www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Не родись красивой. Жестокие игры. Книга 3


Не родись красивой. Жестокие игры. Книга 3

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ГЛАВА 1

День будет тяжелым.
Катерина поняла это сразу – как только развернула свежий номер «Вестника государственной регистрации» с объявлением о закладной «Zimalettо». Она едва успела избавиться от следов свежей типографской краски на кончиках пальцев, когда раздался первый тревожный звонок. Трубка так и осталась прижатой к уху – звонили все! Банки и партнеры требовали объяснений, гарантий, подтверждений...
Сейчас, особенно в присутствии Жданова, приходилось демонстрировать уверенность и отвечать ровным, спокойным голосом:
– Уверяю вас, никакого повода для беспокойства нет... Ваш банк не пострадает... Конечно, Андрей Павлович готов все объяснить. Хорошо... Я записываю... В семнадцать ноль-ноль? Хорошо. Спасибо.
Такого мужественного человека, как Жданов, банальная жалость только раздражает, а вот действенная помощь шефу просто необходима. Катя осторожно подняла глаза на начальника – он выглядит измотанным, усталым, таким... непривычно беззащитным... Если бы он только знал, хотя бы догадывался, как много она готова сделать для него! Катя испугалась собственных мыслей, отвела глаза, аккуратно положила трубку и пододвинула папку с документами, намериваясь приняться за рутинную работу.
– Да, веселый у меня будет денек, – вздохнул Андрей, ослабил узел стильного темного галстука, махнул Кате рукой и вышел.
Как же она могла забыть – именно сегодня родители Жданова возвращаются в Москву! А ведь они еще ничего не знают! В груди Катерины, под простеньксй блузочкой, сильнее забилось сердце в ожидании скорого, неминуемого скандала. Оставалось только надеяться, что их злой гений – Александр Воропаев, рьяно пытавшийся выкинуть Жданова-младшего из президентского кресла, к прямым служебным обязанностям относится с меньшим рвением и редко читает злополучный «Вестник государственной регистрации».
Катя озабоченно поправила очки. Все эти дни, с момента ареста узбекских тканей, проблемы сыпались как из рога изобилия. Спасти «Zimalett» мог только срочный выпуск коллекции! Жданов и Малиновский лихорадочно искали новых поставщиков текстиля, а Катерина тоже изо всех сил помогала любимому шефу и фирме: добывала очередной кредит, подбирала выгодные коммерческие предложения...
Единственной радостью в длинной череде неудач и провалов стало согласие Юлианы Виноградовой продолжить работу с компанией. Это ее Андрей и Роман уговорили. Еще ребята отыскали пару сговорчивых адвокатов, готовых заняться делом «Ника-моды». «У нашей фирмы все еще есть шансы», – оптимистично решила Катерина, застенчиво улыбнулась и попыталась ободрить расстроенного Жданова:
– Андрей Павлович, сейчас самое главное – успокоить кредиторов, – но раздался очередной телефонный звонок. Она сняла трубку, незаметно облизнула губы и официальным тоном ответила:
– Компания «Zimalettо».
– Катерина Валерьевна?! Это Зорькин. Извините, что беспокою, но наши уважаемые адвокаты требуют увеличения гонорара...
– Уважаемые? – удивилась Катя и, понизив голос, уточнила: – Они что, рядом?
– Да. Один.
– Так вот, передай господину Филину или Рулину, что гонорар окончательный и обсуждению не подлежит!
– А как насчет небольшого аванса? Проступившие в голосе неказистой тихони – Катерины – стальные котки зло царапнули слух Зорькина.
– Коля, дай-ка мне господина адвоката, – потребована она и твердо отчитала Филина: – Ваши аппетиты растут быстрее, чем бюджет нашей компании!
– Каков мир, таковы и аппетиты, – ударился в философию Филин.
– Так вот, я, как часть этого мира, – ответила Катерина, – вынуждена эти аппетиты урезать! Максимум, который мы готовы выплатить, – две тысячи долларов.
– Это грабеж! – запротестовал адвокат. – Добавьте хотя бы...
– Нет, – отрезала решительная Катя. – Торговаться будете на восточном базаре. Если сумма вас не устраивает – можете быть свободны! У нас масса предложений от профессиональных и надежных адвокатов!
Она положила трубку, откинулась на высокую спинку рабочего стула и снова задумалась.
Пока Катерина в своей скромной комнатушке, которую коллеги в шутку прозвали «каморкой», беседовала с адвокатом, кабинет Жданова посетила Кира. Хотела напомнить, что пора ехать в аэропорт – встречать родителей Андрея. В кабинете все оставалось по-прежнему: кресло, такое же солидное, как и его хозяин, веселенькая радуга папок в шкафу, компьютер, даже канцелярские мелочи на столе стильные – каким и положено быть даже мелким обитателям мира моды...
Но с самим Ждановым что-то неладно – Кире хватило даже не взгляда, а ощущения от новой мрачной морщинки между его бровей, чужой, формальной улыбки, нервозно перебирающих бумаги пальцев...
– Андрюша, ты неважно выглядишь, – тихим голосом заметила Кира и взяла Жданова за руку. – Ты заболел?
– Нет, ну что ты... Я абсолютно здоров... Просто я... – К счастью, в эту минуту в кабинет заглянул Роман, Андрей отдернул руку и сочинил на ходу: – Я волнуюсь из-за выхода новой коллекции... И это вполне естественно!
– Тебе надо отдохнуть, – голос Воропаевой преисполнился заботы. – Постарайся сегодня освободиться пораньше. Ну, до вечера... – Она проплыла в сторону двери, зацепив Романа шлейфом дорогих духов и презрения к таким ничтожным представителям человеческого рода вроде него...
Достойный финал для «семейной» сцены из сериала «Богатые и знаменитые»! Роман с фальшивой улыбочкой помахал закрывающейся двери и лицемерно пропел:
– Женщины, как кошки, все чувствуют...
Андрей невесело улыбнулся – эти кошки и глаза в случае чего могут выцарапать...
Если бы Кира только знала, что он наделал! Как ему набраться мужества и поговорить обо всем, что произошло? Он не сможет им сказать! Физически не сможет – уголок рта нервно дернулся, а по горлу пробежал спазм. Как он пожмет сухую горячую ладонь отца, как обнимет маму? Да он просто глаз на них поднять не сможет!
Как всегда бесшабашный Малиновский пытался ободрить коллегу:
– В жизни человека бывают проблемы и посерьезнее... А то, что ты сделал, – сущая ерунда. Подумаешь, спустил все деньги! В конце концов – это коммерческие риски, ты же не в казино продул?
Андрей отрицательно покачал головой. Нет смысла спорить: Роман – прирожденный шалопай! Он никогда не поймет, что такое семейное дело, наследственная гордость, ответственность. А для него – для Жданова – нет ничего ужаснее, чем быть обманщиком. Это он разрушил бизнес и надежды отца, а теперь не находит мужества признаться в этом!
– Ну, еще не разрушил... То есть разрушил – но частично, не до конца... – Малиновский сделал бессмысленно широкий жест руками, словно погибший бизнес охватывал весь земной шар, и Жданову сделалось совсем горько.
– Спасибо, утешил, – он скривил губы в невеселой гримасе.
Тут даже не особо деликатный Ромка понял – пора сменить болезненную тему:
– Что там Катя – сделала новую схему платежей?
– Конечно, Катя все делает вовремя. Одна с самого утра от кредиторов отбивается... – мрачно сообщил Андрей и остановил как раз кстати выскользнувшую из каморки Катерину: – Кто это только что звонил?
– Это Николай, мой друг, – ответила Катя. – Привез документы по переоформлению. Я спущусь – заберу?
Жданов кивнул, и Катя поспешила на встречу с Зорькиным.
Роман проводил нескладную фигурку недоуменным взглядом:
– Николай? У нее... У нашей Кати – есть бойфренд?
– Он не бойфренд, – определение «бойфренд» почему-то больно задело Андрея. Такая умничка, как Катя, заслуживает достойного человека... близкого человека! А не какого-то там бездушного и безликого «бойфренда». И он принялся с излишней горячностью объяснять Ромке: – Это Зорькин – он то ли сокурсник, то ли друг детства, то ли то и другое вместе...
Малиновский встрепенулся.
– Плохо, что этот друг-сокурсник посвящен в кон-фи-ден-ци-альные дела нашей компании...
– Катя ему доверяет...
– А ты доверяешь Кате – это я уже усвоил. – У Романа в глазах запрыгали хитрые искорки, которые всегда проявлялись во время разговоров о собственных или чужих амурных похождениях.
– Перестань, – с досадой отмахнулся Андрей. – Я просто отдаю ей должное. К тому же Катя человек надежный и не посвящала его в детали...
– А у нас страна всеобщей грамотности! Или, думаешь, он со школы буквы забыть успел? Раз этот Зорькин документы привез, значит, мог их прочитать!
«Малиновский, конечно, циник, но сейчас в его словах есть рациональное зерно», – успел подумать Жданов. Он потер виски и почувствовал, как в глубине сознания, из детских страшных снов прошелестел голос старенькой бабушки: «Коготок увяз – всей птичке пропасть!»

Николай Зорькин топтался у входа, прямо на сером, тщательно вымытом пятачке перед ступеньками. Сразу заметил Катю, виновато потупился и качал невнятно объяснять, что не умеет разговаривать с адвокатами и из-за этого вынужден отрывать ее от важных дел.
– Ты тут ни при чем... – утешила его Катерина. – Это адвокаты у нас такие... Сомнительные. Все время требуют денег... Я даже опасаюсь, что они получат задаток и исчезнут... Что еще сказал тебе Филин?
– Стал распускать хвост, будто он не филин вовсе, а какой-нибудь павлин... Сказал, что они здорово покажут тем, кто сомневается в их компетенции...
– Будем надеяться, что это не угроза... – Пушкарева хотела что-то добавить, но тут в кармане мелодично запел мобильник.
Звонил Филин.
– Еще раз здравствуйте, госпожа Пушкарева, – елейным голосом начал он. – Я тут кое-что предпринял... Это должно убедить вас в том, что мы с Рулиным – настоящие профессионалы.
– Что же такого вы сделали? – насторожилась Катя.
– Кое-кому звякнул, кое о чем попросил... Скоро компанию «Zimalett» навестит человек из ФАСа.
– Из ФАСа?! – Она была в ужасе. – Из Федеральной антимонопольной службы? Зачем нам это нужно?
– Как – зачем? – удивился адвокат. – Чтобы припугнуть владельцев, конечно. Разве вы не этого добивались?.. Ариведерчи!
– Нет! Нет! – закричала Катя, но Филин уже отключился. – Нам не нужен ФАСовец! Алло, не надо этого! Отмените...
Она набрала номер, но автоответчик безжизненным голосом сообщил: «Телефон абонента выключен или временно недоступен... Попробуйте перезвонить позднее...»
Катерина растерянно посмотрела на друга.
Конечно, она давно привела все документы в порядок, насколько это вообще возможно. Но заинтересованный чиновник всегда найдет, к чему придраться. Разнервничавшуюся Катю стало знобить, она потуже, как в защитную броню, закуталась в старенькую, уютную трикотажную кофточку. Молча отвернулась от расстроенного Зорькина и возвратилась в кабинет шефа.
Андрей сидел за компьютером, бессмысленно разглядывая золотых рыбок с заставки на экране. Но стоило Кате войти, он тут же вскочил и нетерпеливо выхватил из ее рук документы. Пушкарева замялась, сделала шаг назад, потом еще один, оттягивая начало неприятного разговора.
– Да... Здесь все так, как мы и договаривались... Радости, конечно, мало... – бормотал в это время Жданов, лихорадочно просматривая колонки цифр, наконец, взглянул на притихшую девушку: – Катя, что с вами? Кажется, документы произвели на вас большее впечатление, чем на меня.
– Андрей Павлович, я только что узнала... – пряча глаза, тихо проговорила Пушкарева, – в «Zimalettо» приедет чиновник из антимонопольной службы...
– Зачем? Мы же договаривались... – Жданов задохнулся от возмущения. – Сейчас это ни к чему! А сами вы что – не понимаете?! – Андрей невольно сорвался на крик – сказывалось накопившееся напряжение последних дней.
Андрей Павлович Жданов и в лучшие времена берег сдержанность и корректность исключительно для партнеров и клиентов компании, а вот подчиненным частенько доставалось... Теперь же, когда судьба всей компании висела на волоске, он совершенно перестал контролировать эмоции, и Катина жизнь постепенно превращалась в ежедневный кошмар.
Каждый новый конфликт, замечала она, отдаляет их друг от друга, делает совершенно чужими. А Катя так мечтала о понимании... Сначала они, мечталось Кате, будут коллегами, потом – деловыми партнерами, а со временем станут близкими людьми, хотя бы просто друзьями...
Катя пыталась взять себя в руки, быть сильной и уверенной, но чувствовала, как пропасть непонимания и враждебности разрушает их хрупкие отношения, и начала поспешно оправдываться:
– Я – понимаю... Только это инициатива наших адвокатов. Я их не просила...
– Что, значит, не просила? – бушевал Андрей. – Вы должны пресечь эту идиотскую инициативу!
– Для этого мне пришлось бы рассказать им правду о взаимоотношениях «Ника-моды» и «Zimalettо», – возразила Катерина.
– Надо было просто приказать не делать этого! Без объяснений. Потому что вы – клиент – платите им, и очень достойно платите!
Андрей – настоящий руководитель! Как всегда в критической ситуации, он мгновенно собрался, стал говорить ровно и уверенно, даже подчеркивал ключевые слова, как опытный лектор. Катя восхищенно вздохнула. Ей нечего было возразить! Впрочем, в любом случае, адвокаты уже вызвали чиновника, значит, пора готовиться к худшему...
– Предупрежден, значит, вооружен, – пробормотала Катя. Неуместная шутка снова разозлила Жданова. С какой стати он должен готовиться к худшему? Это она не сумела договориться с адвокатами...
Катя робко, но твердо прервала излияния шефа – в университете ее учили правильно строить бизнес, а не беседовать с сомнительными адвокатами.
– Ах, они уже сомнительные? – ядовито заметил Андрей. – Может, это я ошибся, когда решил пригласить независимых адвокатов? Адвокат – это как солдат! Он только выполняет приказ. А приказывает ему клиент!
– Я передала им вашу инструкцию! Слово в слово... – обычно безропотная Катерина позволила себе вспылить и этим окончательно вывела Жданова из себя.
– Выходит, во всем виноват я? Я неправильно вас проинструктировал? Может, вы вообще сомневаетесь, что я способен руководить компанией?
– Да вы... Вы хоть понимаете, что натворили?! – орал Жданов. – Я вынужден скрывать правду от родителей, от невесты! А теперь еще должен бояться ревизора!
В кабинет заглянул Малиновский и сообщил, что скоро вся компания узнает о том, какие проблемы мучают президента. И только подлил масла в огонь – теперь достанется и ему. Разве не он – Малиновский – нашел сладкую парочку, которая собирается привести в «Zimalettо» чиновника из ФАСа? И пособница у него – замечательная! Катерина Пушкарева... Где уж ей справиться с адвокатом или чиновником?! И все это как раз тогда, когда приехали родители!
– Идите к себе, Катя! – Жданов больше не мог смотреть на виновницу своих несчастий.
– Может, у тебя есть другие юристы, крепкие, разумные, такие, что будут держать язык за зубами? – задал риторический вопрос коварный Малиновский, когда Катя вышла.
– Ты не понимаешь... – Жданов буквально рухнул в кресло.
– С чиновником разберемся, когда он появится, – все же Ромка – неисправимый оптимист! – Ты собственными руками пестуешь проблему гораздо серьезнее...
Малиновский указал глазами на двери крохотного кабинета Пушкарезой.
– Малиновский, прекращай загадывать ребусы, – взмолился Андрей. – Говори прямо.
– Говорю – прямо и тихо, – зашипел Роман. – Если ты будешь так обращаться с Катей, это может скверно кончиться. Прекращай на нее орать! Забыл, что теперь твоя компания принадлежит ей?
– Ну и что? – удивился Жданов.
– А то, – принялся увещевать вице-президент, для весомости опустив руку на крепкое плечо Жданова. – Твоя судьба – в руках... Катерины... И моя тоже. Не обижай ее, Жданов! – Рома шутливым жестом поднял вверх указательный палец и погрозил деловому партнеру. Но в его взгляде не было и тени иронии.
Андрей с изумлением разглядывал неприметную дверь каморки. Он давно привык к тому, что безропотная Катя без раздумий и жалоб исполняет любой его приказ! Разве может эта Катя обидеться? Или разозлиться?
Может... Сегодня Жданов понял, что действительно может.
Роман кивнул в сторону каморки: иди, мол, вымаливай прощение. Андрей независимо встряхнул плечами, но все же набросил пиджак и поплелся к двери.
Катя с завидной скоростью барабанила пальцами по клавиатуре. Ее больно ранили несправедливые упреки Андрея. Но даже такой: усталый, изнервничавшийся, на грани нервного срыва – он еще больше нравится Кате. Да она будет счастлива с ним даже в самые скверные моменты – призналась себе девушка.
– Я...
Катерина вздрогнула от неожиданности: на пороге стоял Жданов и смотрел на нее, как нашаливший первоклассник.
– Пришел извиниться... Я не должен был на вас кричать...
– Я все понимаю, Андрей Павлович... – пролепетала Катя, краснея, словно Жданов мог подслушать ее девические мечтания.
– Вы понимаете меня лучше, чем кто-либо... – искренне признался он. – Именно поэтому я передал вам эту компанию. Вам известно обо мне больше, чем моим родителям и невесте... У меня трудные времена, Катя...
– Все наладится, Андрей Павлович...
Катя совсем растерялась – щеки горели, а в голове звенела романтическая музыка... Минуту назад она живо представляла, как могла бы утешить его... Избавить от груза забот... Представляла, как приблизится к нему, нежно проведет рукой по идеально выбритой щеке. Скажет, что всегда будет с ним, – как бы тяжело ни пришлось! Что она скорее умрет, чем подведет его. Пусть он знает – его компания в надежных руках. Вместе они смогут все преодолеть. Они выстоят, победят, они снова будут лучшими! Ведь они любят друг друга... Он улыбнется, обнимет ее и скажет...
– Вы готовы, Катя?
Катя растерянно заморгала глазами, выпав из мира грез в привычную душную комнатку.
У двери Жданов нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
– Пора ехать в банк, – напомнил он. – Я рад, что инцидент исчерпан. Жду вас внизу.

0

2

ГЛАВА 2

Из панорамного окна в кабинете банкира Шнайдерова открывался роскошный вид на город. Обстановка здесь была пропитана стабильностью и надежностью. Хрупкая Катя расслабленно утонула в огромном кресле. Затылок коснулся удобного подголовника, и тело откликнулось волной покоя. Теперь голос хозяина кабинета, вышагивающего по краю ковра, доносился до девушки словно из другого, далекого мира.
– Это, по-твоему, временные проблемы? «Zimalettо» одной ногой в могиле, Андрей! Что думаешь делать? – Максим Иванович Шнайдеров резко остановился напротив Жданова и пристально посмотрел на просителя сверху вниз.
– Если бы вы помогли... – Жданов с надеждой обратился к старому другу семьи. – Реструктуризация долга могла бы спасти нас...
– А гарантии? – Практичный банкир задал вопрос просто и прямо – он был человеком старой школы и не любил подслащивать финансовую пилюлю по методам заокеанского дядюшки Карнеги.
– А честное слово Жданова-младшего?
– О-о! – почтенный банкир хохотнул. – Это дорогого стоит! Хорошо. Я вынесу ваш вопрос на обсуждение совета директоров банка.
Пока мужчины беседовали, Катя продолжала разглядывать великолепный кабинет, из которого Шнайдеров управлял финансовой империей. Просторный, светлый и в то же время строгий, стены украшены картинами и гравюрами, на огромных окнах – тяжелые замшевые портьеры. Темные и плотные, как банковская тайна!
– Другие банки сочли возможной реструктуризацию нашего долга без обсуждений, – вдохновенно, как в детстве, врал Жданов.
– Пойми, Андрей, для меня это риск, – осторожничал Шнайдеров. – Кстати, что об этом думает Паша? Хотел бы с ним лично обсудить...
– Нет. Зачем по таким пустякам беспокоить папу? – твердо сказал Андрей.
– Значит, он еще не в курсе? – приподнял бровь проницательный банкир.
– Я все ему расскажу, когда будут хорошие новости, – заверил Жданов как можно искреннее.
– Он имеет право знать, что происходит, – возмутился Максим Иванович. – Паша эту компанию на своем хребте вытащил...
– Поэтому я в лепешку расшибусь, но не дам «Zimalettо» развалиться! – В голосе Андрея звучала обреченная решимость. – Только помогите мне! Мне нужно время...
– Катерина Валерьевна, что скажете? – Банкир наконец-то уселся в кресло и посмотрел на Катю. – Для вас-то что «Zimalettо»? Вы способная девушка и без работы не останетесь...
– Спасибо, но мне хотелось бы применять мои способности именно в этой компании, – Катя мужественно выдержала немигающий взгляд опытного финансиста. – Новая коллекция покроет все убытки и даже позволит нам закончить отчетный период с прибылью...
Шнайдеров на мгновение задумался – минуту назад девушка серенькой мышкой пряталась за ручками кресла. Откуда же сейчас в этой пигалице взялось столько достоинства и уверенности? Наконец он благосклонно наклонил голову с тяжелым подбородком. Он редко ошибается в людях: некрасивая, но удивительная девушка внушала ему гораздо больше доверия, чем целая стопка безликих листов гарантийных обязательств или пафосные обещания Жданова-младшего.

Настроение Андрея напоминало американские горки – то скатывалось в пропасть уныния, то снова взлетало. Вот и сейчас он вступил в полосу оживленной, нервозной радости и с широкой улыбкой признался Кате:
– До сих пор не верится, что мы его уговорили! После удачного визита в «Атлантик-Банк» Катя была просто счастлива. Конечно, этот успех – заслуга Андрея. Только его одного – она так хотела еще разок ободрить шефа – у нее теплело в груди, когда она наблюдала, как к нему возвращается вера в собственные силы.
– Вы так хорошо говорили! Убедительно и... от всего сердца.
Андрей кивнул, отворил дверь кабинета и галантно пропустил Катю вперед.
– Скорее всего, он сделал это из уважения к отцу, – скромничал Жданов. – В любом случае, у нас появился шанс выплыть. Кстати, все забываю вас спросить – почему именно «Ника-мода»?
– Ну... – засмущалась Катерина, – Ника – это... Это же богиня победы.
Жданов улыбнулся, пытаясь компенсировать личным обаянием сложность новой служебной задачи. Ему было неудобно снова загружать девушку сверхурочно. Но, в конце концов, кто справится с ней лучше, чем Катя? Да и делать ей вечером нечего – ни любимого, ни даже «бой-френда» – успокоил себя Жданов и уверенно скомандовал:
– Подготовьте, пожалуйста, смету расходов и отчет о состоянии компании за текущий период. Мне уже пора торопиться – на встречу с родителями...
– Да, конечно, – ободренная улыбкой Катя кивнула. – Уже почти все готово, я только обновлю цифры в отчете...
В этот момент дверь отворилась, и в кабинет ярким вихрем гламура и уверенной красоты ворвалась Валерия Изотова – красавица модель. По компании до сих пор бродят слухи о том, что когда-то она была любовницей Жданова.
Впрочем, сейчас Андрей встретил профессиональную красавицу без особой радости. Формально улыбнулся и демонстративно уставился в окно. Нашла время! Если Кира узнает про этот визит, закипят африканские страсти, разразится очередной скандал! Еще один вклад в копилку жизненного краха, пошутил бы Малиновский.
– Не ожидал? Здравствуй, Андрюша, – проворковала Изотова и небрежно бросила Кате: – Можете идти...
– Не может. Рабочий день еще не закончен, – раздраженно заметил Жданов.
Когда-то внимание такой роскошной дивы, как Валерия, здорово льстило начинающему бизнесмену. Начало их отношений было ярким, как странички бульварных газеток из жизни звезд... Потом Андрею стало скучно. Как только его мужской охотничий азарт пропал, длинноногая дичь в леопардовой шубке сама превратилась в охотницу и решительно ставила капканы и ловушки на Жданова.
Валерия, как обычно, томно закатила глаза. Кате стало неловко топтаться в кабинете дальше, и она юркнула в свою надежную каморку. Андрей уже не пытался задержать образцового работника.
«А чего я ожидала? – спрашивала себя Катя. – И почему я чувствую себя такой разочарованной? – Она не могла работать, буквы на мониторе расплывались из-за едва сдерживаемых слез. Неужели из-за Изотовой? Когда-то эта дамочка буквально околдовала Андрея... – А сам Андрей? Тоже хорош... Ловится на каждый дешевый трюк из арсенала сомнительных барышень, как рыба на червяка! Откуда в этом несомненно волевом, властном человеке такая двойственность? Он полностью теряется рядом с красивой женщиной...»
Катя как всегда угадала – за дверью ее комнатки Андрей изо всех сил пытался быть холоден с недавней пассией:
– Ты по делам? Извини, тороплюсь, меня ждут родители... Да и Кира, наверное, уже волнуется...
– Надо же, как мило! – восхитилась Валерия. – Кира волнуется! Это у тебя теперь шутки такие? Семейные? Но я тебя прощаю... Иди сюда, ко мне...
Она вплотную подошла к Андрею, обвила шею обольстительными обнаженными руками и страстно поцеловала. Как тогда, в самом начале их бурного романа...
Андрей держался из последних сил и даже попытался отстранить искусительницу:
– В другой раз, не теперь... Мне надо ехать... Валерия играла с ним, как кошка с уже отчаявшейся спастись мышкой. Легко коснулась шеи влажными горячими губами, потянулась к уху, прикусила мочку и нежно прошептала, что и в другой раз, и в этот она хочет его! Только его! Зачем врать, что ему это безразлично? И Андрей сдался...

Знакомый голос разорвал идиллию, как глянцевый рекламный плакат.
– Сюда идут. Я хотела предупредить...
Жданов открыл глаза, оглянулся, вздрогнул...
В кабинете прямо рядом стояла смущенная Катерина Пушкарева. Знакомое лицо реальности! «А ведь никто и не обещал красивой реальности», – вздохнул Жданов. Отодвинул распаленную даму сердца на несколько шагов и поспешно сел за стол.
– Вы что-то хотели, Катерина? – Он судорожно поправил галстук.
– Сюда идут, – повторила Катя.
Валерия и не думала уходить. Она грациозно устроилась на краю стола, стала перебирать скрепки, озорно поглядывая на Андрея из-под ухоженных локонов. А он подпер рукой щеку и в классической позе «задумчивости» чувствовал себя полным болваном, способным легко заблудиться в трех соснах.
В кабинет заглянула Вика, удивленно смерила взглядом Изотову. Валерия выразительно улыбнулась, нагло подмигнула Жданову и, покачиваясь на высоких шпильках, покинула кабинет.
– Звонила Кира, – сообщила Клочкова. – Интересуется, почему от тебя ничего не слышно. Мобильный отключен.
– У меня была важная встреча, – лаконично ответил Андрей.
– Угу, – недоверчиво кивнула Виктория. – Тебя родители уже заждались. Просили передать: ужин в восемь.
Погрустневшая Катя снова спряталась к себе в каморку.
От оптимизма, почти счастья, которое она испытывала, возвратившись из банка, не осталось и следа. Она прилипла к компьютеру, привычно пыталась погрузиться в спасительную работу. Но невеселые мысли просачивались сквозь столбики цифр, пропитывали сухие строки отчета. Андрей был с девушкой... С очень красивой девушкой. В эту секунду она ненавидела Валерию и всей душой... любила его.
«Интересно, какие чувства он испытывает ко всем этим женщинам? – грустила Катя. – Он так легко с ними расстается. Или это бравада? Мне их жалко. С другой стороны – может быть, это мой шанс? Может, случится чудо, и он обратит на меня внимание... Нет, лучше не надо. Сперва обратит внимание, а потом и избавится... Я некрасивая – как я буду выглядеть рядом с ним? Сейчас он избегает даже такой, как эта Изотова! Лучше уж пусть все остается так, как есть. По крайней мере, он доверяет мне...»
В этот момент кабинет Андрея почтил посещением жизнерадостный Малиновский.
– Шнайдеров пошел на наши условия! – торопливо порадовал партнера Андрей. – То ли репутация отца, то ли доводы Катерины повлияли...
– Это хорошо, – похвалил Роман шефа и с видом заботливой нянюшки принялся вытирать след помады на шее незадачливого руководителя, комментируя: – Тон сто двенадцать, спелая вишня. Узнаю брата Колю! Изотова гостила?
– Угадал, дитя лейтенанта Шмидта!
– Чувствую: подведет тебя Лерочка под монастырь...
Странно, но под грустные мысли работа у Кати всегда быстрее спорится. Так и сейчас – она внесла в кабинет содержательный отчет и обоснованный план будущих выплат и доходов. Передала документы Жданову и Малиновскому, с гордостью заметила удовлетворение старших партнеров: такими темпами «Zimaletto» разделается с долгами в течение года! Вполне реальный прогноз.
– Катя, спрячьте это, – попросил Жданов и предупредил: – Враг не дремлет. Найдут еще одного Радика. Может, заберете все домой? Так будет надежней.
Катерина ухватилась за новое задание, как за еще одну путеводную ниточку, способную приблизить ее к твердокаменному шефу. Собрав документы, попрощалась и выскочила из офиса.
Жданов автоматически посмотрел на часы, хотя и так было понятно, что родители заждались.
– Целый год... – Роман состроил выразительную гримасу, напоминающую о Катиных брикетах и понуро склоненной головушке: – На целый год компания окажется в руках нашей милой «Мисс Вселенной».
– Да, я в курсе, – раздраженно осадил его Андрей. Ему надоели разговоры о Катиной внешности. Конечно, девочка не красавица, но зато – толковый и преданный компании человек! Досадно, что никто, кроме него, этого не хочет заметить!
– Если правление, конечно, не решит передать компанию Александру, – продолжал развивать печальную мысль Малиновский. – Вот это будет номер!
– Не решит. К чему весь этот разговор?
– Может, ты и забыл, но я во всех этих играх тоже рискую своей шкурой! А ведь людям свойственно меняться, – упорствовал Роман.
– К чему это ты? Шкура, меняться... Линять, что ли, собираешься?
– Я-то никуда не денусь, а вот Пушкарева! Боюсь, много ты себе создал о ней иллюзий лишних... – неопределенно проговорил Малиновский.
– Иллюзии? – Андрей пожал плечами. – Рома, не устраивай панику. Я доверяю Катерине Валерьевне на все сто. Она вернет мне фирму в целости и сохранности тогда, когда я, – он сделал ударение на слове «я», – сочту это нужным.
– Целый год, Андрей, – строго напомнил Малиновский. – Сейчас она божий одуванчик, но за год многое может произойти. От нее теперь зависят твоя судьба, моя судьба и судьба «Zimalettо». Просто помни об этом. Она теперь гораздо больше, чем просто твоя секретарша. И тебе, именно тебе, потребуется больше усилий, чтобы сохранить ее преданность...

