучше мы все сразу заявления по собственному напишем! — заявил Лева.
Так они и продолжали препираться, идти к Баринову никто не хотел.
Тем временем Айнура, никому ничего не говоря, постучала в кабинет шефа. Услышав сердитый возглас "Что еще?", она заглянула в дверь и на своем не вполне правильном русском языке объявила:
- Шеф, вас эта, симпатичная, с будущего соседнего ресторана зовет — та, который тебе понравился.
- Айнypa, не говори ерунды, — вяло отвечал Виктор Петрович, — никто мне не понравился. А она разве еще не ушла?
Тем не менее он встал и поплелся в зал.
- Чем могу вам помочь? — спросил он, подойдя к столику Елены.
- Я попробовала ваше фрикасе, — сообщила гостья.
Только тут Виктор Петрович разглядел остатки бдюда на столе перед гостьей. Непередаваемая гамма чувств отразилась на его лице. Совершенно чужим голосом он спросил:
- Ну и как вам?
- Вам сказать правду? — ответила Елена после некоторой заминки. — Как это ни странно, но ваше фрикасе мне понравилось. Отличный рецепт!
— Это вообще не рецепт, — объявил шеф. — Куропатка оставалась, а выбросить жалко было...
— Было приятно уйти от вас в добром здравии! - сказала Елена, вставая.
— Как, вы уже уходите?! — с наигранным расстройством произнес Виктор Петрович.
— У меня не осталось времени, — объяснила Елена. — Ваше блюдо от шефа очень долго готовилось.
Она ушла, а Виктор Петрович схватил тарелку с остатками злосчастного фрикасе и, дыша гневом, направился на кухню.
Кухня, когда он туда ворвался, была совершенно пуста — как в фильме ужасов про какой-нибудь корабль-призрак. На плитах что-то жарилось и кипело, на стене еще качалась шумовка, которую явно кто-то только что повесил — но нигде не было ни одного человека!
Однако шефа это не смутило.
— Мало того что нож сперли, так еще и блюдо мое испохабили?! — вскричал он, обращаясь к плитам и шкафам. — Дальше что — с моей бывшей женой переспите?! Быстро вышли!!!
Из-под столов и из подсобки начали появляться повара. Сеня вылез из холодильника.
— Мы хотели как лучше... — заискивающе произнес Федя.
— Да мне плевать, что вы хотели!! — закричал шеф. — Знаете, что она сказала о вашем фрикасе? Что оно отвратительно!!!
И в буре чувств швырнул злосчастную тарелку на пол.
— Блюдо от шеф-повара отвратительно! — повторил он. — Инвалиды!!!
И ушел к себе, хлопнув дверью.
В кабинете он рухнул в кресло и сразу же налил себе стакан виски.
- Как же меня все достало! — пожаловался он фотографиям на стене. — Всегда все через задницу! Неужели нельзя, чтобы хоть один день прошел нормально?! Один день! Господи!
Он сделал глоток, откинулся в кресле и взглянул на потолок. В потолке торчал нож. ЕГО нож.
Тут Виктор Петрович вспомнил, как вчера сидел в этом самом кресле и смотрел свой любимый футбол. И в руках у него был тот самый нож. На последних секудах матча его команда забила гол. Виктор Петрович в восторге вскочил, вскинул руки вверх — и нож в порыве восторга выскользнул и воткнулся в потолок. Тогда он махнул на это рукой, решив, что достанет его потом. И забыл об этом эпизоде. Начисто забыл!
"Так, но что же теперь делать? — размышлял шеф после того, как извлек нож из потолка. — Как-то неудобно получилось... Не могу же я вот так просто выйти с ножом, как ни в чем не бывало! Или могу? Или лучше спрятать его где-нибудь, чтобы кто-то случайно нашел? Правильно!"
В то время, когда шеф предавался этим размышлениям, жаждущий мщения Костя затащил еще не очухавшегося Макса в бар и поставил его лицом к полке с бутылками.
- Где коньяк? — грозно вопрошал он.
- Ты что, глухой? — вяло отбивался Макс. — Не видел я никакого коньяка!
— Вот! — грозным жестом Костя ткнул в полку. - Здесь стояла бутылка!
И тут и он, и Макс увидели бутылку коньяка, стоящую на своем месте. Дар речи первым вернулся к Максу.
— Что, сюрприз? — с издевкой спросил он.
— Ничего не понимаю... — пробормотал Костя.
— Тебе повезло, что я удара не ожидал, так бы я тебя точно раскатал... — Макс начал отыгрывать свое поражение во дворе.
При этом он невзначай облокотился на си-кипер. И надо же — у того вдруг загорелся экран! Макс тут же решил, как использовать этот факт.
— А я, между прочим, тебе си-кипер починил! - с гордостью заявил он.
— Старик, ты это... прости меня... — с виноватым видом выговорил Костя.
— Что мне твое «прости»! — Макс спешил использовать плоды победы. — Косяк за тобой, чувак! Большой косяк! Ну-ка. сделай мне фрэш, а то что-то голова кружится...
Таким образом, ситуация с якобы украденной бутылкой коньяка разрешилась в пользу Макса. С этого момента их отношения с Костей стали стремительно налаживаться, и в конечном счете они стали друзьями.
Однако другая кризисная ситуация этого дня - с ножом Виктора Петровича — была еще далека от разрешения. Приняв решение спрятать нож, чтобы его потом нашли, шеф вышел из своего кабинета. Нож он при этом держал в рукаве.
Увидев выходящего шефа, все на кухне замерли.
- Что встали, бездельники? — прикрикнул на них шеф. - Нож нашли?
Ему, естественно, никто не ответил. Шеф подошел к подносу, на котором лежала большая рыба. Оглянулся — на него никто не смотрел. Тогда он одним движением засунул нож в рыбу и направился обратно к себе в кабинет. На ходу он обронил, обращаясь и к сe-шефу:
- Лева, зайди ко мне!
И оба скрылись в кабинете. Там между ними состоялся такой диалог:
- Лева, нож нашли?
- Еще нет, шеф...
- Везде смотрели?
- Везде...
- Ищите! Вдруг кто-то что-то резал и оставил там нож! В рыбе, например...
- В рыбе?
- Ну или в мясе... Не знаю! Ищите везде!
А пока в кабинете шла эта беседа, на кухне Федя подошел разделывать рыбу — и вдруг увидел нож! Он пихнул в бок Сеню и показал ему. Сеня оторопел.
- Ты что, совсем того? — прошептал он. — На фиг ты его взял, он же тебя прирежет!
- Да я не брал! — возмутился Федя. — Он здесь был!
- Лучше от греха подальше спрятать его, пока шеф не видит, — заключил Сеня.
В это время на кухню зашел Макс, продолжавший разгрузку. Он поставил на стол принесенные коробки и пошел открывать холодильник. Пока он отвернулся, Сеня быстро забросил нож в одну из коробок. А Максу бросил:
— Эй, обрубок, ты че грязные коробки сюда поставил? Убери быстро!
Макс отнес коробки к холодильнику и только собирался их туда засунуть, как увидел в одной из них нож. Естественно, ему захотелось его получше рассмотреть. За этим занятием его застала Айнура. Она тут же узнала этот предмет, который видела много раз.
— Дурак, спрячь нож! — посоветовала она Максу. — Шеф увидит — обрезание тебе сделает! Пусть лучше сам найдет, спрячь!
Макс послушался совета. Он увидел все ту же рыбу (правда, теперь она лежала уже на противне), быстро засунул в нее нож и отошел. Спустя несколько секунд Федя поставил противень с рыбой в духовку. А через некоторое время уже готовая рыба, переложенная на блюдо и украшенная зеленыо, отправилась в зал, на стол к посетителю.
Как раз в это время Виктор Петрович решил, что нож вот-вот должен найтись и ему уже можно покинуть кабинет. Выйдя на кухню, он с напускной строгостью спросил:
— Ну что, нашли?
— Шеф, везде смотрели — нигде нет! — признался Лева.
Шеф оглянулся и воскликнул:
— А вот здесь рыба лежала, где она? Федя!
— Ее в зал унесли! — честно отвечал Федя.
— Что?! — вскричал шеф.
В этот момент на кухню одновременно вошли официантка Саша из зала и Макс со двора, с очередной коробкой. Вид у Саши был встревоженный.
- Шеф, вас зовут! — сообщила она. — Там нож в рыбе нашли!
Трудно передать словами всю гамму чувств, которые отразились за короткий миг на лице Виктора Петровича. Но делать было нечего — он отправился в зал. В наступившей тишине раздался безтревожный голос Феди:
- А че, бывает! Мы однажды в акуле обезьяну нашли! Живую!
"Два дня — два косяка, — между тем быстро думал Макс. - Точно уволят!" И он двинулся вслед за шешом на выручку!
Шеф подошел к столику, где сидели посетители, которым досталась рыба с необычной начинкой, и, изобразив приветливую улыбку, произнес:
- Добрый вечер! Я шеф-повар этого ресторана. Мне передали, что вы хотели меня видеть?
- Да, хотели! — заявил гость. — Вы не объясните мне что это?
И он указал на нож, засунутый в рыбу. Ну, это... — пробормотал Виктор Петрович.
Неизвестно, как бы он объяснил появление в рыбе своего орудия труда, но тут из-за его спины вышел Макс.
- Позвольте, шеф, я объясню? — предложил он. И, не давая Виктору Петровичу опомниться, добавил: Я просто расскажу гостям то, что рассказывали мне вы.
А затем, уже обращаясь к посетителям, затараторил:
— Добрый день! Перед вами уникальный рецепт с более чем тысячелетней историей! Перенесемся во времена первых крестовых походов. В 1107 году Готфрид Бульонский, во время перехода Босфора, изобрел уникальный рецепт приготовления рыбы путем нанизывания ее на лезвие меча. Равномерно нагретый клинок придает рыбе неповторимый утонченный вкус. Попробуйте!
Гость попробовал.
— Да, действительно... — заметил он.
— О чем я вам и говорю! — воскликнул Макс. — Это настоящая поэзия кулинарии!
И, повернувшись к шефу, озабоченно добавил:
— Шеф, я ничего не упустил?
Виктор Петрович выразительно посмотрел на своего нового повара. Как видно, он хотел ему многое сказать. Но произнес только:
— Нет, все правильно.
Тут сидящая за столиком гостья попросила:
— А можно мне тоже такую рыбу?
— Сию минуту-! — ответил шеф. — Макс, пошли!
И они направились на кухню. По дороге Макс заметил:
— Шеф, а вы меня по имени назвали...
— Ах да, прости, — ответил шеф. — Огузок, еще раз выйдешь в зал без моего разрешения — уволю!
...Последняя сцена этой драмы разыгралась поздним вечером, когда ресторан уже закрылся. В пустом зале за столиком сидел хозяин Дмитрий Владимирович, напротив него — Вика. Подошли вызванные хозяином Виктор Петрович и Макс. Шеф сел рядом с хозяином, Макс остался стоять.
- Дим, что случилось? — спросил шеф у хозяина. И, повернувшись к Вике, предположил:
- Ты увольняешься, что ли?
- Вика, рассказывайте, — официальным тоном произнес хозяин.
И Вика, которая и затеяла всю эту сцену, начала произносить заготовленный текст:
- Дмитрий Владимирович, в ресторане творится бог знает что! Я как женщина не могу противостоять Виктору Петровичу, а он потворствует всем нарушениям...
- Вика, давайте ближе к делу, — предложил хозяин.
- Да, хорошо. Вчера на кухню устроился повар Максим Лавров. Я хочу, чтобы его уволили!
- За что? — поинтересовался хозяин.
- Ну, во-первых, Лавров устроил сегодня кавардак в баре, — начала перечислять Вика. — Разбил бутылку ликера, стаканы, сломал кофе-машину... — Это правда? — спросил шеф.
Все посмотрели на бармена Костю, который за их спиной протирал стаканы.
- Вы знаете... — неуверенно начал Костя. — Вообще-то это я виноват, я Макса попросил си-кипер починить... Он, кстати, его починил. А кофе-машина работает... И бутылка пустая почти была... Так что...
Ну, значит, все в порядке! — бодро заключил хозяин.
— Нет! — воскликнула Вика. — Не все в порядке! Еще он вышел в зал к гостям! Я думаю, статус нашего ресторана...
— А, это! — отозвался Виктор Петрович. — Это я его попросил. Мы презентовали новое блюдо. Хороший, кстати, парнишка, смышленый...
- Что-то еще, Вика? — спросил хозяин, который начал терять терпение.
— Да! — Вика решила выложить на стол свою козырную карту. — Еще он сегодня устроил драку!
— А вот это уже серьезно! — нахмурился хозяин. И, обернувшись к Максу, строго спросил: — Было?
Макс пожал плечами:
— Ну мы так... дурачились...
— Дурачились?! — зло усмехнулась Вика. — Сейчас... Она достала телефон и начала искать нужный
файл.
— Я все сняла, — объясняла она по ходу дела. — Вот! И отдала телефон хозяину. Хозяин и шеф уставились на экран. Вскоре на их лицах появились одинаковые игривые улыбки. Вика глядела на них, не понимая: чем их могла рассмешить драка во дворе?
А дело было в том, что Вика второпях перепутала файлы. Трудно сказать, какие бы выводы сделал Дмитрий Владимирович, если бы увидел конфликт Макса с Костей. Но увидел-то он совсем другое!
На экране Вика, сильно под градусом, сидела на диване в клубе — том самом, где они с Максом познакомились. Был слышен ее голос:
— Макс, ты что, снимаешь? Прекрати! А затем слова Макса:
- Такая красота должна быть задокументирована!
...Теперь Вика поняла свою ошибку и рванулась к телефону:
— Это не то!
- Тихо-тихо, — остановил ее шеф. — Мы же еще не досмотрели!
Из телефона донесся голос Вики:
— Максик, ну хватит снимать! Иди уже ко мне...
И весь экран заняла сцена страстного поцелуя.
Тут хозяин решил выключить телефон и вернул его Вике со словами:
- Ну, Вика, какая же это драка? Вы даже не сопротивлялись! За это я не могу парня уволить... Так что давайте в следующий раз не будем меня впутывать, о'кей? Все, мне пора, все свободны!
После чего ушел. Вика в расстроенных чувствах убежала вслед за ним. Шеф повернулся к Максу и Косте: те дружно улыбались. Шеф сделал серьезное лицо:
- Значит, так, ушлепки! Чтобы об этом никто больше не знал! Вика, конечно, стерва, но арт-директор не самый плохой. Ей еще здесь работать. Понятно?
Костя и Макс дружно кивнули.
Чуть позже двое парней сидели у стойки и пили пиво. Макс при этом философски размышлял: «Да, у каждой медали есть две стороны, и однажды все может перевернуться. Тот, кому ты нравился, начинает тебя ненавидеть. Тот, кто бил тебе морду, становится твоим другом. А тот, кто казался злобным тираном, становится им чуть меньше».

0

7

Глава 7
Убить гуся
Прошла неделя. Макс уже вполне освоился в ресторане «Клод Моне». Он познакомился со всеми, кто в нем работает. Он узнал, что официантка Настя, милая девушка, которая так помогла ему в первый день, является защитницей животных и убежденной вегетарианкой. Это создает ей сложности в работе, но Настя не собирается поступаться принципами. Также Макс узнал, что бармен-силач Костя, который ненароком отправил его в нокаут во второй день работы, — отличный товарищ и вообще прекрасный парень, которому, однако, почему-то фатально не везет с девушками. Что повара Федя и Сеня — дуралеи, каких еще поискать, но дуралеи веселые. И, наконец, что шеф-повар Виктор Петрович — человек с богатой фантазией, которая помогает ему создавать новые рецепты, но мешает в жизни. Виктор Петрович много пьет, что создает проблемы. В частности, не так давно он въехал на своей машине в столб светофора, за что его лишили прав. И теперь Виктор Петрович обзванивал всех своих знакомых начальников, пытаясь их вернуть. При этом он вовсе не думал о банкете, который в тот день должен был состояться в ресторане. А напрасно!
— Алло, Станислав Николаевич, это Витя Баринов! — говорил он по телефону очередному «нужному человеку», одновременно пробуя блюдо, которое готовил Сеня. — Да, опять насчет прав... А как меня могли их лишить, если меня в этом Тверском суде не было? Кому, Василию Михалычу? Так я от него вам и звоню! Ага, ага...
Едва шеф закончил разговор, как к нему подошел сy-шеф Лева с большой коробкой.
- Вот, шеф! — с гордостью произнес он, открывая коробку. Оттуда показалась голова живого гуся.
— Это что? — спросил опешивший шеф.
- Гусь!
- Правда? А я подумал — верблюд! На хрена мне Ни кухне живой гусь?
- Нy, сегодня же банкет!
- И что, его пригласили?
- Поставщик сказал, что вы заказывали самого свежего... — оправдывался Лева.
Ничего не сказал на это шеф. Отвернулся и набрал новый заветный номер: проблема прав требовала решения.
Алло, Василий Михалыч? — произнес он в трубку. - Баринов беспокоит. Да, по поводу нрав. Кому? Станиславу Николаевичу? А он как раз рядом. Сказал, что вы поможете... Хорошо, жду.
Тут к шефу подошел Макс.
- Доброе утро, шеф! — бодро произнес он. — Чем займемся?
Но шеф отмахнулся от него как от мухи:
- Иди продукты разгрузи!
Тут Макс не выдержал:
- Шеф, я не грузчик, я повар! Я тут уже неделю только и делаю, что разгружаю и убираю! Я шел к вам, чтобы готовить, а не разгружать!
Лицо шефа изменилось, как море перед бурей. И Макс, заметив это, добавил тоном ниже:
— Тем более что я все уже разгрузил...
Шеф несколько секунд смотрел на Макса с таким видом, что сейчас сотрет его в порошок, а затем распорядился:
— Хорошо! Тогда убей гуся!
— Что? — в растерянности спросил Макс.
— Кокни этого гуся для сегодняшнего банкета, - разъяснил шеф, и ушел к себе в кабинет.
А Макс остался стоять, потрясенный.
— Что, прям насмерть? — спросил он в пространство.
И пространство откликнулось ему устами повара Феди.
— Ты — страшный человек! — заявил Федя. — Ты что, хочешь от живого куски отрезать? Каждый повар должен быть готов убить! Или ты думал, что мясо аккуратными кусочками на дереве растет? Убей! Убей! Убей!
И вся кухня вслед за Федей начала стучать ножами и скандировать:
— Убей! Убей!
Делать было нечего. Макс взял гуся, нож и на негнущихся ногах отправился во двор. «Легко сказать: «Убей гуся!» — думал он. — Я в жизни никого не убивал! А этот еще и на моего дядю похож...»
Во дворе Макс обнаружил Вику, которая беседовала с незнакомым ему молодым человеком. У молодого человека было неприятное выражение лица: словно все кругом ему что-то должны.
- ...Да я же тебе объяснял, — говорил неприятный, не замечая Макса. — Я не могу уйти сейчас, надо дождаться подходящего момента!
- Вадим, я слушала это два года! — отвечала Вика. - Я же тебе сказала еще неделю назад!
- У тебя кто-то появился, да? — стальным голосом произнес Вадим.
- Может, и появился!
- Кто он? Он здесь работает?
- Тебе-то что? У тебя жена, крепкая семья...
- А то, что я узнаю, кто это, и башку ему оторву! — пообещал Вадим.
На Макса эта фраза произвела впечатление, и он невольно ослабил хватку и выпустил гуся. Вика и Вадим обернулись на шум и резко сменили тему разговора.
- Виктория Сергеевна, надеюсь, сегодняшний банкет будет на уровне, — официальным голосом произнес Вадим.
- Да, конечно! — отвечала Вика. — Пойду проверю, все ли готово.
И собеседники разошлись.
...Тем временем на кухне персонал собрался на обед. Сеня получил из рук Феди, стоявшего на раздаче, порцию макарон с котлетой и проворчал:
- Блин, я каждый день фуагра готовлю, а вынужден жрать макароны с котлетой!
- Как говорил мой одноногий капитан: «Радуйся, что ешь ты, а не тебя!» — философски заметил на это Федя.

Следующей в очереди стояла Настя. Она решительно отказалась от предложенной котлеты.
— Мне только макароны! — заявила она.
— А ты почему мясо не кушаешь? — поинтересовалась Айнура.
— Я вегетарианка! — гордо отвечала Настя.
— Да ты что? — искренне удивилась Айнура. — Вегетарианка? А я думала, ты русская!
— Нет, вегетарианцы, — рассмеялась Настя над ее наивностью, — это люди, которые не едят мясо.
— А! — понимающе воскликнула Айнура. — Тогда я тоже в девяностые годы была вегетарианкой: денег не было, одну картошку ели...
...В это время шеф вел переговоры по телефону о том, как бы вернуть отобранные права. К его досаде, переговоры эти ни к чему не привели. Тут Виктора Петровича позвали в зал — его требовала дама, заказавшая сегодняшний банкет.
Даму представляла Вика.
— Знакомьтесь, — сказала она, — это Эльвира Гумаровна, виновница сегодняшнего торжества.
— С днем рождения! — кисло произнес шеф, натянув на лицо подобие улыбки. Гостья ему активно не понравилась. — Чем могу помочь?
— Я бы хотела, чтобы на десерт сегодня был традиционный татарский чак-чак, — заявила гостья.
Шеф изменился в лице.
— А может быть, вместо багетов в хлебные корзины учпучмаки положить? — иронически осведомился он. — А на первое сурпу?
Однако Эльвира Гумаровна иронии не поняла — видимо, она с ней редко сталкивалась.
- Я боюсь, не всем это понравится, — отвечала она. — Давайте только чак-чак.
Спустя несколько минут, когда гостья ушла, шеф дал волю гневу.
- Хрен тебе с маслом, а не чак-чак! — орал он Вике, — Это французский ресторан!
Однако Вика нашла в ответ веский аргумент.
- Ты что, не понимаешь, какие люди у нас сегодня будут? — спросила она. — Если она судья, то к ней на день рождения явно не сантехники придут. С такими людьми лучше не ссориться!
- Судья? — Виктор Петрович сразу заинтересовался - А в каком суде?
- Не знаю, по-моему, в Тверском, — отвечала Вика.
Эта новость заставила шефа резко изменить отношение к заказу.
— Луи! — воскликнул он, обращаясь к кондитеру. — С тебя чак-чак на сегодняшний банкет!
- Что? Кач-пак? — произнес удивленный Луи. — О мон дье!
Между тем во дворе Макс продолжает попытки убить гуся. Он твердо смотрит на птицу, пытаясь набраться решимости — и наконец отворачивается.
- Костян, может, ты? — с надеждой спрашивает он друга, который курит в сторонке.
- Нет, я точно не смогу.
- И что же мне делать?
- Есть один способ! — отвечает Костя. — Совершенно бескровный! Идем!
Он ведет Макса, несущего гуся, в раздевалку. Наливает в тазик воду, сажает туда гуся. Затем вынимает из шкафчика фен и втыкает его в розетку.
— Вот, теперь бросай этот фен в воду — и дело в шляпе, — объясняет он.
— Это какой-то бред... — колеблется Макс.
— Это верняк! — уверяет его Костя. — Я в кино видел! Кидай!
Макс бросает фен в тазик. Оттуда летят искры, и сразу гаснет свет. В темноте слышится голос Кости:
— Падла, пробки выбило.
— Как ты думаешь, мы его убили? — с надеждой спрашивает Макс.
И тут ему в ответ раздается крик гуся...
Следующую попытку Макс предпринял во дворе. Друг Костя вычитал в Интернете, что у гусей слабая сердечно-сосудистая система и гусь может умереть от сильного испуга.
— Давай его напугаем, и он окочурится! — предложил Костя.
Друзья поставили гуся на крыльцо, отвернулись, и на счет «три» резко обернулись и что было мочи завопили «А-а-а!».
На беду, как раз в это время во двор вышла покурить официантка Саша. И весь звуковой выброс из двух молодых глоток пришелся как раз на нее. Саша отреагировала нервно.
— Вы че, сдурели?! — закричала она, после чего покрыла друзей матом. И ушла. А гусь остался спокойно стоять на крыльце. Как видно, сосудистая система у него была крепкая.
Тогда Макс заявил:
- Я понял: мне нужен киллер. Профессионал, который его прикончит.
Он засунул гуся в коробку, поставил ее рядом с мусоркой и отправился искать Айнуру: она казалась ему самым подходящим кандидатом на роль гусиного киллерa.
И он не ошибся: Айнура сразу согласилась выполнить заказ.
- Тысяча рублей, и вы его никогда не увидите, — пообещала она друзьям.
Mакс отдал тысячу, и Айнура отправилась во двор. А Макс пошел в раздевалку — умыться после всех этих испытаний.
Но едва он склонился над умывальником, в раздевалку вошел Вадим — тот самый мужик, которому не так давно дала отлуп Вика.
- Слушай, малой, разговор есть, — зловещим тоном произнес он, обращаясь к Максу.
- Да? - отозвался Лавров.
- Тут у вас работает Вика... Виктория Сергеевна... и я... Вадим пытался сформулировать свой вопрос в нейтральных выражениях. Потом бросил эти попытки и сказал проще: — Короче, мне нужно знать, с кем она тут встречается!
И угрожающе добавил:
- Ну че молчишь?
- А с какой стати я должен тебе отвечать? — заявил Макс, решив проявить храбрость.
- Не хочешь отвечать тут — ответишь на все вопросы у меня в прокуратуре, понял?! — прорычал Вадим прижав Макса к стене. Затем достал из кармана удостоверение и сунул в лицо Максу.
Желание вступать в конфликт с такой персоной у Макса сразу пропало, и он ответил со смирением:
— Я понял, понял. Насколько я знаю, она тут ни с кем не встречается.
Вадим еще некоторое время сверлил eго взглядом потом все так же угрожающе произнес:
- Ну ладно, смотри!
И вышел. А Макс подумал: «Интересно, кого убью раньше: меня или гуся?» Вслед за этим он вспомнил, что о его тесном знакомстве с Викой знают сама Вика, а еще шеф Виктор Петрович и бармен Костя. «Надо предупредить Костю, чтобы не проболтался!» — решил Макс и отправился в бар.
Однако, выглянув в зал, он увидел такую картину: возле бара стоял Вадим и о чем-то беседовал с Костей. И как раз в это время Костя улыбнулся и показал Вадиму в ту самую сторону, откуда выглядывал Макс. И страшный Вадим тут же туда и направился. Макс едва успел спрятаться за дверью; смерть (как он полагал) прошла рядом с ним.
В голове Макса тут возникла следующая картина.
...Кладбище. У открытой могилы стоят шеф, Федя, Сеня и Луи. Шеф произносит речь:
— Это был самый талантливый огузок, которого я знал! Спи спокойно, как спал с чужой бабой!
Видна могильная плита и на ней эпитафия:
«ОГУЗОК (1989-2012). ОН СПАЛ С ЧУЖОЙ БАБОЙ».
Стряхнув оцепенение, Макс подбежал к бару и с упреком произнес, обращаясь к Косте:
- Зачем ты ему сказал? Мне же теперь конец!
- Кому? - удивился Костя.
- Этому мужику! Что он спрашивал?
- Да успокойся, он спрашивал, где туалет, — объяснил Костя.
Глава 8
Посвящение в рыцари духовки
В зале в это время уже все было готово для банкета. Виновница торжества Эльвира Гумаровна сидела на почетом месте. К ней подошел шеф и поставил перед гостьей тарелку с десертом..
- Вот, попробуйте, пожалуйста, чак-чак от нашего кондитера! — произнес он.
- О, спасибо, что внесли изменения в меню, — отвечала гостья.
- Пустяки, — заявил Виктор Петрович. — Я повар, и удовлетворять любые кулинарные прихоти клиентов - это моя работа!
И как бы невзначай спросил:
- А вы, кстати, чем занимаетесь?
- Ну у меня работа не такая интересная, — отвечала Эльвира Гумаровна. — Я судья.
- Да вы что? — на лице шефа отразилось удивление, — Эх, жаль, что мы с вами вчера не познакомились!
- А что такое?
— Да ерунда, — махнул рукой Виктор Петрович. - Меня прав лишили... Хотя, если бы мы вчера и познакомились, вы же не из Тверского суда. Таких совпадений не бывает...
— Представьте, я как раз в Тверском суде и работаю, — сказала Эльвира Гумаровна.
— Вы меня разыгрываете! — заявил шеф, изобразив крайнее удивление.
— Нет, правда, а как ваша фамилия? — заинтересовалась судья.
— Виктор Баринов...
— А, так это я выносила решение по вашему делу! А вы даже на слушание не удосужились явиться!
— Я был занят вашим банкетом... — со смирением объяснил шеф. — Может, еще можно что-то изменить? Я в долгу не останусь...
— Нет, что вы... — покачала головой судья. — Выезд на встречную полосу, сбитый светофор...
— У меня есть оправдание — я был пьян! — отвечал Виктор Петрович.
— Вы еще спасибо должны сказать, что вас всего на год лишили! — заявила судья.
— Ах, конечно, спасибо! — воскликнул шеф, отбросив уловки. Дальнейший разговор с гостьей потерял в его глазах всякий смысл. На кухню он вернулся уже в ярости и произнес, передразнивая гостью: — «Скажите спасибо, что вас всего на год лишили!» Ну ничего, ты у меня попляшешь сегодня!
А затем сказал, обращаясь к Феде:
— Так, Федя, дуй в аптеку!
- Понял, шеф! — отвечал повар, расплываясь в улыбке.
... После Кости Макс решил предупредить Вику. Он нашел ее на заднем дворе. Девушка курила, сидя на лавочке.
- Вика, а этот парень, с которым ты ругалась... — неуверенно начал Макс.
- Моя личная жизнь тебя не касается! — отрезала Вика.
- Да, я об этом и хотел сказать... Ну, в смысле, что тот раз, когда мы с тобой... Ну ты понимаешь! Короче мне кажется, ему лучше об этом не рассказывать, он еще подумает... расстроится...
- Ты боишься, что я ему расскажу? — догадалась Вика.
Однако Макс не хотел в этом признаться.
- Я?! Да прямо! — воскликнул он. — Дело твое, хочешь рассказывай. Тем более что у нас там... Это даже не секс был, а так...
Вот этого Максиму Лаврову говорить не стоило. Тут он проявил глубокое непонимание женской психологии. Как ни мимолетно было увлечение Вики Максом, это была часть ее личной жизни, и она не могла мириться с тем, что эту часть жизни, это ее увлечение ни в грош не ставят.
- Ах, значит, это было «а так»?! — воскликнула она меняясь в лице.
И тут на беду во дворе появился Вадим. И Вика не стала откладывать месть.
Вадим, ты хотел знать, кто у меня появился? — спросила она. — Вот, знакомься, это — мой Максик!
И, поцеловав на прощание Макса, скрылась в ресторане. А Макс остался с Вадимом. Он пребывал в убеждении, что сейчас из него сделают хорошую отбивную.
Однако Вадим, к его удивлению, вовсе не собирался драться.
— Да расслабься, че я, не вижу? — воскликнул он, хлопнув Макса по плечу. — Она позлить меня хочет! Без обид, но она с таким «додиком», как ты, в жизни бы не связалась! Я ее знаю. Выпить не хочешь?
— Нет, спасибо... — выговорил в ответ Макс.
Вадим ушел. Макс с облегчением вздохнул. Но испытания, выпавшие ему в этот день, еще не закончились. Во двор выходит Айнура с ножом в руке и деловито спрашивает:
— Эй, где твой гусь?
Макс глядит на место рядом с мусорным баком, где оставлял коробку с гусем. Ее там нет!
— Черт, я же здесь его оставлял... — бормочет он.
— Ай, зачем его здесь поставил? — качает головой Айнура. — Мусоровозка его, наверно, увезла!
— Зато никого убивать не придется! — делает вывод Макс. — Надо только где-то купить тушку гуся... Айнура, где здесь рынок?
Чтобы идти за покупкой, надо было снять одежду повара, и Макс отправился в раздевалку. Но едва он зашел на кухню, как его заметил шеф.
— Огузок! — окликнул он. — Где гусь?
— Я его только что прикончил! — заявил Макс, не моргнув глазом.
- А что же ты такой чистый? — удивился шеф. — Что, прям ни капельки крови на тебя не попало?
- Так я его не зарезал, я его задушил! — не растерялся Макс. И показал, как он душил гуся.
- Ладно, Отелло, — согласился шеф, — тащи свою Дездемону су-шефу.
И тут же, повернувшись к су-шефу, скомандовал:
- Лева! Начинай гуся готовить, а то время уже!
- Понял, шеф! — отвечал Лева.
...Тем временем в зале уже рассаживались по местам приглашенные на банкет гости — те самые, про кого Вика заметила, что это "уж точно не сантехники". Пользуясь общей суматохой, Вадим решил еще раз объясниться с Викой.
- Вика, надо поговорить! — заявил он, подойдя к ней.
- Я тебе все уже сказала! — отрезала Вика.
- Викуль, ну хватит! — принялся уговаривать Вадим. - Ты же знаешь, как я к тебе отношусь!
Тут к ним подошла Эльвира Гумаровна.
- Вадик, вот ты где, — произнесла она.
- А,,, растерялся Вадик. — Это мы тут с Викторией Сергеевной обсуждали банкет. Кстати, познакомьтесь: это моя супруга Эльвира Гумаровна, а это Виктория Сергеевна...
- Да мы уже познакомились, — заметила судья. — Виктория Сергеевна мне сегодня очень помогла. Вадик, ты молодец, что предложил тут отмечать. Ты у меня лучший!
...Тем временем на кухню Макс наконец принес су-шефу ощипанного гуся — маленького, много меньше того, что сидел в коробке.
— А чего он такой маленький? — удивился су-шеф.
— А это перья оказались! — заявил Макс.
В это время за соседним столом шеф заканчивав делать «сюрприз» для судьи. Он уже приготовил тарталетки. Тут к нему подбежал Федя, который принес таблетки.
— Вот, шеф! — доложил он. — Мне сказали: одна таблетка, и от унитаза дальше, чем на три шага, ни отойдешь!
Шеф истолок в порошок несколько таблеток и посыпал им приготовленные тарталетки. Оглядев готовое блюдо, он заметил:
— Пора поздравлять именинницу!
И отправился в зал.
В это время к официантке Насте подошла одна из участниц банкета:
— Девушка, можно вас?
— Да, конечно, — ответила Настя.
Гостья отвела ее к туалету и открыла дверь. На раковине сидел гусь.
— Вот! — выразительно сказала гостья.
Настя изобразила радостное удивление:
— О, смотрите, гусь!
— Я из-за него вас и позвала, — заметила гостья
— Спасибо большое! — сердечно произнесла Hастя. — Вы проходите в зал, а я если что-нибудь интересное увижу, я вас тоже позову.
Гостья удалилась с ощущением, что она чего-то не понимает. А Настя с озабоченным лицом подбежала к гусю.
- Так и знала, что тут тебя найдут, — посетовала она. Если бы эту фразу услышал Макс, он мог бы догадаться, куда на самом деле делся его гусь.
Настя принесла коробку, посадила в нее гуся, отнесла коробку в бар и сверху для надежности придавила корзиной с апельсинами.
- Не бойся, смена закончится, я тебя на волю выпущу! - прошептала она гусю. Он ничего на это не ответил.
...В зале тем временем полным ходом идет банкет. Вадим, уже слегка пьяный, говорит тост.
- Хотелось бы поднять бокал за мою любимую жену. Дорогая, здоровья тебе — все остальное тебе принесут в качестве благодарности! Помни, что я всегда буду с тобой рядом. Давайте выпьем за лучшую из женщин. За тебя, любимая!
Весь этот монолог слышит Вика. Лицо ее на глазах вытягивается, и она убегает из зала.
К столу, где сидят судья и Вадим, подходит шеф, ставит перед ними тарелку с тарталетками.
- Добрый вечер! — произносит он. — Несмотря на то, что мы не нашли взаимопонимания сегодня днем, я все же хотел бы сделать вам сюрприз. Примите небольшой комплимент от шефа в честь вашего дня рождения!
- Спасибо вам огромное за все! — с чувством ответила судья. — Все так вкусно! Вы знаете, я вижу, что вы весьма ответственный и порядочный человек. Думаю, я бы могла вам кое-чем помочь. Завтра позвоните мне.

Шеф меняется в лице. Ведь эти слова в корне меняют ситуацию! Месть судье становится совершенно ненужной. Но тарталетки, подобные маленьким бомбам, уже стоят на столе!
И как раз в этот момент Вадим берет одну из ним и отправляет себе в рот.
— О, вкуснятина! — восхищенно произносит он. Судья тоже берет угощение. И тут шеф выходит из ступора.
— Ой, дайте-ка, я попробую! — восклицает он, после чего вырывает тарталетку из рук судьи и съедает сам.
— Так и думал! — говорит он. — Я... э... переперчил! После чего отдает тарелку с угощением Саше со
словами:
— Отнеси на кухню!
Тут у него в животе раздается урчащий звук.
— Сейчас переделаю и вернусь! — обещает шеф — и убегает.
Тут начинает урчать уже в животе у Вадима.
— Я на минутку, — объявляет он и скрывается в том же направлении, что и шеф.
Вика, еле сдерживая слезы, стоит возле бара. Она до сих пор не может прийти в себя после речи Вадима. Выходит, он все это время ее обманывал, он и не думал уходить от жены! Наконец, чувствуя, что сейчас разрыдается, Вика спешно уходит в туалет. Макс замечает ее состояние и идет за ней.
Войдя в туалет, он видит Вику, которая плачет, стоя у раковины.
- Вика, прости меня, я не хотел... — говорит он, прижимая руки к груди.
- Нy почему меня тянет на таких козлов? — восклицает девушка. — Только с одним рассталась, в тот же вечер другого козла встретила!
И, чтобы не оставалось никаких сомнений, указывает на Макса.
- Слушай, все ошибаются... — продолжает успокаивать ее Макс. — Да, я виноват, что решил наутро свалить.
- Да нет, это я виновата, не надо было с тобой вообще связываться! — восклицает Вика.
В это время в одной из кабинок раздается звук смыва, дверка открывается, и участники беседы видят Видима, стоящего со спущенными штанами.
- Ах ты шалава! — восклицает он. Хочет добавить еще что-то, но в животе у него снова урчит, и Вадим захлопывает дверцу. Свое выступление он продолжает уже из закрытой кабинки.
- Значит, это правда, и ты с этим ушлепком связалась?! — доносится из места раздумий. — Ну ты и тварь!
- Слушай, выбирай выражения, ты с девушкой разговариваешь! — восклицает Макс.
Вновь раздается звук смыва, открывается дверца, и Макс видит грозного Вадима без штанов.
- Че ты сказал? — спрашивает тот.
Макс, несколько растерявший смелости при виде врага, все же заявляет:
— Отстань от нее!
— Че ты сказал?! — повторяет Вадим еще более яростно. После чего достает из пиджака пистолет и стреляет в пол перед Максом.
Макс подпрыгивает и в испуге кричит:
— Ты что, дебил?!
— Вадим, прекрати! — пытается вмешаться Вика.
Тут открывается дверца еще одной кабинки, и становится виден шеф, сидящий на унитазе.
— Вы что, охренели там? — удивленно спрашивает oн.
— Шеф? — в свою очередь изумляется Макс. Однако долго удивляться ему некогда — он видит, что теперь сошедший с катушек Вадим наставил оружие прямо на него. Макс выбегает из туалета в зал, супруг Эльвиры Гумаровны с пистолетом в руке и со спущенными штанами бежит за ним. В это время в зале именинница ждет, когда ей подадут главное блюдо — гуся.
— Стой, тварь! — кричит Вадим.
— Он сдурел! — вопит в свою очередь Макс. — Остановите его кто-нибудь!
Однако никто не спешит ему на выручку, надо спасаться самому. Макс забегает за барную стойку — хоть какая-то защита. Вадим стреляет, за спиной Макса лопается стоящая на полке бутылка. Тогда Макс хватает корзину с апельсинами и бросает ее в Вадима. Вслед за корзиной он бросает и коробку. При этом из коробки вылетает гусь и с криками начинает летать по залу. Больше бросать вроде нечего, Макс прыгает через барную стойку и убегает. Вадим вновь стреляет в него, но попадает при этом в гуся. Гусь
мертвым падает на тарелку, стоящую перед судьей. Та удивленно спрашивает:
- Это мой гусь?
Тут в схватку вступает новое лицо — это Настя. Увидев, что гусь, для спасения которого она потратила столько сил, мертв, она хватает стул и с криком «Убийца!» обрушивает его на голову Вадима. Тот роняет пистолет, и тут же подбежавшие охранники хватают его.
В этот момент в зал из туалета вбегает шеф и с досадой восклицает:
- Черт, такой банкет проср...
Ловит на себе взгляд судьи и заканчивает:
- ... Пропустил!
... Конец банкета был несколько скомкан. Когда гости разошлись, судья подошла к шефу.
- Вы уж извините нас, — сказала она. — Моему Вадику вообще пить нельзя. Вы не беспокойтесь: это не настоящий пистолет был, травматический. Он и на прошлом моем дне рождения из него стрелял. Вот — тут всем сотрудникам за причиненные неудобства. И протянула шефу пухлый конверт.
- А вы мне завтра позвоните, — напомнила она.
- Договорились, — заключил шеф.
... Еще позже шеф вызвал Макса в свой кабинет и произнес такую речь:
- Давай подведем итоги твоей первой рабочей недели, огузок. В первый день ты чуть не отравил человека. Во второй — подрался с барменом, разгромил бар. Потом я узнаю, что ты отфритюрил Викторию Сергеевну, а сегодня тебя вообще чуть не пристрелили.
Похоже, ты вписываешься в наш коллектив! Пора провести обряд посвящения...
Спустя несколько минут Макс стоял на кухне напротив шефа, опустившись на одно колено, а вокруг столпились повара.
— Ну что, огузок, — торжественно произнес шеф, - мы принимаем тебя на нашу кухню!
Затем взял яйцо и разбил его о голову Макса.
— Отныне и во веки веков посвящаю тебя в повара! — произнес шеф еще более торжественно.
— Во имя духовки и противня! — продолжил он, высыпая на голову Макса горсть муки.
После чего взял пучок укропа, обмакнул в томатный соус и обрызгал им Макса.
— Омлет! — величаво изрек шеф, закончив обряд.
— И что, шеф, вы меня даже не накажете? — спросил Макс, видя, что посвящение закончилось.
— А этого всего тебе не достаточно? — удивился шеф. — Ты, вообще-то, первый, кто прошел этот обряд. Кстати, прикольно получилось, надо всех так посвящать...
Окружающие начали дружно ржать. И только тут Макс понял, что его развели. И тоже начал улыбаться...

0

8

Глава 9
Суп цвета моря

Как и обещал хозяину ресторана «Клод Моне» его друг и конкурент, он собрался открыть поблизости собственный ресторан. А для этого надо было набрать поваров и официантов. И вот на следующий день после стрельбы на банкете и посвящения Макса в повара шеф-повар нового ресторана Елена Павловна сидела у себя в кабинете и изучала принесенное резюме. Резюме было не чье-нибудь, а человека, работающего в ресторане «Клод Моне».
- Я прочла резюме и думаю, что могу взять к себе на кухню такого перспективного работника, — заявила Елена Павловна. — Даже не знаю, почему в "Моне" не ценят такие кадры.
После этого она положила перед собеседником визитку.
- Это мои контакты, — объяснила она. — На всякий случай. А я вам позвоню через пару дней, и мы обо всем договоримся.
В тот же день Виктор Петрович, направляясь к себе на работу и проходя мимо еще не открывшегося конкурирующего заведения, заметил на двери конкурентов объявление: «Для работы в ресторане требуются профессиональные повара». Тут он увидел и шеф-повара нового ресторана Елену — она успела куда-то выйти, а теперь возвращалась.
- Доброе утро! — приветствовала она Баринова.
- Доброе! — отозвался Виктор Петрович с сарказмом и голосе. — Я вижу, вы персонал по объявлению набираете? Вы лучше у метро табличку поставьте, там "профессиональных поваров" больше проходит.
- В этом нет необходимости, — отвечал Елена. — Ко мне уже пришли несколько отличных поваров, и некоторые из них работают в очень достойных ресторанах.
— С каких это пор чебуречные стали достойными ресторанами? — продолжал издеваться Баринов.
— Ну если вы считаете, что работаете в чебуречной... — пожала плечами Елена.
— Ой, не смешите меня! — воскликнул шеф. — Я съем свой колпак, если узнаю, что кто-то из моей кухни ходил к вам!
— В таком случае приятного аппетита! — отвечала Елена. — Кстати, вот пожалуйста.
И она вручила шефу визитку.
— Если вам будет нужна работа — милости просим!
— Я обязательно воспользуюсь вашей любезностью, — ответил Виктор Петрович, комкая чужую визитку в руке.
...Максим Лавров проводил это утро самым приятным образом: уже переодевшись и даже надев поварской колпак, он спал в раздевалке своего ресторана. И снился ему замечательный сон, как он стал шеф поваром и всем дает указания. Виктор Петрович робко спрашивает у него: «Максим Леонидович, я этикетки с бананов уже отклеил, что дальше делать?» А Макс хлопает его по щеке и говорит: «Молодец, огузок!»
Пробуждение было не таким приятным. Теперь уже его самого хлопали но щеке, и сердитый голос шефа звал его:
— Огузок! Эй, огузок!
Макс проснулся и вскочил.
— Ты что, совсем охренел? — ласково спросил его Виктор Петрович. — Что ты здесь дрыхнешь?
- Ну я это... — сонно отвечал Макс. — Прилег на пять минут... Всю ночь заснуть не мог... Акклиматизация наверно...
(На самом деле Макс провел всю ночь, до самого утра, в ночном клубе, между танцами и коктейлями.)
- Какая к черту акклиматизация? — сердито заметил шеф. - Здесь работа, а не ночлежка!
- Ну вы все равно мне готовить не даете... — возразил Макс, зевая. — А этикетки с бананов я уже на месяц вперед отклеил.
- Ладно, хочешь готовить — будешь готовить! — заявил в ответ шеф.
Он привел Макса на кухню и громко объявил: Внимание! Сегодня обед для персонала готовит наш огузок!
А затем, обращаясь к Максу, добавил:
- Это очень ответственная задача, и если им не понравится и они останутся голодными, я разрешу им тебя съесть, понял? Ну, ты доволен?
- Я очень рад, шеф, — отвечал Макс, которому больше всего на свете хотелось спать. — Только я сначала кофейку выпью...
И он направился в бар. А Виктор Петрович — в свой кабинет. Однако, не дойдя до кабинета, он заметил на полу белый картонный прямоугольник и поднял его. Это оказалась визитка Соколовой Елены Павловны — точно такая же, как та, смятая, что еще лежала у него в кармане.
Остатки хорошего настроения слетели с Виктора Петровича, как туман под напором грозового вихря.

— Ах вы сволочи неблагодарные! — воскликнул он. Затем повернулся к коллективу и громко возопил:
— Чье это?!
Все непонимающе уставились на своего начальника.
— Молчите, инвалиды? — продолжал кричать шеф. — Уничтожу! Предагели! Иуды! Кто это был? Признавайтесь, уроды!
Поскольку никто так ничего и не сказал, шеф удалился в свой кабинет, яростно хлопнув дверью.
Максим Лавров, ничего не знавший о том, что случилось на кухне, накачивался кофе в баре. Но вот беда: пока он его пил, становился бодрее. Но через несколько минут вновь наваливалась дрема.
В это время мимо них с Костей прошла Настя с новой прической, довольно нелепой. Макс не преминул обратить на это внимание друга, тихо заметив:
— Смотри, какое у нее гнездо на голове!
— Ага, красивое... — отвечал Костя.
Макс внимательно поглядел на друга и спросил:
— Она что, тебе нравится?
— Мне? — притворно удивился Костя. — Нет...
Макс взглянул еще более внимательно и заключил:
— Костян втюрился!
А поскольку он привык действовать быстро, не откладывая, то тут же позвал:
— Настя! Можно тебя на минутку?
— Ты что, совсем?! — прошипел ему Костя. — Зачем?!
И принялся суетливо тереть бокал. Тем временем Настя подошла к стойке.
— Тебе тут Костя хочет что-то сказать, — сообщил ей Макс.
Девушка с интересом повернулась к бармену. Тут Костя пришел в состояние стресса, задергался и произнес:
- Я... Че пришла? Тебе что, заняться нечем? Иди отсюда!
Лицо Насти потемнело. Одновременно раздался треск стекла, и бокал, который тер Костя, разделился на две части: сам бокал остался в одной руке, а ножка — в другой. Макс поспешил как-то исправить положение.
- Настя, просто МЫ хотели тебе сказать, что у тебя сегодня очень красивая прическа, — заявил он, изо всех сил подчеркивая «мы».
Однако девушка не обратила внимания на это ударение. Она улыбнулась Максу, а Косте сообщила:
- А ты — дурак!
И ушла.
- Ты реально дурак! — согласился с ней Макс, когда они с Костей остались вдвоем. — Если она тебе нравится - будь смелее.
Развить эту тему и дать другу еще пару полезных советов ему помешала зевота.
- Ладно, — пробормотал Макс, — я пошел готовить... Для тебя, между прочим...
В это время Виктор Петрович Баринов мерил шагами свой кабинет и размышлял: кто же из поваров мог пойти к конкурентам? Кто мог затаить на него злобу?
Тут ему вспомнился недавний эпизод с Федей, когда он, разозлившись, ударил повара по лицу рыбой. А затем другой эпизод, с су-шефом Левой, когда Виктор Петрович назвал его «два метра бездарности»

и выбросил приготовленное су-шефом блюдо (вполне приличное блюдо, если признать честно) в помойное ведро. Вспомнил он и еще одну сцену, когда собрав весь коллектив кухни, орал на них: «Уроды! Бездари! Огрызки! Идиоты! Инвалиды!» Да что там говорить! Он обижал каждого, работающего здесь и, и каждый мог затаить обиду и теперь отомстить. 3начит, чтобы выявить «крота», требовался нетрадиционный подход. Шеф задумался...
Между тем Макс, кое-как преодолев свое сонное состояние, начал готовить суп для персонала. При этом он размышлял: «Ну ничего, я им сейчас такой супец забабахаю — они офигеют!»
Тут к его столу подошла Вика.
— Привет! — сдержанно, но приветливо произнесла она.
— Привет! — отозвался Макс.
— Я хотела сказать тебе спасибо за вчерашнее...
— Да все нормально!
— Кстати, поздравляю! — сказала Вика. — Говорят, тебе сегодня поручили готовить обед?
— Точно, поручили, — отвечал Макс. — Moгу тебя угостить кусочком этого обеда.
И вручил Вике морковку, которую собрался тереть. И та, не капризничая, ее откусила.
За этой сценой с другого конца кухни наблюдали Сеня и Федя. И не просто наблюдали, а сочиняли собственную версию диалога между Максом и Викой, Получалось у них следующее:
«Доктор, посмотрите — это сегодня вышло из моей задницы!» (голосом Макса).
«Правда? Прямо из задницы?» (голосом Вики),
«Ага! Из нее, родимой!» (голосом Макса).
«Не волнуйтесь, сейчас я проведу анализ! М-м-м, отличная морковка! Оказывается, у вас там плодородная почва для выращивания морковок!» (голос Вики).
При этом оба ржали. Их развлечение прервал су-шеф Лева, который вначале осведомился:
- Вы что, совсем дебилы? — А затем отдал распоряжение: — Федя, к шефу!
Федя вошел в кабинет. Кроме шефа, там находился незнакомый ему мужчина в деловом костюме. Это был специалист-полиграфолог. А на столе стоял опутанный проводами ноутбук.
- Садись! — приказал шеф.
А Специалист сказал:
- Будьте добры, вашу руку!
- Шеф, это чего? — испуганно спросил Федя.
- Это, Федя, детектор лжи! — объяснил шеф. — Другого способа поймать крысу у меня нет!
Полиграфолог прицепил провода к руке Феди и объяснил:
- Для начала я буду задавать вам только простые вопросы. Отвечайте только «да» или «нет». Скажите, сегодня среда?
- Да! — отвечал Федя.
На экране прибора возникла ровная кардиограмма и надпись «Правда».
- Вы повар? — продолжал допрос специалист.
- А кто я, по-вашему, врач? — ощерился Федя.
- Только «да» или «нет», — напомнил полиграфолог.

— Ну да! — ответил Федя.
— Вас зовут Федор?
- Да!
И тут случилось неожиданное: кардиограмма на экране зафиксировала скачок, которому соответствовала надпись «Ложь». Полиграфолог в недоумении взглянул на экран и спросил:
— Вы когда-нибудь нарушали закон?
— В смысле? — уточнил Федя.
— Ну, вам когда-нибудь приходилось, к примеру убивать человека?
— Нет! — уверенно ответил Федя.
И вновь детектор показал: «Ложь».
Тут в беседу вмешался шеф.
— Ты ходил на собеседование в соседний pecторан? — грозно спросил он. — Отвечай, живо! Xодил?!
— Нет! — заявил Федя.
И тут детектор зафиксировал правдивый ответ. И шеф сразу успокоился.
— Свободен, Федя! — сказал он. — И позови там Сеню!
Как только Федя скрылся за дверью, полиграфолог в тревоге обратился к шефу:
— Он не Федя! И он, кажется, убил человека!
— Не важно! — отмахнулся шеф. — Главное — он не ходил на собеседование!
Между тем в кабинет вошел Сеня. Полиграфолог объяснил ему правила и прикрепил датчики. Однако Сеня заговорил, не дожидаясь вопросов.
- Шеф, может, не надо? — умоляюще воскликнул он. -Я сам все расскажу! Это я взял остатки рыбы после банкета! И ту оленину, которая, типа, испортилась, я унес!
- А полкило икры? — заинтересовался шеф.
- Нет, — заверил Сеня.
Прибор тут же показал скачок кардиограммы:"Ложь"
- Да! - признался Сеня, чуть не плача. — Простите меня!
Тогда шеф задал главный вопрос:
- Ты ходил на собеседование в соседний ресторан?
- Нет! - воскликнул Сеня.
И детектор показал, что он говорит правду.
Вслед за Сеней в кабинете побывали кондитер Луи, Айнура, су-шеф Лева. И у всех прибор фиксировал одинаковый результат: они говорили правду, они не ходили на собеседование. Остался один лишь Макс.
Глава 10
Уволен! Не уволен!
Максима Лаврова су-шеф обнаружил в холодильном складе: он спал на полу, среди коробок с овощами.
- Лавров - воскликнул Лева. — Ты чего здесь разлегся? Что здесь вообще происходит?
Макс сел. Попробовал протереть глаза — оказалось, сделать это нельзя: к пальцам у него скотчем приклеены бананы, на манер когтей Фредди Крюгера. Попробовал встать — тоже не получилось: к ногам были привязаны тыквы. Тут же обнаружив и источник этого розыгрыша: у дверей склада во всю ржали все те же Федя и Сеня.

Приводи себя в порядок и живо к шефу! — скомандовал Лева.
...А в это время Костя был занят тем, что пытался выполнить наказ Макса быть смелее с понравившейся девушкой. Кстати, и случай подвернулся: к его бару подошла Настя и протянула ему чек со словами:
— Костя, мне триста граммов коньяка, виски два по сто, лед отдельно, и три чайника «ройбуша».
— Сделаем! — отвечал Костя и принялся готовить заказ, поглядывая при этом на Настю.
Наконец он решился.
— Насть... — робко окликнул он.
— Что?
Тут заранее приготовленный комплимент застрял у Кости в горле, и вместо него он быстро проговорил:
— Так сколько виски наливать?
— Два по сто!
Костя приготовил заказ, поставил стаканы на под нос и тогда снова набрался смелости:
— Насть...
— Что? — снова спросила девушка.
— У тебя прическа такая прикольная... С такими завитушками... Как... как... как у овечки! — наконец выговорил Костя.
— Сам ты овца! — обиделась Настя, забрала заказ и ушла.
...Тем временем Макс наконец добрался до кабинета шефа и оказался в кресле, перед полиграфом.
- Ты последний, кого мы еще не проверяли, — заявил ему шеф. — Ты ничего не хочешь мне сказать?
- Нет, - честно ответил Макс, и прибор это подтвердил.
- Ладно, давайте покончим с этим! — воскликнул шеф и задал решающий вопрос:
- Это ты ходил в соседний ресторан на собеседование?
Макс, находясь все в том же состоянии постоянней дремы, зевая, ответил:
- Нет!
И полиграф вновь подтвердил, что это правда.
- Это что же получается?! — приходя в ярость, воскликнул шеф, адресуясь к полиграфологу. — Я потратил уйму времени на эту вашу фиговину, а в итоге мы никого так и не нашли?!
Полиграфолог только пожал плечами.
- Да я с помощью обычного столового ножа и то бы больше информации нарыл! — продолжал бушевать шеф.
- Шеф, я могу идти? — кротко спросил Макс, который все еще сидел, опутанный проводами.
- Вали отсюда! Ты, кстати, обед приготовил?
- М м м-да... — ответил Макс.
И полиграф тут же показал: «Ложь». Макс решил поправиться:
- Ну, почти приготовил!
Вердикт прибора был такой же: «Ложь».
- Ты что, мне врешь? — воскликнул возмущенный шеф.