Павел, Маргарита и Кира прогуливались по двору, вдыхали свежий вечерний воздух, изредка поглядывая на водителя, который вынимал из багажника и перетаскивал в дом кожаные чемоданы.
– Ну, вот мы и добрались... – вздохнула Маргарита Рудольфовна. – Паша, чувствуешь, какой воздух?
– Загазованный? – сострил худощавый и ироничный упруг.
– Родной! – засмеялась Маргарита и снова осторожно материнским глазом оценила Киру.
– Я очень рада, что вы приехали... – говорила та. – Мы все успели соскучиться...
Жданова кивнула и завела привычный светский разговор. В Москве ли Кристина? Или птичка улетела в теплые края? Как Александр?
Кира рассеянно отвечала. Да, старшая сестра, как обычно, где-то странствует, зато Саша, узнав, что прилетают Ждановы, сразу напросился на ужин. Андрей задерживается из-за важной встречи в банке. Ну конечно, он помнит, что родители приезжают, и она попросила его освободиться пораньше. Последнее время он совсем заработался...
Маргарита по-женски сочувствовала будущей невестке и подумала о том, как тяжело той будет наладить жизнь с Андреем. Почему такая рациональная девушка, как Кира, полюбила ее сына? Матери тяжело быть объективной – но даже она прекрасно понимает, какой Андрей эгоист и трудоголик! Она-то – его мать, и давно смирилась! Но как эта разумная блондиночка рассчитывает повернуть Андрея в семейное русло? Кто знает? Маргарита со всей возможной искренностью пожелала девушке успеха...
– Почему поехал в банк? Возникли какие-то сложности? – поинтересовался Павел Олегович.
– Нет-нет, – быстро отреагировала Кира. – Все, как обычно. Готовим новую коллекцию...
– Надеюсь, обойдется без сюрпризов? – сухо уточнил Павел. – Хорошо, что сейчас у меня будет возможность все увидеть своими глазами...
Он поджал губы в тонкую нить и быстрым шагом направился в дом.
Маргарита дождалась, пока муж удалится на достаточное расстояние, и тихонько призналась, что супруг очень переживает из-за постоянных трений с сыном. А что говорить про нее – душа переворачивается! Она резко повернулась к Кире:
– Скажи правду: после провала той коллекции дела у «Zimalettо» плохи?
– Гордиться нечем, – вынуждена была согласиться Кира и тут же попыталась скрасить признание: – Но и отчаиваться рано – всего лишь временные трудности. До катастрофы еще далеко! Все наладится!
– Андрею повезло, – Маргарита Рудольфовна, дама безупречного воспитания, решила притвориться, что разделяет оптимизм невестки.
– Кстати, вы определились, где будете жить?
– Все как-то времени нет. Дел много, – напряженно ответила Кира.
– В компании? – вернулся к делам неумолимый Жданов-старший.
Воропаева замялась.
– Кира, скажи – что вы от нас скрываете? – наступал Павел Олегович.
– Нам нечего скрывать, – ответила Кира и сама испугалась того, насколько неуверенно это прозвучало.
– Так почему мне ничего конкретного не известно? – сразу учуял слабину опытный бизнесмен. – Андрей меня успокаивает: «Не волнуйся, папа, все хорошо». Без всяких подробностей!
– Паша, перестань – мы же договорились! Будем просто отдыхать и забудем о делах... – попыталась урезонить его жена.
– Вы сгущаете краски, – вступилась за жениха верная Кира. – Мы, конечно, понесли убытки, но совсем незначительные...
– Одно из двух, Кира, – Павел Олегович сверлил Киру взглядом, как настоящий следователь! – Или ты покрываешь Андрея, или тоже ничего не знаешь!
Она вздрогнула – она и сама в последние дни ощущала, что в компании упорно скрывают от нее что-то важное! Но почему? Кому знать, если не ей? Ведь защищать и опекать Андрея – ее судьба! А он... Он... Кира запнулась – мама... секретарша... модельки... Все эти дамочки – кто на каблуках, кто в деловых костюмчиках, – которые вьются вокруг Андрея круглые сутки, слишком избаловали его своими заботами!
Киру захлестнуло раздражение. Ведет себя, как избалованный мальчишка: спокойно ждет и принимает все их жертвы!
По счастью, неприятный разговор прервало появление Александра.
Маргарита с облегчением вздохнула, а Павел тут же переключился на Воропаева.
– Ну, Саша, рассказывай, что нового?
– У меня все по-старому. А вот Андрюша найдет, чем вас удивить, – сделав паузу, он добавил: – Все самое интересное будет завтра, на совете. Наш президент поделится главными новостями. Гарантирую – скучать не придется!
Лицо Павла Олеговича мгновенно изменилось, став непроницаемым и отстраненным. Он поднял со столика бокал аперитива, другой протянул Кире, завел нейтральный разговор о европейской кухне, обычаях и нравах. Воропаев отошел, прихватив с собой виски, а Маргарита окунулась в хлопоты с организацией обеда...
Наконец объявился Андрей. Обнял мать, посетовал, что очень скучал, чмокнул в щеку, сказал дежурный комплимент – похорошела и помолодела! Маргарита самодовольно улыбнулась. По крайней мере, ее сын – воспитанный мальчик!
Андрей устремился к отцу. Обнялись. Поскорее ринулся к невесте, словно не видел ее несколько месяцев, поцеловал и сдержанно кивнул Александру. Извинился за опоздание, сослался на всегдашнюю деловую суету. Светские темы исчерпали себя за пару минут – не про погоду же ему с отцом разговаривать? Андрей силился подобрать что-то подходящее, но далекое от бизнеса, и с деланным интересом стал изучать приборы на столе.
Коварный Воропаев перехватил его взгляд и сочувственно покачал головой:
– На голодный желудок и правда трудно готовиться к завтрашнему совету. А дел действительно море – фальшивые отчеты подготовить, статистику пригладить, приукрасить баланс.
– Бросай пить, у тебя провалы в памяти! – кивнул на виски Андрей. – Совета завтра не будет, так что все «фальшивые отчеты» еще впереди...
– Но Саша уверял меня, – Павел Олегович недоуменно переводил взгляд с одного на другого, – что совет назначен к нашему приезду!
– Совет назначен на март, и я проведу его в марте! – отрезал Жданов-младший.
– Довольно, мальчики, прекращайте этот спор, – вмешалась Маргарита и по праву хозяйки дома пригласила гостей к столу.
– Мама как всегда права: не стоит во время семейного ужина говорить о бизнесе. Я только хочу прояснить для особо непонятливых, что и завтра никаких обсуждений не будет. Отчет перед акционерами запланирован на март, и я проведу его в срок.
– Запланирован? А провал коллекции ты тоже планировал? – Воропаев говорил, глядя сквозь Андрея. – А по поводу того, что тебя не предупредили, – намекаешь, что приезд родителей стал для тебя неожиданностью?
– Насколько я понимаю, – заметил Жданов-младший, – вы приехали на показ новой коллекции, так что...
– Боишься?
– Саша, я всегда относилась к тебе как к сыну. Но временами даже ты злоупотребляешь моим расположением! Прекрати это немедленно, ты переходишь все границы! – Маргарита Рудольфовна нервно поправила сережки и обернулась к мужу: – Паша, а ты что молчишь!? Давно пора покончить с этой нелепой враждой! Ваше поведение, господа, меня очень расстраивает. Очень!
– Хорошо, – согласился Павел Олегович. – Совет проведем в марте, как и собирались. Но я хочу, я просто должен, обязан! Обязан знать, что происходит в компании. Думаю, у нас есть повод собраться. Представите мне подробный отчет о провале коллекции и поделитесь планами на будущее, договорились? – Он устало улыбнулся.
Для Павла Олеговича вопрос о том, что ему важнее – сын или бизнес, был решен давно и однозначно...
Андрей кивнул. Значит, снова придется обманывать...
Он редко врал отцу, но подготовить правдивый отчет сейчас просто немыслимо – слишком плохо идут дела. Хотя и отказать отцу он не мог.

Катерина стояла посреди своей комнаты и скользила взглядом по полоскам обоев, платяному шкафу, приютившему ее скудный, но опрятный гардероб, и размышляла, куда лучше спрятать документы компании, принятые на хранение у Жданова. Сами бумаги сейчас внимательно просматривал Зорькин. Наконец он захлопнул папку и поставил диагноз:
– Жданов прав. Надо спрятать эти бумажки как можно дальше. Если хоть одна попадет в руки семейству Ждановых, придется вызывать «неотложку». Или МЧС. Тут любому «неотложка» понадобится! Наверное, это страшно: узнать, что твоя компания – уже чужая. Поглощение еще можно пережить. Но главный удар заключается в том, что поглотила их детище Катерина Пушкарева!
– Точно! – в тон ему с горькой иронией ответила Катя. – Сенсация в мире моды! Пугало во главе компании по производству модных тряпок. Милко хватит удар, а все модели разбегутся кто куда. Только никто ни о чем не узнает! Они не увидят ни иска, ни договора залога – ничего.
Девушка решительно – как бастион – поставила табуретку возле шкафа, залезла на нее и засунула документы в самый дальний угол антресоли. Спрыгнула и поспешно одернула длинную несуразную юбку.
Николай расхаживал по периметру ковра и рассуждал вслух.
Долго скрывать правду будет сложно. Однажды она взорвется громадным скандалом! И тогда – как ни хорохорился Жданов, его карта бита: компания фактически будет находиться в Катиных руках.
– Публичный скандал – дело времени. Огласки не избежать, – подвел он итог.
Катя встревоженно глянула на Николая. Да, приятель обрисовал ситуацию грубо, но верно.
Значит, Андрею грозит беда! А раз так – нельзя сидеть сложа руки... Надо действовать! Но как? Она робко спросила:
– Что же теперь делать?
– Слушай, Рокфеллер в юбке, скажи мне, как ты намереваешься тратить свои деньги? – поинтересовался Николай.
– Не выдумывай. Ты прекрасно знаешь, что это чужие деньги, и тратить их я не могу, – как всегда верная интересам шефа, Катя сразу обиделась.
– Никакой фантазии. Хоть бы помечтала! – вздохнул Коля.
Катерина укоризненно покачала головой. В их команде хватает одного мечтателя. Николай не унимался.
– А если что-нибудь случится? Вот идет Катерина Пушкарева по улице, и тут – бац! – ей на голову падает кирпич. Ладно бы раньше, но теперь, когда у нее есть такое состояние... Подумай о завещании.
Из-за этих навязчивых фантазий Катя уже начала по-настоящему злиться.
– Вот мечтатель! Я не собираюсь присваивать чужое. А завещание, если бы мне в голову пришла такая мысль, я составила бы на имя Андрея Павловича!
Николай разочарованно хмыкнул: почему заботливая Катя так редко вспоминает о его нуждах? Если бы эта добрая душа прониклась его проблемой, то обязательно выдала бы ему часть своего состояния. Как бы они зажили с Викторией!
– Ну что тебе стоит поделиться? Никто ведь не заметит!
– С удовольствием, – хитро прищурилась Катя: – Вместе с компанией мне достался ворох долгов. Если хочешь, можешь взять часть из них на себя.
– Тебя не переделать!
Николаю оставалось только смириться с горькой участью верного друга...

0

3

ГЛАВА 3

Прямо с утра Жданов кинулся в Катину каморку – Пушкарева уже сидела за компьютером, в той же темной кофточке, скромной блузке – словно и не уходила домой!
– Катя, у меня к вам конфиденциальное дело, – Андрей понизил голос и наклонился к самому уху доверенной сотрудницы. – Итак, днем компанию посетят Павел Олегович и Александр. Хотят увидать промежуточный отчет о состоянии «Zimalettо» и услышать о планах на будущее.
– Этого нельзя допустить! Если они узнают правду... – сразу запаниковала Катя.
– Воропаев вообще требовал совет провести, – признался Андрей.
Катерина побледнела.
– Но я отказался, – успокоил ее Жданов. – Тогда отец попросил ввести его в курс текущих дел. И о перспективах рассказать...
Сознание того, что она – единственная, кто может спасти Андрея в тяжелую минуту, преисполнило девушку гордости. Ее невыразительное, бледное личико словно засветилось изнутри спокойной уверенностью:
– Я постараюсь что-нибудь сделать...
– Составьте отчет из данных по прошлой коллекции вперемежку с расчетами новой, – наставлял ее Андрей. – В общем, он должен выглядеть... не совсем безнадежно. Понимаете?
– Я все понимаю, – кивнула она.
– Катя, что бы я без вас делал! – улыбнулся Жданов и, вспомнив о чем-то, забормотал себе под нос: – Обед... надо организовать обед.
– Я могла бы...
– Нет, Катя, вы занимайтесь отчетом, – уверенным жестом ладони остановил девушку Жданов и заторопился к выходу.
На пороге кабинета он столкнулся с Малиновским.
– Ты представляешь, этот... гм... ползучий убедил отца, что я должен отчитаться перед советом директоров! В нашем-то сегодняшнем положении!
– Молодец, Воропаев! – похвалил Роман. – Времени не теряет. Я бы его придушил...
– Любишь простые решения?! – усмехнулся Андрей. – Отец, к счастью, вспомнил, что отчет мы договаривались заслушать в марте...
– Правильный мужик, Павел Олегович. Заодно Восьмое марта отметим.
«Вот уж кто у нас неисправимый массовик-затейник, так это Роман!» – невольно хмыкнул Андрей. И тут же проверил коллегу на устойчивость к стрессам, объявив, что сегодня все семейство Ждановых и примкнувший Воропаев нанесут визит в компанию.
От такой новости приуныл даже непотопляемый Малиновский.
Тут из коморки робко выглянула Катерина Пушкарева с годовым отчетом в руках, Странички зашуршали в руках директората. Оба наконец-то вздохнули с облегчением.
Да – девушке в который раз удалось если не развеять тучи над фирмой окончательно, то, во всяком случае, отсрочить грозу! Но вместо радости или гордости Катя чувствовал себя неловко – как будто она специально заманивает Андрея в хитрую финансовую ловушку! И она, словно оправдываясь, объяснила: сделать такой отчет совсем не сложно – достаточно ввести желаемые окончательные цифры, это и заняло больше всего времени. А «обратный отсчет» программа производит автоматически...
И, не дожидаясь благодарностей, выбежала готовить конференц-зал к совещанию.
– Что за шедевр? – поинтересовался Роман, беря в руки папку.
– «Преступление и наказание», «Что делать» и «Кто виноват?» – три в одном, – пояснил Жданов. – Ознакомься. Катя состряпала отчет о «реальной» ситуации в фирме!
– Тогда надо назвать «Империя наносит ответный удар», – уточнил Малиновский. – Я с детства не люблю фантастику!
– Не люби, – пожал плечами Андрей. – Главное – запомни, что к чему.
Стоило чете Ждановых вступить в холл «Zimalettо», как их окатило щемящее, ностальгическое чувство. Какое все родное и знакомое! Рабочие столы, кожаные диванчики в холлах, даже старый и верный как пес кофейный аппарат! За долгие годы эти стены успели стать их вторым домом!
– Маргарита Рудольфовна... Павел Олегович... Как я рада вас видеть! – первой поприветствовала акционеров Мария. – Вы шикарно выглядите...
– А ты, Машенька, цветешь пуще прежнего, – Жданов-старший улыбнулся славной девушке. – Неужели замуж вышла?
– Маша у нас в активном поиске! – с иронией заметила подоспевшая Кира. – Ей весь коллектив помогает. Иногда случаются успехи...
– Как тут вообще? Все живы, здоровы? – Павел Олегович взгрустнул: – Становлюсь сентиментальным, старею – а куда деваться...
– Не поверите, Павел Олегович, все по-прежнему! – с жаром сообщила Мария.
– Приятно слышать! Для нас, стариков, лучшие новости – это отсутствие новостей!
– Ой, Павел Олегович, где вы стариков-то видите? – засмеялась Маша.
Жданов снова посмотрел вокруг и увидел только что вошедшую Юлиану.
– Все те же лица! Здравствуй, дорогая! – обрадовался он и устремился навстречу, раскинув руки для объятий. – Спасибо, что пришла! Я уж думал, после провала коллекции все старые друзья поставили на нас крест...
– Что ты говоришь, Павел? – укорила мужа Маргарита Рудольфовна. – Юлиана все взлеты и неудачи с нами переживала.
– Разве были неудачи? – жарко возразила Юлиана. – Не припомню.
– Слишком уж ты снисходительна к моему сыну, – Павел Олегович не смог скрыть довольной улыбки, хотя и понимал, что слова Юлианы – лесть. Он вздохнул и отдался на волю слабости: – Думаешь, Андрей удержит фирму на плаву?
– Если бы я так не думала, не пришла бы, – Виноградова смело посмотрела ему в глаза. – Хотя с Андреем нужно серьезно работать.
– Он рассказывал о новой коллекции? – живо поинтересовалась Маргарита.
– Конечно, – кивнула Юлиана. – Использовал все свое красноречие. Утверждал, что все продумал, просчитал. Ошибок быть не должно. И знаете что? Я ему верю!
Они прошли в бар. В ожидании Александра Маргарита привычно развлекала компанию светской болтовней.
– В Лондоне засиделись. Только представьте, целую неделю лили дожди! Я, естественно, простудилась. В последние дни даже на улицу не выходила. Вот и решили домой наведаться.
– Сейчас везде сплошные потопы, цунами, наводнения, – заметила Юлиана. – Сами видите, что творится в мире. Рано или поздно и до нас докатится.
– Девочки, – внес лепту в разговор Павел Олегович, – так вы договоритесь, что новая коллекция и не нужна! Самое время строить Ноев ковчег!
– Похоже, мой брат именно этим и занимается, – Кира нервно поглядывала на часы. – И поэтому регулярно опаздывает.
– Может, попал в пробку? – миролюбиво предположила Маргарита.
– Он из нее и не выбирался, – продолжала сердиться Кира. – Вспомните, когда Саша приходил вовремя?
– Ну, предположим, на выборы президента он не опоздал, – едко напомнил Павел.
– Я предлагаю идти в конференц-зал и начинать без него, – заявила Кира.
– Подожди, Кира, – остановил Жданов-старший. – Мы ведь не торопимся. Даже приятно вот так посидеть, как в старые добрые времена.
Наконец, явился Воропаев. В депозитом темном костюме он был элегантен, многообещающ и загадочен. Все проследовали в конференц-зал.

– А что? Убедительно! Цифры вполне реальные. Пушкарева – молодец! – даже Роман признал Катины заслуги, прежде чем захлопнул папку с отчетом.
А Андрей виновато вздохнул:
– Да. Из-за меня ей пришлось освоить науку составления фиктивных отчетов.
– Почему из-за тебя? – привычно ерничал Малиновский. – Может, она всю жизнь составляет филькины грамоты, и ее давно разыскивает милиция? Мы же не знаем...
Ничего смешного – он вдохновитель очередной фальшивки, и если кого и будут разыскивать – то его! Причем произойти это может совсем скоро.
Роман, участливо похлопал по спине загрустившего друга.
– Хватит самобичеванием заниматься. Сначала, надо выплыть, а уж потом и каяться. Сегодня главное, чтобы Катя убедительно преподнесла этот отчет. Известно, конечно, каков Александр Воропаев, он может придраться к любой цифре. Но Катя в ответ как посмотрит на него через свои окуляры, тут у него всякая охота докапываться рассосется...
Оптимистичный прогноз Малиновского стал рушиться уже в следующую секунду – в кабинет вбежала запыхавшаяся и испуганная Катя: звонил Зорькин – предупредил, что в «Zimalettо» едут продажные адвокаты и везут с собой инспектора ФАСа.
– Вы в своем уме? – Андрей взвился в кресле. – Через секунду здесь будут мои родители и Воропаев!
– Теперь осталось попросить охранника встать у входа и отстреливать адвокатов при попытке проникнуть в здание! – насмешливо предложил Роман.
– Пойдемте, Катя! – оборван его Жданов. – А ты лови адвокатов на этаже. Вдруг разминемся. Смотри, чтобы отец с ними не столкнулся!
Он отворил дверь...
– О, кого я вижу! – объявил он, увидав на пороге родных. – Всем привет! Проходите в конференц-зал. Мы присоединимся к вам через минуту!
Быстро проскочив мимо Киры, Андрей потащил Катю к лифту. Маргарита и Павел с удивлением посмотрели ему вслед. Александр усмехнулся.
Они подоспели как раз вовремя. Возле входа уже маячили дородные адвокаты и представитель ФАСа. Из удостоверения, отнятого Ждановым у перепуганного охранника, явствовало, что фамилия чиновника – Дагаев.
– Это господин Жданов, – представила шефа Катя.
– Да, и к предлагаю встретиться в другой раз, – быстро и решительно сказал Андрей. – Сегодня я очень занят.
– А вы нам не нужны, господин Жданов, – небрежно бросил гость.
– Вы уверены? – грозно посмотрел на него Жданов.
– Я всегда уверен в том, что делаю. Скоро убедитесь лично, – с этими словами Дагаев властно отстранил охранника и прошел в холл.
За ним дружно трусили адвокаты. Катя и Андрей переглянулись и двинулись следом.
Быстро проводив нежданную троицу в лифт, Жданов начал объяснять, что сможет уделить им крайне ограниченное время... Но визитеры его откровенно игнорировали! Рулин начал витиевато излагать цель визита...
Когда дверь лифта распахнулась, в коридоре еще стояли замешкавшиеся Ждановы, Кира и Воропаев. Хоть раз Малиновский кстати – фигура вице-президента, будто по заказу, материализовалась из-за угла, и Андрей сразу подтащил его к себе за дорогой рукав пиджачной пары. И прошептал, чтобы Рома вел всех в конференц-зал и развлекал, как может, а сам потянул проверяющих в офис.
– Видите ли, – продолжал вещать Рулин, – дело в том, что верная вам фирма «Zimalettо» должна некую сумму компании «Ника-мода». И в связи с этим владелец, а точнее, владелица «Ника-моды»...
– Я догадываюсь, зачем вы пришли, – Жданов и так потерял много времени на пустую болтовню: пора бежать в конференц-зал, – и ни в коей мере не собираюсь вам препятствовать.
Сотрудничать с государственной службой – единственно верная установка для человека в таком скверном положении, как у Жданова! Дагаев величественно кивнул.
– Вас проводят в бухгалтерию, – услужливо предложил Андрей.
Но чиновник отрицательно качнул головой.
– Спешить уже некуда. Начнем с производства. Взглянем на склад. И сделаем вывод о том, какой сегмент рынка занимает «Zimalettо».
Андрей незаметно подтолкнул к нему Катерину.
– Тогда начнем, с производства? Разрешите, я вас провожу! – встрепенулась она.
– С превеликим удовольствием! – кивнул Дагаев. Все, кроме Жданова, двинулись к выходу.
Пока они спускались в цеха, Филин стращал наивного вида девушку. Как можно работать в фирме и одновременно судиться с ней? Она должна уволиться задним числом. Иначе они не смогут вести дело. Она же не хочет попасть под статью, ее вполне могут обвинить в афере?! Катя возражала вполне уверенно...
Увольняется «задним числом – как выразился почтенный адвокат, – уже само по себе нарушение закона. Да и проблемы, компании ей хорошо известны, кредиторов и должников она знает в лицо, сотрудников тоже. Если фирма терпит финансовый крах, так пусть лучше она достанется ей, чем кому-то чужому Она сможет ее поднять.
– Откуда у вас столько денег? – завистливо посмотрел на решительно настроенную девушку Рулин.
– Мы обсудим это после, я тороплюсь, – осадила законника Катя.
Она распахнула отливающие сталью двери в цех. Дагаев величественно проплыл внутрь и замер, потрясенный масштабами производства. В просторном, светлом помещении стрекотали пошивочные машины, деловито сновали работницы, грузчики на новеньких тележках перемещали рулоны отличных тканей, шуршали лекала и бесконечной чередой плыли по конвейеру готовые платья...
– Удивительно, как при таком потенциале фирма дошла до грани банкротства!
Рулин и Филин выразительно переглянулись.

Оставив Дагаева, Рулина и Филина изучать производственный потенциал, Катя побежала в.конференц-зал. Налетела на испуганную Машу, и та тихонько призналась, что даже охранники советуют ей искать новую работу!
Катя строго прикрикнула на охранника. Удивилась твердости собственного голоса:
– Советовать будете, когда попросят! А пока – держи рот на замке. Вы здесь не советник, а охранник! Советую почаще вспоминатьоб этом.
Она остановилась у двери, несколько раз глубоко вздохнула, унимая разогнавшееся от быстрого шага и волнения сердце. Поправила скромный наряд, прислушиваясь к голосам из конференц-зала.
– Вот уж не ожидал, что вы, Юлиана, способны дважды наступить на те же грабли! – шумел Воропаев, – Андрей насвистел про гениальную новую коллекцию?
– Андрей не из тех, кто топчется по сельскохозяйственному инвентарю, – парировала Виноградова. – Поэтому я здесь!
– Блажен, кто верует...
– Знаете, Александр, поберегите свое красноречие, – даже в голосе этой женщины ощущалась уверенная сила, то и дело проскальзывали жесткие нотки. – Я уже приняла решение.
Александр благоразумно замолчал.
– Прошу: прощения, – вмешался в разговор Андрей. – Наша встреча – деловой экспромт, поэтому мне пришлось держаться на плановом мероприятии...
– А с кем же, если не секрет, ты встречался по плану? – ехидно уточнил Воропаев.
Подозрительный Александр, еще когда приближался к зданию, заприметил у входа колоритную группу и пару незнакомых дорогих автомобилей. Полюбопытствовал было, кто такие, – но его не удостоили ответом. Серьезный повод затревожиться!
– Хочу заключить договор с новым страховым агентством, – вдохновенно соврал Андрей. – Более надежным.
– Так это страховщики! Тогда понятно, почему они вели себя так по-хозяйски...
У Павла Олеговича отлегло от сердца. Работа с надежной страховой компанией – фундамент бизнеса. Хорошо, что Андрей к любому делу подходит так основательно – может, из мальчишки еще выйдет толк? Вот он сам: продолжал бы работать по старинке – исключительно в силу привычки и в ущерб настоящей эффективности.
– Интересно, а от разорения они страхуют? – съязвил Александр. – Президент-авантюрист – это страховой случай?!
– Саша, ну что это за ребячество? – осадила Воропаева Маргарита.
– Довольно, Александр! – решительно поддержат супругу Павел Олегович. – Надеюсь, ты настоял на этой встрече не для того, чтобы развлекать нас клоунадой?
Катя почувствовала, что сейчас самое время принять удар на себя, и решительно толкнула дверь. Андрей обернулся и с особым ударением уточнил:
– Ну, что там страховщики?
Она понимающе улыбнулась – гости в цехе. Осматриваются, изучают, оценивают. Производственные мощности произвели самое благоприятное впечатление. Жданов слегка поклонился собравшимся – словно принимая поздравления за успех: иначе и быть не могло! Разместился у края стола, оставив место председательствующего отцу, и, используя благоприятную атмосферу, предложил.
– Перейдем к делу. Всем вам интересно узнать о положении фирмы. После провала последней коллекции кое-кто потерял в нас веру. На данный момент ситуация еще далека от стабильной. Но наша команда работает. Хорошо или плохо – судите сами. Катерина подготовила краткий отчет....
Добросовестная сотрудница поправила очки и приступила к делу. Она, как всегда, была точна и корректна.
– Да, у компании есть проблемы. Но, главное, есть все условия, чтобы их преодолеть. Присутствующие могут ознакомиться с расчетами планируемых объемов производства и доходов от продаж новой коллекции.

ГЛАВА 4

Катя закончила экскурс по отчету, с гордо поднятой головой:
– Таким образом, – поддерживая прибыль от продаж будущей коллекции на запланированном уровне, мы возместим потери предыдущей и достигнем положительной динамики!
Собравшиеся почтительно перешептывалась, только Александр не сдержался:
– Лихо вы управляетесь с цифрами! Только не с потолка ли вы их берете?
Но Павел Олегович жестом остановил его. Достаточно – отчет вполне убедителен. В «Zimalettо» идет активная творческая работа и приносит впечатляющие плоды.
– Отсюда мораль, – Александр любил оставлять последнее слово за собой, такой уж у него характер! – Когда я сяду в президентское кресло, еще будет чем управлять!
– Кто тебе его освободит? – принял вызов Андрей.
– Прекратите немедленно! – Павел Жданов с силой хлопнул по столу крепкой жилистой ладонью. – Хотите спорить – немедленно удалитесь!
Но разгорающийся конфликт остановило явление Милко.
– Ох, ох, весь бомонд! – Негасимая звезда модного Олимпа умильно цокал языком и прижимал руки к груди. Увидев Юлиану, воскликнул: – И ты, красавица, здесь! Выглядишь великолепно! Скажи адресок косметолога!
– Тебе-то зачем? Молодой еще! – усмехнулась Виноградова.
– Что-то последнее время чувствую себя сильно постаревшим, – жеманно жаловался кутюрье.
– Когда последний раз дома ночевал, дружище? – лукаво подмигнула Виноградова.
– Скажи еще – не пить, не курить, мужчинами не интересоваться!
– И ко всему прочему сидеть на диете! – звонко рассмеялась Юлиана. – У вечной молодости всего один секрет – постоянная дисциплина!
За измученными массажами спинами светских персонажей Катя незаметно переговаривалась с Андреем, а потом выскользнула проводить проверяющего.
Дагаев все еще алчно разглядывал новое оборудование и размышлял о том, каким загадочным образом удалось разбогатеть такой неказистой молоденькой девчонке.
– Интересно, она замужем? Обручального кольца вроде нет...
Рулин пожал плечами:
– У них разве теперь разберешь? С виду они все не окольцованные. А потом узнаешь, что дома семеро по лавкам.
Филин вздохнул. Недопустимая оплошность – перепутать состоятельную даму с серой мышкой! Девчонка ведь с виду такая жалкая, что хочется материально помочь. Или хотя бы накормить! А на деле выходит – новая русская! Не просто новая, а сверхновая. Раньше «новые» богатством кичились, а теперь, выходит, наоборот, маскируются – второе пришествие подпольных миллионеров намечается!
– Посмотрели? – Катя тихонько подошла к визитерам сзади и здорово напугала погруженного в тяжкие думы о людской психологии Рулина. – Куда теперь?
– Можно на склад заглянуть? – почтительно пробасил Филин.
– Пойдемте.
– Скажите, Катерина Валерьевна, каково это – владеть таким внушительным бизнесом? – поинтересовался Дагаев, поддерживая Катю под локоток.
– Так ведь это всего лишь имущество, – увернулась от избытка опеки государственного мужа Катя. – Работать надо. Все это имущество еще поднимать, развивать. Огромная предстоит работа – вот что я чувствую... По крайней мере, сейчас...

Ждановы и их гости направились в демонстрационный зал – любоваться первыми моделями будущей коллекции. Девизом новой коллекции именитый кутюрье избрал фразу «Шик и роскошь».
Модели, как пестрые тропические пичуги, порхали по подиуму в костюмах из шелка и бархата. Другие парили на бесконечно высоких каблуках, словно экзотические бабочки, в женственных шифоновых платьях. Феерическими фонтанами сверкали в свете софитов стразы и перламутр, бисер, невиданных цветов боа и перья...
– Вы же понимаете, это – наброски, – кокетливо скромничал маэстро. – Милко еще должен придать блеск всему этому... – Поздравляю, дорогой, – завороженная совершенной смесью роскоши и мастерства, Маргарита Рудольфовна обняла маэстро. – Коллекция великолепна!
– Милко, ты, как всегда, на высоте! – сдержанно пожав ему руку, похвалил Павел Олегович.
Переполненный яркими эмоциями и впечатлениями день. Маргарита так растрогалась, что предложила заглянуть на производство – поздороваться с работницами. Павел кивнул. Он хотел окончательно убедиться, что дела идут хорошо.
– Надеюсь, оборудование еще не продано, – привычно съязвил Александр.

Катя и мнимые «страховщики» все еще бродили во складу.
Дагаев, сосредоточенно слушал восторженный рассказ Кати о новой коллекции и наскоро прикидывал объем продукции, находящейся в складах. Выходило весьма прилично! Катя издалека заприметила старших Ждановых и осторожно предложила пройти в финансовый отдел. Дагаев солидно согласился:
– Финансовый отдел – сердце компании!
И послушно последовал за трудолюбивой и скромной миллионершей – такой типаж ему встречался впервые. А он, уж поверьте, многих повидал...
Катя без приключений провела визитера мимо, производственных помещений, миновала мастерскую Милко и только в холле с облегчением вздохнула.
Но тут пасть лифта предательски открылась. После возгласа Дагаева: «Господин Жданов!» – Кате даже не требовалось смотреть в ту сторону! Андрей провожал старших партнеров...
– Хорошо, что вы здесь. Отойдем, мы должны договориться по поводу описи имущества и так далее...
Андрей схватил чиновника под руку и оттащил подальше от родительских ушей – порываться спрятать солидного размера дядьку от их глаз и думать нечего! Павел и Александр настороженно переглянулись. Как он сказал? Опись?
– Это представитель страховой компании, – предприняла отвлекающий маневр Катя. – Дело в том, что мы пытаемся застраховать все в комплексе. Даже готовую продукцию…
– Понятно, – кивнул Жданов-старший. – А я было испугался. Знаете, такая старая советская привычка. Раз опись, значит, жди беды. «К нам едет ревизор!»
Казалось, инцидент исчерпан. Но подозрительный Александр обернулся к юристам.
– Может и мне визиточку оставите? Раз «Zimalettо» из всех компаний выбрала именно вас...
Филин и Рулин выжидательно воззрились на Катерину. Ну, и что им сказать?
– Александр Юрьевич, – с громоздкой официальностью, обратилась Катя к Воропаеву, – это независимые эксперты. Они следят за соблюдением наших интересов. Если мы договоримся со страховой фирмой, я сообщу вам ее реквизиты.
– Не забудьте, – строго предупредил Александр.
– Ну ладно, не будем вам мешать, – родители распрощались с Андреем и любимой фирмой – ее будущее в надежных руках.
Неугомонный Малиновский сделал прощальный жест и игроком монтировал:
– Джеймс Бонд снял со смокинга невидимую пылинку. Ему опять удалось пройти по лезвию бритвы....
– Я думал – это конец, – признался Андрей.
– Андрей Павлович, как вы? – забеспокоилась Катерина.
– Нормально, – он натянуто улыбнулся и протянул ей стопку документов, полученных от Дагаева.
Катя замерла:
– Мне? Зачем?
– «Zimalettо» официально принадлежит вам! Мы все теперь в ваших руках!