— Шеф, вы что? — честно ответил Макс. — Я вас никогда не обману!
«И это ложь», — заметил на это прибор.
— Вы для меня как отец! — вскричал Макс.
Приговор полиграфа не изменился. Тогда Макг поспешил сорвать с себя провода и сбежать от греха подальше. Ему нужно было поскорее приготовить обед, ведь людям уже давно пора было садиться за стол. Беда была в том, что он продолжал спать на ходу. Так он попытался поджарить грибы, поставив сковородку на стол. Хорошо, что су-шеф это заметил и переставил ее на плиту.
Первой из недовольных сотрудников ресторана к нему подошла Саша со словами:
— Ушастик, мы сегодня вообще есть будем?
— Да-да, почти готово! — отвечал Макс. — Пять минут!
— Ты это уже пятнадцатый раз говоришь, — заметила Саша.
Вслед за Сашей к нему подошел Костя с вопросом:
— Как дела?
— Плохо, мы теряем меня, — замогильным голосом ответил Макс и попросил: — Костян, ударь меня!
— Чего?
— Дай мне пощечину!
— Не буду я! — покачал головой Костя.
— Мне проснуться надо! — объяснил Макс. — Бей!
Костя пожал плечами: «Ну, если надо...» и влепил другу пощечину, от которой тот отлетел в сторону.
— Ты сдурел? — воскликнул Макс. — Зачем так сильно?
- Ты сам просил! — объяснил Костя.
- О, вроде пободрее... — встряхнулся было Макс, но тут же опять зевнул: — А нет, опять так же...
Мимо них прошла Настя; увидев Костю, она демонстративно отвернулась. Макс это заметил и сказал:
- Я так понимаю, свидания у тебя не будет.
- Да, я опять херню сморозил, — признался Костя. - не получается у меня, как у тебя, красиво...
- Ну чувак, этому годами учатся... — заметил Макс.
- Слушай! — воскликнул Костя. — А может, ты с ней это... поговоришь? Объяснишь про меня, а?
- Ладно, — согласился Макс и зевнул во весь рот. — У меня как раз минут семь есть.
- Спасибо — воскликнул обрадованный Костя и предложил: — Может, это... тебе еще раз съездить? Ну, чтоб ты пободрее был?
- Нет, спасибо! — отшатнулся Макс и отправился искать Настю.
Девушку он нашел в пустом пока зале ресторана — она украшала свой столик, вставляла салфетки. Макс сел рядом и заявил:
- Насть, я хотел с тобой поговорить. Дело в том, что у меня есть друг, которому ты очень нравишься.
Но тут на Макса вновь навалилась дрема, и дальнейший разговор он вел в сонном состоянии.
- И что? — спросила Настя.
- Что? - тупо повторил Макс.
- Ну насчет друга, которому я нравлюсь...
— А, ну да. — вспомнил Макс тему разговора. - И вот он хотел бы познакомиться с тобой поближе, но никак не решается подойти и признаться...
Тут сон с новой силой навалился на него, и в дремотном состоянии Макс продолжал:
— Парень хочет пригласить тебя на свидание ... Потом, наверное, жениться... Дети, кошки...
Тут он совсем заснул. И очень не вовремя, потому что Настя сделала из услышанного совершении не правильный вывод.
— А, я поняла! — воскликнула она. — Парни всегда так про друзей говорят, когда про себя сказать стесняются. Да?!
Но Макс ответить на этот вопрос не мог — он спал.
— Да? — повторила Настя. — Максим! Да?!
— Что? — спросил полусонный Лавров.
— Да?
И тут Макс, верный своему правилу, всегда изображать полное владение ситуацией — с ходу ответил:
— Да? Конечно, да!
— Я так и знала, что между нами есть космическая связь! — воскликнула Настя. — Очень хорошо, что ты это сказал!
Потом посмотрела на часы и деловито добавила:
— Ой, я побегу, у меня горячее уже готово! Потом поговорим!
И убежала. А Макс снова заснул.
В то время, когда Макс вел разговор с Настей, к кастрюле с супом, который он готовил, потихоньку подошли дуралеи Федя и Сеня. Озираясь и хихикая, они что-то подсыпали в суп, после чего быстро разошлись по своим рабочим местам.
И вовремя — в кухне появился шеф с жутко недовольным лицом.
- Злой как палтус в период нереста, — прокомментировал его появление Федя.
- И не говори, — отозвался Сеня. — Допрос устроил, аппарат какой-то притащил. А чего хотел, кого искал? Я с перепугу ничего не понял.
- Он искал, кто на собеседование в соседний ресторан ходил, — объяснил су-шеф Лева.
- Серьезно? — Сеня заинтересовался. — А что, там собеседование проводят? Я бы сходил...
- Да уже все бы сходили, — заключил Федя.
Между тем шеф, выйдя из ресторана, прямиком направился туда, куда Сеня «сходил бы», — в соседний ресторан. И спустя несколько минут он уже сидел перед своей коллегой и конкурентом Еленой.
- Хм, я смотрю, из вашего ресторана ко мне уже очередь... — с иронией произнесла Елена. И с еще большей иронией добавила: — Вы принесли свое резюме?
В ответ Виктор Петрович улыбнулся как можно обаятельнеее и произнес:
-  У меня к вам один простой вопрос, как у шеф-повара к шеф-повару: кто к вам приходил?
Елена не сразу нашлась, как ответить на такой лобовой вопрос. Но тут ее вызвали на кухню, где рабочие заканчивали отделку. Перед тем как уйти, Елена заявила:

— Я бы вам сказала с удовольствием, но у меня есть правило: я не подставляю СВОИХ людей.
Слово «своих» она старательно выделила.
— Своих?! — воскликнул возмущенный Виктор Петрович. — МОИХ людей! Это пока что мой человек! От кончика ножа до кончика долбаного колпака!
— Я бы с удовольствием с вами еще поболтала, но, извините, дела... — отвечала Елена. — Выход caми найдете?
— Найду! — заверил ее шеф, вставая.
Елена ушла. И тут Виктор Петрович заметил среди лежащих на ее столе бумаг чье-то резюме. Он взял документ, пробежал его глазами — и лицо его потемнело от гнева. Это было резюме Максима Лаврова.
— Вот сука! — тихо сказал шеф, после чего положил листок в карман и вышел.
...Пока Виктор Петрович беседовал с Еленой, на кухне ресторана «Клод Моне» назревал бунт. Весь персонал столпился возле раздачи. Общее недовольство выразила официантка Саша.
— Мы сегодня вообще есть будем?! — спросила они в пространство.
Тут из зала прибежал Макс.
— Будете, будете! — заверил он. — Все готово! Сейчас вы пальчики оближете!
И он принялся разливать свое блюдо по тарелкам приговаривая:
— Суп-пюре, которого вы никогда не пробовали! Не то месиво, которое вы обычно лопаете!
Тут он заметил ошеломленные лица коллег, увидевших его блюдо, и сам заглянул в кастрюльку. Там плескался ЯРКО-СИНИЙ суп.
- Что за фигня?.. — растерянно пробормотал Макс.
- Так, я сегодня на диете, — заявила Саша и вышла.
- Подожди! — крикнул ей вслед Макс. — Это вкусно!
И уже тише добавил:
- Наверное...
И тут на выручку ему пришла Настя.
- Ой, какой красивый супчик! — воскликнула она, взяв тарелку с раздачи. Потом попробовала и добавила:
- М-м-м вкусно...
Подошел кондитер Луи, заглянул в кастрюлю и воскликнул:
- Пардон, это же мой краситель! А я думал: куда он пропал?
Это сообщение стало последней каплей: народ повернулся и двинулся прочь.
- Постойте! — попытался их остановить Макс. — Попробуйте, это реально вкусно!
Настя вновь пришла ему на помощь.
- Вкусно, — подтвердила она. — А еще прикольно: как будто ты море ешь.
Эти слова изменили настроение людей. Все стали брать тарелки, пробовать, и вскоре уже весь коллектив дружно наворачивал за обе щеки "суп цвета моря". В это время на кухню вошел хмурый и решительный шеф.
— Шеф! — радостно обратился к нему Сеня. - Огузок опять отличился!
— И еще как! — рявкнул Виктор Петрович, не обращая внимания ни на Сеню, ни на тарелки с синим супом. — Вот так ты мне отплатил за мою доброту?! - закричал он Максу, в бешенстве потрясая резюме. - Я тебе шанс дал человеком стать! А ты?! Скотина!
Макс в изумлении смотрел на шефа, ничего не понимая.
— Шеф, нормальный же суп получился... — пробормотал он.
— Две минуты! — закричал Виктор Петрович. - Две минуты тебе на то, чтобы ты собрал свои вещи!
— Шеф, но я...
— Вон! Вон, я сказал! Не желаю ничего слышать!
С этими словами шеф швырнул на пол скомканное резюме Макса и ушел к себе.
В этот момент на кухню, привлеченная громкими криками, вошла Вика. Она подняла с пола брошенное шефом резюме, прочла, на секунду задумалась, а затем решительно направилась вслед за шефом.
У себя в кабинете Виктор Петрович спешил налить себе верное лекарство — стакан виски.
— Я ему устрою! — пообещал он, обращаясь к плавающей в аквариуме рыбке. — Эту тварь ни в один ресторан не возьмут, ни в кафе, ни в школьную столовую!
В этот момент в кабинет вошла Вика. Вынув стакан из рук оторопевшего шефа, она поставила его на стол со словами:
— Надо поговорить.
- Аркадий, ты можешь ее послать? — спросил Виктор Петрович у рыбки. — Нет? Тогда я сам пошлю...
Однако Вика не дала ему договорить.
- Макс не ходил на собеседование, — заявила она.
- Что? - шеф оторопел.
- Макс не ходил на собеседование, это я ходила, - отчеканила Вика. — Я сказала этой... Елене... что он ей понравится, что он очень перспективный парень.
- А ты всех своих «бывших» на работу устраиваешь? - издевательски осведомился шеф.
- Нет, только избранных! — ответила Вика. А затем горячо заговорила: — Ты же все равно не дашь ему вырасти! Сколько талантливых поваров ушли с этой кухни — десять, двадцать? Витя, ты невыносим! У тебя нет людей, у тебя все инвалиды, огузки и дебилы! Тебе наплевать на всех, тебе важно только собственное эго! И мне жаль этого парня, которого ты здесь просто испортишь! - Хватит нравоучений, — буркнул шеф, окончательно остывая. — Сама не лучше.
- Я тоже не подарок, — согласилась Вика, — но я пока своих людей на детекторе лжи не проверяю!
И, поскольку шеф ничего не ответил, спросила:
- Так я могу сказать Максу, что он не уволен?
- Можешь, - буркнул шеф.
Вика убежала, а Виктор Петрович взял бокал и произнес обращаясь к рыбке:
- Только ты, Аркаша, меня понимаешь!
...Тем временем расстроенный Макс в раздевалке собирал вещи.
— А ты куда? — спросила подошедшая Настя.
— Домой, — сообщил Макс. — Меня только что уволили.
— Да, верно... — вспомнила Настя. — Но, может он пошутил? Он ведь любит шутить...
— Ага, очень смешно... — покачал головой Макс.
— Может, ты останешься? Я тебя спрячу! — предложила Настя.
— Как гуся, в бар? — усмехнулся Макс.
— Я просто не хочу, чтобы ты уходил... — призналась девушка.
— Я тоже, — отвечал Макс.
Тогда Настя обняла его и прижала к груди.
— Не переживай, теперь у тебя есть я, — шепнула она. И неожиданно для Макса поцеловала его.
В этот самый момент дверь раздевалки открылась, и в ней показались улыбающиеся лица Вики и Кости. При виде поцелуя их лица сразу изменились...
Глава 11
Макс заключает пари
Первое, что увидел Макс на следующий день, подходя к ресторану, это Вику, которая приехала на работу на машине. Он лучезарно улыбнулся ей, но... девушка холодно взглянула на него, и, заезжая на парковку, обдала его водой из лужи. А когда Макс вошел в раздевалку и протянул руку Косте, тот зло ответил:
— Иди ты в задницу!
"Бывают дни, когда все идет не так, — подумал по этому поводу Макс. — В такие дни главное — не сдваться!"
И он двинул вслед за Костей и спросил:
- Кость, ты че?
- Не лезь, а то нос сломаю! — все так же зло предупредил бармен.
- За что? - искренне удивился Макс.
- А по-твоему, не за что? — отвечал Константин. — То есть то, что ты целовал мою девушку, — это не причина?
Только тут Макс вспомнил то, что случилось в конце вчерашнего дня и что он искренне успел забыть.
- Костян, да это вообще недоразумение было! — возвал он к другу. — Я же вчера весь день спать хотел. И, кстати, технически — она пока не твоя девушка...Вообще, это хрень какая-то! Между нами ничего нет!
Следует отметить, что Настя имела на этот счет совершенно другое мнение. В эту самую минуту, когда Макс уверял друга, что «ничего не было», в зале Настя рассказывала Саше о своих отношениях с максом.
- То есть у вас все серьезно? — с интересом спросила Саша.
- Да! - с энтузиазмом воскликнула Настя. — Мы даже поцеловались. Это было так романтично...Представь, какие у нас дети красивые будут!
...Тем временем Макс продолжал уверять друга в своей невиновности. Из раздевалки разговор переместился за стойку бара.
— Слушай, Костя, я тебе клянусь: ничего не было! — восклицал Макс. — Ну, мне не веришь - у нее спроси!
И тут как раз он увидел проходящую мимо Настю.
— Настя, привет! — произнес он. И едва он это сказал, девушка немедленно подошла, обняла Макса — и поцеловала eго!
— Привет, милый! — нежно сказала она.
— Настя, подожди! — воскликнул ошеломленный Макс.
— Не могу, позже поболтаем! Чмоки-чмоки! - ответила девушка и побежала дальше.
Надо было видеть, с какой злостью Костя взглянул на Макса!
— Это вообще какой-то мега-дебилизм! — возопил Макс. — Костя, я тебе докажу!
И он, склонившись к уху друга, начал шепотом излагать свое предложение...
Спустя несколько минут Макс вместе с Haстей вошли в холодильный склад.
— Максим, это так романтично: среди овощей, как в саду! — воскликнула девушка.
— Настя, послушай... — начал Макс свою речь.
— Подожди, — сказала девушка. Она включила на телефоне какую-то лирическую мелодию, после чего нежно взяла Макса за руку.
— Ну у нас ведь свидание... — объяснила она свои действия.
От этих ее слов в углу склада вдруг упала какая-то коробка, а дверь отворилась, и в нее заглянула Вика. Увидев Макса вместе с Настей, она скривилась и захлопнула дверь.
- Нет, у нас не свидание! — заявил Макс, вырвав свою руку из руки девушки. — Настя, ты вчера все не так поняла. Мы с тобой не встречаемся! Я не твой парень, а ты не моя девушка!
На глазах Насти показались слезы.
- Ты что, меня бросаешь? — воскликнула она.
- Нет, я тебя не бросаю... — принялся объяснять Лавров.
Однако Настя не дала ему продолжить.
- Ну и шутки у тебя, дурак! — воскликнула она.
- Это не шутки! — твердо заявил Макс. Он начал злиться. - Настя, я тебя не бросаю, потому что мы не встречались! Между нами ничего не было!
- Как - ничего?! — воскликнула Настя, — А поцелуй, а наши дети?
В углу внонь свалилась коробка.
- Какие дети?! — вскричал возмущенный Макс.
- Красивые... — отвечала девушка, у которой на глазах вновь выступили слезы.
- Ну, если тебе так будет понятней, то да! — воскликнул Макс , твердо решивший покончить со всей этой историей с поцелуями и красивыми детьми. — Я тебя бросаю!
Ничего не ответила Настя. Вся в слезах она выбежала со склада. Тогда из угла, где то и дело падали коробки, появился Костя — он сидел в засаде.
- Ну что, ко мне больше нет претензий? — спросил Макс, протянув Косте руку.
После секундного колебания Костя ее пожал. Дружба была восстановлена.
...Тем временем на кухне проходило собрание. Шеф собрал весь коллектив и сообщил:
— Кунсткамера, начнем собрание! Вчера предводитель инвалидов Лева разморозил пять килограммов трески. Так что сегодня нам ее надо продать. Всем ясно?
— Да, шеф! — дружно ответили повара.
Тут шеф заметил идущую по кухне Сашу.
— Саша, передай своим, — сказал он, — сегодня продаем треску. На все блюда из нее — двадцать процентов скидка.
После этого Виктор Петрович сделал еще несколько объявлений и провозгласил:
— Все, собрание окончено!
Тут на кухню с деловым видом вошел Макс.
— Доброе утро, шеф! — приветствовал он начальника.
— Вот чего тебе не занимать, огузок, так это постоянства, — заметил на это Виктор Петрович. — Ты постоянно меня бесишь! Какого черта ты опять опоздал?
— Мне Айнура форму не выдавала! — заявил Макс, верный своему правилу врать легко и напропалую.
На его беду Айнура оказалась поблизости.
— Что?! — возмущенно спросила она.
— Не ты, другая Айнура... — начал лепетать Maкс.
— Он на складе с Костей трындел! — объявила разозленная Айнура.
— О! — воскликнул услышавший это Федя. Луи, принимай парня в свой клуб!
Все вокруг принялись ржать. Макса это задело.
- Ха-ха-ха! - произнес он, передразнивая Федю. — А ты я вижу, шутишь так же хреново, как и готовишь!
На кухне воцарилось гробовое молчание.
- Hе понял... — угрожающе произнес Федя.
- Мне кажется, это привычное состояние для твоего мозга - отважно продолжал Макс.
- Сеня, мне показалось или он сказал, что я хреново готовлю? - еще более угрожающим тоном спросил Федя.
- Тебе показалось, — заверил его Сеня. И на всякий случай убрал нож, который лежал перед Федей,
А Федя решил обратиться к Максу.
- Млжет, ты хочешь сказать, что ты лучше готовишь? - спросил он.
- Да уж не хуже, — смело заявил Макс.
Тогда Федя схватил другой нож и метнул его в сторону Макса. Нож вонзился в стену в нескольких сантиметрах от его головы. Макс опешил. А Федя подошел к нему и со злостью произнес:
- Спорим?
И протянул руку. Макс, одолев испуг, ее пожал.
Вскоре все было готово для проведения пари. На маркерной доске, где пишут заказы, были крупно выведены имена «Федя» и «Макс». Под каждым именем стоялабанка, куда участники тотализатора складывали деньги, а затем записывали свои ставки на доске. Сеня громко озвучил условия пари:
- Ставим и записываемся! Федя и аппендикс готовят по одному блюду, шеф пробует и определяет победителя. А теперь выберем основной продукт для блюда!
Он выложил на столе по кругу рыбу, курицу, кусок мяса и артишоки, а в центре поместил нож - наподобие рулетки или же часов с одной стрелкой. Раскрутил нож, и все стали смотреть, на что он укажет.
Нож остановился на рыбе.
— Тебе конец! — воскликнул Федя, обращаясь к Максу. — Я готовил всю рыбу, которая плавает в океане!
Видимо, так же думали и все остальные: банка под именем Макса была пуста, все ставили на Федю. Даже Айнура, заняв у Макса 500 рублей для ставки, поставила на его врага.
Шеф Виктор Петрович внимательно посмотрл на банки. В банке Феди скопилось уже 7500 рублей. Значит, именно таким должен был стать выигрыш в случае победы Макса!
— Я тут подумал: я тоже играю! — заявил шеф. - А судить будет кто-нибудь из зала.
И бросил 500 рублей в банку Макса.
— Шеф! — воскликнул благодарный Макс. — Я все сделаю, чтобы вы, то есть я, то есть мы выиграли!
— Шеф, вы же не будете ему помогать? — спросил Сеня, с подозрением глядя на начальника.
— У меня что — больше дел нет? — ответил шеф и ушел.
Тем временем в зале арт-директор Вика замечает Настю, которая принимает заказ у посетителей, борясь со слезами.
- Настя, что случилось? — спрашивает она, когда девушка отходит от столика.
- Меня Максим бросил! — драматически воскликивает Настя.
- Вот урод! — с чувством говорит Вика.
- Он меня использовал и бросил, — продолжает Настя. - Знаете, как это неприятно!
- Представляю, — говорит Вика. — А теперь успокойся, иди отдохни десять минут и возвращайся на работу. Мне тут ваши мексиканские страсти не нужны.
...A на кухне начинается пари! Федя берет свою рыбу, делает на ней всего три разреза — и одним движением извлекает хребет. А Макс неумело отрезает у своей рыбы голову, а туловище падает на пол. В это время звонит висящий на стене телефон. Су-шеф Лева берет рубку, слушает, затем зовет:
- Лавров, это тебя! Мама.
"Откуда мама может знать этот номер?" — недоумевает Макс и берет трубку.
- Алло, мама?
- Да, твою мать, мама! — слышит он голос шефа. - Слушай внимательно. Готовить будешь форель с овощным жюльеном. Для начала выпотроши рыбу, удали центральный хребет и положи филе в холодильник.
- Понял, мамуля! — отвечает Макс под подозрительным взглядом Сени. — Давай позже созвонимся, целую тебя!
- Чего? — начинает возмущаться шеф, но Макс уже положил трубку. Вдохновленный помощью шева, он принялся за работу с удвоенной энергией.
Пока он разделывал рыбу, ему еще несколько раз приходили эсэмэски такого содержания: «Начинай готовить жюльен. Мама». Или: «Жарь овощи три минуты, посоли и в конце добавь сливки. Мама».
В этот день шеф не упустил ни одной возможности дать Максиму дельный совет. Когда Макс пошел по нужде, в туалете рядом с ним «случайно» oказался Виктор Петрович. Не глядя на Макса, он негромко произнес:
— Для соуса к отвару жюльена добавь копченую рыбу, очищенные помидоры и сливочное масло,,,
Тут к третьему писсуару подошел Сеня, и совет прервался. Вскоре после этого шеф подошел к Максу на кухне и отдал ему записку. Но тут вновь, как на зло, появился Сеня! Шефу пришлось выкручиваться:
— Ну-ка сбегай в бар, — сказал он Максу, — принеси коньяк! Я тебе тут написал название...
По дороге в бар Максим развернул записку и прочитал следующее: «Фаршируй рыбу жюльеном с лимоном и ставь ее в духовку на 15 минут. В бар сходи для отвода глаз».
...Тем временем в зале Саша давала Насте мудрые советы.
— Тебе просто надо ему отомстить! — объяснила она. — Сразу полегчает.
— Точно! — согласилась Настя. — Я покончу с собой, а в предсмертной записке напишу, что это из-за него. Посмотрю я на него тогда!
— Не посмотришь... — с сожалением заметила Саша.
Тут как раз в зал вошел Макс, посланный "для отвода глаз", и на несколько минут задержался у бара, беседуя с Костей. И тут Саше пришла новая мысль.
- Переспи с его другом! — воскликнула она.
- Переспать? — удивилась Настя. — С Костей?
- Ну да. Так ты сделаешь ему больнее всего. Поверь, это лучший вариант!
- Ну ладно... — протянула Настя.
А Макс вернулся на кухню. Первое, что он увидел - это готовое Федино блюдо, стоявшее на столе.(Федя куда-то отошел). Макс воспользовался моментом, подошел поглядеть и даже понюхать. Рыба в панцире из морской соли выглядела впечатляюще.
За этим занятием — разглядыванием рыбы — его застала Вика.
- Иди сюда! — позвала она.
- Во-первых, привет! — сказал Макс, улыбнувшись как можно обаятельнее.
Однако Вика была настроена решительно.
- Слушай сюда внимательно, говорю один раз! — сказала она. -  Если ты еще хоть раз тронешь кого-то из моих официанток, тебе вот этот баклажан — тут она взяла со стола лежавший там овощ, — засунут сам знаешь куда!
- Вика, что с тобой? — воскликнул Макс.
- Со мной все нормально, — отвечала Вика, — а вот настя рыдает полдня!
- Слушай, у меня с ней ничего не было! — заверил Макс.
— Во-первых, я все видела, — заявила Вика, - а во-вторых, мне плевать, с кем и что у тебя было! Я тебя предупредила!
...Пока Макс беседовал с Викой, мимо его почти готового блюда проходил шеф. Он оглянулся, понял, что его никто не видит, и попробовал блюдо.
— Вот инвалид, не посолил! — пробормотал он себе под нос.
После чего обильно посолил рыбу и быстро ушел.
Тут как раз вернулся Макс.
— Так, осталось посолить, — сказал он, обращаясь в пространство, — и добавить сливок...
Так он и сделал: обильно посолил и добавил сливок. После чего отнес свое произведение на стол раздачи и поставил рядом с блюдом Феди. Каждый из поваров встал рядом со своим шедевром, и Сеня торжественно объявил:
— Дамы и господа, мы готовы подвести итоги. Но сначала, на всякий случай...
И он поменял блюда местами, так что каждый из авторов теперь стоял рядом с чужим произведением.
Тут на кухню вошел шеф, и с ним Вика.
— Вот, Виктория Сергеевна, — произнес шеф, - попробуйте эти два блюда и скажите, кто из поваров справился с делом лучше.
Вначале Вика подошла к блюду, стоявшему рядом с Максимом. Она была полностью убеждена, что это именно его изделие — ведь она недавно видела, как он его нюхал! Она попробовала эту рыбу в панцире из морской соли, потом попробовала блюдо, стоявшее рядом с Федей.
- Мне понравилось вот это! — заявила она, указав на пересоленное блюдо Макса, стоявшее перед Федей. - А эту рыбу...
Она взяла тарелку с Фединым изделием.
- ...Я бы вообще никому есть не советовала!
И швырнула ее в мусорный бак.
- Да! - воскликнул шеф. — Поздравляю, огузок, ты победил! Сеня, тащи мои деньги!
Трудно было описать выражение лица Вики, когда она поняла свою ошибку.
- Как, а разве это не... — начала было она, но шеф не дал ей закончить, заявив:
- Все, спасибо, Виктория Сергеевна, можете ползти обратно в свой террариум!
Вика, злая как черт, ушла, а шеф решил попробовать блюдо победителя. Едва отправив в рот первый кусок, он понял, что рыба Макса адски пересолена. Но Виктор Петрович был человеком стойким. Ни один мускул не дрогнул на его лице, ни один ус не
шевельнулся.
- Как же вкусно, мать моя женщина! — заявил он, отправив в рот и второй кусок.
- Ну-ка, шеф, дайте я попробую, что там такого гениального, - попросил поверженный Федя.
Однако позволить это шеф, конечно, не мог.
- Нет, я сам еще не распробовал, — заявил он.
А затем сказал, обращаясь к Максу:
- Ну-ка, триумфатор, сам оцени этот шедевр.
Теперь настала очередь Максима показать выдержку! И он показал! На глазах у всей кухни он проглотил один кусок своего блюда, состоявшего, казалось из одной соли, потом второй...
— Правда, вкусно? — спросил его шеф.
Только они двое на всей кухне понимали, что на самом деле происходит, что сейчас чувствует Макс!
— М-м-м. вкуснятина! — отозвался Максим.
Слезинка показалась у него в одном из глаз, но повинуясь воле человека, уползла обратно.
— Я бы на твоем месте все съел сам, — посоветовал ему шеф.
И это был разумный совет — Макс это понимал. Выхода не было, и он со словами "Ох, как вкусно" доел свою рыбу.
...А в это время в зале Настя приступила к осуществлению своего плана мести. Подойдя к бару, за которым стоял Костя, она деловито спросила:
— Костя, ты занят?
— Да, в общем-то, нет... — в своей обычной нерешительной манере отвечал Костя.
— Тогда пойдем... — сказача Настя, и, склонившись затем к Костиному уху, уточнила — куда. Лицо бармена выразило полное ошеломление. Он решил, что ослышался.
— Так ты хочешь, чтобы мы с тобой?.. — пробормотал он.
— А ты что, не хочешь? — насторожилась Настя.
— Да нет конечно! — воскликнул Константин, находившийся в смятении. — В смысле да... то есть...
И затем он резко закончил:
— Хочу!
После этого девушка взяла его за руку, чтобы не потерялся по дороге, и повела на склад. Пока онишли, Костя успел привыкнуть к новой ситуации и войти в роль.
- Тут нам точно никто не помешает! — воскликнул он, закрыв дверь. После чего неловко поцеловал девушку и решил пойти дальше и расстегнуть верхнюю пуговицу ее блузки. Однако сказалось отсутствие опыта — пуговицу он оторвал. Тут Настя решила уточнить Косте свой замысел.
- Подожди, я тебе объясню, — сказала она. — Прости, но я хотела тебя использовать, чтобы отомстить Максиму.
- Ты знаешь, он вообще-то заслуживает, — согласился Костя. — Так что я, в общем, не против преподать ему урок.
И он вновь потянулся к девушке.
- Нет, Костя, — драматически произнесла Настя, - Я такой жертвы от тебя не приму! Давай просто всем скажем, что у нас все было!
- А на самом деле у нас ничего не будет? — спросил поникший Костя.
- Нет!
- Нy давай! — вздохнув, согласился Костя.
- Костя, ты такой классный! — воскликнула девушка.
...Спустя несколько минут в зале Настя подошла к Саше и вполголоса сообщила:
- Саш, я все, я это... отомстила!
- Что, прямо тут, в ресторане? — удивилась Саша, не ожидавшая от подруги такой прыти.
— А чего тянуть? — с видом бывалого человека отвечала Настя.
— Ну вы дасте! — восхитилась Саша. — И как тебе Костя?
На этот вопрос Настя еще не придумала oтвета. Поэтому сказала первое, что пришло в голову:
— Хорошо!
— Хорошо, и все? — разочарованно протянула Саша. — Значит, не очень...
Такой оценки случившегося Настя не могла допустить. И она начала быстро менять свою позицию.
— Как это не очень? — сказала она. — Он даже очень! Не просто хорошо, а просто супер!
— Что, правда?! — заинтересовалась Савш. — А где вы... это?..
— Ой, да везде! — пожала плечами Настя. - И в прачечной, и на складе, и в туалете...
— Ну вы и кролики! — Саша в восхищении только покачала головой. — Я и не думала, что Костя такой гигант...
...Макс, одержав победу над Федей, решил ею насладиться и поиздеваться над побежденным. Он не подумал о том, что такое недоброе желание может привести к самым неожиданным последствиям...
Проходя мимо Феди на кухне, он произнес:
— А что это ты сегодня такой грустный? Ах да, я же тебя сегодня уделал!
У Феди перекосило лицо, и он поспешил уйти.
— Только не увольняйся, Федя! — крикнул ему вслед окончательно обнаглевший Максим. — На кухне найдется для тебя работенка: будешь картошку чистить!
Свидетелем этой сцены оказался шеф, и она ему не понравилась.
- Все внимание! — воскликнул он. — Сегодня огузок вырос в моих глазах. Теперь он не огузок, а огузище! Короче, сегодня он делает все заказы по рыбе. За работу!
- Есть, шеф! — воскликнул обрадованный Макс. Еще бы не радоваться: ведь он займет то место, которое до этого прочно занимал Федя! Однако Максим еще не знал, что задумал шеф...
- Лева, скажи официантам, — обратился он к су-шефу, - что с каждого заказа на треску им 10 процентов на чай. Пускай салага поработает!
- А мне что делать? — спросил озадаченный Федя.
- Не думал, что когда-нибудь это скажу: ничего, — отвечал Виктор Петрович. — Сиди и жди.
Официанты приняли на вооружение указание шефа насчет скидок на треску, и стали усиленно рекомендовать ее гостям. Прошло всего несколько минут, как на кухне появилась Саша с чеком в руках.
- Две трески а-ля флорентин (заметим, что это треска с гарниром из шпината и сыра) для семейки с 15-го столика! — провозгласила она.
- Тебя понял! — с энтузиазмом воскликнул Макс и начал готовить.
Вслед за Сашей появилась Настя, которая сказала:
- Треска амандин и еще одна треска буржуа.
- Максим, прими заказ! — скомандовал су-шеф.
- Но я уже взял два блюда! — попробовал возразить Макс, помнивший, что треска амандин обжаривается с миндалем и ее приготовление требует внимания.
— Не знаю, Федя как-то справлялся... — невинным голосом заметил на это Сеня.
Тут на кухню вошел еще один официант.
— Два буйабеса! — сообщил он.
(Буйабес — провансальское блюдо из рыбы, тушеной с чесноком, петрушкой, перцем, растительным маслом и помидорами.)
Теперь Макс понял коварный замысел шефа! Он понял, что путь победителя усеян не одними только розами. Но отступать было уже поздно.
«Ничего, ты всем им покажешь!» — подумал он и принялся за работу. От сковородки, на которой жарилась треска, он кидался к ступке, в которой толок миндаль, а от нее к кастрюльке; бегал на склад то за луком, то за шпинатом. Едва он приготовил соус к треске а-ля флорентин, как шеф его попробовал, забраковал и заставил переделывать.
В разгар готовки, когда со лба у Макса тек ручьем пот, а из глаз — слезы, потому что он резал лук, к нему подошла Настя.
— Максим, нам надо поговорить! — заявила она, - Я хочу, чтобы ты знал, что я тебя уже забыла. И, кстати, я переспала с Костей!
Тут Макс повернулся к ней, и Настя увидела слезы у него на глазах.
— Переспала с Костей? — деловитым тоном yточнил он.
Однако Настя не оценила тон — она видела прежде всего слезы.
- я знаю, тебе больно, но мне тоже было больно, когда ты меня бросил! — сказала она. — Так что извини. И прощай!
И ушла, довольная.
Тут же на кухню вбежали Саша и официант, которому заказали буйабес.
- Где моя треска?! — потребовала Саша.
- И мой буйабес? — добавил официант.
На этот крик из кабинета вышел шеф.
- Огузок, ты скоро? — недовольным тоном спросил он.
- Шеф, я не успеваю! — признался Макс. — Мне помощь нужна.
- Ну так пойди и попроси, — сказал шеф и кивнул в сторону Феди, который не спеша собирал какое-то блюдо.
Макс глубоко вздохнул — и пошел.
- Слушай, Федь, извини, я зря так себя вел, — сказал он подойдя к сопернику. — Помоги мне с заказами!
- Чего-чего? -  — Федя сделал вид, что не расслышал.
- Извини, говорю, помоги с заказами, — повторил Макс.
Но, как Макс хотел насладиться своей победой над Федей, так и Федя желал подчеркнуть свой реванш.
- Да тихо вы! — крикнул он, обращаясь ко всем, кто был на кухне. — Человек мне что-то сказать хочет, а вы шумите!
Теперь уже вся кухня слушала, что скажет Максим. И он сказал так:
- Федя, извини. Ты суперповар, а я нет. Помоги с заказами.
— Ну вот, теперь понял, — отвечал Федя. Но не верю. Где искренность? Давай еще раз.
— Да пошел ты! — сказал Макс и повернулся, чтобы идти. В самом деле, сколько можно!
— Ладно, аппендикс, подожди, — миролюбиво произнес Федя.
Они вместе подошли к столу, где Макс готовил сразу три блюда, и Федя принялся объяснять свою методику:
— Сделай вдох-выдох, расслабься. Главное — помнить, что запара не в кухне, запара — в голове!
После чего начал резать, жарить и делать прочие необходимые действия, двигаясь плавно и неспешно, как во время гимнастики ушу. И Макс все делал так же вслед за ним. Прошло совсем немного времени, и они отдали официантам первые два блюда, а затем еще три.
— Вот и все! — заключил Федя.
...Вечером, переодеваясь в раздевалке, Макс размышлял:
«Да, бывают дни, когда у тебя все не так. Но прелесть в том, что такие дни всегда заканчиваются!»

0

9

Глава 12
Пропавший пакет
В этот день Макса ждали новые суровые испытания. И они были никак не связаны с его поварским искусством. Но он об этом еще ничего не знал...
Все началось с того, что утром в ресторан завезли свежее мясо. Этому продукту Виктор Петрович придавал особое значение и всегда принимал его сам. Вот и на этот раз он вышел на задний двор и начал критически рассматривать тушу привезенного барашка.
- Тимур,скажи честно: этот баран умер от старости? - спросил он поставщика, который привез мясо.
- Зачем обижаешь? — с восточной горячностью воскликнул поставщик. — Если бы этот молодой, вкусный ягненок мог говорить, он бы ничего тебе не сказал! Потому что в таком возрасте еще не разговаривают!
- Не нужен мне говорящий баран, у меня таких говорящих баранов полкухни! — заметил шеф.
Поставщик поставил перед ним еще одну коробку с мясом.
- Вот, смотри какой! — воскликнул он. — Если бы я был бараниной, я бы женился на этом мясе!
- Этот другое дело, этот хороший, — согласился шеф.
Однако поставщик счел такую оценку, недостаточно высокой.
- Хороший? — обиженно произнес он. — Этот ягнекок лучший! Я его маму ел!
- Хорошо, беру, — согласился шеф.
Тогда Тимур, оглядевшись, вполголоса предложил:
- Шеф-брат, трюфеля надо? Недорого.
- Тимур, ты опять за старое! Контрабанду мне предлагаешь? — суровым голосом спросил Баринов. А затем, сменив тон на деловой, сказал:
- Конечно, надо. Почем?
— Тебе по-братски: шестьсот жалких евро за целый килограмм! — отвечал Тимур.
— О, давай! — согласился шеф.
Тимур достал из машины синий пакет, в котором в песке лежали трюфели. В этот момент из-за мусорного бака появилось новое действующее лицо - постоянный посетитель ресторана «Клод Моне» ,а точнее, его заднего двора, интеллигентный бомж Родион Сергеевич. В руках он держал тарелку с печеночным паштетом и пластиковую вилку.
— Виктор Петрович, доброго вам утра! — приветствовал он шефа.
— И вам доброго, Родион Сергеевич! — отвечал шеф.
— Хочу заметить, что вчерашнее фуа-гра было манифик! — с видом знатока заметил бомж.
— Спасибо, Родион Сергеевич, — сказач шеф и направился в ресторан, пообещав Тимуру:
— Сейчас пришлю кого-нибудь разгрузить.
Войдя в ресторан, он прямиком направился к холодильнику и положил туда пакет с трюфелями.
— Мои маленькие, тут вам будет хорошо! — посюсюкал он, словно разговаривал с младенцем.
— Ты уже с овощами разговариваешь? — раздался за его спиной голос Вики. А затем арт-директор напомнила:
— Сегодня 15-е число, ты помнишь? Придет СЭС, а у тебя тут опять бардак!
— Где бардак? — искренне удивился шеф, оглядывая полки, на которых в беспорядке валялись свежие и уже подгнившие овощи. — А вот мы сейчас...
Он вынул несколько тысячных купюр и положил их на ту полку, где было особенно много гнилья, после чего заявил:
- Ты посмотри, какая чистая полка! Маленькие деньги решают большие проблемы...
- Если бы у тебя на кухне был порядок, мы не платили бы каждый раз! — продолжала наезжать на него Вика.
- Дорогуша, мы не платили бы только в одном случае, - возразил ей шеф, — если бы тут никто не готовил, а там, — он махнул рукой в сторону зала, — никто не жрал. Пойми, в этой стране нарушения ищут не для того, чтобы их устранили, а чтобы за них заплатили!

Завершив таким образом дискуссию, он отправился искать неудачников, которым можно будет поручить уборку склада. Потому что он сам сознавал, что некоторый порядок навести надо.
Неудачников шеф нашел довольно скоро. Ими оказались Костя и Макс, которые занимались тем, что устроили поединок на батонах копченой колбасы. Причем для Макса это был уже второй облом за это утро. Первый случился, когда он только пришел на работу и переодевался. Тогда Сеня и Федя устроили ему розыгрыш, на полном серьезе убедив Макса, что 15-го числа, в день визита СЭС, всем поварам надо брить руки. И заставили Макса выбрить руки бритвой, которую на минутку оставил в раковине су-шеф Лева...
И вот теперь Макс со своими выбритыми руками, в компании с невыбритым Костей, пошли разбирать склад. Открыв холодильник, они обнаружили синий пакет, а в нем — песок и какие-то невзрачные клубни.
— Фу! — воскликнул Костя, разглядывая клубни! Че это такое?
Макс тоже заглянул в пакет и вынес решение:
— Да картошка гнилая какая-то.
— И что ее, выкинуть? — задумался Костя.
— Нет, продай через Интернет! — поиздевался Макс.
После чего участь трюфелей была решена - их выкинули в мусорку.
...В это время в зале появился новый посетитель, которого раньше не видели в ресторане «Клод Моне». Это был совершенно лысый мужчина. Он заказал рататуй. Когда блюдо принесли, он некоторое время eго изучал, а затем подозвал официантку Настю.
— Что это? — спросил клиент, показывая на лежащий на краю тарелки волос.
— Это волос, — отвечала Настя.
— Я вижу, что это волос! — произнес лысый начиная раздражаться. — Я хочу понять, как этот волос попал ко мне в тарелку!
— Вероятно, он выпал... — начала Настя.
Она взглянула на лысую голову посетителя, на его чисто выбритый подбородок, и закончила:
— Из чьей-то чужой бороды!
— Так, пригласите сюда шеф-повара! — потребовал лысый.
Шеф Виктор Петрович в это время был у себя в кабинете: кормил рыбку, живущую в аквариуме. За этим почтенным занятием его застала Вика, которая вошла в кабинет в сопровождении инспектора СЭС - тот уже несколько лет проверял «Клод Моне».
- Виктор Петрович, у нас проверка, — сообщила Вика.
- О, Сергей Борисович! — приветствовал шеф инспектора. - Проходите, садитесь...
- Здравствуйте, — отвечал инспектор. — Я сегодня не просто так пришел...
- Да, это понятно, — кивнул шеф. — Вот, пожалуйста, вам письмо.
Он достал из стола конверт и протянул его инспектору.
- Спасибо, приятно, что не забываете, — улыбнулся инспектор пряча конверт.
А затем стер с лица улыбку и произнес:
- Я предупредить пришел. Меня перевели на другой участок. Сегодня к вам придет другой инспектор. Но, как говорится, "предупрежден — значит, вооружен"! Ну, удачи вам! Всего доброго!
И с этими словами покинул кабинет, оставив Виктора Петровича в растерянности. Тут в кабинет вбежала Настя со словами:
- Шеф, там вас зовут!
Спустя минуту шеф в компании су-шефа Левы, Вики и Насти стоял перед столиком лысого посетителя.
- Этот волос я нашел у себя в тарелке! — заявил лысый демонстрируя шефу волос.
- Мы приносим извинения от лица ресторана и можем вас заверить, что этот...
Тут он взял волосок в руки, рассмотрел его и закончил:
— ...брюнет будет наказан. Поверьте, мы разберемся.
— Конечно, разберемся! — заверил его лысый. - Я для этого сюда и пришел!
Тут он продемонстрировал шефу свои "корочки" и сообщил:
— Я новый инспектор СЭС на вашем участке.
Даже при всем самообладании Виктора Баринова его лицо на миг выразило растерянность. Худшую ситуацию трудно было придумать!
— Начнем проверку с зала ресторана, — сказан новый инспектор, доставая из портфеля пачку протоколов.
Пока инспектор проверял хозяйство Вики, злой шеф вбежал на кухню. В руках он нес ту самую злополучную тарелку с волосом.
— Внимание! — призвач он. — Кунсткамера, тихо! Сейчас в зале сидит человек из санэпидемстанции которому вы подали рататуй с оригинальным соусом из человеческих волос. И я хочу знать: с чьего тупого и невнимательного организма этот волос?
— Шеф, это наверняка аппендикс! — тут же заявил Федя. — Он сегодня на заготовках был, и овощи нарезал!
К счастью для Макса, он в этот момент оказался на кухне — зашел выбросить в бак очередную порцию мусора из холодильника. Поэтому он мог ответить на это обвинение.
— Ну конечно! — воскликнул он. — Я с утра колпак не снимаю, Лев Николаич подтвердит. И потом, у меня даже руки побриты!
И он продемонстрировал свои руки, благодаря розыгрышу Феди и Сени лишенные растительности.
Все на кухне было начали ржать по этому поводу, но вскоре перестали — разозленный шеф заставил всех тоже выбрить себе руки. И вскоре Федя, намыливая в раздевалке руки, бурчал:
- Это же- идиотизм! У самого усищи, а нас заставил руки брить...
Тем временем Макс, с которого были сняты подозрения, вместе с Костей заканчивал уборку холодильника. Тут как раз и шеф пришел проверить их работу.
- Ну что, убрались, инвалиды? — спросил он.
- Да, шеф! — заверил Костя.
- Так, а где трюфели?
- Что? - удивился Макс.
- Пакет вот здесь стоял с трюфелями, синий такой.
- Так мы его... — начал простодушный Костя. Но уже понял, что они напортачили, и закончил за друга: На склад отнесли!
- Зачем? — удивился шеф.
- Ну, тут... мало ли что... — начал выкручиваться Макс. - Какой-нибудь идиот подумает, что это гнилая картошка, и выкинет, а там надежно!
- Огузок, трюфели должны в холоде лежать, сейчас же верни на место, — пока еще спокойно объяснил шеф. — Килограмм — тысяча евро. Пропадут — вычтем из вашей зарплаты.
Когда шеф ушел, Макс набросился на Костю:
- Придурок, ты на фига трюфели выкинул?! Это же ценный продукт!
— А на фига ты мне сказал выкинуть? — возразил Костя.
— Я не говорил: «Иди, выкини!», я сказал «Продай в Интернете». Куда ты их?
— В мусорку на улице, — ответил Костя.
И друзья опрометью кинулись к мусорке.
Глава 13
Разоблачение инспектора
Тем временем новый инспектор закончил проверять зал и пожаловал на кухню. Первое, что он заметил, была открытая бутылка коньяка.
— Почему у гриля открытая бутылка с алкоголем? — строго спросил инспектор. Однако Виктор Петрович отметил, как жадно новый инспектор косился на бутылку. Впрочем, Сеня тут же ее убрал, словно ее тут и не было.
— Если я найду хоть одно явное нарушение, простым штрафом вы не отделаетесь! — угрожающе заявил инспектор и направился в сторону одного из складов.
— Тут что? — деловито спросил он.
— Склад алкоголя, — объяснил шеф. При этих словах строгий проверяющий жадно сглотнул слюну и заявил:
— Идем дальше! Давайте пройдем на задний двор.
Шеф, Вика и инспектор вышли из ресторана.
- Ну вот и наш идеальный задний двор! — сообщил шеф. - Инспектируйте.
В этот момент из мусорного контейнера вылетел пакет с мусором, за ним второй.
- Интересненько! — произнес инспектор и направился к контейнеру.
Тут из контейнера появился сначала Костя, а затем Макс в поварском колпаке. Увидев шефа в сопровождении инспектора, он оценил ситуацию и попробоавл выкрутиться.
- Шеф, мы мусорку проверили, как вы сказали, никаких тараканов, крыс не обнаружили! — бодро заявил он. - Одним словом — чистота и порядок!
Однако эта ложь не спасла положение.
- Работники зала и кухни в униформе роются в мусорном баке, а потом обслуживают гостей и пищу готовят? - возмущенно воскликнул инспектор и сделал пометку в протоколе. Шеф отметил, что его рука заметно тряслась. После чего повернулся и направился назад в ресторан.
- Это недоразумение — на ходу пыталась объяснить ему Вика.
- Да, ерунда какая-то... — поддакнул ей шеф.
Но их слова не оказали никакого действия.
- Это возмутительно! — заявил инспектор. — Я закрываю ресторан!
- Давайте немного успокоимся, — продолжала уговаривать его Вика. — Пойдемте в зал, пообедаем...
Костя и Макс остались на заднем дворе. Они громко сокрушались о том, что дали такого маху с этими самыми трюфелями. Тут из-за соседнего контейнера появился бомж Родион Сергеевич.
— Вы, случайно, не это ищете? — обратился он к парням, демонстрируя им синий пакет.
— А ну дай сюда! — воскликнул Макс, выхватывая пакет.
Увы — в нем оказалась одна лишь земля. Грибы исчезли.
— Слышь, ты, урод, где трюфеля? — угрожающе спросил Макс.
— Как грубо! — возмутился бомж. — Меня зовет Родион Сергеевич. А трюфели — в надежном месте. Но я готов их вам вернуть в обмен на маленькую услугу.
И он рассказал, какую именно услугу он хочет получить. Друзья попробовали поторговаться, но Родион Сергеевич был тверд. Так что спустя несколько минут Костя и Макс в компании с бомжом уже находились в раздевалке ресторана. Бомж успел вымыться, побриться, и теперь причесывал свои умеренно длинные волосы. А Макс возился возле шкафчиков Сени и Феди. Он решил позаимствовать их одежду, чтобы отомстить за утренний розыгрыш. Макс достал из шкафчиков замшевый пиджак, джинсы, рубашку, обувь и передал все это Родиону Сергеевичу.
Тут Костя предпринял последнюю попытку уговорить несговорчивого бомжа.
— Слушай, может, мы тебе денег заплатим? — предложил он.
— Торг здесь неуместен! — отрезал Родион Сергеевич. — Я обедаю в этом ресторане — вы получаете назад трюфели.
Да, именно таким было условие Родиона Сергеевича!
Бомж отправился переодеваться, а Макс достал телефон и набрал номер Ангелины, ведавшей размещением гостей.
- Девушка, - сказал он, слегка изменив голос, я хотел бы зарезервировать столик на пять часов для известного писателя Виктора Пелевина.
- О, это такая честь, ждем вас! — отвечала Ангелина.
- Какой Пелевин? — в ужасе спросил Костя, когда Макс выключил телефон. — А вдруг она знает, как он выглядит?!
- Я тебя умоляю, — заметил на это Макс. — Вот ты знаешь, как выглядит Пелевин?
- Нет...
- А я знаю, — сказал образованный Макс. — Вот так!
И показал в ту сторону раздевалки, в которой скрылся Родион Сергеевич.
Тут как раз и он вышел, уже одетый. В костюме от Сени и Феди он выглядел совершенно шикарно.
- Мне, право, неловко выдавать себя за такого человека... - начал он.
Однако друзья не дали ему закончить: бережно подхватили под обе руки и повели в зал.
А в зале тем временем Вика продолжала уговаривать инспектора сменить гнев на милость и не закрывать ресторан. За этой сценой через окошечко кухни наблюдали шеф и Лева в окружении остальных поваров.
- Шеф, ну что там? — поинтересовался Лева.
— Там, Лева, злющая падла, которая взятки не берет! — отвечал Виктор Петрович.
— Точно как наш капитан, — заметил Федя.- Он как-то пить бросил — так пока снова не запил, был, как акула.
Эти слова навели Виктора Баринова на важную мысль. Он вспомнил все поведение лысого борца с нарушениями во время осмотра ресторана. Вспомнил, как жадно он смотрел на открытую бутылку коньяка, как сглотнул слюну возле склада с алкоголем, как тряслись у него руки, когда он делал пометки у себя в блокноте. Виктор Петрович вспомнил все это — и сделал единственно правильный вывод.
— Он в завязке! — торжествующе воскликнул шеф. — Этот козел пить бросает!
— Кто? — не понял Лева.
— Инспектор! — пояснил шеф. — Поэтому и ведет себя так.
Теперь план борьбы с бедствием под названием «строгий инспектор» был Виктору Петровичу совершенно ясен. Он подозвал официантку Сашу, подвел ее к окошечку и показал в зал:
— Видишь, вон тот тип сидит? Предложи ему какое-нибудь хорошее вино от заведения.
Саша пошла выполнять распоряжение. А в это время в ресторан вошел Родион Сергеевич, которого сейчас было просто невозможно узнать. Его, как и положено, встретила хостес Ангелина.
— Добрый день! — приветствовала она посетителя. - У вас заказано?
— Да, — отвечал Родион Сергеевич.
- Ваша фамилия?
- Пелевин...
- А я вас сразу узнала! — воскликнула Ангелина. — Давайте я вас провожу!
Она проводила Родиона Сергеевича в зал и усадила его за пустой столик. За соседним столиком сидел лысый инспектор, которому как раз в этот момент Саша принесла дорогое вино. Инспектор от вина отказался, однако Саша все же оставила бокал на его столике.
Шеф наблюдавший за этой сценой из кухни, воскликнул:
- Точно в завязке! Ну, раз мы тебя не можем напоить, мы тебя накормим!
И он начал деловито отдавать команды:
- Луи, с тебя десерт с коньяком! Девочки, тащите выпивку, папочка будет делать алко-ужин.
И на кухне закипела работа! В сотейник щедро вливалось вино, в мясо — коньяк. Овощи также щедро начинялись коньяком. И, наконец, Саша отнесла стейк с овощами и десерт, щедро начиненные алголем, на столик инспектора. И вся кухня через окошко начала следить за тем, как он ест.
В эту минуту на кухню вошла Настя, которая только приняла закал от «писателя Пелевина».
- Фуа-гра и салат с трюфелями за седьмой столик! - провозгласила она.
Шеф не отрываясь от своего наблюдательного пункта скомандовал:
- Огузок, тащи один трюфель!
Макс оказался в безвыходном положении. Где взять этот чертов трюфель? Он подошел к Насте и сказал:
— Слушай, а ты можешь сказать клиенту, что трюфеля сегодня не очень? Ну, чтобы он что-то другое заказал?
— Нет, тот господин сказал, что пришел сюда ради этого блюда, — отвечала Настя. И показала через окно на Родиона Сергеевича.
— Кстати, он попросил передать тебе вот это, - добавила Настя и протянула Максу пакетик.
В нем лежал... один трюфель.
И спустя некоторое время можно было наблюдать, как за двумя соседними столиками два клиента с удовольствием поглощают пищу: инспектор — свой начиненный алкоголем стейк, а бомж Родион Сергеевич — салат с трюфелем.
Макс подошел к столику бомжа и тихо спросил:
— Ну что, мы выполнили твои условия?
В ответ Родион Сергеевич протянул ему какую-то бумажку.
— Вот номер телефона. — объяснил он. — Позвоните, и мой товарищ вам все вернет.
Макс убежал.
В это время сидящий за соседним столиком инспектор, принявший незаметно для себя неплохую дозу алкоголя, перестал бороться с искушениeм: он схватил стоявший на столе бокал с вином, одним духом выпил и крикнул Саше:
— Девушка, повторите!
Тут ему почему-то захотелось встать. Но едва борец с нарушениями поднялся с места, ноги ему отказали, и он повалился прямо на соседний столик, за которым сидела какая-то дама. Бомж Родной Сергеевич, как человек воспитанный, не мог стерпеть такого хамства.

- Вы что себе позволяете? — воскликнул он. — Немедленно извинитесь перед дамой!
- Пшел вон! — взревел съехавший с катушек инспектор.
- Слушайте, это возмутительно! — воскликнул Родион Сергеевич, обращаясь к Ангелине. — Не ресторан, а забегаловка! Пускаете к себе в ресторан каких-то бродяг!
Тут лысый инспектор без долгих слов размахнулся и врезал Родиону Сергеевичу прямо в лоб. Теперь уже он повалился на столик.
- Что вы делаете?! — возмутилась хостес Ангелина. -Это жн Пелевин!
- Первый и последний раз я был в этом ресторане! - с возмущением произнес «Пелевин»,
( И это была чистая правда.)
- Позвольте предложить вам руку! — сказал он, обращаясь к пострадавшей даме. И они с достоинством отправились к выходу.
Между тем инспектор, которого окончательно развезло, сорвал с окна штору, завернулся в нее, как римлянин в тунику, и на весь зал заорал:
- Всем шампанского!
После чего забежал за стойку бара и схватил бутылку коньяка. Костя попытался его поймать, но инспектор с заячьей ловкостью увернулся.
— Кто со мной выпьет? — призывно крикнул он, на ходу откупоривая коньяк. Теперь на поимку инспектора кинулись сразу несколько официантов, а он бросился от них прочь, опрокидывая столики. Это был настоящий, полноценный скандал!
В итоге коллектив все же одолел одиночку: строгого инспектора поймали и связали полотенцами.
— Тащите его в мой кабинет! — скомандовал Виктор Петрович. — Пусть проспится. Завтра покажем ему записи с камер наблюдения и, скорее всего пройдем проверку.
— Поздравляю, ты молодец! — иронически приветствовала его Вика. — А то, что у нас в зале по твоей милости был скандал, этот алкаш избил Пелевина и распугал гостей — это ерунда?
— Конечно, это не ерунда! — отвечал шеф. - Это большое, важное событие! Теперь мы не проста хороший ресторан, а хороший ресторан, где дали по морде Пелевину!
Тут у шефа зазвонил телефон. Он приложил трубку к уху и услышал голос Макса:
— Алло, мы вам от Родиона Сергеевича звоним! Вы нам должны кое-что передать...
— Ну тогда надо договориться о встрече, - деловым тоном произнес шеф.
После этого сделал паузу и, не выключая телефон направился в раздевалку. Там он, как и ожидал, застал двух «конспираторов» — Макса и Kocтю. Встав от них в двух шагах, шеф произнес — все еще по телефону:
- А то Родион Сергеевич меня предупреждал, что вы люди серьезные!
"Заговорщики" глядели на него, разинув рты.
- Алло, что же вы молчите? — настаивал шеф. — Назовите место!
Только теперь Макс начал догадываться, как все случилось на самом деле...
А случилось вот что. Родион Сергеевич действительно нашел выброшенный пакет с трюфелями и сразу понял, что произошло. Тогда он позвал Виктора Петровича и рассказал о своей находке. В награду за возвращение деликатеса он попросил один трюфель - тот самый, который позднее передал с Настей.
Поняв, как он облажался, Макс перестал хитрить и честно признался:
- Шеф, простите, я никогда не видел трюфелей! У нас в Воронеже трюфеля — это только конфеты...
- Не трюфеля, а трюфели, — поправил его Виктор Петрович. - Ладно, я сегодня добрый, мы проверку прошли. Но вот счет за ужин Родиона Сергеевича надо будет оплатить.
И отдал счет. Макс и Костя взглянули в него — и вновь разинули рты. В конце там стояла сумма: 22 тысячи рублей.
...Собираясь в тот вечер домой, Макс размышлял:
«Жизнь постоянно испытывает нас на прочность. Кто-то справляется, кто-то нет. Для одних жизнь — это калейдоскоп приключений, для других — череда разочарований. В любом случае — жизнь учит нас всегда быть готовыми к неожиданному повороту!»