Андрей и Роман расслабленно потягивали кофе в кабинете Жданова. Безумный день позади – даже не верится!
Из секретарской каморки доносилась сбивчивая телефонная скороговорка Катерины:
– Коля! Наконец-то! Да, они были. Да, бюрократ этот все осмотрел. Подписали документы, они уже уехали...
Роман наклонился к Андрею и озабоченно зашептал:
– Ты считаешь, это нормально, что она рассказывает своему дружку о наших делах?
– Успокойся: Катерина – надежный человек! Лишнего не скажет...
От усталости и напряжения, скопившихся за день, он услышал собственный голос словно со стороны и был потрясен! Откуда у него такая уверенность, что Катя абсолютно надежна? Фактически – он ведь едва знает свою помощницу...
– Кто такой этот ее Коля? – накалял обстановку Малиновский. – Может, он замышляет уничтожить нас ее руками? Да, она милая, наивная, честная. А такими легко манипулировать.
Андрей задумался, перебирая в памяти Катины слова и поступки, и возразил:
– Она не так наивна, как кажется.
– Тем более, – настаивал Роман. – Откуда нам знать, что у нее на уме? Может, она специально усыпляла нашу бдительность? Надо бы тебе познакомиться с девушкой поближе. Поговорить по душам. Проявить интерес, так сказать...
Жданов криво усмехнулся и довел логический ряд до абсурда:
– Может, еще и приударить?
Чудесный сюжет! Литература и кино давно и успешно его эксплуатируют. «Приударить» за собственной помощницей! Если бы она еще не была при этом такой вот... Катей... Но Роман оставался непреклонен:
– Сейчас все наше будущее зависит от Пушкаревой!
– ...Андрей Павлович, это счета по завтрашней презентации...
Оба вздрогнули: они совсем забыли, что Катя рядом – за тонкой гипсокартонной перегородкой! Андрей замялся, но поймал подбадривающий взгляд Малиновского и рискнул:
– Катя, я поговорить с вами хотел. Да вы сядьте. Скажите, кто такой этот Коля?
– Мой друг. Лучший друг, – Катерина покорно присела на гостевой диван.
– А разве я просил вас рассказывать ему о наших делах?
– В-принципе, все, что происходит в «Zimalettо», коммерческая тайна, – вмешался в разговор нетерпеливый Малиновский. – А уж то, что затеяли мы трое...
– Я вам сейчас все объясню, растерянно пролепетала Катя.
– Что вы объясните? – Жданов и сам умеет быть строгим, а сейчас его и вовсе, что называется, несло: – Что по дурацкой женской привычке не можете держать язык за зубами?
– Все совсем не так, – отбивалась Пушкарева. – Коля – не просто друг. Он мой партнер. Да, он в курсе всего, потому что «Ника-мода» создавалась при его участим! Это он играл на бирже... Без него у меня ничего бы не получилось!
– Все равно смахивает на шпионское проникновение, – заметил Роман.
– Коля не шпион! У него золотая голова, и он очень надежный!
– Почему же вы до сих пор не рассказывали нам о нем? – Жданова сверлило мерзкое чувство, очень похожее на самую обычную... ревность!
– Ждала подходящего момента, – Ката терпеливо сносила унизительный допрос: ей нечего скрывать от Андрея! – Андрей Павлович, вы напрасно переживаете. Мы вас не подведем. Поверьте.
Катя расхваливала Зорькина как финансиста и человека. Очень надежного человека и весьма компетентного финансиста. Пока не иссяк поток красноречия. Но наградой ей были только по-прежнему унылые и недоверчивые лица. Она замолчала и поднялась.
– Ладно, идите, – смилостивился Жданов и почти по-отечески предупредил: – Только, пожалуйста, больше никогда ничего от меня не скрывайте. Обещаете?
Катерина кивнула, – она всегда соглашалась со Ждановым, – с трудом скрывая грусть и разочарование. Обожаемый шеф предположил, что она способна его обмануть! Как она еще может доказать, что заслуживает доверия? Да и стоит ли доказывать... Раньше Андрей никогда не спрашивал ни о ее знакомых, ни о друзьях или планах... Может быть, это хороший знак? Катя вышла, чтобы все обдумать в одиночестве.
– Ну, что скажете, Холмс? – Андрей шутливо ткнул Романа пальцем.
– Элементарно, Ватсон! Мы под колпаком. Придется верить на слово. Иначе потеряем компанию.
«Еще чуть-чуть, и он совсем перестанет доверять мне! – Катины мысли снова и снова бежали по грустному, безысходному кругу. – Зачем ему помощник, который все время что-то скрывает? Иногда кажется, вот приду утром, а меня уже уволили! А что? Вполне реально. Найдет любого другого, перепишет на него «Ника-моду» и все... Я его больше никогда не увижу! Я его потеряю... Андрея… Андрея Павловича! И Кира Юрьевна такое решение одобрит! Ей-то я точно не нравлюсь... Можно подумать, что я другим нравлюсь...»

ГЛАВА 5

Наступил долгожданный день показа новой коллекции. Жданов нервничал с самого утра. Успел поругаться с Милко, едва вошел, а когда двери лифта распахнулись и из них выскочила запыхавшаяся Катерина, на ходу стаскивая бесформенную беретку, новая порция гнева выплеснулась прямо на нее. Напрасно она попыталась незаметно проскользнуть в офис – Андрей был начеку.
– Катя! Катерина! Посмотрите, сколько времени?! – с ходу заорал он.
– Андрей Павлович, я застряла в пробке, – оправдывалась Катя и побежала в спасительную каморку.
Жданов преследовал невезучую опоздавшую неотступно, как коршун.
– Какие пробки?! – рычал он. – Сегодня показ – вы должны были выйти за час, за два, за пять! Вы должны были ночевать на рабочем месте!
Подоспевшая Кира с откровенным удовольствием наблюдала безобразную сцену.
Катя натолкнулась на смеющиеся глаза невесты шефа и тут же ощутила, как внутри расправилась, наполнив ее силой, незнакомая стальная пружина. Девушка остановилась, резко развернулась, спокойно и холодно посмотрела в лицо Андрею и отчеканила:
– Андрей Павлович, я уже ночевала на рабочем месте. Воропаева заинтересованно расположилась в кресле – спектакль театра драмы, да и только! Придется досмотреть до конца.
Жданов превратился в мраморное изваяние: побелел и замер.
Как же он забыл? Не так уж и давно, когда Кира была в отъезде, он развлекался с Валерией Изотовой прямо в рабочем кабинете! А потом уехал вместе с подругой, а Катю по недосмотру запер в офисе. А утром, не разобравшись, в чем дело, еще и отругал. Если сейчас Катя все расскажет, тщательно оберегаемые отношения с невестой рухнут, как карточный домик в ураган...
– Я ночевала на работе, когда у нас были авралы, – обиженно напомнила Катерина. – Но сегодня все документы в порядке, отчеты на месте... Андрей Павлович, я опоздала первый раз в жизни! И все-таки пришла раньше вашего секретаря... – Катя показала на огромный и совершенно пустой стол секретарши.
Драму испортил дешевый финал! Кира была разочарована и собралась уходить. Но Андрей с привычной резкостью остановил невесту:
– Где Вика?!
– А почему ты меня об этом спрашиваешь? Это твоя секретарша!
– Моей секретаршей она стала исключительно благодаря тебе! – взревел Жданов: пусть Кира помнит, что в жизни существует не только любовь, но еще и ответственность!
– И ты мне еще должен спасибо сказать, – Воропаева тоже умела быть жесткой и агрессивной. – Да, Вика опаздывает, зато хорошо работает. А Пушкарева работает плохо!
– Катя? Плохо? – Андрей недоуменно оглянулся на двери в пристанище верной помощницы.
Даже после ссоры он ощущал, как прочная незримая нить тянет его к помощнице. С каждым днем он открывал все новые и новые стороны в этой удивительной девушке! Нет – теперь ради Кати он готов спорить даже с собственной вздорной невестой!
– Я просила подготовить оплату услуг ресторана. Наличными! – бушевала Кира. – А что она сделала? Оформила оплату по безналу!
– Предупреждать надо! – не выдержал Жданов. – Катя не маг, читать-мысли не умеет! Зато с документами справляется...
Разъяренная Кира бросилась в каморку. Пора расставить все точки над «i». У Киры столько же прав давать указания помощнице президента фирмы, как у других!
– Почему ты оформила оплату ресторана по безналу?
– Вы не уточнили, – неловко оправдывалась Катя, – я подумала...
– Думать здесь есть кому! А ты должна бумажки оформлять правильно! – зашипела Кира. – И спрашивать, если что-то непонятно! Язык не отсохнет!..
– Я сейчас все исправлю, – тихо пообещала Катерина и, опустив голову, поплелась в бухгалтерию.
Из Катином столе жалобно зазвонил позабытый телефон. Кира испепелила будущего супруга взглядом. Плоская яркая коробочка телефона продолжала издавать пронзительные звуки.
Заглянувшая в кабинет с контрактами на подпись Татьяна-«Пончик», пытаясь уберечь покой шефа, на цыпочках прокралась в Катину комнатушку и схватила трубку неугомонного телефона.
– «Zimalettо», добрый день. А Кати нет. Она вышла, что-нибудь передать? А кто звонит? – и вернулась в кабинет с загадочной улыбкой.
В это время в комнате появилась Катерина. Она положила перед Андреем расходный ордер и попросила:
– Андрей Павлович, подпишите, пожалуйста. Для Киры Юрьевны...
Жданов размашисто расписался. В это время Татьяна драматическим громким шепотом сообщила:
– Кать, тебе только что любимый звонил... ...
Катя оторопело уставилась на подругу:
– Кто?
– У тебя их так много? – лукаво усмехнулась приятельница. – Коленька твой, вот кто! Николай Зорькин!
Андрей обмер.
– А... Да, спасибо. Я ему перезвоню, – нарочито небрежно пробормотала Катерина, забирая подписанный бланк. – Все в порядке, спасибо, Андрей Павлович!
На пороге, сияя, появился Малиновский! Впрочем, нет – это он новый костюмчик от Милко накинул. Патриот компании! Но даже прилагавшийся к костюму ненавистный строгий галстук не смог удавить в Романе чувство юмора.
– Привет работникам легкой промышленности! Что ты такой кислый?
– Катя влюблена, – безжизненным голосом проговорил Жданов.
– Я тебе давно говорю – у нее на лбу написано: люблю Жданова, тэ-че-ка!
– Не до шуток, Рома! Потому что речь не обо мне, – хмуро ответил Андрей.
– Ну, я за нее рад. А ты что, ревнуешь? – типу вроде Ромы неведомы душевные терзания.
Андрей косо ухмыльнулся и огорошил циничного партнера:
– Сказать, как его зовут?
– Квазимодо?
– Николай Зорькин.
Лицо Романа отразило переизбыток умственной, деятельности и даже приобрело выражение, среди посторонних людей способное сойти за озабоченность.
– Тот самый Зорькин? «Ника-моды»?
Малиновский не из тех людей, которые долго размышляют, он человек действия. Вот и сейчас, схватив со стола лист бумаги, написал «Катя + Николай». Посмотрел на творение, осознал его несовершенство, мгновенно перевернул листок; написал иначе: «Николай + Катя».
– Николай плюс Катя равняется «Ника-мода», – сообщил он Жданову. – Н-да... Можно было раньше догадаться!
– Катя говорила, что это в честь богини победы, – тешил себя последней надеждой Андрей. – Главное, почему она скрывала? Семейный бизнес, завести решила?
– Поэтому и не говорила – ждала, пока все активы на нее перепишут, – горячился потрясенный внезапным открытием Роман. – Я говорил, о ней надо все разузнать! Все! А ты – «доверяю»! Доверяй – но проверяй! Еще Горбачев американцам говорил!
Жданов подавленно молчал. Он знал о ней ровно столько, сколько пишут в стандартном резюме! Возраст, образование, иностранные языки, профессиональные навыки... а любовь? Разве она могла в кого-то влюбиться? Ну... Он не в счет, конечно, – он только начальник... Но все равно было горько узнать, что у Кати есть нечто только свое, помимо работы: личный мирок, надежно укрытый даже от ока начальника.
Андрей принялся нервно расхаживать по кабинету. Что же он наделал?! Ведь он сам настоял, чтобы фирма формально принадлежала Кате! Но Зорькин-то тут при чем? Обзавелся невестой с приданым! Теперь вся его, Андрея, жизнь зависит от этого тщедушного женишка! Хотя почему непременно тщедушного? Он сам этого полумифического Зорькина никогда не видел!
– Думаю, нам стоит напроситься к ним на свадьбу, – ерничал Малиновский.
– Кончай острить!
– Спокойно. Мы доверяем Кате, аона доверяет Николаю. Значит, мы можем доверять Николаю. Логично? – Малиновский не терял присутствия духа. И всегда мог подвести логические основы под будущее счастье.
– Нет, не логично! – Андрею было не до занятии логикой. – С какой стати я должен доверять какому-то Зорькину свои деньги?
Он мгновенно изорвал в клочья лист с Ромиными каракулями, потому что не смог испепелить их взглядом! Его разящий поток гнева излился на вбежавшую в кабинет Киру, Роман прикрыл один глаз и представил, что стал прозрачным вместе с костюмом. Что тут такого? Пусть все видят – его нет в этом помещении!
– Твоя Пушкарева до сих пор ничего не оформила, – вспылила Кира.
Андрей собрал волю в кулак – он больше не позволит женскому роду собой манипулировать! Ни невесте, ни подружке, ни уж тем более секретарше... И осекся. С Пушкаревой теперь надо дружить, а не скандалить по пустякам! Он повернулся в сторону каморки и нарочито громко позвал: «Катя! Катерина! Катя!»
– Что ты так кричишь? – уставилась на него Кира. – Она еше и глухая?
– Не знаю, не замечал, – пожал плечами Андрей.
Малиновский едва не обнаружил свое присутствие, тихо фыркнув.
Дверь каморки отворилась, и из нее осторожно вышла Катя. Увидела Киру, снова скрылась и снова появилась в кабинете с ордером, в одной руке и конвертом с деньгами – в другой. Кира протянула руку за конвертом, но Катерина сунула ей квитанцию. За деньги надо было расписаться.
– Это подтверждение, – объяснила Катя, – для кассы. О том, что деньги получены.
Воропаева круто развернулась к Жданову:
– Мне здесь больше не доверяют?
– Кира, – устало попросил Андрей, – это простая формальность.
Она вырвала ручку из Катиных рук, быстро подписала ордер, схватила деньги и с отчаянным видом бросила Жданову:
– Для тебя все – формальность! Твои обещания – тоже чистая формальность. Ты же столько раз мне обещал уволить эту Пушкареву? Как несоответствующую имиджу компании! Разве нет? В следующий раз я тоже буду брать с тебя расписки – может, тогда ты выполнишь хотя бы одно! В судебном порядке...
Воропаева гордо вскинула голову и хлопнула дверью.
– Катя принадлежит только мне! И не позволю указывать, что с ней делать! Никому! Даже Кире! – Жданов говорил твердо, но излишне громко.
В Катиной каморке его было прекрасно слышно. Секунду назад готовая разрыдаться девушка тихо улыбнулась и достала фотографию шефа из заветного ящика...
– Я не хочу, не буду увольнять Катю! – уже тише повторил Жданов.
– Это я понял. Ты Катю теперь уволить не можешь в принципе. Даже если и правда захочешь. Точнее, можешь, конечно, – но только вместе со всем своим имуществом и компанией! Может, тебе проще уволить Киру? С должности невесты?
Андрей сник. Он не представлял, что его ждет сегодня на презентации. И сделал то, на что обычно шел редко. Во всяком, случае, в такой ранний час. Вытащил из стола бутылку виски и стакан, сосредоточенно отмерил изрядную порцию и проглотил одним махом. Рома скептическим взглядом проводил янтарную жидкость:
– Спиваемся?
– Присоединяйся! – Алкоголь наполнил Жданова теплом и умиротворением. Он извлек из ящика второй стакан и протянул Малиновскому.
– День сегодня тяжелый. Кира, Милко... Теперь еще этот жених. Будь он неладен!
– Ну да. Нет повода, чтобы не выпить! – согласился Рома и уверенно добавил: – Жданов, ты не просто злишься, ты ревнуешь! Докатился! Ты что, на самом деле неровно дышишь к своей... Этой вот... Помощнице?
– Ромео, при чем здесь ревность, любовь и прочая чепуха? – отмахнулся Андрей. – Забыл, как она выглядит?
– Мы живем в глобальном мире! Слышал про полит-корректность? Сейчас любой и каждый имеет право на личную жизнь, – провозгласил Роман с видом телевизионного комментатора. – Даже за именем Николай Зорькин может скрываться отличный парень!
– А вот это мы скоро выясним! – решительно произнес Жданов.
Если бы Катя могла прочитать мысли Жданова, она была бы потрясена. Андрей и сам удивлялся нахлынувшим вдруг чувствам. То, что с ним сейчас происходило, циничный тип вроде Ромки назвал бы синдромом «собаки на сене». «Я потому люблю, что я ревную, и потому ревную, что люблю» ... – всплыли сами собой в памяти горячие сроки.
Ну вот – он уже стихи читает! Налицо все признаки самой простой, примитивной, многократно описанной в стихах, прозе и медицинских заключениях влюбленности! Конечно, судьба компании очень беспокоила его. Но что такое деньги по сравнению с тем, что женщина, которую он считал целиком и безраздельно принадлежащей, ему, «его Катерина», предпочла другого?
Катя снова заглянула в кабинет шефа и виновато протянула ему свежий факс:
– Андрей Павлович, истекает срок выплаты по кредиту в «Ллойд-банке»...
Жданов поднял на нее утомленный взгляд. Ну, когда же закончится эта пытка? Где брать деньги? Хорошо, что преданная Катя научилась понимать его без слов:
– Придется пустить на погашение кредита первые поступления от продажи новой коллекции...
– Угу... – Жданов злился на себя – за глупую беспомощность, отсутствие деловой хватки и азарта, всегда отличавших его отца. Наверное, такие вещи не передать по наследству! Злился на Катю – не в пример ему рациональную и ответственную. – Зачем вы приходили? Раз вы и без меня все прекрасно знаете!
Катерина растерялась – она должна была уведомить его, он же президент...
– Катя... Давно хотел вас спросить... Вы замуж не собираетесь?
Жданов, чувствовал себя глупо – он не собирался, задавать такого вопроса Кате. С учетом ее внешности такой вопрос еще вчера показался бы просто изощренным издевательством! Но – слова сорвались сами, и ему снова придется извиняться или скандалить – в зависимости от ответа девушки.
– Сегодня точно нет. Точнее, вообще нет, – пролепетала Катя и заметно смутилась: – Ой, что я говорю… Нет. А почему вы спросили?
– Просто я подумал, что раз у вас есть бойфренд, – Андрей сделал ударение на последнем слове, – то логично было бы предположить...
– У меня нет бойфренда...
– А Николай? Николай Зорькин? – допытывался Андрей.
– Он не мой бойфренд, – покачала головой Катерина. – Он вообще не бойфренд – по характеру. Я же вам уже говорила. Мы просто учились вместе.
– То есть слухи о вашей свадьбе сильно преувеличена. – Жданову стало легче.
– Очень сильно, – согласилась Катя и зачем-то добавила: – Ничего такого нет...
– Ну и ладно! Спасибо за информацию... по кредитам! Можете идти!
Катерина медленно побрела в приемную: «Как он мог подумать, что я кого-то люблю? Не его, а кого-то другого? Смешной!» – по ее губам пробежала тихая улыбка.
Как только за Катериной закрылась дверь, Андрей отбросил бумаги в сторону, обхватил голову руками и бессмысленно разглядывал крошечные трещинки в кожаной обшивке стола. У Кати нет никакого жениха! Как мало нужно человеку, чтобы чувствовать себя живым! Не просто живым, а еще и счастливым...
Счастливый человек не способен долго оставаться в одиночестве, он хочет наполнить весь мир собственной радостью, как солнечным светом! Ликующий Жданов устремился в кабинет Романа.
– Стучаться надо, – ворчал Малиновский, не отрываясь от компьютера.
– Ромео, у нее никого кет! – торжественно объявил Андрей.
– У кого никого нет? – Роман не спешил выныривать из виртуальной реальности и упорно смотрел в монитор. – Что ж ты раньше молчал? Презентация через пять часов. Я уже никому ничего достать не успею...
– У Кати нет бойфренда! Она не собирается замуж! – втолковывай Жданов и почти парил от счастья.
Роман, вынужденный выбраться в реальный мир, в отместку «заземлил» одухотворенного партнера:
– А Зорькин?
– Он – просто друг, – объяснил Жданов и торопливо начал его убеждать, что Катя – чистая и невинная душа и она преданна исключительно ему и компании.
– Это она тебе сама сказала? – поинтересовался опытный Малиновский.
– Только про Зорькина – остальные выводы я взял на себя.
– Смело! А тебе не кажется, что Катя могла... слукавить? Зачем ей рассказывать тебе о своей личной жизни?
Счастливая улыбка медленно сползла с лица Жданова. Радужное настроение сдувалось, как яркий воздушный шар после презентации. Катя его обманула?! Чтобы она – его Катя – могла быть такой скрытной, двуличной? С ним?
– Думаешь, она врет? – Андрей очень хотел услышать отрицательный ответ...
– Ну почему сразу «врет»? – с деланным безразличием, заметил Малиновский и предложил: – Попробуем информацию о Зорькине уточнить у «Женсовета». Все, уже убегаю... Ехать пора. Встретимся на показе!
Президент озадаченно смотрел вслед коллеге. Идея с «Женсоветом» совсем даже неплоха! Надо при случае окончательно прояснить вопрос с этим легендарным Зорькиным!
И случай не заставил себя ждать! Едва Жданов возвратился в свой кабинет, как к нему заглянула Татьяна. Ей срочно понадобились контракты для моделей.
– Что? Ах, контракты. Сейчас найду... Ты проходи, – Андрей призвал все свои актерские способности и с озабоченным видом принялся рыться в бумагах, делая вид, что никак не может найти нужные документы, приговаривая: – Татьяна... Я хотел поговорить... Спросить... До меня дошел слушок, у нашей Кати, – он выразительно скосил глаза на дверь каморки, и Таня, привлеченная необычным поведением шефа, приблизилась к столу, – есть бойфренд. А я и не знал. Вроде работаем вместе... А вот как получается – не в курсе... Что это за Николай Зорькин?
– Ой, да я и не знаю о нем почти ничего! – с готовностью затараторила Татьяна. – И не видела никогда. Катя – она такая... Скрытная.
– Катя, – скрытная... – опасения Романа подтверждались самым решительным образом. – И что о нем совсем ничего не известно? Да вы садитесь! Может, кофе?
Таня с изумлением поглядывала на шефа, но послушно устроилась в кресле:
– Я знаю только, что они официально не помолвлены... Неисправимая болтушка Татьяна начала излагать обстоятельства:
– По всем признакам Катя по уши влюблена в этого Зорькина. А он – неизвестно. Но Амура ей нагадала, что он мужчина, который изменит всю ее жизнь... И все у них будет хорошо... Ой, напрасной вам все это рассказываю! – опомнилась Татьяна. – Знаете, как она сегодня меня ругала за то, что я при вас про звонок от Николая сказала?!
– Да не переживайте, Танечка, это же между нами! У нас ведь тоже могут быть маленькие секреты, – успокоил сотрудницу Жданов. – Чем больше я буду знать о Кате, тем легче мне будет с ней общаться! И ей от этого будет только лучше! Ну?
– Сами будете потом меня болтушкой считать. И Катя обидится, если узнает...
– Таня! Танечка... – Андрей обаятельно улыбнулся: хороший бизнесмен – всегда хороший артист, навряд ли папа Павел, обучая сына основам бизнеса, думал, что Андрей станет расходовать талант на выяснение амурных дел девчонок-секретарей! И продолжал улещивать Татьяну, подливая кофе. – Все-таки сколько уж вместе работаем! Да вы не сомневайтесь! Я ведь – могила!

0

4

ГЛАВА 6

– Ну хорошо – растаяла Татьяна. – Все началось с того, что Амура согласилась всем погадать! Даже Кате...
Из Таниного длинного и эмоционального, как телевизионный сериал, повествования Жданов выяснил, что Катя знакома с Николаем уже давно. Они вместе учились, и уже тогда Зорькин пользовался огромным успехом у женщин. Он безупречно красив и чертовски умен. Девушки на него просто гроздьями вешаются... «Это Катины слова», – уточнила Татьяна. Но сам совершенный Зорькин очень разборчив – любит только добрых и умных. Конечно, у него есть некоторые недостатки.
– Например, он среднего роста, – Таня тихонько хихикнула и подняла вытянутую ладошку куда-то к середине уха.
– Так ведь и Катя – миниатюрная девушка, – обреченно вздохнул Жданов и слушал дальше.
– Но зато Николай очень сильный и занимается спортом – у него такие мускулы! И машина впечатляющая. Нет, конечно, машина не главное – просто показатель, что вообще человек прилично зарабатывает: То в ресторан, то в клуб Катю приглашает...
Красивый, умный, сильный, богатый – собирательный образ идеального парня месяца! Конечно, если этот перечень добродетелей не венчает фамилия Малиновский... Но Зорькин – тоже малоподходящее наименование для Мистера Совершенство!
– А еще Амура нагадала. Кате грандиозные перемены в жизни! – продолжала Татьяна. Ее уже не надо было подгонять и подбадривать.
Итак...
Мудрая Амура снова разложила карты. Теперь она предрекла Катерине, что в работе скоро возникнут большие трудности, но она с ними справится. И благодаря этому ее личная жизнь наладится. Катя очень обрадовалась и рассказала, что Николай открыл свою фирму, а она ему помотает. Значит, Амура была права: если дела у Зорькина пойдут хорошо, то и у Кати в личной жизни все наладится. А раз карты так говорят, может, у них с Зорькиным все-таки сложится... Ведь Катя такая хорошая.
– Да-да, хорошая... – задумчиво кивнул Андрей и спросил: – Скажите, Танечка, а почему вы все верите... предсказаниям Амуры?
– Так они же сбываются! – простодушно ответила Татьяна. – Она, например, предсказала, что вас президентом выберут... Так что... Хотя... Нет, не всегда... Она как-то сказала, что у нашей компании будут серьезные проблемы... А у нас их нет!
Жданов наконец отпустил болтушку и нервно вышагивал по кабинету – от стола к окну и обратно. Он не мог выдержать этого в одиночестве! Выхватил мобильник и заорал:
– Рома! Быстро приезжай ко мне! Ты мне нужен. Срочно!
– А что случилось-то? Милко выкрали террористы и требуют выкуп?
– Я кое-что узнал о Кате и ее сердечном друге!
– Опять? – чужие интимные тайны наскучили Роме. – Да ты успокоишься или нет? Катя тебе сказала, что они друзья. У тебя навязчивая идея: может, ты еще частного детектива наймешь?
– Отличное предложение. Рома! Катя действительно влюблена в этого Зорькина!
– Поздравляю ее, Зорькина и тебя заодно. Ну и что из того?
– А то, что этот плейбой не обращает на все никакого внимания!
– Так он не одинок в этом! – беспечно ответил Роман. – Тебя удивляет? Может, он уже привык и перестал ее пугаться...
– Роман, очнись! – Андрей перешел на менторский тон. – Сейчас в руках у Кати огромные деньги! А еще у нее есть мужчина, в которого она влюблена без взаимности. Если сейчас этот Коля обратит на нее внимание, ее мечты сбудутся! И нам – конец!

– Еще льда, месье? – поинтересовался Роман. Одной рукой он держал бутылку виски, другой – щипчики для льда.
– Лучше еще виски! – попросил Андрей.
Друзей хорошо знали в баре отеля, где вечером планировался показ новой коллекции:, и не терзали навязчивым сервисом.
Роман давно не видел друга таким взвинченным. Увы, источником его нервозного состояния служило вовсе не грядущее шоу! А призрачное, личное счастье малопривлекательной барышни.
– Что ж такого сказала. Татьяна, что ты так расклеился?
– Теперь я знаю все! – трагически произнес Жданов. – Все о Николае Зорькине!
– Ох уж мне этот Зорькин, – вздохнул Малиновский. – Просто-таки Зорро!
– Ты понимаешь, он не жених Кати, – заунывно, завел Андрей. – Этот Зорькин – ее платоническая и безответная любовь!
Роман закатил глаза.
– Но кто это сказал?
– Катя призналась подругам, – сообщил Жданов. – Зорькин к ней ничего, кроме дружбы, не испытывает. Сейчас! Но карты говорят, что Катя изменит его жизнь, а он – ее... И очень скоро!
– Андрей, ты веришь в гадания? Может, тебе к врачу сходить? Или к этому... К психоаналитику?
– А как же совпадения? У Кати меняется жизнь с началом нашего проекта, и она сразу меняет жизнь этого Зорькина – берет его работать в «Ника-моду»...
– Подожди, ты хочешь сказать, что она сделала это для того, чтобы он оценил ее?
– Да! Она подключила его к работе с самого начала! – с жаром заговорил Андрей. – И тщательно это скрывала! Катя сказала мне неправду. Я уверен, она сразу ввела своего Зорькина в курс наших реальных дел, – Андрей на секунду перевел дух. – Катя сказала своим подругам, что деньги для Николая не имеют значения. Но дело не в этом, а в том, что она привлекла его к важному делу! Их общему делу! Бизнес – это главное для любого мужчины, Катя умная, она все понимает! И решила так его завлечь. А если взять в расчет сумму, которой она будет обладать при поглощении «Zimalettо», то за такие деньги любой быстренько влюбится. Даже в Катю! Но самое ужасное, что Кате нагадали, будто все ее желания и мечты сбудутся! Еще бы – ей только что отдали целую компанию и огромные деньги! И любовь всей жизни теперь работает с ней плечом к плечу, вернее, на нее. Когда Зорькин познакомился с Катей, она была бедна. Но сейчас наш гадкий утеночек – потенциальная миллионерша. Возможно, завтра он решит настроить ее против какого-то захудалого Жданова... А ты прекрасно знаешь, на что способна влюбленная женщина!
– Бери выше, – посетовал Роман, – влюбленная дурнушка.
– И что нам теперь делать?
– А я тебе отвечу. – У Малиновского есть рецепты на все случаи жизни! Причем все они написаны под копирку и рекомендуют флирт или секс – в прямой зависимости от тяжести проблемы! Вот и сейчас Рома остался верен этому «золотому» правилу: – Тебе, Андрюша, нужно отвлечь Катю от этого проходимца Зорькина. Вот нашелся альфонс на нашу голову!
– Чем, пирожными с мороженым? – Жданову было не до шуток.
– Ну, мы же взрослые люди! – мягко укорил его Малиновский. – Ты должен влюбить Катю в себя!
– Что??? – взвыл Жданов. – Шутишь?
– Я серьезен, как... – Рома оглядел бар, подыскивая предмет, достойный быть образчиком серьезности. – О! Как кассовый аппарат! Влюбленная женщина готова ради мужчины на все. Тебе всего-навсего надо добиться, чтобы она думала о тебе одном... Ну что, мне тебя за девушками ухаживать поучить?
– Так, закрыли тему. – Андрей, махнул рукой. – Даже думать об этом, не хочу!
Пушкарева и ОН?! Абсурд! Такое даже во сне не приснится!

– Добрый вечер, господа! Я рад, приветствовать вас от имени «Zimalettо» и от себя лично! Признаюсь, рождение этой коллекции было трудным. Но ребенок появился на свет, и вы, истинные ценители моды, увидите его первыми. – Андрей улыбнулся гостям и поклонился. – Я благодарю вас и уступаю подиум его истинной владычице – Ее Величеству моде!
Он спрыгнул с подиума под грохот аплодисментов и первые такты музыки, сразу нашел глазами Киру. Она стояла посреди запа, с дежурной улыбкой развлекая потенциальных клиентов. У Андрея защемило сердце: какое измученное у Киры лицо! А вот и Юлиана – главный организатор шоу, держится молодцом! Но тоже усталая... Как много сделали для него, эти женщины! Надо было скорее поблагодарить их за это великолепное действо! Жданов начал осторожно пробираться сквозь пеструю толпу гостей, опасаясь опрокинуть чей-нибудь бокал на вечерний туалет.
Сейчас проблемы «Zimalettо» скрывались в глубокой тени. В свете софитов безраздельно царствовал Милко – создатель блестящей новой коллекции. Вызывающая роскошь, экзотические меха и эксклюзивные аксессуары безраздельно завладели сердцами и кошельками давних и новых клиентов. Раньше, чем успели сойти с подиума в уютные залы модных бутиков.
– Успокойся, процесс идет как по нотам. – Роман одобрительно хлопнул Жданова по плечу. – Посмотри на физиономию Александра!
Воропаев с недовольной фимасой и бокалом в руках перемещался по залу от одной возбужденной шумной группы гостей к другой.
– Вы долго будете шушукаться? – раздался за их спинами голос Киры.
– В гневе ты еще прекрасней, – улыбнулся Андрей.
– Спасибо, сын, – к ним присоединились Жданов-старший и Маргарита. – Это было... очень хорошо.
В отличие от всегда сдержанного Жданова, эмоциональная Маргарита не скупилась:
– Коллекция восхитительна! Это успех, мои дорогие! – От избытка восторга она взмахнула руками и расцеловала Романа, Киру и Андрея.
Сияющая Юлиана подвела к ним преуспевающего коммерсанта Ганса Крамера.
– Поздравляю вас, это было впечатляюще!
– Поздравлять надо не меня, – – Павел Олегович указал на сына.
– Андрей, все мои комплименты не выразят моего восхищения, – господин Крамер говорил по-русски с изрядным акцентом и использовал полузабытые на родине великого языка книжные обороты и устаревшие слова. – Пообедаем завтра вместе? У меня есть конкретное предложение... Пришло время познакомить Европу с компанией «Zimalettо».
– С удовольствием! Если вас перестало смущать качество продукции...
Маргарита быстро разгладила на рукаве сына воображаемую складочку и тихо шепнула ему на ушко:
– Андрюша, не будь злопамятным. Это такой солидный клиент.
Андрей назначил деловую встречу.
– Что думаешь делать, Жданов? – поинтересовался Роман, наконец-то распрощавшись с последним из гостей.
Андрей пребывая в прекрасном расположении духа. Теперь, после безусловного успеха показа, жизнь снова улыбалась ему. Он опять стал самим собой. Сильным, удачливым, неуязвимым, преуспевающим бизнесменом, надежным другом, гордостью родителей, любимцем дам и элегантным женихом престижной невесты! Теперь все будет по-старому – он уверен, что Кира все так же испытывает к нему искреннюю и страстную любовь. Потому он удивленно вскинул брови и посмотрел на Ромку сверху вниз – младший партнер, он младший и есть!
– Ты о чем?
– Об одной ма-а-а-а-ленькой, неприятной детали, – Роман сложил пальцы щепоткой, словно удерживая крошку от пирожного, и поднес их к самым очкам Жданова. – Целый год компания будет в чужих руках. В руках некой Пушкаревой. Забыл?
– Но Катя никогда не давала повода усомниться в ее честности. Она преданный, порядочный человек... – Жданову нравилось ощущение успеха, и возвращаться к будничным проблемам ему не хотелось.
– До тех пор, пока какой-нибудь проходимец не вскружит ей голову!
– Думаешь, она позволит собой манипулировать? – с сомнением спросил Андрей.
– Я не знаю, – признался Рома. – И не хочу экспериментировать! Но если мы с тобой не хотим стать счастливыми дворниками, нам придется взять ситуацию под контроль и избавиться от этого Николая.
– Нельзя так рисковать будущим Кати. Может, это ее единственный шанс на семейное счастье! Я имею в виду – с такой внешностью...
– Во-первых, раз уж он приезжает за ней посреди ночи и ждет на улице – значит, даже в ней есть что-то привлекательное, – рассудил Роман. – А во-вторых, нашу Катю ждет бурная личная жизнь! Потому что место ее жениха займешь ты!
– Это уже не смешно, – Андрей начал впадать в привычное раздражение.
– Ты прав, – высокомерно согласился друг. – Это более чем серьезно. И это наш единственный шанс. Только влюбленная женщина может быть преданной!
– Но почему именно я?!
– Повторяю для особо одаренных, – продолжал втолковывать Роман. – Я сперва решил, что она без ума от тебя! Вспомни, как она на тебя смотрит, как слушает, как выполняет все твои поручения? В общем, действовать нужно немедленно. Соберись с силами, сочини пару доходчивых комплиментов – ну, мне ли тебя учить, Жданов? И помни – от твоего мастерства зависит все!
– Мое мастерство на таких, как Катя, не рассчитано... Я не смогу...

ГЛАВА 7

Утро после показа было хмурым, даже природа соглашалась с тем, что праздник не может длиться вечно. Катя привычно разбирала документы и снова думала о вчерашнем тяжелом разговоре с Андреем.
«Я сама во всем виновата! Только я одна! Надо было сразу рассказать Андрею о Коле. Как теперь доказать ему, что я никогда не подведу?! Он уже готов подумать, что я хочу присвоить его фирму. Но самое ужасное: он уверен, что Коля – это мой жених! А я... У меня нет сил признаться, что для меня существует только один мужчина в мире – и это ОН. Мое сердце с первого рабочего дня принадлежит только ему...» Она смахнула непрошеную слезинку, надела очки и деловито заглянула в кабинет Жданова.
– Андрей Павлович... Вы, пожалуйста, больше не волнуйтесь из-за «Ника-моды»... Я кое-что переоформила... Теперь право подписи документов «Ника-моды» осталось только у меня...
Роман и Андрей переглянулись. Малиновский взял стул, уселся на него верхом, поближе к другу, и довольно побарабанил пальцами по спинке: вот, их канцелярская барышня снова заботится о спокойствии шефа. Это хороший знак! Но стратегический успех надо закрепить. Единственный способ пережить смутное время – влюбить в себя Катю. Жданов тут не просто идеальный, а считай – единственный кандидат.
Андрей только неловко улыбался в ответ шустрому стратегу.
– Сейчас докажу экспериментальным путем! – Малиновский завопил так, что дорогостоящий коллаж из очень модной арт-галери едва не грохнулся на пол. – Катя!!! Можно вас на минутку?
– Слушаю, Роман Дмитриевич, – сухо отозвалась Катерина, открывая дверь.
Рома откинулся на спинку кресла и замер. На Катином лице отразилось нетерпение. Она вежливо ждала распоряжений, но весь ее вид говорил о том, что она торопится вернуться к работе. Оглядывалась на компьютер, теребила край пиджака, покачивалась, облокотившись о край дверя. Наконец, Малиновский деловито потер руки и потребовал список дилеров. Катя бесстрастно кивнула и со вздохом исчезла за дверью, вернулась с документом, молча положила его перед Романом и сразу ушла к себе.
Рома многозначительно посмотрел на друга – теперь твоя очередь. Жданов помялся, хмыкнул и негромко позвал Катерину. Рядом с его рабочим столом сразу появилась улыбающаяся Пушкарева. Преданный взгляд, счастливая улыбка, даже бледные щечки разрумянились!
– Я здесь, Андрей Павлович.
– Можно мне тоже копию списка?
Катя полетела исполнять просьбу как на крыльях.
– И банковский баланс, пожалуйста, – кинул вслед Андрей.
– Секунду! – донесся бодрый Катин голос.
Через мгновение она снова порхала у начальственного стола с кипой нужных бумаг. Быстро разложила их по порядку и, не дожидаясь благодарности, скрылась в каморке.
– Убедился? – Роман торжествовал. – Знаешь, что хорошо? Она так быстро бегает, что почти не успеваешь заметить, насколько девочка страшненькая!
Жданов умоляюще посмотрел на друга. Ну сколько можно шпынять Катю! Тем более девушка снова примчалась из каморки с кипой затребованных документов. И выглядела при этом совершенно счастливой и почти хорошенькой!
– Ребята, мы можем провести собрание по продажам прямо сейчас? – В дверном проеме появилась как всегда недовольная, но безупречно красивая, уверенная в себе Кира. Кто сможет отказать такой женщине! – У меня сегодня весь день расписан, и позже я не смогу. Через пятнадцать минут в конференц-зале. Хорошо?
Андрей молча кивнул. Роман хмыкнул.
– Катя, готовьте документы к собранию! – громко распорядился он. – Клиентские списки, графики платежей и прочее.
Стоило мужчинам остаться наедине, Андрей вздохнул и признался:
– Я даже думать про нее не могу, как про женщину...
– А пустить по миру всех Ждановых и Воропаевых можешь? Что-то раньше я не замечал в тебе такой робости... А может, ты просто боишься крутить роман под носом у Киры?
Андрей вскочил и хорошенько встряхнул Малиновского. Что ты мелешь?
Роман аккуратно высвободился из рук Андрея и, на всякий случай отойдя подальше, продолжал настаивать. Да, Катя умненькая девушка и прекрасно понимает, какие у Жданова отношения с Кирой. Это же классический брак по расчету! Поэтому как всякая наивная женщина надеется, мечтает и ждет. Ждет хотя бы призрачного намека! Один намек и девушка-дурнушка будет готова на все ради... Ради шефа!
Андрей тяжело вздохнул. Как Роман не понимает простых вещей: он никогда не сможет так поступить – не из-за Киры! Не из-за былых амуров. А просто потому, что Катя такая... добрая, славная, верная. И, собственно, с внешностью у нее... гм... все-таки очень большие проблемы.
Катя выглядела расстроенной, нервно поправляла очки. Но от такой формы подачи деловые новости выглядели совсем уж безнадежными. После очередного разговора Зорькина с адвокатами выяснилось, что они готовы начать процесс против «Zimaletto.
– Их надо сдержать еще на какое-то время, – нахмурился Андрей.
– Придется как-то объяснять, почему мы тормозим возврат денег, – Катины плечи безнадежно опустились, словно под грузом серьезных решений, которые ей теперь постоянно приходилось принимать.
Жданов раздасадованно махнул рукой:
– Теперь все зависит от вас. Поступайте, как считаете нужным.
Он формально улыбнулся и отбыл на обед в сопровождении Малиновского. Катя осталась стоять посреди кабинета, пытаясь восстановить выражение лица шефа. Во всех подробностях. В эту последнюю минуту, когда Андрей уже прикрывал двери, ей вдруг показалось, что в его глазах мелькнуло что-то совершенно новое! Заинтересованность? Огонек чувства?
«Он смотрел на меня так... – Катя прижала руки к груди и медленно, чуть пританцовывая, направилась к каморке. – Раньше он никогда так не смотрел... Нет, это невозможно... Или возможно?» Она тряхнула головой, отмахиваясь от фантазий. Жданов – обычный занятой человек, с массой проблем. Что ему до Катиных чувств! А блеск в глазах – так, может, он просто не выспался... А может... Несмотря на все преграды, Кате так хотелось верить в прекрасную сказку!
Роман и Жданов завершали легкий обед чашечкой черного кофе по-восточному.
– Я честно пытался найти в ней что-нибудь привлекательное, но, увы! Никаких чувств, кроме благодарности, я к Кате не испытываю. – Андрей снова пытался внести коррективы в грандиозные планы Малиновского.
– Ладно, тогда вопрос закрыт. Страшна так страшна, расслабься. Зато этот Николай не переживает – встречается с ней сегодня вечером. Парень, в отличие, от тебя, умеет абстрагироваться! Поэтому он сейчас ближе к деньгам «Zimalettо», чем мы с тобой.
– Ты меня без ножа режешь!
– Скажу тебе честно, Андрей. Все катится к чертям. И выход только один! – Роман оглянулся – не подслушивает ли кто, пододвинулся поближе к Жданову и тоном заговорщика зашептал: – Ты должен соблазнить Катю сегодня же ночью!
Андрей уже не пытался возражать, он просто обреченно слушал циничные наставления Романа.
– Отнесись к этому безразлично, как будто все произходит с кем-то другим. Как будто это компьютерная игра. Конечно, сначала будет не по себе. А потом станет все равно. А если еще параллельно думать о футболе и закрыть глаза...
– Сегодня, наверное, самый страшный день в моей жизни...
– Ничего подобного, – беспечный Малиновский изо всех сил стремился придать товарищу мужества. – До свадьбы заживет! Когда у тебя свадьба?
Вместо ответа Андрей только брезгливо поморщился.
– Да ты забудешь об этом через неделю! После того, как вернешь компанию...
Малиновский перевернул на блюдечко маленькую фарфоровую чашку с золотым ободком, подождал, пока кофейная гуща стечет на блюдечко. Затем старательно вывел по ней острой серебряной ложкой буквы «А» и «К» и поставил между ними плюсик. Андрей, с болезненным интересом наблюдавший эту процедуру, сердито выхватил ложечку и нервно смешал коричневую массу...

ГЛАВА 8

–...А жизнь-то налаживается! Еще пара-тройка таких контрактов, как с «Росинторгом», и можно будет покурить и расслабиться, – объявил Роман.
Жданов и Малиновский стояли в просторном холле «Zimalettо». Роман довольно помахивал перед самым носом Андрея пачкой подписанных договоров. Но Жданов прекрасно понимал: расслабляться еще очень рано... Да они сейчас даже зарплату не могут сотрудникам заплатить! Необходимо срочно придумать что-то, а то перед людьми уже неудобно.
А тут еще новая напасть! Он только «секретничал» с подружкой-болтушкой Татьяной и узнал, что, пока Роман в ультимативной форме «гадал» ему на кофейной гуще, в скромном кафе «Ромашка» штатная чародейка компании, загадочная смуглянка Амура проводила очередной сеанс гадания на верной колоде карт Таро. Для Кати! И снова нагадала ей страстную любовь с Николаем! Оказывается, их судьбы связаны навсегда! И главное – денег им выпадает видимо-невидимо.
– Амура, знаешь, с каким словом рифмуется? Которое обозначает «умом не блещет»! – среди многочисленных достоинств Романа обнаружился еще и поэтический дар. – Но ее гадание – как приправа – добавляет трудовым будням остроты! Смотри, Жданов – конкуренция обостряется! Что-то ведь в ней находят люди – вот и ты поищи! Уведи Катю у героя-любовника! А он тебя – на дуэль. Смертельный поединок на калькуляторах. Черт, интересное дельце наклевывается!
– Может, лучше сам попробуешь?
– Гиблое дело, – отмахнулся Малиновский, таинственно прищурился и, приложив палец к губам, прошептал: – Она слишком много про меня знает. Шанс есть только у тебя. Это говорю тебе я! А я – чемпион в этих играх!
– Шанс! Как использовать этот шанс? Как? Я и слов не найду?
– Спокойно. Я все продумал. Сейчас устроим совещание для нас троих, – деловито пояснил «амурных дел мастер», – работаем до глубокой ночи. Потом мы внезапно проголодаемся, и я предложу переместиться в ресторан. Ну, а там удалюсь по-английски. Не прощаясь...
– Хороший план, – сник Андрей. От Кати он еще может сбежать, а вот из цепких объятий делового партнера ему точно не выбраться! Он предпринял последнюю попытку отказаться от коварного плана: – А давай вместе исчезнем?! Что я буду делать один?
– Что и всегда! Напомни-ка, когда тебе было нечего сказать девушке?
– Ты с ума сошел! А если нас увидит кто-то из знакомых?
– Все возможно! Просто надо найти заведение, где нет знакомых! И сказку сделать былью. Пойми: мы зашли слишком далеко, теперь это единственный шанс.

Они уже несколько часов безвылазно сидели в конференц-зале. Для троих помещение слишком большое, столы огромные, масса пустых стульев – атмосфера просто гнетущая. Роман задавал бесконечные вопросы, Катерина послушно и разумно отвечала, шуршали документы, позвякивали авторучки. Жданов не слушал – томился, страдап и с горя заправлялся виски. Пару раз заглянула Кира, спросила – собираются ли они по домам? И, зацепившись остреньким подбородком за плечо Жданова, без стеснения заглянула в документы на столе.
– Нет, Кира! Мы сегодня допоздна. Много дел накопилось.
– Какие-то проблемы?
То, как бесцеремонно Кира сует нос во все дела компании, страшно раздражало Романа – в конце концов, она еще не жена Жданову! Хочет участвовать в руководстве компанией – пусть разделяет с ними и хлопоты, и нервные перегрузки! Он зло сказал:
– Проблемы – это мягко сказано. Людям зарплату нечем платить!
– Люди могут немного подождать! Не нравится – пусть пишут заявление об уходе.
– Вот! – Катя радостно продемонстрировала Роману строку калькулятора: – Наша прибыль. Только денег на зарплату все равно не хватает. Еще несколько дней…
– Как такое может быть? – Воропаева по-хозяйски расположилась за столом для переговоров и притянула к себе несколько разграфленных столбиками отчетов страничек. – Первые поступления от продаж вполне внушительные!
– Прошло слишком мало времени, чтобы говорить о солидной прибыли. Что-нибудь изменится, скорее всего, к концу недели... – выкрутился Малиновский.
О выплатах по кредиту и о кредите Кира ничего не знала.
– Может, и соберемся в конце недели? – предложила она.
– Непременно, – кивнул Жданов. – В конце недели соберемся еще раз!
Кира пожача плечами – деловые разговоры наскучили ей быстро, в глазах рябило от мелких строчек, она поднялась и направилась домой.
Катя бросала Андрею умоляющие взгляды, осторожно косилась на часы и наконец предложила разойтись. У нее еще назначена встреча с Николаем и адвокатами.
Андрей раздраженно заметил:
– Значит, надо отменить встречу. Перенесите ее на другой день!
– Хорошо. Я позвоню Коле, – послушно сказала Пушкарева и вышла из комнаты.
– Я так не могу, – излишне горячо жаловался подвыпивший Жданов. – Она меня бесит! Я предлагаю всем рыгать, на все наплевать и разойтись по домам!
Ну не может он использовать наивную влюбленную глупышку – как бы она ни выглядела! – в корыстных целях! Даже ради спасения фирмы.
Роман извлек из внутреннего кармана пиджака фляжку и протянул другу.
– Глотни! И соберись.
– Что это? – все так же сердито спросил Жданов.
– Косметика, новая одежда, пластическая хирургия для твоей избранницы – и все в одном флаконе, точнее – фляжке!
– Думаешь, поможет?
– Шутишь? Говорят же – не бывает некрасивых женщин...
Андрей с сомнением взвесил фляжку на ладони.
– Надо бы ведро. А этот Коля ее прямо преследует! Может, он маньяк? Такими темпами мы потеряем Катерину навсегда. Завтра будет слишком поздно!
Жданов опустошил фляжку до самого донышка. Перевернул и демонстративно встряхнул – ни капли жидкости!
– Это все, что у тебя есть?
– Если тебе это придает решимости, не беспокойся, я заправлю тебя горючим, – успокоил Рома.
Появилась Катя. Она уладила все проблемы: Коля сам встретится с адвокатами.
– Продолжим? – Помощница снова села к столу.
– Катя, я же просил отменить встречу! – разозлился Жданов. – Как можно доверять такое ответственное дело неизвестно кому?
– Я знаю Колю очень давно, – спокойно возразила Катя. – И доверяю ему, как себе, даже больше! Я его проинструктировала. И потом, Андрей Павлович, я не могу так внезапно отменить встречу. Все-таки это адвокаты. Они владеют определенной информацией...
– Пусть только эти продажные твари попробуют использовать наши коммерческие секреты в своих целях, – угрожающе приподнялся из-за стола Андрей.
– Я этого не допущу, – как клятву произнесла Катерина, с усилием заталкивая разошедшегося начальника обратно в председательское кресло.
– Ладно, ладно, все в порядке, – постарайся разрядить обстановку Малиновский. – Вы, Катя, поступили совершенно верно. Но допустили одну оплошность – захватили из бара маловато виски! Прошу вас, господа ковбои, переместимся в салун. – Роман поправил воображаемую шляпу и сделал жест в сторону двери.
Катя поглядела на пустую фляжку в руках шефа:
– Мне кажется, Андрей Павлович уже...
Андрей огрызнулся:
– Я сам решу, когда и сколько мне пить! Я уже не мальчик! И вам здесь всем – начальник! И я требую, виски! Черт побери, неужели это не ясно?
– Мы еще не закончили! – Катерина резко встала и вышла.
Андрей кивнул ей вслед.
– Видал? На первый взгляд – робкая и послушная, а на деле – кремень-девка!
– Да, девушка с характером. Но ведь ты и не таких тигриц укрощал!
Андрей вздохнул. Нет, идея Романа нравилась ему, все меньше к меньше! Да и Катюша – не такой уж кремень – вот вернулась с новой стопкой отчетов и принялась с воодушевлением рисовать на демонстрационной доске красный, а потом синий график и давать пояснения:
– Анализируя показатели, я пришла к выводу, что часть магазинов совершенно не приносит прибыли. Безусловно, они работают на имидж компании, но сейчас нам не столько важен имидж, сколько свободные деньги.
– Вы предлагаете их закрыть? – уточнил Малиновский. Думать о делах, потягивая виски, совершенно не хотелось. Но даже сейчас он был готов согласиться с Катей: отказаться от магазинов – максимально эффективное решение.
Единственный минус: Кира Юрьевна останется без работы, ведь все торговые точки – в ее ведении. Но, во-первых, несколько магазинов компания сохранит. А еще – Воропаева могла бы заняться пиаром.
Жданов поперхнулся алкоголем, стоило ему представить истерическую реакцию Киры на такое решение:
– Не кажется ли вам, Катя, что вы хватили через край?
– А я знаю – когда через край хватишь – надо закусить! – тут же встрял Малиновский. – И в голове прояснится! Поедем – поедим!
– Я могла бы заказать ужин в офис, – робко сопротивлялась Катя.
– Нет, нет, – решительно проводил коварный план в жизнь Роман. – Пора на волю! Мы пойдем в ресторан и завершим наш увлекательный диспут, так сказать, в неофициальной обстановке.
Катерина переводила взгляд с воодушевленного Малиновского на разом сникшего Андрея. В ресторан? Втроем? Нет, это невозможно! Зачем им это? Их могут увидеть... И вообще, она, Катя, не самая привлекательная компаньонка...
– Ну как, ты достаточно выпил? – шепотом осведомился Роман. – Красавица?
– Не-а, она стала еще ужаснее, – чистосердечно признался Жданов.
– Наливай еще!

Заведение, которое подыскал Роман, полностью отвечало требованиям конспирации. Ни один и тем более ни одна из знакомых Жданова подобных забегаловок не видали даже в самых ужасных снах. Колченогие стулья теснились вокруг замызганных пластиковых столиков. Казалось, это заведение для санитарной станции место перекочевало в наши дни прямиком из эпохи развитого социализма образца восьмидесятых годов прошлого века. Надрывные звуки дешевой попсы доносились из допотопного кассетного магнитофона...
– Виски, – не глядя в меню, потребовал Жданов.
– И мне за компанию, – кивнул Малиновский.
– А я буду абрикосовый сок, – попросила Катя. – Если можно...
– А ничего здесь! – Роман осторожно разместился на стуле, опасаясь, что допотопный предмет мебели развалится прямо сейчас.
– Очень мило. Почти как дома, – Жданов смотрел на него с ненавистью.
– Ну, на чем мы остановились, Катя? – невинно улыбнулся Малиновский. – Что там с нашим производством? Вы говорили, что можно за счет интенсивности...
– Мне нужно позвонить, – Катерина вдруг вспомнила о родителях.
Почти ночь на дворе, а она все еще работает! Мама наверняка очень волнуется. А папа стоит у окна, поглядывая то во двор, то на телефон. Роман подозвал официанта и попросил проводить девушку к телефону.
– Тебе не кажется, что ты уже перебрал? – спросил он Андрея.
– Кажется! А как взгляну на Катю эту – сразу трезвею. Просто ходячий вытрезвитель, а не человек.
– Ты мне скажи, она преобразилась?
– Нет. Зато преобразилось все вокруг. Мы в шикарном ресторане! Здесь лучшая обслуга. Рома – только представь, даже ты преобразился!
– А Катя?
Андрей отрицательно покачал головой.
– Нет, она стойкая женщина. Ее ничто не берет...
– Говори с Катей, а думай о какой-нибудь красотке, – посоветовал Малиновский. – Тут, главное, прояви побольше инициативы! Как там в песне поется? Распахни объятия! И она обо всем забудет.
– В объятия? Катю? – взвыл Андрей. – Я не хочу.
– Так надо! А я потихоньку пойду...
Роман картинно закатил глаза и с пьяной галантностью раскланялся с возвратившейся к столику Катей:
– Катюша, вы очень вовремя! А мне как раз пора убегать. Старинный друг в Москве проездом. Мы не виделись долгие годы. Целую ручки. До завтра. Пока.
Катя печально посмотрела вслед вице-президенту и тихо попросила Жданова:
– Андрей Павлович, может, я тоже пойду?
– Нет, Катя. Мы еще не договорили! – Жданов хлопнул рукой по столешнице.
– А сейчас поздно. И вы, по-моему... устали. Кира Юрьевна будет волноваться. Хотите, я вас провожу? – увещевала Катя шефа, как заботливая нянюшка.
Андрей посмотрел на почти пустую бутылку, затем – на Катю. Отступать некуда.
– Катя, давайте выпьем!
Пушкарева с состраданием посмотрела на шефа. Когда Андрей выпьет несколько больше разумного, он становится поразительно упрям! Остается только подчиниться, подождать более благоприятного момента и отправить подуставшего начальника домой. Она подняла свой бокал с соком.
– Ну что? За успехи «Zimaletto»?
– Нет, Катя. Мы выпьем... – Андрей выдержал эффектную паузу (жаль, Малиновский ушел – он бы оценил!) – ...за вас и за меня. То есть за нас! За нас с тобой!
У Кати задрожали руки, ее бокал выскользнул и звонко разбился...
– На счастье, – заметил кто-то.

0

5

ГЛАВА 9

Жданов пытался игнорировать настойчивый писк мобильника. Без сомнения – это Кира. Катя разглядывала следы сока на полу, тихо увещевала:
– Андрей Павлович, вам лучше поговорить с ней. Она подумает, что вы ей опять изменяете! Извините.
– Здравствуй, любимая! Я тоже по тебе соскучился! – Жданов помрачнел, и от этого звонкие приветствия звучали особенно фальшиво, даже сквозь телефонную мембрану. И Кира сразу заподозрила неладное:
– Ты почему домой не едешь?
– Кирюш, не поверишь – работаю.
– А музыка откуда? Ты в баре? С кем?
– Я с Ромкой. И с Катей Пушкаревой. Ну хочешь – приезжай сюда к нам – убедись! Или ты даже к Пушкаревой меня ревнуешь?
– Нет, пока ты с ней, я за тебя спокойна! Андрюша – возвращайся скорее!
Слаженная координация движений испарилась у Жданова еще после первой, волшебной фляжки, и вместо того, чтобы элегантно опустить телефон в карман, он обронил современнейший предмет мужской гордости прямо на пол и теперь с ненавистью шарил рукой по пыльным, холодным плитам и бормотал:
– Кетрин Зета Джонс! Я пришел сюда соблазнять Кет-р-ин Зету Джонс...
– Андрей Павлович, все в порядке? – заботливая Катя тоже склонилась к полу.
– Да... Соврал Кире, что я – с вами. И она сразу перестала ревновать.
– Но вы же действительно со мной, – смутилась девушка.
Андрей нервозно рассмеялся. Он и сам не понимал, отчего ему вдруг стадо так смешно. Надо же – Кира, которая ревнует его даже к пустому дивану, готова простить ему Пушкареву! И напрасно Андрей призывал на помощь свой богатый жизненный опыт, – он все равно не может представить себе Катю в постели...
Потому что это абсурд! Абсурд, понимаете?!
– Андрей Павлович, насчет зарплаты...
– Катя, вы умеете говорить только о работе? Видимо, это несчастное существо никогда не слышало про женское кокетство!
– А... а о чем же еще мы можем говорить?
Андрей посмотрел в глубокие, полные слез, глаза девушки... Сколько там смешалось чувств, безнадежных и теплых. Совсем недавно он чувствовал себя последним подонком, и вдруг ему сразу стало легко! Больше не надо врать и притворяться! Он взял Катю за испуганную, холодную ладошку, а нужные слова нашлись сами собой:
– Можно поговорить о жизни. О себе. Обо мне, в конце концов! Или вы считаете меня черствым эгоистом? Думаете, у меня нет сердца? Что я не способен испытывать чувства? Симпатию? Любовь? А ведь вы для меня – человек особенный...
– Я тоже... очень... ценю ваши человеческие качества, – лепетала Катерина.
В зале зазвучала лирическая песня. Андрей провел ладонью по лбу – с него словно морок слетел! Он чувствовал себя бодрым и трезвым! И пригласил Катю:
– Потанцуем?
Со стороны их танец вряд ли выглядел вдохновенно и романтично. Жданов с трудом передвигал заплетающиеся ноги, они постоянно сбивались с такта, толкали соседей. Но Катя ничего не замечала. Она только смущенно улыбалась, поглядывая, как целуются соседние танцующие пары.
Андрей смотрел на миниатюрную партнершу сверху вниз. Как же она изменилась за эти несколько минут – просто светятся от счастья. Он бережно прижал к себе девушку. А ее сердце запрыгало от радости! Произошло настоящее чудо – она танцует с Андреем Павловичем! Нет – в это просто невозможно поверить! И все же – он танцует с ней! И это – не мечта, это реальность!
Когда музыка стихла, они устроились за столом. Жданов снова протянулся к виски.
– Андрей Павлович, простите... Может, вам не стоит столько пить? Вы на машине...
– Тебе со мной скучно, да?
– Нет, что вы! Но...
– Тогда какие могут быть «но»?
– Андрей Павлович, вы такие заведения не посещаете. К тому же со мной... – Она заглянула ему в лицо. – Почему вы со мной так разговариваете? Я же не модель!
– С моделями я тем более так не разговариваю, – хмыкнул Жданов.
– Нет, я все прекрасно понимаю. Ситуация с зарплатами, кредиты... С Кирой Юрьевной тоже... И поэтому вы просто...
– Катя, скажите честно, я вам нравлюсь?
– Нравитесь, Андрей Павлович...
– Андрей, просто Андрей! Давай забудем все, что было, и представь, что мы не знакомы. Давай начнем сначала!
– А давайте не сегодня?
– А когда? – Он снова пылко схватил Катю за руку. – Я вот думал, что все-все про вас знаю. А оказывается, у вас жених есть! Я, когда узнал про вашего Зорькина, я же спать перестал, я есть перестал! Я пить пере... начал. А знаете, почему? Я ревную! Я вдруг увидел вас совсем другой – не просто отличного помощника, а женщину. Чуткую, ранимую, нежную женщину. Катя...
Андрей пьяно потянулся к ней. Она испуганно пыталась уклониться от объятий. Жданов и сам был ошарашен тем, что сказал, – он действительно ревнует эту пигалицу! Ревнует! Он притянул мягко сопротивляющуюся девушку к себе. Катерина дрожала от страха и ожидания. Она зажмурилась. Андрей тоже закрыл глаза и коснулся теплых, сладких от абрикосового сока губ. Катин мир опрокинулся и перестал существовать!
– Катя... Катенька... Что с тобой? – Ока сначала услышана из далекой реальности испуганный голос Жданова, потом ощутила, как ее бьют по щекам. – Катя! Катя! Вы меня слышите? Воды принесите! Врача! Вызовите врача кто-нибудь!
Катя открыла глаза и спокойно улыбнулась любимому. Жданову было невыносимо стыдно. Дернуло же его лезть к ней с поцелуем – тоже нашелся любитель острых ощущений!
– Катя? Вам лучше?
– Да-да, у меня все в порядке.
Она поднялась, одернула юбку, поправила сбившийся воротничок и заметалась в поисках пальто и сумки. Он тоже что-то растерянно бормотал...
– Сейчас приедет «скорая»... Как вы меня напугали! Но все будет хорошо...
– Андрей Павлович... Со мной уже и так все хорошо! «Скорая» мне не нужна. Я поеду домой... Спасибо... До свидания... Было очень приятно!
Она сгребла вещи в охапку и пулей вылетела из кафе.
– Катя, я вас отвезу! – крикнул Жданов и бросился следом.
Но ему преградил дорогу официант, требуя незамедлительно оплатить счет, Жданов протянул пластиковую карточку официанту. Тот ухмыльнулся.
– Только наличные.
С воплем «Катя, я сейчас!» Андрей извлекал из карманов смятые купюры и, не глядя, совал их официанту. Нетерпеливо подгонял его, но официант знал свое дело твердо. Внимательно разгладывал каждую бумажку и ворчал, что все сначала говорят, будто у них сбежала невеста, а денег после пересчета оказывается в два раза меньше.
– Я про невесту не говорил, – Жданов совсем протрезвел от подобного заявления.
– Знаем мы вас... Жди, пока пересчитаю. Официант с достоинством отошел к стойке. Андрей тоскливо посмотрел в сторону выхода и махнул рукой. Спешить уже некуда – Катя ушла.