Глава 14
Квартирный вопрос
Этот день начался с того, что Кости пришел на работу чуть раньше, чем обычно, и обнаружил в баре спящего на полу Макса.
— Что ты тут делаешь? — удивился Костя.
— Я тут живу, — объяснил Макс. И затем рассказал, что до этого он спал в основном на складе, но там неудобно — жестко, и мешки, на которых спишь иногда рассыпаются.
— Почему же ты мне раньше не сказал? — oтозвался бармен. — Давай ко мне. У меня две комнаты, платим пополам.
— Спасибо, Костян, но мне неудобно, — oтвечал Максим. — У вас же там что-то с Настей, она, наверное, к тебе приходит часто.
И поскольку он не мог не приколоться, рассуждая на такую тему, то добавил:
— А я пока не готов к сексу втроем!
— Да не приходит она, — признался Костя. - И это... нет у нас никакого секса. Мы не встречаемся. Мы всем типа врали.
— Ну вы даете! — покачал головой Макс. — Лады, переезжаю к тебе, раз ты так просишь.
И он ушел, свыкаясь с мыслью, что отныне будет жить, как нормальные люди: спать в кровати, а не на мешках, вытираться после душа полотенцем, а не чьей-то поварской формой, и так далее.
Но напрасно он это делал. Потому что, едва Костя зашел в раздевалку, чтобы переодеться перед работой, как туда вошла заплаканная Настя с чемоданом в руках.
- Что случилось? — спросил ее Костя.
- Я с хозяйкой поругалась, — объяснила Настя. — Понимаешь, я там в ванной карпов поселила, из магазина. Мне их так жалко стало! В магазине их купят и убьют. А у меня они бы размножаться стали... В общем, я их поселила. А тут хозяйка пришла и увидела. И знаешь, что сделала? Взяла и выдернула в ванной затычку! Ну я и ушла. Я не могу жить в квартире убийцы. Это дело принципа!
- Хочешь, живи у меня, — предложил Костя. — Ну, пока квартиру не найдешь. Мы же с тобой и так типа встречаемся...
- Правда?  - обрадованно воскликнула Настя. — А я тебя не стесню?
- Ну, если стеснишь, я тебя выгоню, — отвечал Костя. И тут же добавил: — Шучу, шучу!
- Спасибо, Костик! — от души произнесла Настя, целуя его в щеку. — Ты настоящий друг!
Она ушла. Костя направился к себе в бар, довольный новым поворотом событий. У выхода он столкнулся с Максом, который спешил к себе на кухню.
- Слушай, Костян, а у нас стиралка дома есть? — уточнил он на бегу.
- Понимаешь, тут такое дело... — замялся Костя. — Мне хозяйка запретила кого-то подселять. Прямо уперлась как баран. Ты меня извини, ладно?
— Ты серьезно? — упавшим голосом спросил Макс. — Блин, да что ж за день сегодня такой!
— А может, тебе квартиру снять? — решил дать совет Костя.
— Ну да, это вариант! — криво усмехнулся Макс. - Как я сам не догадался? Надо только пойти бабла накосить...
Впрочем, Максу грех было жаловаться на плохое начало дня. Шефа Виктора Петровича в этот день ожидали еще более крупные неприятности. Эти приятности имели облик повара Сени, который верный своей привычке вечно что-нибудь тырить с работы, принес с собой пустую бутылку из-под минералки и утречком, прямо в раздевалке, решил отлить туда уксуса из ресторанной бутылки.
— Уксус тыришь? — спросил его переодевавшийся рядом Федя.
— У него, может, срок хранения заканчивается принялся объяснять Сеня. — А у меня, может дома дети голодают...
— Ага, уксуса просят, — поддакнул Федя.
В это время в раздевалку вошел шеф. Сеня тут же отставил бутылку, куда начал отливать уксус, в сторону — словно она не его.
— Так, инвалиды, я иду на рынок, — сообщи Виктор Петрович. — Когда вернусь...
Тут в горле у него пересохло; он схватил бутылку из-под минералки — и сделал хороший глоток. Он поперхнулся, глаза вылезли из орбит, он тут же выплюнул все, что было во рту — но было уже поздно: рот был весь обожжен. Шеф кинулся на кухню к крану - запивать ожог. Когда боль прошла, он решил все-таки идти на рынок.
Здесь он для начала купил яблоки и уже собирался идти дальше, когда к тому же лотку подошла Елена Соколова - шеф ресторана, который должен был открыться по соседству.
- Доброе утро, Виктор Петрович! — приветствовавала она конкурента.
- Не уверен, Елена Павловна, — отозвался шеф. — Ну и зачем вы здесь? Решили мужу борщ сварить?
- Я не замужем, к счастью, — отвечала Елена. — У нас скоро открытие, я составляю меню.
Виктор Баринов пожал плечами:
- А смысл? К вам все равно никто не придет.
- Ну это мы посмотрим, — заметила Елена
Взяла яблоко с того же лотка, где покупал шеф, откусила и поморщилась:
- Кислятина!
И пошла дальше.
Шеф тоже решил попробовать одно из купленных яблок. И никакого кислого вкуса не почувствовал. У него возникло нехорошее предчувствие. Он подошел к соседнему лотку, где продавали стручковый перец.
- Острый? - уточнил шеф.
- Как кинжал! — заверил его продавец-кавказец.
Шеф острожно откусил — и вновь ничего не почувствовал.
-Что-то не то... — пробормотал он.
Он поспешно вернулся в ресторан, закрылся у себя в кабинете и выставил на стол банку с горчицей и порезанные чеснок и лимон. Попробовал горчицу, откусил чеснок — все было словно вата. Теперь Виктора Петровича охватила уже настоящая паника. Он включил компьютер, вошел в Интернет и отыскал нужную статью. Перед его глазами мелькали слова «Ожог...», «Временная потеря вкуса...», «От нескольких часов до нескольких суток...»
— Твою же мать! — воскликнул шеф.
В этот момент дверь открылась и в нее просунулась голова су-шефа Левы.
— Прошу прощения, — произнесла голова там Дмитрий Владимирович зовет...
Делать было нечего, Виктор Петрович направился в зал — предстать перед хозяйскими очами.
Оказалось, что владелец ресторана «Клод Моне» за столиком не один — рядом с ним сидел его друг Николай, который собирался открыть по соседству свой ресторан.
— Познакомься — наш шеф, — сказал ему Дмитрий Владимирович. — Витя, знакомься с нашими конкурентами. Вы же не успели тогда?
— Нет, «скорая» быстрее приехала, — с иронией подтвердил Николай.
Они с Бариновым пожали друг другу руки, после чего Дмитрий Владимирович произнес:
— Ладно, кто старое помянет... Короче, у Bити есть одно блюдо, не помню, как называется, там такое мясо и соус... Нигде в Европе такого не понробуешь!
Конкурент скептически взглянул на Виктора Петровича, потом на хозяина; видно было, что в лучший в Европе соус он не поверил.
- Нет, серьезно! — настаивал Дмитрий Владимирович. - Секретный рецепт соуса, он никому его не рассказывает, даже мне!
- У этого соуса нет рецепта, я готовлю его по вкусу.- внес поправку Виктор Петрович.
- Давай-ка, принеси нам две порции, — распорядился хозяин.
- Но сегодня... вряд ли получится... — замялся шеф.
- Витя, не позорь меня! — строго сказал хозяин. — В чем проблема? Надо же доказать, что у нас можно поесть и не отравиться.   - У нас «Бордо» не того года, — на ходу придумал шеф. -  А надо «Бордо» именно того года.
- Ну так достань нормальное «Бордо»! — хозяин сердился уже не на шутку. — Все, иди! Мы ждем!
Делать было нечего, и Виктор Петрович отправился на кухню. Здесь мы его на время и оставим и проследим за Максом, который продолжал решать свой квартирный вопрос. После того как он целый час привыкал к мысли, что будет жить как нормальные люди, было невыносимо снова думать о ночевке за барной стойкой. Но к кому обратиться? Знакомых в Москве за стенами ресторана у него не было. А в ресторане — не к шефу же обращаться, и не к приколистам Феде и Сене! Макс решил обратиться за помощью к Насте.
А тут как раз и она зашла на кухню за заказанным салатом. Подавая ей блюдо, Макс спросил:
- Слушай, у тебя никто знакомый квартиру не сдает? Желательно надолго и бесплатно.
- Не-a, — призналась Настя. — Я сама утром искала. Хорошо, Костик помог.
— В смысле? — удивился Макс.
— Костя мне предложил у него пожить, — призналась девушка. — А что такого? Мы вообще-то встречаемся! Отдай мой салат!
Однако Макс не спешил отдавать блюдо. Теперь он понял, что за «квартирная хозяйка» лишила его крыши над головой. И у него возникло страстное желание слегка отомстить другу и расстроить его с Настей идиллию.
— Погоди, — сказал он. — Значит, Костя тебя позвал? Смотри, какой хороший друг! Хотя... не завидую я тебе!
— А что такое? — заинтересовалась Настя.
— Да ничего... Он просто храпит как лошадь.
Однако испугать этим девушку не удалось.
— Не страшно, я крепко сплю, — заявила она.
— Прямо идеальная пара! — с досадой воскликнул Макс. — И вообще, круто вам! Секс в любое время! Наконец-то Костян оторвется...
Вот тут Настя встревожилась:
— Что такое?
— А ты думаешь, зачем он тебя позвал? — объяснил Макс. — Физиология! А что такого? Вы же встречаетесь!
— Да, но... наверное, я не буду жить с Костей. - решила девушка. И тут же объяснила: — Bсе-таки не могу, когда храпят.
Цель была достигнута, и Макс решил позаботиться о девушке, оставшейся без жилья.
— Слушай, я же себе тоже жилье ищу, сказал он. — Хочешь, и тебе поспрашиваю?
- Правда? - воскликнула доверчивая Настя. — Спасибо, Макс!
И она, схватив салат, убежала. А Макс стал думать, как же и прада помочь Насте. Сделать это он решил с помощью Саши.
Встретив девушку в коридоре, он с широкой улыбкой протянул ей яблоко.
- А я тебе тут яблочко принес! — произнес он сладким голосом. — Вдруг ты голодная?
Однако Саша была не та девушка, которая легко ведется на ухаживания.
- Тебе че надо? - спросила она.
- Просто захотел сделать тебе приятное! — заверил Макс.
Саша продолжала смотреть на него, как инспектор на водителя, который вместо прав решил показать карточку жены. Максим понял, что надо переходить к делу.
- Можно у тебя Настя немного поживет? — спросил он.
- С чего это баня упала? — поинтересовалась Саша. - Она же вроде говорила, что к Косте переезжает?
- Ну, понимаешь, — принялся объяснять Макс, — у меня к Насте до сих нор чувства. Все время о ней думаю. И не хочу, чтобы моя любимая жила с другим.
Однако Саша не поверила.
- Че ты мне чешешь? — сказала она и повернулась чтобы идти.
- Ладно, скажу правду! — Макс поспешил выдвинуть новое объяснение. — На самом деле я... люблю Костю.
- Иди в пень! - коротко отозвалась Саша.
— Ну ладно, пошутил! — Макс стал совершенно серьезным. — На самом деле это меня Костя попросил. Ему неудобно Насте отказать, а он сам к этому еще не готов, понимаешь?
— Так и сказал! — отвечала Caшa. — Ладно, пусть живет!
И ушла. В это время на кухне появился Костя. Ему было неудобно смотреть в глаза другу, которого он обманул.
— Ну что, нашел, где жить? — спросил он с наигранным сочувствием.
— Да, есть вариант, — отвечал Макс.
Чуть позже, когда Настя снова появилась на кухне, он сообщил ей, что выполнил свое обещание:
— Я обо всем договорился, — сообщил он девушке. — Ты можешь у Саши пожить, она согласна.
— Ой, Максик, спасибо большое! — воскликнула обрадованная девушка и чмокнула его в щеку.
Таким образом, квартирный вопрос был решен. По крайней мере, так думал Макс...
Глава 15
Правду и только правду!
Мы оставили Виктора Петровича Баринона в тот момент, когда он отправился на кухню готовить для хозяина ресторана и его друга Николая соус по уникальному рецепту. Проблема состояла не в рецепте и не в вине «Бордо» нужного года — вино такое в ресторане имелось, а рецепт соуса был у шефа в голове. Проблема была в том, что утром шеф по вине Сени отхлебнул неразбавленного уксуса, и в результате получил ожог рта и утратил способность различать вкус пищи. Для него это было то же самое, что для сапожника ослепнуть, а для балерины — сломать ногу.
Виктор Петрович быстро приготовил соус нужного состава. Но как узнать, достаточно ли он положил туда специй? Хорошо ли посолил? Он пробовал полученное блюдо и раз, и два — и ничего не чувствовал. Он в сердцах швырнул свой колпак на стол и крикнул всю кухню:
- Так, инвалиды, подошли все сюда!
Повинуясь его призыву, повара сгрудились вокруг стола.
- Все пробуем соус, быстро! — приказал шеф. — Лева первый.
Су-шеф взял ложку, попробовал. Что-то в лице у него дернулось, но он не издал ни звука.
- Ну?! - нетерпеливо воскликнул шеф.
- М-м-м, вкусно! — отозвался Лева, приученный не перечить начальнику.
Шеф довольно улыбнулся и подозвал Сеню. Тот попробовал и выдавил:
- Да... это супер!
- Теперь ты! — приказал шеф Максу.
Макс попробовал и поморщился: соус был ужасно кислый. Однако шеф, обманутый лестью Левы и Сени, принял его гримасу за выражение восторга.
- Ты поди, такого и не пробовал никогда, а, огузок! - самодовольно заметил он. — Небось повкуснее, чем в воронежских столовках, или где ты там работал? Ну как?
Перед мысленным взором Макса появились четыре варианта ответа:
1. Отвратительно,
2. Хуже ничего не ел,
3. Полное дерьмо,
4. Полная ...ня.
Лично он выбрал бы четвертый вариант. Но за две недели работы в ресторане «Клод Моне» oн тоже усвоил, что шефу лучше говорить не правду, а то, что он хочет услышать. Поэтому Макс ответил так:
— Да, я такого никогда не пробовал! Потрясающий соус! Завидую человеку, который будет его есть!
— Учись, сопляк! — заключил шеф, забрал свое блюдо, отнес его в зал и поставил на стол перед хозяином и конкурентом.
Как раз в эту минуту у конкурента зазвонил телефон, и он отошел в сторону поговорить.
— Мне прямо не терпится! — заявил Дмитрий Владимирович, отрезал кусочек мяса и, предчувствуя наслаждение, отправил его себе в рот.
В ту же секунду лицо его исказилось, и он выплюнул мясо в салфетку.
— Витя, что это такое?! — шепотом воскликнул он.
Тут возвратился конкурент.
— Ну-с попробуем ваш хваленый соус, - произнес он, усаживаясь за стол.
Этого нельзя было допустить ни в коем случае! И Дмитрий Владимирович нашел выход: он якобы случайно уронил вилку, потянулся за ней - и стянул со стола скатерть со всем, что на ней стояло.
- Ой, извините... — сказал он конкуренту Николаю. А у шефа спросил: — Витя, соуса еще не осталось? Нет? Надо сейчас же сделать новый!
- Нет, я больше не могу ждать, — заявил Николай. - Мне надо ехать по делам.
- Но, может, на ужин придешь? — спросил хозяин. - Оно того стоит!
- Ладно, - согласился конкурент. — Около семи буду.
Дождавшись, когда он уйдет, хозяин обрушился на шефа:
- Витя, ты что творишь? Что это за кислятина? Ты вообще пробуешь, что готовишь?
- Я же говорил, что «Бордо» не того года... — пробовал оправдаться шеф.
- Так иди и купи того года! — окончательно разозлился хозяин. - И чтобы к вечеру был идеальный соус!
И уехал.
Положение у Виктора Петровича было прямо как у сказочного героя, которому велено было к утру построить хрустальный дворец. Сам он приготовить соус не мог, поскольку не чувствовал вкуса пищи; не мог он и положиться на подчиненных, поскольку те привыкли ему врать. Что же делать?
Совершенно разъяренный, шеф ворвался на кухню схватил за грудки су-шефа Леву и заорал:
- Значит, вкусный соус, да? Значит, супер? Вы что, шутки со мной вздумали шутить?
Обведя взглядом испуганных поваров, он процедил:
— Вы все умрете мучительной смертью за свое вранье! Я же вам доверял! Выходит, вы мне постоянно врете?
От лица трудового коллектива решился ответить Сеня.
— Да только сегодня и обманули, честно...  - робко произнес он.
— Брехло! — ответил ему шеф.
Он припомнил ситуации, которые складывались на кухне каждый день, свои разговоры с подчиненными и понял, что угадал правильно: его коллектив обманывал его на каждом шагу, и он никогда не мог узнать правду. И Виктор Петрович принял историческое решение.
— Значит, так, инвалиды, — торжественно пpоизнес он. — Начиная с этого момента, вы должны говорить мне правду, только правду и ничего, кроме правды. Ясно?
— Шеф, а причем тут мы? — спросил Макс. - Вы что, сами не поняли, что соус плохой?
Ситуация требовала от Виктора Петровича признаться: да, не понял, и рассказать о своей беде. Но он был к этому еще не готов. И потому пошел по привычному пути обмана.
— А я вас проверял! — заявил он. — И вы проверку не прошли. Еще раз такое случится — уволю!
...Пока Макс вместе с остальными поварами привыкал работать в новом режиме «правду и только правду», в зале, а точнее, в баре над его головой сгустились тучи. Началось с того, что Настя подошла к бару, чтобы передать Косте очередной заказ от клиента. Принимая заказ, Костя приветствовал ее:
- Будет сделано, соседка!
Эта фраза заставила девушку смутиться.
- Да, кстати, — сказала она. — Я, наверное, лучше с Сашей поживу. Она не против.
- Почему? - спросил растерянный Костя.
- Ну, просто Саша — девочка, нам будет удобнее, — пустилась в  объяснения Настя. Сам подумай: и тебе лучше, можно ходить по дому в трусах!
- Ну если ты так хочешь... — расстроился Костя.
- Хочу, - заверила Настя. — Ты ведь не обиделся?
- Нет-нет.
- Спасибо, бывший сосед! — сказала Настя и ушла.
Тут в поле зрения Кости попала Саша, и он решил попробовать исправить ситуацию:
- Саш, можно тебя? — позвал он. — Я слышал, к тебе Настя переезжает...
- И че? - Саша, как всегда, была немногословна.
- А можешь сказать Насте, что тебе хозяйка запретила людей подселять? Hу... я хочу, чтобы она у меня жила.
- Да вы заколебали! — рассердилась Саша. — То ты просишь чтоб она у тебя не жила, то теперь — чтоб жила! В башке у себя разберись!
- Когда это я просил, чтобы она у меня не жила? - удивился Костя.
- Ну не ты — Макс за тебя просил, — объяснила Саша.
- Макс?! - воскликнул Костя.
Теперь вся интрига друга, которого он утром неосторожно пригласил погостить, стала ему ясна. Осталось рассказать обо всем Насте и Саше...
...Тем временем на кухне кипела работа. Весь коллектив участвовал в приготовлении фирменного блюда, которым следовало поразить конкурента. Шеф подошел к Феде, который резал мясо.
— Слишком мелко режешь, — сделал он замечание.
— Вообще-то, шеф, это вы слишком крупно фигачите, — отвечал правдивый повар. — Я вам давно хотел сказать.
— Что?! — воскликнул шеф, готовый вспылить.
— Вы же просили правду говорить! — напомнил Федя.
— Просил, и что? — тоном ниже ответил шеф. - Крупнее режь!
Тут и Сеня захотел высказать свою порцию правды.
— Кстати, шеф, вы слишком грубый! - заявил он.
— Да-да, точно! — дружно поддержали его Макс, Федя, Лева и даже Луи.
— Поймите, от того, что вы нас опускаете, мы лучше работать не станем! — продолжал гнуть свою линию Сеня.
— Ой, как-то я об этом не подумал, — отвечал шеф с иронией, но при этом чувствуя себя неуютно. - Что-то еще, господа?
— А еще ты непорядочный человек! — нанесла ему новый удар Айнура.
Вот этого Виктор Петрович точно не ожидал!
— Чего?! — удивился он.
- Всегда нет порядка у тебя, — объяснила Айнура. - Рабочий место грязный, как шайтан!
- А еще... - начал было Луи, но тут Виктор Баринов вышел из себя.
- Так, ну-ка заткнулись все — и работаем! — закричал он так, что его могли услышать даже в зале.
Но тут, что называется, нашла коса на камень. Приказав говорить правду, шеф выпустил джинна из бутылки и загнать его обратно было трудно. Макс бросил нож на стойку и сказал, обращаясь к шефу:
- Слушайте, а чего вы на нас орете? Мы-то в чем виноваты?
- Тебе что-то не нравится? — угрожающе спросил шеф.
- Да! - кивнул Макс. — Почему вы кричите на нас? Мы не виноваты, что вы с соусом попали! Вы же правду хотите услышать? Так вот, правда в том, что это ваш косяк. Хватит на нас все валить.
На Виктора Петровича было страшно смотреть. Он был похож на шарик, из которого вдруг выпустили весь воздух. Он на глазах сдулся и подавленным голосом ответил:
- А на кого мне валить? Это ведь из-за вас, уродов, я обжогся уксусом и теперь ни хрена не чувствую! Инвалиды!
После чего сорвал фартук, швырнул его на стойку и вышел на улицу, хлопнув дверью.
Некоторое время на кухне царила тишина: все стояли, переглядываясь. Первым подал голос Федя:
- Аппендикс, ты че, совсем? Такое шефу ляпнуть!
- Иди теперь и извиняйся! — поддержал его Сеня.
— Да почему я? — ощетинился Макс. - Вы все ляпали — все и извиняйтесь!
Чувствовал он себя погано: на него осуждающе смотрела вся кухня. Но, как вскоре выяснилось, против него была не только кухня. Дверь в зал открылась, и на кухню вошли Саша, Настя и Костя.
— Макс, иди-ка сюда! — позвала Саша. - Надо кое-что прояснить.
Макс не оценил новую неприятность и попытался от нее отмахнуться:
— Ребят, не сейчас, — сказал он. — У меня тут вообще полная «жэ».
— У тебя сейчас «жэ» еще больше будет! — пообещал Костя. — Что ты Насте про меня сказал?
— Да ничего, я так, пошутил, — попробовал отговориться Макс.
— Конечно, пошутил! — воскликнула Настя, говорил, что ты храпишь. И что ты вообще маньяк!
— И на фига было еще и меня сюда впутывать? - наступала на Максима Саша. — Я вам что, готиница? Еще яблоко подсунул, урод!
— Козел! — припечатал Костя.
Высказав все это, все трое развернулись и ушли.
— Ну и пожалуйста! Вали! — прокричал Макс вслед Косте. — Сам мне сначала пообещал, а потом кинул. Без тебя обойдусь!
В кухне наступила тишина, которую нарушил приход Вики.
— Дмитрий Владимирович приехал, - сообщила она. — Где шеф?
- Он в туалете, — Макс поспешил защитить начальника. - Проверять пойдешь?
- Сам пойдешь, — отвечала Вика. — И передашь, что Дмитрий Владимирович очень надеется, что не получится так, как во время обеда.
Вика ушла, а повара кинулись на улицу — за шефом.
Виктор петрович нервно курил, расхаживая возле контейнеров с мусором.
- Шеф, вы это... не переживайте, — обратился к нему Федя. - Все нормально будет!
- Ничего не будет, — печально ответил шеф. — Я не могу сделать соус. Я в полном дерьме!
- Да перестаньте, мы вам поможем! — воскликнул Макс.
- Шеф мы с вами! — присоединился Федя.
- Управляйте нами! — добавил Лева.
- У меня уже бульон сварился, — сообщил Макс.
- А у меня выжарка готова, — сказал Сеня.
- И помидоры очищены, — подал реплику Федя.
- Вот видите? — заключил Максим. — Мы будем сами все пробовать, и все получится!
- Конечно! — хором подтвердили остальные.
Виктор Петрович секунду смотрел на них с непонятным выражением на лице, а затем заорал:
- Так какого хрена вы тут встали? Ну-ка, живо за дело!
Спустя минуту на кухне уже кипела работа. Все энергично резали, жарили, вливали. Наконец все собрались возле готового блюда. Шеф положил туда щепотку соли. Повара попробовали и дружно покачали головами. Шеф положил еще — и увидел дружные кивки всего коллектива.
То же самое повторилось и с зеленью. Положили из одной баночки, из второй, третьей — и в итоге все радостно подняли вверх большие пальцы.
Итоговую проверку доверили Максу.
— Ну как? — с тревогой спросил шеф.
— Правду? — Макс не мог не приколоться, и заработал от шефа подзатыльник.
— Очень вкусно! — заверил Макс. — Можно подавать!
Шеф взял готовое блюдо, натянул на лицо улыбку и двинулся к выходу в зал.
— Шеф, только не улыбайтесь так, — посоветовал Луи. — Вы похожи на безумного клошара.
— Заткнись, — сказал шеф. А затем, обращаясь ко всем, громко произнес: — Кстати, с этого момента правда отменяется.
Тут он сделал паузу, замялся, потом добавил:
— И еще это... спасибо.
В ответ все на кухне расцвели улыбками и прониклись симпатиями к уходящему в зал начальнику, а также друг к дружке. Поэтому не было ничего странного в том, что Федя внезапно повернулся к стоящему рядом Максу и сказал:
— Я слышал, у тебя проблемы с жильем? Так давай ко мне, у меня можно перекантоваться недельку-другую.
— Серьезно? — с недоверием спросил Макс.
— Без «бэ», чувак! — заверил Федя.
— Ну спасибо... — улыбнулся Макс.
В ответ Федя протянул ему бумажку:
- Вот адрес. Мне еще к дружку мотнуться надо, а часов в десять я уже буду дома.
- Ладно, кивнул Макс. — Может, чего купить надо?
- Ну да, - согласился Федя. — Купи букетик цветов для бабули — я с ней живу.
- Спасибо! — произнес Макс от всей души. Теперь ему точно была обеспечена надежная крыша!
Между тем в зале Виктор Петрович торжественно приближался к столу, за которым его ожидали хозяин и конкурент. Приближался, приближался... а в двух шагах от стола споткнулся и грохнулся на пол. (Видимо сказалось нервное напряжение этого дня.) Соус и мясо полетели во все стороны, обрызгав сидящиз за столом.
- Ну знаете! — воскликнул конкурент, вскочив и стряхивая с себя остатки блюда. А затем, не говоря ни слова, покинул зал.
Хозяин пальцем снял со своей щеки пятно злополучного соуса, облизнул... и замер от восхищения.
- Витя, Витя... — произнес он, качая головой. — Уволить бы тебя... Но ты просто обалденно готовишь!
...А вечером наступил финал и нашей квартирной истории. Финал, надо сказать, несколько неожиданный.
Началось с того, что Настя с чемоданом в руках вошла в квартиру Кости. Он был на седьмом небе от счастья.
- Вот, тут я живу, — произнес он тоном экскурсовода. - Вон там диван, это стол, а это — стул... Ты проходи, садись. Опробуй, так сказать.
Настя с улыбкой села на диван... и вдруг заметила в углу комнаты мышеловку с дохлой мышью внутри.
— Ой, что это?! — закричала она.
— Ну это... — Костя пожал плечами.
— Ты — убийца! — заклеймила его Настя. - Убил маленькую, ни в чем не повинную мышь! И еще лыбится стоит!
— Насть, ты чего? — растерялся Костя, не сделавший должных выводов из истории с гусем.
— Ты еще хуже моей хозяйки! — заключила Настя. — Ты вообще монстр!
После чего схватила чемодан и скрылась. Она направилась домой к Саше: она знала, что подруга точно не выгонит.
...В это же время Макс с сумкой на плече и цветами в руке звонил у дверей указанной Федей квартиры. Дверь открылась, и в ней показался... кондитер Луи.
— Привет... — сказал ему Макс, еще не поняв, что произошло. — А где Федя?
— Не знаю, наверное, дома, — отвечал Луи. Как ты узнал мой адрес?
— Твой?! — Макс все еще ничего не понимал.
Между тем кондитер, не скрывавший своих нетрадиционных наклонностей, взглянул на букет в рках Макса и сделал свои выводы.
— Макс, мне, конечно, очень приятно, — произнес он с чувством, — но у нас ничего не получится. Мое сердце занято! Не переживай, ты еще найдешь себе кого-нибудь.
— Ладно, извини, пока. — сдавленным голосом произнес Макс. А про себя подумал: "Ну, Федя!"
Деваться ему было некуда, и он поплелся назад в метро и поехал обратно в родной ресторан. Он открыл склад и уже начал устраиваться на ночь, когда дверь открылась и вошел шеф.
- Огузок! Ты что здесь забыл? — спросил он совсем не дружественным тоном.
- Шеф, так получилось... — начал объяснять Макс. - Мне жить негде. Можно, я тут еще одну ночь посплю?
Однако разжалобить шефа ему не удалось.
- А можно, я тебя здесь больше не увижу? — спросил он.
- Ну шеф, пожалуйста! — умолял Макс. — Мы же вас сегодня спасли!
Но Виктор Петрович был неумолим.
- А я вас не просил! — заявил он. — Сам бы справился. И завтра справлюсь. У меня уже все прошло. Так что вали отсюда!
Он вывел Макса из ресторана, запер дверь, затем откусил яблоко, которое все время разговора держал в руке, пожевал и с чувством произнес:
- Черт! Да когда я уже чувствовать начну?
Потом он проследовал в свой кабинет, налил полную стопку виски, чокнулся с рыбкой, плававшей в аквариуме, и медленно выпил. Он так ждал этой минуты! Ему так нужно было остаться одному! Если бы Макс это понимал, он бы не обижался...
А Макс, злой как черт, вышел на ночную улицу, совершенно не представляя, куда ему податься. И в это время в кармане у него зазвонил телефон, и он услышал голос Кости:
— Макс, ты извини, я что-то перегнул сегодня. Короче, если хочешь, приезжай ко мне.
И спустя несколько минут Максим уже ехал на другой конец Москвы, по дороге размышляя: « Я понял одну важную вещь: что бы с тобой ни случилось днем, главное, чтобы вечером было куда вернуться. Вернуться туда, где тебе рады. Потому что нет хуже одиночества».

0

10

Глава 16
Пари в прямом эфире
...Этот рабочий день Виктор Петрович Баринов встретил не на родной кухне, а в студии одной известной телекомпании. Согласно желанию хозяина ресторана Дмитрия Владимировича он должен был участвовать в кулинарном шоу. Сам Виктор Петрович был человеком не публичным, и все эти игры в прямом эфире ему совершенно не нравились. Но отказаться было невозможно: хозяин настаивал!
Вот и сегодня, пока они шли по съемочному павильону, шеф пытался уговорить Дмитрия Владимировича отказаться от участия в программе.
— Дим, какого хрена я здесь делаю? — бубнил он. - Я же не актер, я повар!
— Ты не только повар, ты лицо нашего ресторана. — отвечал хозяин. — И будь любезен этим лицом светить!
— Дим, ну можно я в ресторан поеду? — не отставал Баринов.
- Не скули! - приказал в ответ хозяин.
Виктор Петрович решил было обидеться за такую реакцию, но тут выяснилось, что хозяин обращался не к нему, а к собачке, которая сидела на руках Дмитрия Владимировича. Собачка была хоть и крохотная, но злая и надоедливая.
- Замолчи, Тайсон! — вновь воззвал хозяин к собаке. - Как же ты меня достал!
- Может, тебе его приготовить? — предложил шеф. - По-корейски?
- Я бы с удовольствием, — отвечал хозяин. — Но эту тварь жена обожает, она потом меня самого приготовит.
Тут к ним подошел администратор программы.
- Мы начинаем! - сообщил он.
Шеф еще раз с надеждой взглянул на хозяина, глубоко вздохнул и направился в декорацию программы. Он еще не знал, какой сюрприз ему сегодня приготовили. Знал бы — наверное, придумал бы какой-то предлог чтобы ускользнуть...
И вот в студии кулинарного шоу перед камерами вышел ведущий и провозгласил:
- И снова в эфире кулинарное шоу «Вкусное утро»! Поприветствуем наших гостей! Шеф-повар ресторана «Клод Моне» Виктор Баринов! Из-за кулис появился Виктор Петрович с приклееной к лицу улыбкой.
- И шеф-повар ресторана «Аркобалено» обворожительная Елена Соколова! — продолжил ведущий.
И к столу вышла Елена. Вот это был сюрприз так сюрприз! Виктора Петровича всего аж скривило. Но делать было уже нечего.
По замыслу организаторов шоу первым должен был готовить Виктор Петрович. Он вышел к столу и заявил:
— Сегодня я приготовлю жиго ягненка с отварной зеленой стручковой фасолью — блюдо, с которым лучше справляются повара-мужчины.
Помимо прочих зрителей, смотревших программу «Вкусное утро», эти слова шефа слышали и повара ресторана «Клод Моне», которые наблюдали за своим шефом по телевизору у него в кабинете.
— Щас он ее, родную, на мель и посадит, - выразил общее мнение Федя.
Между тем в студии Виктор Петрович порезал овощи, положил их в блендер, и в то же время развивал свою мысль:
...— Ведь женщина априори не может быть хорошим поваром. Женщина на кухне — это кухарка.
Если он хотел своими словами задеть Елену, то своей цели достиг — она завелась.
— Вы действительно думаете, что повар-женщина... — начала она.
Но тут Виктор Петрович как раз включил блендер, и соперницу стало не слышно. В нужный момент шеф выключил прибор и тут же выдал следующую мысль:
— Я, к примеру, никогда не возьму на свою кухню повариху. Они слишком много болтают!
- Мне кажется, вы просто женоненавистник! — заявила рассерженная Елена.
- Да что вы! — возразил Виктор Петрович. — Я прекрасно отношусь к женщинам, я люблю женщин. Если они не повара. Просто женщина — существо слабое. К примеру, вы на моей кухне и дня бы не продержались.
- Да? - отвечала Елена. — Может, заключим пари?
Если я справлюсь на вашей кухне, то с вас — ужин. Можем поехать прямо сейчас.
- Какой неожиданный поворот! — воскликнул обрадованный ведущий. Он предвидел рост зрительского интереса и повышение рейтинга программы. — Виктор, вы принимаете пари? Напомню — у нас прямой эфир!
Виктор Петрович понял, что он зашел слишком далеко. Этого он не хотел! Он умоляюще посмотрел на хозяина, который стоял рядом, за камерами. А тот довольно улыбался. Он тоже ожидал повышения рейтинга - но уже своего ресторана.
Делать было нечего, и шеф мрачно ответил:
- Принимаю...
И они с Еленой пожали руки.
А в ресторане «Клод Моне» повара, сидевшие перед телевизором, ошеломленно смотрели друг на друга.
- И что, нами сегодня будет эта баба командовать? - задал Сеня вопрос, который интересовал всех.
- Все, я беру выходной! — заявил Федя.
- Поздно! - сообщил Макс, который доедал второй хот-дог. - Это у меня сегодня выходной. Ха-ха!
Рассмеявшиись, он наклонил бутерброд и капнул кетчупом себе на джинсы. Макс был щеголем и ходить в таком виде не мог.
— Черт! — выругался он. — Айнура, можно мне джинсы постирать?
— Конечно, — отвечала Айнура. — плати 700 рублей.
Увидев вытянувшееся лицо Макса, она paссмеялась и сказала:
— Шучу. В прачечной машинка брось, она сама постирает. Только осторожней включай, там розетки сломанный.
Пока Макс стирал свои джинсы, шеф и хозяин со своей собакой вернулись в ресторан.
— Это твоя идея была меня с ней свести? - спросил Виктор Петрович, оказавшись в родных стенах. У него внутри все буквально кипело!
— Ну красиво же получилось, — отвечал хозяин. Конкуренты в жизни — конкуренты на экране. Понимаешь, Вить, я хотел, чтобы ты завелся - ты какой-то вялый в последнее время.
— У тебя получилось... — мрачно процедил шеф.
К ним с радостным видом подошла Вика.
— Отличное шоу! Поздравляю!
— Витя очень старался, — заметил хозяин. - Слушай, Вика, присмотри за собакой, а то она мемя достала.
И вручил арт-директору существо, сидевшее у него на руках.
— Ну я не очень с собаками... — попыталась отговориться Вика.
- Он тебе понравится, эта тварь просто не может не понравиться. — заверил хозяин. — Знакомься, это Тайсон. Вечером заберу. Когда девушка с собакой ушла, хозяин обратился к шефу:
- Вить, давай на кухню. Порядок там наведи, построй своих оглоедов, чтобы стыдно не было. Сейчас она подъедет...
И тут как раз в ресторан вошла Елена.
- Елена, сегодня вы будете украшением нашей кухни! - воскликнул хозяин, устремляясь ей навстречу. — Позвольте, я вас провожу, покажу, где можно переодеться...
Тем временем шеф, злой на весь мир, вошел к себе на кухню. Коллектив встретил его бурными аплодиментами.
- Шеф, это было круто! — воскликнул Сеня.
- Мы ее съедим, шеф! — заверил Федя.
- Шеф, мы с вами! — поддержал его Луи.
- Так, заткнули фонтан необузданной радости! — осадил шеф их восторг. — Работать всем!
Работа возобновилась. Шеф прошелся по кухне, заглянул в чек, который висел перед су-шефом Левой, и заметил:
- Лева, ты в курсе, что у тебя кассуле из бобов час готовится? Ты уснул, что ли?
- Быстрее ведь не получается... — оправдывался Лева.
- Не получается, потому что вы инвалиды! — рявкнул шеф. - Потому что вы телек смотрели, а не работали!
В эту минуту вошла Елена, уже переодевшаяся в поварскую форму. Увидев ее, шеф провозгласил:
— Кухня, внимание! Это Елена...
- Павловна, — закончила Елена.
— Она сегодня будет... Короче, вы все видели. Ясно?
И вся кухня хором ответила:
— Да, шеф!
Тут как раз подошла Настя с заказом. Шеф сделал Елене приглашающий жест, а сам отошел в сторону показывая, что уступает капитанский мостик. Елена взяла заказ и обратилась к коллективу:
— Итак, минуточку внимания! Телятина под трюфельным соусом, одна треска амадин, салат с креветками и рукколой, одно бланманже. Всем понятно?
Ответом ей была гробовая тишина. Тогда Елена чуть дрогнувшим голосом повторила вопрос:
— Еще раз: всем понятно?
И вновь никто не ответил. Елена растерянно оглянулась на шефа. Виктор Петрович убрал с лица вольную улыбку и обратился к родному коллективу:
— Всем понятно?!
И все, от су-шефа Левы до подсобницы Айнуры хором отозвались:
— Да, шеф!
— Ну, думаю, вы справитесь, — заключил шеф обращаясь к Елене. — Так что я пойду прогуляюсь.
И ушел, посвистывая. Он был уверен в своей победе. Его повара так долго привыкали работать в обстановке непрерывного начальственного окрика и понуканий, что по-другому просто не могли. Елена со своей сдержанной манерой, рассуждал Виктор Петрович, ничего от них не добьется. Ведь не будет же она называть Федю и Леву инвалидами и раздавать им подзатыльники? Не будет. А значит, ее ждет неминуемый скорый провал.
Однако Виктор Петрович ошибался. Елена, идя на кухню ресторана «Клод Моне», знала, что ее ждет. И разработала собственную стратегию...
Вначале она подошла к Феде.
- Федор, а вы учились во Франции?
- Делать мне больше нечего! — тоном скандала ответил Федя.
Однако Елене было что на это сказать.
- Просто так обжарку делают только в Лионе, у мэтра Бокюза, — объяснила она. — Видимо, у вас просто природный талант.
Федя невольно улыбнулся на эту похвалу. От его неприязни к Елене не осталось и следа.
Еще лучший ход у новой «шефини» был приготовлен для француза Луи.
- Луи, чем занимаетесь? — спросила она, подходя.
- Mes affaires ne sont pas votre souci! (Какое вам дело чем я занимаюсь?) — с презрительным видом ответил кондитер и добавил с ужасным акцентом: — Не понимать по-рюсськи совсем.
Услышав такой ответ, Елена всплеснула руками и произнесла на родном для Луи языке:
- Vous avez un accent familier! C'est provensal, j'ai raison  (Какойзнакомыйакцент! Прованс? Я права?)
Луи совершенно растерялся и забыл, что должен по негласной договоренности держаться с Еленой неприязненно.
— Oui, c'est ca! (Да!) — ответил он.
Елена поспешила закрепить успех.
— J'aimeProvence. J'aime surtout Saint-Paul de Vence. (Я обожаю Прованс. Особенно я люблю Поль-де-Ванс), — заявила она.
Тут она попала в самую точку! Луи растерянно хлопал глазами и заявил:
— Ma famille habile la-bas. (Моя семья там живет)
Тогда Елена пустилась в воспоминании:
— Et се vuc surprennant! El les desserts qn'on a la Colombe d'or! (Какой там вид! А какие десерты подают в «Золотой Голубке»!)
— Oh, madame, c'est vraiment inattendu Commе si jesuis rentre chez moi pour un moment. (О, мадам, так неожиданно... Я как будто ненадолго вернулся домой!) — признался Луи.
— Mademoiselle, — с улыбкой поправила его Елена.
— О, простите, пожалуйста! — с легким акцентом ответил Луи по-русски.
От Луи новый шеф вернулась к Феде и попросила:
— Федя, пожарьте, пожалуйста, еще две порции креветок — так, как вы можете!
— Да, конечно! — с готовностью отвечал Федя.
Стоявший рядом Сеня не выдержал и тихо высказал товарищу:
— Тряпка! Похвалили его — и он потек...
Но, как ни тихо он говорил, Елена все же услышала. Она повернулась к Сене и спросила:
— Арсений, а вы считаете, что шеф должен орать на своих подчиненных?
Сеня не знал, что ответить, а Елена продолжила:
- Почему, к примеру, я не могу похвалить вас, если вижу, что у вас самое чистое рабочее место?
Сеня вновь, ничего не ответил, но было видно, что он доволен.
- Мне кажется, что вы — профессионалы и заслуживаете достойного обращения, — закончила свою мысль Елена.
Тут в кухню вбежала Саша в состоянии крайнего раздражения.
- Где мое бобовое кассуле, в конце концов?! — закричала она. - Если мне не оставят чаевых, виноваты будете вы!
Лева, готовивший кассуле, от волнения не мог ответить. Тут на помощь ему пришла Елена.
- Тише, Лев, - сказала она. — Дышите глубже! Вдох! Выдох! Снова вдох! Теперь говорите.
- Через пятнадцать минут, — ответил су-шеф Саше.
Однако этот ответ ее не удовлетворил.
- Вы совсем, что ли? — продолжала она кричать. — Гости уже сорок минут ждут!
- Все правильно! — объяснила ей Елена. — Кассуле готовится больше часа. Если бы не старание Льва, они бы ждали еще полчаса. Так что, Сашенька, попросите их подождать.
Фыркнув, Саша ушла. А Елена постаралась успокоить су-шефа:
- Вы, Лев, не нервничайте — вы все успеваете.
Елена взяла принесенный официантами листок с новым заказом и громко объявила:
- Новый заказ! Куропатка по-парижски, куропатка с грибами в белом соусе! Все понятно?
И вся кухня дружно ответила:
— Да, шеф!
Эту сиену наблюдал Виктор Петрович - он вошел со стороны холодильника и стоял, незамеченный за шкафом. Увиденное и услышанное повергло его в уныние. А Елена уже торжествовала победу. Она считала, что почти выиграла пари.
Однако в самом скором времени выяснилось оба они ошибались...
Глава 17
Дама с собачкой
Вика, держа на руках полученную от хозяина собачку, принялась совершать обход объектов, за которые она отвечала. В частности, она заглянула в прачечную. Здесь она застала Макса в весьма необычном виде: он стоял в одних трусах рядом с работающей стиральной машиной, из которой торчали оголенные провода, и поедал второй хот-дог.
— Что за внешний вид? — сурово спросила Вика. - Где форма?
— У меня сегодня выходной, — объяснил Макс. - А джинсы стираются.
— У нас что, прачечная? — возмутилась Вика. Поставила собачку на стул, чтобы не мешала, и потребовала:
— Ну-ка выключи все!
— Не заводись, — миролюбиво отвечал Макс. - Где мне их стирать? У тебя дома?
Последняя фраза еще сильнее разозлила Вику, и она попыталась выключить машину. Макс преградил ей путь. Но тут от резкого движения из его хот-дога выпала сосиска. Это не осталось без внимания Тайсона. Хотя он был не голоден, но упустить такой момент не мог. Тайсон соскочил со стула и кинулся к сосиске, которая, как нарочно, упала среди оголенных проводов «стиралки». И тут случилось непоправимое: вспыхнул электрический разряд, собака упала па пол — и больше не двигалась...
- Тайсон, Тайсон! — звала Вика.
Собака не откликалась.
- Ты собаку убил! — закричала Вика, повернувшись к Максу. Ты знаешь, ЧЬЯ это собака?!
Макс не знал, но догадался.
- А я при чем? - начал он отпираться. — Это ты за ней не уследила!
- А кто хот-дог ел, я?
- Ну тогда к хот-догу и все претензии за братоубийство! - заключил Макс.
- Что теперь делать? — в отчаянии произнесла Вика. - Что я скажу Дмитрию Владимировичу?
На этот вопрос Макс знал, что ответить.
- Как что? Избавиться от тела! — посоветовал он. - Ты фильмов не смотрела, что ли? А Диме скажешь, что она сбежала.
Он взял пакет, засунул туда собаку и спрятал на стеллаже с бельем.
- Куда ты ее убрал?! — возразила Вика. — Здесь найдут!
— Пусть пока, полежит, потом вынесу, —предложил Макс.
— Дай сюда! — воскликнула Вика.
Она потянулась к пакету, Максим стал его защищать, встав к нему спиной. В этот момент в прачечную заглянул шеф, который без дела слонялся по всему ресторану. Пакет с собакой он, естественно, не увидел. А увидел Макса в одних трусах, стоящего спиной к стеллажам, и Вику, которая его вроде бы обнимала. Напрашивался известный вопрос, и шеф его задал:
— Вы чем тут занимаетесь?
Вика и Макс с невинным видом отстранились друг от друга.
— Ничем, — заявила девушка. — Просто pазговариваем...
— Понятно... — кивнул шеф, удаляясь, - Без штанов-то разговор лучше клеится...
Когда он ушел, Вика убедила Макса, что стеллаж с бельем — не лучшее место, чтобы спрятать труп. Макс предложил спрятать его в холодильнике, и Вика согласилась. Максим достал из стиралки еще влажные джинсы, натянул, и они отправились на склад. Оглядевшись, Вика решила засунуть пакет с телом под стеллаж. Они с трудом отодвинули какую-то коробку, засунули за нее пакет и начали задвигать коробку обратно.
В этот момент дверь открылась, и вновь появился шеф — проходя мимо холодильника, он услышал какие-то звуки и решил заглянуть.
— А здесь чем вы занимаетесь? — ехидно спросил он
- Мы... - Вика не сразу нашла, что придумать. — Я... скатерти ищу! Где они?
- Ну, уж точно не на овощном складе! — заметил шеф. - А ты, oгузок, почему не на рабочем месте?
- А у меня выходной... — Макс развел руками.
- Понятно... проворчал шеф. — Кстати, вы заканчивайте фритюриться, это вам не мотель!
И макс с Викой, как ни странно, последовали этому совету. Тем более что Вика решила найти замену погибшему Тайсону и предъявить ее владельцу. Они прошли в зал, сели в углу, где их никто не слышал, а Вика позвонила Дмитрию Владимировичу: ей надо было узнать у него породу погибшей собаки.
- Да, Дмитрий Владимирович, — говорила она, — с Тайсоном все хорошо. Он такой веселый, игривый... А вы мне не подскажете, что это за порода? Понимаете, я захотела и себе такую завести. Как? Пражский крысарик? Спасибо! Нет, не торопитесь, мы с Тайсоном прекрасно ладим. До свидания!
Завершив разговор, она деловито сказала Максу:
- Теперь надо ехать покупать собаку.
Спустя положенное время, преодолев положенное звено московских пробок, они сидели в квартире у заводцицы, готовой продать пражского крысарика. Хозяйка, подозрительная женщина лет 55, спросила у гостей:
- А у вас до этого были собаки?
Макс и Вика, не успевшие договориться об ответе, дали их прямо противоположные: Вика честно сказала, что нет, а Макс — что да. Пришлось ему давать пояснения:
— У меня были, даже три, а у Вики нет.
— Понимаете, есть еще один нюанс, - продолжала заводчица. — Я очень переживаю за Гектора. Поэтому я готова его отдать только семейной паре.
— Так это же здорово! — воскликнул Макс. И, не обращая внимания на удивленное лицо Вики, вдохновлено продолжил:
— Мы с Викой как раз женимся через месяц! Правда, милая?
Той ничего не оставалось делать, если она хотела приобрести собаку. И девушка угрюмо буркнула:
— Ну да...
Заводчица взглянула на нее с явным недоверием и сказала:
— Пойду чай заварю.
Едва она скрылась на кухне, Макс шепотом произнес:
— Если хочешь получить собаку — поцелуй меня!
— Что?! — Вика задохнулась от возмущения. - Да ты совсем...
Но Макс не дал ей договорить: обнял и поцеловал сам.
В эту минуту со словами «А вот и чаек!» вошла заводчица. Вика отстранилась от Макса. Чувствовала она себя ужасно неловко и поспешила заявить:
— Ну мы, наверное, пойдем...
И тут заводчица радостно произнесла, обращаясь к своему крысарику:
— Гектор, кажется, я нашла тебе новый дом!
Вике оставалось только выложить за собачку 30 тысяч рублей — и можно было возвраofnmcz в ресторан и вручить Гектора
под именем Тайсон в руки Дмитрия Владимировича. Тем более что близился вечер - время когда хозяин обещал вернуться и когда должно было завершиться пари, заключенное Виктором Петровичем и Еленой Павловной.
Да, близился вечер — самое горячее время в ресторане "Клод Моне", когда наблюдался наибольший наплыв посетителей. И вот в разгар этой запарки Елена заметила, как Федя и Сеня направились к выходу на задний двор.
- Федор, Apсений, вы куда? — спросила она.
- Покурить, - спокойно объяснил Федя. — Шеф, мы по-быстрому! Две затяжки — и обратно.
- Вы в своем уме? — нахмурилась Елена. — Вы что,не видите сколько заказов?
- По мясу ни одного чека нет! — возразил Сеня, который всегда занимался именно мясом.
- Значит, переходи на птицу! — скомандовала Елена - Вон сколько перепелов заказали! Никакого перекура!
Сеня и Федя, оба злые и расстроенные, поплелись снова на рабочие места.
В это время Елена заметила Луи, о чем-то беседовавшего по телефону.
- Так, Луи, по телефону будешь разговаривать после работы! - заявила она.
- Мне надо позвонить! — возразил кондитер. — Это вопрос жизни и смерти!
- А мне надо, чтобы ты работал! — распорядилась Елена. - Все, больше никаких вопросов!
И забрала у Луи телефон.
После этого подошла к Леве и объявила:
— Лев, у нас закончилась руккола. Принисите, пожалуйста, ее со склада или где она у вас там хранится.
— А почему я должен нести? — обиделся Лева. - Я же все-таки су-шеф!
- А я - шеф! — заявила Елена. — И, пожалуйста, давайте я буду решать, кому здесь идти за рукколой!
Делать было нечего, и Лева, злой и расстроенный пошел на склад.
— Нашла мальчика на побегушках! — бормотал он, перебирая коробки. — И где здесь эта чертова руккола?
Он наклонился к нижней полке, развернул один из пакетов... и увидел, что на него смотрит своими крошечными глазами маленькая собачка. Лева отпрянул, опешив, а собака гавкнула, выбралась из пакета и выбежала со склада.
В это время в зале Вика вручала хозяину недавно купленного Гектора. Дмитрий Владимирович взял крысарика, не выказав при этом никакой pадости.
— Черт, а я надеялся, что он у тебя убежит или сдохнет. — объяснил он свои чувства.
Вика опешила. И в этот миг в зал вбежал...Тайсон! Живой и невредимый! Видимо, от электрического разряда он только потерял сознание, a потом очнулся.
Теперь пришла очередь хозяина опешить.
— Так, я не понял... — признался он.
Но Вика уже сообразила, как выйти из положения.
- А это моя собачка! — объяснила она. — Я ее сегодня купила. Мне просто так понравился Тайсон, что я решила завести такого же песика.
Она взялана руки Тайсона, потом, как будто что-то сообразив, заявила:
- Хотя, простите, мне кажется, это ваша, а вот это - моя! Я просто их еще путаю!
И взяла Гектора.
- Точно? — спросил хозяин.
- Да! - уверенно ответила Вика.
- А как твоего зовут?
Тут Вика оглянулась на стоявшего неподалеку Максима и ответила:
- Моего... Максик!
...В это время на кухне был разгар работы. Вот только разгар было видно, а работу почему-то не очень. Настя напрасно спрашивала "шефа на один день" Елену, когда будет готово блюдо для ее клиентов. - та не слушала. Она в свою очередь требовала
от Федора:
- Федя, когда будет дорадо? Чек пробили пятьдесят минут назад!
- А я что сделаю? — отвечал Федя, который работал все медленнее и медленнее. — Посмотрите, сколько у меня заказов!
- Федя, успокойся! — призвала Елена. И тут заметила дым, идущий из духовки.
- Это еще что такое?
- Блин, перепела сгорели! — воскликнул Сеня, распахивая духовку. Дым повалил еще гуще.
В этом дыму Елена все же заметила Сашу и кондитера Луи: они ругались, стоя у стола раздачи.
— Я это забирать не буду! — заявляла Саша, указывая на кое-как сделанное пирожное. — Не очень похоже, что ЭТО стоит у нас полторы тысячи. Такое ощущение, что его уже ели.
— Никто его не ел, — заверил Луи.
— Тогда сделай так, чтобы это было видно, - потребовала Елена. — Короче, решай эту проблему!
После чего, окинув взглядом кухню и не обнаружив жив су-шефа Леву, который отсутствовал верть часа, она закричала:
— Где су-шеф? Где чертова руккола? Я не понимаю, что здесь вообще происходит!
Проходившая мимо Айнура, которая несла груду вымытых тарелок, только покачала головой:
— Вай-бай! Совсем больной девочка стала!
После чего, поставив тарелки, она срочно отправилась разыскивать шефа. Виктора Петровмча она нашла в близлежащем сквере: сидя на скамейке, он попивал из заветной фляжки любимый напиток. Увидев Айнуру, шеф обрадовался:
— О, Айнура! Выпьешь?
— Вай-бай! Я же на работе! — покачала головой Айнура и тут же глотнула из фляжки. После чего твердо заявила: — Дорогой, тебе нужно вернуться!
— Ты сейчас говоришь, как три мои бывшие тещи. — заметил шеф.
- Серьезно! - заверила его Айнура. — Без тебя там всем тяжело. Они не справляются! Если ты не придешь, девочка-шеф совсем больной станет!
- Нет, правда? — подозрительно спросил шеф.
- Я тебя когда обманывала? — вопросом ответила Айнура.
Входя на родную кухню, Виктор Петрович сразу же услышал крик своей «заместительницы» Елены:
- У нас три отказа от блюд! Вы ничего не успеваете вовремя отдавать! Что за бестолочи?! Что с вами вообще происходит?!  Тут она заметила Виктора Петровича.
- Елена Павловна, что-то случилось? — спросил шеф с огромной заботой в голосе.
Елена не нашла, что ответить, и только развела руками. Тогда шеф начал распоряжаться.
- Федя, иди покури! — приказал он. — У тебя три минуты.
Елене он это свое решение объяснил так:
- Ему обязательно нужно давать время на перекур каждые полтора часа.
- Сеня, переходи на мясо! Лева, поменяйтесь с Сеней! - продолжал распоряжаться шеф. А Елене прокомментировал: — Ему нельзя готовить птицу. Не знаю почему, но из этого никогда ничего хорошего не получалось.
- Спасибо, шеф! — воскликнул обрадованный Сеня, переходя на мясо.
После этого Виктор Петрович подошел к расстроеному Луи:
— Опять тебе Жан мозги парит?
— Уи! — отвечал кондитер.
— Понятно! — кивнул шеф. — Пару минут трепа по телефону — и он в норме.
Пришлось Елене вернуть Луи его телефон.
— Мерси, шеф! — с чувством произнес кондитер и отошел в сторону, чтобы поговорить.
Два шефа остались вдвоем.
— Итак, я оказался прав! — заключил Виктор Петрович. — В принципе, как и всегда! Я выиграл наш спор!
— Не говорите ерунды! — заявила Елена. - Я весь день проработала на вашей кухне, и все было нормально. А потом в какой-то момент все они как будто... заболели. Это не повара, это какие-то инвалиды!
— Правильно, — согласился шеф. — Но это МОИ инвалиды! И только я имею право их так называть. И разве не в этом заключается работа шефа: сделать из обычных поваров со своими недостатками высококлассную команду? А, шеф?
Ничего не ответив, Елена пошла переодеваться.
— Вы мне ужин должны! — крикнул ей вслед Виктор Петрович.
В тот вечер, возвращаясь с работы, Макс размышлял так: «Люди не любят делать ошибки, но тем не менее постоянно их совершают. Одни, например Елена, заблуждаются, что могут все контролировать. Другие, скажем Вика, уверены, что их отношения никогда не изменятся, не понимая, что все yже началось. Третьи, как наш шеф, ошибочно думают, что весь мир настроен против них». И он заключил: "Мы не можем не совершать ошибки, они — часть нашей жизни. А самое главное — они помогают найти правильный путь!"
В это время в раздевалке ресторана Вика боролась с собакой Максиком, которая все норовила облизать ей лицо.
- Максик, ну что ты делаешь? — уговаривала она. — ну перестань! Хватит меня облизывать!
Эти ее слова услышал шеф, который как раз собирался зайти в раздевалку. Он покачал головой и вернулся в кабинет, бормоча под нос:
- Вообще стыд потеряли!
Глава 18
Десертики
В тот день в ресторане «Клод Моне» должен был состояться банкет. Луи, ознакомившись с заказом, занервничал: там было очень много кондитерских изделий, и все должен был увенчивать огромный торт.
- У меня проблема, — сообщил он, подойдя к шефу. - Мне срочно нужен партнер.
- Луи, боюсь, я вряд ли тебе чем помогу, — с иронией отвечал Виктор Петрович, знавший о пристрастиях своего кондитера. — Ты, конечно, симпатичный...
- Шеф, я не справлюсь, — принялся объяснять Луи. - Большой заказ на банкет: тарталетки, круассаны, торт на сорок человек...
- А, так тебе нужен помощник! — догадался шеф. — Учил бы ты русский, а то попадешь когда-нибудь... Ладно. Огузок! - окликнул он Макса. — Ну-ка, иди сюда.
— Только не он! — запротестовал Луи. Он тартатен от бланманже отличить не может.
— Чего от чего? Ладно, решено. На сегодня Макс - твой партнер.
— Помощник... — грустно поправил его Луи, который был вовсе не в восторге от такого выбора начальника.
Но делать было нечего, и он повел своего помощника в свою «кондитерскую». Так назывался угол кухни, где Луи держал ингредиенты и красители для приготовления сладостей и где находился его стол. Там он стал проводить инструктаж, который включал, помимо прочих, и такие пункты: «не воровать рецепты рецепты Луи» и «ничего не трогать».
— Запомнил? Повтори! — приказал Луи, закончив инструктаж.
— Луи, хватит выпендриваться, — отвечал Макс. - Ты ведь всего лишь кондитер! Делаешь тут какие-то десертики, а строишь из себя шеф-повара.
— Что?! — возмутился Луи и даже аккуратно стукнул кулаком но столу. — Сейчас мы посмотрим, как ты будешь готовить «какие-то десертики»!
И начались Максовы мучения. Вначале Луи заставил его делать круассаны. Сам он изготовил их двадцать штук — все красивые, одинаковой формы. Макс за это же время успел сделать всего четыре, и все кривые и разного размера.
Затем стали печь бисквиты. У Луи они получились пышные, аппетитные, а у Максима вообще не поднялись.
Стали месить тесто для коржей. И снова незадача — у Макса все тесто прилипло к рукам, так что вместо теста надо было месить собственные пальцы.
Но настоящая катастрофа произошла, когда они начали печь новую порцию круассанов. Макс, предусмотрительно надев перчатки, открыл духовку, в которой стояли два противня с готовыми круассанами, вынул один противень, поставил на стол и пошел за вторым. При этом он не заметил, что поставил противень не просто на стол, а на скалку. И тот, естественно, покатился, готовый опрокинуться. Это заметил Луи, схватил противень и переставил его. И при этом обжег руки раскаленным железом. Обе они покрылись волдырями. Их надо было срочно лечить: делать что-то в этот день Луи уже не мог.
Однако кондитер не потерял голову и не стал жаловаться на судьбу. Превозмогая боль, он позвал Айнуру (она лучше всех умела наложить жгут или перебинтовать ожог) и, пока она накладывала бинт, объяснил Максу:
- Теперь готовить «десертики» будешь ты! А я буду тебе командовать.
Он повел Макса к стене, где висел какой-то рисунок с изображением торта.
- Я немного художник, — объяснил Луи. — Перед тем как приготовить свое произведение, я его рисую. Это будет наш торт. Смотри — вот сверху название банка: «НацИнтелБанк — 1 год». Вот его эмблема. А вот эти два профиля по краям торта — президент и вице-президент банка. Николай и Борис. Николай - блондин, поэтому здесь будет белый шоколад.
- Оригинально... — оценил его замысел Макс.
- Я рисую все до мелочей, — похвастался Луи. — Обрати внимание на родинку на щеке у Бориса. Я сделаю ее из изюма — так сказать, у нет будет своя изюминка. Ведь так говорят по-русски?
— Говорят! — подтвердил Макс и спросил: - Может, уже начнем?
— Вперед! — воскликнул Луи.
И работа закипела! Начали с того, что Макс венчиком стал взбивать масло.
— Быстрее! — командовал Луи. — Еще быстрее! Уже надо добавлять яйца!
Макс начал одной рукой разбивать яйца, а другой — добавлять их в масло. Получалось у него не очень хорошо.
— Обычно я сразу делаю начинку, — между тем объяснял Луи. — Поэтому давай сюда сгущенное молоко и пудру.
С Максима уже лил пот в три ручья, но делать не чего — он переключился на начинку; добавил пудру и сгущенное молоко. А Луи все командовал:
— Надо равномерно, чтобы без комочков. И разогрей шоколад!
И он указал на яркую миску с шоколадом.
— Да блин, сколько всего тут надо! — не выдержал Макс, жалевший, что у него не десять рук.
— Давай, давай, ты справишься, — уверял Луи. - Для тебя ведь это «какие-то десертики»... Да, уже надо добавлять муку.
И Макс начал сыпать муку в готовую смесь. В это время в кармане у Луи зазвонил телефон.
— Поднеси мне к уху! Сюда! — приказал Луи.
И Макс покорно включил аппарат и поднес его к уху кондитера.
- Salut! Oui, toujours au travail. Tu me manques! ( Да, еще на работе. Я тоже по тебе скучаю). - начал объясняться Луи с невидимым собеседником. Закончив разговор, он произнес: — Так, теперь нам нужен коньяк. Ступай в бар и принеси коньяк как обычно.
И Макс отправился в бар.
- Костя, - обратился он к своему другу-бармену, — этот французский псих попросил коньяк «как обычно», сказал, ты знаешь.
- Ну да, ответил Костя и пошел отливать напиток.
В это время Макс увидел, как мимо бара шествует Вика, держа за руку пятилетнюю девочку в длинном нарядном платье.
- О, а я и не знал, что у тебя есть дети! — воскликнул Макс!
- Зато я всегда знала, что у тебя нет мозгов, — отвечала Вика. - Это...
Но чтобы лучше понять, откуда взялась девочка по имени Алиса, нам нужно вернуться на несколько часов назад - в то самое время, когда Макса определялм в партнеры, то есть в помощники Луи.
Глава 19
Милое дитя
Арт-директор Вика только успела отчитать Настю, которая опоздала на работу, да вдобавок пришла с раскрашенным под тигра лицом — она, оказывается, участвовала в акции сторонников природы "Спасем полосатых друзей", как услышала детский голос:
— Тетя Вика!
Она обернулась и увидела свою племянницу Алису, которая спешила к ней.
— Привет, моя хорошая! — улыбнулась Вика.
Вслед за девочкой подошла и Татьяна — мать Алисы и старшая сестра Вики.
— Это не день, это какой-то ужас, — принялась она жаловаться. — У меня снова сломалось мое корыто - как раз сегодня, когда я записана в автосервис. А тут еще няня, которая должна с Алисой сидеть, звонит: «У меня тридцать девять, я не приду». Как она может болеть — ведь я ей сорок тысяч плачу? А тут еще помада моя куда-то потерялась... — добавила она, роясь в сумке, и закончила такими словами:
— В общем, Викуль, ты ведь посидишь с Алисой?
— Тань, ну ты же знаешь Алису, — осторожно возразила Вика. — А у меня еще сегодня банкет...
— Поверь мне, она не доставит тебе никаких хлопот! — уверяла Татьяна.
И тут они обе услышали мелодичный голосок Алисы:
— Мам, смотри, это ты!
Обернувшись, сестры увидели, что девочка нарисовала на белоснежной скатерти одного из столов женское лицо. Причем рисунок был выполнен помадой. Татьяна изобразила радость по поводу находки:
— А вот и моя помада!
— Саша, поменяй скатерть! — ледяным тоном сказала Вика официантке.
Повисло неловкое молчание, после чего Татьяна умоляющим голосом попросила:
- Викуль, ну пожалуйста, всего на пару часиков! До шести. Выручишь?
- До шести - это шесть часиков, — внесла ясность Вика.
- Ну кому я могу доверить родную дочь, если не младшей сестренке? — продолжала уговаривать Татьяна.
И уговорила-таки.
- Ладно, что-нибудь придумаем, — согласилась Вика. И деловито осведомилась: — Зайдешь к нему?
- Еще чего, делать мне больше нечего, — фыркнула Татьяна.
- А зря! - послышался голос шефа — он как раз вышел в зал.
- Папа! - закричала Алиса и кинулась ему на руки.
- А я вот сижу и жду: когда ко мне зайдет моя любимая жена? - произнес Виктор Петрович, обнимая дочь.
- Бывшая жена, — уточнила Татьяна.
- Мама, поцелуй папу! — скомандовала Алиса, и Татьяна со вздохом отправилась выполнять приказ. А Алиса решила познакомить отца, которого редко видела, с новой игрой у нее на планшете.
- Вот, смотри, — объясняла она, — теперь надо поймать эту мышку и отдать котику, чтобы он откусил ей голову. За каждую мышку дают десять очков.
- О какая интересная игра! — отозвался шеф. — Какие сейчас умные дети!
— Да уж поумнее некоторых взрослых, — заключила Татьяна. — Ладно, Викуль, вот здесь Алисины вещи, до вечера.
И отдала пакет с вещами.
— Подожди, дорогая, а в чем дело? — заинтересовался шеф.
— Понимаешь, милый, у меня дела, а Алиса побудет со своей тетей, — словно недоумку, объяснила ему Татьяна.
— А почему с тетей, а не с папой, любимая? - приторным голосом спросил шеф.
— Потому что папа один раз уже бросил дочь, — объяснила Татьяна.
— Хорошо, пусть Алиса сама решит, с кем остаться, — предложил шеф. — Алиса! С кем ты хочешь остаться: со мной или с тетей Викой?
— Тетя, я тебя так люблю!.. — произнесли девочка, обнимая Вику. — ...Но я останусь с папой! - закончила она.
Шеф усмехнулся и забрал у Вики пакет с вещами.
— Ну вот и решили, — сказал он. — Пойдем, я тебе шоколадку дам...
— Ей нельзя шоколад! У нее аллергия! - напомнила Татьяна.
— Да помню, — отмахнулся шеф.
Он увел дочь к себе в кабинет, где они расположились, чтобы удобно проводить время: шеф - на стуле с бокалом виски и спортивной газетой, а Алиса — в его кресле с планшетом. Раздался стук в дверь и вошел су-шеф со словами:
— Там еще два блюда «от шефа» заказали...
- Лева, ты что, не видишь — я занят! — отвечал шеф. - Занимаюсь с дочерью.
И, поскольку су-шеф не уходил, Виктор Петрович встал и захлопнул дверь перед его носом.
- Папка, смотри, я похожа на тебя? — спросила Алиса, успевшая овладеть стаканом виски и задумчиво его разглядывавшая — в точности как сам шеф.
- Конечно, солнышко, — отвечал шеф, отбирая стакан.
- А мама говорит: слава богу, что я на тебя не похожа.
- Мама шутит, — заверил Виктор Петрович.
Тут он заметил, что Лева никуда не ушел: стоит за стеклом и умоляюще смотрит на него. Тогда шеф открыл дверь и заявил:
- Лева, ты достал уже.
Подумал немного, потом затащил су-шефа в кабинет и строго произнес:
- Так, сиди здесь, смотри за Алисой. Не спускай с нее глаз! И не смей давать ей шоколад, у нее аллергия. Алиса поиграй с дядей Левой.
И ушел готовить заказанные блюда.
- Ну давай играть, — сказала Алиса, когда они остались вдвоем.
- Может, просто посидим? — умоляюще произнес су-шеф:
- Я папе скажу, и он тебя уволит, — пригрозила девочка.
- Хорошо, а во что будем играть?
- В прятки! - отвечала Алиса.
- Ладно, и кто прячется?
— Я, конечно, — рассудительно ответила девочка. — Тебя, такого длинного, нигде не спрячешь. Закрывай глаза, считай до ста. И помедленнее!
Су-шеф в похоронном темпе начал считать до ста, а Алиса тут же тихонько выбежала из кабината.
...Прошло несколько минут, и на кухне ресторана «Клод Моне» появилась Елена Соколова - шеф-повар соседнего ресторана. За руку она вела Алису.
— Так ты говоришь, твой папа здесь работает? - спросила она девочку.
— Да, мой папа — повар.
— Который из них?
— А ты угадай! — предложила Аписа. И тут же предложила «подсказку»: — Он самый красивый и самый добрый!
Однако Елене не пришлось долго перебирать красавцев: послышался возглас «Алиса!», и на кухне появился Виктор Петрович собственной персоной. И сразу взял дочь на руки.
— Так это вы самый красивый и самый добрый? - осведомилась Елена.
— А по мне не видно? — отреагировал шеф и тут же спросил у Алисы: — Ты где была?
— Я гуляла, — отвечала девочка.
Елена Павловна внесла уточнение:
— Она пряталась за мусорным баком возле нашего ресторана. Никогда бы не подумала, что у вас есть дочь.
— Представьте себе, — отвечал шеф.
— Может, у вас и жена есть?
- А что, для дочери обязательно иметь жену? — пожал плечами шеф.
- Ну вы же не Филипп Киркоров, — усмехнулась Елена. - Ладно, я пошла.
Спасибо! — отозвался шеф.
И они с Алисой вновь оказались в кабинете. Там они увидели су-шефа, который как раз заканчивал счет:
- Девяносто восемь, девяносто девять...
- На слове «сто» он убрал руки — и увидел перекошенное лицо шефа.
- Лева, я тебя убыо! — пообещал Виктор Петрович. - Ведь я тебе сказал следить за Алисой!
- Но мы играли... — робко возразил Лева.
- Ладно, иди, работай, — распорядился шеф, и пообещал дочери: — Все, теперь я от тебя ни на шаг.
Но не успел он сесть в любимое кресло и взять газету, как в дверь заглянул Федя:
- Шеф, там продукты привезли, надо принять...
- А без меня что — никак?
- Ну, я могу принять, — предложил Федя.
Нет, с этим Виктор Петрович не мог согласиться.
- Сейчас иду, — пообещал он. Затем задумчиво посмотрел на Алису и произнес: — А спорим, ты не сможешь просидеть в этом кресле десять минут без движения!
- Спорим на тысячу! — сразу согласилась Алиса и протянула отцу руку.
Как видно, она унаследовала от Виктора Петровича азартный характер.
— Спорим, — согласился шеф и "разрубил" спор. После чего отправился во двор, принимать продукты.
Однако долго заниматься этим увлекательным делом ему не пришлось: не успел он хорошенько поспорить с поставщиком Тимуром о качестве привезенной им спаржи и капусты брокколи, как его срочно позвали на кухню.
Оказалось, что он выиграл спор: Алиса и не думала сидеть без движения. Она снова выбежала из кабинета и отправилась гулять по кухне. Здесь она увидела лежащий на столе тесак Сени и, схватив его, стала «изображать папу»: грозно paзмахивать тесаком перед носом оторопевшего Сени и кричать «Инвалиды, инвалиды!»
— Еще несколько секунд — и я мог серьезно пострадать от вашей дочери! — заявил Сеня явившемусю на помощь шефу. J
— Знал бы — пришел позже, — буркнул шеф, отбирая у дочери холодное оружие.
После чего наклонился к ней и спросил:
— Если я тебя оставлю одну, ты ведь опять куда-нибудь сбежишь?
Алиса уверенно кивнула. Виктору Петровичу ничего не оставалось, как признать свое поражение и отвести дочь под крылышко к тете Вике. Так он и сделал.
— Она все уши мне прожужжала: "Хочу к тете Вике" - объяснил он арт-директору свое решение.
— Но мне сейчас гостей встречать! - возразила Вика.
Тогда шеф прибегнул к демагогии.
- Неужели ты не хочешь немного пообщаться со своей любимой племянницей? — патетически воскликнул он. И, увидев, что Вика не отвечает, заключил. - Ну вот и отлично.
И ушел. А Вика с племянницей направились к входу в ресторан. Вот тут-то их и увидел Макс и спросил, что это за девочка.
- Это дочь моей сестры, — объяснила Вика. — А ты чего опять в зал выперся?
- Мне нужен коньяк для торта. Я же сегодня кондитер. - отвечал Макс.
- Кто?
- Это очередной каприз шефа, — объяснил Макс. И, передразнивая шефа, произнес его голосом: "Огузок, ты сегодня работаешь с французским инвалидом!"
- Это ты моего папу показываешь? — догадалась Алиса. - Мой папа тут главный!
- Так это дочка шефа? — удивился Макс. И, когда Вика кивнула, задал следующий вопрос: — Это что же получается: ты — родственница шефа?
- Не твое дело, — резко ответила Вика.
- Ладно, я побежал, — согласился Макс, забрал коньяк и ушел.
Алиса помахала ему вслед, а затем спросила тетю:
- Скажи, это твой жених?
- Ну с чего ты взяла? — возмущенно ответила Вика.
- Женское сердце не обманешь, — тоном умудренной сердцеедки ответила Алиса. — А ты его любишь, как моя мама моего папу?
— Вот как твоя мама твоего папу — точно люблю, - неосторожно ответила Вика, не подумав о том, как эти слова воспримет ребенок. И предложила: Ну что, пойдем работать?
У входа в ресторан Вика посадила Алису на стул и сказала:
— Мне надо поработать. А ты, пожалуйста, посиди здесь тихонько, хорошо?
— Я — само спокойствие, — пообещала Алиса.
И вот появились первые гости: господин лет шестидесяти и юная девушка лет двадцати.
— Добрый день! — приветствовала их Вика.
И тут из-за ее спины появилась Алиса и тоже с важностью произнесла:
— Добрый день!
Делать было нечего, и Вика сказала так:
— Мы с моей помощницей рады видеть вас в нашем ресторане!
Все бы, возможно, прошло очень мило, если бы юная спутница пожилого господина не решила поболтать с девочкой.
— Ой, какая хорошая девочка! — восхитилась она. — А это твоя мама?
— Нет, тетя, — отвечала Алиса. И в свою очередь задала вопрос: — А это твой дедушка?
И, поскольку разговорчивая девушка не знала, что ответить, Алиса продолжила:
— У меня тоже был дедушка в Новороссийске, только он умер. А твой тоже скоро умрет?
После такой беседы стало ясно, что встречать гостей с Алисой не стоит. И Вика покинула пост у дверей и повела племянницу назад на кухню.
- По-моему, Алисе с тобой гораздо интереснее, чем со мной, - заявила она шефу, сдавая ему дитя.
- Папина дочь! — констатировал Виктор Петрович,
- Папа, давай играть! — потребовала у него Алиса.
- Сейчас, Алисонька, я быстро проверю, как готовят эти инвалиды, и мы с тобой поиграем, — пообещал шеф.
Он не учел пхологию своей дочери, которая совсем не собиралась ждать, пока папа закончит свои срочные дела. Она решила начать играть немедленно. Причем снова в прятки. И пока Виктор Петрович шел по кухне, раздавая указания вроде "Меньше пармезана, ты готовишь карпаччо из трески, а не из пармезана", "Антрекот заказали полчаса назад, шевелись!", "Поставьте мадрилен в холодильник!" — Алиса куда-то исчезла.
Разумеется, шеф тут же кинулся ее искать. Не нашел. тогда к поискам стали подключаться другие повара. Вскоре уже вся кухня занималась тем, что искала пропавшую девочку. Искали на кухне, искали в зале, в туалете - Алисы нигде не было.
Только два человека на всей кухне не искали Алису. Это были Луи и Макс. Они как раз заканчивали сооружение огромного торта. И наконец он был готов!
- Остался последний штрих! — заявил Луи. — Родинка! Клади вот сюда!
Макс положил изюм на профиль справа.
- Вуаля!  - радостно воскликнул Луи.
Восхищенно глядя на торт, Макс произнес:
— Офигеть, и ЭТО я приготовил?
— Это приготовил я, управляя тобой! — поправил Луи. — Как в мультике «Рататуй»!
— То есть ты — крыса? — уточнил Макс.
— Не важно! — отмахнулся Луи. — Итак, что делают художники, когда заканчивают свою работу?
— Напиваются? — предположил Макс.
— Ставят автограф! — сообщил правильный ответ Луи. — Где жидкий шоколад?
Тут они обернулись к своему столу и обнаружили, что яркая миска с шоколадом исчезла...
...Тем временем поиски Алисы продолжались. Су-шеф сообщил, что на внешних камерах ее нет, значит, из ресторана девочка не выходила. Между тем у шефа зазвонил телефон, и его бывшая жени сообщила, что она уже едет за Алисой. Шефу ничего не оставалось, как сказать «Подъезжай, ждем» и с убийственным видом ждать самого худшего.
Тут Федя решил утешить своего начальника.
— Да не переживайте, шеф, — сказал он. - Как говорили у нас на флоте: перевернем каюту вверх дном, но найдем эту дрянь.
И пояснил:
— У нас это говорили про мышей...
— Про мышей у них говорили... — проборматал шеф себе под нос.
И тут его осенила мысль.
— Тишина! — скомандовал он. — Всем молчать! Все приборы отключить! Заткнулись все! Мне нужна гробовая тишина!
На кухне выключили все плиты, миксеры и прочие приборы, все замолчали — и тогда в наступившей тишине стал ясно слышен характерный звук электронной игры. Он доносился из плиты, которой обычно пользовался Луи. Шеф открыл ее — там сидела Алиса, с планшетом в одной руке и яркой миской в другой, вся измазанная шоколадом.
Спустя несколько минут Алиса, уже умытая, сидела в кухне на столе, продолжая играть со своим планшетом. После умывания стали хорошо видны красные пятна у нее на лице.
- А что это за пятна? — спросил Лева.
- Диатез, - весело отвечала Алиса. — Сто раз же вам говорили - мне нельзя шоколад. — И со вздохом заключила: - Не уследили! Тут вбежала Саша с известием:
- Шеф, там ваша жена приехала, вас зовет!
- Алиса, как ты думаешь, твоя мама успеет меня убить до того, как пройдут эти пятна? — спросил шеф.
Девочка промолчала, но Виктор Петрович и не ждал ответа. Он тяжело вздохнул и отправился навстречу неизбежному.
А Алиса и не собиралась сидеть на одном месте. Она тут же вскочила и отправилась бродить по кухне. Ее привлек огромный торг на одном из столов.
- Ух какой классный торт! — восхитилась она.
Макс, который, стоя на стуле, искал в соседнем шкафу салфетки, не упустил случая похвастаться:
- Нравится? Это я его приготовил!
- Для тети Вики?
— Почему это для тети Вики?
— Папа маме всегда готовил, — сообщили Алиса.
— Значит, папа любит маму, — сделал Макс естественный вывод.
— Ну вот, а тетя Вика сказала, что любит тебя. - сообщила Алиса.
Эта информация имела поистине катастрофические последствия: Макс изменился в лице, дернулся, стул под ним зашатался, он попыталсяся удержаться за шкаф, но не получилось — и он рухнул задом прямо в торт!
— Какие вы, мужчины, все-таки слабохарактерные! — заключила Алиса и сочла за лучшее уйти.
В эту минуту на кухню вошли Вика и Луи.
— Я думаю, торт через пять минут можно подавать, — говорила Вика, — и вы...
Тут она увидела, что произошло, и онемела.
— Катастрофф... — прошептал Луи и осел на пол.
— Спокойно, я сейчас все исправлю! — пообещал Макс.
...В это время у входа в ресторан Виктор Петрович встречал бывшую жену.
— Где Алиса? — деловито спросила Татьяна
— А мы с ней решили, что она еще на денек со мной останется, — вдохновенно произнес шеф. - Ты не против?
— Ну, если Алиса сама хочет, ладно, пусть остается, — согласилась Татьяна. — Пойдем, я с ней попращаюсь.
А вот этот допустить не следовало!
- Да зачем? — искренне удивился шеф. — Я передам. Тем более она сейчас на кухне, веселится. Она, кстати, передавала тебе «пока».
Зря он это сказал! Татьяна сразу насторожилась.
- Так, что случилось с Алисой? — воскликнула она.
- Да все нормально! — уверял Виктор Петрович. - На кухне играет...
- А обманывать ты так и не научился! — сообщила Татьяна и, оттолкнув бывшего мужа, устремилась на кухню. Шеф - за ней.
Навстречу им двигалась целая процессия. Впереди Макс на раздаточном столике катил торт, вернее, то, что от него осталось. Из громадного сооружения вырезали середину, торт уменьшился, и в результате портреты руководителей банка оказались странно близкими: было такое впечатление, что они целуются. За Максом следовали Луи и двое официантов.
Как ни занят был Виктор Петрович предстоящим "разбором полетов", он все же обратил внимание на произведение Макса и Луи.
- Луи, ты перебарщиваешь... — сказал он, качая головой.
Говорить больше времени не было, и он поспешил вслед за женой на кухню, где навстречу маме выбежала Алиса. Красных пятен на лице у нее больше не было. а не было, потому, что их совершенно скрыла "тигриная раскраска", которую ей нанесла Настя. Сама Настя вслед за девочкой с кисточкой в руке:
- Алиса, я нос не дорисовала!
- Мам, привес! - крикнула девочка и повисла у Татьяны на шее. — Здесь так весело!
Татьяне ничего не оставалось, как сказать:
— Ладно, пусть остается. Только помни, что ей ни в коем случае нельзя давать...
— Виски, я помню, — закончил за нее шеф и мило улыбнулся.
...Между тем в зале участники банкета принимали изготовленный для них торт. Президент банка (тот, который блондин из белого шоколада) наклонился к уху вице-президента (который с родинкой на щеке) и прошептал:
— И за этот маленький тортик мы заплатили сто тысяч?
— У них какой-то знаменитый кондитер из Франции, — объяснил вице-президент. — Но все равно возмутительно!
Торт выставили на стол, и руководители увидели «целующиеся» профили.
— Откуда они узнали про нас?! — прошептал президент.
— Я не знаю, — так же тихо ответил ему вице-президент. — Но, думаю, нужно заплатить и не делать на этом акцента.
— Согласен, — кивнул президент.
— А нам лучше какое-то время пожить отдельно, - добавил вице-президент.
И президент вновь повторил:
— Согласен.
Банкет уже близился к концу, когда шеф вышел в зал и тихо спросил у Вики:
— Ну как банкет?
— Все хорошо, — ответила арт-директор.
— А что случилось с тортом?
- Ничего, - Вика пожала плечами. — Клиенты довольны.
- Ну и слава богу, — заключил шеф.
Вечером, когда все гости ушли, Макс убирал свое рабочее место в "кондитерской". Луи сидел рядом.
- Луи, ты, если что, не обижайся на меня, — вдруг сказал Макс. - Я был не прав. То, что ты делаешь, — это реально сложно.
- Да нет, это ерунда, — с улыбкой ответил Луи, показывая, что принимает извинение. — Подумаешь: какие-то десертики...
И оба рассмеялись.
"Поразительно, как много открытий мы совершаtv каждый день, - размышлял Макс тем вечером. — Тебе кажется, что человек только и ждет возможности тебя уничтожить — а он спасает тебя. Или ты думаешь, что справляешься с целым коллективом, а на самом деле не можешь справиться с маленьким ребенком. Как много открытий нам еще предстоит! И это здорово..."
Глава 20
Ставки сделаны
Макс вбежал на кухню с такой скоростью, словно за ним гнались. Оглянулся, увидел, что шефа нет — а значит, никто не заметит его опоздания, — и тут же встал к столу рядом с Сеней и начал вместе с ним шинковать капусту.
- Ты где шляешься? — сурово спросил Сеня.
— Извини, мамочка! — с сарказмом ответил Макс. - Я с друзьями после школы задержался.
— Тебе еще повезло, что «папочка» не видел! - заметил Сеня. — Он сегодня злой: опять все бабки проиграл.
Словно для подтверждения его слов из кабинета вышел шеф, который выглядел, как после тяжелой болезни. Тут к нему подошел Федя с банкой в руках.
— Шеф, рассольчику? — предложил он.
Виктор Петрович не стал отказываться и осушил банку до дня. Вид у него стал чуть получше. Тут как раз на кухню вошла Настя со словами:
— Шеф, вас там какой-то мужчина спрашивает!
Шеф отправился в зал и действительно увидел ожидавшего его господина деловитого вида.
— Я вас слушаю! — сказал Виктор Петрович.
— Я редактор кулинарного шоу, — представился господин. — Помните, вы у нас недавно снимались?
— Допустим. И что?
— Вы очень понравились нашим продюсерам, и они предлагают вам стать нашим постоянным ведущим.
— Во сколько? — лаконично и не совсем понятно осведомился шеф.
— Шоу будет идти в восемь утра в воскресенье, - ответил редактор.
— Нет, вы не поняли, — покачал головой шеф. - Я спрашиваю, во сколько ваши продюсеры oценили мою работу?
— Шоу только запускается... — замялся реактор. - Десять тысяч за одну программу.
- Евро?
- Рублей.
До свидания! — решительно сказал шеф. — Хотя нет, прощайте!
- Подождите, давайте обсудим! — заволновался редактор.
- А что тут обсуждать? — с оскорбленным видом объяснил шеф. - Вы хотите, чтобы я работал в выходной, да еще и за копейки! У меня ребенок алимменты получает в пять раз больше!
И решительно ушел.
Он был так расстроен очередным проигрышем, что даже не ответил на приветствие Кости, который как обычно, стоял у себя за стойкой бара. Рядом сидел мрачный и чем-то озабоченный Макс. Проводив взглядом шефа, Костя спросил друга:
- А ты что такой расстроенный?
- Понимаешь, - объяснил Макс, — мне тут вчера Алиса, племянница Вики, — сказала, что Вика меня любит.
- Ну так это классно! — отреагировал Костя. — Или нет?
- Блин! - отозвался Макс. — Если она меня любит, значит, сейчас ей будут нужны отношения, потом свадьба, а потом что, дети? На фига мне это надо? Ты представля...
И тут не закончив фразы, Макс быстро спрятался за бар - мимо как раз проходила Вика.
Шеф в это время принимал товар у поставщика.
- Тимур, — попросил он, — привези мне завтра пять кило черной икры.
— Будет тебе икра, — обещал Тимур. Я и кое что другое могу предложить...
— А что такое?
— Помнишь, я тебе говорил, что мой двоюродный дядя в «Спартаке» массажистом работает?
— И что?
— Короче, есть вариант бабки заработать! - сообщил поставщик. — Там в «Спартаке» новый тренер. И у него там какие-то терки с вашими пацанами. Причем с ведущими! Сразу с тремя! И они на последней тренировке за что-то поцапались. И он им кричит типа: «Мамой клянусь, на поле в следующем матче не выйдете!» Короче, в следующем матче ЦСКА порвет твой «Спартак» — я отвечаю! Mожно нехилые бабки на этом отыграть.
— Да не может быть, чтобы не выпустили троих ключевых игроков! — не поверил шеф.
— Дядей клянусь! — торжественно произнес Тимур.
На этом дискуссия закончилась. Шеф принял товар, отпустил поставщика и стал думать. В правдивости слов Тимура он теперь не сомневался. А это означало, что открывался верный шанс не только покрыть все потери, понесенные Виктором Бариновым за последние несколько матчей (он фатально не угадывал результат), но остаться в выигрыше! Вопрос был только в одном: где взять деньги? У самого Виктора Петровича их не осталось.
Первым делом он, естественно, позвонил хозяину ресторана Диме. Однако разговор у них получился короткий.
- Алло, Дмитрий Владимирович! — самым сладким голосом произнес шеф. — Доброе вам утро!
- Здорово! — ответил хозяин. — Денег не дам. Я тебе уже две зарплаты вперед выплатил.
- Да я не за этим звоню... — пробормотал шеф.
- А зачем?
Вот этого Виктор Петрович еще не придумал и отключился.
Следующим его шагом был визит на рабочее место, то есть на кухню. Сначала он подошел к Феде.
- Федя, дружище... — начал шеф, обнимая своего повара.
- Шеф, я пустой! — отвечал догадливый Федя. — К тому же вы мне уже пять тысяч должны.
Тут Виктор Петрович обвел взглядом своих сотрудников и вспомнил, что успел занять уже у каждого. Сене он был должен три, Саше — четыре, Насте — две с половиной, Луи — семь тысяч... Даже Айнуре он умудрился задолжать 28 рублей. А про су-шефа Леву и говорить нечего: ему шеф задолжал 200 тысяч!
Значит, на кухне денег он найти не мог. Оставалась одна дорога - в ломбард. И Виктор Петрович двинулся туда, захватив вещь, которую он высоко ценил, — японский нож, в свое время подаренный ему отцом.
В ломбарде оценщик повертел нож в руках и объснил:
- За этот нож я могу вам дать 800 рублей.
- Сколько?! - возмутился шеф. — Вы в своем уме? Это же японская сталь! Ручная работа!
- Хорошо, убедили, — согласился оценщик. — 900 рублей.
— Да он стоит десятки тысяч долларов! - вскричал Виктор Петрович.
— Я вас умоляю! — скривился оценщик. — Знаете, сколько раз за день я слышу эту фразу?
— Хорошо, тогда что вам можно предложить за более крупное вознаграждение? — спросил растерянный шеф.
— Ну драгоценности...
— Я вас умоляю! — воскликнул шеф. - Я три раза был женат. Какие драгоценности?
— Давайте подумаем... — сказал оценщик. - Может у вас есть машина? Или что-то, что выглядит дороже вашего ножа?
И тут в голову Виктора Петровича пришла одна совершенно сумасшедшая мысль. Хотя... почему бы и нет?
— Подождите часа полтора! — сказал он оценщику и стремглав выбежал из ломбарда. Он спешил назад в свой ресторан. Оттуда он позвонил в одну транспортную контору, потом — в магазин бытовых приборов... В результате этих звонков на кухне peсторана «Клод Моне» появились деловитые люди в комбинезонах, которые произвели кое-какие перестановки. И когда спустя час Сеня и Федя вошли на родную кухню, то они остолбенели: посередине, где всегда стояла огромная плита, теперь было пустое пространство. Там на столе сиротливо стояла скромная бытовая варочная панель.
— Шеф, а где плита? — спросил Федя.
— А я ее в сервис отвез, — невозмутимо ответил шеф.
- Так она же исправная была! — воскликнул Сеня. - Я ее вчера самолично перед уходом мыл!
- А ее для профилактики отвез! — объяснил шеф. - Пару дней — и ее привезут обратно. А пока на этой работайте.
Оставив растерянных поваров возле маленькой кухонной плиты, Виктор Петрович направился в свой кабинет и позвонил по хорошо знакомому телефону.
- Здравствуй, Тамарочка! — сказал он в трубку! Это тебя Витя Баринов беспокоит. Я бы хотел сделать ставочку на ближайший матч «Спартак» — ЦСКА. Нет-нет, не как всегда! На победу ЦСКА. Да, ты не ослышалась. ЦСКА! Ставлю сто тысяч. Ты зарезервируй за мной ставочку, а деньги я попозже подвезу. Спасибо!
Выключив телефон, он посмотрел на плавающую в аквариуме рыбку и произнес:
- Ставки сделаны! Вот только не надо на меня так смотреть! Деньги для меня сейчас важнее принципов. И между прочим, я тебе на них корм покупать буду!

0

11

Глава 21
Проверка на отцовство
На кухне между тем шла обычная работа. Только шла она почему-то очень медленно. Злые и раздраженные повара выстроились в очередь у крохотной, по меркам ресторана, плиты. В это время на кухню зашла Вика.
— Почему заказы выполняются так долго? - спросила она. — Гости уходят.
Тут она увидела маленькую плиту, удивилась и направилась в кабинет шефа.
— Это что такое? — спросила она, кивнув в сторону кухни. — Где наша плита?
— Плита на диагностике, — с важным видом объяснил шеф. — Там... ручка барахлила!
— Почему я только сейчас об этом узнаю?
Шеф, который после звонка Тамаре находился в прекрасном настроении, решил пошутить:
— Извини, она не успела оставить записку, когда уезжала, но просила передать, чтобы ты не беспокоилась!
Однако Вика шутить не собиралась.
— Хватит паясничать! — заявила она. - Верни плиту, или я позвоню Дмитрию Владимировичу!
И вышла, натянутая, как струна. Шеф, настроение у которого сразу упало, начал размышлять, как же выйти из этой ситуации. Никакие спасительные рецепты в голову не приходили.
И тут Вика неожиданно вернулась с конвертом в руке.
— Забыла совсем, — объяснила она. — Boт деньги на икру.
Бросила конверт на стол и снова ушла.
Шеф заглянул в конверт и расплылся в улыбке.
— Это же просто праздник какой-то!..
План дальнейших действий был совершенно ясен и он немедленно отправился в ломбард - забирать обратно плиту. А Вика направилась во двор покурить. Тут Макс вышел подышать воздухом, что было очень кстати: после истории с собакой Тайсоном, когда Макс выручил Вику, и с раздавленным тортом, когда она выручила его, вся злость на парня у Вики прошла, и ей захотелось с ним поболтать.
- Макс! - позвала она.
Однако Макс повел себя странно. Увидев Вику, он почему-то изменился в лице, выхватил телефон и заявил:
- Секундочку! Мне Костя зачем-то звонит. Алло, Кость, что ты говоришь? Здесь плохо слышно! Давай я к тебе в бар подойду!
Но тут, на его беду, во двор вышел Костя — без телефона, в руках он держал банку с пивом.
- Ты чего мне звонил? — накинулся на него Макс.
- Когда звонил? — не понял приятель.
- А, ты, наверно, хотел, чтобы я тебе помог? — спросил макс тоном, каким говорил бы с безнадежным идиотом.
Тут уж Костя вообще перестал что-то понимать. Однако Макс не дал ему времени на размышления.
- Ну давай, пошли! — бодро воскликнул он и, подхватив приятеля, утащил его обратно в ресторан. А Вика осталась недоумевать: что же все это значит? ^
Спустя несколько минут она предприняла новую попытку поговорить с Максом. На этот раз — у стола раздачи, где Макс вручал Саше готовое блюдо. И вновь у нее ничего не получилось: Макс вдруг начал заново оформлять уже готовое блюдо, которого дожидались клиенты, а Вике заявил:
- Я очень занят! Давай позже поговорим.
Тогда Вика решила зайти с другого конца и выяснить, что все это значит, у Кости.
— Костя, что происходит с Максом? — прямо спросила она, подойдя к бару.
— А что происходит с Максом? — удивился Костя.
— Это я тебя спрашиваю.
— А я не знаю, — развел руками Костя. - Он мне ничего не говорил. Серьезно! Я не в курсе, почему он от вас прячется.
— Значит, он от меня прячется... — задумчево произнесла Вика.
Костя понял, что прокололся и выдал тайму, и решил дать обратный ход.
— Нет! — заявил он как можно тверже.
Но Вика уже поняла, что нужная ей информация у Кости есть, и решила добыть ее во что бы то ни стало. Например, используя служебные pычаги.
— Костя, либо ты мне сейчас говоришь, в чем дело, — заявила она, — либо я перевожу Настю в другую смену, и ты будешь видеться с ней только на общих генеральных уборках!
Угроза была страшна, и Костя сдался.
— Ну... — промямлил он, — он узнал от вашей племянницы, что вы... его любите...
— Так, и что?
— Ну... а он не готов еще к отношениям... Ну, вдруг свадьба, а потом дети... На фига ему это надо?
— Ах вот оно что! — покачала головой Вика. - Бедный Максик, детишек испугался... Ну-ну! Спасибо, Костя!
И она отправилась искать Макса. Долго искать не пришлось. Лавров находился на своем рабочем месте, на кухне, где вновь заняла свое место громадная ресторанная плита. Тут же был и шеф, который, увидев Вику, подошел к ней и негромко сказал:
- Вот, видишь? И не говори потом, что я тебя никогда не слушаю!
- Да, хорошо... — ответила Вика, следившая за Максом. Тот, заметив арт-директора, направился в холодильник. Но Вика не собиралась отступать и тоже пошла туда. — Привет! — сказала она, плотно закрыв за собой дверь.
- Привет... - выдавил из себя Макс.
- Как дела?
- Ниче... А у тебя?
- И у меня... - Вика загадочно не договорила фразу.
Однако Макс не собирался выяснять, что же она хотела сказать.
- Ну я пошел, - сообщил он, хватая первые попавшиеся овощи и пытаясь выйти из склада.
Но Вика преградила ему путь со словами:
- Постой, мне нужно с тобой поговорить. Есть одна вещь которую я не вправе от тебя скрывать...
- Слушай, Вик, я понимаю, что я тебе нрав... — начал Макс заранее заготовленную речь, но девушка не дала ему закончить.
- Я беременна от тебя! — произнесла она роковые слова.

Это было — как камнем по голове! Как удар в солнечное сплетение! У Макса даже дыхание перехватило. А придя в себя, он первым делом спросил:
— А точно от меня?
— После тебя у меня никого не было... - глухим голосом ответила Вика. — Но ты не пережинай, мне от тебя ничего не нужно. Я так, чтобы ты знал...
И она ушла, очень довольная своим poзыгрышем. А Макс вернулся на кухню и продолжал готовить. Однако теперь у него ничего не ладилось: мясо падало мимо сковородки, овощи подгорали. Это заметил проходивший по кухне шеф. Он подбежал к Mаксу дал ему подзатыльник и воскликнул:
— Огузок, ты охренел! Горит же!
— Да, сейчас... — уныло промолвил Макс, но так и ничего и не сделал; овощи продолжали подгорать.
Тогда шеф переставил злосчастные овощи на другую плиту и спросил:
— Да что с тобой? Что случилось? Ну!
Тогда Макс тихо ответил:
— Вика беременна.
Тогда Виктор Петрович, не говоря больше ни слова, взял Макса за руку и увел к себе в кабинет. Там он достал из шкафа бутылку виски и налил два бокала; один подвинул Максу, из другого отпил сам.
— Да... — произнес он. — Ты, конечно, попал... Надо же как-то думать! Чресла свои в чехле держать!
— Ну так получилось... — отвечал Макс. - Залетела...
— Это не она залетела, это ты залетел! — поправил шеф. — Теперь с тебя живого не слезут, все соки выжмут! Ведь это не  семья — это террариум! Был один светлый человек в их семье — и то выжили!
- Вы о ком? — спросил Макс.
- Как о ком? О себе, конечно! — отвечал шеф.
- Шеф, так что делать-то? — взмолился Макс. — Может, обратно в Воронеж свалить?
- Я тебе свалю! — грозно заявил шеф. — Нужно уметь отвечать за свои поступки!
И сделав Максу такое отеческое внушение, снова отправил его работать. А сам поспешил во двор, оттуда ему уже звонил поставщик Тимур.
- Вот, как ты просил, — сказал он, доставая из фургона контейнер, — пять кило отборной икры!
- Свежая? — уточнил шеф.
- Обижаешь, брат! — отвечал Тимур. — Это самая свежая икра, которая в Москве на данный момент существует! Попробуй!
Он дал шефу ложку, и тот попробовал.
- Да, вкусно, - согласился шеф. — Сколько денег?
- Пять килограмм — двести тысяч.
- Да... - протянул шеф. — Слушай, Тимур, давай так: ты мне икру оставишь, а деньги я тебе через недельку отдам. Просто сейчас налички нет.
Однако поставщик покачал головой:
- Нет налички — нет икры!
И убрал контейнер назад в машину.
- Слушай, Тимур, — взмолился Виктор Петрович, - я же отдам! Просто я все на «коней» поставил по твоей наводке.
- На каких коней? — не понял Тимур, не разбиравшийся в жаргоне футбольных фанатов.
— Ну на ЦСКА!
— Ну, тогда пусть кони тебе икру и мечут! - заявил Тимур. — Кстати, триста рублей давай!
— За что?
— Как за что? Ты целую ложку икры съел!
Тимур уехал, а Виктор Петрович стал размышлять, откуда добыть к завтрашнему фуршету пять килограммов черной икры, не имея денег. Впрочем его размышления были недолгими: рецепт, как выйти из этого положения, ему был известен. Правда рецепт этот был рискованный. Но Виктор Баринов любил риск, иначе не делал бы ставки на тотализаторе. И он позвал Федю, о чем-то пошептался с ним и вручил некоторую сумму денег. И Федя отправился на рынок.
Спустя час он вернулся и прямиком направился в кабинет шефа.
— Ну что, принес? — спросил Виктор Петрович.
— Все как вы заказывали, — кивнул Федя и поставил на стол чемодан. — Вот пять кило щучьей икры по двести рублей килограмм.
Шеф попробовал принесенный продукт и заключил:
— Пойдет! Давай краситель!
Федя подал ему черный краситель, и они начали перемешивать икру. Она на глазах приобретала натуральный черный цвет...
...Макса в ту ночь мучили кошмары. Проснулся он от того, что кто-то тряс его со словами:
— Макс, проснись!
— Чего? Что случилось? — Макс, испуганный, сел в постели.
- Ты кричал, словно тебя режут, — объяснил Костя. - Кошмар, что ли, снился?
- Хуже, - мрачно отвечал Макс. — Я стану папой — а это ни хрена не сон.
- Да ты че?! воскликнул Костя. — Поздравляю! А кто мама?
- Виктория Сергеевна, — ответил Макс все так же мрачно.
- Так вот почему она о тебе спрашивала! — сообразил Костя, не разделявший похоронного настроения друга.
- Вика спрашивала? Про что? — заинтересовался Макс.
- Не надо кипежа, — вальяжно отвечал Костя, — я там все разрулил.
- А ну давай подробнее! — потребовал Максим.
И Костя рассказал подробно: как Вика допытывалась, почему Макс от нее бегает, и как Костя передал ей все, что до этого говорил Максим: и что жениться ему пока рано, и детей он не хочет.
- А она что? - спросил Макс.
- Да ничего, — пожал плечами Костя. — Сказала что-то типа "Бедный Максик детишек боится", и все.
На свою сообразительность Максим Лавров никогда не жаловался. И сейчас он тоже быстро догадался как были связаны разговор Вики с Костей и последовавшее затем ее заявление о беременности. Его развели, это факт!
"Значит поиграть со мной решили, Виктория Сергеевна? - со злостью подумал Макс. — Что ж, давай поиграем..."
У него возник план мести...
...На следующее утро, встретив Вику во дворе ресторана, — она только закурила первую сигарету. - Макс подошел к ней, отобрал сигарету и выбросил в мусор.
— Ты что, совсем с ума сошла? — сурово спросил он. — Ты вообще думаешь о здоровье ребенка? - И затем сообщил: — Короче, я подумал о том, что ты мне сказала, позвонил в Воронеж, сообщил маме. Мама с папкой обещали приехать. Cыграем маленькую свадьбу и будем ждать ребенка. А с понедельника я к тебе перееду. Ребенок должен жить в полной семье!
И, с удовольствием наблюдая, как все сильнее тягивается лицо Вики, он добавил:
— Ладно, я пошел. Кстати, я тут подумал: назовем ребеночка Женей. Евгений Максимович - звучит! Ну, либо Евгения.
И ушел, торжествуя.
Тем временем на кухне шеф готовился к фуршету, который должен был вот-вот начаться. Он разглядывал приготовленные тарталетки с икрой, выискивал нет ли где прокола.
— Мне кажется, мы ее недокрасили... - бормотал он, обращаясь скорее к самому себе, чем к Феде.
— Шеф, да все нормально! — успокаивал Федя. — Если бы икра не была похожа на настоящую Сеня бы ее не украл.
С этими словами он открыл кастрюлю, с которой обычно работал Сеня — там лежал пакетик с икрой.
— Ладно, — согласился шеф и скомандовал:
- Халдеи, выносим икру!
Официанты вынесли подносы с тарталетками в зал и стали обносить гостей фуршета. Шеф через кухонное окно наблюдал. Гости пробовали и восхищались.
- Чудесная икра! — сказал один гость.
- Я такую только в Астрахани ел! — отозвался второй.
- Сразу видно, что натуральная, — прибавил третий.
Между тем в зал зал с потоком гостей вошла и Татьяна и устремилась к Вике.
- Вика, как я рада! — воскликнула она, обнимая сестру. - Наконец-то! Но почему ты мне не позвонила?
- А что случилось? — удивилась Вика.
- Но ты же беременна!
- С чего ты взяла? — мрачно спросила Вика.
- Мне Витя сказал!
Спустя минуту разъяренные сестры ворвались в кабинет шефа.
- Ты что Татьяне про меня наплел? — воскликнула Вика.
- Она что, не беременна? — добавила Татьяна. — Ты мне соврал?
Шеф сверкнул глазами, выглянул в кухню и громко позвал:
- Огузок!
Спустя несколько секунд Макс присоединился к собранию в кабинете.
- Огузок, ты мне наврал?! — сурово спросил шеф.
Макс в ответ умоляюще взглянул на Вику и произнес:
— Вика?
Теперь оба участника розыгрыша знали друг о друге. Вставал вопрос, кто первый признается, а кто решит идти до конца — что бы этот конец ни означал. Макс был уверен, что Вика «расколется». Однако он ошибся.
— Ну... я просто не хотела заранее говорить, - объяснила она.
Теперь свой ход должен был сделать Макс. И он его сделал. Он протянул Татьяне руку и произнес:
— Приятно познакомиться, Максим, отец вашего будущего племянника.
— Татьяна, — ответила та.
Тут у Вики зазвонил телефон. Она взглянула на экран и удивленно произнесла:
— Мама?
— Ой, прости, это я ей позвонила, не удержалась! — призналась Татьяна.
Вика в сердцах нажала кнопку, разрывая связь. - она просто не знала, что сказать матери. А Макс уже делал следующий ход.
— Таня! Витя! — радостно произнес он. - Мы же теперь родственники! И я хочу сказать кое-что важное.
Он опустился на одно колено перед Bикой и торжественно произнес:
— Вика, выходи за меня замуж!
Делать было нечего, признаваться не хотелось, и Вика ответила:
— Я согласна!
И тут же сделала свой ход:
- Завтра же подадим заявление! Тань, у тебя же есть знакомые? Могут нас побыстрее расписать?
- Конечно! - воскликнула Татьяна. — Договоримся!
- Ну если у вас все так далеко зашло, то давайте всем объявим предложил шеф. — Порадуем кунст-камеру!
Он распахнул дверь и воззвал:
- Кухня, внимание!
Вика с Максом быстро переглянулись. К такому повороту событий оба были не готовы.
- Подожди! - обратилась Вика к шефу. — Я немного поторопилась с ответом...
- А я с предложением... — добавил Макс.
- Мы еще подумаем, — сказала Вика.
- Да, подумаем, — согласился Макс.
- Ладно, сами разбирайтесь, — махнул рукой шеф.
Тут он взглянул на часы и воскликнул:
- Твою мать! У меня же футбол уже начался! Идите, идите!
Он выставил всех за дверь и бросился к ящику.
В зале был в разгаре фуршет. Все были довольны, в том числе и хозяин ресторана «Клод Моне» Дмитрий Владимирович. И тут у него с тарталетки в бокал с шампанским упала икринка. Ну упала и упала, бывает. Но только напиток почему-то окрасился в черный цвет. Хозяин недоуменно взглянул на бокал, и лицо его потемнело...
В это время шеф смотрел футбол. У него было прекрасное настроение: до конца матча оставалось семь минут, а «Спартак» проигрывал 1:3, и шансов отыграться у него практически не было — ведь на поле, как и обещал Тимур, не было трех игроков.
— Эти инвалиды никогда не отыграются! - бормотал довольный шеф. — Я их знаю, я за них уже 15 болею!
Тут в кабинет заглянула Настя.
— Шеф, вас Дмитрий Владимирович зовет, - сообщила она. И, видя, что тот не реагирует, крикнула, как на стадионе: — Шеф!
— Да иду я, иду! — недовольно отозвался Виктор Петрович. — Следи за счетом!
Хозяина ресторана он нашел в углу, в стороне от остальных гостей.
— Витя, что это? — спросил Дмитрий Владимирович, показывая на лежавшие на подносе тарталетки.
— Икра, — уверенно ответил шеф. Причем отличная икра!
Тут хозяин взял — и высыпал всю икру с одной тарталетки в бокал шефа. Жидкость окрасилась в цвет чернил. Шеф оглянулся — не видит ли кто - и поскорее выпил эти «чернила».
— Как ты мог?! — прошептал хозяин. Что это на самом деле?
— Это икра... — запинаясь, отвечал шеф. - Щучья... Ученые считают, что она даже полезнее. Дим, прости, не успели купить нормальную...
— Витя, если эта афера вскроется, ты вылетишь с позором, — объявил Дмитрий Владимирович. - А если тебе повезет и никто не заметит, то месяц будешь без зарплаты работать. Я тебя штрафую на двести тысяч.
Двести тысяч — это было много. Но сейчас, когда Виктора Баринова ждал огромный выигрыш, наоборот мало. Но говорить об этом хозяину, конечно, не стоило. Поэтому шеф изобразил огорчение.
- Серьезно? - воскликнул он. — Как же я буду жить этот месяц?!
- Иди, работай! - отвечал хозяин.
И Виктор Петрович поспешил в свой кабинет — узнать приятную новость.
- Ну что? - спросил он у Насти, влетев в кабинет.
- Все хорошо! - ответила Настя.
Тут шеф взглянул на табличку в углу экрана и увдел... Нет, этого не могло быть! Там значилось: 3:3!
- Что?!! -  прокричал он.
- Да, наши молодцы! — не замечая его настроения, отвечала Настя. — Отыгрались!
- Отыгрались?! — кричал шеф. — Инвалиды! Пятнадцать лет не отыгрывались, а теперь отыгрались?! Суки!
И он запустил в стену стакан с виски. Настя поспешила выйти...
В это время на заднем дворе ресторана шел разговор между Максом и Викой.
- В покер тебе играть не стоит, совсем не умеешь блефовать, - заметила Вика.
- Очень смешно! — скривился Макс. — К чему вообще был весь этот развод?
- Хотела посмотреть, как ты отреагируешь, — ответила девушка.
- Ну и что посмотрела? Довольна?
- A ты что соскочил? Испугался ответственности?
— Я не испугался, — с достоинством ответил Макс. — Я просто был не готов.
— Теперь, если что, будешь готов, — усмехнулась Вика. - Я для какой-то очередной твоей девочки не старалась.
— С такими вещами вообще не шутят! — сердито заметил Макс. — Я, между прочим, имя для ребенка на самом деле придумал!
— Ой, не надо, придумал он... — скривилась Вика.
— Женя, между прочим, отличное имя, - настаивал Максим. — Подойдет и для мальчика, и для девочки.
— Что за имя? — пожала плечами Вика. Ни туда, ни сюда. Я бы ребенка никогда так не назвала. Если мальчик — то Артем, Андрей...
— Какой Артем? — возмутился Макс. — Знаешь, сколько Артемов? Если не Женя, то точно Игорь.
И они еще некоторое время поспорили об именах. А потом поговорили о делах в ресторане. О Косте и Насте, о Феде и Сене. А потом, уже paсставшись с Викой, Максим размышлял:
«Каждый день жизнь дает нам тысячи разных можностей: возможность измениться, возможность начать все сначала. Или возможность проявить себя с другой стороны, открыть в себе новый талант... Главное — не упускать эти возможности. Ведь может получиться так, что второго шанса судьба не даст...»
...В следующее воскресенье в студии шоу появился новый ведущий — Виктор Баринов. Он учил всех, кто проснулся в восемь утра, готовить глазунью. Всего за десять тысяч рублей...

Глава 22
Тайна критика
Если вы спросите опытного ресторатора, кто главный в ресторане, то он (если он действительно опытный) даст ответ без колебаний. Он назовет не директора, не шеф-повара, и уж конечно, не хозяина заведения. Он скажет, что главный в любом ресторане - это гость. Именно на удовлетворение его желаний нацелены все сотрудники (должны быть нацелелены). Именно он определяет, хороший это ресторан или плохой. И голосует своим кошельком.
А еще опытный ресторатор (если он вдобавок еще и опытный и мудрый человек) скажет, что даже перед самым дорогим гостем нельзя прогибаться, терять чувство достоинства и обижать других, так сказать, менее дорогих гостей. Как пел один хороший рок музыкант «не стоит прогибаться под изменчивый мир, однажды он прогнется под нас»...
...В тот день на кухне ресторана «Клод Моне» все шло своим чередом, когда туда вбежала возбужденная Вика.
- Внимание, у меня важная информация! — крикнула она на всю кухню.
Однако никто, включая шефа, не обратил на нее внимания.
- Это серьезно! — еще громче провозгласила арт-директор.
Тогда шеф с недовольным видом убрал сковородку с плиты и сказал:
— У тебя минута — пока остывает соус.
— Звонил Дмитрий Владимирович, - начала Вика. — и сказал, что к нам должен заехать...
— Ревизор? — прервал ее Сеня, чем вызвал oбщий смех.
— Хуже! Ресторанный критик!
Однако шефа эта новость ничуть не встревожила.
— Ну и в чем проблема? — сказал он, пожав плечами. — Накормите его бесплатно, дайте карту постояного гостя... Мне что, учить тебя, как это делается?
— Проблема в том, что никто не знает, как он выглядит! — объяснила Вика. — Он пишет статьи для иностранных путеводителей, и Дмитрию Владимировичу намекнули, что сегодня он будет у нас, что постарайтесь не облажаться. И, кстати,
отстрани от работы новенького.
— Это еще почему? — возмутился Макс.
— Потому что ты — ходячая проблема! - отрезала Вика. — А мне сегодня проблемы не нужны!
...В этот день Костя задумал провести новый натиск на Настю, чтобы девушка наконец посмотрела на него не только как на хорошего товарища. Он купил три больших тюльпана и намеревался их вручить. А тут и Настя как раз подошла.
— Привет! — жизнерадостно приветствовал ее Костя.
— Привет, — ответила Настя похоронным голосом. — Вот, налей воды в вазу, пожалуйста.
— А мой клиент своей овце только что целый веник роз вручил, — объяснила Настя. — Велел в воду поставить. He понимаю, зачем люди ради минутного удовольствия губят живые цветы? Это же ужасно!
Костя правильно оценил это высказывание и незаметно выбросил свои тюльпаны в мусорку, лишив Настю минутного удовольствия. Но от своего намерения он не отказался.
- Насть, может, мы с тобой на выходных куда-нибудь сходим? - предложил он.
И вот тут он встретил полное понимание!
- А я тоже хотела тебе предложить! — воскликнукнала Настя.
- Ну класс! - обрадовался Костя. — Куда пойдем?
- Как куда? В Химкинский лес!
- В лес? А зачем? — спросил Костя (он еще не вполне въехал в ее замысел).
- Как зачем? Там будет митинг против вырубки! Ты что, новости совсем не смотришь?
- Смотрю, конечно, — заверил Костя. — Но... нас же там покалечат! Может, лучше в кино пойдем?
- А ты, оказывается, трус! — заключила Настя и ушла.
- Я не трус! - крикнул Костя ей вслед. Однако он не был уверен, что девушка его услышала. А даже если бы услышала, что толку? Такие утверждения доказывают не словами. Костя остался словно оплеванный. Он мучительно размышлял, как ему теперь доказать Насте, что он не трус. Эти его размышления оказали важное воздействие на дальнейшие события, разыгравшиеся в тот день в ресторане...
Между тем Вика напряженно оглядывала уже наполовину заполненный зал ресторана. В голове у нее была только одна мысль: «Кто же из них может быть критиком? Вон тех двоих можно сразу исключить:
это постоянные клиенты, работают в соседним банке. Тот усатый, что заказал рыбу и красное вино, критиком не может быть по определению: он не знает о сочетании вин и блюд. Этот парень слишком молод... Стоп! А это что за особа? Раньше я ее не видела...»
В это время «особа» принялась фотографировать интерьер ресторана на свой мобильник, и у Вики исчезли последние сомнения. Вот она!
Пока Вика доносила свое открытие до коллектива ресторана, в зал вошли еще два гостя. Один, правда, вряд ли мог претендовать на роль строгого критика: было заметно, что вчера он сильно «принял на грудь» и теперь испытывает мучения. Зато второй имел чрезвычайно деловитый вид. В руках он держал стопку журналов, на верхнем можно бы прочесть название: «Рестораны Москвы».
Гость, находившийся в ослабленном состоянии первым делом обратился к хостес Ангелине с сообщением:
— Девушка, я, кажется, вчера у вас телефон оставил.
— Мне вчера ничего не передавали, - покачала головой Ангелина. — А вы вчера где сидели?
— Возле бара.
— Тогда вам стоит поговорить с барменом! - предложила хостес.
Между тем деловой человек с журналами сел за столик Насти и попросил меню. А затем стал внимательно осматриваться...
Едва гость, потерявший телефон, подошел к бару, Костя сразу его узнал и сердечно приветствовал:
- Здравствуйте! Как вы себя чувствуете?
- Хуже, чем вчера, — признался гость. — Дружище, ты мой телефон здесь не находил?
- Находил! - признался Костя и протянул гостю дорогой аппарат.
- Спасибо - улыбнулся гость и стал просматривать пропущеннные звонки.
- ОНА не звонила, — сообщил ему Костя, протирающий бокалы. - Видимо, еще не вернулась из Саратова. Ну, от мамы.
И заметив удивленное выражение на лице гостя, пояснил:
- Вы же вчера сами мне все рассказали...
И видя состояние клиента, налил виски в стакан, поставил на стойку и сообщил:
- За счет заведения!
- Спасибо, дружище! — сердечно поблагодарил гость.
Пока шел этот диалог у барной стойки, Вика вбежала на кухню и заявила:
- Так, всем внимание! Обнаружен предполагаемый критик. Он сидит за седьмым столиком. Вернее она.
В это время вошла Настя. Она несла в руках тарелку с салатом и сообщила:
- У меня отказ от салата! За седьмым столиком!
- Как отказ?! - вскричал шеф. — Что она тебе сказала?
- Сказала, что салат ей не понравился, у него какой-то странный вкус, — отвечала Настя.
— Шеф, она гонит! — возмутился Макс. Я все делал по технологической карте!
— Я же тебе говорила, что его не надо допускать до готовки! — возмутилась Вика. — Убедился?
Шеф, который решил проигнорировавать утренее требование Вики (потому что вообще не терпел ничьих указаний) и велел Максу готовить, как обычно, сейчас не нашел, что возразить: отказ клиента от блюда был серьезным аргументом.
А Вика, одержав маленькую победу над шефом спешила доказать свою правоту.
— Срочно все переделай! — скомандовала она. - И, пожалуйста, сделай все это сам. Ты же понимаешь, как это серьезно!
А Насте сказала:
— Иди, скажи ей, что сейчас мы все исправим!
Тем временем в ресторане появился новый посетитель. Это была скромно одетая пожилая женщина, по виду типичная бабушка, из тex, что гуляют с внуками и сидят на скамейках у подъездов. Ясно, что Ангелина, встретившая посетительницу, удивилась ее появлению и спросила:
— Здравствуйте, вы к нам?
— А что, у вас закрыто? — спросила бабушка.
— Нет, но у нас очень дорогой ресторан, - сообщила хостес.
На это посетительница не сказала ничего, только строго посмотрела на Ангелину, и та смутилась.
— Проходите, пожалуйста, — сказала она.
Бабушка прошла в зал, села за столик. К ней почти сразу устремилась Саша, чтобы принять заказ. Однако у самого столика ее перехватила Вика, для которой сейчас существовал только один посетитель — та самая разборчивая дама. Бабушка только головой
покачала...
...Между тем у барной стойки контакт похмельного посетителя с барменом Костей креп и углублялся. Посетитель уже заказал вторую стопку виски и теперь делился с Костей наболевшим:
- Понимаешь, мы были с ней абсолютно разными людьми! К примеру, она вечно таскала меня, куда я не хотел. Я понимаю, что в ее глазах я жалкий трус, который не способен измениться. Но я не трус! Я просто реально смотрю на вещи. Например, я не хочу вместе с ней прыгать с парашютом. Зачем зря рисковать жизнью? Ну зачем?
Костя взглянул на проходившую по залу Настю и кивнул:
- Согласен!
- Вот и ты со мной согласен! — обрадовался общительный посетитель. — А она меня бросила! Просто взяла и ушла! Да, дружище, напомни, где тут у вас туалет?
Костя показал, и общительный гость направился в указанном направлении. Однако два принятых натощак стакана виски сбили его с курса, и посетитель забрел на кухню. Там шеф готовил свой вариант салата для капризной дамы, а Макс стоял рядом и уверял:
- Вот, я делал все точно так же, как вы!
- Если бы делал как я, то не было бы проблем!
— Я сейчас пойду к ней и все выясню! — горячился Макс. — Пусть мне в лицо скажет, что ей не понравилось!
— Никуда ты не пойдешь! — урезонил его шеф. - Умей признать, а главное — принять свою ошибку! Чем быстрее ты этому научишься, тем быстрее из тебя выйдет толк.
Тут шеф заметил, что Макс смотрит не на него, а ему за спину. Обернувшись, шеф увидел общительного гостя, который потерял дорогу в туалет.
— М-м-м, креветочки! — с вожделением произнес гость, глядя на сковородку в руках шефа. Однако словами не ограничился: он без церемоний взял со сковородки креветку и отправил себе в рот.
— Очень вкусно! — похвалил он. — А не подскажете, где здесь туалет?
Все на кухне с интересом ждали, как раздражительный шеф отреагирует на такое нахальное поведение. Однако реакция шефа оказалась неожиданной для подчиненных. Он понимающе улыбнулся и сказал:
— Туалет слева от бара...
— Спасибо за навигацию, дружище! — поблагодарил гость и повернулся, чтобы уйти. И тут шеф добавил:
— Тебе бы, дружище, в таком состоянии супчик не помешал!
— Правда? — засомневался гость.
— Уверен! Сам не раз проходил! — заверил шеф.
— Ну тогда я не против! — отвечал гость.
— Настя! — позвал шеф стоявшую у стола раздачи официантку. — Пробей для гостя буйабес!
- О, название многообещающее! — воскликнул общительный гость. - Чувствую, как он мне уже помогает!
Вика стоя в зале, наблюдала за капризной гостьей, ждала, когда же ей принесут салат «от шефа». И тут ее взгляд упал на другого гостя — того, перед которым лежала кипа журналов, а сам гость что-то писал. Вика подозвала Настю и спросила:
- Давно у тебя этот гость?
- Можно сказать, давно.
- Что он заказал?
- Пока ничего. Он все время что-то пишет...
Глаза Вики расширились.
- Ты понимаешь, КТО это?! — трагическим шепотом спросила она.
- Писатель? - предположила Настя.
- Это же КРИТИК! — выдохнула Вика.
- Но вы же вроде сказали, что критик — это вон та девушка, - заметила Настя, указав на разборчивую клиентку. Или у меня уже два критика сидят?
Ничего не ответив, Вика вновь кинулась на кухню. Там как раз шеф заканчивал украшать салат, заказанный "критиком №1".
- Не паникуй - сказал он, увидев Вику. — Я уже отдаю салат твоему критику.
- Отдавай, - махнула рукой Вика. — Только я уже не уверена, что это она...
- А это уже твои проблемы! — заявил шеф, вручая Саше готовый салат.
Тем временем в зале началось обхаживание «критика №2". К нему направилась Настя с бутылкой шампанского в руках.
По дороге она миновала бабушку, которая уже долгое время ожидала, когда к ней кто-нибудь подойдет. Сейчас она попыталась привлечь внимание Насти:
— Можно вас?
— Сейчас к вам подойдет ваш официант. - не оборачиваясь, отвечала Настя и пошла дальше.
Подойдя к столику, за которым сидел владелец журналов, она поставила перед ним шампанское.
— Я это не заказывал! — предупредил гость.
— А это... комплимент от ресторана! — заявила Настя. — У нас такая акция! Вы сели за счастливый столик!
— Спасибо, Настя! — произнес обладатель журнала «Рестораны Москвы», взглянув на бейджик девушки, а заодно на ее фигуру.
Таким образом, операция с "критиком №2" успешно началась. А вот с первым критиком все шло из рук вон. Запыхавшаяся Вика вбежала на кухню с сообщением:
— Гостья снова отказалась от салата!
— Как это — отказалась?! — спросил шеф, меняясь в лице.
— Она сказала, что он ей тоже не понравился! - заявила Вика.
— Она что — охренела?! — взревел шеф и, отшвырнув полотенце, двинулся в зал.
— Ты куда? — пыталась остановить его Вика. - Нам сейчас не нужен скандал! В зале — критик! И, кстати, мы еще не исключили вариант, что это может быть она!
— Вот сейчас мы это и узнаем! — пообещал шеф.
Макс не мог не воспользоваться случаем, чтобы отыграться за свое недавнее унижение.
- Шеф, умейте признать свою ошибку! — произнес ог голосом, полным мудрости и сочувствия. — Чем скорее вы...
- Заткнись! - рявкнул шеф и вышел в зал.
Здесь он обнаружил пустой столик, за которым сидела капризная гостья, и Айнуру, которая со шваброй в руках мыла пол рядом со столиком.
- Где она? - спросил шеф у Саши.
- Она в туалете, - объяснила официантка. — Ее сейчас так вырвало!
- Бедная девочка! — добавила Айнура. — Отравился, наверно!
Шеф направился к туалету. Его сопровождал Макс, который надеялся реабилитировать свой салат. У дверей комнаты уединения они затеяли профессиональный спор:
- Может, ты мидии недоварил? — рассуждал шеф.
- Что значит - я недоварил? — возмутился Макс. — Может, это вы не доварили? Между прочим, она после вашего блюда отравилась! От моего она просто отказалась!
Тут возле туалета появился представительный господин, на ходу он говорил по телефону:
- Алло, дорогая, я уже здесь!
С этими словами он скрылся в женском туалете.
Шеф и Макс обменялись недоуменными взглядами. Не успели они обсудить, что все это значит, как господин вышел из туалета. С ним была капризная дама, отказавшаяся от двух салатов.
— Дорогая, ты иди в машину, а я пока счет оплачу, — сказал господин даме и, когда она ушла, обратился к шефу:
— Мне жена все рассказала. Вы уж нас извините ради бога! Просто она сейчас на третьем месяце беременности... Сами понимаете: резкие перепады настроения, токсикоз... Гремучая смесь! Вы бы видели какой концерт она вчера в другом ресторане закатила! Извините еще раз!
После его ухода шеф резюмировал:
— Ну, по крайней мере, теперь мы точно знаем, что критик - не она!
что критик — не она!
Между тем в зале Настя, выполняя указания Вики, продолжала обхаживать «критика № 2». Подойдя к его столику, она самым любезным тоном спросила:
— Может, вы хотите что-то покушать? У нас большой выбор!
— Настя, давай на твое усмотрение! — фамильярно ответил гость. — Что ты принесешь, то я и поем! - После чего уверенно взял девушку за руку и предложил: — А может, ты присядешь, а?
— Я не могу... Я на работе... — отвечала Настя, пытаясь вырвать руку.
— Правильно, ты на работе, — сказал на это клиент, не отпуская руку. — А я твой клиент. Значит, ты должна выполнять все мои желания. И нечего ломаться: ты же сама начала мне глазки строить!
— Ничего я не начинала! — в панике воскликнула Настя. — Извините!
Тут ей наконец удалось освободиться, и она пошла разыскивать своего непосредственного начальника — арт-директора Вику. А найдя, пожаловалась:
- Виктория Сергеевна, он ко мне пристает!
Если она надеялась получить у начальства защиту от хама или хотя бы встретить сочувствие, то жестоко ошиблась.
- Настя,  я ничего не хочу слышать, — заявила Виктория Сергеевна. — Терпи и делай все, что он скажет. Он не должен уйти отсюда с плохим отзывом, тебе понятно? Что он заказал?
- Он сказал "на мое усмотрение", — отвечала Настя.
- Понятно... - протянула Вика. — Значит... значит, дадим ему наше фирменное блюдо: куропатка по-французски! И вино!
Настя в самом отвраратительном настроении отправилась на кухню — отдать заказ, потом в бар, за вином. По дороге ее внимание дважды пыталась привлечь бабушка, которая уже почти час сидела за своим столиком, но Настя ее не заметила.
Костя, которому она отдала заказ на вино, истолковал ее грустное настроение по-своему. Отведя девушку в сторону, чтобы не слышал сидевший за стойкой общительный гость (тот, кому шеф посоветовал отведать буйабес), он сказал:
- Насть, ну прости меня! Хочешь, давай пойдем на митинг в лес!
- Давай позже поговорим, мне сейчас не до этого. - отвечала Настя. И объяснила: — У меня гость проблемный сидит!
- Он что, тебе хамит? — насторожился Костя.
— Он ко мне пристает! — ответила Настя, едва не плача.
— Что?! — воскликнул Костя. — Давай я с ним поговорю!
— Даже не вздумай! — испугалась Настя. - Это критик! Он потом знаешь какую статью может про наш ресторан написать? Лучше отдай мне побыстрее заказ!
Костя отдал ей вино, и Настя ушла. Гость, внимательно наблюдавший за всей сценой, спросил:
— Она тебе нравится?
— Да, — признался Костя.
— Хорошая девушка! — уверенно сказал гость - Береги ее!
Этот совет пришелся кстати. Костя принял решение.
— Извините, я на секундочку отойду, - сказал он гостю и отправился искать Вику.
Нашел он ее на заднем дворе, где арт-директор любила курить.
— Виктория Сергеевна, он же к ней пристает! - воскликнул Костя.
— Костя, ты у нас бармен — вот и занимайся баром, — отвечала на это Вика. — И не вмешивайся в дела ресторана! Ничего с твоей Настей не случится! Понятно? Все — свободен! Я сказала свободен!
Между тем «критик № 2», из-за которого кипели все эти страсти, вел деловые переговоры по телефону.
— Нет, я обедаю, — говорил он невидимому собеседнику. — Да, образцы продукции у меня с собой.
Тут он провел рукой по стопке журналов; под верхним «Рестораны Москвы» обнаружился журнал "Интерьер своими руками", а под ними лежало какое-то издание об охоте.
- Но лучше вам через пару часиков подъехать к нам в типографию, — заключил владелец журналов. - До свидания!
Если бы при этом разговоре присутствовала арт-директор Вика, она, возможно, усомнилась бы, что этот гость является ресторанным критиком. Но ее здесь не было. А Настя, стоявшая неподалеку в ожидании, когда гость закончит разговор, не сделала нужных выводов. Она просто шагнула к столу и поставила перед гостем готовое блюдо.
- Настя, ну куда ты пропала! — воскликнул гость. — Ты что, меня избегаешь?
Настя на эти слова никак не отреагировала и заявила:
- Вот ваша куропатка по-французски!
- Не-не-не! - гость сделал рукой брезгливый жест. - Никакой птицы! Я не люблю птицу!
- Но вы же сами сказали: «На мое усмотрение»! — напомнила Настя.
- Нет! - заявил гость. — Я хочу супчику! И побыстрее, а то я жутко проголодался!
Настя поспешила передать это требование Вике, а Вика помчалась на кухню. Как раз в это время шеф кончил готовить суп для общительного гостя, обосновавшегося у барной стойки, и наливал его в тарелку.
- Критик отказался от блюда! — возвестила Вика для начала.
- Ты что, издеваешься? — возмутился шеф. — У него что - тоже токсикоз?
— Я не знаю, токсикоз у него или нет, но он хочет суп! — заявила Вика. — И побыстрее!
Но Виктор Баринов, как известно, не терпел когда на него давили.
— С меня хватит! — заявил он. — Пусть ждет! Пробивайте чек! И только потом мы будем готовить!
— Ты в своем уме?! — грозно возопила Вика.
Тут она заметила на столе тарелку свежеприготовленного супа.
— Отдай ему этот суп! — голосом главнокомандующего приказала она шефу.
— Нет! Этот суп для другого гостя! — ответил Виктор Петрович.
Больше арт-директор дискутировать не стала: схватила тарелку супа и побежала из кухни. Шеф - за ней. Возле бара он догнал похитительницу супов и с возгласом «Отдай мой суп!» вырвал у нее из рук похищенное. После чего поставил тарелку на стойку перед общительным гостем и голосом щедрого хозяина произнес:
— Твой суп, дружище! Приятного аппетита!
— Ты что делаешь?! — прошипела Вика.
— То, что должен!
— Там же критик! Это что, мне одной надо?
Тут Виктор Баринов счел необходимым прочесть небольшую лекцию.
— Да будь он хоть трижды критик, — сказал он. - Я все отдаю по очереди! Этот человек ранmit заказал суп — и он его получил. А если такой же суп хочет твой критик — пусть ждет. У меня на кухне все равны!
А общительный гость, не слыша этого содержательного диалога и не видя сверкания глаз, от которого можно было зажигать сырые дрова, поглощал свой буйабес.
- М-м-м... Вкусный супец! — сообщил он Косте.
Тут он заметил, что бармен вроде как не в себе.
- Что с тобой? - спросил гость.
- Все нормально! — ответил Костя дежурной фразой.
- Ты уже полчаса натираешь один и тот же бокал! - заметил гость. — Скоро в нем дырка будет! Ну говори, что случилось?
- У Насти за столиком сидит очень важный тип... критик. - наконец ответил Костя.
- И что?
- И он, короче, пристает к ней. А я ничего не могу сделать. Он же критик! Не дай бог напишет что-то плохое про наш ресторан!
Гость откушавший буйабеса, отнесся к костиным словам с предельной серьезностью. Он немного подумал, затем сказал так:
- Я так тебе скажу, Костя. Проблема не в том, кто ты. Проблема в том, кто ты! Здесь есть только одна важная деталь: позволяешь ты ему это делать или нет? А критик он или дворник — это уже вторично.
- Что же мне делать? — все еще не мог решить Костя.
- А ты сам подумай, — отвечал гость. — Это твоя девушка. И твое решение. Так что делай что хочешь. И будь что будет!
Вот теперь Костя принял решение.
- Спасибо! - сказал он, вышел из-за стойки и направился в угол зала, где сидел наглый изготовитель печатной продукции.
Этот его поход заметила Вика.
— Ты куда? — окликнула она.
— К критику! — на ходу бросил Костя.
— Он что-то заказал из бара?
— Ага! По полной заказал! — отвечав Костя и двинулся дальше. И спустя несколько секунд в углу послышался звон бьющейся посуды, грохот падающих стульев и возбужденные голоса. Увы, это была драка!
...Спустя примерно полчаса Костя вновь сидел у себя в баре. Губа у него была разбита, и Настя прикладывала к ней лед. Одновременно она нежно гладила Костю и говорила:
— Прости, что назвала тебя трусом!
Тут к бару подошла Вика с лицом богини мщения.
— Костя, ты уволен! — без предисловии заявила она. — Собирай вещи!
Константин был внутренне готов к такому повороту и потому не возражал.
В ресторан вошел хозяин, и Вика устремилась к нему со словами:
— Дмитрий Владимирович, мне надо вам кое-что рассказать...
— Так что у нас с критиком? — спросил хозяин. - Он остался доволен?
— Не совсем... — призналась Вика. — Я думаю у нас большие проблемы!
И они удалились в кабинет хозяина. A Настя в обнимку с Костей прошли в другую сторону, к выходу. При этом Настя спрашивала: «Тебе как, 6oльно?». А Костя бодро отвечал: «Ему больнее!»
Но кто же все-таки был критиком? Мы-то с вами знаем, что владелец пачки журналов им не был.
Может, критиком была скромно одетая бабушка — бабушка, которую так никто и не обслужил? Вот она, кстати, поднялась со своего места и направилась в сторону кухни. Наверное, чтобы оценить ее вид и составить себе полное представление о ресторане «Клод Моне»...
Бабушка вошла на кухню и громко произнесла:
- Здравствуйте!
- У нас сегодня прямо какой-то «день открытых дверей!» - заметил Сеня.
И тут су-шеф Лева шагнул к бабушке и произнес:
- Мама! Ну зачем ты сюда зашла?
- Я сюда зашла, чтобы выразить тебе свое крайнее возмущение! - отвечала бабушка. — Я наконец-то выбралась в твой ресторан — и глубоко разочарована! Здесь работают невоспитанные официанты! Сервис отсутствует! Я ждала заказ полтора часа! Вам должно быть стыдно.
Она повернулась, чтобы уйти, потом вспомнила еще кое-что и сказала:
- И прошу тебя, не задерживайся после работы! В двенадцать чтобы был дома!
...На другой день хозяин с Викой сидели за столом в пустом еще зале, и хозяин вслух читал арт-директору статью в айпаде:
- «На этой неделе мне довелось побывать в ресторане «Клод Моне». Конечно, как и в любом ресторане можно найти кучу минусов: к примеру я стал свидетелем драки. Но сейчас я бы хотел сказать пару слов о плюсах этого заведения. Главным достоинством этого ресторана является особая принципиальность всего коллектива. Если вы пришли в это заведение, то будьте уверены: здесь вас обязательно хорошо обслужат — вне зависимости от вашего статуса и регалий. И что самое важное: вам обязательно вернут забытый телефон - что, кстати, случается не во всех ресторанах! Ну и, конечно же, хочется сказать о еде. Она здесь просто восхитительна! Повара не зря получают свою зарплату. Отдельно я бы отметил бармена Константина - это не просто профессионал своего дела, но еще очень хороший человек. В целом я бы поставил этому ресторану девять баллов из десяти».
После этого хозяин прокрутил текст вверх, чтобы показать Вике фотографию автора. Это был общительный гость — тот самый, который npoвел весь день за стойкой бара...
— Вик, ты это... бармена верни на работу! - сказал Дмитрий Владимирович.