Ей совсем не хотелось домой. Сегодня был такой прекрасный вечер. Впервые Кате было все равно, как она выглядит, как на нее смотрят. Ей по-настоящему захотелось просто жить.. Дышать, смеяться, бежать по лужам в туче брызг, и размахивать сумкой, как первоклашка после занятий – портфелем! Катя действительно взмахнула сумочкой на длинной ручке – она останавливала такси.
«Не надо было с ним целоваться! Не надо! Он же много выпил! Получается, я воспользовалась его минутной слабостью! Зачем я ему позволила? У него свадьба скоро... Завтра ему будет стыдно за то, что он сделал. Очень. Так стыдно, что он может меня уволить. Уволить... Ну и пусть увольняет! Но этот вечер у меня теперь только мой! Сегодня меня поцеловал Андрей Павлович. И сказал, что он для меня теперь – просто Андрей...»
Она выбралась из машины, захлопнула дверь и посмотрела, на звездное небо, на проносившийся мимо нескончаемый поток огней...
Пряча улыбку, Катерина поднялась домой, тихонько прокралась в темную прихожую, осторожно заглянула в комнаты, на кухню... Родители еще не спят: мама на ночь глядя затеяла стирку, папа смотрит футбол. Катя вздохнула: домашние хлопоты – только предлог, родители не ложились спать, ждали ее возвращения!
Чувство вины комком подкатило к горлу, – с тех пор, как она устроилась на работу в «Zimatettо», для родителей у нее редко находится свободная минутка. Папа ворчал, да и мама скучала по прежней домашней болтовне с маленькой дочкой Катюшей...
Катя виновато вздохнула, обменялась с родителями парой формальных фраз и выскользнула в спальню. Натянула мягкую фланелевую пижаму с рисунком из наивных мультяшек, и еще долго ворочалась под одеялом, то и дело притрагивалась к губе, пытаясь оценить – чувствован ли Андрей эти идиотские скобки у нее на зубах, когда... Когда поцеловал ее...
Наяву. Он ее поцеловал. Катя до сих пор не понимала, как и почему такое могло случиться!
Она ведь действительно некрасивая! И не эффектная – правы девчонки из «Женсовета»: даже подать, себя не умеет! Пока ее сверстницы развлекались на вечеринках, экспериментировали с косметикой, модными нарядами и обнимались с мальчиками, она под строгим надзором родителей прилежно училась, смотрела во взрослую жизнь через экран телевизора и безнадежно мечтала об огромной, всепоглощающей любви.
Любая девочка мечтает о прекрасном принце – но мало кому удается, хотя бы просто встретить свой идеал в реальности. Кате повезло: когда она впервые увидела Андрея то поняла, – это он! Единственный! В нем есть все, чем должен обладать мужчина, – сила, мягкость, ум, доброта и чувство юмора. Он очень красив и... Катя хочет быть только с ним! И если это окажется невозможным – лучше ей навсегда остаться совсем одной...
Катя была слишком разумной девушкой, чтобы тешиться пустыми надеждами. Она понимала: завтра утром Андрей проснется, вспомнит, что натворил, и... нет – она снова провела языком по ненавистным металлическим пластинкам, – лучше бы он даже не вспоминал! Он выпил слишком много. Впал в сентиментальность – так с волевыми мужчинами часто бывает – ему захотелось просто нежности, любой. Человеческого тепла, тут Катя и подвернулась под руку.
Она тихо всхлипнула и прикусила уголок подушки, чтобы не разбудить ненароком родителей.
«Я его люблю. Но что бывает после того, как все мечты сбываются? Человек просыпается. Вот и я завтра проснусь. Вместо кареты – тыква, вместо сказки – рабочий день, вместо любимого – начальник. Хорошо еще, если он все забудет! Иначе просто захочет стереть несуразный сегодняшний вечер из памяти. А самый простой способ это сделать – просто меня уволить. Может, он и не уволит меня, но больше никогда не назовет Катенькой, Катюшей. После того, как я… как он... совершил такую... ошибку... Глядя на меня, он будет вспоминать этот вечер, ненавидеть себя за тот поцелуй, А значит, и меня... нет – он был искренним... Тогда, в ту секунду – она нравилась ему по-настоящему! – Она вновь и вновь вспоминала их первый поцелуй. Почему это случилось? Что нашел во мне Андрей Павлович? Просто Андрей...»

ГЛАВА 10

Едва Катя переступила порог офиса, как Татьяна сразу увлекла ее в укромный уголок у кофейного аппарата и затараторила о новостях, ставших очередным достоянием «Женсовета».
– Ты уже слыхала – у нас новый роман!
– С кем? – испугалась Катя.
Ей на мгновенье показалось, что речь идет о ней и... Словом, о вчерашнем происшествии. Нет – не может быть! Никто не знает! Андрей... Андрей Павлович никому бы не сказал!
– Нам бы тоже хотелось узнать, с кем! – таинственно поддакнула Татьяна.
Выяснилось, что у Маши появился новый кавалер. И сегодня она дома не ночевала. Ее поклонник – Федор – «в ауте». А главное, если сейчас, сию минуту, Мария Тропинкина не материализуется на рабочем месте, Кира Юрьевна сотрет любительницу романтических похождений в порошок. А потом уволит. Все, как Амура предсказала. На картах Маше новое увлечение нагадано.
– Кстати, а как у тебя дела с Николаем – прогноз Амуры сбывается?
– Нормально... – замялась Катя.
– Катюш, ты, главное, не отчаивайся, – утешала ее Татьяна. – Раз Амура предсказала – все будет хорошо! В жизни всегда так – чем меньше будешь о нем думать, тем быстрее все получится...
Катя осторожно заглянула в кабинет Жданова – шеф еще не приходил. На его столе – фотография в рамке. На снимке счастливо улыбаются Андрей и Кира. Катя грустно вздохнула, на минуту закрыла ладошкой Киру и посмотрела на Андрея. Затем убрала руку: эти двое по-прежнему счастливы...
Ее чуткое ухо уловило шаги Андрея, стремительно приближавшегося к кабинету, и она поспешно спряталась в каморке. Но удержать себя за столом Катя не смогла – краснея, подглядывала за Андреем в длинную щель между створок.
Портфель шефа валялся на полу, а сам Жданов тщетно пытался открыть бутылку минеральной воды. Наконец вода фонтаном брызнула из-под крышки, заливая роскошную столешницу и исписанные страницы ежедневника. Но Жданов игнорировал подобные мелочи: он жадно припал к горлышку.
– Доброе утро, Андрей Павлович, – страсть к порядку победил страх, и Катя деловито протирала документы, столешницу и безделушки.
– Доброе, доброе, – хмуро отозвался он.
– Андрей Павлович, сегодня у вас будет очень напряженный день, – деловито говорила она, опасаясь поднять взгляд. – Главное – зарплата. Нужно срочно найти деньги. Запросить отчеты о прибыли из всех ваших магазинов. Наверно, есть у Киры Юрьевны. На сегодняшний день это единственные реальные деньги. Но их не хватит. Поэтому я предлагаю... Андрей Павлович, с вами точно все в порядке?
– Да! – Андрей болезненно поморщился. – Вы идите пока что, я... бумаги изучу.
– Может, выпьете чай с лимоном? Я сейчас принесу! – хлопотала вокруг него Катя.
Ее папа, конечно, человек простой и в таких случаях пьет рассол. Но в кафе, расположенном в здании, рассола нет. Значит, надо добавить в чай побольше лимона!
В дверях она нос к носу столкнулась с Романом. Малиновский отскочил в сторону, проводив девушку ироническим взглядом.
– Ну как? Ты живой?
– Не очень, – признался Жданов. – Если каждый раз, перед тем как ее поцеловать, придется столько пить, у меня просто печень откажет!
– Так ты ее поцеловал?! – восхитился мужеством начальника Роман.
Ему хотелось поскорее узнать интимные подробности. Как это было? Скобки на зубах не мешали? А сознание Андрей не потерял? А она? Задушила в объятиях? Срывала с него одежду? Потащила знакомить с родителями?
– Ром, мы с тобой подлецы! И идиоты, – безнадежно констатировал Андрей. – Катя чистая, невинная девочка. С ней так нельзя поступать. Она не объект для интрижки. А серьезные отношения. Ты же понимаешь... – Жданов замялся, пытаясь разобраться в сложном клубке чувств. Наверное, просто голова от вчерашних возлияний болит: – Я все же помолвлен с Кирой...
– По-моему, ты переживаешь больше своей невинной жертвы, – цинично фыркнул Рома. – Она ответила на поцелуй?
Жданов застонал и приложил к больной голове металлический дырокол.
– Значит, ответила? То есть, к черту Николая?! Значит, она тебя любит!
– Думаешь, я способен этим пользоваться?
– Конечно – как порядочный человек, исключительно в интересах компании!
В эту минуту у Жданова был настолько несчастный вид, что даже Малиновскому сделалось стыдно за свой план. Хотя, он – не Андрюша Жданов. Он – Роман – настоящий мужчина, а не маменькин сынок! Из двух партнеров кто-то должен оставить сентиментальные «нюни» и быть реалистом! Рома с показной, бодростью хлокнул товарища по плечу:
– Итак, Андрей Павлович, дубль два. Сегодня ты повторишь все то же самое, но на треэвую голову! Это называется закреплением материала!
– Ром, за что мы ее так? – В голосе Жданова пробивалась неподдельная тоска.
Поднос подрагивал в руках у Кати Пушкарёвой. Она сама не понимала, как дотащила «народное средство» в кабинет, не paсплескивая. И поспешила водрузить большую белую чашку, в которой плавали два полных кружка лимона, перед Андреем.
– Когда закончится, я вам еще принесу.
– Спасибо, Катя, – вяло поблагодарил Андреи и ни с того ни с сего добавил. – Мы с Романом как раз обсуждаем выплаты по кредитам.
Малиновский со значением – как писали в любовных романах – ущипнул приятеля под столом. Андрей передернул плечами и притворился, что ничего не заметил. В конце концов, на какие темы, кроме производственных, ему общаться с Пушкаревой? У него не настолько бурная фантазия! Да и девушке так привычнее... Наверное, ей тоже неловко после вчерашнего...
Телефонный звонок увлек Катерину из кабинета. Через двери коморки донеслось: «Коля? Привет, Коля!»
Друзья переглянулись, насторожились, не сговариваясь, ринулись к тоненькой двери коморки и стали самым бессовестным образом подслушивать...
– Финансовый директор сгорает на работе, – хныкал в трубку Николай, – Филин и Рулив так хотят засудить «Zimalettо», что искры летят! Мне пришлось сдерживать их, буквально жертвуя собой! А что ты смеешься? Знаешь, сколько мне пришлось с ними выпить – просто против законов анатомии! Зато они согласились подождать с активными, действиями... Удивляюсь, как люди в большом бизнесе выживают! Хорошо, что я на деловые встречи редко выезжаю...
– Коленька, миленький, ну зачем тебе столько пить было? Да ты же и пить толком не умеешь! Да не надо тебе учиться! Нет, я за тебя переживаю. Очень. Нет, не только как за финансового директора... Коль, ты мне звонишь только, чтобы на здоровье пожаловаться?
– Да вообще-то хотел узнать, когда начнутся выплаты по кредиту «Ллойд-банку». Эту проблему я один не решу, даже если буду пить с директором банка неделю подряд...
– На днях должны появиться деньги. Точнее сказать не могу. Коль, никто не может! А вот ты возьми и позвони Вячеславу Семеновичу. С ним даже пить не надо! Просто позвони и попроси еще пару дней. Да, скажи, через два дня мы все выплатим. Я на тебя надеюсь. Давай, выздоравливай...
Катерина вышла в кабинет так резко, что оба начальника едва успели избежать удара дверью и придать лицам выражение праздной задумчивости. Из-за очередной порции скверных новостей Катя снова почувствовала себя неловко.
– Это Коля... Николай Зорькин. Вчера он встречался с адвокатами. Они готовы начать дело против «Zimaiett». Но Коля убедил их не форсировать события...
Надолго ли?
– Это все? – строго уточнил Андрей.
– Нет, не все, – она покачала головой. – «Ллойд-банк» ждет выплат по кредитам. Надо назвать точную дату, когда мы сможем внести деньги. Андрей Павлович, это же в наших интересах! Иначе будет только хуже.
– Хорошо, – Жданов наконец-то внутренне собрался настолько, чтобы приступить к руководству. – Катя, узнайте у Киры Юрьевны информацию о продажах. Какие суммы мы сможем получить в ближайшее время, – он заглянул в опустевшую чашку и кинул вдогонку: – И принесите мне еще чаю!
Катя выскочила в приемную.
Роман с осуждением качал головой. Они сами отдали все финансы компании в руки этой нескладной, но умненькой и, похоже, достаточно хитрой барышни. И потеряли право разговаривать с ней в приказном тоне. А тем более – гонять за чаем...
– Ты же слышал этот разговор! Николай уже наладил отношения с адвокатами! На какие мысли тебя наводит? «Ника-мода», адвокаты... Если они захотят, от «Zimaiettо» камня на камне не останется! Пора наносить ответный удар! Или проводить решительный штурм. Фронтовые сто грамм выпиты тобой вчера на год вперед, поэтому сегодня пойдешь на задание с холодной, трезвой головой!
В своем обычном уголке беззаботно болтали и хихикали дамочки из «Женсовета». Катя поскорее отвела взгляд и ускорила шаг. Она чувствовала себя виноватой перед этими, милыми женщинами – ведь она участвует в разрушении их компании, это из-за нее все они могут остаться без работы! Нет – пока у руля их фирмы стоит такой человек, как Андрей Павлович, ничего плохого случиться не может! И Катя будет ему помогать!
Ока приблизилась к двери кабинета Киры и невольно прислушалась – говорили очень громко. Кате не хотелось становиться свидетельницей очередного скандала.
– Я была дома, а Андрей напивался в компании Пушкаревой, – услышала она голос Воропаевой.
– С Пушкаревой? – презрительный тон Клочковой сложно перепутать с чьим-нибудь еще. – Да, видно, плохи наши дела... Слушай, как ты вообще позволяешь ему появляться на людях с таким пугалом?
– Думаешь, пугало опасней, чем модели? Так мне хотя бы не о чем волноваться – она ж не женщина. Просто ходячее недоразумение. Ошибка природы!
Вот, значит, как, дорогая Кирочка Юрьевна? Катя подготовилась к бою и мужественно толкнула дверь:
–  Кира Юрьевна, можно?
– Что тебе?
– Вы еще не получили информацию о продажах?
– Получила. Вот, держи.
Кира протянула ей документы. Ни минуты не задерживаясь, Катерина вышла и на секунду, прислушиваясь, замерла у двери.
– Кошмар, – услышала она голос Клочковой. – Теперь я понимаю, почему Андрей напился.
Кате снова стало грустно, и она впервые пожалела, что никто не знает, даже не догадывается о ее вчерашнем романтическом приключении.
Жданов просматривал документы и аккуратно вкладывал каждую следующую страничку в прозрачный файл: когда дела шли на лад, в нем просыпался непривычный педантизм – и мурлыкал:
– Очень даже неплохо. Деньги на счета поступают. А это только начало...
– Это московские магазины, – Катя поймала случайно соскользнувший со стола отчет и пододвинулась к Андрею поближе, стараясь уловить ставший привычным горьковатый, свежий аромат, со штрихами: морского бриза...
Катя, зажмурилась и вдохнула, поглубже – и среди многотысячной толпы, с завязанными глазами она отыскала бы его по этому особенному, неповторимому запаху.
– Ну что ж, можно направить первый транш на погашение кредита в «Ллойд-банке».
В прагматичной реальности ей не надо искать Жданова – он и так рядом, и ему необходим ее профессионализм, а вовсе не романтические грезы!
– Может, подождем Романа Дмитриевича с окончательными цифрами по оптовым продажам? Тогда, когда у нас будет полная картина, решим, какую часть средств пустить на погашение кредита, а какую – на зарплату, – хотя…
Катя предлагала вполне разумное решение, внутри она цепенела от каждого звука собственного голоса!
Ей казалось, что после вчерашнего инцидента Андрей Павлович только и ждет благовидного предлога, чтобы выставить ее из кабинета. А потом и из компании уволить...
– Согласен. Люди – прежде всего. Значит, ждем информации от Малиновского...
Они замолчали. Жданов ритмично постукивал длинными нервными пальцами по столу. Катя опустила голову – как могло произойти так, что сегодня им совершенно нечего сказать друг другу?
– Андрей Павлович, если я вам не нужна... Мне надо отлучиться... Ненадолго!
– Конечно. Я вас приглашу – если понадобитесь, – с облегчением выпалил Жданов, выскочил из-за стола и, с игривой галантностью, распахнул перед Катей двери.
Если бы Катерина носила каблуки, их цоканье еще слышалось бы в холле, когда Жданов уже орал в трубку:
– Роман! Пулей ко мне! И больше никогда не оставляй меня с ней одного!
– Ну, и чего было так орать? – поинтересовался Роман, появляясь в кабинете и привычно подначивая приятеля. – Я уж думал, Пушкарева стриптиз тебе устроила!
Жданов недоуменно смотрел на делового партнера – в конце концов, у любой шутки есть предел! Катя и стриптиз – это уж слишком даже для Малиновского! Тем более сейчас – даже во рту он чувствовал привкус разочарования!
– Катя... Она ведет себя так, будто между нами ничего не было. Говорит о работе, о погоде, о кредитах. А о вчерашнем – ни слова! Я себя таким кретином чувствую...
– Она ждет, чтобы ты первым об этом заговорил, – коварно прищурился многоопытный Малиновский. – Она все-таки дама, ей неудобно. Сидит в своей каморке и думает: «Где же вторая часть марлезонского балета?» Жданов, ты должен действовать! Пока наша барышня-недотрога к тебе не остыла...
– Господи, на что ты меня толкаешь?
– Дальше будет легче. Ты только соберись. Слова подбери такие, чтобы за душу цепляли. Но это ты и без меня умеешь…
Умеет – точно! Точнее, умел – раньше. Андрей кисло улыбнулся – в кабинет вернулась Пушкарева.
– Катенька, вы сегодня прекрасно выглядите! – лицемерил Малиновский.
Катя была бледной и грустной, суетилась, теребила край вязаной жакетки, спотыкалась, то и дело роняла бумаги – словом, была еще более несуразной, чем обычно!
– Спасибо... – Пушкарева никогда не верила комплиментам в свой адрес, поэтому поспешила перевести разговор в деловое русло. – Роман Дмитриевич, а вы уже получили информацию о денежных поступлениях из регионов?
– Деньги будут не раньше чем через два дня...
Они погрузились в финансово-производственную рутину.

ГЛАВА 11

– Кать, ну ты идешь? Мы все тебя ждем! – Толстушка-хохотушка Татьяна торопила Пушкареву: намечались девичьи посиделки в кафе по соседству.
– Сейчас... Андрею Павловичу скажу...
– Давай. Мы у лифта.
Катерина положила трубку и грустно вздохнула – ну вот, сказка кончилась. Все опять стало по-прежнему. Она будет слушать про чужое счастье в личной жизни, потягивая некрепкий кофе. Зато родители будут рады, что дочь снова возвращается домой засветло. Она сняла с вешалки пальто, взяла сумку и понуро направилась к выходу через кабинет Жданова. На ходу формально уточнила:
– Андрей Павлович, я могу идти?
– Вас подруги ждут?
– Да...
Она наконец-то решилась поднять глаза на начальника – Жданов выглядел непривычно встревоженным. Нет – скорее, взволнованным, вон как волосы со лба убирает, очки снял и протирает: он всегда так делает, когда волнуется. Катя, готовая прийти на выручку шефу в любое время суток, сразу же уточнила:
– Что-то случилось, Андрей Павлович? Пришла информация из регионов?
Жданов избегая встречаться с Катей глазами и безуспешно пытался замаскировать волнение деловитой суетой с разложенными на столе папками.
– Катя... Думаю, вам надо сказать подругам, что вы никуда не поедете.
– Хорошо. А мы будем долго работать?
– Кать, мы не будем работать, – Жданов понял, что артист из него при Кате – никудышный, и улыбнулся подобной мысли. Он отбросил маску наигранной заинтересованности, и просто предложил: – Мне хотелось бы подвезти вас домой...
– Хо-хорошо. Я сейчас. Только скажу и... сразу вернусь. Катя сделала неопределенный жест в сторону выхода и ухватилась за дверную створку, чтобы удержаться на подкашивающихся от волнения ногах. Прикрыла за собой дверь. После нескольких глубоких вдохов сердцебиение унялось, а мысли так и продолжали нестись бессвязным потоком:
«Почему он хочет подвезти меня? А вдруг он просто решил от меня избавиться, но еще не знает, как об этом сказать? Кому захочется, каждый день видеть секретаршу, при которой накануне выпил куда больше положенного?.. Ему неловко в моем присутствии, я же чувствую!»
Пока Кати не было в кабинете, Жданов попытался разобраться в собственных противоречивых чувствах. То один вид Пушкаревой вызывал у него жуткое раздражение, то вдруг теплой волной на него накатывала нежность при одном воспоминании об этой нескладной фигурке. Жданов извлек из нижнего ящика стола виски и налил в бокал – как раз тот случай, который подпадает под афоризм Малиновского: «Без бутылки не разберешься»! А вот и сам господин, вице-президент– легок ка помине! В своем неизменном амплуа тайного советника:
– Не пей! Козленочком станешь! – На это раз Малиновский не стал ограничиваться советом, а выхватил бокач из рук Андрея. – Ты что, хочешь снова все испортить?
Малиновский укоризненно покачал головой. Если Катя решит, что Жданов пристает к ней исключительно под влиянием алкоголя, – его гениальный план обольщения окажется на грани провала! Он тут же принял единственно верное решение: как всегда – ему придется пожертвовать собой ради друга! Роман взвесил наполненный бокал в руке, вздохнул, поморщился и залпом вылил. И поспешил дать Жданову последние наставления, пока алкоголь не затмил разум:
– Нужно, чтобы она поверила в серьезность твоих намерений. В любовь до гроба...
Роман поставил пустой стакан на стол и вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Черт бы его побрал, этого Малиновского, а еще друг называется! Снова оставил Андрея одного! Да и сам Жданов хорош! Взрослый, что называется, «популярный» мужчина, а сейчас волнуется, как прыщавый акселерат перед первым свиданием!
Андрей машинально пригладил рукой волосы. Зачем он предложил ее подвезти? Зачем она согласилась – и стала участвовать в этой игре? Неужели она – умная, проницательная девушка – не видит, какой он на самом деле? Циник, сволочь, трус!
Пушкарева действительно большая умница: едва вернувшись, она попыталась бросить шефу еще один спасательный круг:
– Если хотите, мы можем еще раз проверить расчеты...
– Нет, это мы сделаем завтра. Пошли?
– Ага...
Они молча миновали холл и вошли в лифт. В полутьме Катя не отрываясь смотрела на отражение Жданова в зеркале. Казалось, что там, за гладким стеклом, стоит совсем другой человек – вместо успешного, волевого, порой даже резкого до грубости дельца она видела романтичногомолодого человека, робко прячущего свои настоящие чувства в панцирь показной резкости, как сейчас он прячет робкий взгляд за прямоугольными стеклами очков. Катерина испуганно отвернулась от зеркала: вдруг он заметит ее взгляд? – и отступила – теперь его щека оказалась так близко, только протяни руку...
Двери, лифта раскрылись и вытолкнули их в людской поток, среди которого непотопляемым монументом высилось здание компании «Zimalettо».
Со школьных лет Жданова сопровождала репутация эдакого холодного сердцееда. Хотя на самом деле ему еще ни разу не приходилось соблазнять девушек. Смешно, но Жданов действительно никогда ни за кем не ухаживал, не покорял сердец, не писал стихов. Все получалось как-то само собой. А может, просто барышни ему на жизненном пути встречались бойкие и расчетливые? Все же он – Андрей Жданов – богатый мальчик, единственный сын и преемник основателя знаменитой компании «Zimalettо» – разве не это предел мечтаний любой тщеславной модели или начинающей «старлетки»? По крайней мере, внутри Садового кольца.
Ехали тоже молча: он сосредоточенно смотрел на дорогу, Катя – в окно. И все же это тишина угнетала. Жданов действительно не хотел говорить о работе – и так мучился от того, что эксплуатирует трудолюбивую помщницу сверх всякой меры. И при этом совсем ничего о ней не знает! Во что она играла в детстве? Каково было ей в школе? Какая у нее семья?
Он тихо спросил:
– Как поживают ваши родители? Здоровы?
– Спасибо, – рассеянно ответила Катя: – У мамы вчера под вечер давление поднялось... Но потом все прошло.
Разговор не клеился. «Зачем я про это давление так не к месту вспомнила?! Неуклюжая идиотка, – корила себя Катя, прикусывая губу, чтобы сдержать подступившие слезы. – Почему, почему он все время молчит?» Наконец эта пытка кончилась: за поворотом показался спасительный пункт назначения – угол Катиного дома.
Жданов остановил машину и на несколько секунд замер, завороженный тягучими звуками джаза, которые лились из динамиков. Катерина хотела тихонько улизнуть, но только понапрасну дергала дверную ручку. О чем говорить Жданову с такой, как она, – она ведь даже из автомобиля выйти без посторонней помощи не может!
Жданов хотел прийти на помощь, но вместо того, чтобы просто открыть дверь, взял девушку за руку и притянул к себе:
– Катя...
Она замерла.
– Мне нужно с вами поговорить. О том, что случилось вчера...
– Не переживайте, Андрей Павлович. Это может случиться с каждым, – чем больше Катя пыталась казаться беззаботной, тем более натянутой становилась ее улыбка.
– Да нет же, вы не понимаете... – горячим шепотом прервал ее Жданов, – да выслушайте меня, в конце концов. Только не перебивайте. Катя... – Он снял очки и, лишившись, этой последней брони рыцаря бизнеса, посмотрел в удивительно мягкие глаза Кати. – То, что произошло вчера… Это не случайность! Я не жалею о том, что случилось, понимаешь? Катя, ты меня понимаешь?
Катя с удвоенным энтузиазмом принялась дергать дверную ручку, заерзала по сиденью, прижимая непослушную дверь коленом:
– Андрей Павлович, мы и так с вами почти не расстаемся, – она глупо улыбалась и делала вид, что не понимает Андрея. – Работаем по восемнадцать часов в сутки. Надо же и спать когда-то...
Жданов застонал от бессилия. Да как же ей объяснить, доказать ей, что все не так! Все неправильно! Что она давно уже, еще до этой пакостной истории с кредитами стала для него гораздо больше, чем просто помощником...
– Катя, ты мне нужна... Я уже не могу без тебя, – Андрей сгреб испуганную девушку в охапку и сильно встряхнул, словно хотел разбудить. – Почему ты мне не веришь?
– Нет-нет-нет, Андрей Павлович, вы просто переутомились. У вас сейчас такой тяжелый период. И на работе полно проблем, и с Кирой Юрьевной тоже. Вам надо отдохнуть, выспаться хорошенько...
Андрей бессильно разжал руки, выпустил девушку, надел очки и тихо спросил:
– Скажи, какие тебе нужны доказательства?
– Это аксиома – доказательств не требуется! Я не могу вам нравиться, вы не таких женщин любите. Вам нравятся красивые, длинноногие...
Почему все думают, что некрасивую девушку так легко обмануть? Катя закрыла лицо руками и тихо всхлипнула. Андрей осторожно погладил ее по волосам. Милко однажды говорил, что волосы говорят всю правду про характер человека. Вот и у Кати волосы легкие, нежные и мягкие – и прямые, как она... Андрей пытался отдернуть руку и разобраться в себе: неужели то, что происходит сейчас, он делает только ради компании? Неужели все сотрудники, друзья, близкие, даже Катя – считают, что он такой – расчетливый и черствый эгоист? Что он не умеет быть другим?
– Думаешь, мне могут нравиться только модели? – грустно спросил Жданов. – Знаешь, они все одинаковые – шикарные, длинноногие, очаровательные. В общем, ни одна из них... – Он запнулся. Действительно – он никогда не испытывал искреннего, глубокого чувства ни к мимолетным, ни к постоянным подружкам. Он вздохнул и признался Кате: – С тобой все по-другому. У тебя есть нечто... Большее! Внутренняя красота. Ты самая лучшая девушка из всех, кого я встречал.
– Андрей Павлович, это я, Катя Пушкарева, – по слогам проговорила Катя.
Почему она такая упрямая? Почему она не хочет просто поверить ему? Довериться всего один раз – и все станет иначе! Он еще никогда не был таким искренним, как в этом фальшивом любовном романе! Да он был готов на колени встать, поклясться.
– Хочешь, я поклянусь? Хорошо, я клянусь... – Андрей начал озираться по сторонам, подыскивая достойный клятвы объект. На небе высоко и безжизненно, как софит над подиумом, сияла луна. И он указал на нее.
– Вот этой луной, например? Она не даст соврать. Ведь ей довелось увидеть многих таких, как я... Влюбленных...
Да, он поклялся луной. Знаком коварства и мистификации. Хотя в эту секунду даже не думал о том, почему неосознанно выбрал такое коварное небесное тело!
Но для Кати это не имело значения. Он мог бы поклясться деревом, дорогой, своей машиной, наконец, – ей было все равно. Главное – он поклялся!
Жданов сдернул очки и хотел снова поцеловать Катю – совсем не так, как вчера!
– Ой, мама! – испуганно вскрикнула девушка, указывая на силуэт в окне квартиры.
Андрей от неожиданности дал по газам, и машина сорвалась с места.
Они проехали несколько метров, прежде чем Жданов снова заглушил мотор. Сегодня или никогда – она должна, обязана ему поверить! Он снова наклонился, чтобы поцеловать Катю. Но девушка опасливо отстранилась:
– Это невозможно, Андрей Павлович. У вас есть невеста.
– Ты прекрасно знаешь, что с Кирой у нас все так сложно... Я не могу расстаться с ней прямо сейчас. Но все равно – мне нужна ты, только ты одна. Да, у меня действительно есть невеста. А у тебя есть Николай.
– Вы не понимаете, Андрей Павлович, Коля – это же совсем другое.
– Ты его не любишь?
– Давайте не будем об этом, Андрей Павлович, пожалуйста.
– Хорошо. Забудем о них – о Кире, о твоем Николае. Их здесь нет. Сейчас здесь только мы. Ты и я...
Жданов нежно поднес к губам Катины ладошки – у нее такие красивые, нежные пальчики, гладкая кожа... Он готов был наслаждаться неожиданным открытием до самого утра. Но сказка не может длиться долго – зазвонил мобильный, Катя отпрянула.
Звонила Кира.
– ...Да, конечно. Буду минут через двадцать. Пока. И я тебя...
– Катя, я....
– Я все понимаю, Андрей Павлович. Вам надо ехать. Жданов кивнул, отвел взгляд, завел машину и тронулся с места. Оба молчали. Он остановился у Катиного подъезда. Она потянулась к ручке дверцы, на, этот раз дверь открылась с первой попытки, но Катя все равно замешкалась в салоне и тихо спросила:
– А Роман Дмитриевич... знает? Вы ему сказали обо мне? То есть о том, что вы...
Андрей – как всякий влюбленный – все еще испытывал прилив теплоты и благодарности ко всему миру – и его отдельно взятой части по фамилии Малиновский. И он вдохновенно сказал то, что сейчас ему казалось самой настоящей правдой:
– Нет. О нас никто не знает. Ни один человек... Пусть это будет нашей тайной. Только нашей – твоей и моей. Ты согласна, Катя?
Жданов, наконец, поцеловал ее, Катя вздрогнула и прижалась лбом к его плечу. Медленно открыла глаза, улыбнулась и отворила дверцу.
– Спокойной ночи, Андрей... просто Андрей.

0

6

ГЛАВА 12

Утром Катя распахнула дверцы шкафа и в отчаянии стала инвентаризировать свой небогатый гардероб в поисках модного, волнующего, соблазнительного наряда. Ей так хотелось хоть раз предстать перед Андреем по-настоящему привлекательной! Она таинственно улыбалась и вместе с нарядами перебирала воспоминания вчерашнего вечера...
«Он поцеловал меня уже два раза! Даже поклялся луной, что влюблен... А я всегда думала, что такие глупости бывают только в женских романах. Неужели это происходит со мной? С Катей Пушкаревой? Это похоже на сказку или на самый волшебный сон. Вдруг я проснусь, и ничего вокруг нет? Все это мне привиделось? И компания, и Андрей. Конечно, у него есть невеста... Но я больше не могу отталкивать Андрея. Я должна попытаться стать по-настоящему счастливой! И будь что будет!»
Оставалось только накинуть пальто, но Катя решила добавить последние штрихи. Извлекла из шкафа коробку, где под пожелтевшей открыткой уже несколько лет хранился дешевый парфюмерный набор, и вынула флакон с духами. Открыла флакончик, осторожно брызнула ими себе на шею, уже смелее – в вырез блузки... Самая большая порция сладко пахнущих капель пришлась на запястье.
Катя уже надела пальто, когда в прихожую ввалился Зорькин:
– Кто тут духи разлил? Прямо на тебя... Катька, ты что, надушилась? Bay!
– И как ты только догадался?
– Я еще на лестнице догадываться начал, – сообщил давнишний друг и окинул ее придирчивым взглядом: – А ты сегодня ничего, нарядно выгладишь!
– Слушай, я хочу тебя спросить, как финансового директора... у нас деньги есть?
– Разве это деньги... – скорчил забавную рожицу Николай. – Давно хотел тебя спросить, как рассчитать, динамику основных макроэкономических...
– Ты мне зубы не заговаривай, – когда это необходимо, Катя умела быть жесткой и настойчивой. – Наличные есть? Мне зарплату еще не выплатили, а деньги очень нужны.
– Нет, ты скажи, на какие нужды, – вошел в роль Зорькин. – На косметику даже не проси, духи у тебя есть, а остальное тебе ни к чему. И не забывай, у меня отчетность. Напишешь обоснование – сколько, зачем. Заполнишь расходный ордер. Ну и отчитаешься, само собой. Деньги счет любят, Пушкарева. Пора уже это усвоить.
– Зорькин, уволю!
– Ладно, в порядке исключения.....
Он со вздохом открыл потрепанную спортивную сумку. Вынул аккуратно перетянутую пачку банкнот, отсчитал две купюры и проверил на свет. Катерина усмехнулась, проворно выхватила у него всю пачку и, кивнув на оставшиеся в руках друга две бумажки, скомандовала:
– Расходный ордер сам заполнишь. И отчитаться не забудь!
Она вбежала в кабинет Жданова. Убедилась, что хозяина нет на месте, положила ему на стол шоколадку и юркнула в свою каморку. Как раз вовремя – шеф уже бесновался в приемной!
– Где, черт возьми, Вика? Почему сегодня никого нет на рабочих местах?
– Сегодня пробки большие, – выгораживала Клочкову добросердечная Татьяна. – Но те, кто ехал на метро, уже на месте.
– Если Клочкова окажется в метро, то умудрится и там создать пробку!
... Разве можно работать, когда влюблена? Катя ни на минуту не могла сосредоточиться. В ушах снова и снова звучало: «Ты нужна мне...» Нужна. Быть нужной, незаменимой – это самое главное. А остальное придет со временем... Если придет, конечно... Но придет ли?
Она достала из ящика стола овальное зеркальце, поставила его на полку, то и дело отрывалась от клавиатуры и поглядывала на себя... А она сегодня действительно хорошо выглядит – ну, для Кати Пушкаревой, понятное дело! Смешно и глупо! С первого курса Катя подтрунивала над подружками, которые вели себя так, считала их влюбленными дурочками... Она даже не понимала тогда, какое это счастье – полюбить!
Жданов заметил, как девушка любуется им через дверную щелку, вздрогнул и выронил пиджак, который как раз намеревался повесить.
– Катерина Валерьевна, добрый день, – как можно более бодро произнес он, подчеркивая, что заметил слежку. – Как у вас дела? Неплохая погодка сегодня?
– Сыровато, – смутилась Катя.
Жданов тоже замялся и осмотрелся – попытался понять, откуда в его кабинете этот простоватый приторно-сладкий запах? Вроде, пахло от Кати...
– М-да… хотел, действительно... я хотел сказать, что... мне потребуется ваша помощь, – Андрей сел за свой стол и суетливо перекладывал бумага, имитируя оживленную работу. – Требуется срочно перечислипъ некоторую сумму на счет моих родителей. Мы уже можем использовать деньги от продаж?
Идея Катерине не понравилась – у них еще зарплата не выплачена, и кредит этот, но разве может она спорить с Андреем сейчас? После вчерашнего разговора. Конечно, она все сделает так, как он скажет.
Наконец Андрей откопал среди вороха бумаг шоколадку в блестящей обертке и смущенно пробормотал:
– Спасибо... Катя...
Дверь распахнулась, и в кабинет важной поступью прошествовал Роман Малиновский. Катя терпеть не могла шуточек Романа и поспешно скрылась в своей каморке.
– Привет! – Роман как гончий пес потянул носом воздух и оглядел территорию. – Чем это так тут пахнет? Как будто здесь варили варенье из герани!
– Это Катины духи, – Андрей рассматривал шоколадку так, словно в руках у него оказался золотой самородок, доселе невиданного размера.
– Так-так-так... – улыбнулся Рома. – Судя по десерту – тебе все удалось? Ты ее поцеловал?
Андрей виновато кивнул. Малиновский с чувством потряс его руку.
– Уважаю. Знаешь, ты просто супермэн! Ты – герой. Ты – дважды герой! Я знал, мастерство не пропьешь!
– Я даже в любви признавался, клялся, нес всякую чушь.
Роман прыснул от смеха. Ну вот – у его президента есть еще порох в пороховницах!
Жданову так хотелось одним махом пресечь этот балаган. Все, что они затеяли с Романом, – жестокий обман. Их жертвой станет честная, преданная и такая романтичная девчушка! Она этого не заслуживает! Катя не виновата, что он плохо вел дела компании. Почему она должна расплачиваться за это?
– Послушай, я сделал все возможное, – сказал Андрей. – Но больше я не могу... Это выше моих сил...
Малиновский его даже не слушал, он отирал выступившие от хохота слезы и тащил Андрея из кабинета.
Деловые партнеры уединились в просторном конференц-зале, чтобы провести рекогносцировку на поле любовной баталии.
Первым делом Малиновский изучил трофеи – аккуратно снял с шоколадки обертку и надломил плитку:
– Мой любимый шоколад – молочный!
– Знаешь, она не собиралась бросаться в мои объятия, – сообщил Андрей, неуверенно присаживаясь на краешек стола.
– Да, она у нас девушка с характером, – заметил Рома, еще смакуя угощение. – И с бо-о-ольшим самомнением.
– Да нет, просто она вела себя достойно... в отличие от меня.
– Вот только не надо этих терзаний! На этот раз обойдемся без достоевщины...
Малиновский расправил обертку на колене, как полководец карту местности в условиях боевых действий, и указал на нее Андрею: он должен понимать – шоколадка – это непросто так! Это серьезный шаг со стороны Кати, Она хочет подтолкнуть Жданова к решительным действиям. Но для лобовой атаки еще слишком рано. Надо заходить с флангов – развивая Малиновский военную тему. Женщины очень чувствительны ко всякой чепухе.
Андрей отмахнулся. Бред какой-то! Сам он в былые времена частенько дарил шоколадки секретаршам – это было вполне естественно. Но чтобы наоборот? Чтобы секретарша его конфеткой угостила? Как ка такое отреагировать, он не знал, и запросил «помощь зала» – в лице Малиновского.
– И как же мне отвечать? Написать любовное письмо? Со стихами?
– Со стихами неплохо бы, – Роман сразу ухватился за многообещающую идею. – Стихи и письма доверь мне! Я буду тебе помогать бесплатными добрыми советами: подсказывать, когда цветочек подарить, когда по парку прогулять... И вообще, нет ничего более удобного, чем отношения с некрасивой женщиной. Трудно найти существо более покладистое, благодарное и понимающее...
– Звучит цинично даже для тебя, – покачал головой Андрей. – Ты будто борзого щенка рекламируешь!
– Не цинично, а здраво. Представь себе – с ней можно пойти куда угодно, и никто не подумает, что ты с ней спишь! – Ромка пришел в восторг от собственного открытия.
– А-почему же ты, Рома, до сих пор не нашел себе такую?
Рома пожал плечами, полюбовался отражением собственной живописной физиономии в стеклянной створке шкафа и констатировал:
– Статью не вышел! – и с ироничной тоской подкатил глаза. – К тому же они в дефиците. Ты не замечал, что мы с тобой живем в царстве красоты? Нас окружают потрясающие женщины, и мы к ним просто привыкли. А любовь с уродкой... э-э-э... поэтично говоря – дурнушкой, это так свежо... так притягательно.
Катя не уродка! Такого определения Жданов не мог простить даже Малиновскому: он ударил по столешнице, резко и громко, совсем как отец на деловых встречах – и рявкнул:
– Хватит! Я такой поэзии не понимаю!
– Андрей, – Малиновский совершенно не ожидал такой реакции от Жданова, удивленно поднял брови, но продолжал увещевать друга в том же шутливом тоне:
– Самое главное – к некрасивым женщинам никто не ревнует. Если Кира узнает – она даже скандал устраивать не станет, а просто потащит тебя к психиатру, – Малиновский многообещающе повертел у виска не просто пальцем, а всей кистью, подчеркивая степень безумия Катиного потенциального ухажера. И уже же с гордостью добавил: – Но до этого не дойдет! Знаешь, почему? Твой вице-президент умеет хранить тайны! И все останутся довольны. Будь уверен! После Катя вернет нам фирму, все закончится, и мы оплатим ей поездку на Мадагаскар! И она захочет там остаться на ПМЖ, так что можно сэкономить и купить билет в один конец.
– Почему именно туда?
– Там в джунглях живут очкастые лемуры. Они ей обязательно понравятся! И это будет взаимно!

Тропинкина перебирала кучку мелочи, которую барышни из «Женсовета» ссыпали к ней на стойку, собирая монетки по карманам, сумочкам и укромным уголкам рабочих столов. Мария расстроенно посмотрела на подружек – сколько денежки ни считай, больше их от этого не становится. Даже на обед в дешевенькой «Ромашке» все равно не хватит!
– Может, отправим обедать самых голодных, а остальным купим по булочке? – предложила Ольга Вячеславовна.
Из-за потока дел и бурных последних вечеров Катя давно не болтала с девчонками и сейчас, воспользовавшись обеденным затишьем, остановилась у стойки:
– Собрались на обед? Амура понуро кивнула.
– «Женсовет» может начинать процедуру банкротства. А в «Zimalettо» скоро каннибализм начнется! Жалованье задерживают...
Катя испуганно перевела взгляд с горки мелочи на круглые носки своих стареньких, зато мягких и практичных туфель: в безденежье персонала компании отчасти была еe вина! Она собралась с духом и объявила, что приглашает всех наплевать на фигуру и наесться от души – она заплатит!
– Пушкарева, ты соседний банк ограбила? – скептически поинтересовалась подоспевшая Клочкова. Деньги, даже в самом скромном количестве, притягивали Вику, как магнит – стальную скрепку.– А-а-а, я поняла, тебя проблемы с зарплатой не касаются? Ну конечно, ты ведь у нас главная по финансам.
– Ну, не все же тебе – романсы-финансы, – съязвила рыжая Шурочка.
Вика проигнорировала реплику и, положив локти на стойку Тропинкиной, поймала скатившуюся из обшей горстки монетку неправдоподобно длинным ногтем. И таинственно поведала:
– А ты вот слышала, как в некоторых фирмах зарплату сотрудников прокручивают? – спросила Вика у Шурочки. – А потом на прибыль на Канарах отдыхают. Я такие штучки знаю, все-таки экономическое образование.
– Ты бы, Клочкова, зависть в себе не культивировала, – поджала губы справедливая Шура.
– Кому завидовать-то? Тебе, что ли? Или этой умнице и красавице? – кивнула Виктория на Пушкареву.
– Успокойтесь, девочки! – попросила Катерина. – Наговорите опять лишнего. Вика, пожалуйста, лучше возвращайся к себе – в приемную...
– Между прочим, у нашей Кати есть еще и любимый человек – он ее холит, лелеет и балует! – пухленькая болтушка Таня ободряюще обняла Катю за плечи и победно посмотрела на Викторию.
– Ой-ой-ой, так я и поверила, – брезгливо поморщилась Вика, бывшая вторая половина олигарха. – Ну и что же это за молодой человек? Сейчас угадаю. Он, наверно, кассир в супермаркете!
– Угадала! Проницательная ты наша, – иронично фыркнула Шура. – Он, может, и не олигарх – как твой... бывший. Но у парня есть своя компания!
– Компания – это что? Приятели – вместе пива попить?
– Нет! Он молодой красавец бизнесмен. И на Кате не экономит! – торжествующий «Женсовет» увлек расстроенную новой склокой Катю к выходу.
Обескураженная Клочкова помчалась в бар – надо как можно скорее поведать потрясающую новость Кире!
– У меня в голове это не укладывается! – воскликнула Вика в конце рассказа и откинулась на уютный диванчик рядом с Кирой. – Это этот, как его, нонсенс! Девушки, у которых все при себе, – она скосил глаза в собственное декольте, убедившись, что «все» по-прежнему при ней, и продолжила: – С хорошим образованием, не могут найти кого-то приличного. Сидят без копейки денег!
– Вика, да не переживай ты так! – Жданов подошел сзади и шутливо обнял невесту: – Зарплата всем вам скоро будет!
Кира отстранилась и изучающее посмотрела на Жданова:
– Слыхал последнюю новость «Zimalettо»? У твоей Кати Пушкаревой, оказывается, есть состоятельный жених! Как такое может быть?
– Может, он состоятельный по меркам Кати? – осторожно уточнил Андрей.
– Да у него собственный бизнес! Процветающий! – взвилась Клочкова. – Он молод и хорош собой! Пушкарева сейчас хвасталась перед вашими кошелками.
Жданов медленно вытащил из кармана платок и вытер внезапно выступивший на лбу пот. Новость, действительно, обескураживающая.
– И кто же он? Этот бизнесмен? У него есть фамилия?
– Фамилии, явки и пароли она не называла, – ответила Вика.
– Катя у нас молодец, умеет хранить коммерческую тайну. – Кира иронично сложила губы трубочкой и внимательно наблюдала за Андреем. Неужели действительно побледнел, или ей только показалось? Он что-то неадекватно ведет себя последнее время. —Дальновидная девушка! За это ты ее и ценишь!
– Скорее, я ее, как выяснилось, недооцениваю, – он нервно отпил сок из бокала Вики.

ГЛАВА 13

Андрей молчал уже добрую четверть часа, сосредоточенно разглядывая то абстрактный триптих на стене собственного кабинета, то оправу очков, – надо же носит их уже полгода, а только сейчас заметил, что шурупчики никелированные. Малиновский сперва из солидарности следил за взглядом Андрея, глубоко вздыхая и покачивайся на стуле и, наконец не выдержал – поднялся, налил виски в два бокала с традиционным тяжелым донышком. Отпил и протянул второй коллеге:
– Жданов, я бы с удовольствием с тобой еще помолчал, но твой вид на меня действует удручающе. Колись, брателло, что стряслось?!
– Я искал тебя, зашел в бар и услышал убийственную новость, – начал тот.
– Милко надоели красотки? Он будет приглашать на работу уродин? – ехидно поинтересовался Роман. – Да ладно, не злись. Я просто тебя развеселить пытаюсь...
Андрей резко встал, стащил пиджак, галстук, бросил на диван и принялся ходить по кабинету:
– А меня уже развеселили – Петросян отдыхает! Куда уж тебе! Катя всем раструбила о наших отно... об этом романе!
– Здорово... Она назвала твое имя?
– Пока нет...
– И чего ты мечешься, как тигр в клетке? Захотелось девчонке перед подружками похвастать...
– Или это может означать, что ситуация еще хуже... – с горечью сказал Жданов.
– Хуже? – удивился Роман. Даже его богатой фантазии не хватало, чтобы представить – куда еще хуже-то? Он решил выяснить: – Что может быть хуже, чем гласность в таком интимном деле? Даже если ей поверят, никто не подумает, что Катя говорит о тебе. Расслабься...
– Так она и говорила не обо мне! – воскликнул Жданов. – И этот «не я» не только молод и хорош собой, но и не беден. Заметь, у него есть свой бизнес...
Андрей перестал вышагивать, подлил себе еще виски, сел на диван и выразительно посмотрел на друга:
– Свой бизнес – значит, бывший наш! Это же очевидно! Жданов даже с силой ударил себя по колену от такого открытия.
Черт, черт! И про какой же роман она говорила, хотел бы он знать! С ним или с тем другим? Надо во всем этом разобраться. В сердце яростно раздирала когти ревность. И Андрей ничего не мог поделать с этим ужасным чувством. Ну, ничего! Он добьется, что она будет принадлежать только ему. Ведь это он – долгожданный, единственный Катин принц! Только он, и никто другой!
Малиновский под благовидным предлогом ретировался: страсти – не его амплуа.

Катерина осторожно, заглянула в кабинет – пусто. Она на цыпочках подошла к столу и расстегнула свою огромную всепогодную сумку. Воровато оглянулась по сторонам, аккуратно вытащила небольшую яркую коробочку и положила ее на стол. Отошла, полюбовалась живописным подарком, вернулась и поправила коробку. И помчалась отвечать на очередной телефонный звонок.
В кабинет возвратился хмурый Жданов, стал угрюмо перебирать бумажки, пытаясь разобрать – о чем разговаривает Катя, и главное – с кем? Презента он так и не заметил.
– Андрей Павлович, хорошие новости, – перед ним возникла улыбающаяся Катя. – Скоро мы сможем выдать сотрудниками зарплату. Раньше, чем предполагали.
– Ну, тогда я абсолютно счастлив, – не поворачиваясь, сухо сказал Жданов.
От такого приема Катя сникла и тихонько пролепетала:
– Андрей Павлович, что случилось? Вы... вы... на меня сердитесь?
– С чего вы взяли? Я всем доволен. Я – счастлив! Разве не видно? – Он наконец заметил и взял в руки нарядную коробочку. – Не волнуйтесь, Катя. Меня совершенно не беспокоит, что вы ходите по компании и кричите, что у вас появился богатый жених!
Катя испуганно застыла перед Ждановым – что с ним опять происходит? С ее Андреем? Лицо искажено какой-то сдерживаемой гримасой, в глазах – ни вчерашнего тепла, ни нежности. Их переполняло только холодное и яростное чувство.
Как плохо она его знает, подумала Катерина, – совсем не знает! Перед ней снова сидел абсолютно чужой, незнакомый человек. Не «просто Андрей», а грозный шеф! Катя окончательно растерялась и тихонько переспросила:
– Я – кричу?
– Нет, не вы... Это я тут все время кричу. – Андрей взял себя в руки и поправил съехавшие на самый кончик носа очки. – Катя, не отпирайтесь, вы говорили нашим барышням, что у вас есть богатый друг.
– Я ничего такого не говорила...
– Ну конечно, это была массовая галлюцинация. Какая неувязочка! Всем похвалились, кроме меня!
– Где вы об этом слышали? – обреченно спросила Катя.
– Дайте вспомнить. По-моему, в новостях, – он яростно схватил коробочку и помахал ею перед Катей. – Вы же мне обещали, что это наша маленькая тайна... только между нами – секрет! И сразу пошли – разболтали Вике. Знаете, как это называется? Вы предали меня, Катя!
– Да нет же! – горячо выкрикнула девушка и притопнула ножкой. – Я все объясню! Я никого не предавала... Я... Мы с подругами стояли около лифта... Я сказала, что угощу всех обедом, а Вика затеяла склоку – сказала, что я только себе не забываю зарплату платить. Девчонки стал и меня защищать, и Таня сказала, что у меня есть состоятельный молодой человек. Они же думают, что это Коля, Зорькин.
– И вы это подтвердили? Согласились, что у вас роман с Николаем?
– Нет, я просто, хотела, чтобы Вика от меня отстала, – Катя молитвенно прижала руки к груди и подняла полные слез глаза на Жданова. – Я клянусь, у меня, ничего нет с Николаем, кроме дружеских отношений.
.Жданов не успокоился – он просто взял себя в руки. Он понял, как больно и тяжело будет ему потерять Катю теперь! Он необыкновенно ярко представил, как Катя сейчас разрыдается, неловко повернется, выбежит из кабинета и больше не вернется. Нет – только не это! Только бы она оставалась рядом – так же каждое утро здоровалась, стеснительно улыбалась, приносила бумаги и кофе, одергивала свои дурацкие кофточки, – этот кошмар Милко, – и бесконечно говорила что-то о ненужных уже делах. Только бы она была рядом! Но он все же с показной строгостью отчитал Катю:
– В любом случае это нехорошо, когда ходят такие разговоры! Мне не нравятся все эти сплетни...
Он автоматически переместил коробочку в дальний угол стола.
– Я попрошу девочек больше не говорить ни про Колю, ни про нас с ним, – поспешно кивала Катя и твердо добавина: – Андрей Павлович, я дала слово и умру, если его не сдержу....Я вас ни когда не предам...Вы мне верите?
Наивная горячность девушки тронула Жданова.
– Я вам верю!
Он хотел взять Катю за руку – но в кабинет, как всегда, не ко времени, ввалился Малиновский, нагруженный двумя огромными свертками в подарочной бумаге.
– Пардон, господа, я вас прервал?
– Я уже ухожу, – Катя скользнула в свое тесное пристанище.
– Что случилось? Воздух прямо-таки наэлектризован. Была гроза? Или вы просто поссорились? – Роман понизил голос, опасливо оглядываясь на двери коморки.
– Катя мне все объяснила, и я ей верю...
– Ну и хорошо. А что это за коробочка?
– Не знаю, – пожал плечами Жданов. – Я пришел, а это здесь уже лежало. Что у тебя за котомки? Собрался в поход?
– В этих котомках наше светлое будущее, – снова перешел на загадки Рома. – Забирай свой подарок, пошли в конференц-зал. Я проведу с тобой – мастер-класс! Роман Малиновский – играющий тренер! Спешите – всего одно занятие!
Они предусмотрительно заперлись в конференц-зале, и любопытный Малиновский первым раскрыл коробочку. Там, в бумажных кружевах, притаилось розовое пирожное в форме сердечка. Роман извлек десерт из упаковки, оценивающе оглядел, понюхал и впился зубами в нежный бок.
– М-м-м... объедение, – сообщил он, – у нее есть вкус. Во всяком случае, когда она выбирает сладкое.
– Верю на слово, – Андрею было по-детски обидно, что Ромка нагло, без спросу, уплетает его пирожное за обе щеки. – Вообще-то, я тоже хотел попробовать...
Роман отмахнулся от реплики, отряхнул крошки с пиджака и поднял палец, как заправский лектор:
– Это знак! А знаки не пробуют. Их понимают!
– Знак? Что-то типа «Кирпич» или «Осторожно, Катя!»?
– Андрей, ну какой ты тугодум! Если Катя устраивает тебе такие милые сюрпризы, значит, она тоже хотела бы получить нечто подобное взамен!
– Думаешь, надо купить ей торт? – растерялся Жданов.
Подарки он делал и раньше, но редко задумывался над тем, что действительно любят или не любят женщины. В его жизни они менялись слишком часто...
Роман приосанился, с упреком посмотрел на друга и начал урок.
С ловкостью фокусника он доставал из пакетов наглядные пособия – шоколадки, плюшевого медведя с сердечком в лапах, открытки-сердечки, жевательные мармеладки, засушенный цветок, цветную бумагу для записок, два диска «Баллады о любви. Лучшее».
– Что все это значит?
Малиновский прищурился, обошел Жданова, оглядывая со всех сторон:
– Это убойное оружие в деле обольщения девушки. Точнее – Кати. Действует без осечек. Есть масса вариантов. Например, открытка-сердечко плюс романтические стишки. Если не нравится – шоколадка и засушенный цветочек! Кроме того, здесь есть чудесные стихи и песни. Выбрал самые душевные! Неужели тебе не нравятся?
– Любовная лирика с радио-шансон для Кати? – усомнился Жданов, нет – здесь надо совсем другое! – Я не хочу выглядеть идиотом даже перед Пушкаревой!
Роман убежденно защищал свою груду безделушек. При хорошей организации и романтическом подходе хватит, чтобы вскружить голову даже более взыскательной девушке, чем Катя Пушкарева! В конце концов, неужели это так трудно? Она хочет любви. Причем не будничной и каждодневной, а необычной, немеркнущей. Любви, приправленной большой дозой романтики. Сердечки-цветочки под скрипичное трио. Только так завоевываются сердца и расцветают настоящие чувства! Но начинать надо с самого простого, как в школе – с арифметики. Пусть поблагодарит Катю за шоколадку.
– Кстати, что ты сделал с оберткой, ну, с той, от Катиной шоколадки?
– Выбросил в урну.
– Ты с ума сошел! Это же так важно – сохранить обертку от подаренной шоколадки!
– Все, я больше не могу слушать твою ерунду! – Андрей поднялся и хотел идти.
– С таким настроением ты все испортишь! Катя подумает, что у вас банальная интрижка, а не большое и светлое чувство! Это будет катастрофа!
– Я пойду другим путем – другой путь, он, сам знаешь, всегда короче. Забирай свое оружие...
Андрей сгреб подарки в охапку и сунул Роману, который от неожиданности рассыпал половину. Андрей успел подхватить особо, крупную особь розовой мыши и бросил плюшевым, сокровищем в Романа. Роман легко отпасовал мышь ему – за этим беззаботным занятием президентов застал...
Господин Воропаев! Он стоял в дверях конференц-зала и с интересом наблюдал за игрой. Андрей прижал к груди плюшевую игрушку, будто пытался защитить се от воинственно настроенного соперника.
– Где мои деньги? – спросил Воропаев.
– Добрый день, – обаятельно улыбнулся Рома.
– Добрым он будет, когда я получу свой чек. Или «Zimaletto» все-таки разорилась?
– Подробную информацию по всем финансовым вопросам ты можешь получить у моей помощницы Пушкаревой, – независимо ответил Жданов и повернулся спиной.
Александр решительно – как все, что он делал, – приблизился к столу. Андрей и Рома не успели даже попытаться прикрыть милые мелочи! Воропаев начал перебирать диски, игрушки, конфеты и прочие вешицы. И самым серьезным тоном осведомился:
– Собираетесь для покрытия убытков торговать с лотка на барахолке? Или прямо этими сокровищами будет жалование выдавать? Или «Zimalettо» сменило производственный профиль?
Андрей покраснел и, чтобы хоть как-то выкрутиться, соврал:
– Э-это все Роман. Хобби у него такое, всякую ерунду собирает!
– Поздравляю, Малиновский! – не удержался от ироничного замечания Воропаев. – Я вижу, в поисках прекрасного ты наткнулся на распродажу – «все по десять рублей». А какая фантазия! В этих вешах сквозит аристократический вкус!
Александр воспользовался советом Жданова и теперь отворял дверь к Катерине. Она сидела за рабочим столом, изучая данные в компьютере. От звука резко распахнутой двери она вздрогнула, подняла взгляд и увидала торжествующего Воропаева. От неожиданности Катя запнулась даже в приветствии:
– Здравствуйте, Александр... Юрьевич!
– У меня такое ощущение, что при виде меня у вас случился спазм горла! Это реакция на всех посетителей, или только мне выпала такая честь?
– Вам показалось. Впрочем, кажется, вам свойственно преувеличивать...
– Смело, – надменно усмехнулся Александр. – Но не думайте, что разгадали меня. А я вас разгадал, я знаю, почему вы меня боитесь.
– Я вас совсем не боюсь... – лепетала Катя. Что греха таить – она действительно побаивалась Воропаева.
– Все женщины боятся сильных мужчин. Хотя вы у нас очень нестандартная девица – но исключения только подтверждают правило!
Он обошел стол и встал за Катиной спиной, облокотившись на спинку кресла. Катя отодвинулась на краешек и повернула голову к Александру:
– Тогда тем более, чего мне бояться?
– Вы знаете, что я знаю! Я знаю, что вы прикрываете Андрея, И, возможно, в этом компьютере кроются страшные тайны. Настоящие цифры, убытки, неудачные сделки. И вы знаете, что я могу потребовать все это показать. Уже поэтому меня стоит опасаться.
Он повернул вращающееся кресло и навис над несчастной Катей, инстинктивно прижавшей к груди закрытый ежедневник. Наконец, она набралась мужества и отважно посмотрела в глаза Александру. Сказала тихо, но твердо:
– Я скажу, почему я отношусь к вам так осторожно. Дело в том, что вы всегда приносите только плохие новости.
– Я поражен вашей откровенностью, – не меняя позы, продолжал Александр. – Катя, имейте уважение к акционеру компании!
– Я вас уважаю. Александр Юрьевич! Но только как акционера компании.
– Опять смело. Ну что же, постараюсь вас не разочаровать. У меня действительно плохие новости. Я требую, чтобы мне сегодня же выдали мои деньги!
– Знаете, – Катя вдруг оживилась, повеселела и встала с кресла, осторожно отодвинув Воропаева, – у меня тоже есть для вас плохие новости. Выплатить вам деньги не представляется возможным – сами понимаете: в первую очередь налоги, потом выплаты по кредиту... А только потом дивиденды – при наличии свободных средств.
Александр посерьезнел – он впервые испытал к это девчонке нечто вроде уважения.
– Давайте внесем ясность. Моя семья вложила в эту компанию огромные деньги. Которыми, к сожалению, распоряжается Андрей.
Сейчас он говорил скорее сухо – без обычной враждебности или снисходительности. Нормальный деловой разговор – Катя не могла вспомнить подобного! Собралась с духом, чтобы привести окончательные аргументы и решительно вступилась за своего шефа:
– Умело распоряжается...
– Почему же в таком случае вы не можете отдать мне мои законные деньги? Меня не должно волновать, что у вас за обязательства. В первую очередь, вы должны выполнить обязательства перед акционерами. Перед хозяевами компании!
– Да, вы совершенно правы, – подтвердила Катерина, – но есть правила игры. Акционеры, тем более вложившие в компанию крупные средства, простят нам несколько дней задержки. А вот банк...
Александр дернул подбородком в знак согласия. К сожалению, как опытный бизнесмен, он вынужден признать, что Катерина права! Она права. И ободренная Катя продолжила:
– Но у меня есть и хорошие новости. Вы получите свой чек завтра! Я очень прошу вас подождать совсем немного.
Александр разглядывал Катю – за время, что она работает здесь, он так и не сумел разобраться в этой девушке. Он вздохнул и признался:
– Катя, вы все-таки очень необычная девушка. Не сочтите за комплимент...