0

12

Глава 23
Эпоха перемен
В это утро, направляясь на работу, Макс размышлял о значении перемен в нашей жизни. «Рано или поздно, — думал он, — перемены наступают в жизни каждого человека. Одни из них нас пугают, другие - окрыляют. А еще есть перемены, к которым мы сами стремимся...»
С этой глубокой мыслью он догнал Вику, которая тоже шла на работу, и бодро сказал ей:
- Привет!
- Пока, - суxo отвечала Вика, не глядя на Макса.
- А мне нравится, когда ты злишься, — сообщил Макс.
Тут он вдруг изменился в лице, согнулся пополам и схватился зa бок.
- О, черт... - простонал он, оседая на тротуар.
- Что случилось? — встревожилась Вика.
- Да тут что-то колет... — пожаловался Макс, все еще держась за бок. — Блин, что же это?
Вика, полная сочувствия, склонилась над Максом. Тут он наконец оторвал руку от бока и протянул ее девушке: в руке он держал два билета в кино.
- Все нормально! — заявил Макс, выпрямляясь. — А вот билеты. Пойдем?
Однако Вику внезапное выздоровление тяжело больного коллеги почему-то не обрадовало.
- Дебил! - коротко выразилась она и решительно вошла в ресторан.
Макс не отставал и вбежал вслед за ней.
- Ладно, чего ты? — уговаривал он. — Я же пошутил! Но было трогательно, когда ты так сказала: «Что случилось?»
И он передразнил Вику придав голосу побольше дрожи.
- Можешь шутить сколько угодно, только делай это в компании таких же идиотов там, на кухне, — все так же зло заявила Вика. — А ко мне не лезь! Мне не интересны твои шутки и твои билеты в кино! Пойми, ты для меня пустое место!
Для Макса такие слова из уст любой девушки звучали как вызов на дуэль. И от таких поединков он никогда не уклонялся.
— Вот как... — произнес он. — Пустое место, значит...
— А ты сообразительный! — похвалила Вика.
— Ладно, извините! — сказал Макс и тут же решительно направился к Саше, стоявшей у бара.
— Саша, привет! — произнес он, как всегда.
— Привет, поваренок! — отвечала девушка.
Тут Макс разыграл ту же сцену, что и на улице: изменился в лице, схватился за бок и проборматал «Эх, блин...»
— Что такое? — отреагировала Саша.
— Да тут что-то колет...
— Справа? — уточнила девушки. — Если справа, то аппендицит. Может, «скорую» вызвать?
— Да что это... — прокряхтел Макс, поднимая руку от живота, словно и впрямь тащил оттуда аппендицит. Тут он предъявил этот "аппендицит" и уже другим голосом произнес:
— А это билеты, оказывается! Пойдем в кино?
К тому, что ее развели, Саша отнеслась вполне благосклонно.
— Вот ты придурок! — воскликнула она с таким выражением, словно сказала «Вот молодец!».
— Так идешь или нет? — настаивал Макс.
— Ну пошли, — согласилась Саша.
— Тогда до вечера! — сказал Макс, и они расстались.
Вика, видевшая всю эту сцену, вошла на кухню еще злее, чем бывала обычно. Это подвигло шефа  Виктора Петровича на следующее замечание, кoторое он тихо высказал Феде:
— Ты знал, что, если Виктория Сергеевна укусит человека, он через минуту умрет от ее яда?
Хорошо, что Вика этого не слышала. Решительно подойдя к шефу она протянула ему рекламный проспект ресторана-конкурента «Аркобалено»:
- Вот, полюбуйся!
Шеф с брезгливым видом взял листовку, повертел ее в руках и вернул Вике с такими словами:
- Значит, тебя взяли промоутером в ресторан «Аркобалено»? Передай им, что я не приду. Я опасаюсь ресторанов с таким названием. Это что — заболевание почек?
И двинулся по своим делам. Вика поспешила за ним.
- Аркобалено - это радуга по-итальянски! — сообщила она. - Я бы так не веселилась: у нас под боком через неделю открываются конкуренты!
- Ой, боюсь, боюсь! Кафе «Радуга» нас разорит!
- Тебе в КВН надо, ты так смешно шутишь... — зло отреагировала Вика. — Хотя нет, ты там по возрасту не пройдешь - лучше в «Аншлаг»!
На этот раз она сорвала реакцию зрителей в виде смеха Феди и Сени.
- Витя, нам надо встряхнуться, понимаешь? — продолжала арт-директор уже серьезно. — Привлечь людей чем-то интересным... Меню поменять...
- Мы такие, какие мы есть, — заявил на это шеф. — Именно за это нас и любят. Если тебе хочется что-то поменять - меняй на своей территории, в зале, а ко мне на кухню не лезь!
На этом дискусия о переменах в тот день закончилась. Но Вика не выбросила эту идею из головы. Наоборот...
На следующий день, проходя мимо ресторана конкурентов, Виктор Петрович увидел, как рабочие крепят над входом броский плакат:
«Открытие - через б дней!», а в зал соседей заносят пальмы. Он только покачал на это головой и пошел к себе. Переоделся, и в обычном — то есть плохом — настроении вышел в родную кухню.
Что-то тут было не так, как всегда. Персонал, его вышколенные инвалиды, работали какие-то притихшие. Но Виктор Петрович не обратил на это внимания. Он подошел к Сене, понюхал блюдо, которое тот готовил, и спросил:
— Сеня, скажи, ты думаешь, что это волшебные гномы должны добавить сюда корицу?
- Шеф, просто тут... — начал Сеня что-то oбъяснять, показывая куда-то за спину шефа. Но тот опять ничего не заметил. Со словами «Шеф, просто тут...Калека!» добавил корицы и пошел дальше.
На столе Феди он заметил лежащую рыбью голову.
— Федя, сколько раз тебе говорить: убирай за собой! — вскричал шеф и запустил головой в Федю.
Тот увернулся, голова угодила в су-шефа, который нес корзину с овощами. Лева уронил корзину, овощи рассыпались.
— Шеф, вы бы потише... — попытался урезонить начальника Федя, снова на что-то намекая.
— Что? Ты меня еще поучи, кочерыжка хренова! - взъярился шеф, запустил в Федю помидором и на этот раз попал; помидор эффектно разлетелся на куски.
— Шеф, спокойнее! — воззвал Луи, подходя к чальнику. На кондитере был повязан новый нарядный шарфик.
— А ты че вырядился? — спросил Виктор Петрович, при этом почесывая себе зад.
Луи сделал тот же жест, что до него Сеня и Федя — кивнув куда-то в сторону. Виктор Петрович наконец взглянул туда - и оторопел. На том месте, где всегда была стена, отделявшая кухню от зала, теперь находилось огромное, до потолка, стекло! И сквозь это стекло за ним внимательно наблюдали посетители ресторана "Клод Моне"!
- Охренеть! — с чувством произнес Виктор Петрович.
Он внимательно оглядел зал, потом повернулся и спросил у своей кунсткамеры:
- Это че за аквариум?
- Виктория Сергеевна сказала, что это для привличения клиентов, — ответил су-шеф Лева. — "Шоу Китчен" называется.
- Значит, тут у нас шоу?! — наливаясь кровью, произнес шеф. После чего вышел в зал и отыскал Вику.
- Ты что здесь творишь? — придушенным голосом (поскольку вокруг за столами сидели посетители) спросил он.
- Вообще-то это вопрос к тебе, — парировала Вика. - Гости до сих пор в шоке от твоего... выступления.
Шеф оглядел зал. На него смотрели, как смотрят на медведя, которого служители зоопарка почему-то вдруг выпустили из клетки. Ему стало неловко, и он постарался увести Вику в угол зала.
- А давай стеклянную стену в туалет поставим! — издевательски предложил он. — Народу набежит...
Тут мимо них пронесли кальян. Шеф изумился, и увидел, что возле диванов стоят еще два кальяна.
— Это что — кальяны? Во французском pесторане — кальяны?! — произнес шеф голосом праведника, обличающего город греха.
— А ты знаешь, сколько во Франции apабов? - в свою очередь спросила Вика. — Кальян уже элемент французской культуры!
— Ты перегибаешь!
— Ты же сам сказал: «В зале делай все, что хочешь», — напомнила Вика. — Пойми, жизнь меняется, нужно что-то делать, иначе мы не выживем.
— На хрена улучшать то, что и так хорошо? - возразил шеф. — Все, я звоню Диме.
Он достал телефон и начал набирать xoзяина, надеясь найти в его лице защитника традиций. Виктор Петрович сильно заблуждался. Но пока он об этом не знал...

Глава 24
Ссора понарошку

Между тем Макс, Саша и Костя так оживленно разговаривали у стойки бара, что там собрались все официанты. Это вывело Вику из себя. Она решительно подошла к беседующим и спросила:
— Так, все тут?
— Да, — ответила за всех Настя.
— А ты что тут делаешь? — спросила Вика у Макса.
— Апельсины в бар принес, — объяснил он.
— Вот и занимайся своими апельсинами! - сказала Вика.
После чего громко объявила:
- С сегодняшнего дня вводится запрет на личные отношения на работе. У нас сложный период, и мне надо, чтобы на работе вы думали о работе, а не о посторонних вещах. За нарушение этого правила - увольнение. Спасибо за внимание. Можете возвращаться к своим обязанностям.
Все разошлись. У стойки осталась только Настя. Ее мучила какая-то мысль. Наконец она пришла к определенному решению и сказала Косте:
- Костя, это из-за нас.
- Что? - не понял парень.
- Запретили отношения на работе.
- С чего ты взяла?
- Потому что только у нас отношения! И знаешь что?
- Что?
- Нам надо поругаться!
- Как это — поругаться? Зачем? — Костя был поражен.
- Понарошку, - объяснила Настя. — Помнишь, мы встречались понарошку? А теперь поругаемся понарошку. Чтобы Виктория Сергеевна думала, что мы не встречаемся.
Эта инициатива Насти, как и прежние ее идеи (например, со спасением гуся), была чревата опасными последствиями. Однако Настя о них не задумывалась. И, как вскоре выяснилось, напрасно...
- Ладно, как хочешь, — согласился покладистый Костя.
- Ты - самое главное — импровизируй, если что, — посоветовала напоследок Настя.
Костя всерьез задумался...
В это время на кухне Макс подкараулил Вику и спросил ее прямо в лоб:
— Так я для тебя пустое место? Или все-таки не пустое?
— Отвали! — коротко ответила Вика и попробовала пройти, но Макс не пустил.
— Зачем ты запретила отношения на работе? Из-за Саши? — настаивал он. — Подожди...
Тут он взял девушку за плечи. Это заметили Федя и Сеня. Заметили — и сразу отреагировали.
— Виктория Сергеевна, вы что? — С деланым негодованием воскликнул Сеня. — Никаких oтношений на работе!
— Поговаривают, если вы узнаете об этом, то уволите саму себя! — добавил Федя.
Услыхав их хохот, Вика грубо отпихнула Макса и убежала.
...А в зале Настя начала реализовывать свой "гениальный план". Они с Сашей почти одновременно подошли с заказами к бару.
— Сделай мне апельсиновый фреш и "американо", — сказала Саша.
Костя ее не услышал — он что-то бормотал про себя, словно стих наизусть учил.
— Ау, Буратино! — позвала Саша.
— А, что? — очнулся Костя. — Да, сейчас.
Тут к стойке подошла Настя и грубым тоном распорядилась:
— Эй, ты! Быстро налей мне чай!
Костя по привычке ей улыбнулся, но Настя сделала сторогие глаза, Костя все понял, кивнул и выдал заготовленный ответ:
- Пошла ты раком, придурошная!
Это было значительно грубее, чем ожидала Настя.
- Мы не так репетировали! — прошептала она.
- Я импровизирую, — оправдывался Костя.
В самом деле он импровизировал, как умел...
- Ну тогда ты — дурак рыжий! — адекватно ответила Настя.
- Заткнись, тупица мелкая! — заявил Костя. Он твердо следовал намеченному плану; теперь его было трудно остановить.
Между тем Настя хотела сделать именно это: ругань, даже понарошку, ее ранила.
- Костя... — начала она.
Однако бармен не дал ей закончить.
- Что "Костя"? — совершенно хамским тоном произнес он. - Чего шары выпучила? Сейчас выпадут!
За этим диалогом с удивлением наблюдали Саша и подошедшая Вика.
- Что происходит? — спросила Вика.
- Да эта падла маленькая тут устроила! — заявил Костя.
После таких слов Настя начала плакать, а Вика сказала:
- Костя, прекрати! Что случилось? Вы же нормально с ней общались!
- Я - с ней? - возмутился Костя. — Да никогда мы не общались с этим хоббитом!
Тут Настя не выдержала и убежала в слезах, Саша за ней. Напоследок она припечатала бармена:
— Ну ты дебил!
— Костя остался в убеждении, что он правильно выполнил установку Насти...
...Виктор Петрович был не из тех, кто легко сдается. Он решил бороться с нелепыми, по ею мнению переменами, которые внесла Вика. И обратиться для этого к верховному арбитру, то есть к хозяину ресторана. Он дождался, когда Дмитрий Владимирович придет, сядет за столик, и тут же направился к нему! Правда, рядом с хозяином сидела Вика, но шефа это не пугало — он был уверен, что справится.
— Привет, Дим, — сказал он, подходя. - Дим, у нас тут ЧП — стену украли.
И указал на огромное стекло.
— Виктор Петрович, только не надо вот этого цирка, — скривилась Вика.
Но у шефа была своя заготовка, свой аргумент. Он придвинул свое лицо вплотную к лицу хозяина и стал пристально на него смотреть. Дмитрий Владимирович попытался отодвинуться, но шеф не отставал.
— Витя, что ты делаешь? — взмолился хозяин.
— Вот скажи, тебе так приятно? — в свою очередь спросил шеф. И сам ответил: — Неприятно. И мне тоже неприятно, когда эти, — тут он кивнул на гостей ресторана, — на меня таращатся во время работы.
И тут, совершенно неожиданно для шефа, женщина, сидевшая за одним из столиков, заметила, что он на нее смотрит, и тепло ему улыбнулась. Виктору Петровичу ничего не оставалось, как улыбнуться в ответ и кивнуть в знак приветствия. Тогда женщина подошла к ним.
- Здравствуйте! — сказала она. — Извините за вторжение, но я просто хотела сказать, что этот ваш эксперимент со стеклянной стеной, по-моему, удался.
- Правда? - обрадовалась Вика.
- Конечно, так здорово наблюдать за работой профессионалов! - заявила женщина.
- Спасибо вам огромное! — сказала Вика.
- Это вам спасибо, — отвечала женщина. — Я в следующий раз с детьми приду!
И она вернулась за свой столик.
- Витя, по-моему, ты драматизируешь, — подвел итог хозяин. — Видишь, гостям нравится.
У Виктора Петровича больше не осталось в запасе козырей. Тогда он решил зайти с друтого бока.
- А кальяны? — спросил он. — Во французском peсторане это как?
И тут к его огромному удивлению, Дмитрию Владимировичу принесли... кальян! Он затянулся и затем ответил:
- Витя, ну ты совсем мамонт! Ты что, не знаешь, сколько арабов во Франции? Кальян — давно уже элемент французской культуры...
Тут шеф вспомнил, что совсем недавно слышал те самые слова из уст Вики, и понял, откуда дует ветер. Бороться было бесполезно...
А Вика тем временем перешла в контрнаступление.
- Дмитрий Владимирович, нам бы еще меню обновить... - заявила она.
— Хорошая идея! — кивнул хозяин. — В общем, давай, Витя, встряхнись: новое меню, новые идеи. А то наши соседи там что-то грандиозное затевают. Я сегодня по радио рекламу слышал, а на той неделе я там какой-то корпоратив веду.
...Косте не терпелось узнать, как Настя оценивает его усилия, удалось ли ему изобразить ссору. И он отправился искать девушку. Нашел он ее на складе. Настя плакала, сидя среди коробок. Не обращая на это внимания, Костя подошел и жизнерадостным тоном спросил:
— Насть, ну че? Кажется, получилось!
Только тут он заметил, что девушка плачет.
— Что случилось? — растерялся Костя.
Он попытался обнять девушку, но Настя отскочила!
— Не трогай меня! И вообще не подходи ко мне больше!
— Настя, ты чего? — не мог понять Константин.
— Ничего! — отвечала Настя. — Тупица мелкая не хочет с тобой разговаривать!
И выбежала из склада.
— Настя, я же для нас старался! — крикнул Костя ей вслед. Но, кажется, она уже не слышала...
...На следующее утро шеф пригласил арт-директора Вику на кухню.
— Что такое? Зачем ты меня звал? — спросила Вика.
— У меня для тебя сюрприз, — объяснил шеф. - Новое меню!
Он подвел ее к раздаточному столу, на котором стояло множество тарелок, закрытых клошами.
- Итак, намнем! — провозгласил Виктор Петрович. - Суп "Гурмэ"!
И он открыл крышку.
- Но это же твой луковый суп! — заявила Вика, приглядевшись к блюду.
- Это суп с добавлением гибискуса! — провозгласил шеф. - И теперь он называется «Гурмэ». А вот еще: "Буйабес ла манифик".
И он открыл вторую тарелку.
Это же старый «Буйабес манифик»! — протестовала Вика.
- Нет, это «ла манифик»! — настаивал шеф. — Разве ты не чувствуешь вкус этого «ла»? |
Вика все поняла. Они прошла вдоль стола, снимая крышки и разглядывая блюда, и заявила:
- Это все блюда из старого меню! Ты просто названия поменял.
- Правда, гениально? — как ни в чем не бывало спросил шеф.
- У тебя все равно не получится сохранить все это старье! - заявила Вика. — Перемены уже начались!
Она кивнула в знак доказательства на стеклянную стену и покинула кухню.
- Это мы еще посмотрим... — пробормотал шеф. — Я тебе устрою!
Что именно он собирался устроить, стало ясно на следующий день. Шеф принес на кухню свиную тушу и принялся ее разделывать. Делал он это, благодаря стеклянной стене, на глазах многочисленных посетителей, некоторые были с детьми. Посетители были в шоке.
И это были еще только цветочки. Спустя два дня шеф достал где-то муляж человеческой руки - из тех, что используют на занятиях студенты-медики, специальные трубочки позволяли имитировать работу системы кровообращения. И по предложению шефа Сеня разыграл с этой «рукой» целое представление. Вначале, стоя возле стеклянной стены, он якобы нечаянно отрезал себе руку. Из трубочек начала литься кровь. Сеня с этой полуотрезанной рукой начал бегать по всей кухне. Гости в панике начали покидать ресторан...
Участником следующего розыгрыша стал уже Федя: он вышел на кухню... голышом. Буквально в чем мать родила. И в таком виде прошествовал вдоль всей стеклянной стены туда и обратно. В зале вновь возникла легкая паника...
И шеф таки добился своего! В тот же день стекло убрали, на его место повесили картину. На кухне царило ликование: никому не нравилось pаботать в витрине.
Ликовали все, кроме Макса: он практически не участвовал в общей «войне со стеклом». У него была собственная война. Он всеми способами старался внушить Вике, как далеко у него зашли отношения с Сашей (которых на деле вовсе не было). То в присутствии Вики изображал страстный разговор с Сашей по телефону. То снимал у нее с волос пушинку. То появлялся со следом губной помады на щеке, словно от поцелуя (тут ему помог Костя. То оставлял на видном месте любовную открытку со словами:
"Сашуля, ты просто прелесть! Макс". Он видел, что на Вику это ни действует: она злилась все сильнее...
Между тем наступил день открытия ресторана "Аркобалено". Начался он с того, что Виктор Петрович встретил у самых дверей собственного ресторана "Клод Моне" развязного молодого человека, который попытался всучить ему листовку ресторана-соперника, сопровождая это такой речевкой:
- Посетите новый ресторан «Аркобалено» — современный ресторан класса люкс. Там вам будет гораздо вкуснее и уютнее, чем тут.
- А чего ты внутрь не зашел? — спросил Виктор Петрович молодого человека. — Там бы раздал...
- А меня не пустили, — объяснил промоутер.
Тогда Виктор Петрович схватил наглеца за ухо и потащил его к хозяевам — то есть к своему сопернику Елене. Доставив промоутера к дверям соседей, где в ожидании гостей стояла Елена, Виктор Петрович произнес:
- Слушайте, не успели вы открыться, а уже нам под коврик нагадили — смотрите, что я под дверью нашел!
- И вам доброго утра! — отвечала Елена.
- Не надо со мной любезничать! — заявил Виктор Петрович. - Увижу еще хоть одного клоуна рядом с моим рестораном — башку оторву!
После чего наконец отпустил несчастного промоутера и развернулся, чтобы уйти.
- Ничего себе, как вы переживаете! — с деланым сочувствием сказала Елена. — Боитесь, что к вам сегодня никто не придет?
Такое шеф спустить не мог. Он вновь повернулся к Елене и с невыразимым презрением в голосе сказал:
— Чего? Да вы откройтесь для начала, ресторан «Абракадабра»!
В это время на кухне ресторана «Клод Моне» Костя пытался наладить безнадежно испорченые отношения с Настей. Встретив девушку возле кондитерского стола, где Настя только что приняла у Луи десерт, Костя начал ее уговаривать:
— Настя, ну хватит меня мучить, ты же сама хотела поругаться! Извини, я не хотел тебя по-настоящему обидеть!
— Уйди! — коротко ответила Настя на эту тираду, оттолкнула Костю и убежала. Костя поспешил за ней, при этом оба не заметили, что от толчка на столе у Луи опрокинулась бутылка с оливковым маслом, и оно начало течь на пол. Этому пролившему и суждено было вскоре сыграть свою зловещую роль...
Между тем на крыльце ресторана шеф в компании Вики наблюдали за открытием ресторана-конкурента. Оба обратили внимание на то, что народу на открытие собралось совсем немного.
— Я же говорил: к ним три калеки придут, - заметил Виктор Петрович.
— Лучше бы эти три калеки к нам приковыляли, - заявила на это Вика.
Шеф от такого несправедливого замечания только головой покачал. После чего взял арт-директора за руку и повел в ресторан, к хостес Ангелине.
- Ангелина, как у нас сегодня с резервами? — спросил он.
- Все столики забронированы, люди сейчас будут подъезжать, - ответила хостес.
- Вот видишь, все получилось, как я говорил! — воскликнул шеф, обращаясь к Вике. — Нас любят такими, какие мы есть! Иди, готовь экстра-столики, у нас сегодня зал битком!
На это Вике было нечего возразить. И она разозлилась еще больше. Она готова была взорваться. И этот взрыв произошел на кухне. А детонатором стало то самое пролившееся масло! Вот как это случилось...
Саша пришла к раздаточному столу за очередным заказом. И тут она возьми и поскользнись! Саша бы непременно упала, но случившийся рядом Макс ее удержал. Правда, вышло это не очень ловко — так, словно он хватал девушку за грудь. Эту сцену увидела вошедшая на кухню Вика. Вот тут и грянул тот самый взрыв!
- Вы что себе позволяете?! — закричала она. — Устроили порнуху на рабочем месте! Я что, вас не предупреждала? Саша, ты уволена! Рады?! А ты, придурок беги под крылышко своего Виктора Петровича, может, он и на этот раз тебя выгородит!
И она решительно вышла из кухни. Макс кинулся за ней.
- Да подожди ты! — воскликнул он, схватив арт-директора за руку.
- Не трогай меня! — крикнула Вика, вырвав руку.
- Давай спокойно поговорим! — убеждал ее Макс.
Тут Вика увидела Сеню, который словно бы случайно выглянул из кухни, схватила Максима за руку и затащила его в холодильник.
— Слушай сюда! — зло сказала она, когда они остались вдвоем. — Я не собираюсь с тобой ничего выяснять!
— Вика. Саша тут не причем! — объяснил Макс. - Не надо ее увольнять! Это все я! Я тебя доводил - изображал, что мы с ней как будто встречаемся!
— Ну, у тебя получилось, особенно сейчас, когда ты ее за грудь хватал, — заметила Вика.
— Это вообще случайность! — заверил Maкс.
— А что ты тогда за нее заступаешься?
— Я просто не хочу, чтобы из-за твоей ревности пострадал кто-то другой, — отвечал Макс.
— Из-за моей чего?! — воскликнула Вика. Размахнулась, чтобы дать Максу пощечину; но он ее предупредил: схватил в объятия и принялся целовать...
...Тем временем шеф с хозяином мирно сидели за столиком в зале. Дмитрий Владимирович курил кальян, Виктор Петрович рассказывал какой-то свой смешной сон.
— ...И в итоге я стою голый и своего "Бенджамина Баттона" солонкой прикрываю, — закончил он рассказ.
— Ну и сны у тебя, Витя... — сказал хозяин, смеясь.
Тут к ним подошел Федя, у которого был заговорщицкий вид. Дело в том, что он только что вернулся от соперников — выполняя задание шефа, oн присутвовал на открытии ресторана "Аркобалено".
- Ну рассказывай, Штирлиц, как там? — обратился к нему шеф.
- Супер! У хостес — вот такие сиськи! — поделился Федя первым впечатлением.
- Тьфу ты! Я тебя про ресторан спрашиваю! — скривился шеф.
- Ну интерьер так себе, — начал рассказывать Федя. - В зале штиль, свободных столиков полно...
- Ну вот, я же говорил: ничего менять не надо! — заключил на это хозяин, чем вызвал большое удовольствие у Виктора Петровича. Отпустив Федю и шефа, хозяин вытянулся на диване и затянулся кальяном. Но что-то с этим восточным атрибутом (а может, с самим Дмитрием Владимировичем) было не так.
- Что-то кальян подгорает, — пробормотал хозяин. Встал, покачнулся... и опрокинул кальян! Горячие угли из кальяна упали на штору, и она тут же начала гореть. Из кухни выбежал Виктор Петрович с огнетушителем, кинулся к горящей шторе. Ему мешали посетители, которые толпой покидали зал. А Костя в первую очередь подумал о Насте: он схватил девушку на руки и вынес из задымленного зала на улицу.
- Все, здесь ты в безопасности, — сказал он, когда они оказались снаружи.
- Спасибо тебе, ты у меня такой смелый! — воскликнула Настя и от души поцеловала Костю.
И все время, пока в зале хулиганил огонь и царила паника, в холодильнике кипела страстная любовь Макса и Вики. Все условности, как и лишние одежды были отброшены, и любовники сполна наслаждались друг другом. А когда они наконец насытились и в зале огонь утих. Шеф с огнетушителем  в руках и весь в саже, вышел на улицу, чтобы извиниться перед гостями и пригласить их прийти на следующий день. И увидел, как ЕГО посетители дружной толпой переходят в соседний ресторан...
«И все-таки, как бы мы ни относились к переменам, они происходят, — думал Макс в тот вечер. — Иногда мы получаем совсем не то, что хотели. Иногда убеждаемся, что были правы. А бывает, что через перемены мы возвращаемся в исходную точку. Главное - верить, что все перемены в жизни — к лучшему».

Глава 25
Вас тут, не стояло!
Бывает так, что мы внезапно сталкиваемся с неприятной ситуацией. Обстоятельства меняются, и нам нужно принять решение. Иногда проявить характер и отстоять свои права. А иногда нужно отнестись к неприятности как к мелочи и не лезть из-за нее в бутылку. Принять новую ситуацию с достоинством, не теряя лица. А главное - не пытаться отомстить тому, с кем эта неприятность связана. Потому что неприятность неприятности рознь...
Этот день Макс начал в той же самой кровати, в которой уже был несколько недель назад, - в кровати Вики. И хозяйка кровати и всей квартиры, как ни странно, была рядом. Макс обнаружив это, когда проснулся. Ему пора было бежать на работу - он и так каждый день опаздывал. Он уже встал было, чтобы одеться и тихо уйти, но... Но тут вспомнил, что именно так он поступил в то, первое утро. И в результате Вика страшно на него обиделась. Ему не хотелось повторять свою ошибку, и Макс осторожно лег назад, рядом с Викой.
А она все это время не спала и ждала, как же он поступит. И когда Макс лег, она сделала вид, что только что проснулась, повернулась к нему и крепко обняла... В результате на работу опоздали они оба.
А Настя в этот день запланировала себе сразу два изменения в жизни. Во-первых, она приехала на работу на велосипеде (с которым еще плохо справлялась), а во-вторых, переодевшись, подошла к Косте с загадочным видом и спросила:
- Слушай, а если бы я сказала, что хочу сегодня остаться у тебя?
Наверное, любой парень на месте Константина понял бы, о чем говорит девушка. Но Костя не отличался сообразительностью. А потому спросил:
- Тебя что, Саша выгнала?
- Да нет, отвечала Настя. — Я просто думаю, что нам уже пора сделать следующий шаг...
И опять Костя понял ее неправильно.
- Жениться, что ли? — спросил он.
- Какой ты смешной! — рассмеялась Настя. — Сегодня вечером мы с тобой...
И она на ухо наконец сообщила Косте, что именно им предстоит. Это известие повергло бармена в панику. Он уронил бокал, который разбился, и затараторил:
— Постой, a y нас точно будет? Или как в прошлый раз — ничего не будет, но мы всем скажем, что было? Или на этот раз будет, а мы никому ничего не скажем? Хотя, в принципе, если будет, почему бы не сказать? Тем более мы уже говорили, когда у нас не было...

Он бы, наверное, еще долго мог молоть такую чушь, но Настя его прервала.
— Костя, у нас все будет, — твердо сказа она. - И мы никому ничего не скажем. А я сейчас съезжу за аромасвечами, чтобы вечером все было волшебно.
И она отправилась на задний двор, к своему велосипеду. В этот момент во двор въехал на своей машине Виктор Петрович. Въехал и уже собрался поставить свой лимузин на привычное место под плакатом «Сосульки! Машины не ставить!», когда увидел, что место занято какой-то чужой машиной. Между этой чужой машиной и велосипедом Насти сидел интеллигентный бомж Родион Сергеевич и читал книгу.
— Это еще что за хрень? — зло произнес шеф, выходя из машины.
Родион Сергеевич неправильно понял этот вопрос.
— Это Виктор Петрович, не хрень, а новая классика, — с легкой обидой ответил он. — Ваш тезка, Виктор Пелевин, — и указал на книгу.
— Да я про эту телегу, — объяснил шеф, указывая на чужую машину. — Что за кретин занял мое место!
И он со злостью пнул чужака, так что у того сработала сигнализация.
Виктор Петрович не учел того обстоятельства, что на этот задний двор выходила не одна дверь, а несколько. И одна из них принадлежала только что открывшемуся ресторану-конкуренту «Аркобалено». Поэтому не было ничего удивительного в том, что как только сигнализация начала вопить, дверь соседнего ресторана открылась, и из него вышла шеф-повар Елега Соколова.
Подойдя к своей машине, она выключила сигнализацию и затем спросила:
- Что случилось?
- Ничего, - отвечал Виктор Баринов, — но если вы не уберете машину — случится.
Словно иллюстрация к его словам, раздался грохот: это Настя на велосипеде врезалась в мусорный бак.
- Ничего, я в порядке! — бодро крикнула она всем, снова села на велосипед и уехала.
- Повторяю: уберите машину с моего места! — тоном, не предвещающим ничего хорошего, заявил Елене шеф.
- А где написано, что оно ваше?
- Ну вот же, большими буквами, — объяснил шеф и ткнул пальцем в плакат про сосульки. — Это обращение к таким, как вы!
- Никуда убирать машину я не собираюсь! — твердо заявила Елена. - Вот вам свободное место, — она указала на кусок асфальта рядом, — там и ставьте.
И ушла, Шеф, готовый взорваться, смотрел ей вслед. А Родион Сергеевич, наблюдавший за этой сценой заметил:
— Осторожнее, Виктор Петрович! Обиженные женщины способны на любые поступки. Кроме адекватных...
Дальнейшие события показали, что интеллигентный бомж не ошибался в своих прогнозах. Просто не к тому обращался...
Виктор Петрович не собирался выполнять совет Елены и ставить машину на свободное место. Поставить ее под плакатом — это был вопрос принципа! Поэтому он достал телефон и начал звонить. В результате этих звонков спустя некоторое время во двор въехала машина-эвакуатор. Следуя указаниям шефа, эвакуаторщик поднял машину Елены, и шеф наконец заехал на свое законное место.
— И не таких ломали! — заявил он, выходя из машины.
— А куда эту везти? — спросил эвакуаторщик, указывая на машину Елены.
— Вот сюда ставь, — Виктор Петрович указал площадку, которую ему самому посоветовала Елена.
— Это что же: вы меня вызвали за пять тысяч рублей, просто чтобы переставить машину на два метра?! — поразился эвакуаторщик. У него это просто в голове не укладывалось!
— Ты кто, эвакуаторщик или следователь: нахмурился шеф. — Давай работай!
Рабочий пожал плечами и выполнил указание. Когда машина Елены уже встала на новое место, из ресторана вышла ее хозяйка. Оценив, что произошло она начала издевательски аплодировать шефу. Потом сказала:
- Браво! Поистине мужской поступок! И что, вы собираетесь каждый день эвакуировать мою машину?
- Конечно, нет, — отвечал шеф. — В следующий раз колеса проткну.
- Посмотрим! — сказала Елена и ушла.
А Родион Сергеевич осуждающе покачал головой и произнес:
- Виктор Петрович, я был о вас другого мнения!
- Чего? - повернулся к нему шеф.
- Зачем вы эвакуаторщика вызывали? — спросил бомж. Сказали бы мне, я бы за пять тысяч эту машину на руках перенес...
А в это время Вика ехала на работу. Рядом с ней ехал и Макс. Не доезжая нескольких кварталов до ресторана, Вика остановила машину и сказала:
- Давай, отсюда ты пойдешь пешком.
- Почему? - поинтересовался Макс.
- Будет не очень хорошо, если мы появимся на работе вместе, — уклончиво ответила Вика.
- Ты права, это может нанести урон моей репутации. - иронически заметил Макс и вышел.
- Макс! - крикнула ему вдогонку Вика. — А ты уверен, что мы... Что все это правильно?
- Посмотрим! - Макс пожал плечами и двинулся дальше.
Вика вошла в ресторан и первым делом наткнулась на Виктора Петровича.
- Ты еще тут? — спросил шеф. — Я думал, ты уже в Милане...
Тут необходимы некоторые разъяснения. В Милане открывалась выставка ресторанного интерьера и оборудования, и Вика должна была туда лететь за счет заведения.
— Нет, я завтра лечу, — отвечала Вика. - Нам, кстати, сегодня надо пройтись по списку, решить, что мы будем заказывать.
— А, так ты еще и на выставку хочешь сходить? - иронически удивился шеф. — Не только по магазинам?
Разговаривая таким образом, они вошли на кухню. В ту же минуту туда через заднюю дверь вбежал Макс. Увидев шефа, он пролепетал:
— Извините...
— Ничего страшного, огузок, — благодушно ответил шеф. — Лучше скажи: как она?
— Кто — она? — осторожно поглядывая на Вику спросил Макс.
— Ну бабушка, которую ты переводил через дорогу, — объяснил шеф все тем же тоном «благодушного дядюшки». — Или у тебя другая причина?
— Извините, шеф, я проспал, больше такое не повторится, — серьезно ответил Макс.
— Проспал? — сказал Виктор Петрович. - Ну, ничего страшного. Сегодня убираешь склад. A еще раз опоздаешь — уволю.
Тут он оглянулся на Вику, которая считалась в ресторане более строгим руководителем, и спросил у неё:
— Или, может, я придираюсь? Виктория Сергеевна, вы почему молчите?
Виктория Сергеевна оказалась в очень затруднительном положении. Сказать ей было решительно нечего. Но и промолчать тоже было нельзя.
- Ну...да... - пробормотала она. А затем, почувствовав удивленный взгляд шефа, строго добавила. - Ложиться надо раньше, чтобы не проспать!
-Да я-то лег. - отвечал ей Макс, — только уснуть никак не мог. На меня бессонница напала! И не просто напала, а всю ночь издевалась. Только под утро дала уснуть.
Шеф чувствовал, что тут что-то не так, но решил "закруглить" ситуацию.
- Все, давайте работать! Огузок, за мной! — скомандовал он.

Глава 26
Страшная месть

В то время, когда все на кухне наконец приступили к работе, Настя, закупившая ароматические свечи для ароматического... ну, то есть романтического вечера с Костей, въехала во двор ресторана. Велосипед ее по-прежнему не слушался, и Настя выписывала такие кренделя, как и при отъезде. Поэтому не было ничего неожиданного в том, что в какой-то момент она вовсе потеряла управление, врезалась в машину шефа - и начисто снесла боковое зеркало. Испугавшись, Настя огляделась, поняла, что никто ее преступления не видел, поставила велосипед и быстро скрылась в ресторане.
Тут во двор вышла Елена. Она достала из своей машины большую сковороду, скалку, и уже собралась уходить, когда заметила сломанное зеркало на машине шефа. Она подошла поближе, чтобы рассмотреть повреждение, и тут из своего ресторана вышел шеф с миской в руке. Поставив миску на землю, он позвал:
— Элеонора Андреевна! Пожалуйте к столу!
Из-за угла выбежала прикормленная у ресторана собака и уткнулась в миску.
— Все, как вы любите, — шеф продолжал с ней общаться, — недоеденная баранина на шпажках...
Он достал сигарету, потянулся к зажигалке... и тут заметил сломанное зеркало на своей машине, а рядом — Елену со скалкой.
В голове у шефа тут же возникла картина: Елена (которая, конечно, хотела ему отомстить за утреннюю рокировку) сломала его зеркало этой самой скалкой. Глаза у Виктора Петровича сузились, губы сжались, и он решительно шагнул к машине соперницы!
— У вас тут зеркало сломано, — сочувственным тоном сказала ему Елена, не подозревавшая, что творилось в душе у шефа.
— Правда, что ль? — издевательски произнес шеф. — А вы не заметили, что у вас тоже?
— У меня? Где? — удивилась Елена.
— Да вот же! — объяснил шеф, ломая зеркало на ненавистной машине коварной соперницы.
— Вы что творите?! — возмущенно воскликнула Елена.
— Теперь мы квиты, — тоном Брюса Уиллиса (или Чака Норриса) ответил шеф и ушел.
Всю эту сцену наблюдала Саша, которая вышла во двор с той же целью, что и шеф, — покурить. А увидев бросилась рассказывать обо всем коллективу. И спустя несколько минут все в ресторане были в курсе, как круто их шеф отомстил этой штучке из соседнего заведения.
На Настю этот рассказ произвел очень грустное впечатление. Она стояла возле бара, как в воду опущенная, Костя, по своему обыкновению не замечавший, что происходит с близкими ему людьми, подошел к ней с радостным возгласом:
- Настенька!
И только тут понял, что что-то не так, и спросил:
- Что с тобой?
- Мне надо тебе что-то сказать... — чуть не плача, отвечала Настя. — В общем, я неправильно поступила...
- Ты что, передумала насчет вечера? — встревожился Костя, который долго запрягал (то есть въезжал в Настино предложение), но теперь был готов быстро ездить.
- Да я не об этом, — отвечала Настя и призналась: - Это я сломала зеркало Виктору Петровичу. И они сейчас ссорятся из-за меня.
- О, ничего себе! — кивнул Костя. — А насчет вечера, получается, все в силе?
- Костя, ты только об одном и думаешь! — возмутилась Настя и ушла. А Костя остался и попытался думать об одном - и еще о другом...
Что касается Вики, то она весь этот день перед отлетом в Милан размышляла о том, правильно ли она поступила, сойдясь с Максом. И не могла прийти ни к какому решению. Тем не менее ночь перед отъездом они провели как обычно — то есть вдвоем, и занимались вовсе не сном. В результате утром Макс, который проснулся, как всегда, первым (и который успел начисто забыть про поездку Вики в Милан), решил сделать подруге приятное. Он сварил кофе, сервировал по всем правилам поднос и принес Вике в постель.
— Вика! — нежно позвал он. И когда та oткрыла глаза, произнес:
— Доброе утро! Я принес тебе кофе...
Однако реакция Вики на заботу была для Макса неожиданной. Она взглянула на Макса, потом на часы, глаза ее расширились, и она закричала:
— Черт! Я тебя ненавижу!
— Извини, я не знал, что ты не любишь кофе по утрам, — обиженно сказал Макс.
— Да какой, к черту, кофе! — воскликнула Вика. Из-за тебя я не полетела на выставку в Милан! Все, меня уволят!
— Хорош паниковать, сейчас я все испралю, - пообещал Макс, привыкший находить простой выход из любой сложной ситуации. Он взял телефон, набрал номер ресторана и спросил у Вики: — А что за выставка?
— Выставка кухонного оборудования, - ответила Вика. — Куда ты звонишь?
Но Макс ей уже не ответил. Он уже слышал в трубке голос Ангелины:
— Добрый день! Это ресторан "Клод Моне", меня зовут Ангелина. Чем могу вам помочь?
Тогда Макс, скрутив губы в трубочку и как только можно исказив голос, на ломаном русском произнес:
- Здравствуйте! Меня зовут Алессапдро Дель Пьеро. Я - представитель выставки кухонного оборудования, которая сегодня должна была быть в Милане. К сожалению, выставка отменяется и переносится на неопределенный срок. Предупредите, пожалуйста, ваших представителей. Чао!
- Ну как? - спросил он у Вики.
- Ты идиот! — отвечала Вика. — Никто в эту чушь не поверит!
Тут у нее зазвонил телефон. Вика включила его и услышала голос Ангелины:
- Виктория Сергеевна, здравствуйте, это Ангелина. Сейчас звонил представитель выставки из Милана, сказал, что она отменяется.
- Правда? - отвечала Вика. — Хорошо, что предупредили, а то я уже в Домодедово, чуть не улетела. И скажите об этом Дмитрию Владимировичу и Виктору Петровичу.
Она отложила телефон и с аппетитом взглянула на поднос с кофе. Торопиться теперь было вроде некуда. Хотя Вика с ее жизненным опытом могла бы догадаться, что простые решения выручают далеко не всегда...
Виктор Петрович приехал на работу и увидел, что его любимое место под плакатом о сосульках снова занято: на этот раз не машиной Елены (она стояла чуть в стороне, и хозяйка рядом с ней), а мусорными баками.
— С одной вашей мусоркой справился, думаете с двумя не справлюсь? — вызывающе спросил шеф у Елены.
— Думаю, что нет. А вот документ, который это подтверждает, — сказала Елена. — Это план из управы, согласно которому мусорные баки должны стоять именно в этом месте. Еще есть вопросы?
И она протянула бумагу шефу.
— Да, — отвечал Виктор Петрович. Порвав полученный документ на несколько частей, он протянул обрывки Елене со словами:
— Не могли бы вы выбросить ЭТО в мусорный бак, который немедленно переставите?
Тут он обратил внимание на знакомый фургончик стоявший рядом с машиной Елены. Из фургончика вылез хорошо ему знакомый поставщик Тимур.
— Вы еще и поставщика у меня решили увести? - зло спросил шеф у Елены.
А затем, обращаясь к Тимуру, пообещал:
— Если узнаю, что ты ей возишь продукты, долг не верну!
Тогда поставщик повернулся к Елене и сказал:
— На этом наше сотрудничество подошло к концу. Просто я так воспитан: не могу перечить старшему. Который, к тому же, торчит мне десять штук. Даже пятнадцать.
— Вы ведете себя как маленький ребенок. — сердито сказала Елена шефу и ушла.
В это время Настя, которая видела всю эту сцену (она как раз приехала на работу на велосипеде), снова жаловалась Косте:
- Шеф опять с ней ругается. Это все из-за меня.
- Да ладно, Насть, все образуется, — утешал ее Костя, который не видел здесь никакой проблемы. — Слушай, я так понимаю, сегодня у нас тоже ничего не получится?
- Костя, ты меня не слышишь, что ли? — сердито сказала Настя.
Вот теперь Костя наконец услышал.
- Нет, но просто ты сама обещала... — пробормотал он. А затем вдруг добавил: — Ну хочешь, я пойду и скажу шефу, что это я сломал его зеркало?
- Не надо, он тебя уволит... — вздохнула Настя.
- Ну да, глупо идти, — согласился Костя. Потом снова взглянул на Настю, снова набрался храбрости и сказал: - Нет, решил пойти — значит, пойду!
И двинулся к выходу.
- Постой! - воскликнула Настя и побежала за ним.
Шефа Костя нашел на заднем дворе: он наблюдал, как Сеня, Федя и бомж Родион Сергеевич перетаскивают мусорные баки к заднему входу ресторана "Аркобалено". Костя твердым шагом подошел и заявил:
- Шеф, это я сломал ваше зеркало!
У шефа полезли глаза на лоб:
- Что?
Тут из ресторана выбежала Настя со своей версией:
- Шеф, не верьте ему! Это я сломала ваше зеркало. А он хочет меня прикрыть.
- Шеф, не слушайте ее... — вновь начал Костя.
Однако Настя закрыла ему рот рукой и договорила:
— Это я ехала на велосипеде, упала и случайно задела ваше зеркало. Простите меня!
А Костя, которому не давали говорить, продолжал покалывать на себя пальцем.
— Вот вы инвалиды! — произнес вконец растерянный Виктор Петрович. — А я уже второй день с ней воюю... Да, неудобно получилось...
Тут он повернулся к своим титанам, ворочавшим баки, и скомандовал:
— Стойте! Отбой!
Настя сказала Косте:
— Это было так мило, спасибо тебе!
Костя не остался в долгу и ответил:
— Да ладно, чего там... А хочешь, это... сегодня приходи ко мне... просто так!
— Нет, — твердо сказала Настя. — Сегодня я приду не просто так...
...Вике что-то потребовалось найти на складе, и она, склонившись, искала среди коробок. Ее обтянутый юбкой зад выразительно задрался вверх. Тут на склад зашел Макс. Он не мог не заметить этот объект! И стал с ним общаться...
— М-м-м, какой вид! — произнес он. — Ну. Как поживаешь? А где Виктория Сергеевна?
Тут Вика наконец поднялась, и Макс изобразил удивление:
— О, и ты здесь?
— Какой же ты все-таки ребенок! — покачала головой Вика.
Макс сделал из этой фразы свой вывод:
- Давай, я закрою дверь — и ты меня накажешь! — предложил он.
- Макс, я не шучу, — сказала Вика. — Я понимаю, что ты еще молодой, тебе хочется веселиться, но надо хоть иногда быть серьезным.
- А что это ты по поводу моего возраста переживаешь? - отвечал Макс. — Тут мне надо переживать, "Тетя Вика"!
После чего Вика дала ему пощечину и ушла.
...Как Настя и обещала, она в тот вечер пришла в квартиру Кости. И не просто пришла, а принесла ароматические свечи. Расставила их по всей комнате и зажгла. Стало очень романтично! А Костя откупорил бутылку хорошего вина. Они сидели на диване... Костя решил, что пора сделать следующий шаг, и повернулся, чтобы поцеловать Настю. Но девушка его остановила.
- Костя, подожди, — сказала она. — У нас, наверно, сегодня ничего не получится.
- Ну давай еще вьшьем? — предложил Костя свой выход.
- Нет, не в этом дело, — покачала головой Настя. - Просто... это как-то неправильно. Получается, что я все это делаю не по любви, а в благодарность за то, что ты за меня вступился. Понимаешь?
Но Костя не понимал.
- Получается, что я как будто продажная женщина. -  объясняла Настя. — А я так не хочу. Давай сегодня просто поспим.
- Давай поспим... — упавшим голосом согласился Костя.
А что eще ему было делать?
— Спасибо, что ты меня понял! — горячо поблагодарила его Настя.
Так что Настя осталась ночевать у Кости просто так. А в другой комнате той же квартиры ночевал Макс, которому Вика дала сегодня отлуп. И он сначала думал, что тоже будет ночевать "просто так". Но в три часа ночи ему из клуба позвонила в стельку пьяная Виктория Сергеевна, которая сообщила, что она: 1) чувствует себя одинокой; 2) запрещает Максу к ней приезжать; 3) требует, чтобы он немедленно приехал и забрал ее оттуда. Что Макс и сделал.
Так что на следующее утро Вика проснулась, как и несколько дней до этого, рядом с Максом. А точнее, оттого, что он ее поцеловал.
— Макс... — нежно улыбаясь, промурлыкала Вика, открыла глаза... и резко спросила:
— Где я?
— У меня, — отвечал Макс.
— Ты что, меня опять в постель затащил?
— Ну да, связал и затащил, — усмехнулся Макс. - Ты что, не помнишь, как все было?
Тут Вика немного напряглась... и вспомнила. Да, винить Макса было не в чем. Но Вика не была бы Викой, если бы не сделала именно это.
— Ты воспользовался тем, что я была пьяна! - заявила она.
В это время из-за двери раздался голос Кости:
— Макс, я в магазин, тебе что-нибудь взять?
— Нет, спасибо! — крикнул в ответ Макс.
- А что у тебя делает Костя? — спросила испуганная Вика.
- Это не Костя у меня — это я у Кости живу, — объяснил Макс.
На лице Вики ясно читалась одна мысль: «Как я могла влипнуть в такую историю?» Однако она еще не осознала масштаба этого «влипания». Она их поняла, когда решила пойти в ванную и обнаружила там Настю!
Шок был настолько силен, что Вика, повинуясь первому порыву, захлопнула было дверь, словно ее здесь и нет. Но она понимала, что Настя ее уже заметила и вообще поздняк метаться. Потому она снова открыла дверь и вошла в ванную, словно у себя дома.
- Здравствуйте, Виктория Сергеевна! — пискнула Настя.
- Да, привет, Настя, — ответила Вика.
- Я уже все, проходите, — сказала Настя, которая и правда закончила краситься.
Она вышла, закрыла дверь, но тут же снова ее открыла и произнесла:
- Виктория Сергеевна, простите, пожалуйста... Я, навернoe, сегодня немного опоздаю...
- Да, я понимаю, — тоном светской беседы ответила Вика. - Я, наверное, тоже.
Любопытство в Насте взяло вверх над чувством субординации, и она не удержалась и спросила:
- Простите, а вы с Максом...
Но этот разговор Вика не собиралась поддерживать.
- Настя! - резко воскликнула она.
- Все, ухожу! — заверила Настя и закрыла дверь.
На этом неприятности Вики в то утро не кончились. Наоборот, они только начинались. Тем не менее мы на время оставим ее в ванной Костиной квартиры и посмотрим, что делает Виктор Петрович, узнавший, что он мстил Елене совершенно зря.
Шеф решил обратиться за помощью к Феде, про которого было известно, что у него полно знакомых в автосервисе. И Федя действительно заверил шефа, что один его знакомый «приедет и двумя пальцами все сделает».
Однако не успел Виктор Петрович, довольный тем, что наконец разрулил неприятную ситуацию с Еленой, выкурить сигару в своем кабинете, как к нему ворвалась та самая Елена. И вовсе не со словами благодарности.
— Я сейчас полицию вызову! — заявила она. - Где моя машина?
— Понятия не имею! — честно отвечал шеф.
— Так, меня это все достало! — заявила Елена. - Чтобы через пять минут машина была на месте, иначе я заявляю об угоне!
Виктор Петрович спешно набрал номер Феди, и тот объяснил, что случилось: знакомый приехать не смог, поэтому Федя отогнал машину ему в сервис.
— Перед тем как я тебя убью, — сказал ему шеф, - ответь на вопрос: чем ты ее открыл? И как ты ее завел?
— Чем открыл, тем и завел, — кратко объяснил Федя.
— Ладно, дуй скорее сюда, — распорядился Виктор Петрович. — Ты зеркало хоть починил?
— Зеркало починил, — заверил Федя. — Правда, есть одна проблема...
И он объяснил, что, поскольку он давно не садился за руль, то по дороге въехал в столб. Так что у машины помят бампер и сломана фара...
Виктор Петрович не нашелся, что на это ответить. Как он теперь будет объясняться c Еленой?
...А в это время Вика с Максом подъехали к тому месту, где Макс обычно выходил. Он и сейчас вылез и, как обычно, забыл на сиденье свой телефон. Вика только плечами пожала и положила телефон в сумку. Она не ожидала больших неприятностей от сегодняшнего опоздания. В конце концов спросить с нее за нарушение мог только хозяин, а он редко приходил в ресторан по утрам.
Однако первый, кого Вика увидела, когда вошла в "Клод Моне", был как раз Дмитрий Владимирович. Она удивилась, увидев его. Но еще больше удивился хозяин при виде своего арт-директора.
- Добрый день, Вика, — сказал он. — А почему ты не полетела на выставку?
- Так ее же отменили, — ответила Вика.
Но она не учла степени осведомленности хозяина.
- С чего это? — сказал он. — Я только что созванивался со своими друзьями — они как раз на этой выставке.
В душе Вики начала подниматься паника, но она еще надеялась оправдаться.
- Но мне в аэропорт позвонила Ангелина и сказала не лететь, — объяснила она. — Ангелина! Тебе ведь, кажется, звонил какой-то их представитель?
- Да, звонил господин Алессандро дель Пьеро, — ответила хостес. — Сказал, что выставки не будет...
— А ну-ка дай мне номер этого дель Пьеро, - заинтересовался хозяин.
Ангелина поискала — и нашла нужный номер.
— Вот, с этого номера он звонил...
— Интересно, — заметил Дмитрий Владимирович. — У дель Пьеро московский номер...
И он его набрал. И в сумке Вики начал трезвонить телефон Макса... Что-то объяснять было сложно и что тут объяснишь?
— Вика, я не знаю, зачем вы так поступили, - сказал хозяин. — Надеюсь, у вас были веские причины. И если бы вы не сделали столько для этого ресторана, я бы вас уволил. Да, и теперь вы летите в Италию за свой счет.
Вика вошла в ресторан, не чувствуя ног, вся будто оплеванная. А на заднем дворе шеф Виктор Петрович, весь будто оплеванный, стоял возле поломанной машины Елены и слушал, как она отвечает кому-то по телефону (возможно, страховщику):
— Нет бампера, и фара разбита. Нет, за рулем была не я. Нет, не могу объяснить, это долгая история. Хорошо, расскажу потом.
Когда Елена закончила разговор, шеф произнес:
— Вы не переживайте, я все починю. Просто я хотел как лучше...
— Представляю, что бы было, если б вы хотели как хуже, — заметила Елена. — Вы понимаете, что я могу написать заявление и ваш повар сядет?
— Понимаю, — покорно ответил шеф. - Но, может быть, как-то обойдемся без заявлений?
— Я подумаю, — пообещала Елена и ушла.
Вечером увидев Вику, стоявшую возле своей машины, Макс подошел к ней сзади и игриво закрыл девушке глаза.
- Угадай кто? — спросил он, постаравшись изменить голос.
- Макс? — строгим тоном ответила Вика.
- Ответ неправильный, — заявил Макс, продолжая игру.
Однако Вика не была настроена играть. Она убрала его руки со своего лица и заявила:
- Все, хватит.
- Что с тобой? В чем дело?
- В чем дело? В том, что меня чуть не уволили с работы. И все благодаря тебе. Вот в чем дело, Макс. Ты рушишь мою жизнь.
И после короткой паузы она добавила:
- Я не хочу тебя видеть.
- А хочешь, я тебе скажу, в чем дело? — произнес Макс. - Ты постоянно все усложняешь, а виноватыми делаешь других. Может, стоит поискать причины в себе?
Вика ничего не ответила. Только коротко взглянула на Макса, села в машину и уехала.
«Меня всегда удивляло, почему люди сами возводят между собой границы, — размышлял Макс, направляясь на квартиру Кости. — Одни границы мы могли бы попросту не сооружать. Другие были очерчены только в нашем воображении. Третьи не выдерживают напора обстоятельств. Но есть границы, которые мы специально возводим для того, чтобы с удовольствием их разрушить...»
...Следующее утро Максим Лавров встретил, как уже привык, — рядом с Викой. И их утро началось с поцелуя...