ГЛАВА 14

Едва дверь за Воропаевым закрылась, Катю пригласил недовольный Андрей:
– Можно вас на минутку? О чем вас расспрашивал Александр?
– Ничего интересного. Хотел узнать, когда придут деньги. Я убедила его, что нужно немного подождать.
– Отлично. Кстати, Катенька, а список платежей уже готов?
– Да, мне звонили, все в порядке. Я как раз иду за ними к Светлане.
Она быстро вышла из комнаты. Роман нетерпеливо ерзал на стуле и торопил Жданова:
– Нельзя терять ни секунды! Немедленно начинай операцию «Мелочи».
Малиновский начал быстро копаться в мусорном ведре.
– Этой операции больше подходит название «Сволочи», – пробормотал Жданов.
– Жданов, прекращай ныть, – раздался из-под стола голос Ромы.
Он поднялся и с видом победителя поднял над головой обертку от шоколадки:
– Нашел! Сейчас посмотрим, куда это положить. Малиновский аккуратно разгладил фантик, положил его на заметное место и удовлетворенно кивнул. Затем схватил друга за рукав и потянул в Катину комнату. Нужно было расставить несколько «приманок» непосредственно на месте обитания объекта.
Там Малиновский живописно пристроил на столе открытку и шоколад «Вдохновение», придирчиво оглядел свою работу, но остался недоволен. Катя подарила Жданову пирожное в форме сердца – значит, важно не само пирожное, важна подача материала! Роман разорвал упаковку «Вдохновения», уложил длинные брусочки в фольге в форме сердечка. Пока друг колдовал, Андрей взял, в руки открытку. Интересно, что же он там «написал»?
Жданов начал читать, и губы его сами собой растягивались в иронической улыбке:
– «И каждый день в душе царит весна, когда в сердцах живет Она». Кто – она?
– Направление мысли верное, – философски начал Роман. – Она – это Любовь.
– Ужас! Какая пошлятина! Я бы про такую чушь никогда не придумал.
– О, как ты не прав!Это не пошлятина – это оружие массового поражения.
Без борьбы он не сдастся! Тем более его соперник – какой-то Зорькин! Жданов одернул себя – он думает так, словно и в самом деле влюбился в Пушкареву! Да ни за что! Просто так сложились обстоятельства – он серьезный деловой человек и понимает, что само существование его компании «Zimalettо» в сложившихся обстоятельствах зависит от Кати! Он просто не может оставлять дело на самотек! И поэтому – – только поэтому! – будет бороться за Катины чувства. Нет, назовем это – добрые отношения! А подарок, даже такой незначительный – это хорошо рассчитанный шаг к расположению Катюши...
Интересно, ей понравились конфеты? А стишок? Андрей тихо подкрался к двери каморки и стая напряженно прислушиваться.
Катя шуршала документами у шкафа, шумно переставляла папки, наконец, нашла нужную, направилась к столу и увидала сияющее фольгой шоколадное сердечко. Документы выпали из ее рук – придется собирать и раскладывать их заново. Она осторожно взяла открытку, прочитала глупый стишок, смущенно улыбнулась. Слова не имели для Кати сейчас никакого значения! Она поднесла открытку к губам и счастливо зажмурила глаза.
Он мог бы выбрать любую девушку, но выбрал ее. Как же ей повезло! И пусть о нем говорят что угодно! Она была права. Именно она смогла разглядеть в Андрее не только мальчишку со вздорным характером, не только баловня женщин с имиджем настоящего мачо, не только жесткого руководителя – а одинокую, добрую душу; которой тоже не хватает любви и тепла, как и ей самой...
В порыве чувств она выскочила в кабинет Жданова и, испугавшись собственных мыслей, замерла у стены. Андрей внимательно посмотрел на нее:
– Катенька, что с вами?
Катины губы беззвучно шевелились: «Спасибо, Андрей Павлович», – она показала ему открытку.
Жданов широко улыбнулся ей в ответ, но, едва Катя вернулась в свой рабочий закуток, схватился за голову: Господи, что же он делает?
Андрей не знал, сколько времени просидел так. Он просто сидел и ни о чем не думал, пока его плеча не коснулась крепкая дружеская рука Малиновского. Роман стрельнул глазами в сторону дверей Катиного прибежища. Как там она? Андрей отчитался быстрым шепотом:
– Все в порядке, поблагодарила, улыбнулась, подмигнула.
– Я же говорил! – торжествовал Рома. – Но эту высоту нужно закрепить! Ты должен сегодня же пригласить Катю на свидание!
Андрей шикнул на приятеля и указал глазами на Катины двери.
– Это невозможно. Не подумай, что я отлыниваю, просто Кира...
– Спокойно, – Малиновсий с видом телеведущего популярной лотереи продемонстрировал Жданову конверт: – Вот. У тебя есть приглашение на коктейль-вечеринку в «Аквамарин». А хозяина клуба – господина Синицкого – Кира терпеть не может. Делай выводы. Ты честно пригласишь Киру. Если она вдруг согласится, рандеву с Катей перенесем на завтра...
Он осекся – в кабинет заглянула Кира. Уверенно подошла к Андрею и нежно чмокнула его в щеку:
– Андрюша, не пора домой?
– Милая... – проникновенно начал Жданов. – Кирочка, домой сейчас никак не получается. Я приглашен в «Аквамарин» на вечеринку и, кстати, хотел позвать тебя...
– «Аквамарин» – хороший клуб, в отличие от его хозяина, – поморщилась. Кира. – А что, сам господин Синицкий будет? Ты же знаешь, как я к нему отношусь!
– Милая – это бизнес! Тут надо уметь быть выше личных эмоций. С Синицким полезно иметь дело, он нужный человек, – поучал невесту Андрей.
– Важные контакты и договоренности, как правило, заключаются именно на неофициальных вечеринках, – деловито вставил Роман.
– Знаю я, какие контакты там заключаются. Особенно если Андрей в паре с Синицким!
– То есть ты не хочешь со мной идти? – с напускным разочарованием переспросил Андрей.
– Нет! Я поеду домой. Скажи мне, когда тебя ждать?
– Мероприятие может затянуться.
Большую часть времени Кира была интеллигентной девушкой, но – всему есть предел! Невидимая граница, за которой в каждой обиженной, разочарованной женщине просыпается настоящая стерва! Сейчас Кира пересекла эту невидимую грань и в подтверждение громко хлопнула дверью.
Андрей вздохнул, Роман красноречиво развел руками и продолжил напутствия:
– И главное – не забывай про приятные мелочи...

Катерина собиралась домой и пересекала кабинет шефа, как всегда, в скромненьких пальто и берете, держа в руках огромную сумку. Андрей размышлял, глядя в окно, но, услышав шаги девушки, обернулся:
– Катя, я могу вас подвезти!
Катерина принялась суетливо отказываться – к чему такие жертвы? Она же слышала: у него сегодня встреча в клубе.
– Я помню про встречу, и вы едете со мной! – приказным тоном заявил он.
– Да, конечно, если нужно, – покорно кивнула Катя, пряча радость, как прячут в рукав носовой платочек. Наконец-то Андрей решился появиться с ней на людях!
Но Жданов не заметил этой улыбки, он как раз поймал себя на том, что снова наорал на Катю и принялся запоздало извиняться.
– Катенька, может быть, это прозвучало именно так, но сейчас я говорил с вами не как начальник, а как...
– Конечно, я поеду с вами! – прервала его извинения Катя.

– Андрей Палыч, «Аквамарин» совсем в другой стороне. Вы высадите меня на углу, и я поеду домой на автобусе...
– Я отвезу вас домой. Чуть позже...
– Вы опоздаете на встречу.
Они препирались, сидя, в машине, как влюбленные подростки, одного из которых уже позвала домой строгая мама.
– Катя! Я хочу побыть с вами вдвоем. Но вы же знаете Киру... – смущенно признался Жданов. – Сделаем так! Я высажу вас у какого-нибудь кафе, а сам съезжу в «Аквамарин», засвечусь там и мигом вернусь. Ничего лучшего я не придумал. Мне самому эта конспирация... Честно говоря...
– Андрей Палыч, я поняла. Я вас буду ждать столько, сколько понадобится.
Катя сидела за маленьким столиком возле окна, наблюдала за потоком машин на улице, пила кофе, пока не потеряла счет времени. Ей было тоскливо, одиноко и хотелось спать... Официант дважды предлагая ей пересесть, заставил купить виски и потребовал заплатить вперед. Пушкарева корила себя за наивность – конечно, Андрей уже не придет. Он занят делами, повстречал знакомых или просто забыл о ней...
– Простите, вы не видели девушку небольшого роста, в круглых очках и... – услышала она знакомый голос у стойки администратора.
Катя вскочила, бросилась Жданову навстречу, будто не видела сотню лет, прижалась к его груди и бессвязно бормотала:
– Андрей Палыч, я уже думала, что вы никогда не придете... Андрей, Палыч, миленький, спасибо вам...
Движимая любовью и нежностью, она провела рукой по его темным волосам, поднялась, на-цыпочки, неумело, целуя Андрея в щеку, Жданов гладил девушку по лицу и чувствовал, как у него запотели очки: он был растроган! Некоторое время Андрей просто смотрел на Катю, потом усадил ее за столик.
– За что, Катенька? Я опоздал... Простите меня. Вы не представляете, что творилось в «Аквамарине»! Приехала Кира, поставила всех на уши, думала, что у меня там свидание с какой-то моделью...Или еще с кем-то, не знаю.Это был конец света!
Он начал подробно описывать происшествие– только затем, чтобы растянуть время. С того момента, как его крепкая, уверенная ладонь накрыла слабенькую Катину ладошку, он вообще хотел бы отменить время. Как она на него смотрит – неужели ей действительно интересны эти глупости? Нет, так смотреть умеют только влюбленные женщины!
–А где сейчас Кира Юрьевна?—вдруг посерьезнела Катя.
– Дома, я надеюсь...
– Андрей Палыч, – озабоченно попросила Катя, освобождая руку– вам, срочно нужно ехать к ней Поезжайте, успокойте ее , я вас очень прошу. – За меня не волнуйтесь. Я доеду на такси... Здесь по прямой, очень близко. И потом, я вас уже увидела , а это самое главное.
– Катя! – перебил ее Жданов.– Я ехал к вам., я хотел видеть вас и никуда, отсюда не пойду. И вас не пущу. И запомните: я не привык повторять дважды!
– Хорошо, Андрей Павлович. Как скажете; вы начальник... – притворно, испугалась Катя и беззаботно рассмеялась.
Жданов посмотрел на нее и уже наклонился, чтобы поцеловать, но тут снова предательски зазвонил мобильник. Рывком вытащив его из кармана, Андрей пробормотал:
– Господи, какая же она упрямая! – речь, несомненно, шла о Кире.– Ладно. Я скоро.
Вот – он опять готов оставить ее ради: Киры! Катя почувствовала, как к горлу подступили слезы, а сердце тисками сжала боль. Андрей отошел в конец зала и нажал кнопку соединения:
– Кирочка, я сегодня ночую дома.
– Хорошо. Тогда я позвоню тебе позже.: Чтобы пожелать спокойной ночи. Во сколько, ты сказал, будешь дома? – Слушай, я ничего не сказал. Это похоже на допрос!
– Прекрасно, Жданов. Ты опять в своем репертуаре! В амплуа героя-любовника?
Послышались короткие гудки, Андрей вздохнул и отключил мобильник.
Вернулся к столику и с непритворной искренностью пожаловался:
– Я под колпаком, Катя. Каждый мой шаг проверяют. Чуть что – скандал. А ведь мы еще не женаты! Что же будет после свадьбы?
– Каждой женщине хочется быть уверенной в любимом...
– Любовь? Это не про нас с Кирой.
Андрей поймал удивленный взгляд Кати и объяснил, не понимая, врет ли он в эту секунду Кате, следуя гениальному плану Романа, или, наоборот, предельно искренен с этой девочкой. Их брак с Кирой —всего лишь разновидность делового соглашения, партнерство, как называют такие отношения в финансовой сфере. Без любви и без эмоциональных переживаний. Исполненные обязательства перед семьями, потому что компания не должна уйти в чужие руки.
– Я не хотел бы больше говорить на эту тему, – поморщился он и спросил, в надежде на ответную искренность: – Скажите, а ваш Николай ревнив? Он вообще знает, где вы сейчас, с кем?
– Нет, он ничего не знает. Никто ничего не знает!
– А если он все-таки узнает?
– То будет разочарован. Он не поймет, как можно встречаться с почти женатым человеком.
– Странная реакция со стороны бойфренда. Катя умоляюще посмотрела на Жданова:
– Что вы! Я же говорила – он мне не бойфренд. Мы просто друзья – и все.
– Вы не представляете, какое это облегчение – знать, что у вас никого нет, – Жданов не успевал анализировать новые чувства, как волны – одно за другим – накатывающие на него.
– Почему же никого? – благодарно улыбнулась Катя. – У меня есть вы, Андрей Паачович. Только вы!

0

7

ГЛАВА 15

Они зашли в скромный, но приличный клуб с караоке. Когда-то это местечко Андрею рекомендовал для тайных свиданий, подальше от родительских и тем паче от невестиных очей, все тот же Малиновский.
– Никак не могу отделаться от мысли, что и здесь могут оказаться знакомые лица, – озираясь по сторонам, признался Жданов.
Катя тоже осмотрелась – по сцене скользил толстый яркий луч прожектора, а с зеркального шара под потолком вяло, как осенние листья, сыпались блики света. Атмосфера напомнила Кате школьную дискотеку, на которую она по глупости пришла в восьмом классе... Но и сейчас Катя пробовала ободрить шефа:
– Люди вашего круга в такие места не ходят. Если хотите, уйдем...
– Да нет, мне здесь нравится. Так тихо и спокойно. Просто такая девушка, как вы, заслуживает свидания в более изысканном месте, – он улыбнулся, чтобы успокоить Катю.
– Мне везде хорошо, когда вы рядом, – шепнула она, опустив глаза.
Милая, смешная Катя! Андрею захотелось ее поцеловать. Он вздохнул и наклонипся бьшо вперед, но тут вспыхнул яркий свет. Он инстинктивно отпрянул, прищурился и осмотрелся. Клуб оказался полон. В центре зала шагнул шоумен.
– Добрый вечер, – крикнул профессиональный зазывала. – Как поживаете? Хорошо? Я тоже. Надеюсь, все любят караоке? Все? – Толпа оживленно завопила, и шоумен удовлетворенно продолжил: – Тогда наш клуб представляет любимый конкурс – «Час любви»! Все очень просто: мы будем признаваться в любви при помощи песен!
Посетители снова заволновались, желающие принять участие протискивались из задних рядов, а скромники, мечтавшие улизнуть, напротив, устремились подальше от сцены. Идея конкурса мало вдохновила Андрея.
«Надо срочно уходить!» – понял раздосадованный Жданов, схватил Катю за руку и потащил к выходу. Им наперерез заспешил развеселый шоумен, на ходу загораживая дорогу расставленными руками. И профессиональной скороговоркой забубнил:
– А вот и первые участники. Вот смелые люди, которые не боятся своих чувств и готовы демонстрировать их днем и ночью! Поаплодируем этой милой паре! Прошу на сцену!
Жданов пытался вывернуться из цепких объятий профессионала, говорил, что произошла ошибка, что они уходят. Но ведущий конкурса зашипел в ответ, что никому не позволит срывать программу, и, едва не силком, поволок возмущенную пару на сцену.
Он сунул Кате микрофон и громогласно потребован назваться.
– Катерина Пушкарева, – тихо сказала Катя.
– Александр... Воропаев, – беззастенчиво солгал Жданов.
– Отлично! Прошу вас. Катя, – предложил шоумен, – выберите песню!
Катерина, робко глядя на Андрея, выбрала хит прошлого сезона «О нем».
Заиграла музыка. Девушка запела, придерживая нелепые очки:
– …Собираю наши встречи, наши дни, как на нитку – это так долго...
Андрею хотелось провалиться сквозь землю! Но кошмар только начинался – ведущий с ненавистным микрофоном уже спешил к нему.
– Спасибо, Катя! Вы сразили всех наповал – это просто шквал эмоций! А теперь, Александр, ваша очередь.
Андрей предпринял еще одну безуспешную попытку испариться со сцены, но правила клуба оказались сильнее, и он был вынужден пропеть ответное признание. Это был шлягер прошлых лет – песня Державина «Катя-Катерина.
Получалось скверно, но ритмичная музыка и знакомый с детства текст сделали свое дело – сначала ему начал подпевать шоумен, а потом – еще половина зала!
– ...Ягода-малина, Катя-Катерина! – закончил Жданов и хотел поскорее спрыгнуть со сцены, но шоумен цепко ухватил его за руку.
– Согласитесь, друзья мои, не часто встретишь такую искренность. Катя и Александр, вас ждет финальная часть конкурса – поцелуй! Не стесняйтесь, это же так естественно. Или вы не хотите целовать любимую девушку? – грозно обернулся шоумен к Андрею.
Злой как черт, Жданов обнял Катю, картинно опрокинул ее, словно танцевал танго, и поцеловал под бравурную музыку. Затем дернул за руку, и они кубарем скатились со сцены.
Они устремились к автомобилю так быстро, что Катя даже не успела застегнуть плащ!
– Кошмар! Чтобы я еще когда-нибудь... – рычал разъяренный Жданов. – Это ж надо так попасть! Какое счастье, что никто из знакомых не видел.
– А мне очень понравилось, как вы пели. У вас красивый голос.
Андрей остановился и посмотрел на Катю – бедненькая, она и правда была искренне счастлива! Ему вдруг стало стыдно и неуютно...
– Вот что, Кать, давайте-ка я вас домой отвезу. Поздно уже.
Они молча пошли к стоянке... Неожиданно прямо рядом с ними остановился автомобиль, из которого выскочила Мария Тропинкина, а следом за ней – новый кавалер.
– Черт! Только этого нам не хватало! – выругался Жданов и вместе с Катей поспешил укрыться за афишной тумбой.
Кате стало грустно – даже если ее и Жданова заметят, никто и никогда не заподозрит их в связи. Для всего мира они так и останутся только двумя сотрудниками «Zimalettо» противоположного пола, случайно оказавшимися рядом на промозглой ночной улице.
– Фу, пронесло... чуть не попались, – улыбнулся Жданов, когда Тропинкина удалилась. – Может, хватит на сегодня приключений, а? Как вы считаете?
Катя кивнула, хотя на самом деле этот день был одним из самых ярких в ее жизни! Столько с ней всего сегодня случилось! Любимый сбежал к ней от постылой невесты и пропел серенаду! Даже с героиней мыльной оперы ничего подобного не происходит за одну серию! И меньше всего Кате хотелось сейчас думать о том ущербе, который могут нанести их общему бизнесу сплетни и недомолвки.
– Ну вот. Приехали. Надеюсь, вечер вам понравился. – Андрей долго смотрел вслед удаляющейся девушке и, только когда она скрылась за поворотом, выжал сцепление.
За этот неправдоподобно продолжительный день Андрей совершенно вымотался и просто мечтал упасть в кровать! Но стоило ему оказаться среди прохладных простыней, сон улетучился, пустив на свое место тяжелые мысли. Андрей всегда считал себя практичным человеком, но сейчас его одолевало необъяснимое тревожное предчувствие. Не давали покоя скверные мысли...
Он ворочался, несколько раз вставал, подходил к окну и прижимался лбом к холодному стеклу. Ненавидел себя за то, что смалодушничал, пошел на поводу у Малиновского и дал этому штатному комику втянуть себя в банальный служебный роман! Сейчас затея казалась ему совершенно неприемлемой! Андрей в сотый раз повторял себе, что это всего лишь игра – жестокая, но необходимая, ставка в которой – будущее его компании!
Но вспоминал Катины глаза – полные восторга и надежды, – и снова ощущал себя последним негодяем.
Кате тоже было тревожно. Она все время спрашивала себя: почему Андрея так интересуют ее отношения с Колей? Если бы речь шла не о них с Андреем, она бы подумала, что мужчиной движет ревность! Точно! Андрей ревнует ее к Коле? В это совершенно невозможно поверить! Это так неожиданно!
Никто никогда не ревновал Катю. Кроме Коли, конечно. И то это была профессиональная разновидность ревности – она защитилась у их общего научного руководителя, именитого профессора, раньше, чем Николай. Но сейчас между нею и Андреем – это совсем другое. У них общие секреты, общие проблемы... Он доверился ей и рассказан о подоплеке будущего брака с Кирой. Добросердечная Катерина очень хотела посочувствовать Кире. Ведь невыносимая Воропаева тоже вынужденно соединяет судьбу с нелюбимым!
Но не смогла. Наоборот, против всех рациональных доводов, где-то глубоко внутри засветилась искорка надежды. Может быть, произойдет чудо – и Андрей расстанется с этой вспыльчивой и лицемерной дамочкой? Ведь как он сегодня пел, как смотрел на нее...

ГЛАВА 16

Катя засыпала самым счастливым человеком в мире!
Ей снилась скорая свадьба с Андреем Ждановым...

Твои уста – два лепестка граната,
Но в них пчела услады не найдет.
Я жадно выпила когда-то
Их пряный хмель, их крепкий мед.
Твои ресницы – крылья черной ночи,
Но до утра их не смыкает сон.
Я заглянула в эти очи —
И в них мой образ отражен.
Твоя душа – восточная загадка.
В ней мир чудес, в ней сказка, но не ложь.
И весь ты – мой, весь без остатка,
Доколе дышишь и живешь.

Катя подписала стихотворение и осторожно выглянула в кабинет. Прокралась к столу Жданова, на секунду замерла и тут снова заметила обертку от своего подарка – шоколадки. Андрей бережет ее! Она одолела последнее сомнение и примостила листок на столе – среди дорогих канцелярских безделушек. Еще раз взглянула на свое письмо и решилась…
Жизнерадостная Татьяна заглянула в кабинет в поисках руководителя.
Катерина вздрогнула и испуганно сделал шаг вперед, будто защищая стол:
– Я не знаю, где Андрей Павлович... Его просто еще нет.
– Катюш, нам надо найти нашего босса раньше, чем Кира... Она снова взбесилась и разнюхивает, что он делал вчера ночью...
– Но ведь вчера вечером Андрей Павлович был в «Аквамарине», и Кира Юрьевна, кажется, тоже, – удивилась дисциплинированная Катя.
Татьяна с большой охотой поделилась с подружкой пикантной новостью:
– В том-то и дело, что нет! То есть она была, а потом ушла. А он остался и исчез! Наверно, опять загулял с какой-то новенькой моделькой. А Кира теперь рвет и мечет. Звонит сейчас в «Аквамарин», чтобы выяснить, когда и с кем он ушел. Поэтому надо его срочно найти и предупредить, прежде чем Кира его задушит и... Она же уверена, что он был с любовницей! Да и я тоже уверена. Он ведь у нас ого-го. Ты, кстати, не знаешь, с кем у него на этот раз шуры-муры?
Любопытству Татьяны нет предела! Она надеялась выведать у Кати горячие новости об амурных похождениях начальника раньше других. Ведь новость, которую знают все, – уже не новость, а обычная сплетня. А Татьяна – не сплетница, она просто хорошо информированная женщина!
– Таня! Я не лезу в личную жизнь своего шефа! И, пожалуйста, не называй ее любовницей. Любовницы бывают у женатых мужчин, а Кира Юрьевна ему еще не жена, – отшила любопытную сверх меры подружку Пушкарева.
– Ну и как же ее теперь называть? Подруга? Так вроде Лера у него, в подругах записана. А эта новая – просто НЛО какое-то. Неопознанный летающий объект.
– А почему летающий?
– Да потому, что она так полетит после того, как Кира Юрьевна ее опознает...

А Жданов никуда не пропадал – он работал! С самого утра он вместе с Романом инспектировал производственные мощности «Zimalettо». Невольно подражая походке и жестам отца, заглянул в склады, посмотрел новую продукцию, прошелся по цехам. Дела шли куда бодрее, чем в прошлом месяце! Если так и дальше пойдет – можно будет перейти на трехсменку, а значит, еще повысить производительность.
– Павел Олегович, конечно, не одобрит такую политику, – вздохнул Роман.
Сравнения с отцом всегда унижали и раздражали Жданова-младшего. Он ощущал себя неудачной копией безупречного родителя! Андрей сразу же завелся и накинулся на Романа:
– Спасибо, что напомнил! И отдельная благодарность за клуб, в который ты вчера меня спровадил.
Малиновский стукнул себя по лбу. Он забыл о главном – не спросил, как продвигается их гениальный план обольщения!
– Точно! Совсем из головы вылетело. Ну, как все прошло? Понравилось?
Андрей саркастически улыбнулся:
– Действительно очень тихое и укромное место. Всего-то триста человек. Ну, максимум – триста пятьдесят! Для полного интима нас с Катей вытащили на сцену и заставили петь любовную лирику в стиле «попса» под караоке!
– Какой ужас, никогда себе этого не прощу, – Малиновский лукаво подмигнул шефу, – что отпустил тебя одного! Такое пропустить! Жданов поет под караоке? И что же ты исполнял? Свою любимую, про секс-бомбу? Ах, да... Ты же пел Кате. Наверно, тогда это было. «Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная. И не накрашенная страшная, и накрашенная. – Рома осекся: друг не поддерживал больше его шутливого тона, выглядел грустным, и подавленным. Малиновский тоже посерьезнел: – Так значит, ты пел для Кати? Как романтично. Нет, Палыч, это любовь. Что-то я не припомню, чтобы ты пел для Киры. Кстати, она мне звонила вчера...
– И что ты ей сказал?
– Я что, похож на самоубийцу? Я тактично промолчал, то есть вообще не взял трубку!
– Черт, мне она звонила, кажется, в одиннадцать. Я что-то наплел, а потом отключил телефон.
– Правильно, – похвалил решительного коллегу Малиновский. – Чтоб не отвлекала. Я тоже решил тебя не отвлекать. Поэтому не стал перезванивать. Сам знаешь, по сценарию звонки обычно раздаются в самый неподходящий момент. Твои губы тянутся к ее скобам... ой, прости... губкам. А тут бац... Малиновский звонит! Да ты бы мне потом шею свернул!
– Я тебе шею все равно сверну за твои шуточки! Хотя у тебя остался единственный шанс выжить. Кира раньше свернет шею мне. Представляю, что она мне сегодня устроит.
Андрей вздохнул и поймал себя на непривычной мысли – он не боится. С некоторых пор ему стало совершенно все равно, что думает, говорит и делает его штатная невеста!

– Мы все очень волнуемся. Андрей Павлович до сих пор не появлялся, и телефоны у него молчат. Мы его ищем...
Катя положила трубку, обернулась, увидела шефа и вздрогнула от неожиданности.
– А я ни от кого не прятался, зачем меня искать? – разозлился Жданов. – Или я теперь должен отчитываться за каждый шаг?
– Нет, конечно. Мне – не должны, – вздохнула Катя. – Но Кира Юрьевна очень волнуется.
Легким движением бровей она указала на двери кабинета. В рамке дверного проема стояла разъяренная Кира.
– Доброе утро, дорогая! – галантно поклонился Андрей.
– Рада, что оно у тебя доброе, несмотря на зажигательную ночь.
Кира насупилась и принялась перечислять свои обиды: как вчера он выставил ее из «Аквамарина» со скандалом, потом врал ей по телефону, а позже и вовсе выключил средство связи! А она, как наивная дурочка, всю ночь обзванивала морги и больницы...
Андрей нехотя оправдывался. Получалось сбивчиво и неубедительно.
Кира комкала в руке платок и собиралась перейти к последнему аргументу обиженной женщины – к слезам:
– Я больше не верю ни одному твоему слову! Ты обещал мне! Ты обещал, что не будешь врать! Обещал, что с моделями покончено! Сколько еще я должна все это терпеть?
Жданов безуспешно пытался остановить поток обвинений – – он даже звонил консьержке, чтобы та засвидетельствовала: Жданов провел ночь дома, в гордом одиночестве! Кира продолжала возмущаться – ее не проведешь! Что стоит беспринципному типу вроде Жданова подкупить старушку пенсионерку? Напрасно он призывает в свидетели экспедитора Федора, который якобы видел, как Жданов пришел в здание утром. Наемный работник всегда покроет того, кто ему платит! И еще будет гордиться, именуя свой подлый поступок мужской солидарностью.
В запале ссоры Кира давно выронила платок и, в качестве замены, схватила со стола первую попавшуюся бумажку. Катя, выскочившая из каморки на шум, похолодела! В руках у Киры было ее любовное послание к Андрею!
Девушка съежилась за спиной шефа в надежде улучить подходящий момент и незаметно убрать злосчастный листок со стола. Но Воропаева не была расположена продолжать громкий скандал при посторонних и грубо выставила Катю из кабинета.
Вынужденная покинуть поле любовной брани, Катя припала в дверной щели, одновременно переживая за судьбы литературного шедевра и своего начальника. Хорошо, что в ее каморке так хорошо слышно, даже если в кабинете слегка повышают голос! А сейчас ей отчетливо слышно каждое слово: Кира продолжает бушевать, как тропический ураган!
– Проблема не в том, во сколько ты пришел в «Zimalettо»! Проблема даже не в том, где ты был всю ночь. Проблема в том, что ты постоянно мне лжешь!
Кира машинально стала обмахиваться компрометирующим листком, как веером. И сразу заметила на листке сердечки, обрамляющие текст. Пробежав глазами по аккуратно выведенным ровным почерком школьницы-отличницы строкам, Воропаева выжидательно посмотрела на Жданова и процитировала:
– «Твои уста – два лепестка граната, Но в них пчела услады не найдет...» Андрей, скажи мне правду – что это? «И весь ты – мой, весь без остатка, доколе дышишь и живешь!!!»
Последние слова были слышны даже в коридоре. Жданов покраснел:
– Кира, что ты орешь? Я не знаю, что это! Дай посмотрю.
– Подожди! – Кира серьезно изучала компромат. – Она даже подписалась! М. Лохвицкая. Андрей! Кто это? Что это за наглая баба?
Жданов, выхватил послание, просмотрел, узнал Катин почерк, успокоился и независимо пожал плечами. Он действительно не знает, кто такая Лохвицкая!
– А я тебе подскажу! Это твоя новая любовница! Я найду ее! И убью!
Воропаева стремительно вылетела из кабинета.
Андрей снова перечитал письмо и позвал незаменимую помощницу.
Катерина опасливо высунулась в кабинет.
Шеф грозно потрясай перед ее носом листком. Что это такое? Кто это написал?
– Я... Простите, Андрей Палыч... Я хотела сделать вам сюрприз.
– Какой к черту сюрприз! – взвыл он. – Вы хотите, чтобы Кира прикончила меня?
– Нет, Андрей Палыч. Не хочу, – Катин дрожащий голосок становился тверже с каждым словом, а плечи распрямлялись. – Поэтому я приняла решение. Мы больше не должны с вами... Ну... Общаться помимо работы. Я не хочу, чтобьгвы снова ссорились из-за меня с Кирой Юрьевной...
Катя говорила искренне. Решение далось ей нелегко – за несколько минут, пока в кабинете гремели раскаты скандала, в своем крошечном душном чуланчике она пережила целую гамму страстей. И решила, что Андрей должен быть счастлив – его счастье важнее всего! Даже, если это счастье Андрей обретет без нее...
Жданов сменил тон:
– Катя, постойте. Вы тут ни при чем. Кире просто нужен был повод. Я не хочу прекращать наши отношения.
Ну почему Катя – такая умная девушка – совсем его не понимает! Не понимает, что она действительно нужна ему! Только она. Андрей попытался взять ее за руку, но Пушкарева решительно отстранилась.
– Я не могу... Я не хочу быть, как это говорят, любовницей. Мне было очень хорошо с вами, правда. Мне никогда в жизни не было так хорошо! – Катя, грустно улыбнулась, прощаясь со своим недолгим служебным романом. – Но теперь все кончено, вы президент, а я снова только ваша помощница. И ничего больше.
В глазах у Кати стояли слезы – она поспешно захлопнула двери своей каморки перед носом обескураженного Андрея.
Как это тяжело: любить мужчину и знать, что он женится на другой!
Катя подошла к шкафу, уткнулась личиком в корешки папок и беззвучно заплакала. Другая станет его женой, а она будет любоваться семейной идиллией. Вынесет ли она такое? Почему все так невероятно запуталось? Но она так сильно влюблена в Андрея, что готова без размышлений пожертвовать ради его счастья своим собственным! Она ведь прекрасно понимает: в любом случае между ними лежит пропасть, и они никогда не будут вместе! Как долго они еще будут не вместе – а просто рядом? Впрочем, это не имеет значения. У нее навсегда останутся о нем прекрасные воспоминания...
Когда Катя скрылась в каморке, Жданов совершенно растерялся. Что ему теперь делать – он потеряет фирму... потеряет любимую девушку. А ведь он даже не успел решить – что ему дороже!
Ее надо вернуть – вернуть Катю! Вернуть как можно быстрее! Только одному ему это не под силу.
Андрей направился в кабинет Малиновского – пусть хоть раз проявит серьезность и даст ему дельный совет!
– Да, да, сорок шестого размера на десять процентов больше, чем обычно. Все верно... – Роман удивился незапланированному визиту шефа: – Что, надежа-царь, не весел? Что головушку повесил? Али Кира атаковала?
– Хуже... Катя меня бросила.
– Что???
Малиновский усадил друга в удобное кресло и примостился на краешек стола. Ничего, стекло на крышке армированное – выдержит. Жданов молча протянул ему листок со стихами. Комментарии были излишни!
– Лохвицкая. – задумался Роман. – Это она, что, такой псевдоним себе придумала? Наверное, от слова «лох»?
Силы у Андрея совершенно иссякли, и одергивать доморощенного юмориста он не стал. А постарался максимально ввести Романа в курс происшествия.
– Можешь пойти, и спросить у нее – если тебе настолько интересно. Поскольку лично со мной она теперь будет общаться исключительно по работе! Как с начальником!
– Она так сказала? Суровая женщина.
– Она не суровая, просто честная, – возразил Андрей. – Когда она говорила, что надо расстаться, у нее слезы на глазах выступили! Еще она сказала, что не может быть причиной мучений Киры. Рома, но я ведь уже не могу вот так просто взять и все бросить. Бросить Катю.
– Слезы? – оживился неисправимый Малиновский. – Отлично! Работаем дальше! Было бы идеально, если б она упала в обморок, но слезы тоже сойдут! У тебя еще есть надежда! Андрей, не стой столбом! Беги к ней – утешай, мирись, проси прощения.
– – За что? – не понял Жданов.
В конце концов решение о разрыве приняла Катерина – за что ему простить прощения? За то, что слишком далеко зашел с этими шоколадными сердечками, – так это Малиновский виноват, а не он. Вообще Рома затеял всю эту историю. Только если бы не он – жизнь Андрея так и осталась бы однообразной чередой тусовок, стандартных длинноногих девиц и корпоративных интриг. А теперь в ней есть хотя бы одна женщина, достойная уважения! Романтическая, верная, преданная.
Как он хочет ее вернуть! Он с сожалением посмотрел на Романа:
– Неужели ты не понимаешь остроты ситуации? Малиновский посерьезнел:
– Понимаю. Давай разберемся, что случилось. Ты только что обидел это милое создание. Довел до слез! А обиженная женщина хуже обезьяны с гранатой, уж поверь моему опыту. Теперь надо срочно пойти и прижать ее к груди, утешить. Если ты этого не сделаешь, она пойдет искать поддержки в другом месте. А другая мужественная грудь может оказаться вражеской! Отсюда вывод...