Глава 27
Возраст таланта

Это утро в квартире Вики началось с небольшого спора: Макс хотел заняться с ней сексом немедленно, а Вика требовала, чтобы он сначала принял душ. Вика победила, и Макс отправился в ванную. И тут раздался звонок в дверь. Вика пошла oткрывать — и в квартиру вошли ее сестра Таня с племянницей Алисой.
— Привет, тетя Вика! — сказала девочка. - Мы решили сделать тебе сюрприз!
— И это у вас получилось... — пробормота Вика.
Как раз в это время из душа вывалился Макс в одних трусах и с возгласом:
— Кто тут хочет повеселиться?
— Я хочу! — откликнулась Алиса. А Таня с Викой переглянулись...
...Спустя некоторое время сестры сидели на кухне, пили кофе и разговаривали, а Алиса с Максом веселились: Макс изображал мамонта, а Алиса на нем ездила по всей квартире.
— И зачем тебе этот тинейджер? — спросила Татьяна.
— Ну, может, он и правда немного молодой... - неуверенно отвечала Вика.
- ...А еще немного бедный и без квартиры, — закончила Таня. — Викуля, ты вечно впадаешь в крайности: то женатики, то дети.
- Почему сразу «дети»? — заступилась Вика за любовника. — Макс — серьезный парень...
Говоря эту, в общем, дежурную фразу она и не подозревала, что спор о возрасте Макса и о его серьезности вскоре будет продолжен совсем в других обстоятельствах...
Все началось с того, что едва Вика приехала на работу, как хозяин Дмитрий Владимирович устроил в кабинете шефа совещание с ней и шефом. Он объявил, что завтра им предстоит устроить большой банкет.
- Заказчик - мой старый друг и по совместительству нефтяной магнат, — объяснил хозяин. — У его жены день рождения. Она без ума от французской кухни, потому выбрала нас.
- Ублажать жен магнатов — это наша работа! — заявил Виктор Петрович. — А если она симпатичная, я даже разрешу ей зайти на кухню.
- Ну, кухню твою, Витюша, она вряд ли увидит, — заметил на это хозяин.
- Она что, незрячая?
- Она богатая! — отвечал Дмитрий Владимирович. - Поэтому банкет будет у них в загородном доме, где вы продемонстрируете имениннице и ее дорогим -  причем в прямом смысле этого слова — гостям, что такое настоящий европейский кейтеринг! Ясно?
- Что еще за кейтеринг? — брезгливо спросил шеф.
— Кейтеринг, Витя, это тот же банкет, только на природе, — объяснил хозяин.
— На природе хорошо бухать, а принимать пищу надо в специально отведенном помещении, - гнул свое шеф. — И вообще, на кого я кухню оставлю?
Тут в разговор вступила Вика, решившая поддержать хозяина.
— У тебя есть су-шеф, — напомнила она. - Побудет один день шефом, ничего страшного.
Но Виктору Петровичу ужасно не хотелось никуда ехать. Он вообще не любил покидать свою кухню. Поэтому он стал канючить:
— Дима, я не понимаю, зачем нужен шеф-повар "на шашлыках"? Пусть даже и пафосных. Готовить ничего не надо...
— Затем, Витя, что ты — лицо моего ресторана! - жестко отвечал хозяин. — Так что будь добр поторговать им перед уважаемыми клиентами. Все, дискуссия окончена. Вика, можно вас на пару слов?
Когда они вдвоем вышли из кабинета, хозяин негромко сказал:
— Вика, учитывая нелюбовь нашей "примадонны" к выездным мероприятиям, я надеюсь только на вас.
— Не волнуйтесь, Дмитрий Владимирович, я все проконтролирую, — отвечала Вика.
Хозяин, успокоенный, ушел, бросив напоследок:
"Вот и прекрасно, будет с кого спросить". А из-за стола раздачи вдруг высунулись баклажан и ананас. И ананас произнес голосом, подозрительно похожим на голос Макса:
- Виктория, дорогуша, помните: я надеюсь только на вас!
На что баклажан ему отвечал:
- Конечно, Дмитрий Ананасович! Я все проконтролирую!
После чего из-под стола вылез улыбающийся Макс. Вика состроила ему гримасу и ушла.
... На следующий день на лужайке перед роскошным загородным особняком была развернута походная кухня. Все было готово. Макс и Сеня выкладывали на тарелки готовые блюда и сервировали их. Не хватало только «лица ресторана», то есть шефа. И Вика принялась ему звонить.
- Алло, Витя, ты где?! — воскликнула она, когда телефон наконец отозвался. — Гости уже собираются!
- Подъезжаю! — услышала она голос шефа.
И действительно, на дорожку перед домом въехала "шестерка". Из нее вылез шеф — совершенно пьяный! Он, пошатываясь, подошел к Вике и торжественно произнес:
- Приветствую тебя, о царица кейтерингов!
- Витя, ты зачем так нажрался? — спросила Вика, которая уже была в состоянии, близком к панике.
- Фи, Виктория, что за моветон! — покачал головой шеф. - Не нажрался, а употребил некоторое количество дижестива в качестве аперитива. Короче, лицо ресторана доставлено — я готов им торговать!
- В таком состоянии ты не выйдешь к гостям! — заявила Вика.
И это была сущая правда — исполнять представитьльские функции Виктор Петрович явно не мог.
— А ты не выйдешь замуж, если будешь такой злюкой. — отвечал шеф.
Тут появился Макс, который приветствовал начальника:
— Шеф, добрый день!
— А вот и твой огузок на белом коне, — благодушно заметил Виктор Петрович.
— Макс, — тихо попросила Вика, — убери куда-нибудь это пьяное чудовище, пока он не поперся к гостям.
Как известно, у Макса на все случаи жизни имелась в запасе пара решений. Вот и сейчас он, не задумывалсь, предложил Виктору Петровичу:
— Шеф, у меня идея! А пойдемте проинспектируем бар!
— Огузок! — радостно откликнулся шеф. — У меня есть идея получше! Пойдем-ка проинспектируем бар!
Едва они скрылись, как к Вике подошла xoзяйка поместья и виновница торжества Диана.
— Вика, можно вас? — спросила она самым любезным тоном.
— Да, конечно! — откликнулась Вика. Вам все нравится?
— Да, спасибо, все чудесно, — кивнула Диана. - А где мой подарок?
— Простите? — не поняла Вика.
— Где ваш знаменитый шеф-повар, которого мне обещал муж? — пояснила Диана.
— Понимаете, он занят, — попыталась отговориться Вика.
Однако с ослепительной блондинкой Дианой такие отговорки не проходили.
- Сегодня он должен быть занят только мной и моими гостями! — заявила она, и в ее нежном голосе явственно зазвучал металл.
Вика все еще надеялась как-то выйти из положения.
- Да, но... — начала она.
- Вика, вы мне симпатичны, — Диана дружески улыбнулась. — И я буду очень расстроена, если вам придется искать новую работу.
Вика поняла, что попала в ловушку.
- Хорошо, я сейчас его найду, — сказала она, сама не зная, что будет делать.
- Спасибо, вы такая милая! — еще ослепительнее улыбнулась Диана.
- А ты такая сука! — пробормотала себе под нос Вика.
"Где искать шефа?" — размышляла она. В баре его не было. Она зашла в шатер, который соорудили работники ресторана. Там она увидела Макса, который рылся в коробках.
- Ты шефа не видел? — спросила она.
- Если ты про сто килограммов мяса в коньяке, то они здесь! — ответил Макс и откинул скатерть, лежавшую на нижних коробках. Там мирно спал шеф. Вика принялась его тормошить:
- Витя, вставай!
Это не вызвало никакого эффекта. Макс резюмировал положение таким образом: изображая голос автоответчика, он произнес:
- К сожалению, абонент «шеф» сейчас подойти не может. Он вообще ходить не может. Потормошите его попозже!
— Мне не смешно! — воскликнула Вика, которая была близка к истерике. — Именинница срочно требует шефа!
— Сейчас я позову Сеню, и мы подадим ей шефа, - пообещал Макс. — С базиликом и петрушкой!
— Знаешь, твое детство меня уже достало! — закричала Вика. — Ты ни к чему не относишься серьезно! Меня сейчас с работы уволят, а тебе смешно! Нафиг ты мне такой веселый нужен?
— Ну просто я оптимист... — пытался оправдаться Макс.
— Это не оптимизм! Это уже идиотизм! - кричала Вика.
И тут в шатер вошло то самое лицо, из-за которого Вика впала в истерику - виновница торжества Диана.
— И где же обещанный мне через секунду шеф-повар? — спросила она.
— Дело в том... — начала Вика, которая уже готова признаться в накладке. Ведь положение, по ее мнению, было безвыходным...
Однако Макс так не считал. Он надел большой поварской колпак, который обычно носил шеф, и заявил:
— А я как раз собирался к вам выйти!
— Макс, что ты делаешь? — успела прошептать ему Вика.
Вика.
— Спасаю твой красивый зад, — так же шепотом ответил он. После чего, широко улыбнувшись, обратился к Диане: — Разрешите представиться: Максимилиан — шеф-повар ресторана «Клод Моне»,
- Вы такой молодой — и уже шеф-повар? — удивилась супруга магната.
- У таланта нет возраста! — ответил Макс готовым афоризмом и вместе с именинницей вышел из шатра.

0

13

Глава 28
Невероятная история доктора Джекила и повара Левы
А в это время су-шеф Лева, оставшийся в ресторане «Клод Моне» за главного, стоял в раздевалке перед зеркалом и уговаривал сам себя:
- У тебя все получится!
Но тут же он «сдувался» и бормотал уже совсем другое:
- Я не смог-г-гу... у меня не нолуч-ч-чится...
Он еще раз глянул в зеркало и сказал самому себе:
- Ты же су-шеф! А значит — супер-шеф! Ты сможешь!
И уверенное отражение кивнуло ему в ответ: да, я смогу! И Лева отправился на кухню.
Там шел «час рассказчика»: Федя, пользуясь отсутствием начальства, забил на работу и вместо этого травил байки из своей прошлой морской жизни.
И тут трал рвется, — рассказывал он, — и на меня высыпается полторы тонны рыбы! Даже из трусов потом тунца доставал!
Слушатели дружно ржали. Тут на кухню вбежала Саша.
— Моя камбала-тюрбо со спаржей готова? - требовательно спросила она.
— Почти, — ответил Федя и показал на сырую камбалу. — Осталось пожарить!
Тут как раз вошел су-шеф.
— Лева, — пожаловалась ему Саша, — у меня клиент уже час рыбу ждет! А этот сказочник тут языком треплет!
— Федя, будь добр... сделай... — мягко попросил су-шеф повара.
— Лева, вот еще ты меня не доставай! - отвечал на это Федя.
Су-шеф съежился, как побитая собака, и уже собрался уйти, но тут увидел в начищенной сковороде свое «другое» отражение, которое уже являлось ему в раздевалке, увидел уверенного, властного Леву. И это его «другое я» словно сказало ему:
«Хочешь быть шефом — будь как шеф!»
Лева повернулся к Феде и резко произнес:
— Слышь, ты, инвалид! Закрыл свой рот, взял нож и занялся рыбой!
Федя испуганно взглянул на Леву. Таким он его еще не видел! Лева словно на глазах превратился в другого человека, как известный литературный персонаж доктор Джекил превращался в злого мистера Хайда.
— Че замер, палтус?! — продолжал новый Лева. - Работать, я сказал!!!
И затем, повернувшись к остальным поварам, рявкнул:
Это всех касается, кунсткамера!
И на кухне закипела работа! Когда Саша вошла туда снова, там была совсем другая картина — сплошной ударный труд.
- Филе-миньон по-фламандски и лангусты а-ля франсе! - провозгласила Саша.
- Слышали? - грозно спросил су-шеф.
И вся кухня заиграла, как единый оркестр. Вдруг в этот слаженный оркестр вклинилась фальшивая нота: это на кухню вбежал Луи, который общался по телефону со своим бой-френдом.
- Jean! Tu as brise шоп coeur, sournois coureur de jupons! Oublie mon numero de telephone! Oublie, en principe que jai un telephone! (Жан, тыразбилмоесердце, подлыйбабник! Забудь мой номер телефона! Забудь, что у меня в принципе есть телефон!) — кричал кондитер.
А затем, перейдя от слов к делу, швырнул свой телефон на стол раздачи и шарахнул но нему сковородкой. Аппарат разлетелся вдребезги! Но и тут су-шеф нашел нужные слова, чтобы привести Луи в чувство.
- Луи, заканчивай этот плач Ярославны и займись десертами — твердо приказал он. А затем, повернувшись к остальным, прикрикнул: — Ну, что уставились инвалиды? Работать!
Тем временем на банкете (то есть кейтеринге) в загородном доме магната Макс вел сольную партию:
-...И, значит, Депардье доедает мой рататуй и говорит: "Максимилиан, такой рататуй не готовит даже моя матушка!»
— Прямо так и сказал?! — спросила пораженная Диана.
— Да! — уверенно отвечал Макс. — Ну, по-французски, естественно. В общем, с тех пор мы с Жераром дружим: то он мне звонит, то я ему...
— Максимилиан, расскажите еще что-нибудь! - попросила именинница.
— С удовольствием! — кивнул Макс. — Как-то раз в Париже...
И тут он увидел, что к их группе приближается хозяин ресторана «Клод Моне» Дмитрий Владимирович!
— Прошу прощения! — воскликнул «друг Жерара Депардье». — Мне срочно нужно помешать бешамель! По-моему, он подгорает!
И он бросился прочь, на ходу пригибаясь, чтобы хозяин его не заметил. Он достал телефон и стал срочно звонить Вике:
— Вика, Нагиев приехал!  Встречаемся у "тела"!
Маневр Макса удался — хозяин его не заметил. Он подошел к виновнице торжества, поздравил ее:
— Дианочка, вы, как всегда, прелестны! Цветете и пахнете! И, как всегда, дорого! Что это за аромат — нефть?
— Ой, Димочка, какой вы смешной! - отвечала именинница! - Всегда стараюсь запомнить ваши шутки, чтобы рассказать Алику, и всегда забываю. Кстати, мы познакомились с вашим шеф-поваром. Он супер, такой красавчик!
— Красавчик? — удивился хозяин. — Хотя, может, он побрился...
- Такой общительный! — продолжала Диана. — И вообще — просто душка! Кстати, мне подарили книгу с редкими французскими рецептами. А ваш шеф-повар может приготовить что-нибудь из нее прямо перед гостями?
- Если он в таком настроении, как вы описываете, - отвечал хозяин, — то он приготовит для вас что угодно, я уверен!
И все время, пока на лужайке шел этот великосветский разговор, в шатре Вика с Максом пытались разбудить шефа. Но все их усилия ни к чему не привели: Виктор Петрович оставался невменяем. И тут в шатер вошел хозяин в компании с Дианой! Вика едва успела вновь прикрыть шефа скатертью.
— Mаксимилиан! — воскликнула Диана, обращаясь к Максу. - Мы вас ищем, а вы прячетесь! Мы хотим, чтобы вы приготовили нам маленький шедевр по старинному французскому рецепту.
- Диана, шеф-повару тоже нужно отдыхать между шедеврами, — тоном капризной примадонны отвечал Макс.
Хозяин слушал и глядел, явно ничего не понимая. И Вика прошептала ему на ухо:
- Дмитрий Владимирович, я вам все объясню...
Хозяин, который, как и Макс, тоже умел быстро оценивать обстановку и принимать нестандартные решения, сказал:
- Дианочка, вы идите к гостям. А мы тут проведем небольшое производственное совещание и присоединимся к вам.
Когда недовольная Диана вышла из шатра, хозяин грозно спросил:
— Что здесь происходит?!
Вместо ответа Вика молча сдернула скатерть, скрывавшую шефа.
— Вот! — сказала она, показывая на «лицо ресторана».
— Что это? — упавшим голосом произнес хозяин.
Услышав знакомый голос, Виктор Петрович вдруг сел, не открывая глаз, словно зомби из фильма и произнес:
— Дима, это я! Все под контролем! Вива, кейтеринг!
И снова упал на коробки.
— Понимаете, — объяснил Макс, — именинница хотела шеф-повара, а шефа как бы не было. И вот мы...
— Тебя никто не спрашивает! — оборвал его хозяин. — Вика, из-за твоего маскарада я сейчас буду выглядеть перед всеми как идиот!
И направился к выходу.
— Дмитрий Владимирович, подождите! oкликнул его Макс. — Это не Вика, это я все придумал! Вы, конечно, можете меня уволить, но лучше разрешите мне приготовить это французское блюдо. Это же по рецепту! По рецепту — несложно!
Хозяин на секунду задумался, потом сказал:
— Ладно, давай попробуем! Хуже уже не будет!
И все вместе они вышли из шатра. Тогда Виктор Петрович вновь сел на своих коробках и даже открыл глаза.
- Ну раз я никому не нужен, — произнес он заплетающим языком, — пойду займусь чем-нибудь полезным. Например, выпью...
И он тоже вышел.
Драматические события назревали в поместье! Но в покинутом шефом ресторане «Клод Моне» драматические события уже назрели и разразились. Внезапно на кухню вбежала Саша со словами:
- Лева, у нас проблема! Клиент нашел в своем десерте сим-карту! Короче, он требует шеф-повара! Иди!
Тут су-шеф побледнел и, заикаясь, произнес:
- Я н-не п-п-пойду...
- Как не пойдешь? Ты сегодня шеф, ты и разбирайся! - настаивала Саша.
- Я не шеф... — промямлил Лева. — Луи! Десерт твой - ты и иди к клиенту! Давай, давай!
Луи поднялся и обреченно двинулся к выходу. А все, кто был на кухне, осуждающе посмотрели на Леву.
- Что уставились? — своим «уверенным» голосом произнес Лева. — Кто напортачил, тот и отвечает! Работать, инвалиды!
- Сам ты инвалид! — ответил на это Федя.
И Лева понял, что он не прав. Он шагнул к выходу и выглянул в зал. А в зале происходило следующее. Луи, совершенно потерянный, стоял перед наглым клиентом, по виду — совершенным бандитом (а может, депутатом). И этот клиент разорялся:
- Почему в твоем десерте какая-то хрень? Я из-за тебя урод чуть зуба не лишился!
- Pardonnnez-moi, s'il vous plait! (Простите меня, пожалуйста!) - отвечал Луи.
Однако, когда клиент (а может, депутат) понял, что имеет дело с иностранцем, он распалился еще сильнее:
— Пo-русски научись говорить! — заорал он, вскакивая и хватая Луи за воротник. — Ты че сюда к нам приехал? Зубы народу ломать?!
— Нет-нет... — твердил кондитер, чуть не плача.
А у двери, ведущей из кухни в зал, Айнура, стоявшая рядом с су-шефом, так прокомментировала происходящее:
— Ай, нехорошо! Бедный Луи! Шефа нет, никто его не защитит!
Между тем «пострадавший» клиент решил, что пора переходить к наказанию.
— Ты у меня сейчас этот десерт сам жрать будешь, Наполеон хренов! — заявил он. Он схватил со стола тарелку с десертом, собираясь размазать его по лицу Луи. И тут чья-то рука перехватила его запястье! Клиент обернулся — перед ним стоял Лева.
— А ты кто такой? — спросил клиент.
— Шеф-повар! — твердо ответил Лева. — И за все, что происходит на кухне, я несу ответственность. И если у вас есть претензии...
— Вот тебе мои претензии! — заорал клиент. Поскольку его собственную тарелку удерживал Лева, он схватил десерт своей девицы и размазал его Леве по лицу.
— Пошли! — бросил он своей спутнице. - Клоуны...
— Лева, мерси, — сказал Луи, когда скандалист удалился.
А су-шеф слизнул крем с губ и заметил:
- Кстати, вкусный десерт... С коньяком?
...Когла Лева, едва успевший вымыть лицо, вернулся на кухню, его встретили общие аплодисменты. Су-шеф был горд и смущен.
- Ребята, давайте в темпе! — сказал он, словно ничего и не произошло. — У нас еще три заказа...
- Щас все сделаем! — пообещал Федя. — Ну, чего встали? Шеф сказал ускориться!
- Ай молодец, Лева-шеф! — добавила Айнура.
...Между тем в поместье начиналось испытание Макса.
- Друзья, я хочу познакомить вас с лучшим шеф-поваром Москвы, специалистом по французской кухне Максимилианом! — провозгласила, обращаясь к многочисленным гостям, Диана, и продолжила: Максимилиан любезно согласился приготовить старинное французское блюдо по рецепту из этой вот книги!
Тут она продемонстрировала гостям книгу и передала ее Максу.
- Тут, правда, все на французском, — добавила именинница, - но для нашего шефа это не проблема? Правда?
- Си! - ответил Макс, решив блеснуть своими познаниями в языках.
- Балбес! - мрачно прошептал ему на ухо хозяин. "Си" — это по-итальянски. А по-французски будет "уи". Ну и что делать будешь?
- Ерунда! - тихо ответил ему Макс, разглядывая книгу. - По картинке приготовлю. Тут все основные ингредиенты видно. Главное, чтоб похоже было. Она же это блюдо никогда не пробовала!
Но Диана словно подслушала его слова.
— Я, конечно, это блюдо никогда не пробовали сообщила она гостям. — Но зато его пробовал Жак, наш бизнес-партнер и друг! Жак, пожалуйста, к нам!
Из толпы вышел невысокий элегантный господин.
— Жак знает все о французской кухне и поможет нам оценить то, что приготовит Максимилиан! — закончила Диана.
Получалось, что именинница не столько хотела попробовать новое блюдо, сколько устроить испытание красавчику-шефу. Возможно, она заподозрила подвох. А может, просто такой стервозный характер имела... Во всяком случае, отступать было поздно.
Хотя Жак, кажется, был настроен мирно.
— Бонжур, мадам и месье! — провозгласил он.- Я желать юный шеф удача!
Все зааплодировали. И мало кто заметил Виктора Петровича, который вдруг появился в толпе гостей с двумя бокалами коньяка в руках.
— О, прекрасный тост! — сказал он на слова Жака. — Давайте за это выпьем...
И действительно выпил один из бокалов...
Между тем Макс разглядывал в книге написанный по-французски рецепт и фотографию блюда. Его кругом обступили гости во главе с Дианой и смотрели, что он будет делать.
«Ладно, разберемся, — думал Макс. — Главное - понять, что входит в состав этого блюда...» Он мысленно выделил на фотографии мясо («говядина» — определил он), картошку, морковь, горошек, грибы, соус... После чего начал готовить: жарить, парить и пассеровать.Через некоторое время блюдо было готово.
- Готово! - воскликнул Макс.
- Ну прямо как на картинке! — восхитилась именинница, заглянув в книгу. — А теперь давайте его попробуем! Жак, Жак! Ну где вы?
И тут внезапно из толпы донесся голос... Виктора Петровича!
- Несу! - произнес этот голос.
И действительно показался шеф, который нес на плече совершенно пьяного господина Жака. Он поставил его перед столом и заявил:
- Жак подан и готов к употреблению!
- А вы кто? - опешила Диана.
- Я сосед! - гордо сообщил Виктор Петрович.
- Наш?
- Нет, его! - объяснил шеф, указывая на Жака. — Мы с ним, оказывается, в Париже на соседних улицах жили. Жак, скажи!
- Vlctor etait mon voisin a Paris! (Виктор был моим соседом в Париже!) — подтвердил Жак и попытался поцеловать шефа.
- Рано! - остановил тот соседа. — Сначала закусить!
И подвел Жака к блюду, изготовленному Максом. Жак попробовал, ничего не разобрал и заявил:
- Закусить - это карашо!
Шеф тоже попробовал, взглянул в книгу и затем тихо сказал Максу:
- Молодец, огузок! Почти справился! Только там должна быть баранина, а не говядина!
После чего громко предложил:
— А что, Жак, не махнуть ли нам чего-нибудь спиртосодержащего за Францию?
— Pour la France! (За Францию!) — с энтузиазмом поддержал его Жак. И оба удалились в сторону бара, распевая «Марсельезу».
— Давайте извиним Жака, — предложила Диана.- По-моему, он и без нашего блюда немножко сильно накушался. Ну, тогда я сама буду дегустатором.
Она взяла кусочек, потом еще...
— Максимилиан, это божественно! — восхищенно произнесла она.
Гости дружно зааплодировали.
— Повезло тебе, поваренок! — тихо сказал Максу хозяин.
— Нам всем повезло, — уточнил Макс.
...Банкет кончился, официанты собирали посуду. Из-за края стола, возле которого присел усталый Макс, вдруг высунулись круассан и сельдерей и заговорили между собой голосом Вики.
— Максим — молодец, он помог Вике! — произнес круассан.
— Да! А Вика ему всяких гадостей наговорила! И ей очень стыдно! — отвечал сельдерей.
— И как же Вика это исправит? — спросил круассан.
— А вот как! — отвечал сельдерей и принялся "целовать" круассан.
— А я кто — круассан или сельдерей? — улыбаясь, спросил Макс.
— Конечно, круассан! — отвечала Вика. Я же не ем мучного!
Тут она расцеловала Макса и сербезно сказала:
- Спасибо тебе, мой храбрый круассан!
...Спустя несколько часов, поздним вечером, в кабинете шефа в ресторане «Клод Моне» сидели сам шеф, су-шеф Лева и Вика. А перед ними нервно прохаживался хозяин Дмитрий Владимирович.
- Дим, ну не молчи же! — взмолился наконец шеф. - Домой охота... Все же работали, устали...
- Да что ты говоришь? — издевательски спросил хозяин. - Ты, видимо, устал бухать весь день, да?
- Кстати, знаешь, сколько сил это отнимает? — привычно начал ерничать шеф. Но, заметив взгляд хозяина, омекся и сказал: — Дим, ну хочешь, я закодируюсь?
- От пофигизма не кодируют! — отрезал хозяин, указал на су-шефа: — А он...
- Лев... — подсказал су-шеф.
- Точно! А царь зверей от чего устал? Депутатам Госдумы хамить?
(Значит, тот милый клиент и правда был депутатом!)
- Я не знал, что он депутат... — заикаясь, выговорил Лева.
- Да пофиг, что он депутат! — оборвал его хозяин. - Главное, что он — наш гость, а гость всегда прав... Особенно если он депутат! И если ты таких простых вещей не понимаешь, то тебе до шеф-повара, как чебуречной — до нашего ресторана!
Теперь Вика...
— Дима, ладно, мы облажались! — внезапно вступился шеф. — Но Вика весь день пахала. И она-то точно ни в чем не виновата!
— Ну да, - согласился хозяин. — Я тебя, собственно, не ругать позвал. Передай от меня тому поваренку ну, который готовил, спасибо и бутылку коньяка. Если бы не он, обделались бы по полной!
— Хорошо... передам... — ответила Вика, которая все же ожидала разноса.
— Боже, как это все меня достало! — произнес хозяин, ни к кому уже не обращаясь. — Продам я эту французскую богадельню к чертовой матери! Куплю химчистку!
С этими словами он развернулся и вышел. За ним ушла и Вика. А Лева сказал:
— Извините, шеф. Я тут, похоже, не очень справился...
— Лева! Скандалить с гостями — это, конечно нехорошо, — отвечал ему Виктор Петрович. — Но шеф-повар отвечает не только за хорошую еду — в первую очередь шеф-повар отвечает за свою команду. Так что ты сегодня был настоящим шефом. Ты справился, молодец!
В тот вечер, возвращаясь с работы, Макс paзмышлял так:
«Ответственность — странная штука. С одной стороны, мы ее боимся, а с другой — именно благодаря ей завоевываем уважение. И становимся ближе друг к другу...»
И действительно с этого вечера Макс и Вика по-настоящему сблизились. По крайней мере так казалось Вике...

Глава 29
Квартиры, которые мы выбираем

Поэтому, когда на следующее утро Макс, как обычно проснулся рядом с ней и стал куда-то собираться, она попробовала поставить вопрос ребром.
- Ты куда? - спросила она.
- Надо домой заскочить до работы, — объяснил Макс. - Принять душ, переодеться...
- Слушай, а тебе не надоело? — спросила Вика.
- Что?
- Спать здесь, а душ принимать в другом конце города. Может, ты переедешь ко мне?
Вот к такой постановке вопроса Макс был совсем не готов! В глазах у него возникла паника, а движения резко ускорились. И не успела Вика сесть на кровати, как Макс стоял уже полностью одетый возле двери.
- Понимаешь, я не могу сейчас переехать... — он на ходу придумывал объяснение. — Мы с Костей вместе платим за квартиру. Один он эту плату не потянет. '
Тут голос у него даже дрогнул от жалости к другу... Однако Вика этой дрожи в голосе не поверила.
- Макс, не хочешь жить со мной — так и скажи!
- Да я хочу! — воскликнул Макс. — Это Костя не хочет. Но я обещаю с ним поговорить!
И он быстро ушел. Разумеется, не собираясь ни о чем говорить с Костей. Потому что такая жизнь, на две квартиры, жизнь без серьезных обязательств, его вполне устраивала. Однако Макс не подозревал, что разговор с Костей может состояться помимо его желания.
Дело в том, что прошла уже неделя, как в квартире Кости, кроме Макса, поселилась еще и Настя. И ее эта жизнь втроем совершенно не устраивала. И как раз в это утро, пока Макс отказывался от предложения Вики, Настя заявила Косте:
— Все, я так больше не могу! Я хочу, чтобы Mакс съехал!
Поэтому, когда Макс явился к ним с криком: «Привет, соседи! Хватит дрыхнуть!» — Настя тихо шепнула Косте:
— Костя, скажи ему сейчас! Ты обещал!
— Что, прямо с утра человеку настроение портить? — попробовал отговориться Костя.
— Он же нам его портит! — настаивала Настя. - В общем, ты говори, а я — в душ.
Когда Настя ушла в душ, Макс уселся на постель к Косте и сообщил:
— Прикинь, Костян, мне сегодня Вика предложила переехать к ней!
— Ну класс, поздравляю! — обрадовался Костя, которого эта новость избавляла от неприятного разговора.
Однако Макс поздравления не принял.
— Ты че, дурак? — сказал он. — Я отказался. Вика мне, конечно, нравится, но моя свобода мне нравится гораздо больше.
— Ну и зря, — мрачно сказал Костя.
— Почему?
- Понимаешь, тут такое дело... — мялся Костя, но все же выдавил: — Я хотел попросить, чтобы ты съехал.
- То есть ты меня выгоняешь? — металлическим голосом спросил Макс.
- Нет, просто хочу, чтобы ты съехал... — мямлил Костя. - И Настя хочет...
- Скорее именно она и хочет! — заключил Макс. — Променял меня на бабу!
- Не на бабу, а на Настю, — Костя тоже начал сердиться. - Так ты съедешь?
- Нет, буду умолять тебя разрешить мне остаться! - издевательски ответил Макс. — Съеду, не волнуйся.
- К Вике?
- А тебе какая разница? — взорвался Макс. — Я вообще с тобой больше не разговариваю! Подкаблучник хренов!
Тут на кухне засвистел закипающий чайник.
- Кстати, чайник я покупал, — вспомнил Макс. — И он со мной съедет!
Он вылил кипяток в раковину, схватил чайник и хлопнул дверью. Настя победила...
... И еще в одной квартире, совсем в другом районе Москвы, в это утро зародился конфликт, который едва не разрушил отношения нескольких человек. Читатели уже знают, что шеф-повар Виктор Петрович некоторое время назад расстался со своей женой Татьяной. Но где же он в таком случае жил? А жил он после развода, оказывается... в семье своего подчиненного су-шефа Левы.
Впрочем слова «в семье» нужно уточнить. Потому что семья Левы состояла из него самого и его мамы Веры Ивановны — той самой бабушки, которая как-то раз зашла в ресторан «Клод Моне» и ocталась очень недовольна качеством обслуживания. Лева, будучи человеком бесхарактерным, был в полном подчинении как у мамы, которая все еще относилась к нему как к ребенку, так и у своего начальника. И Виктор Петрович этим вовсю пользовался. Однако даже у самого слабохарактерного человека иногда что-то такое поднимается в душе...
...Это утро в квартире Веры Ивановны началось как обычно. Она сама, а также Лева и Виктор Петрович сидели за столом и завтракали. Точнее, завтракали Вера Ивановна и Лева, поедая испеченные хозяйкой блины, а шеф по привычке пил только кофе.
— Лев, не налегай на блины! — строго заметила Вера Ивановна сыну. — Помни о своем уровне холестерина. А вы, — обратилась она к шефу, — у нас уже полгода живете, а ни разу нормально не позавтракали. Только кофе пьете!
— Еще Фома Аквинский сказал: «Чревоугодие есть грex», — отвечал на это Виктор Петрович. — Особенно когда опаздываешь...
— Возможно, это он про ужин говорил, а завтрак -самая важная еда! — настаивала Вера Ивановна. - Это я вам как врач говорю!
Тут шеф посмотрел на часы и попросил:
— Лева, дружище! Будь так добр, забери мой костюм из химчистки, а то я уже не успеваю.
- Виктор Петрович, это же в другую сторону, и по самой пробке, — возразил Лева. — Я опоздаю на работу!
- Давай так: услуга за услугу, — предложил шеф. — Ты забираешь мой костюм, а я разрешаю тебе опоздать!
Су-шеф только головой покачал, пораженный таким "честным предложением", но, как обычно, ничего возражать не стал и отправился за костюмом. А Виктор Петрович не спеша направился на работу. Опоздал он, по его меркам, немного, — всего на час. Однако когда он вошел на родную кухню, то заметил, что повара какие-то нервные. А Федя почему-то
шепотом заметил ему:
- Шеф, вы на час опоздали!
- Запомни, Федя. — отвечал шеф, направляясь в свой кабинет, — начальство не опаздывает...
Тут он распахнул дверь — и увидел в своем кресле хозяина ресторана Дмитрия Владимировича. Известная поговорка осталась недосказанной. Вместо этого шеф радостным голосом произнес:
- Дима, какими судьбами?
- Да ты знаешь, Витюша, я владею этим рестораном, - отвечал хозяин. — Это чтобы ты был в курсе, почему я здесь иногда появляюсь.
- Я тут задержался... — стараясь говорить небрежно, сообщил шеф. — Ты же знаешь, какие утром пробки!
- Я знаю, какие у тебя пробки вечером! — заявил хозяин. - Витя, я в твои дела не лезу, но если ты будешь разваливать дисциплину...
— Дима, я тебе клянусь, у меня на кухне полный ажур! — заверил шеф.
И не успел он это сказать, как дверь распахнулась, и появился Лева. В руках он держал закутанный в полиэтилен костюм шефа.
— Виктор Петрович, я пришел! — бодро доложил он.
Лева имел все основания быть довольным: он не только выполнил просьбу шефа, но и сделал это сравнительно быстро. Тем неожиданнее для него была реакция начальника.
— Лева, ты что, охренел?! — грозно воскликнул шеф. — Рабочий день начался час назад!
— Я же заб-б-бирал... — пытался оправдаться Лева.
Но Виктор Петрович, для которого в эту секунду важно было только одно: сохранить свою репутацию в глазах хозяина, не дал ему закончить.
— Закрой свой рот — и быстро работать! — заорал он нарочито грубо. — А за опоздание ты лишаешься премиальных в этом месяце! Свободен!
Оторопевший Лева вышел, а Виктор Петрович заявил хозяину:
— Совсем распустились! Но ты не волнуйся: я их быстро в чувство приведу!
— Надеюсь, — заметил хозяин.
Тут дверь вновь открылась, и вновь на пороге появился су-шеф. Только теперь он был весь красным и глаза его метали молнии. Вопиющая несправедливость, совершенная шефом, поразила его в самое сердце, и это сердце исполнилось негодования.
— Что, всех собак на меня повесить решили? - воскликнул он, обращаясь к шефу. Хозяина в кресле он, кажется, вообще не заметил. — Я, между прочим, ваш костюм забирал из химчистки! И когда вы бухаете, я вас тоже прикрываю! И я же еще и охренел?!
У Виктора Петровича, что называется, отвисла варежка. Такого выступления он не ожидал!
- Да, Витюша, теперь я вижу — на кухне у тебя полный aжур! — заключил хозяин.
...Нечего и говорить, что работа на кухне в этот день началась в нервозной обстановке. Шеф, шинкуя морковь, не переставал со злостью бормотать:
- Подставить меня перед хозяином! Смелости набрался! Забыл, кто здесь шеф?!
- Это несправедливо! — заявил на это Лева. — Если вы шеф, значит, вам все можно?
- Да! - заявил Виктор Петрович. — И если тебе не нравится такой порядок, можешь не работать! Все, ты больше не су-шеф! Внимание!
Все на кухне прекратили работу и обернулись.
- У нас новый су-шеф! — объявил Виктор Петрович. - Это Сеня! И новый заготовщик — Лева! Огузок, у тебя в подсобке появился подчиненный!
- И пожалуйста! — заявил Лева, срывая с себя передник. — Лучше с овощами общаться, чем с вами!
И он решительно направился в подсобку.
В это время Вика, проходя мимо бара, услышала, как ее окликает бармен Костя.
- Виктория Сергеевна! Макс у меня бумажник забыл. Вы не могли бы ему передать?
- Я вам что — курьер? — привычно ощетинилась Вика. - Сам отдай.
— Да мне как-то неудобно, — признался Костя. - Мы с ним поругались утром, когда он съезжал...
— Куда съезжал?
— Я думал, к вам...
— Вот как... — задумчиво сказала Вика и взяла протянутый Костей бумажник. А затем отправилась разыскивать Макса. Она нашла его в раздевалке: Макс как раз пытался запихнуть в свой шкафчик не только сумку с одеждой, но еще и чайник. Чайник упорно не помещался. «
— Ну что, ты поговорил с Костей? — спросила Вика самым невинным тоном.
— Да, и он умолял меня не переезжать, — отвечал Макс. — У него сейчас с деньгами проблема, а хозяйка еще плату подняла...
— Но ты всетаки решился — и съехал, — сказала Вика. — Да так быстро, что даже бумажник забыл!
И она протянула Максу забытую вещь. Он понял, что его вранье раскрыто, и надо сочинять новую версию.
— Понимаешь... — пробормотал он, пытаясь что-то придумать.
— И где ты живешь?
Тут, как назло, шкафчик снова раскрылся и оттуда вывалился чайник. Все стало ясно.
— Пока нигде... — признался Макс.
— То есть лучше нигде, чем со мной? — спросила Вика, постепенно закипая.
— Ну ладно, давай я к тебе перееду! — великодушно согласился Макс.
- Нет уж, одолжения мне делать не надо! — заявила Вика.
- Ну как хочешь...
- То есть ты не переедешь?
- Но ты же сказала, что не надо!
- А у тебя что, своего мнения нет?
- Есть.
- И какое же?
- Вика, ты достала, — пожаловался Макс голосом примадонны. — То ты хочешь, чтобы я переезжал, то нет...
- Пойми, что этого должна хотеть не я, а мы! — объяснила Вика и ушла.
В тот вечер в квартире Кости царили мир и любовь. Koстя и Настя выяснили, что любовью, в отсутствие Макса, можно заниматься везде — и в комнате, и в ванной, и на кухне. Все было хорошо...
А Лева, вернувшись с работы домой, обнаружил там филиал поликлиники: Вера Ивановна мерила Виктору Петровичу давление.
- Сто шестьдесят на девяносто, — заключила она, убирая тонометр. — Виктор Петрович, это не шутки! Такое давление — это буревестник инфаркта! Любой стресс - и...
- Привет, мам! — прервал ее монолог Лева.
- Здравствуй, Лев! — отвечала Вера Ивановна. — Как прошел рабочий день?
- Нормально! Меня уволили...
- Кто? - удивилась мама.
Лева кивнул в сторону шефа.
— He уволили, а понизили в воспитательных целях! — объяснил Виктор Петрович.
— За что? — строго спросила мама.
— За опоздание... — с ханжеским вздохом ответил шеф.
— Мама, я не виноват! — заверил Лева.
— А кто виноват? — еще строже спросила мама. - Я? Или Виктор Петрович? Нужно уметь отвечать за свои поступки!
— Это просто дурдом какой-то! — воскликнул Лева. — Спасибо, мама, за поддержку!
И он выбежал из квартиры и хлопнул дверью.
— Виктор Петрович, вы уж там с ним построже! - попросила мама у шефа. — Лева мальчик хороший, но его нужно держать в ежовых рукавицах.
— Поверьте, Вера Ивановна, я делаю все, что в моих силах! — заверил шеф.

ГлаваЗО
Понять и простить

Когда на следующий день Виктор Петрович вошел на кухню, первым к нему подбежал новый сy-шеф Сеня.
— Шеф, увольте меня! — взмолился он.
— Отравишь кого-нибудь — уволю, — пообещач шеф.
— Heт, вы увольте меня из су-шефов! — уточнил Сеня. — У меня уже мозг взрывается. Я хочу назад, к мясу. Оно такое спокойное... Не орет: «Где мой заказ?! Почему так долго?!»
- Да, не по Сеньке су-шапка! — заключил шеф. — Федя! Хочешь быть су-шефом?
- Нет! - твердо ответил Федя.
- Ладно, пойду Леву в должности восстанавливать, - заключил Виктор Петрович.
И отравился в холодильник, где Макс и Лева чистили лук.
- Огузок, пойди воздухом подыши! — приказал он. - Нам с Левой поговорить надо!
Однако Лева остановил Макса, поднявшегося было с места:
- Максим, сиди! У нас, разнорабочих, друг от друга секретов нет!
- Огузок, я ведь и уволить могу! — пригрозил шеф.
- Лева, извини, шеф умеет убеждать, — сказал Макс. - Я там буду мысленно тебя поддерживать...
Когда он ушел, шеф сел на его место и проникновенно произнес:
- Лева, даже у друзей бывают разногласия. Но в том-то и прелесть дружбы! Если один друг не прав, второй всегда найдет в себе силы понять и простить!
- Может, вы и правы... — задумался Лева.
- Ну вот! Поэтому я тебя прощаю! — торжественно произнес шеф. — Можешь возвращаться к своим обязанностям.
От такой наглости Лева просто обалдел.
- Так это вы меня прощаете за то, что я по вашей вине опоздал на работу?! — воскликнул он.
- Лева, не начинай! — поморщился шеф. — Мы же только со всем разобрались! Иди на кухню!
- Ну уж нет! — Лева вскочил. — Лучше уж я в шашлычную официантом пойду, чем снова стану вашим су-шефом!
— Ах, вот ты как заговорил! — вскричал Виктор Петрович. — Хочешь в шашлычную? Так прямо сейчас и вали! Щенок неблагодарный! Я его учил, растил...
— ...Гнобил... — добавил Лева.
— Мало, значит, гнобил! — заорал шеф. — Выметайся из моего ресторана! Пошел...
Тут он побледнел, схватился за сердце и прохрипел:
— ...На хрен... О, черт...
И он бессильно упал на мешок.
— Виктор Петрович, что с вами?! — вскричал Лева.
— Закололо что-то вот здесь... — довольно ясно отвечал шеф, показав на левую часть груди.
— Сердце?! — догадался Лева.
— Ну явно не печень... — отвечал шеф. — Ладно, ничего... Сейчас пройдет... Посижу пару минут...
— Вам надо прилечь! — беспокоился Лева. У вас таблетки есть какие-нибудь?
— Были какие-то в кабинете, мама твоя посоветовала... — прошептал Виктор Петрович. — Помоги мне подняться...
Лева с готовностью обхватил шефа, и они в обнимку вышли их холодильника.
...В тот вечер на кухне ресторана «Клод Моне» все было в ажуре, как и обещал шеф хозяину.
В конце рабочего дня Лева, вернувшийся к своей должности, приколол над раздаточным столом листок с последним заказом и провозгласил:
- Треска по-бретонски! Федя, займись! Все, кухня закрыта!
И все бы, наверно, обошлось, но Лева решил поделиться этой радостью с шефом. И пошел к нему. Однако, войдя в кабинет, он увидел не больного, лежащего на диване, а вполне здорового и довольного Виктора Петровича, сидящего в кресле с бокалом коньяка в руке.
- Все, кухня закрыта... — машинально выговорил Лева.
- Я всегда говорил, что из этих инвалидов ты, Лева, самый способный, — произнес в ответ шеф. — За тебя!
И немедленно выпил.
- Виктор Петрович, вам же нельзя! У вас сердце - напомнил Лева.
- Сердце у меня в порядке! — заверил Виктор Петрович — И кухня тоже. За порядок!
И сделал еще глоток.
- Так вы меня обманули?! — воскликнул Лева, только сейчас поняв, что за сцену перед ним разыграли на складе.
- А как бы еще я тебя, дурака, из твоих бабских обид вернул на кухню? — объяснил шеф. — Эх, надоест готовить — в актеры подамся!
Тут Лева сверкнул глазами и произнес фразу, которую шеф от него никогда не слышал и не думал, что услышит:
- Ну и сука же ты, Виктор Петрович!
А потом от словесных оскорблений перешел к оскорблению действием, в результате чего спустя несколько секунд Виктор Петрович выскочил из своего кабинета, уже без коньяка, и помчался прочь, спасаясь от рассвирепевшего су-шефа.
— Лева, остынь! — уговаривал он преследователя.
— Сердце, значит, у тебя! — произнес Лева, запустив в шефа сотейник. — Я тебе сейчас устрою приступ!
И выхватил из рук Феди блюдо с треской.
— Это моя треска! — вскричал Федя.
— Я тебе другую приготовлю! — пообещал су-шеф. — А эта — сердечнику!
И швырнул блюдо в «актера». Тот закрылся сковородой, а затем юркнул назад в свой кабинет и запер дверь.
— Открывай! — кричал ему Лева, дергая дверь.
— Я что, похож не идиота? — отвечал шеф.
Тут Лева дернул изо всех сил (а сил у него было немало), запор отлетел и дверь открылась. Лева вступил в кабинет и начал надвигаться на шефа.
— Лева, ну чего ты хочешь? — почти умоляюще спросил Виктор Петрович. — Подраться?
— Я хочу, чтобы ноги вашей в моем доме больше не было! — отчеканил Лева. — Сегодня же забирайте вещи и выезжайте! Больше вы у нас с мамой не живете! Ясно?
— Да пожалуйста! — ответил шеф, и Лева наконец оставил его в покое.
...В тот же день, уже вечером, Лева и Макс сидели на заднем дворе, пили пиво и обсуждали свои проблемы.
— Лева, перестань на себя наговаривать, - успокаивал Макс су-шефа. — В конце концов шеф сам виноват...
- Вот! — кивнул Лева. — Виноват вроде он, а подлецом себя чувствую я. Выгнал человека из дома!
- Слушай, а почему он вообще у тебя живет?
- Ты не представляешь, какой это человек! — с глубоким уважением сказал Лева. — После развода все семье оставил, и квартиру тоже. Попросился ко мне на пару ночей переночевать... и вот задержался...
- Тебе его жалко? — напрямик спросил Макс.
- Жалко, — сознался Лева. — Он, конечно, бывает невыносимым. Но у меня, кроме него и мамы, никого нет. И у него тоже. А близкими людьми не стоит разбрасываться. Потому что в итоге можно остаться одному. Понимаешь?
Эти слова произвели на Макса гораздо более сильное воздействие, чем ожидал его собеседник. Он задумался, а потом сказал:
- Кажется, понимаю... Лева, мне надо идти.
- Куда?
- К очень близкому человеку, — серьезно ответил Макс и ушел.
И Лева тоже направился к себе домой. Он тихо открыл дверь своим ключом. В квартире было темно и тихо: мама, как видно, уже легла, а Виктор Петрович... что ж, Виктор Петрович здесь уже не жил. Лева грустно подошел к его комнате, открыл дверь, вздохнул, глядя в темноту...
И тут из темноты раздался голос шефа: Лева, закрой дверь! Я уже сплю...
Тогда Лева радостно улыбнулся и воскликнул: Виктор Петрович, вы дома? Слава богу! Я так рад, что вы не ушли! Потому что это неправильно было... Ну, что я вас выгнал... Мы же с вами сто лет знакомы! Мало ли что бывает! Надо просто попросить друг у друга прощения и забыть эту дурацкую историю! Простите меня, Виктор Петрович! Виктор Петрович? Вы меня слышите?
Ему никто не ответил. Лева включил свет и увидел, что шеф лежит на диване с остекленевшим взглядом.
— Виктор Петрович, вам плохо?! — бросился к нему Лева.
— Да меня чуть удар не хватил от твоей пламенной речи! — ответил ему шеф. — Второй за день!
Лева взглянул на него, покачал головой, и они оба начали смеяться. Тут в комнату вошла мама Левы.
— Лев, что за цирк ты здесь устроил? — строго сказала она. — Дай Виктору Петровичу выспаться! С его сердцем спать надо хорошо!
От этих слов шеф и Лева стали смеяться еще сильнее...
В это время Макс звонил в квартиру Вики.
— Макс? — удивленно спросила она, открывая дверь.
— Я хочу переехать к тебе, — заявил Макс, показывая на свою сумку и чайник.
— Что, негде жить?
— Да нет, у меня миллион вариантов, — заверил ее Макс. — Костя назад зовет, Лева к себе приглашает...
Но я готов жить с тобой. То есть хочу. То есть, - он наконец нашел правильный вариант, — не хочу без тебя, вот!
- И я не хочу без тебя! — отвечала Вика и страстно поцеловала Макса. Потом отстранилась и добавила: - Поэтому я не буду на тебя давить. Пусть все останется, как было. Всему свое время.
- Да, но я... — начал было Макс, но Вика еще не закончила:
- Мы обязательно будем жить вместе... когда ты будешь по-настоящему к этому готов. А сейчас — спокойной ночи. И до завтра.
И она закрыла дверь у него перед носом.
- Нормально! — пробормотал Макс, опускаясь на пол рядом с дверью. — Называется, переехал жить к своей девушке... В подъезд...
Так он сидел некоторое время, и тут у него зазвонил телефон. На экране светилось имя «Костя». Макс в некотором удивлении нажал кнопку...
Но прежде чем он вступил в разговор, надо открыть читателям одну тайну. Дело в том, что Настя и Koстя недолго наслаждались сексом без Макса. Уже на другой день им стало скучно. Выяснилось, что Настя не любит играть в «Контр страйк», а Костя не любит смотреть фильмы про животных, кототорые обожает Настя. Поэтому у них обоих возникла одна и та же мысль... И Костя набрал номер друга...
- Макс, привет! — бодро сказал он.
- Чe надо? — не слишком любезно ответил Макс.
- А ты у Вики? — уточнил Костя.
- Не твое дело! — последовал ответ.
И тогда Костя высказал главное:
- Макс, возвращайся, пожалуйста! Нам тебя не хватает!
Макс тут же стал набивать цену.
— Ну не знаю... — протянул он. — Что я Вике скажу?
— Ну пожалуйста! — уговаривал Костя. — Мы квартплату на троих поделим...
— Обещать не буду, но постараюсь, — ответил Макс, поднимаясь с пола. — Мы же друзья! И, в отличие от тебя, я про это помню!
— Супер! — обрадовался Костя. — Можешь прямо сейчас приезжать. Тем более мы в «Контр страйк» еще два уровня не прошли!
Сидя в вагоне метро, Макс размышлял: «Порой жизнь задает нам вопросы, только ответив на которые, мы можем двигаться дальше. Например: готовы ли мы ради будущего не торопить настоящее? Или способны ли мы перешагнуть через свою гордость ради близких людей?»
...На следующее утро завтрак в квартире Левы и его мамы, к их удивлению, приготовил Виктор Петрович. Он сделал омлет. Садясь за стол, Лева тихо спросил шефа: «Это что, типа извинение?» «Это типа омлет, — ответил шеф. — Ешь давай, а то на работу опять опоздаем...»

Глава 31
Война объявлена

Для любых ресторанов (равно как и для магазинов, складов и прочих предприятий) периодические визиты пожарных — неизбежное зло. С этим злом давно научились бороться, выработали свои правила и приемы. Знал их, конечно, и Виктор Петрович, шеф повар ресторана «Клод Моне». Однако этот визит явно отличался от всех прежних. Что-то тут было не так...
Это было нормально, что проверяющий инспектор сделал кучу замечаний. В частности, заявил, что огнетушитель не должен находиться в подсобке, должен висеть непосредственно на кухне. Виктор Петрович после этого заявления привычным движением вложил в папку инспектора конверт с положенной суммой и считал, что визит на следующий день будет чисто формальным.
Но не тут-то было. Придя на другой день, инспектор увидел огнетушитель, висящий на кухне, и заявил... что его место в подсобке! А на третий день снова велел вернуть его на кухню. Когда же огнетушитель вернули, инспектор еще три дня его браковал и требовал покупать все новые и новые: то маркировка его не устраивала, то пломба.
Наконец, уже на седьмой день проверки, вручив строгому проверяющему еще несколько тысяч, Виктор Петрович добился, что акт был подписан. Тогда он поинтересовался:
- А можно у вас уточнить, чем вызван столь бурный интерес к пожарной безопасности моего ресторана?
- Интерес вызван борьбой с безобразным состоянием пожарной техники, — казенно ответил проверяющий.
Тогда шеф опустил ему в карман еще пару хрустящих бумажек, и инспектор добавил:
— А также звонком моему начальнику из соседнего ресторана. Но я этого не говорил!
Когда пожарный наконец ушел, шеф взглянул на крыльцо соседнего ресторана «Аркобалено», где курили повара-буряты.
— Войны хотите? — пробормотал он себе под нос. — Будет вам война!
Виктор Петрович отправился к себе в кабинет, нашел в справочнике телефон Федеральной миграционной службы, позвонил и охрипшим голосом произнес:
— За что только вам деньги платят в вашем Фэмээсе? В моем дворе гастарбайтеры из ресторана «Аркобалено», едрит его мать, барана режут, а вы спите! Записывайте адрес...
И он положил телефон, совершенно довольный. Война была объявлена...
На следующий день шеф, стоя на крыльце, наблюдал, как к крыльцу соседнего ресторана подъезжает микроавтобус ФМС и блокирует выход.
— Сейчас вы у меня побегаете! — злорадно сказал Виктор Петрович и пошел готовить одно блюдо, которое запланировал сделать как раз в это утро. Он уже смешал все необходимые компоненты и начал готовить, когда к нему подошел Макс.
— Шеф, а что вы готовите? — спросил он.
— Твое какое дело? — отвечал шеф. — Тебе что, заняться нечем?
— Я у вас типа поучиться хочу, — объяснил Макс. - Можно попробовать?
Шеф пожал плечами, и Макс попробовал.
- Обалденный паштет! — воскликнул он. — Как называется?
- Его нет в меню, это мой фирменный рецепт, — сухо ответил шеф.
- А что в него входит?
- Это секрет, который умрет вместе со мной, — заявил Виктор Петрович.
- Да ладно вам, скажите хотя бы, из чего он состоит! - настаивал Макс. — Я не распробовал...
- Огузок, ты никогда в жизни не догадаешься, из чего он состоит, тебе на это интеллекта не хватит, — заявил шеф.
- Да ладно, я сам могу такой сделать! — отвечал Макс.
- Серьезно?
- Хотите, докажу? — азартно пообещал Макс. — И до вечера повторю ваш паштет!
- Хорошо, — согласился шеф и отложил часть приготовленного паштета на тарелку. — Это тебе, чтобы было с чем сравнить. До вечера угадаешь — дам выходной!
Глаза Макса азартно загорелись, и он целиком погрузился в секрет неизвестного паштета. Так что все драматические события, происходившие в тот день в ресторане «Клод Моне», прошли мимо его сознания.
А события эти были поистине драматическими. Шеф, приготовив свой «шедевр», дремал на диване, когда в его кабинет вбежала Вика и заявила:
- ФМС проверила соседей и ничего у них не нашла! Оказалось, что у них все работники оформлены по закону!
— Вот как? — буркнул шеф, пожав плечами. Ладно, значит, им повезло...
— Но они теперь решили идти к нам! — выпалила Вика.
— Как — к нам? — всю сонливость с шефа как рукой сняло, он подскочил на диване.
— Так! У тебя все по белому проходят?
— Нет, конечно! — отвечал шеф и бросился на кухню.
Встав в центре кухни, он громко объявил:
— Внимание! Через две минуты придет проверка из миграционной службы! Все нелегалы — быстро вон из ресторана! Быстро, инвалиды, быстро! А то за каждого мне придется платить полмиллиона штрафа!
На кухне началась паника! Из подсобки, бросив недомытую посуду, выбежали подсобные рабочие, и среди них — Айнура. Некоторые повара бросились переодеваться. Виктор Петрович руководил эвакуацией.
— Не ломимся толпой, выходим по одному! - командовал он. — Половина — через задний вход! И осторожно — там их фургон! Половина — через зал!
Тут он заметил, что Федя тоже собирает вещи и переодевается.
— А ты куда? — удивился шеф.
— У меня паспорт просроченный... — объяснил Федя.
— Ну и что?
— Поддельный, — уточнил повар. И добавил еще: - Молдавский!
— Инвалиды! — в сердцах воскликнул шеф, толкая Федю в коридор.
Но тут его отловил Макс, который, ничего не замечая, всех заставлял пробовать свой паштет.
- На, попробуй, — попросил он Федю.
Тот на ходу лизнул и сказал:
- Ничего, под пиво пойдет. А это что — кетчуп с мясом?
После этого Макс пристал к Айнуре, которой тоже надо было спешить:
- Попробуй, пожалуйста!
- Жаным, не могу, — отвечала Айнура. — Мне раствориться надо.
- Ну попробуй! Одну минуту всего!
Покладистая Айнура согласилась и попробовала.
Это лучший паштет, эркекский, зурганский! — заявила она.
- Серьезно? — обрадовался Макс.
- Нет, жаным, — призналась Айнура. — Но у нас так всегда говорят, когда расстраивать не хотят.
Тут Айнуру заметил шеф.
- Айнура, ты еще здесь?! — вскричал он. — Бегом из ресторана!
Подсобница всплеснула руками и бросилась к двери во двор. А Федя решил уйти через зал. Но едва он вошел в него, как увидел, что в дверь ресторана входит майор ФМС. Тогда Федя резко свернул и "подъехал" к столику с гостями.
- Ну как, вам понравилось горячее? — спросил он голосом гостеприимного хозяина.
Ответом ему стали недоуменные взгляды.
- Мы вообще-то только меню читаем... — ответил один из гостей.
- Извините... — пробормотал Федя и ретировался на кухню.
Здесь он встретился с Айнурой, вернувшейся со двора.
— Через зал не пройдешь! — доложил повар.
— И черный закрыт! — вторила ему подсобница.
— Ну что вы за калеки! — вскричал шеф. — Даже сбежать нормально не можете!
Он отвел Федю в холодильник, запер за ним двери, а ключ спрятал в карман. А Айнуре скомандовал:
— А ты — в мой кабинет! И чтобы тихо!
Едва Айнура скрылась в кабинете, как на кухню вошла Вика в сопровождении майора ФМС.
— Виктор Петрович, у нас гости! — объявила apт-директор.
Майор внимательно оглядел всех на кухне и направился к шефу.
— Добрый день, Виктор Петрович! — воскликнув он дружеским тоном. — Я о вас очень наслышан, рад лично познакомиться.
Он протянул шефу руку и представился:
— Меня зовут Петр Лановский, майор ФМС..
— Хорошо, — кивнул шеф. — Пожалуйста, осматривайте. Здесь кухня, там склад...
— Может быть, вы пригласите меня в свой кабинет, и там мы все обсудим? — предложил майор.
Предложение было вообще-то хорошее. Но в данной обстановке Виктор Петрович принять его никак не мог.
— К сожалению, я не могу отлучиться — работа, заявил он.
— Я вас прошу, я отниму всего пару минут, - настаивал майор.
- Простите, но я не могу, — отвечал шеф, всеми силами изображая из себя трудоголика. — Мне нужно готовить для гостей нашего замечательного ресторана.
- Я так вас понимаю! — сочувственно кивнул майор. - У нас у всех есть обязанности, от которых невозможно отказаться. Я с удовольствием вас подожду.
И он присел на корточки у дверей кабинета. Деваться шефу было некуда, и он распахнул дверь кабинета и попросил майора войти. Окинув взглядом кабинет, Айнуры он не увидел. Впрочем, когда они с майором сели за стол, шеф понял секрет: подсобница сжалась под столом у самых его ног.

0

14

Глава 32
Тайна паштета

Вы не против, если я сразу перейду к делу? — спросил майор, который со своей позиции не мог видеть Айнуру.
Шеф только пожал плечами — мол, как хотите.
- Вы что-нибудь слышали обо мне? — продолжал майор.
- Да, о вас знают во всех бывших советских республиках! — отвечал шеф.
- Значит, вы знаете, как меня называют. Меня называют «охотник на гастарбайтеров». А знаете почему?
- Я знаю, что нас проверяли месяц назад и ничего не нашли, — уклончиво ответил шеф.
— Отлично, — кивнул майор. — Значит, я не отниму у вас много времени. Не хотите мятную конфетку? Очень освежает...
И он протянул шефу открытую коробку с леденцами, с которой никогда не расставался.
— Если сравнить Федеральную миграционную службу с кем-то из животного царства. — продолжал майор, — то мы — ястребы. Мы грозно висим в небе над нелегалами.
— Очень познавательно, — кивнул шеф.
— А если сравнивать с животными нелегалом, сказал майор, — то они похожи на крыс. И тут нет ничего обидного. Просто, по сути, в нашем мире крысы — для всех враги, их все ненавидят. И они oт всех прячутся, всех боятся. Я уверен, что и вам крысы не нравятся. Ведь так?
— Не нравятся, — согласился шеф.
— Вот-вот, хотя крысы мало чем отличаются от милых белок. Разве что облезлым хвостом. Белок все любят, а крыс все ненавидят. Удивительно устроен мир, вы не находите?
Шефу не потребовалось отвечать на этот философский вопрос, потому что в кармане у майора зазвонил мобильный. Он послушал, ответил собеседнику: «Замечательно!» — после чего предложил:
— Виктор Петрович, вы не могли бы пройти со мной?
Как выяснилось, идти надо было к холодильнику! — Будьте любезны, откройте холодильник, — попросил майор.
- Его нельзя открывать, — заявил шеф. — Там редкие и дорогие продукты: сыр с плесенью, трюфели...
- М-м-м, обожаю трюфели! — улыбнулся майор. — Но я вас очень прошу, даже настаиваю.
Виктор Петрович знал, что в крайнем случае фэмээсники могут даже взломать холодильник. И все равнo он сопротивлялся до последнего.
- Ладно, но стоимость продуктов оплатит ваша служба, — предупредил он. После чего порылся в ящике стола и громко спросил всех, кто находился на кухне: — Где ключ от третьей камеры?
И повара вразнобой ответили ему: Не знаем, шеф... Не видели, шеф...
Тогда шеф повернулся к майору и развел руками: К сожалению, не смогу вам помочь. Мои сотрудники ключ потеряли!
Но не успел он это сказать, как из туалета вышел су-шеф Лева, который был не в курсе ситуации.
- Шеф, у меня есть запасной ключ, я всегда дубликаты храню! — радостно сообщил он.
Виктор Петрович выразительно взглянул на Леву, но делать было нечего: надо было открывать. Он открыл дверь, и они с майором вошли в холодильник. Там около полок стоял... Макс с каким-то корешком в руке!
- Шеф, я понял, вы в паштет базилик добавляли? - спросил он тоном ученого Паганеля. — Правильно?
- Ну да... — промямлил шеф, который начисто забыл и про Макса, и про паштет.
— Я так и знал! — гордо воскликнул Макс и вышел из холодильника. Его никто не пытался задержать.
— Ошибочка вышла, — признался майор. — Оказывается, этого молодого человека мои люди уже проверяли, и с ним все в порядке.
— Я вам сразу сказал: у меня на кухне все по закону! — торжественно изрек шеф.
В это время за спиной майора Вика поспешно вывела Айнуру из кабинета и повела в туалет. А Сеня катил в сторону туалета тележку, вроде бы с посудой. Но на половине дороги из-под покрывала, которым была накрыта тележка, донесся голос Феди:
— Ты как меня вытащил? Ключи же только у шефа были!
— Пусть он и дальше так думает, — отвечал Сеня.
Он вкатил тележку в туалет, где Вика красила Айнуру, причесала ее и повязала свой модный платок.
— Еще один! — воскликнула она при виде Феди. - Куда вас всех девать?
— Он в туалете отсидится, а потом через главный выйдет, — отвечал Сеня.
— Тоже мне, умник! — фыркнула Вика. Они на входе дежурят. Сядет в зал, как и Айнура. Сходи на бар, попроси у Кости одежду.
...Между тем майор закончил что-то писать в своем блокноте и сказал:
— Ну, Виктор Петрович, поздравляю: у вас все чисто.
— А я вам сразу сказал! — заявил шеф.
Тут майор оглядел кухню и спросил:
— А как вы справляетесь, если у вас так мало сотрудников?
Мы профессионалы, — гордо заявил шеф.
Как раз в это время Сеня недовольно отправился к мойке, чтобы помыть себе тарелку и выложить на нее блюдо. Су-шеф попытался сделать то же самое со сковородой, не удержал ее, она грохнулась в мойку и разбила несколько стаканов.
Майор понаблюдал за всем этим, потом сказал:
- А можно последнюю маленькую просьбу? Вы не угостите меня обедом?
- А у меня есть другие варианты? — вздохнул шеф.
В это время к нему снова подошел Макс с маниакальной настойчивостью во взгляде.
- Шеф, попробуйте паштет! — потребовал он.
- Отстань! — резко ответил шеф.
- Уже все пробовали, сказали: один в один! — горделиво заявил Макс. — Даже Айнура!
Услышав нерусское имя, майор поднял бровь. Надо было принять меры, и шеф их принял.
- Айнуры в моем паштете не было! — важно заявил он. — Эту пряность, айнуру, вообще очень осторожно добавлять надо.
Только теперь Макс обратил внимание на то, что происходит в ресторане. И сказал так:
- Согласен с вами, шеф! Она такая вонючая, весь вкус перебьет...
Но было уже поздно: майор Петр Лановский уже сделал определенные выводы. Он вышел в зал, огляделся — и подошел к столику, за которым сидела Айнура.
- Я прошу прощения, вы не будете против, если я составлю вам компанию? — спросил он.
Айнура испуганно кивнула. Майор сел рядом. Айнура поспешила спрятать под стол ноги, обутые в резиновые тапочки... Тут к столику подошла Саша, которая спросила у майора:
— Вы готовы сделать заказ?
— Нет, что вы! — отказался майор. — Пусть сначала дама закажет. Будьте любезны! — обратился он к Айнуре.
Подсобница в панике перелистала меню, которой никогда не держала в руках, и решительно ткнула пальцем в несколько строчек:
— Вот это, это и еще это!
— Это очень дорогой коньяк, — попробовала объяснить ей Саша. — ОЧЕНЬ дорогой...
— Ну что вы? Желание дамы — это закон! — заметил на это майор.
— Хорошо, а вам? — спросила Саша.
— А мне яблочный штрудель со сливками, — заказал майор.
Заказанное принесли быстро. Майор с аппетитом принялся за свой штрудель и между делом спросил у Айнуры:
— Вы знаете, почему меня называют «охотник на гастарбайтеров»? Потому что я их всегда нахожу.
Тут Айнура едва не подавилась своим салатом.
— Чтобы найти гастарбайтера, нужно стать гастарбайтером, думать как гастарбайтер — продолжал майор. — И этим я занимаюсь уже пять лет. Поэтому я знаю, как прячут нелегалов. Те, кто поглупее, прячут на складе или в туалете. Те, кто поумнее, — сажают в зал, выдают за гостей. Вы не знали? Среди нас может сидеть нелегал.
Айнура даже перестала делать вид, что ест. Между тем майор доел свой штрудель, отодвинул тарелку и сказал:
- Это был лучший штрудель, который я когда-либо ел. За такой штрудель можно убить... или спасти.
Тут он наклонился к Айнуре и тихо произнес:
- Передайте шефу, что его восхитительный штрудель кое-кого спас. И я вас прошу: сделайте себе разрешение на работу!
После этого майор резко встал, шагнул к соседнему столику и взял за локоть человека, сидевшего к нему спиной. Это был Федя.
- Кажется, я вас и искал, — сказал майор. — Ведь вы повар этого ресторана? Покажите ваши документы.
Федя, не ожидавший разоблачения, встал в растерянности, а майор принялся объяснять:
- Только повар может так придирчиво рассматривать блюдо. — И он указал на нетронутое блюдо Феди. - И, наверняка, оно ему не понравится, ведь вместо него блюдо приготовил кто-то другой, — продолжал майop. — Кроме этого, вы постоянно трогаете головy -  привькли быть в колпаке. И, кстати, вы не стали пить замечательное «Шардоне», которое сами заказали, — ведь на работе пить нельзя. Как я вас понимаю... Увести!
И двое сотрудников ФМС увели Федю в кабинет шефа. Там майор сел составлять акт. Закончив, он наставительно произнес:
— Зря вы так упорствовали, Виктор Петрович. Если бы сразу признались, то, возможно, отделались бы предупреждением... А так, к моему огромному огорчению, вы заплатите штраф. А несчастного молодого человека депортируют.
Произнеся эту мудрую фразу, он откинулся в кресле, достал свою баночку с леденцами, вынул один, подкинул его вверх, чтобы поймать ртом, и... конфета застряла у него в горле. Майор, не в силах что-то сказать, пытался привлечь внимание шефа и Феди. Он начал задыхаться.
— Шеф, может, поможем человеку? — задумчиво спросил Федя.
— Не знаю... — покачал головой шеф. — Меня oн оштрафовал, тебя депортирует... Думаешь, стоит?
Майор меж тем уже хрипел, лицо у него посинело.
— Наверное, нет, — Федя согласился с шефом. - Может, с другим договориться можно будет...
— А может, он нас и простит, если ты ему жизнь спасешь, — высказал новую мысль шеф. — Как думаешь?
Федя встал, подошел к майору сзади, обхватил его и дернул. Тот выплюнул конфету и закашлялся. Шеф и Федя внимательно смотрели на него.
— Спасибо большое... — хрипло произнес майор, И, после некоторой паузы, сказал, обращаясь к Феде: — Собирайтесь. Простите, это мой долг!
...Поздно вечером, когда все уже разошлись, к шефу вновь подошел Макс с миской в руке.
— Шеф, я это сделал! — гордо заявил он. - Получилось один в один. Даже чуть-чуть лучше!
- Да ладно... — недоверчиво произнес шеф и попробовал блюдо Макса.
- Неплохо... — оценил он. — Но это не мой паштет!
- Как не ваш? — возмутился Макс. — Та же консистенция! И состав я подобрал. Вот скажите: что было в вашем паштете?
- Сейчас увидишь, — сказал шеф.
Он подошел к шкафу и достал оттуда три открытые банки: «Паштет куриный», «Паштет мясной» и «Паштет печеночный».
- Вот тебе состав, — сказал он и стал читать надпись на первой банке: «Печень куриная, шпик свиной, соль, консервант...»
Он вывалил содержимое трех банок в одну чашку и заявил:
- Гадость редкостная, но если смешать — Элеоноре Андреевне нравится.
- Шеф, вы издеваетесь? — вскричал Макс. — Я что, просто так весь день ишачил?
- Почему «просто так»? — возразил шеф. — Ты самовоспитывался. И у тебя, кстати, неплохой паштет получился. Из чего сделал, что добавлял?
- Телятина, говядина, утиная печень, говяжья, оливковое масло, базилик, белый перец... Вот полный рецепт, — сказал Макс и отдал шефу листок.
Тут с другой стороны подошла Вика и тоже отдала шефу какую-то бумагу.
- Это что? — удивился шеф.
- Счет за Айнуру, она со страху на пятнадцать тысяч заказала, — объяснила Вика.
И, увидев опечаленное лицо шефа, добавила:
— Ладно, если бы нас не предупредили, ты бы миллионов семь отдал.
— Предупредили за полчаса... — недовольно пробурчал шеф. — Не могли за день предупредить...
— И за это спасибо скажи. Наши же конкуренты о нас позаботились.
— А кто?
— Мне Елена позвонила из «Аркобалено», когда ФМС еще у них было, — объяснила Вика.
...Оставшись один, шеф вышел на задний двор. поставил на землю чашку с паштетом и позвал:
— Элеонора Андреевна!
Из-за мусорных контейнеров появилась собака, виляя хвостом, и принялась за еду. А из задней двери ресторана «Аркобалено» вышла Елена и направилась к выходу на улицу.
— Здрасьте... — сказал шеф, когда Елена проходила мимо.
— Добрый вечер, — ответила Елена, остановившись возле шефа.
— Скажите: это какой-то ход был — предупредите нас о проверке? — строго спросил шеф.
— Нет, просто я не люблю эти российские войны, где конкурентов давят проверками, — объяснила Елена. — Это наш хозяин — любитель. Кстати, насколько я знаю, к вам может нагрянуть пожарная инспекция, будьте готовы.
Вот теперь Виктор Петрович понял, какую чудовищную ошибку он совершил и какую яму вырыл сам себе, когда звонил в ФМС.
— Вы это... простите меня... — пробормотал он,
- За что? — удивилась Елена.
- Да не важно, — сказал шеф.
В тот вечер Макс размышлял так: «Как говорил Конфуций, жизнь — самый лучший учитель. Она постоянно преподносит нам уроки, учит нас быть лучше и признавать свои ошибки. Учит быть упорными и добиваться своих целей. И всегда надеяться на лучшее!»
... С того дня в меню ресторана «Клод Моне» появилось новое блюдо — паштет «Патэ гурмэ», авторства Максима Лаврова. А что касается Феди, то он появился на кухне уже на следующий день.
- Так он тебя все-таки отпустил? — спросил друга обрадованный Сеня.
- Нет, — покачал головой Федя. — Меня депортировали. Но я договорился с пограничниками, и они меня из базы удалили. Только имейте в виду: если кто-то оттуда придет и будет меня спрашивать, то теперь я не Федя. Я Миша...

ГлаваЗЗ
Сезонное блюдо

Однажды Виктор Петрович решил, что пора повести Макса, а заодно Сеню на рынок, чтобы показать новичку, как выбирать продукты и сбивать цену.
- Сегодня, огузок, ты познаешь древнее искусство покупать на рынке! — рассуждал он.
- А в чем искусство? — спросил Макс.
— Искусство в том, чтобы на пять тысяч купить, то, что другие на пятнадцать не купят, — объяснил шеф. — Вот как ты думаешь: сколько дней этой говядине?
Макс попытался понюхать мясо, но шеф отвесил ему подзатыльник, а сам спросил у продавца:
— Сколько ей дней?
— Один! Сегодня привезли! — твердо заявил продавец.
— Теперь смотри внимательнее! — шепнул шеф Максу и снова спросил: — Сколько-сколько?
— Да говорю тебе — день ей! — ответил продавец и поджал губы.
— Вот, — он поджал губы. — Что это значит? - учительским тоном негромко спросил шеф.
— Говядине не менее трех дней! — громко, как первый ученик, ответил Сеня.
— Какие три? Максимум два! — возмутился продавец.
И почесал себе нос.
Шеф отметил этот факт и уверенно заявил:
— Все ясно! Мясу не менее пяти дней, да его еще и замораживали!
— Согласна! — услышал шеф женский голос, который показался ему знакомым. Чуть повернувшись, он увидел шеф-повара ресторана "Аркобалено" Елену, которая рядом проверяла другой кусок мяса у того же продавца.
— Ну пять дней — для вашего ресторана в самый раз... — усмехнулся шеф.
- Тогда во вторник я вам его и приготовлю, — сказала Елена. — До встречи!
- До какой еще встречи? — насторожился шеф.
- Вы же придете с Дмитрием Владимировичем к нам с ответным визитом, — объяснила Елена. — По крайней мере, мне так сказали. Так что увидимся у нас.
И она ушла.
- Делать мне больше нечего, как туда идти! — возмутился шеф.
- На самом деле, шеф, там очень даже ничего, — неосторожно заметил Сеня.
И тут же поплатился за свою неосторожность: шеф подозрительно на него уставился и спросил прокурорским тоном:
- А ты откуда знаешь? Ты был в «Аркобалено»?
- Нет, что вы, конечно, не был! — начал выкручиваться Сеня. — Мне мой друг рассказывал. И говорил, что там очень даже... Я, кстати, с ним после этого вообще перестал общаться. И человек он был не очень...
Шеф этим объяснением удовлетворился, и они направились к себе в «Клод Моне». Там шеф уселся у себя в кабинете, поставил на стол кулинарные весы и начал смешивать какие-то порошки. За этим занятием его и застала Вика.
- Витя! — требовательно позвала она.
- Цыц! — остановил ее шеф, попробовал полученную смесь, остался доволен и... высыпал ее в аквариум со словами «Приятного аппетита, Аркадий!». После чего повернулся к Вике и недовольным голосом спросил: — Чего тебе?
— Ты помнишь, что завтра первое число?
— Я же говорил, что отдам тебе долг через неделю. Может быть, — заявил шеф капризным тоном.
— Я не про долг, — сказала Вика. — К началу месяца ты обещал новое сезонное блюдо от шефа.
— Когда человеку нужны деньги, он может пообещать что угодно... — буркнул Виктор Петрович.
— Короче, завтра у меня должны быть либо мои деньги, либо сезонное блюдо! — стальным голосом заявила Вика и вышла.
— Аркадий, у тебя не будет десятки до следующей недели? — спросил шеф у рыбки. И, не получив ответа, направился на кухню.
— Так, инвалиды первой, второй и третьей групп! — провозгласил он. — У меня объявление. Для нашего меню нужно придумать сезонное блюдо «от шефа»...
— Вы же говорили, что никогда не будете придумывать сезонных блюд! — напомнил Сеня.
— А я и не буду! — отвечал шеф. — Будете вы! Тот, чье блюдо войдет в меню, получит премию. И я целую неделю не буду называть его инвалидом!
— А премия сразу или в конце месяца? — уточнил Сеня.
— Премия в конце месяца, зато инвалидом перестану называть сразу. Все слышали?
— Да, шеф! — громко ответила вся кухня.
...На следующий день на раздаточном столе на кухне стояли в ряд шесть сезонных блюд от шефа: их приготовили Сеня, Лева, Федя, Макс и еще двое поваров. Авторы стояли рядом со своими произведениями и ждали. Наконец из зала кто-то крикнул:
- Идет!
И на кухню вошел шеф. Как обычно по утрам, он был угрюм и сердит.
- Доброе утро, шеф! — дружно сказали авторы блюд.
- Ага, — без выражения отозвался шеф и направился к себе в кабинет.
- Подождите, шеф! Попробуйте сезонные блюда! - призвал его Лева.
- Что?
По лицу Виктора Петровича было видно, что он все забыл.
- Ну вы же вчера дали нам задание придумать сезонноеe блюдо «от шефа», — напомнил Лева.
- Да? Еще мне не хватало отравиться с утра... — пробурчал шеф, но затем все же сказал: — Давайте, чего тут пробовать?
И подошел к столу. Первым на нем стояло блюдо Сени. Шеф внимательно его рассмотрел, понюхал, потом попробовал.
- Что это? — спросил он.
- Мясные рулеты из телятины с тонкими ломтиками ветчины, — объяснил Сеня.
- Поздравляю, инвалид, твое блюдо в меню, — сказал шеф.
- Вообще-то вы обещали не называть победителя инвалидом! — напомнил Сеня.
- Хорошо, поздравляю, калека!
- А как же мы? — воскликнул обиженный су-шеф.
— Мне нужно было сезонное блюдо, и я его нашел, — заявил шеф и ушел.
Настал миг Сениного торжества! Он весь день ходил по кухне, как именинник, а когда в ресторан пришел хозяин, и они с шефом уселись в зале за столиком, Сеня решил воспользоваться этим моментом...
Между хозяином и шефом шла такая беседа.
— Ты чего такой вялый? — спрашивал хозяин. Опять после этого дела?
И он пощелкал себя по горлу.
— Слушай, постарайся хотя бы сегодня вечером обойтись без этого, — продолжал хозяин. — Завтра мы идем в «Аркобалено» с ответным визитом.
— Дим, ну какой ответный визит? — заныл шеф. У меня работы выше крыши... Сезонное блюдо от шефа надо придумать...
Тут к их столу неожиданно подошел Сеня, несший блюдо. Поставив его на стол, он произнес:
— Пожалуйста, попробуйте! — и уверенно уселся за стол. Хозяин и шеф смотрели на это явление, слегка ошалев.
— Кто это? — спросил хозяин. — И что это?
— Это новое сезонное блюдо «от шефа» — торжественно произнес Сеня. — Рулеты из телятины по-французски. Это я его придумал! А шеф утвердил!
— Калека, поднял свой зад и утащил его на кухню, быстро! — прорычал Виктор Петрович.
Однако хозяин был другого мнения.
— Человек предложение «от шефа» вместо самого шефа придумал, а шеф его гонит! — сказал он, пробуя принесенное Сеней блюдо. — Между прочим, очень вкусно!
- Спасибо! — отвечал Сеня. — И это, мне... то есть нам на кухню для этого блюда нужен слайсер.
- А что это? — спросил хозяин.
- Это штука для нарезки ветчины тонкими ломтиками. — объяснил Сеня.
- Вить, купи ему этот слайсер, надо же кому-то блюдо «от шефа» готовить, — распорядился хозяин, - А ты иди, шефоимитатор.
Когда Сеня ушел, хозяин заметил:
- Вить, а сезонное блюдо уже готово, оказывается. Так что не забудь завтра поприличнее одеться.
- Дим, ну чего я туда пойду? — снова заныл шеф.
- Вить, ну они же пришли, когда ты пытался их отравить, — заметил хозяин. — Надо и им дать такой шанс. Все, до завтра.
...И на следующий день они действительно входили в соседний ресторан. Симпатичная хостес проводила их в зал для курящих (в «Аркобалено» был и зал для противников курения). Звучала живая музыка, блюда за соседними столиками источали волнующие ароматы.
- Как бы тебе это не было противно, но признай: тут неплохо, — сказал хозяин. — А, Вить?
- Не знаю... — мрачно произнес шеф.
Он взял меню и начал его листать.
- Ну и что у нас тут? — бормотал он. — Итальянская кухня, японская, французская... Это что: готовлю без разбора все, что умею?
- Что ты прибодался? — отвечал хозяин. — Это фьюжн. Любая кухня от Запада до Востока.
- Фьюжн? — усмехнулся шеф. — Отлично! Надо попробовать роллы с борщом! Думаю, они прекрасно сочетаются. Так, а что тут еще? О, пицца, суши, сельдь под шубой, люля-кебаб... Я же говорил! Надеюсь, на следующей странице найдется активированный уголь...
Наконец шеф все же заказал спагетти «Болоньезе», а хозяин — роллы. Когда они приступили к еде, к ним подошла Елена.
— Добрый день! Надеюсь, вам все понравилось? -спросила она.
— Да, спасибо, очень вкусно, — ответил хозяин. - Почти как у нас. Правда, Вить?
— Сойдет, — буркнул Витя.
В это время мимо их столика прошел официант, который нес блюдо на другой столик. Наметанным взглядом повара шеф сразу узнал это блюдо. Это были те самые мясные рулеты, которые он только не давно утвердил в качестве сезонного блюда!
— Так, стоять! — взревел шеф. — Это что?
Он подошел к оторопевшему официанту, взял у него с подноса кусок рулета и съел его.
— Вы что, охренели?! — произнес он, обращаясь непонятно к кому.
— Вить, ты чего?! По-моему это ты охренел! - воскликнул хозяин.
— Что-то не так? — спросила Елена у шефа, как у больного.
— Да! — взревел он. — Вы украли у нас сезонное блюдо от шефа! Я так и знал, что вы сами ничего не можете! Паразиты! Жулье! Мы не успели вставить его в меню, а вы его уже украли!
Тут и хозяин вспомнил тарелку, которую вчера принес в зал Сеня.
- Оперативно орудуете, — поддержал он шефа. — Мы только вчера ввели...
- Вчера? — усмехнулась Елена. — Это блюдо у нас со дня открытия ресторана!
- Ну конечно! — издевательски заметил шеф. — Еще Ленин у вас его ел, я читал его мемуары...
Елена открыла последнюю страницу меню и показала ее шефу, а затем хозяину.
- Смотрите на дату утверждения меню, — предложила она.
Шеф посмотрел... и почувствовал, что он облажался по полной. Тогда он вспомнил сцену на рынке, когда он спрашивал Сеню, был ли тот в «Аркобалено», и тот заявил, что не был. Он врал тогда, конечно же, врал! А он не понял! И потом, как последний дурак, ничего не проверив, утвердил это несчастное блюдо...
- Ну, Сеня, хана тебе! — процедил он сквозь зубы и, ничего более не говоря, выбежал из ресторана соседей.

Глава 34
Как помирить друзей

Прежде чем узнаем, как завершилась драматическая история с сезонным блюдом, вернемся немного назад и проследим за событиями, которые происходили в те же дни в жизни Макса и его друзей. Эти события тоже были довольно драматическими...
Началось все в тот день, когда Настя и Костя мило щебетали, стоя возле бара. Им было так хорошо вдвоем, что Настя даже не услышала, как Вика, проходя мимо, отдала ей распоряжение убрать один на столиков. И хотя Настя ответила «Ага!», но осталась на месте и даже принялась громко хохотать, привлекая внимание посетителей.
Конечно, Настя была не права, и ей нужно было сделать замечание. Однако сделать его можно по разному. Но у Вики был свой стиль. Она вернулась к бару и зло сказала:
— Вы что, совсем обнаглели? На работе нужно работать, а не обжиматься. Или вам напомнить, что у нас запрещены отношения?
— А почему только нам? — пробормотала Настя.
— Ты что-то сказала?! — голос Вики налился металлом.
— Нет, вам послышалось, — поспешила заверить Настя.
— Мы ничего такого не делали... — добавил Костя.
— Вот именно! — сказала Вика. — А должны были работать! Настя, быстро в зал!
Настя ушла, Костя тоже. Тут появился Макс.
— Викуль, ты как? — заботливо спросил он. — Мне кажется, ты какая-то напряженная... А ты знаешь, что вечером мы с тобой идем в офигенное место?
— Да я как-то устала... — отвечала Вика.
— Ну вот и отдохнешь! — заключил Макс и чмокнул ее в щеку. В это время мимо прошла Настя, которая картинно закашлялась. И они с Викой одарили друг дружку неприязненными взглядами.
И вот наступил вечер, и Вика с Максом пошла в «офигенное место». Это оказался один из ночных клубов.
- Настроение паршивое, хочется напиться, — призналась Вика, когда они вошли в зал.
- Вон наш столик, сейчас будем улучшать твое настроение! — бодро заявил Макс.
Они подошли к столику... и тут Вика увидела, что за ним уже сидят Настя и Костя.
- Привет, вот и мы! — все так же бодро произнес Макс.
Ответом ему было гробовое молчание. Однако Макса было трудно смутить. Он решил разыгрывать роль шута и развеселить друзей.
- Познакомьтесь, это Вика! — произнес он.
— Мы знакомы с Викторией Сергеевной, — сказал Костя.
— А вот и нет! — заявил Макс. — Теперь это просто Вика, моя девушка. А это — просто Костя и Настя, мои друзья. Вик, ты присаживайся, я сейчас принесу выпить.
Макс убежал, и над столом вновь повисло молчание. Он вернулся с четырьмя коктейлями и предложил выпить за встречу. Тут Вика наклонилась к уху Макса и тихо спросила:
— Почему ты меня не предупредил, что они тут будут?
— Вик, это мои друзья, я с ними провожу много времени, привыкай... — ответил Макс.
— Может, я тогда приведу сюда свою маму и тетю из Зеленогорска? — зло спросила Вика. — Я с ними тоже хочу проводить много времени.
— Вик, ты что? — Макс был явно растерян, он не понимал, что происходит. — Все нормально! Вы подружитесь! Слушай, Костян, — повернулся он к другу, пытаясь завести «светский» разговор, — расскажи, как ты в клубничный «мохито» уронил огурец, a тот лысый потом восхищался, что это самый необычный «мохито», который он пил...
Однако Костя почему-то не спешил рассказать об этом забавном эпизоде. Повернувшись к Вике, он заверил:
— Ничего такого не было!
— Почему-то я не удивлена, — пожала плечами Вика.
Тут не выдержала Настя.
— Ну, вы еще посидите, — сказала она, — а нам пора домой. Нам еще нацеловаться надо перед работой. А то на работе запрещено. И только нам почему-то!
— Вы бы еще прямо на барной стойке сексом занялись! — упрекнула ее Вика.
— Ребят, ну вы что? — воскликнул Макс. — Мы, наверно, просто мало выпили. Давайте я еще принесу!
— Не надо, я ухожу! — заявила Вика. — А вы продолжайте веселиться!
— А почему это вы нам указываете, что делать? - вспыхнула Настя. — Вы сейчас не на работе. Это мы уходим! А вы веселитесь!
И они с Костей ушли. А недовольная Вика и расстроенный Макс остались...
...На следующий день, наблюдая, как Настя и Вика демонстративно избегают друг друга, Макс пытался решить вопрос: «Что делать, если твои друзья и твоя девушка поссорились? И как их помирить? Нужно что-то железное... Например... например, день рождения! Хотя нет, этого мало. День рождения надо усилить...»
Он думал, думал — и наконец выдумал. И действовать он решил через Сашу. Потому что про нее было известно: хочешь сделать свой секрет общим достоянием — сообщи его Саше.
Он дождался, когда Саша пойдет на задний двор курить, вышел тоже. Но так, словно официантку он совсем не видит. И вот, стоя к ней спиной, он начал так "говорить по телефону":
— Это точно? Блин! Может, пересдать анализы? Я понял. Ничего, я держусь. Да какой день рождения, завтра ничего и не планирую праздновать. Даже говорить никому не буду. Не волнуйся за меня, пока.
Тут он обернулся, «заметил» Сашу, смутился и сделал вид, что ничего не случилось. А Саша убежала в ресторан.
"Хватит ей десять минут или нет?" — размышлял Макс.
Но прошло всего четыре минуты, и во двор выбежал Костя.
— Старик, ты болен? — воскликнул он с тревогой.
Макс не успел ответить, а во двор уже выскочила Вика.
- Максим, что случилось? — спросила она. — Мне Саша какие-то ужасы рассказала...
— Да ничего не случилось, Саша что-то перепутала. - поспешил Макс успокоить друзей. — Я в порядке, просто звонила мама, сказала, что наша собака заболела.
— Уф, как же я испугалась! — призналась Вика.
Тут во двор выбежал и последний участник «дружеского треугольника» — Настя.
— Макс, там Саша... — начала она.
— С Максом ничего не случилось, это заболела его собака, — успокоил ее Костя, забыв про специфическое отношение Насти к «братьям нашим меньшим».
— Заболела собака? Какой ужас! — испугалась Настя за неведомую зверюгу.
— Погоди, и теперь из-за этого ты не хочешь праздновать свой день рождения? — спросила Вика.
— Ну да, это же не повод... — поддержал Костя.
— Да нет, наверное, надо отпраздновать, — «согласился» Макс. — Я вас приглашаю. Соберемся вместе...
— Завтра? — засомневалась Настя и взглянула на Вику. — Ну, до завтра еще дожить нужно...
— Да, давай мы с тобой это потом обсудим, - сказала Вика.
— Зашибись! — нарочито бодрым голосом подвел итог Макс. А в душе он чувствовал, что план его провалился и друзья по-прежнему не готовы сесть за один стол.
В тот же день ближе к вечеру, когда Макс работал на кухне, к нему подошли Настя и Костя.
— С днем рождения тебя, Макс! — хором произнесли оба.
— Вот, это тебе! — произнес Костя. — Билет на концерт диджея Пола Ван Дайка. Думаю, мы отлично потусим: ты, я и Настя! Мы тоже билеты купили.
— Оторвемся по полной! — радостно улыбнулась Настя.
Макс только вздохнул. Он хотел совсем другого...
Он положил подаренный билет на свой стол и на время забыл о нем.
В это время на кухню вошла Вика. Как дела у именинника? — спросила она. — Кстати, уже придумала, что приготовить сегодня на праздничный ужин...
Тут она заметила лежащий на столе билет.
- А это что?
— Это Настя и Костя подарили мне билет на сегодня в клуб... — мрачно ответил Макс.
— А, понятно... — кивнула Вика. — Один... Так мне готовить сегодня ужин или нет?
- Вика, это же мои друзья... — попытался объяснить Макс.
Тут он взглянул на Вику и закончил так:
— ...И думаю, они меня поймут!
Он взял билет и, глядя на Вику, порвал его.
...В тот вечер в квартире Вики все было готово для праздничного ужина вдвоем: шампанское на столе, свечи в разных углах комнаты и сама хозяйка в сексуальном белье. Не было только именинника.
И Вика начала ему звонить:
— Максим, ну ты скоро?
— Я уже здесь, — ответил Макс.
И действительно, тут же раздался звонок в дверь. Вика поспешила в прихожую и открыла дверь. На лестничной площадке стояли Макс, Костя и Настя...
— Здрасьте... — выдавил из себя Костя.
И затем, обращаясь к Максу, спросил:
— Это и есть твоя «безбашенная вечеринка с бывшими одногруппниками»?
— И ты же сказал, что Вики... то есть Виктории Сергеевны не будет? — строго добавила Настя.
— Но как же меня может не быть у меня дома? - мягко возразила ей Вика. А затем, адресуясь к Максу, сказала:
— Ты зачем их сюда привел? Ты мог меня предупредить?
— И нас тоже! — сказал Костя. — Знаешь, как сложно достать билеты на Ван Дайка?
— Если бы я вас предупредил, вы бы никогда в жизни не собрались! — не выдержав, наконец взорвался Макс. — Ты — моя девушка, вы — мои друзья, и я хотел, чтобы мой день рождения мы отметили вместе... Но если для вас это проблема — больше не парьтесь! Пока! Спасибо за отличный праздник!
Он развернулся — и ушел.
...А в это время на кухне ресторана "Клод Моне" развернулся финал драматических событий, связанных с новым сезонным блюдом. Сеня, ничего не подозревая, ковырялся в слайсере. Новый прибор ему нравился. Вот он засунул палец между ножей, извлек кусочек ветчины и отправил ее в рот. Затем запустил палец поглубже...
В этот момент на кухню ворвался шеф с криком «Где этот сучонок?!». И то ли от этого крика, то ли по какой другой причине, но слайсер внезапно включился. Сеня завопил и вырвал левую руку из прибора. Из руки хлестала кровь, и на ней не хватало мизинца...
- Мой палец! — кричал Сеня.
- Не успел... — медленно произнес шеф. — Бог сам наказал! Вот теперь ты точно инвалид. И калека! Федя, достань палец — и в лед. Сейчас «скорую» вызову...
...Макс, никуда уже не спеша, медленно плелся на квартиру Кости. И наконец доплелся. В квартире было темно, и Макс решил, что Костя с Настей все же пошли на своего диджея. Он вошел в комнату, включил свет... и увидел на стене растяжку: «С днем рождения!» Тут из другой комнаты вышли Настя и Костя. Настя держала в руках торт.
— Макс, прости нас, пожалуйста, что испортили тебе праздник, — сказала она.
И тут в комнату вошла еще и Вика! С бутылкой вина в руках.
— Да, прости их, пожалуйста, — сказала она. — Ну и меня...
- Так что: конфликт исчерпан? — с радостью cпросил Макс.
— Временно, — уточнила Вика. — Пока кто-нибудь снова не накосячит.
И они с Настей обменялись улыбками.
...Некоторое время спустя все уже дружно сидели за столом. Настя с Викой резали торт, Костя разливал вино. Настя полезла в сервант за тарелками и увидела там паспорт Макса. Достала его и раскрыла.
— Ой, Макс, какой ты смешной в паспорте... — улыбнулась она. Прочитала сведения на первой странице и удивленно произнесла: — А у тебя ведь день рождения в феврале...
Макс пожал плечами...
«Когда твои близкие люди готовы забыть свои обиды ради того, чтобы сделать тебе приятное, ты тоже пойдешь на все, чтобы у них все было хорошо, — размышлял он той ночью. — Даже если для этого придется немножко соврать. Правда, как правило, за любое вранье рано или поздно приходится платить. Но самое сложное — это исправлять последствия вранья. Ложь порождает новую ложь, и выбраться из этого невозможно. Остается только верить в свои силы, в себя — в себя настоящего. Ведь если ты начинаешь все с чистого листа — у тебя впереди только то, что сделаешь ты сам».
...В это время в своем кабинете, один во всем ресторане, сидел за столом шеф, обложенный кулинарными книгами и сделанными из них выписками. Наконец он положил перед собой чистый лист бумаги и вывел на нем: «Сезонное блюдо»...

Глава 35
Тяжелые времена

Бывает так, что привычное для нас течение событий вдруг прерывается. Как будто землетрясение какое-то случается в жизни, и наступает время испытаний. Тяжелые времена. Вот и для наших героев, сотрудников ресторана «Клод Моне», тоже настали такие времена. Причем как для всех сотрудников, так и отдельно — для неразлучных друзей Макса, Кости и Насти. Но о них троих мы поговорим попозже, а сейчас посмотрим, что случилось с коллективом одного из лучших ресторанов Москвы.
Предвестником нехороших перемен стало появление в ресторане Кристины. Но сначала надо рассказать, кто такая Кристина.
...Все девушки, которые работают в ресторане, в глубине души надеются на то, что однажды появится прекрасный принц, который заберет их из этого мира услужливых улыбок. Как правило, мечты остаеются мечтами. Но встречаются и те, для которых сказка о Золушке становится реальностью. Такой Золушкой и была Кристина. Всего год она проработала в ресторане «Клод Моне» в должности хостес — и приглянулась не кому-нибудь, а хозяину ресторана Дмитрию Владимировичу. Приглянулась настолько, что стала его женой. Теперь Кристина (или Крис, как она предпочитала) появлялась в ресторане не часто...
Первой входящую в ресторан Кристину увидела хостес Ангелина.
- Ой, Кристина, здравствуйте! — воскликнула она.
- Ну Ань, что за «здравствуйте»? — покачала головой гостья. — Ты меня еще Кристиной Семеновной назови... Попроще!
Тут подбежала Саша, которая действительно вела себя проще: обнялась с гостьей, поцеловалась, затем произнесла:
- Шикарно выглядишь! Ты когда вернулась?
- Позавчера, — сообщила Кристина. — Здесь такая суета... Вот думаю в Монако поехать, а то, чую, я здесь скисну.
Тут вошел хозяин.
— Здравствуйте, Дмитрий Владимирович! — приветствовала его Саша.
Хозяин не обратил на нее внимания. Он поцеловал Крис и сказал:
— Котенок, я сейчас отчеты проверю, и поедем по магазинам. Я быстро!
И он отправился в кабинет шефа. Кроме него и шефа в совещании участвовала еще Вика. Хозяин проглядел отчет о доходах за последний месяц и с досадой произнес:
— Что-то я не пойму. Вы ноль, что ли, забыли приписать? Почему такой низкий доход?
— Понимаете, в этом месяце у нас очень низкая посещаемость, — принялась объяснять Вика. — Скорее всего, это из-за открытия «Аркобалено»...
— И что прикажете мне делать? — капризным тоном спросил хозяин. — Мне что теперь — не есть, не содержать жен, детей?
При слове «жен» раздался стук в дверь и вошла Крис.
— Здравствуйте, Виктор Петрович! — улыбнулась она шефу. А Вику одарила холодным взглядом и процедила:
— Здрасьте, Виктория Сергеевна...
— Здравствуй, — так же холодно ответила ей Вика
— Дим, мы скоро поедем? — спросила Крис у мужа.
— Поезжай сама, у меня тут еще дела, — отвечал хозяин.
Когда Кристина вышла, хозяин заявил:
- Я понял одно: стоит мне перестать вас контролировать — и все сразу становится хреново. С этого момента я лично буду заниматься всеми делами ресторана.
Шеф и Вика переглянулись. Они не ждали ничего хорошего от этого решения...
В тот же день хозяин, с пачкой счетов в руках, прохаживался по кухне. Оглядевшись, он спросил:
- Почему на работающей плите стоит пустая сковорода?
- Так я ее это... разогреваю... — ответил Федя.
- Вот ты разогреваешь — а ты хоть знаешь, сколько мы за свет платим?! — воскликнул хозяин, потрясая счетами. — Вот из-за таких, как ты, мы и находимся в заднице! А почему? Потому что деньги — мои, а не твои, и чего их жалеть, верно?
Он решительно выключил плиту и заявил:
- И вообще, Витя, готовьте на одной плите. Народу нет, а плиты работают, как будто полный зал.
После этого он посмотрел вверх и спросил:
- А у нас всегда так светло?
- В смысле? — не понял шеф.
- Ну, света так много. Неужели нельзя половину выключить?
- А как работать? При свечках, что ли? — возмутился шеф.
- Не передергивай! — одернул его хозяин. — Оставьте одну лампу — и достаточно!
Оставили одну лампу, стало совсем темно.
- Ну ладно, две, — разрешил хозяин. — Но не больше!
В это время приехал поставщик Тимур, привез мясо. Когда он вывалил окорок на стол, хозяин посмотрел в счет, привезенный Тимуром, и спросил:
— А почему так дорого?
— Как дорого? — возмутился Тимур. — Да этот ягненок еще утром даже не думал, что в Москву поедет, травку в горах кушал!
— За такие деньги я целую телячью тушу могу купить, — заявил хозяин.
— Если за такие деньги тушу купишь, значит, она, фигурально выражаясь, в прошлом веке умер, — как всегда, красочно высказался Тимур. — А этот, если послушать, — слышно, как дышит еще!
— Дим, у Тимура самые лучшие продукты... — вступился за поставщика шеф.
— «Самые лучшие» будешь покупать на свои деньги, — отвечал неумолимый хозяин. — А на мои — достаточно просто хороших!
После чего хозяин наконец покинул кухню. Шеф беспомощно оглянулся — и заметил Сеню, который что-то жарил на сковороде.
— Сеня, ты что творишь? — возмутился шеф. — Масло уже почти черное! Ты когда его менял?
— Так это... хозяин сказал масло не меньше десяти раз использовать, — объяснил Сеня. — Экономия...
Тем временем в зале хозяин принялся за Вику.
— Вот смотри, — говорил он, — на кухне свет уже экономят, а здесь — как на елке в Кремле.
— Ну так гости же, Дмитрий Владимирович, — развела руками Вика.
- И что? Поставь свечи! Во-первых, экономия, во-вторых, романтика, Париж. Маркетинговая фишка!
В тот же день, когда хозяин наконец уехал. Вика и шеф сошлись, чтобы обсудить ситуацию.
- Да, Димон не в адеквате, — вынес заключение шеф.
- Никогда не думала, что буду с тобой согласна, — отвечала Вика.
- Слушай, нужно что-то делать, — решил шеф.
- Что?
- Нужно подумать...
Шеф думал вечер, ночь, утро и наконец придумал. Он пригласил Вику к себе в кабинет и изложил свой план. План состоял в том, чтобы обратиться за помощью к Кристине.
- Я против! — заявила Вика. — Она меня не переносит.
- Да пойми ты: такие люди, как Дима, неуправляемы! — убеждал ее шеф. — Единственный человек, который хоть как-то может на них повлиять, — это жена. По себе знаю.
- Когда ты жил с Таней, что-то я не заметила, чтобы она на тебя особо влияла, — парировала Вика.
- Поверь: если бы она не влияла, я бы тебя уже давно прибил, — заявил шеф. — В общем, доверься мне.
- Алло, Кристиночка, привет, — сказал он в трубку. - Это Виктор Петрович беспокоит. Дела у нас не очень... Почему? Ну, понимаешь, Дима у нас тут инвентаризацию проводит. И очень больно смотреть, как он рушит все, что выстраивалось годами. Да, и тобой в том числе. Кристин, ты бы нас очень выручила по старой дружбе, если бы объяснила мужу, что делами ресторана должен заниматься компетентный человек. Ну, ты понимаешь. Спасибо, милая.
— Ну вот, она сказала, что поговорит с Димой, — доложил шеф Вике, выключив телефон. — Дело сделано!
В тот же день, ближе к вечеру, в зале ресторана за столиком сидели четверо: хозяин, шеф, Кристина и Вика.
— Наверное, в последние дни я здесь перегнул палку, — сказал хозяин.
— Да мы все понимаем, Дим, — отозвался шеф полным сочувствия голосом. — Это же твой ресторан, душа болит...
— Да в том-то и дело, что болит... — продолжал хозяин. — Иначе я бы в это не совался. Короче, я поговорил с Крис — и понял, что делами ресторана должен заниматься человек компетентный, который давно в этом варится, все понимает. Правильно?
— Ну да, — согласился шеф.
— Так вот, такой человек сейчас здесь, среди нас, - торжественно произнес хозяин.
Вика уже начала догадываться, а шеф все еще витал в облаках.
— Ну, Дим, я всегда готов... — начал он. Но хозяин не дал ему закончить.
— Это моя жена Кристина, — сообщил он.
— В смысле? — не понял шеф.
— Ну, она у меня умница, — объяснил хозяин, окончила курсы по управлению ресторанами, работала здесь целый год. У нее колоссальный опыт! В общем с этой минуты всеми делами ресторана заведует она. Прошу любить и жаловать.
И хозяин зааплодировал. Вика и шеф вяло его поддержали. Они производили впечатление людей, на которых внезапно упало что-то тяжелое...
- В общем, мы с Димой обсудили дела в ресторане, — деловым тоном заговорила Крис. — И у меня есть пара мыслей, как снова сделать его рентабельным. Только я бы хотела вначале обсудить их наедине с Виктором Петровичем. Вы не против, Виктория Сергеевна?
- Нет, конечно, — ответила Вика и ушла.
- Ну я слушаю, — скучным голосом сказал шеф.
- Подожди, — остановил его хозяин.
Он встал и подошел к бару. Там почему-то ошивался Макс, которому нечего было делать в зале, но хозяин не обратил на это внимания.
- Костя, дай мне бутылку коньяка «Икс О», — велел он.
Макс за спиной хозяина делал Косте какие-то знаки. Да и бармен вел себя не лучше: сняв бутылку с полки, не спешил ее отдавать, а начал спрашивать:
- Эту?
- Да!
- А может, хотите другую?
- Что значит «другую»? — рассердился хозяин. — Я эту хочу! Давай быстрее! И бокалы.
Он почти вырвал бутылку из рук Кости и вернулся к столу.
Чтобы понять причины странного поведения Макса и Кости, а также того, что произошло в ресторане в следующие минуты, нам надо вернуться на несколько дней назад — как раз в утро того дня, когда Кристина появилась в ресторане.
Итак, утро, квартира Кости...

0

15

Глава 36
Непомерная плата

В то утро Костя решил принять душ. Поэтому, когда раздался звонок в дверь, открывать отправился Макс. Он открыл — и увидел на пороге незнакомую женщину средних лет.
— Здрасьте, — сказал ей вежливый Макс.
— Здравствуйте, — отвечала женщина. — А Костя дома?
— Да, сейчас, — кивнул Макс. — Настя, позови Костю, его тут спрашивают.
Настя скрылась в ванной, и вскоре оттуда раздался ее громкий голос:
— Он спрашивает: а кто его спрашивает?
— Передайте ему, что это Светлана Ивановна, хозяйка этой квартиры, — отвечала женщина.
Тогда Макс захлопнул дверь, и за ней послышались звуки каких-то лихорадочных сборов. Спустя короткое время дверь снова открылась. На пороге стоял Костя, в халате, с недобритым лицом.
— Светлана Ивановна! — приветствовал он хозяйку. — Вы бы хоть предупредили...
— Ты знаешь, я хотела предупредить, а сейчас поняла — хорошо, что не стала, — сказала та.
Хозяйка осмотрела квартиру, потом прошла на кухню, где сидели Настя и Макс. За ней вошел Костя с конвертом в руке.
— Ну что, Костя, это все жильцы или еще есть? — спросила хозяйка.
- Вce, — отвечал честный Костя. — Вот деньги за месяц.
Хозяйка взяла конверт, заглянула в него и произнесла:
- Костя, а здесь не хватает...
- Как это? — не понял Костя.
- Ну, как... — объяснила хозяйка. — Смотри: вас здесь - раз, два, три, а деньги — только за одного. Я нe против: живите хоть вдесятером, главное — платите за каждого...
В тот же день в ресторане Макс и Костя пытались решить возникшую проблему.
- Блин! Где мы столько денег за неделю найдем? — мучился Костя.
— Слушай, я повар, мне нереально заработать, — рассуждал Макс.. — Разве что котлеты на ужин стырить... Но ты — бармен. У тебя вообще проблем с деньгами не должно быть.
- В смысле?
— Еще скажи, что ты не левачишь...
- Как?
- Ты что, серьезно? — поразился Макс. — Ни разу не обманывал гостей?
— Ты что? Это же плохо! — сказал Костя.
— О, чувак, да тебя к лику святых надо причислить, — заявил Макс. — Первый честный бармен — святой Константин...
И он был, в общем, прав. Его друг отличался нестандартной честностью. Такие люди крайне редки. И, в общем, очень тверды в своих принципах. Попытки приучить их к воровству, как правило, плохо кончаются. Но Макс об этом не задумывался... Он решил перевоспитать друга.
— Значит, так, — начал он свой «урок». — Если мы не хотим жить под мостом, нам нужно достать деньги. А единственный способ, который я вижу — это барменские уловки. Что-нибудь слышал о них?
Костя отрицательно покачал головой.
— Ну тогда слушай! Существует множество способов обмануть гостя. Самый распространенный из них — лед.
Тут он встал на место Кости и подвинул к себе ведерко со льдом.
— Ну-ка сделай заказ! — предложил он.
— Виски с колой, — неуверенно сказал Костя.
— Может быть, льда? — широко улыбнулся Макс.
— Можно, — согласился Костя.
Макс наполовину наполнил стакан льдом, добавил колу. Потом взял мерный стакан — джагер, — наполнил его виски, и ровно половину этого виски слил в коктейль. И подвинул его Косте.
— Э, ты же недолил! — воскликнул Костя.
— А ты попробуй, докажи. Через пару минут лед растает — и ни одна экспертиза в мире не докажет, что я вместо положенных пятидесяти граммов налил всего тридцать. Ну а это...
Макс показал на виски, оставшееся в джагере, и закончил:
- Наш кровный доход. Теперь поговорим о джагерах. Если взять стандартный джагер и слегка подпилить его напильником, то разницу никто не заметит. Однако на этом за день можно сэкономить до двух литров. Это еще не все...
Но тут «лекцию» Макса прервал подошедший посетитель.
- Налей-ка пятьдесят грамм «Икс О», — приказал он Косте, указав на самый дорогой коньяк па полке.
Костя снял бутылку с полки и уже собирался налить, когда Макс (действий которого за стойкой не было видно) отобрал у него «Икс О» и налил гостю другой, дешевый коньяк. Гость, не моргнув, выпил, расплатился и ушел.
— Как видишь, гости не разбираются в том, что пьют, — заключил Макс. — А мы коньяк за триста рублей продали за тысячу. Понял?
— А если поймают? — спросил Костя. — Посадят же!
— Не посадят, ты же у нас будущий юрист, — отмахнулся Макс. — Отмажешь!
Однако Макс понял, что Костя — человек девственный, и eго надо долго учить. Между тем деньги требовались срочно! И он решил провести крупную операцию...
На следующий день, когда два друга переодевались в раздевалке, Костя принюхался и заметил:
— Чего так рыбой воняет?
— Не знаю, — отмахнулся Макс. — Ты сюда смотри.
Он открыл свой шкафчик и показал пятилитровую флягу коньяка.
— Вот наша квартплата, — объяснил он.
— В смысле?
— Сейчас объясню, — сказал Макс. — Предположим, Тимур каждую неделю будет привозить нам пять литров коньяка, абсолютно бесплатно. Этот коньяк мы разольем в пустые бутылки из-под коньяка какого-нибудь известного бренда. Эти бутылки мы меняем на настоящий коньяк, который находится у тебя на балансе и хранится на складе. После чего продаем его Тимуру по цене ниже рыночной, он готов покупать за пять. А этот вот коньяк будем продавать посетителям под видом настоящего — и по соответствующей цене.
Костя, слушая рассказ Макса, только качал головой. Тут в раздевалку вошел Сеня. Макс быстро завернул флягу в свой фартук, и они с Костей понесли ее в бар. А Сеня открыл свой шкафчик и увидел сверток с рыбой.
— Блин, забыл забрать! — с досадой произнес он.
Вслед за Сеней вошел и Федя, который тоже увидел сверток.
— Так это ты, значит, рыбу стырил? — спросил он. — Мне вчера Лева весь мозг выел, что у меня недостача. Фу, да она воняет, уже пропала! Выбрось!
— Ты че, дурак? — отозвался Сеня. — Знаешь, сколько она в меню стоит? Полторы штуки!
Он откусил кусок рыбы.
— Если не дышать, — сообщил он Феде, - то очень даже ничего...
Федя, видя это, только скривился...
Между тем в зале Макс и Костя, спрятавшись за барной стойкой, разливали принесенный «левый» коньяк в пустые бутылки из-под самой дорогой марки, какая нашлась в баре.
— Слушай, а я вот что подумал, — сказал Костя, не прерывая процесс. — А этот коньяк точно нормальный?
— А какая разница? — отозвался Макс.
— Как какая? Вдруг он вообще хреновый?
- Ну хочешь, проверим, — решил Макс и отлил немного напитка в бокал. — На, пей.
— Ты че, дурак? — отказался Костя. — А если я отравлюсь? Сам пей.
Перед Максом встала задача: как испробовать купленный напиток, не подвергая свою жизнь опасности. И он придумал.
— Слушай, давай его Луи подбросим, — предложил он. — Ему недавно какой-то совсем левый коньяк попытались сплавить, так он только его понюхал — и полдня потом орал, что не будет его использовать.
Сказано — сделано. Макс отлил немного коньяка в графинчик, отнес его в кухню и незаметно поставил на стол Луи. А сам встал на свое рабочее место и принялся шинковать морковь, одновременно наблюдая за кондитером.
Однако на кухне нашелся кое-кто, кто больше Луи нуждался в крепком спиртном. Это бы Сеня. После съеденной рыбы ему было плохо, его мутило. Это заметил Федя и сказал:
— Говорил тебе, не ешь рыбу... Уголь пил?
— Две пачки сожрал, ни хрена не действует... — отвечал Сеня.
— Короче, я, когда на флоте служил, нечаянно медузу съел, — сообщил Федя. — Если бы боцман спирта не дал хлебнуть, я б помер. Тебе тоже чего-нибудь крепкого нужно.
Сеня внял этому простому и понятному совету и отправился искать крепкое. И долго искать ему не пришлось: рядом, на столе Луи, он увидел графинчик со знакомой жидкостью. Сеня быстро налил себе в стакан, выпил и отошел.
Все это заметил Макс. Ему было все равно, на ком проверять качество купленного напитка. Сеня, так Сеня. Он решил немного подождать, посмотреть, что будет с Сеней...
Ждать ему пришлось недолго. Сеня еще немного поработал, потом побледнел, зашатался — и повалился на пол. Он был в обмороке.
— Сеня, Сеня! — взывал Федя. И, видя, что дело плохо, решительно произнес: — Вызываем "скорую"!
«Скорая» приехала довольно оперативно, вскоре Сеню на носилках выносили из ресторана. А Федя объяснял врачу:
— Я уверен, что у него отравление, он мне жаловался...
Макс ничего не знал о рыбе, которую неосторожно съел Сеня. Поэтому, естественно, он связал отравление товарища с коньяком из канистры. А после этого поспешил к Косте — предупредить, чтобы тот ни в коем случае не продавал «ужасно выгодный» напиток. Но он опоздал — бутылку фальшивого коньяка на его глазах взял хозяин.
Теперь мы знаем, чем объяснялось странное поведение Кости и Макса. И можем продолжить наш рассказ.
Итак, Дмитрий Владимирович с бутылкой коньяка вернулся за столик, где сидели шеф и Крис, и налил шефу почти полный бокал. В это время возле бара Макс шепнул Косте:
- Костян, этим коньяком только что отравился Сеня...
Между тем за столиком шеф уже взял свой бокал и собирался выпить, но тут Крис сказала:
- Виктор Петрович, я просмотрела ведомости с зарплатами сотрудников и поняла: для того, чтобы уменьшить наши расходы, нужно провести увольнения.
Шеф снова поставил стакан на стол и хрипло спросил:
— Ты о чем?
- Ну у нас есть сотрудники, которые получают слишком много, — объяснила Крис. — Вот, к примеру. Виктория Сергеевна — аж сто пятьдесят тысяч рублей.
— Подожди, Кристин, — остановил свою энергичную жену хозяин. — Викторию Сергеевну мы уволить не можем — она хороший директор. Но в целом твоя мысль мне нравится. Ну-ка дай ведомость...
Тем временем у бара шел свой диалог.
- Нужно забрать бутылку! — шептал Макс. — Давай, Костян! Что ты на меня смотришь — я же не могу к ним подойти!
Костя помедлил, затем все же вышел из-за стойки и медленно двинулся к столику. Но его маневр не остался без внимания хозяина.
— Тебе чего? — спросил он.
— Я это... бутылку... — промямлил Костя. — Давайте я эту заберу и другую принесу...
— Тебе что, делать нечего? Иди отсюда! — прогнал его хозяин.
После чего, обращаясь к сидящим за столом, произнес:
— Вот я вижу: Арсений Чуганин, Федор Юрченко — по сто тысяч, Луи Бенуа, Лев Соловьев по сто пятьдесят. Это же полмиллиона каждый месяц! Значит, так: этих надо уволить.
— Вы что вообще?! — вскричал шеф. — Их нельзя увольнять, они профессионалы!
— Что значит «профессионалы»? — спросил хозяин. — А остальные что, нет?
— Остальные тоже, но эти самые лучшие в Москве, — пытался объяснить шеф.
— Ой, Вить, прекрати — какая разница, как морковь резать? — скривился хозяин. — И потом, дешевле научить тех, которые дешевле, чем содержать этих.
Этого Виктор Петрович уже не мог выдержать.
— Да вы охренели, что ли?! — вскричал он, вскочив из-за стола. На них стали оборачиваться из-за соседних столиков.
— Вить, сядь, — уговаривал его хозяин.
Но шеф не поддавался.
— Это моя команда! — бушевал он. — Увольняйте других!
— До других мы тоже дойдем, а пока разберемся с этими, — заявил хозяин.
- Разберетесь? — почти спокойно спросил шеф. — Хорошо, раз так — я тоже увольняюсь!
И ушел, не оглядываясь.
— Витя, стой! — крикнул хозяин. А затем, обращаясь к жене, сказал:
— Котенок, посиди здесь, сейчас все уладим.
И он ушел вслед за шефом, захватив с собой злополучную бутылку. Войдя в кабинет шефа, он поставил ее на стол и сказал:
— Витя, прекрати выделываться!
— А я и не выделываюсь, — отвечал Виктор Петрович, который собирал с полок личные вещи. — Уволишь их — потеряешь меня.
— Сядь, давай поговорим, — предложил хозяин.
— Мне больше нечего сказать, — отвечал шеф.
— Сядь, тебе говорю! — приказал хозяин, и на этот раз шеф подчинился. Хозяин разлил коньяк по стаканам.
— Ну хорошо... — начал он.
В это время раздался стук в дверь — это стучал Макс, который хотел как-то (как?!) помешать им выпить отраву.
- Пошли вон, я занят! — рявкнул шеф так, что Макс с Костей шарахнулись от двери.
— Хочешь уволиться — пожалуйста, — начал свою речь хозяин. — Но ты на минуточку прикинь. У тебя старшая дочь где учится?
И сам ответил на свой вопрос:
— В Париже. И сколько ты за обучение платишь? Что-то около двадцати тысяч евро в год, так? А на содержание Алисы в месяц сколько отдаешь? А долги? А?
Тут Виктор Петрович наконец прервал свое молчание.
— Дим, что-что, а уж работу я себе найду, — заявил он. — Слава богу, я не хрен с горы, авторитет имеется.
— Ну работу ты, конечно, найдешь, — согласился хозяин. — Но вот только скажи, где ты найдешь такого же идиота, как я, который будет тебя терпеть? Да тебя же вышвырнут после первой же пьянки! Куда ты потом пойдешь? Кому ты будешь нужен?
Тут он сделал паузу. Шеф молчал.
— Так что прошу тебя, не выделывайся, Вить, — заключил Дмитрий Владимирович.
Ах, если бы Виктор Петрович нашел в себе силы сказать: «Да это не я выделываюсь, а ты со своей женой, такой же жадиной!» Если бы он мог поверить в себя и сказать самому себе: «А вот не вышвырнут меня после пьянки! Потому что пьянки не будет!» Возможно, тогда и его жизнь, и чья-то еще пошла по-другому... Но, увы: Виктор Петрович не верил в себя.
— Делайте, что хотите, — промямлил он, и фигура его поникла.
— Ну вот и хорошо, давай выпьем, — примирительно сказал довольный хозяин.
Но едва он взял бокал, как в кабинет ворвался Костя и с криком «Не пейте!» выбил его из руки хозяина.
- Хм... Вот и на бармене сэкономим, — заключил хозяин, который даже не задумался над причинами удивительного поведения Кости. — Ты уволен, балбес!
— Балбес? Тогда вот вам еще! — заявил Костя и разбил бутылку, стоявшую на столе.
...Спустя несколько минут хозяин на кухне объявлял «веление судьбы»:
— Луи Бенуа, Арсений Чуганин, Федор Юрченко, Лев Соловьев. В связи с нестабильным финансовым положением ресторана мы вынуждены с вами попрощаться...
В это время в баре Вика рассчитывала Костю:
- Вот расчет, двадцать тысяч, остальные в конце месяца.
- Ну по крайней мере нам есть, где жить, — сказал Макс, похлопав друга по плечу.
...В раздевалку, когда уволенные уже собирали вещи, неожиданно вошел Сеня.
— О, Сеня, ты как? — раздалось сразу несколько голосов.
- Блин, вот такую клизму всунули, думал, помру, — объяснял Сеня. — А вы куда так рано?
— А все, уволили нас, — объяснил Федя. — И тебя тоже, кстати.
— Как? За что? — растерянно спросил Сеня. — А шеф что?
— А шеф — мудак! — заключил Федя.
Сеня подумал секунду, потом решительно вышел — и вернулся с куском мяса в руках.
— Ну а что? — объяснил он всем. — Это вместо премии...
«Какой-то мудрец сказал: «Прежде чем сделать шаг вперед, убедись, что между вами нет пропасти», — размышлял в тот вечер Макс. — Но мы, в силу своей природы, очень часто шагаем именно в пропасть, потому что смотрим куда-то вверх — на вершину своей тупой самоуверенности. Мы падаем, страдаем от боли, встаем, идем дальше — и снова падаем. И так бесконечно. Может, уже стоит начать смотреть под ноги?»

Глава 37
Инвалиды, назад!

Когда на следующее утро Макс появился на квартире Кости и заглянул в ванную, где мылся друг, тот удивился:
— Что ты здесь делаешь? Ты же вроде у Вики собирался остаться?
— Вот и ты мне устраиваешь допрос, прямо как она, — покачал головой Макс. — Говорит: «Ты считаешь, что можешь где-то шляться, а потом являться ко мне в три часа ночи...»
— А ты что, правда явился в три ночи?
— Не в три, а без пятнадцати. И если даже в три, что с того? У нас с ней свободные отношения! А она меня не пустила...
— Да, действительно... — пробормотал Костя. А что ты не на работе?
— Я во вторую смену.
— О, тогда я с тобой пойду — я кое-какие вещи вчера забыл забрать.
- Тогда собирайся в темпе, — сказал Макс и переключил другу воду на холодную. Из ванны донесся дикий крик Кости...
Спустя каких-то два часа Макс уже находился на своем рабочем месте на кухне, а Костя стоял в баре и складывал вещи, которые не собрал накануне. И он увидел, как в зал заходит хозяин ресторана с каким-то своим знакомым.
Знакомого звали Игорем, и между ним и хозяином происходил такой вот разговор.
- Вот, собственно, мои владения, Игорек, — рассказывал хозяин тоном любезного экскурсовода. — Цитадель французской кухни для избалованных гурманов. Сколько труда я сюда вложил, ты не представляешь, — этот ресторан мне как дом родной. Ну, как тебе вообще?
Игорек неопределенно хмыкнул. Тогда хозяин подвел его к бару и бросил Косте:
— Сделай нам два кофе.
О том, что он вчера уволил бармена, он, конечно, забыл. А Костя не решился напомнить.
В это время к бару подошла Вика.
— А это Виктория Сергеевна — моя правая рука, арт-директор этого ресторана, — представил ее хозяин.
— Вот теперь этот ресторан начинает мне нравиться, — заметил гость. И представился: — Очень приятно, Игорь.
— Игорь очень хочет купить «Клод Моне», — сообщил Дмитрий Владимирович.
— Как? Вы продаете наш ресторан? — воскликнула Вика.
— Не наш, а мой, — уточнил хозяин. — Но я еще не решил.
— Это я еще не решил, покупать его или нет, внес свое уточнение Игорь. — Но чем больше я смотрю на Викторию Сергеевну, тем меньше у меня сомнений.
Вику эти слова покоробили. Но от продолжения неприятного разговора ее избавил Костя, который поставил на стойку две чашки.
— Ваш кофе, — сказал он.
Игорь сделал глоток и выдал такую оценку:
— Не знаю, как здесь готовят, но кофе потрясающий.
— А я тебе о чем говорю? — тут же уцепился за его слова хозяин. — Тут работают только профи. Это - (он указал на Костю) — один из лучших барменом в городе!
— Вообще-то, вы его вчера уволили, — напомнила Вика.
— Как — уволил? — удивился хозяин. — Да я же пошутил. Как я мог уволить такого бармена? Все, переодевайся и работай, — скомандовал он Косте.
— Что ж, пройдем теперь туда, где творятся главные чудеса моего ресторана, так сказать, «в святая святых»... — предложил хозяин Игорю.
— В бухгалтерию? — иронически осведомился гость.
— В кухню, — сказал хозяин. — В бухгалтерию тебе еще рано.
Когда хозяин с гостем в сопровождении Вики вошли на кухню, то застали такую сцену: шеф схватил за грудки одного из только что принятых поваров, занес над ним нож и кричал:
— Если еще раз приготовишь эту бурду — будешь в студенческой столовой работать!
— А вот и наш шеф-повар, — произнес хозяин все тем же тоном экскурсовода. — Витя, перед тем как ты кого-то убьешь, подойди сюда. Знакомься, это Игорь, мой хороший друг. А это...
— Виктор Баринов, — закончил за хозяина Игорь. И, обращаясь к шефу, сказал: — Я вас узнал. Ведь это вы ведете кулинарное шоу?
— Вот она, популярность! — воскликнул хозяин. — Витя, а ты не хотел вести эту программу!
— А я и сейчас не хочу, — сказал шеф. — Но ради Димы готов на все. Хотите, я завтра утром в прямом эфире скажу: «Я люблю Дмитрия Нагиева»?
— Давай ограничимся приветом, — сказал Дмитрий Владимирович. — К тому же Игорь, возможно, станет новым владельцем этого ресторана.
— Ты собираешься продавать ресторан?! — воскликнул потрясенный шеф.
— Во, человеку почти девяносто, а логика до сих пор железная, — хозяин решил пошутить. И, обернувшись к Игорю, спросил: — Ну что, смотрим дальше?
— Дим, можно тебя на пару слов? — попросил шеф.
— Хорошо, — согласился хозяин. А гостю предложил: — Игорь, если что, можешь задать вопросы Виктории Сергеевне.
Шеф и хозяин прошли и кабинет.
— Ты серьезно хочешь продать ресторан? — спросил шеф.
— Витя, ты знаешь меня много лет, — отвечал Дмитрий Владимирович. — Я никогда не шучу бесплатно. Да, я продаю ресторан.
— Но почему?
— Он перестал приносить прибыль.
— Если дело только в этом, дай мне два месяца, я все исправлю, — попросил шеф.
Хозяин покачал головой, подошел к двери, уже взялся за ручку... Подумал еще немного и сказал:
— Две недели.
— Ладно, две недели, — согласился шеф, — но тогда я возвращаю старую команду.
Хозяин пожал плечами и вышел. Шеф понял этот жест как разрешение и тут же взялся за телефон.
— Алло, Лева, — сказал он в трубку. — Я же сказал, что верну тебя на работу? С тебя коньяк...
Следующий звонок он решил отложить на другой день, когда он должен был вести надоевшее ему кулинарное шоу на ТВ. Шеф вошел в студию, дождался когда режиссер подаст ему знак о начале передачи, натянул на лицо улыбку и произнес в камеру:
— Я напоминаю, что спонсор нашей передачи майонез «Мальве». Майонез «Мальве» — звучит как «мама», только нежнее. И сегодня мы будем готовить жюльен. Для этого мне понадобятся грибы, лук, сыр, а также сметана. Но мне подсказывают: зачем брать сметану, если есть майонез «Мальве» со вкусом сметаны.
Тут он показал в камеру упаковку рекламируемого майонеза.
- Рекламная пауза! — объявил режиссер, и шеф тут же отбросил майонез и схватился за телефон.
— Сеня, привет! — сказал он.
— Здравствуйте, шеф, — отвечал Сеня.
— Давай сразу к делу, — деловито сказал шеф. — Завтра я жду тебя на твоем рабочем месте в нашем ресторане. Возвращайся, Сеня.
— Шеф, я не вернусь, — ответил Сеня. — Я устроился на хорошую работу...
Тут к Сене подошел официант, явный азиат по происхождению, и Сеня временно отключился от разговора с шефом.
— Хияши вакаме тори, кунсэно сарада, сякэ тядзукэ, — сказал азиат.
— Че? — вытаращился на него Сеня. — Я не понимаю. Иди вон у того спроси...
— Не-не, это заказ, — настаивал азиат.
— А, вон что... — протянул Сеня. После чего сказал в трубку: — Шеф, я не могу сейчас говорить, до свидания. — И вновь повернулся к официанту: — Как ты сказал? Хияши...
Шеф на другом конце внимательно слушал доносившиеся звуки. Он понял, что у Сени не все так хорошо на новой работе и продолжить разговор с ним еще можно. Тогда он решил взяться за Луи. Он сделал это, как только приехал к ресторану и поставил машину на заднем дворе. Он набрал номер, поздоровался и без предисловий заявил:
— В общем, Луи, завтра жду тебя в десять.
— О, спасибо, шеф, вы мой самый любимый мужчина! Я вас очень-очень-очень... — услышал он в ответ из трубки.
Шеф отключил Луи, не дослушав, и набрал телефон Феди.
— Алло, Федя, привет, как дела? — сказал он.
— О, Виктор Петрович, приветствую вас. У меня все хорошо, я сейчас в Италии в отпуске, — ответил Федя.
— Как в Италии? — чуть не поперхнулся Виктор Петрович, не ожидавший такого.
— Да вот, решил развеяться, — объяснил Федя. - Подождите секундочку...
Шеф стал ждать. И тут из задней двери ресторана «Аркобалено»... вышел Федя! Шефа, стоявшего за машиной, он не видел.
— Просто на девушек здесь засмотрелся, — объяснил Федя заминку.
— Значит, в Италии ты... — уже другим тоном сказал шеф. — А когда вернешься, что будешь делать?
— А я, может, и не вернусь, — заявил Федя. — Мне здесь нравится. Устроюсь тут работать, предложений уже полно.
Тут на плечо Феди легла чья-то рука. Он обернулся... и увидел шефа.
— Федя, давай, не ломай комедию, возвращайся, ты мне нужен, — сказал шеф.
— Вы знаете, шеф, скорее всего, нет, — покачал головой Федя. — Просто, когда нас увольняли...
— Я это все знаю, — заверил шеф. — Я был не прав. Я извиняюсь. Лева и Сеня...
— Что? Вы извинились? — Федя не верил своим ушам.
— Тебе послышалось, — поспешил сказать шеф. — В общем, Лева и Сеня уже согласны вернуться.
— И Сеня? — недоверчиво переспросил Федя.
— Сеня первым согласился, — заверил его шеф.
— Тогда у меня есть условие, — заявил Федя. — Вы делаете меня су-шефом.
— Нет, — ответил Виктор Петрович.
— Вы поднимете мне зарплату.
— Нет.
— Ну ладно, — согласился Федя.
— Завтра в десять, — сказал шеф.
— В одиннадцать, — торговался Федя.
— Нет! — так же твердо ответил шеф, и Федя сдался.
Как только он ушел со двора, шеф вновь позвонил Сене.
— Алло, Сеня, давай возвращайся, — сказал он. — Лева и Федя уже согласны.
— И Федя? — удивился Сеня. — Точно?
— Федя первым согласился, — отвечал шеф.
И это было почти правдой...
...На следующее утро, в десять часов, дверь кухни распахнулась, и в нее медленно и торжественно вошли Лева, Федя, Сеня и Луи. Увидев их, шеф обернулся к остальным поварам и громко произнес:
— Что встали, инвалиды? Расступитесь! Не видите, профессионалы пришли!
...Пока Виктор Петрович решал вопрос с возвращением команды, Макс боролся со своей проблемой, которая возникла в связи с появлением Игоря — возможного будущего владельца ресторана. Дело в том, что Игорь с первой минуты проявил повышенный интерес к Вике. И у Макса это вызвало чувства, каких он никак не ожидал...
В тот день, когда хозяин впервые привел Игоря в ресторан вечером, Макс, уже переодевшийся, ждал Вику, чтобы вместе ехать к ней домой. Причем ждал, сидя в ее машине. И тут он стал свидетелем одного разговора...
Сидя в машине, Макс увидел, как Вика вместе с Игорем вышли из ресторана.
— Виктория Сергеевна, было приятно с вами познакомиться, — сказал Игорь.
— Взаимно, до свидания, — ответила Вика и направилась к машине. По дороге она увидела Макса и улыбнулась ему. А вот Игорь Макса пока не видел. И тут он произнес:
— Виктория Сергеевна, подождите! Я не прощу себе, если не задам этот вопрос прямо сейчас. У вас есть муж или молодой человек? В общем, какая-нибудь сволочь мужского пола, которая вас не достойна?
И Вика ответила громко, чтобы ее слышал и Макс:
— Ни мужа, ни парня у меня нет.
— Ну что ж, замечательно. Буду ждать нашей следующей встречи, — сказал Игорь, поцеловал Вике руку и ушел.
— Я не понял, что это было? — спросил Макс, когда Вика села в машину. — Он что, к тебе подкатывает?
— А ты что — ревнуешь?
— Нет, просто непонятно, почему ты ему про меня не сказала, — заявил Макс.
— Потому что он про тебя не спрашивал, — ответила Вика. — Вот если бы он спросил: есть ли у меня друг, с которым у меня свободные отношения, — я бы сказала: «Да, вот, познакомься, — Максим».
Макс отвернулся. Было видно, что его душит ревность...
Каждый из них сделал свои выводы из случившегося. Поэтому на следующее утро, когда Вика вошла в ресторан, ее встретил Макс с букетом цветов в руке.
— Вот, это тебе, — сказал он.
— Ой, как неожиданно! — обрадовалась Вика и взяла цветы. — Спасибо...
— Может, вечером сходим куда-нибудь? — предложил Макс.
— Ты знаешь, сегодня не получится, у меня деловая встреча, — ответила Вика.
В это время в ресторан вошел юноша в форменной одежде курьера с огромным букетом роз.
— Извините, — обратился он к Вике, — мне нужна арт-директор Виктория Гончарова...
— Это я, — ответила Вика.
— Тогда это вам, — сказал курьер и вручил ей букет. — Распишитесь.
— Какая красота! — воскликнула Вика. — Макс, подержи, пожалуйста...
Она отдала Максу его маленький букет, расписалась в ведомости, и со словами «Надо срочно поставить их в воду» куда-то ушла. А Макс остался со своим букетом.
— Макс, не расстраивайся, — сказал ему Костя. - Важен не размер лодки, важно волнение океана...
— Это ты чей-то статус в Интернете прочитал? — осведомился Макс.
— Ага, Настин, — ответил Костя.
— Интересно, о чем это она... — заметил Макс.
История с букетом имела продолжение. В тот же день, чуть позже, Макс через окошко кухни заметил, что Вика в зале о чем-то беседует с Игорем. Тогда он позвонил Косте и попросил его подойти поближе и подслушать разговор. Костя так и сделал и сообщил, что Игорь напомнил о какой-то деловой встрече, а Вика ответила, что уже освободилась и готова ехать.
— Ага, деловая встреча у нее, значит, — зло сказал Макс и вышел на улицу, где была припаркована машина Вики. Он огляделся — не смотрит ли кто — и воткнул в одно из колес машины прихваченный с собой нож. Колесо со свистом спустило.
Тут из ресторана вышла Вика и направилась к Максу.
— А ты что здесь делаешь? — спросила она.
— Я ничего, — отвечал Макс. — А что?
— Ты что, следишь за мной?
— Делать мне больше нечего, — раздраженно ответил Макс. — Просто вышел, воздухом дышу. А ты давай езжай, за меня не беспокойся. У тебя же встреча там деловая.
— Макс, ты что, ревнуешь? — спросила Вика. — Перестань. Это обычная деловая встреча по поводу возможной продажи ресторана.
И в знак своих теплых чувств поцеловала Макса.
— Да я не ревную... — начал он.
— Ну и хорошо, — заметила Вика. — Кстати, отгони, пожалуйста, мою машину домой. Нам уже ехать пора.
И она забрала из машины какие-то документы, отдала Максу ключи и ушла. А Макс остался стоять, чувствуя себя полным идиотом и надеясь на одно: что в багажнике у Вики все же найдется запаска...

Глава 38
День рождения ресторана

...Следующие несколько дней после возвращения уволенной команды назад в «Клод Моне» в ресторане шла на диво слаженная работа. Каждое блюдо готовилось словно на выставку, повара демонстрировали чудеса искусства. Шеф был доволен, а вот Вика выглядело обеспокоенной. Спустя неделю она зашла в кабинет шефа и завела такой разговор.
— Ну и что ты собираешься делать? — спросила она,
— Ты о чем? — осведомился шеф.
— О ресторане, — объяснила Вика. — Я слышала, что Дима дал тебе две недели, чтобы ты исправил ситуацию. Уже неделя прошла, а клиентов больше не стало.
— Не переживай, есть у меня одна идея, — успокоил ее шеф.
— Дай угадаю. Напьешься?
— Естественно, — кивнул шеф и пояснил: — Такой повод! День рождения ресторана «Клод Моне»! Нам три года. Устроим пир на весь мир.
— Хорошо, но как весь мир об этом узнает? — спросила Вика.
— Это я беру на себя, — пообещал шеф.
Назавтра был как раз день, когда шеф должен был в очередной раз выступать в осточертевшем ему кулинарном шоу. И он выступил...
— Ну что ж, мы приготовили с вами «Консоме с яйцом по-парижски», как готовят только в ресторане «Клод Моне», — сказал он, завершая передачу. — Это и многое другое вы сможете попробовать, если придете в ресторан «Клод Моне» в следующую пятницу на грандиозную вечеринку в честь дня рождения ресторана. С вами был Виктор Баринов, шеф повар ресторана «Клод Моне»...
После передачи к шефу подошел продюсер и заявил:
— Виктор Петрович, сегодня вы ни разу не упомянули нашего спонсора, зато раз пятнадцать произнесли название своего ресторана. Простите, но я просто вынужден вас уволить.
Шеф молча продолжал на него смотреть.
— Вы ничего не хотите нам сказать? — спросил продюсер.
— Хочу, — сказал шеф. — «Мальве» — дерьмо.
И ушел.
...Прошло несколько дней, приблизилась та самая пятница, которую Виктор Петрович назначил как "день рождения ресторана". Накануне торжественной даты шеф подошел к хостес Ангелине, которая занималась бронированием столиков, и спросил:
— Ну что, как дела?
— Виктор Петрович, это что-то невероятное, завтра будет аншлаг! — воскликнула Ангелина. — Даже Бьянка придет!
— Кто? — не понял шеф.
— Ну, Бьянка, ее же все знают! Тут к шефу подошла Вика.
— Если ты завтра каким-то чудом все не испортишь, то наш день рождения пройдет идеально, — заявила она.
— А ты прям как твоя сестра, — заметил шеф. — И похвалила, и в душу плюнула.
— Я просто переживаю за завтрашний день, — сказала Вика и ушла.
— Переживает она, — усмехнулся шеф. — У меня есть еще один козырной туз.
И, обратившись к хостес, он сказал:
— Забронируй столик на Тихона Михайлова.
— Олигарх Тихон Михайлов будет ужинать у нас? — поразилась хостес.
— Будет, будет, — заверил ее шеф. — И вот его точно все знают!
На следующий день с утра Костя с помощью Макса заносил в бар ящики с водкой. К ним подошла Вика.
— Все принесли? — спросила она.
— Нет, там еще три ящика осталось, принеси сама, — пошутил Макс.
Вика на шутку не отреагировала и так же строго спросила:
— А вино где?
— Тимур сказал, что вино не отдаст, пока мы не заплатим, — объяснил Макс.
— Ладно, сейчас разберусь, — сказала Вика и ушла на задний двор, к поставщику.
А в это время в ресторан вошел Игорь с целой корзиной цветов в руках.
— О, смотри: как на работу сюда ездит, — заметил Костя. — Видимо, все-таки купит ресторан. — И добавил: — Спорим, я угадаю, кому эти цветы?
— Заткнись, — зло шепнул Макс.
Игорь подошел к бару и сказал:
— Привет. Не знаете, Виктория Сергеевна здесь?
— Она уехала, — заявил Макс.
— Как уехала? — не врубился недогадливый Костя.
— Ну только что уехала, — Макс выразительно посмотрел на друга.
Тут Костя наконец въехал:
— Ах, да. Она же уехала. А вы приходите вечером, она точно будет.
— Вечером я, к сожалению, не могу, я улетаю, — объяснил Игорь. — А вы не могли бы ей передать эти цветы?
— Конечно, передадим, давайте, — согласился Костя и взял корзину.
Игорь направился к выходу.
— Слушай, может, поговорить с ним по-мужски, сказать, что Вика — моя девушка, пусть отвянет? — спросил Макс у друга.
— Ты че, сдурел? — отвечал Костя. — А если он станет новым хозяином? Он же тебя уволит.
— А по фигу! — заявил Макс.
Он решился. Направился вдогонку за Игорем и догнал его у выхода.
— Извините, пожалуйста, — сказал он. — Я хотел вас предупредить: дело в том, что у Виктории Сергеевны есть парень. И он очень ревнивый.
Макс не заметил, что немного в стороне Саша, которая накрывала стол скатертью, услышала его слова и остановилась, внимательно слушая.
— Да? Ну и что? — ответил Игорь.
У Макса было сильное желание заявить: «А то, что этот парень — я!» После чего одним ударом вырубить этого чувака, урода, приставалу поганого, пусть он даже будет новым владельцем ресторана — и гордо уйти. Совсем.
Это было бы сильно и по-мужски. Но... Макс не был уверен, что вырубит Игоря одним ударом — тот не производил впечатления слабака. И потом — Макс не был таким уж храбрецом. Поэтому он повел разговор иначе.
— То есть вам все равно, что у нее кто-то есть? — спросил он.
— Да, — спокойно ответил Игорь.
— Ну... просто Виктория Сергеевна встречается с Дмитрием Нагиевым, — заявил Макс.
— Да ладно, с Димой? — удивился Игорь. — Странно. И почему он мне об этом не сказал?
— Потому что он женат, сами понимаете... — объяснил Макс.
— А зачем вы мне это рассказываете? — поинтересовался Игорь.
Это был серьезный вопрос. И Макс решил ответить так:
— Я просто решил вас предупредить. Ведь когда вы купите ресторан, вам наверняка нужен будет помощник.
— Ну, спасибо, — сказал Игорь и ушел.
Тут Саша, которая все слышала, схватила телефон и набрала известный ей номер.
— Кристина, слушай, тут такое... — сказала она в трубку.
...И вот наступил вечер. К ресторану- подъехали несколько сверкающих лимузинов. Из одних вышли охранники, из других — десять девушек модельной внешности, и из последнего — олигарх Тихон Михайлов. Все они вошли в ресторан.
— О, Тихон Андреевич, здравствуйте! — приветствовала олигарха Ангелина.
— Здравствуйте, у меня тут столик заказан, — сказал олигарх.
— Разрешите вас проводить, — предложила Вика и повела дорогого гостя к столу.
Спустя несколько минут она влетела на кухню.
— Ты, вероятно, знаешь, что у нас в зале сейчас сидит Тихон Михайлов?! — спросила она шефа.
— Угадай, кто его пригласил? — вопросом на вопрос ответил шеф.
— А ты знаешь, что твой олигарх снял весь ресторан? А на улице стоит его охрана и никого не пускает, — продолжала Вика. — А на улице, между прочим, стоят около ста человек, которые бронировали столики. Поздравляю, день рождения ресторана превратился в ужин Тихона Михайлова.
Действительно, перед входом в ресторан толпилась куча народа. Были слышны недовольные возгласы: «Что за безобразие?», «Почему нас не пускают?», «Это возмутительно!». Но постепенно народ начал расходиться...
И вот праздничный ужин окончился, гости разъехались. Разошлись и повара. Макс тоже собрался уходить, но шеф его остановил.
— Огузок! А вас я попрошу остаться. Ты куда собрался-то?
— Домой.
— А заготовка на завтра сама себя сделает?
Делать было нечего, Макс занялся заготовкой. В это время на кухню вошел хозяин в сопровождении Вики.
— Ну, Витя, ты, конечно, молодец, — сказал хозяин. — Ты понимаешь, что к нам в ресторан не попала Ксения Собчак?
— Ну и слава богу, — заметил шеф.
— Я-то с тобой согласен, — заверил его хозяин. — Но ты понимаешь, что она сейчас напишет какую-нибудь хрень в своем блоге - и мой ресторан упадет в цене в два раза?
— Так ты все-таки его продаешь? — насторожился шеф.
— Уже не знаю. Кому нужен ресторан, куда не пускают гостей? — заявил хозяин.
В этот момент на кухню ворвалась разъяренная Кристина.
— Ах вот ты где, шалава! — крикнула она Вике.
Она бросилась на ненавистную соперницу и вцепилась ей в волосы. Вика не осталась в долгу, и уже обе дамы рвали друг у дружки ухоженные пряди. Шеф, Макс и хозяин кинулись их разнимать и наконец с трудом растащили.
— Ты что творишь? — в гневе крикнул хозяин жене. — И что ты вообще здесь делаешь? Ты же в Монако должна быть?
— Я прилетела! — отвечала Кристина. — Теперь я поняла: ты специально меня туда отправил, чтобы развлекаться здесь с этой...
Тут она не выдержала: схватила со стола персик и запустила в Вику. Но не попала. Вика в ответ метнула яблоко — и попала в хозяина.
— Я убью ее! — кричала правая рука хозяина, прорываясь к арт-директору.
— Так, спокойно. Кристина, с чего ты вообще это взяла? Кто тебя надоумил на этот бред? — спросил хозяин.
— Мне Саша сказала, она здесь работает и все видит.
— Ах, тебе Саша сказала? — саркастически произнес хозяин.
Тут Макс решил вклиниться в разговор.
— Дело в том, что Виктория Сергеевна... Вика это моя девушка. И у нас с ней серьезные отношения, — заявил он.
— Но мне Саша сказала... — уже тише повторила Кристина.
— Да что вы, не знаете Сашу? Она же здесь главная сплетница, она иногда как напридумывает себе... — объяснил Макс.
— Поняла? Вот кто твоя Саша! Пойдем домой, — заявил хозяин Кристине, и они направились к выходу.
— Простите, я бы хотел, чтобы ваша жена извинилась перед моей девушкой, — гордо заявил Макс.
Хозяин на эту наглость только покачал головой, и они ушли. Шеф тоже скрылся в своем кабинете.
— Вик, я не хочу, чтоб у нас были свободные отношения, — сказал Макс. — Ты не против быть моей девушкой?!
Вика выдержала паузу — и затем поцеловала его.
— Я так понимаю, что это — «да», — заключил Макс.
«Многих часто терзают сомнения: насколько тебе дорого то, что ты имеешь, — размышлял в тот вечер Макс. — Кому-то проще потерять все, чтобы понять, насколько ему это было дорого. Главное — ценить то, что у нас есть здесь и сейчас».
В тот вечер Макс переехал жить к Вике...

0

16

Глава 39
Дорогой подарок

Свою победу — возвращение в ресторан «Клод Моне» массы посетителей — шеф с командой отмечали в расположенном неподалеку баре. Отмечали так, что к утру все, кроме самых стойких — самого шефа и Феди, — уснули на столах. Неутомимый Федя продолжал рассказывать шефу одну из своих морских баек:
— И вот, когда в Сомали на нас пираты напали, мы ананасами отбились — с борта их в пиратов бросали, три лодки затопили! Клянусь!
Тут шеф мутным взглядом посмотрел на часы и заявил:
— Федь, мне пора, сегодня же воскресенье — у меня съемка. Надо делать шоу... И чтоб эти, — он показал на поваров, — через четыре часа на кухне как стекло были.
И ушел.
Между тем на телестудии, куда направился шеф, его никто не ждал. Виктор Петрович забыл одно «пустячное» обстоятельство: после последней передачи, в которой он усиленно рекламировал день рождения ресторана «Клод Моне», но ни слова не сказал о спонсоре самой передачи, его уволили. И теперь там был новый ведущий.
Виктор Петрович, уверенный, что шоу его ждет, вошел в студию, «на автомате» захватил поварской китель и колпак и направился на съемочную площадку. Там новый ведущий в это время говорил:
— После того как соус готов, поставьте его в холодильник на десять минут...
Он отвернулся к холодильнику, и в это время па площадку вошел шеф и произнес:
— Доброе утро! Мы начинаем наше кулинарное шоу!
И новый ведущий, и администраторы шоу замерли, не понимая, что происходит. А шеф между тем продолжал:
— Сегодня мы не будем готовить всякую дрянь! И наш любимый отвратительный «Мальве» нам точно не понадобится!
Он схватил упаковку рекламного майонеза и кинул ее в софит. Тут новый ведущий попробовал исправить ситуацию и произнес:
— Неожиданно в гости к нам пришел...
— О, мне помощника дали? — удивился шеф. И вновь обратился к зрителям: — Сегодня на завтрак мы сделаем фриттату! Фриттату-та-ту-тату, — напевал он. — Для этого блюда нам понадобятся мои любимые помидоры! Мой любимый болгарский перец и мои любимые...
Тут он открыл холодильник, как всегда, набитый упаковками «Мальве», не нашел там, что искал, и закричал на нового ведущего:
— ...А где мои яйца? Я не понял... Где мои яйца?! Инвалид, где мои яйца?!
Это был, безусловно, самый сильный момент выступления шефа на кулинарном шоу. Хотя он успел подать еще несколько реплик. Например, он насадил тушку курицы на руку и разговаривал с ней, как с живой:
— Хочешь, я тебя приготовлю? — спрашивал он у курицы.
— Да, приготовь меня, пожалуйста, Витя! Только не забудь добавить «Мальве»! — отвечал он себе писклявым «куриным» голосом. И снова говорил за себя: — Прости, мы сегодня готовим фриттату!
Наконец, приготовив фриттату (который простой зритель назвал бы обычным омлетом), шеф воскликнул «А теперь — переворачиваем!» и подкинул омлет на сковородке. А обратно не поймал, и блюдо шлепнулось на пол. Тут в студии появились два охранника, которые взяли шефа под руки, а новый ведущий объявил:
— Нашему гостю пора...
Однако закончить он не сумел. Шеф с криком «Ты на мою фриттату наступил!» вырвался из рук охранников и въехал ведущему по скуле. Началась драка, в которой шеф показал себя не только отличным поваром, но и умелым бойцом. Наконец его свалили, скрутили, свет выключили, и шоу на этом закончилось.
Часть этой передачи смотрели Макс и Вика, которые только недавно проснулись. Макс как раз собрался идти в ванную, когда обнаружил, что там находится Вика, и она разговаривает по телефону:
— Нет, не буду я отмечать. Не круглая дата. И дарить ничего не надо. Тань, ну перестань! Мы, может, просто посидим с Максом...
Максим понял, о чем идет речь. Для точности залез в сумочку Вики, достал паспорт, глянул дату — точно, скоро день рождения! Ай-ай-ай...
Смотрели кулинарное шоу и Костя с Настей. Когда передача закончилась, Костя прокомментировал увиденное:
— Это было нечто! «Где мои яйца?» Ну дает...
Настя выключила телевизор, обняла Костю и спросила:
— Костя, нам же хорошо вместе?
— Ну да.
— Мы с тобой как будто поднимаемся по высокой-высокой лестнице — куда-то вверх, к солнцу, шаг за шагом, — заявила Настя. — Мы же не торопимся подниматься?
Костя, несколько озадаченный этим монологом, неуверенно ответил:
— Вроде нет...
— Но если мы остановимся, мы можем упасть с этой лестницы прямо вниз и разбиться, понимаешь? Мы не должны останавливаться, каждый день — это новый шаг. Ты понимаешь? Ты согласен?
Если честно, Костя уже ничего не понимал. Но сказать так он, конечно, не мог. Поэтому он ответил:
— Да, конечно...
— Точно? — спросила Настя.
— Ну естественно! — уже более уверенно ответил Костя.
Тогда Настя, очень довольная таким итогом беседы, его поцеловала и убежала в ванную.
...Когда Макс уже приехал на работу и набирал продукты в холодильнике, туда вошла Саша. Она закрыла дверь и набросилась на Макса:
— Ты на фига вчера меня перед Нагиевым подставил?! Меня из-за тебя чуть не уволили!
— А ты че языком треплешь?! — отвечал Макс. — Сама виновата.
— Что?! — воскликнула Саша и размахнулась, чтобы залепить ему пощечину. Но Макс схватил ее за руки, прижал к стеллажу и держал.
— Тихо, тихо... — уговаривал он.
И тут... Вместо ссоры между ними проскочила какая-то искра, что ли... Во всяком случае, Костя, который зашел на склад, чтобы сказать о машине с продуктами, увидев их, только сказал «Ой, извините» и скрылся.
Однако когда они с Максом начали разгружать эту самую машину, он об увиденной сцене не упомянул. Вместо этого он стал рассказывать о том, что его так озадачило утром, — о странном разговоре с Настей.
— ...И говорит, что мы с ней поднимаемся по какой-то лестнице, — рассказывал он. — Но можем разбиться. Каждый день — это новый шаг. Что это значит вообще?
— Что тут непонятного? — отвечал Макс. — Она на свадьбу намекала.
— Да ладно! — воскликнул Костя.
— Ну а на что еще? — доказывал Макс. — Да ты не парься, эта проблема легко решается. Беги от нее!
— Не буду я бежать, она мне нравится, — возразил Костя. — И жениться я готов... может быть... потом...
— Ты «может быть» и «потом», а она хочет точно и сейчас. Мой тебе совет: сделай вид, что ты ничего не понял.
— Я и так ничего не понял!
— Вот, даже врать не придется, — успокоил его Макс. — Просто уходи от разговора, меняй тему, не дай застать себя врасплох.
В это время у него звякнул телефон, извещая, что ему пришло сообщение. Макс включил и увидел: весь экран занимало изображение красивого кольца с камнями. А внизу была надпись: «Нравится?»
— Ни фига себе... — пробормотал Макс.
— Что там? — спросил Костя.
— Вика эмэмэс прислала, — объяснил Макс. — У нее день рождения через неделю. Она мне вроде на подарок намекает.
И он показал Косте снимок с кольцом.
— Красивое, — оценил кольцо Костя.
— Красивое, но мне на него, наверное, год работать надо! Привыкла к красивой жизни! А че она машину у меня не попросила?!
— Так у нее уже есть машина, — заметил Костя...
Между тем в кабинете Вика лила уже который стакан воды на шефа, спящего на диване. Наконец спящий открыл глаза...
— Вставай! — тут же заявила ему Вика. — Я тебя уже час разбудить не могу! Ты в курсе, что тебя Нагиев разорвет?! Опозорил нас на всю страну!
Шеф посмотрел на свой телефон. Там высвечивалась надпись: «34 пропущенных вызова». И тут телефон зазвонил еще раз. Шеф немедленно нажал «отбой». Тогда телефон зазвонил у Вики. Она послушала, сказала собеседнику «Да, сейчас» и протянула трубку шефу.
— Меня нет, — заявил шеф.
Однако Вика включила громкую связь, и в кабинете стал слышен голос хозяина, который в бешенстве орал:
— Ты совсем с катушек слетел? Ты что устроил?! Я буду через три дня — тебе конец, ты понял?!
Шеф совсем сник.
...В тот вечер Макс решил выяснить вопрос с кольцом. Когда они приехали домой к Вике, он сказал:
— Я хотел узнать по поводу эмэмэс...
И показал фото на телефоне.
— Ну как, тебе понравилось? — спросила Вика.
— Да, красивое, — согласился Макс. — А ты знаешь, сколько оно стоит?
— Думаю, тысяч девяносто-сто, — сказала Вика.
— Девяносто-сто, десять тысяч туда-сюда? — возмутился Макс. — Ты считаешь, что для подарка это нормально? Да?
— А почему нет? — Вика пожала плечами. — Если она может себе это позволить...
— Кто? — опешил Макс.
— Таня, — объяснила Вика. — Она выбрала мне подарок — и скинула фотографию. А ты чего завелся?
Можно было просто сказать, что он неправильно оценил присылку эмэмэс. Никто Макса за язык не тянул. Однако он все же сказал:
— Ничего. Просто... я сам хотел тебе кольцо подарить. Почти такое же. Подрезала подарок.
— Ну давай я ей скажу, и она что-то другое купит, — предложила Вика. — А ты мне кольцо подаришь, от тебя будет приятнее такой подарок получить.
— Ну не знаю... — пытался выкрутиться Макс. Она же уже купила...
— Нет, она только выбирала, со мной советовалась, я ей сейчас позвоню, — сказала Вика.
И Макс понял, что от кольца ему теперь не отвертеться. Вставал вопрос: где взять деньги? Имелись четыре варианта: 1. Ограбить банк, 2. Сняться в порно, 3. Продать почку и 4. Подработать. Подумав, он остановился на четвертом варианте...
В результате в следующую неделю Макса нельзя было увидеть на дискотеке или в ночном клубе. Зато его можно было увидеть в разных частях Москвы. Иногда он продавал шаурму, иногда раздавал рекламные листовки, иногда разгружал машины. Деньги потихоньку стекались. Но именно что потихоньку...
...В это же самое утро, когда Макс взвалил на себя стотысячный подарок, Костя с Настей ужинали. И тут Настя сказала:
— Я хотела с тобой кое-что обсудить...
Костя тут же схватился за живот, со стоном произнес «Подожди, что-то живот скрутило!» и убежал в туалет.
На следующий вечер Настя повторила свою попытку. Но едва она произнесла «Костя, я хотела тебя спросить...», Костя неожиданно поцеловал ее, промурлыкал «Я так по тебе соскучился...» и повалил на диван.
И все же на третий день утром Настя добилась своего. Заметив, что Костя проснулся, она поцеловала его.
— Малыш хочет поиграть? — улыбнулся Костя.
— Ну да, — сказала Настя. После чего уселась на Костю сверху, прижала его руки и заявила:
— А теперь давай поговорим. Помнишь, мы с тобой говорили о том, что мы должны каждый день делать новый шаг?
— Ну да... — промямлил Костя.
— Просто у меня такое ощущение, что ты не готов, — заметила Настя.
— Я готов... — заверил Костя.
— Да? Тогда я на выходные зову родителей, — закончила Настя.
...А в ресторане «Клод Моне» су-шеф Лева каждое утро заглядывал в кабинет шефа, убеждался, что он пуст, вздыхал и шел на свое рабочее место — руководить поварами. Так продолжалось с понедельника по среду. И наконец утром в четверг Виктор Петрович появился у входа в ресторан.
— Дима тебя ждет, — сообщила встретившая его Вика. И шеф двинулся в зал, как на казнь...

Глава 40
Предать на подъеме

Вот он подошел и встал перед хозяином, как подсудимый перед судьей. Тут хозяин поднял глаза от айпада, на котором он что-то смотрел, и произнес:
— Ну здравствуй, дорогой!
Он встал и обнял шефа. Виктор Петрович, ожидавший совсем другого приема, был в полной растерянности. А хозяин между тем сказал:
— Поражаюсь тебе, Вить! Ну как тебе удается всегда выйти сухим из воды? А? Еще три дня назад я был уверен, что тебя уволю.
— А ты меня разве не увольняешь? — все еще не мог поверить шеф.
— Кто тебя уволит? — отвечал хозяин. — Ты теперь знаменитость!
И, видя недоумение шефа, сказал:
— Смотри!
И показал ему на айпаде ту самую сцену скандала на кулинарном шоу, когда шеф орал: «Где яйца? Инвалид, где мои яйца?»
— Этот ролик за два дня просмотрело больше миллиона людей! Ты понимаешь, что это значит? — спросил хозяин.
— Понимаю: этим людям делать нечего, — отвечал шеф.
— Витя, ты тупой? — покачал головой хозяин. — Ты звезда! Вот еще: группа «Пьяный шеф». Восемьдесят тысяч участников! Мне уже все знакомые обзвонились! Просят познакомить их с тобой! Скажи ему! — обратился он к Вике.
— У нас на выходные все столики забронированы. Все хотят тебя увидеть! — объяснила Вика.
— Значит, я не уволен? — еще раз, уже более уверенно, спросил шеф.
— За что? За то, что ты раскрутил наш ресторан? За такое не увольняют! — ответил хозяин.
— Так, может, мне тогда премию? — попросил шеф.
— Витюша, не перегибай! — ответил хозяин.
...Между тем на заднем дворе Макс, выглядевший как доходяга, сидел на мешке с картошкой. Подошел Костя и со словами «Держи твой кофе» протянул ему пластиковый стаканчик.
— Спасибо, Костян! — поблагодарил Макс. — Что-то я с этой подработкой совсем сдох! Поможешь мешок дотащить?
— Угу, — кивнул Костя.
— А ты че такой кислый?
— Понимаешь, у меня не получилось отмазаться от того важного разговора, — объяснил Костя.
— И что она тебе сказала?
— Сказала, что на выходные пригасила своих родителей. Как думаешь, что это значит?
— Это значит, что ты в полной заднице, дружище! — объяснил Макс. — У них — товар, у вас — купец. Ждет, что ты будешь просить у них ее руки.
— Так это, получается, кольцо нужно? — спросил Костя.
— Ну если для тебя проблема только в этом — то да! — ответил Макс.
— Получается, что нам двоим теперь кольца нужны! — сделал вывод Костя.
— Да, но с одной маленькой поправкой: мне не нужно никому делать предложение! — с иронией заметил Макс.
Тут из ресторана вышел шеф и скомандовал:
— Что расселись, рахитоиды? Давайте живо за работу!
И Макс с Костей принялись за работу. Да и не только они. Все на кухне снова закружилось в рабочем ритме, все трудились, как единый механизм. В разгар дня вбежала Саша с кипой чеков.
— Я в шоке! — воскликнула она. — У меня все столики забиты! Все хотят блюдо «от шефа»!
— Ну что же, сейчас папочка всех накормит! — пообещал шеф, подошел к столу и взял свой фирменный нож.
— Да, покажите им, шеф! — воскликнул Сеня.
И все повара стали стучать по столам, скандируя:
— Шеф, шеф, шеф!
А у стойки бара довольный хозяин оглядел полный зал, очередь клиентов у входа и сказал Вике:
— Вика, я тут подумал... У нас был сложный период, нужно как-то поощрить коллектив..Объяви всем, что в субботу мы работаем до двенадцати, а потом — корпоратив!
...В пятницу, накануне обещанного корпоратива, Макс и Костя, как обычно, встретились на работе.
— Ну что, купил кольцо? — спросил Костя.
— Aга! — отвечал Макс. — С подработок денег не хватило, пришлось дедовские часы продать. Зато — вот!
И он показал Косте красную коробочку в которой лежало кольцо за 100 000.
— Я тоже! — похвастался Костя, и достал синюю коробочку с кольцом за 1000.
В эту минуту в раздевалку вошел Сеня.
— О-о, в полку Луи прибыло! Вы что тут, друг другу предложение делаете? — спросил он.
Друзья с пренебрежением посмотрели на Сеню и ничего не сказали.
...А назавтра наступил день рождения Вики и обещанный корпортатив. В зале переставили столы, все сотрудники ресторана в нарядной одежде бродили по залу, выпивали и закусывали. Федя сделал музыку тише и объявил:
— Минуточку внимания! Слово предоставляется нашему отцу, наставнику и проводнику кулинарной мысли - Виктору Петровичу! Шеф, вам слово!
Шеф встал и заявил:
— Я не буду много говорить. Просто скажу: Дим, спасибо, что поверил в нас и дал нам шанс! За тебя!
Все зааплодировали. В это время у бара беседовали Костя и Макс.
— Ну что, ты подарил? — спросил Костя.
— Еще не успел, — отвечал Макс. — Сейчас пойду.
И он уже направился к Вике, но его отвлек Федя, который провозгласил:
— Дамы и господа, ну а теперь гвоздь сегодняшнего вечера — ежегодный чемпионат нашего ресторана по скоростному пьянству! И у меня только один вопрос: кто победит абсолютного чемпиона нашего ресторана Сашу Бубнову?!
Саша вышла к столу, Сеня изображал ее секунданта.
— Ну, есть претенденты? — зазывал участников Федя.
В это время он заметил Макса, направлявшегося к столику Вики.
— А вот и доброволец! — воскликнул он. — Соперником Саши будет почетный огузок нашего коллектива — Макс Лавров!
— Нет, ребят, я пас! — отказывался Макс.
— Что значит «пас»? — возмутился Федя. — Коллектив так решил! Я прав?
А тут еще Саша начала подначивать:
— Что, струсил, ушастик?
И Макс дал слабину, и вместо того чтобы вручить подарок любимой девушке, уселся за стол соревноваться с Сашей в «скоростном пьянстве». Перед каждым из них стояло десять наполненных рюмок.
— Правила простые: кто быстрее выпьет, тот победил! — объявил Федя. — Предыдущий рекорд — минута десять.
Сеня продудел в дудку, подавая сигнал, и Саша начала одну за другой опрокидывать рюмки в рот. Макс несколько секунд сидел неподвижно, словно давая ей фору, затем взял кружку, вылил туда все десять рюмок — и выпил кружку за несколько глотков. Он опрокинул пустую кружку, и Сеня снова дунул в дудку, оповещая о конце соревнований.
— И у нас новый чемпион — Максим Лавро-о-в! Награду чемпиону! — провозгласил Федя.
Сеня взял вазу со стойки и вручил ее Максу, словно кубок. Макс, продолжая играть роль победителя, победно поднял вазу над головой.
За этими соревнованиями из-за своего ВИП-столика наблюдали сидевшие рядом хозяин и Вика.
— Вот идиоты... — снисходительно заметил хозяин.
В это время к их столу подошел Игорь с пакетом в руке.
— Извините за опоздание, — сказал он. — Вика, мне сказали, что у вас день рождения, — примите от меня этот подарок с наилучшими пожеланиями.
И он открыл пакет и вручил Вике подарок — большую фотографию в раме.
— Вы с ума сошли! - воскликнула восхищенная Вика. — Это же Мартин Мункачи, мой любимый фотограф! Это же очень дорого!
— Главное, что вам нравится! — заявил Игорь, целуя руку Вики.
В это время подошел Макс со своей вазой и бутылкой вина в руках. Победа над Сашей далась ему нелегко — Макс нетвердо держался на ногах, язык у него заплетался. Но последние слова Игоря он услышал и поцелуй заметил.
— О, я вижу, вы тут развлекаетесь, — сказал он. — Не помешаю?
— Ну садись... — предложил хозяин.
Макс поставил на стол бутылку:
— Это вашему столу от нашего холопского стола!
Макс сел на стул к Вике, обнял ее и поцеловал.
Но Вике это не понравилось, и она под столом пнула его.
— Ай, чего ты дерешься, Викуль? — обиженно произнес Макс. — Мне же больно...
И он поцеловал ее еще раз.
Наблюдая эту сцену, Игорь тихо шепнул на ухо хозяину:
— Он что, ее парень? А мне сказали, что она с тобой...
Хозяин ничего не ответил. Зато Макс продолжил свое выступление.
— Ну а что вы тут такие грустные? Давайте выпьем! — предложил он. И, обращаясь к Игорю, скомандовал:
— Разливай!
Игорь пожал плечами, но вино все же разлил. Макс взял бокал и провозгласил тост:
— Я предлагаю выпить за удивительную девушку...
Тут он начал икать.
— Извините, последствия моего триумфа. Которую я очень люблю! (Тут он снова икнул.) И надеюсь, что это взаимно!
Вика взяла Макса за руку и тихо, но твердо сказала:
— Давай отойдем...
— Куда? — не согласился Макс. — Мне и здесь неплохо. Давайте — за Вику!
И он осушил свой бокал.
— Ах да... Забыл! — вдруг сказал он. — Тут, я смотрю, подарки уже все подарили. И у меня тоже кое-что для тебя есть!
Он полез в карман, достал коробочку с кольцом... но тут же уронил ее на пол, так что Вика даже не успела понять, что это такое.
— Так, я сейчас... — заявил Макс и полез под стол. И спустя минуту донесся его радостный возглас:
— Нашел!
Макс стал вставать, но с координацией у него было уже совсем плохо, так что он своротил стол, бокал Игоря упал и залил ему костюм. Тут уж Вика не выдержала. Она решительно вскочила и сказала Максу:
— Можно тебя на минуту?
И потащила его в сторону.
— Да подожди ты... Я же еще не подарил... — заплетающимся языком пытался объяснить Макс.
— Как ты себя ведешь? Мне стыдно за тебя! Выставляешь меня дурой перед людьми! — выговаривала ему Вика.
Но у Макса тоже был свой список претензий. И он поспешил их предъявить.
— Виктория Сергеевна, а вам не стыдно за то, что «перед людьми» какой-то индюк вам руки облизывает, а? — заявил он. — Это что, «деловые» отношения такие?
— В отличие от тебя — этот «индюк» ведет себя прилично! — заявила Вика.
— Ах, прилично? — почему-то это слово особенно разозлило Макса. — Слушай, ну раз я тебя так не устраиваю, может, ты тогда с ним будешь встречаться? Тем более он тебя балует, дарит дорогие подарки! Нужно же быть благодарной!
— Знаешь, раз ты настаиваешь, я так и поступлю! — сказала Вика, оставила Макса одного и вернулась к столу, где ее ждали хозяин и Игорь. А Макс, полный злости, двинулся в другую сторону.
Проходя мимо бара, он на секунду остановился, протянул Косте коробочку с кольцом и сказал:
— На, держи, тебе нужнее.
И вышел через черный вход. На заднем дворе курила его соперница по конкурсу Саша.
— Уже уходишь? — спросила она.
— Да, здесь как-то невесело, — заявил Макс.
— Hу пока, — сказала Саша.
И Макс вдруг остановился...
...А в это время за барной стойкой происходило объяснение между Настей и Костей.
— Настя, я должен тебе кое-что сказать, — заявил Костя.
Он встал на одно колено, достал коробочку с кольцом Макса и протянул девушке.
— Настя, выходи за меня замуж! — торжественно произнес он.
Однако, вопреки его ожиданиям, эти слова Настю совсем не обрадовали. Скорее испугали.
— Ты что? Быстро встань! — воскликнула она. — Ты что делаешь?
— Но ты же мне сама намекала: каждый день — шаг по лестнице... — напомнил ей Костя.
— Костя, я имела в виду знакомство с родителями, а не это! — отвечала Настя.
Она было потянулась к кольцу — даже издалека было видно, какое оно красивое, — но отдернула руку.
— Нет! Убери! — заявила она. — У меня по плану этот шаг только через год!
— А что, есть какой-то план? — удивился Костя.
— Конечно, есть! — отвечала Настя. — Но ты его чуть не испортил!
И она убежала в зал. Тут мимо бара проходила Вика. Она заметила в руках Кости знакомое кольцо.
— Красивое кольцо, — похвалила она выбор Кости.
— А, это... Это мне Макс отдал, — ответил прямодушный Костя.
И тут Вика поняла, что за предмет Макс уронил под стол, а потом все пытался ей вручить... Она достала телефон и стала набирать номер Макса...
...В это время на заднем дворе шеф кормил собаку Элеонору Андреевну. Он сидел здесь довольно долго, и ему было хорошо.
Из задней двери ресторана «Аркобалено» вышла Елена.
— Здравствуйте, — сказала она, подходя к шефу.
— Здрасьте... — в своей обычной манере ответил шеф.
Видно было, что Елена хочет что-то сказать, но не может подобрать слова. Наконец она решилась:
— Виктор Петрович, мне рассказали о том, что произошло... Я вам сочувствую и... Вы большой профессионал, и даже если...
— Погодите, вы вообще о чем? — не понял шеф.
И тут Елена сообщила ему такую новость, от которой Виктор Петрович вскочил и бросился назад в ресторан. Ему надо было срочно объясниться с хозяином. Но сразу это не получилось: хозяин заявил, что хочет провозгласить общий тост. Музыку в зале приглушили, и хозяин торжественно произнес:
— Как вы все знаете, мы пережили очень трудный период, но благодаря вашей работе все получилось! За вас!
Все зааплодировали. Тут наконец шеф смог к нему подойти.
— Дима, ты что, продал ресторан?! — воскликнул он.
— Не ори! — оборвал хозяин. Он отвел шефа в сторону, где их не могли услышать.
— Как ты мог, Дим? — недоумевал шеф. — Мы же все исправили!
— Понимаешь, Вить, это же бизнес, — отвечал ему хозяин (точнее, бывший хозяин). — Лучше продать ресторан на подъеме, а не на спаде!
Возможно, музыка в зале была виновата, но шефу послышалось не «продать», а «предать»...
...На следующее утро в квартире, которую снимал Константин вместе с Настей, раздался звонок в дверь. Заспанный Костя пошел открывать. На пороге стояла Вика.
— Доброе утро, — сказала она. — А Макс дома? Не могу до него дозвониться.
Костя взглянул на висящие на вешалке ключи и ответил:
— Наверное. Раз ключи висят, значит, дома.
Вика, приготовившая слова прощения и примирения с любимым, подошла к комнате Макса и открыла дверь. И увидела на кровати два голых тела, едва прикрытых простыней, — самого Макса, а также Саши. Она повернулась и быстро вышла...

0

17

Эпилог

Это утро многое изменило в судьбах наших героев. Отныне им предстояло решать новые задачи, которые иногда казались неразрешимыми. Правда, сам Макс поначалу этого не знал. Чуть позже, вспоминая события предыдущего вечера, он размышлял так: «Мы очень часто существуем в своих совершенных иллюзиях. Мы забываем о том, кто мы есть на самом деле, играя роли неизвестных нам людей. Но наступает момент «пробуждения», который срывает с нас бесконечные маски и оголяет реальность, к которой мы были совсем не готовы. Может быть, стоило проснуться раньше?»

КОНЕЦ 1 КНИГИ

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Кухня. Любовь на десерт. Книга 1. По мотивам сериала