ГЛАВА 17

Роман произнес невеселый вывод с торжественностью свадебного тамады:
– Компания уплывает из наших рук! А наш шеф – господин Жданов – стал излишне сентиментальным! Он желает умыть руки и бросить свой бизнес на съедение злодеев! А надо всего-то...
Андрей резко прервал Романа, поднялся и направился к двери:
– Знаешь, хватит! Твой план себя исчерпал! Я и так сутками ее развлекал, водил по кафешкам, целовал. Я даже пел! После моих вокальных упражнений и всего этого идиотского подарочного набора я бы сам себя бросил!
Но Роман уже вошел в раж и не хотел сдаваться. В конце концов они с Андреем – опытные кавалеры! Почти как кавалеристы! А кавалерия не сдается! Тем более не сдается коварным дурнушкам, жаждущим прибрать к рукам чужие финансы. Он жестом остановил Жданова, запихал его в кресло и принялся увещевать:
– Ну попробуем еще раз – последний... будем действовать по законам стратегии. Лучшая защита – это нападение, Жданов. В твоем случае – нападение... Как бы так помягче выразиться... Значит так: вечером ты закатишь своей принцессе сцену ревности. Хорошо бы «Отелло» освежить в памяти, да времени мало. Можешь для убедительности разбить что-нибудь. На женщин всегда действуют такие штуки...
Андрей почти не слушал приятеля – он просто не представлял, как после сегодняшнего Катиного самопожертвования, после ее слез – таких горячих и искренних, сможет снова морочить девушке голову.
И чем закончится сцена ревности по сценарию Малиновского? Тем, что Катерина, с ее-то прямым характером, просто хлопнет дверью и уволится. И Жданов ее больше никогда не увидит! Пусть лучше все останется как есть – раз они не могут быть вместе, хотя бы останутся рядом!
Андрею вдруг стало страшно от собственных мыслей – как будто они звучат сейчас с огромной громкостью на всю комнату. Он представил ухмылку Малиновского, скажи он, что его отношение к Пушкаревой давно вышло за рамки игры.
Он поспешил усыпить бдительность делового партнера:
– Я больше не могу обманывать Киру! Воображение мое иссякло, все приемы она давно раскусила, – но сбился: – Слушай, я уже миллион раз пожалел, что ввязался в эту бредовую затею! Это низость! Цинизм! Я морочу бедной девушке голову, а она мне верит. Мы совершаем огромную ошибку. Неужели ты сам не видишь?
Жданов безнадежно махнул рукой и резко вышел.

Катя отвернулась от компьютера, обхватила обеими руками голову и закрыла глаза. Все последние дни в любую минуту образ Андрея был у нее перед глазами. Она мечтала прикоснуться к его темным волосам, снова ощутить тепло губ. Но Андрей помолвлен.
За стеной послышались голоса Жданова и Малиновского. Она быстро поднялась и выглянула в кабинет – может, начальнику нужна какая-то информация? Он скверно выгладит – побледнел, осунулся. Катя одернула кофту и тихо спросила:
– Андрей Павлович, вам заказать обед?
– Бывают моменты, Катя, когда людям не до трапезы, – отмахнулся Андрей. – Например, когда тебе сообщают, что твоя фирма разорилась. Или твой дом сгорел. Или тебя бросила любимая девушка. С вами такое случалось? Нет? А со мной, к сожалению, случилось!
Катерина опустила глаза и вышла из кабинета.
Запершись в своей комнатке, Катя разглядывала фотографию Андрея, в который раз изучая высокую линию лба, прямой нос, жесткий подбородок. Видеть его – даже на фотографии – это такое счастье! А быть с ним, а говорить – даже о делах. У нее никогда не хватит сил уволиться из компании – хотя это, пожалуй, самый простой и эффективный выход из ситуации. Она старательно спрятала фотографию в стол и вздохнула:
«Рано или поздно Кира обо всем узнает. Хотя дело не только в ней. Я хочу быть с Андреем. Но мы слишком разные, между нами пропасть! Я не должна быть препятствием на его пути к счастью, к успеху. Я поклялась помогать ему! А значит, мне нельзя больше встречаться с ним. Это самая действенная помощь. Прости меня, Андрей! Но нам придется расстаться. Ты останешься в моей жизни – потому что я слабая и глупая, и не могу уйти совсем – но снова станешь только моим шефом – Андреем Павловичем».

– Предлагаю выпить, – сказал Роман.
– Вперед, пей! – отодвинул стакан Жданов. – Мне даже пить ке хочется.
– А вот это уже симптомчик... – хихикнул коварный Рома.
Это уже слишком – пришел издеваться, когда другу и так тяжело!
– Хватит, Роман, я заварил эту кашу по твоему совету. И мне дурно от одной мысли о том, как это теперь разгребать...
Из коридора послушался невнятный шум, потом радостный женский визг. Роман и Андрей замерли с бокалами, наполненными виски, пытаясь по звуку догадаться, что там опять стряслось. К счастью, их недоумение развеялось с появлением Пушкаревой.
– Катерина, что там происходит?
– Зарплату перечислили. Все радуются, – несмотря на это долгожданное событие, Катя не выглядела счастливой. Она смотрела в пол, изучая каждую ворсинку коврового покрытия.
Роман понял: не время мешать «влюбленным», и осторожно вышел из кабинета.
– Андрей Павлович, я пойду, – все так же, с опушенной головой, Катя побрела к себе, но остановилась у самой двери каморки и наконец решилась посмотреть на Андрея. С надеждой спросила: – Вам еще что-нибудь нужно?
– Да, Катя. Вы. Я хочу подвезти вас…
– Не надо, Андрей Павлович, я сама!
Подхватив свою огромную сумку, Пушкарева поспешила к выходу.
Жданов злился на нее и на себя! Девушки и раньше отказывали Андрею – хотя такое случалось крайне редко – но, кажется, ни одна из прежних неудач не волновала его так сильно. Но Андрей не привык сдаваться! Схватил плащ и бросился следом за Катей:
– Катя, у меня к вам очень важный разговор...
Но прямо в дверях столкнулся с Милко. Маэстро выглядел обиженным.
– Нет, Андрей, это у меня к тебе важный разговор, – затянул он с мягким иностранным акцентом, цепко ухватив Жданова за полу пиджака. И принялся привычно жаловаться: – Моему терпению пришел конец! Если мне и дальше придется работать в этой, атмосфере, я начну шить такое, что можно надеть только на ручную обезьянку…
Андрей устало улыбнулся: ну вот, он упустил, считай, последний шанс помириться с Катей и стать просто счастливым человеком из-за того, что Милко именно сейчас затеял обычный спектакль ради новой прибавки к жалованию.
Отсыпав Милко изрядную порцию обещаний и с трудом спровадив капризного маэстро, Андрей почти автоматически снова заглянул в кабинет Малиновского.
– Ну что, поговорил со своей красоткой? – полюбопытствовал тот.
– Нет, она ушла, отказалась меня слушать, я хотел ее догнать – тут, как назло, Милко... – Андрей рухнул на низкий кожаный диванчик, швырнул пиджак на прозрачный столик для газет и принялся тереть виски руками.
– Соберись! Несчастная любовь плохо на тебя влияет – ты теряешь форму!
– Я устал. Сегодня я собирался положить конец этому фарсу, но даже этого не смог сделать. Я больше не хочу, я отказываюсь пудрить ей мозги разговорами про любовь. Во-первых, не могу так издеваться над ней – это слишком. Во-вторых, не могу так издеваться над собой. Попробовал бы сам целоваться с женщиной, которая... – Андрей не закончил фразу, вздохнул и продолжил: – И, в-третьих, все закончится тем, что Кира об этом узнает.
– Возьми себя в руки, – посоветовал несгибаемый Роман. – Ты не можешь сдаться без боя, потому что на кону слишком большой куш! Противник нам достался сильный. Но мы тоже не лыком шиты! Сотни длинноногих женщин с силиконовым бюстом третьего номера только о тебе и мечтают! И ты не допустишь, чтобы какая-то Катя Пушкарева – жертва ортопедической стоматологии – взяла и бросила тебя, как законченного неудачника. Тебя – потомственного Жданова! Будь мужчиной! Покажи, чего, ты стоишь!
Рома на ходу стал использовать свой талант бизнес-стратега, составляя новый план.
Итак, какие имеются варианты? Надо разложить их по полочкам, рассмотреть каждый и принять решение согласно процентному соотношению угроз и преимуществ, и – вперед. Срочно садиться в машину и ехать к Пушкаревой. Пока она доберется на автобусе, Жданов уже будет ждать у подъезда. Он затащит ее в машину и закатит сцену ревности. Можно купить цветы. Это будет как политика кнута и пряника! Рома с удовольствием применял недавно изученное популярное руководство по бизнес-стратегиям к делам сердечным. Цветы – это будет приз-сюрприз.
– Все так сложно! Не знаю, удастся ли мне что-нибудь исправить, – сомневался Андрей.
Он не хотел больше врать, мучился от чувства вины, но больше всего он боялся окончательно потерять Катю!
– Вперед, не дрейфь!
Легко сказать – да трудно сделать! Ведь Катя... Она такая особенная девушка...
Пока Жданов добирался до места, воображение рисовало ему жуткие картины. Катин папа ответит ему по телефону, что Катя уехала в неизвестном направлении, и попросит Жданова больше не звонить. Или он увидит, как Катя в освещенном прямоугольнике окна целуется с эти Зорькиным. Нет – он сейчас обнаружит у подъезда «скорую» и узнает, что Катя приняла слишком много снотворного.
Сначала Андрей даже боялся смотреть на ее дом, но быстро опомнился: достал мобильник и, услышав знакомый тихий голос Кати, стал говорить с обычной уверенностью:
– Катя, мне очень нужно с вами поговорить. Я здесь, у вашего подъезда. Вы не могли бы спуститься ненадолго? Катя... Катя, вы меня слышите? Спуститесь, пожалуйста, я вас прошу.
– Сейчас, Андрей Павлович... Минутку... – Жданов ярко представил, как исполнительная Катя спешит на зов шефа, торопливо надевает плащик и туфли.
Спустя минуту она и вправду выскочила на улицу и подбежала к машине. Он открыл дверцу.
– Катя, мне нужно с вами, поговорить. Вы не могли бы сесть в машину?
Он галантным, приглашающим жестом открыл дверцу. Катя серой тенью скользнула внутрь и чуть подрагивающими руками стала расправлять полу невзрачного плаща.
– Давайте начистоту, – быстро заговорил Андрей. – Вы избегаете меня. Мне это тяжело...
Он схватил ее за руку и потянул к себе.
– Неужели вы действительно готовы перечеркнуть все, что между нами было?
Катя закусила губу, чтобы не расплакаться, отвернулась к окну и еле слышно прошептала:
– Андрей Павлович... Вы должны понять... Нам лучше расстаться.
– Почему? Это из-за Николая, да? Если так, то хотя бы признайтесь в этом!
– Нет, не так! Все не так! – в отчаянии бросила Катя. – Мне, правда, нужно идти.
Она попыталась приоткрыть дверцу, но Андрей снова удержал ее.
– Тогда почему вы все время смотрите на свои окна? Он там? Он ждет вас?
– Коля здесь ни при чем, это папа. Я сказала ему... – Она схватилась за голову.
Как трудно все объяснить! Она с мольбой посмотрела на Жданова, но, увидев его расстроенное лицо, замолчала.
– Поговорите со мной, Катя... Неужели вы не понимаете, как это для меня важно?
Она покачала головой. Ей лучше уйти, она не выдержит этого разговора, этого взгляда. Закрыла лицо руками.
– Катя, вы плачете? Катенька!
– Хорошо, Андрей Павлович, – подавленно говорила девушка, оглядываясь на окна дома. – Нам и правда пора расставитьвсе точки над «i»
А чего, собственно, он, Андрей Жданов, ожидает от этого разговора? Зачем он его затеял? Сейчас она назовет ему дату будущей свадьбы. Или дату увольнения – он будет в проигрыше! Лучше бы все оставалось, как есть! Неужели она просто исчезнет из его жизни? Жданов посмотрел на Катю так, словно видел ее в последний раз, и пытался вобрать в память все ее самые мелкие черты – даже цвета и запахи.
– Почему? – вздрогнула она. – Почему вы так странно смотрите?
– Скажите честно... Боитесь, что Николай увидит нас вместе?
– Андрей Павлович, он знает, что я сейчас разговариваю с вами, – устало вздохнула Катя. – И, уверяю вас, совершенно спокойно к этому относится.
– Что ж, это радует, – съязвил Жданов, резко тронулся с места и так же резко затормозил, сделав круг по двору. – Он считает, что ему не о чем волноваться?
Катя теперь отвернулась от Жданова и просто грустно смотрела в окно, повторяя:
– Я не могу врать своим близким, притворяться на работе... Чувствую себя такой... А когда вижу вашу невесту... Это ужасно!
Она всхлипнула и обернулась к нему – милая, грустная, растерянная девушка! Андрею очень хотелось прижать Катю к себе, обнять и поцеловать в мокрую от слез щеку. Но он боялся, что его пугливая помощница сразу же сбежит домой! Поэтому он осторожно и нежно взял ее ладошки и прижал к своей груди:
– Я чувствую, что разрушаю вашу жизнь... И жизнь многих других людей... Посмотрите на меня. Пожалуйста... Катя... Неужели чувство вины сильнее, чем любовь? Мы должны быть рядом! Мы с вами все преодолеем! Катя... я...  я люблю тебя!
Он говорил очень серьезно и даже решился погладить девушку по щеке. Действительно мокрая – ему не показалось. Катя плачет! Он повернул ее личико к себе, придерживая за подбородок, и увидел, что испуг в ее глазах смешился нежностью, счастьем. Жданов медленно наклонился к ней. Она ощутила на коже тепло его дыхания и замерла в ожидании поцелуя...
– Че творится! Реалити-шоу «За лобовым стеклом». О! Парни, это же Пушкарева! Вы гляньте, эта кикимора мужика подцепила!
Катя с ужасом отпрянула от Андрея: в темноте бесновалась компания подвыпивших местных-раздолбаев. Всех их Катя прекрасно знала. Ближе всех к машине стояли Витька и Генка. Они заглядывали в окна автомобиля, отпускали похабные комментарии и сопровождали их пьяным гоготом.
– Накопила бабок, нашла объявление в газете... – издевался Генка.
– Нет, не накопила. Миллион баксов выиграла, в лотерею, – хихикал Витька.
Катя прижалась к Андрею и пролепетала:
– Андрей Павлович, давайте уедем отсюда, пожалуйста. Мне страшно.
Андрей жестом попытался успокоить Катю, опустил стекло, посмотрел на пошатывающиеся во тьме фигуры и решительно приструнил местную шпану:
– Какой миллион? Да кто вы такие?
Вместо ответа в проем просунулась Витькина голова, салон наполнился запахом алкоголя:
– Дядя, объясняю шутку: меньше чем за миллион с нашей Пушкаревой никто не согласится!
– Что, Пушкарева, Колька не справляется? – гоготнул за спиной приятеля Генка. – Или решила выяснить, как это должно быть на самом деле?
Жданов брезгливо выпихнул голову пьяного остолопа из машины, поднял стекло. Но компания не унималась и стала с улюлюканьем скакать вокруг машины. Андрей исчерпал запасы терпения, отведенные на сегодняшний день, он медленно открыл дверь, кивнул Кате:
– Я на минуту! Хочу, чтобы они извинились перед вами. Катя пыталась удержать своего рыцаря, ухватив за рукав:
– Нет, прошу вас! Они все равно ничего не поймут! Андрей Павлович!
– Спокойно, Катя. Я сумею им объяснить, что они неправы.
Он улыбнулся ей, снял очки и вышел из машины. И бросил ближайшей фигуре:
– Значит так: заткнитесь и извинитесь!
– Ой, пацаны! Дядя, кажется, обиделся!
– Чувак, ты что, извращенец? – поинтересовался Витька. – Нормальную телку себе найти не можешь?
В ответ Жданов со всего размаху ударил Витьку в челюсть. И тут же почувствовал, как кто-то с силой ткнул его в спину. Дыхание перехватило, колени начали подкашиваться. Хулиганы обступили его со всех сторон...
В первые мгновения драки Катерина выскочила из машины и бросилась на помощь любимому. Она неумело пыталась оттащить то одного, то другого хулигана, но снова и снова оказывалась отброшенной к автомобилю. Зато Андрей кинулся в драку с каким-то забытым азартом. Он дрался так, как будто от этого зависела вся его будущая жизнь. Даже со стороны движения Андрея выгладили эффектно – Жданов сражался как опытный профессионал. Он вкладывал в удары всю накопившуюся за последние дни негативную энергию. Вчетверо превосходящие силы противника получали весьма весомые удары и с каждым из них теряли инициативу. Но все же количественный перевес все еще позволял им держаться.
Жданов был просто в ударе! Он не давал противникам опомниться ни на секунду, не снижая темпа, продолжал наносить точные, разящие удары. Сначала нейтрализовал самого опасного противника – крепкого с виду Генку, бывшего ученика спортивной школы, – тот дернулся и повалился на землю, бесцельно молотя кулаками.
Справа от Андрея тут же вырос Витька и успел отвесить Жданову пару сильных ударов. Андрей пошатнулся, но устоял, даже сумел быстро развернуться, наклониться и, как пружина, снизу вверх дал в челюсть своему обидчику. Умело ушел от ответного удара и двинул под ребро третьему сопернику. Повернулся и свободной левой ладонью рубанул по шее еще одного и снова повернулся к Витьке. Крепко стукнул незадачливого юмориста в нос.
И окинул взглядом место действия. Похоже, он отлично справился с неприятной компанией, посрамленные хулиганы расползались в разные в стороны.
– Извини, Катька! Ошибочка вышла! Нормального мужика ты подцепила! – крикнул, убегая, Витька.
Катерина бросилась к Андрею. Жданову разбили лицо, разорвали пиджак, но он был так горд и разгорячен после драки, что не обращал внимания на такие мелочи.
– Боже мой, вы целы? – Она бросилась, обняла его, но быстро опомнилась и смущенно улыбнулась. – Не знаю, что и сказать... спасибо вам, Андрей Павлович. Вы... такой смелый... настоящий рыцарь! Только зря вы геройствовали. Я уже давно разучилась, реагировать на насмешки. Я не обижаюсь.
– Катя, меня бесит, что вы так к себе и ко всему этому относитесь. Но я не буду спокойно смотреть, как оскорбляют, дорогого мне человека, – он помолчал и внимательно посмотрел на Катю. – Может быть, ваш друг Коля по-другому к этому относится? Катя, скажите правду. Мне очень важно это знать. Что у вас с ним?
– Он просто мой хороший друг, – замялась Катя. – Мы с детства знакомы. Честное слово, между нами ничего нет.
Она простодушно улыбнулась, и Андрей вздохнул с облегчением – сомнительно, чтобы прямодушная Катя с таким выражением лица могла говорить о любимом! Тем более о любовнике.
Повисла неловкая пауза.
– Ну что, давайте прощаться? – попросила Катя, у нее не было сил уйти первой.
– Подождите... Послушайте... – Андрей удерживал ее за руку. – Катя, у меня есть идея. Она действительно замечательная. Почему бы вам не проболтаться «Женсовету», что Николай – ваш жених? А?
Жданов подошел к ней, снова прижал хрупкую фигурку к себе и горячо зашептал, что им надо быть осторожнее. Он – как влюбленный мальчишка – не сводит с нее глаз, а она оставляет на столе любовные послания. Так нельзя продолжать, это ужасно глупо и очень неосмотрительно! Надо научиться себя контролировать. Она же понимает, какой завязался узел!
Он сможет оставить Киру только тогда, когда спасет компанию. Придется подождать. Им потребуется собраться с силами и вынести очень многое. Это единственный путь. А если слухи про Николая разнесутся по всему офису, они обязательно дойдут и до Киры. Этот отвлекающий маневр позволит им выиграть время и оставаться вне подозрений.
Катя смущенно опустила глаза. Ее сердце сжалось. Вот к чему привела ее тайная мечта о прекрасном принце – между нею и Андреем начинается банальная интрижка! А ведь она все еще лелеет глупую надежду стать его невестой. А теперь все как на подбор – ложь, тайные встречи. Их отношения создают все больше проблем для него!
О себе она не думала, и как всегда согласно кивнула – она привыкла выполнять поручения шефа.

0

8

ГЛАВА 18

Роман с видом знатока разглядывал, синяк на лице Жданова:
– У-у-у! Не слабо! Что это с тобой приключилось?
– Ничего особенного, – пожал плечами Андрей. – Просто подрался, вот и все.
– А у Киры неплохо поставлен удар. Если не ошибаюсь, это был левый хук?
– Что ты несешь? Это не Кира. Это были хулиганы. Так получилось, что мне пришлось вступиться за Катю.
– Друг, ты предстаешь передо мной в новом свете! С этого места – подробнее...
– Да что рассказывать, чепуха, – отмахнулся.Андрей. – Какой-то пьяный дебил назвал Катю уродиной.
– А ты, значит, – Роман изобразил эффектный боксерский удар, – вступился, как порядочный человек?
– Ну не мог же я такое хамство оставить без последствий.
Роман улыбался во весь рот. Кто бы мог подумать, что под личиной акулы бизнеса, скрывается благородный рыцарь? После, такой эффектной демонстрации силы Катя стопроцентно должна пойти на примирение!
Жданов подтвердил его догадку. Да, они с Катей помирились и даже условились вести себя осторожнее. А еще Катя пустит слух, что Николай Зорькин – ее жених: официальный или почти официальный. Роман недоуменно поднял брови: вот это новость, так новость! Андрей поспешил успокоить приятеля:
– Это так... Операция-прикрытие, чтобы отвести возможные подозрения.
– Лично я вас двоих ни в чем таком и не подозреваю, – хихикнул Малиновский. – Тебя же не очень сильно по голове стукнули. Но это правильное решение: у тебя невеста, у нее жених. Это справедливо. Но ты забыл еще кое о чем...
Андрей воззрился на Малиновского поверх очков – что этот неугомонный балбес опять затевает?
– Примирение скрепляется подарками. Девушка волновалась, переживала, одного йода на тебя, небось, полпузырька извела. Надо ее чем-нибудь-порадовать!
Андрей с готовностью согласился бы, если только не вечная занятость.
– У меня просто нет времени на такие штучки.
– Тоже мне! Сила есть – ума не надо, а еще рыцарь! Рыцари, между прочим, находили время – целые поэмы своим дамам сочиняли, – напомнил удачливому победителю Роман. – Ну ладно, ладно, твой верный Сирано постарается, – и отвесил мушкетерский поклон, описав рукой с воображаемой шляпой витиеватый вензель. – А она, твой «предмет» здесь?
– Нет, отпросилась с работы. Готовит мне сюрприз. Роман довольно потер руки.
– Ведь мы с тобой любим сюрпризы, правда?

Катя действительно решила сделать Жданову сюрприз. «Как он бросился меня защищать! Он, может быть, рисковал жизнью! Мой Андрей! – Катя перебирала вчерашние воспоминания, глядя в зеркало. – Я должна измениться! У такого прекрасного человека должна быть достойная возлюбленная. Он страдает из-за того, что я такая... Ему пришлось драться, подвергаться опасности из-за того, что меня называют пугалом. Может быть, я сама хочу все время оставаться некрасивой? Может быть, я просто прячусь за этой маской уродки от настоящей жизни, как бабочка в коконе? – задумалась Катя и внезапно приняла решение: – Прощай, гусеница! Тебе пора превратиться в бабочку. И никто больше не посмеет смеяться над тобой!»
Она новой уверенной походкой выпорхнула в большой мир на поиски крыльев.
Выбор был слишком богатым! Кофточки, сияющие бисером, блузки с нарядными воланами, микроскопических размеров юбочки и обтягивающие штанишки теснились на полках магазинов. Солидные деловые костюмы взирали на посетительниц отдела готового платья с манекенов, выбирая себе рослых и пропорционально сложенных обладательниц. Растерянная Катя стояла перед огромным зеркалом, неуверенно перебирала воплощения девичьих грез с громким дизайнерскими именами на ярлычках и ни на чем не могла остановиться. Наконец, нашла платье с довольно большим вырезом и задумчиво приложила к себе, глянула в зеркало – нет, не то!
– Знаете, у вас очень сложный стиль, – продавщица пыталась ободрить клиентку. – Боюсь, одежды такого фасона в нашем отделе нет.
– Я как раз хочу попробовать что-то кардинально новое. Понимаете, мне нужно... буквально преобразиться.
Продавщица поняла, что в одиночку с такой покупательницей ей не справиться, и призвала в помощники дизайнера. В итоге Катя покинула отдел с грудой приятно шуршащих пакетов.
– Отличный выбор! Заходите к нам еще! – Персонал магазина в полном составе с вымученными улыбками провожал трудную клиентку.
Стилист покрутил Катину жидкую косичку и так и эдак и на всякий случай спросил:
– У вас нет каких-то конкретных пожеланий?
– Я хочу измениться. Не быть такой... Она замолчала на полуслове.
– Вы попали куда надо, – просиял мастер дежурной улыбкой и пробормотал в сторону: – И я тоже попал. Что ж с ней делать-то? Измениться она хочет... – вдруг он радостно прихлопнул в ладоши: – Идея! Я вас вижу!
– Я вас тоже, и что? – не поняла Катя.
Она первый раз решилась на посещение салона.
Стилист сосредоточенно раскладывал на столе набор ножниц, расчесок, щипцы для завивки и был похож на хирурга перед операцией. Пушкарева чувствовала себя неизлечимой пациенткой и с ужасом поглядывала на арсенал красоты. Мастер приблизился к ее креслу, и она закрыла глаза...

– Здравствуйте, Андрей Павлович! – весело сказала Катя, несмело шагая в кабинет.
– А, Катя, это вы. – Жданов еще несколько секунд полистал срочно требующие его визы документы, делая пометки, и поднял голову. – Катюша, я... – Его лицо окаменело, и Жданов автоматически завершил фразу: – Очень рад вас видеть.
Катя сняла пальто еще в приемной и теперь стояла перед ним в глубоко декольтированном, вызывающе ярком вечернем платье, с профессионально выполненной, но совершенно не подходящей ее типу внешности прической из мелких завитушек. А неумелый макияж был настолько резким, что подходил разве что для похода в какой-нибудь дешевый и очень темный ночной клуб.
Чтобы оценить произведенный эффект, Катя вытащила из крошечной блестящей сумочки свои старые добрые очки и улыбнулась. Алая помада только подчеркивала скобы.
– И я очень рада вас видеть, Андрей Павлович, – повторила она.
– Вы... у вас новая прическа? – смог выдавить из себя Андрей.
Каким бы теплым ни было его отношение к Кате, сейчас все его силы уходили на то, чтобы сдержать взрыв хохота. До чего нелепо выглядит на ней этот маскарад!
– Да, вам нравится? – с надеждой спросила Пушкарева.
– М-м... очень мило. Очень.
– Мне захотелось немного измениться. – Катя выглядела такой счастливой, ее щеки разрумянились, глаза блестели, и даже толстый слой тонального крема не мог этого скрыть.
– У вас это получилось. Очень. – Андрею почему-то стало неловко.
Он позволил себе улыбнуться, только когда Катя скрылась за дверью.

Катя хотела привычно устроиться за рабочим столом и обнаружила, что на нем, прикрытая рабочими документами, лежит большая коробка конфет. Под крышкой притаилась нарядная открытка. Взволнованная девушка развернула ее и принялась складывать в слова твердые графические буквы, написанные перьевой ручкой: «Мы помирились. Я снова почувствовал, что живу. Я вспомнил, какое это счастье – обнимать девушку, которая тебе нравится, и чувствовать, что ты ей небезразличен. Мы никогда не будем ссориться, и каждый день будет для тебя таким же сладким, как эти конфеты. Обещаю».
Катя вынула одну конфету из коробки, отправила в рот и с нежностью посмотрела на дверь в кабинет Андрея. Она окончательно поняла, что не может отказаться от Андрея, даже если это единственный способ сделать его жизнь счастливой. То, что происходит между ними, – действительно очень важно. Даже если они не будут вместе – ей не в чем себя упрекнуть – она сделала все возможное для их счастья!
В эту минуту Жданов тоже взирал на дверь Катиной комнатушки, но с другой стороны. Взирал, пытаясь понять – кто надоумил ее это сделать? Массовик-затейник Малиновский? Глупые гусыни из «Женсовета»? Кто?
Он уже успел привыкнуть к ее глубоким глазам, к естественному матовому цвету кожи, не искаженному косметикой, к свежему запаху...
В кабинет привычно, без стука и предупреждения, влетел Малиновский и вручил Андрею пачку документов:
– Вот, любуйся! Прогноз продвижения следующей коллекции...
– Здравствуйте, – Катерина робко выглянула, поздоровалась и улыбнулась Малиновскому. Роман едва не выронил бумаги. Андрей сменил секретаршу? Тоже страшненькая – похоже на тенденцию. Нет – «скобки» на месте – значит, наша! Губы накрасила, щечки нарумянила. Что любовь с народом делает!
– Катя... Катя... – пытался прийти в себя Роман. Он на всякий случай глотнул воды, но едва не подавился от сдерживаемого хохота. – Да, Катя! Вы мне распечатайте обновленный отчет по продажам. Пожалуйста!
Она кивнула и скрылась. Рома перевел взгляд на Андрея. Это ради него вменяемый человек с собой такое сделал?!
– Дай я пожму твою мужественную руку! – пылко сказал Роман. – Я бы такой жертвы просто не пережил! Слушай, а может, она так твои чувства испытывает?
– Да ладно тебе! – досадливо поморщился Жданов. – Каждый может попасть к плохому парикмахеру.
– Официально заявляю, Жданов, я за сердце твое боюсь. Еще одно такое превращение, и оно не выдержит! Ты читал в Интернете – инфаркт опять помолодел!
Андрей готов был удавить сверх меры остроумного приятеля! Он поймал себя на том, что ему становится больно, что тот так зло смеется над беззащитной Катей. Но Малиновский, конечно, не виноват. Никто не виноват – он сам дал втянуть себя в этот бесконечный круг лжи и притворства.
– Понимаешь, я уже вроде привык, что она такая и к прическе привык, и как она одевается. Перестал замечать. Не Клаудия Шифер, но... И еще макияж этот...
– Да, такое не скоро забудешь. Я вот боюсь – вдруг теперь во сне будет мне сниться? Слушай, чего мы тут с тобой шепчемся? Пойдем в конференц-зал, обсудим новый план действий!
Жданов с видом мученика поднялся, оглянулся на Катину дверь и вышел первым.
– Итак, коллега... – торжествовал Малиновский, – я считаю, что все идет отлично. Судя по этому... э-э-э... дефиле, она в твоих руках. Чтобы не сорвать нашу блестящую операцию, ты должен похвалить эту... эту... метаморфозу.
– Издеваешься? Как это можно похвалить?!
– Спокойно. Все продумано, – успокоил Рома. – Мы с тобой это уже репетировали! Представь, что Катя – это не Катя, и сыпь комплименты!
– И к чему это приведет?
– К тому, что компания останется в твоих руках.
– Но спать с ней я не буду, – отрезал Андрей. Так далеко он не зайдет никогда!
Малиновский принялся делать успокаивающие пассы руками. В конце концов, Жданов человек мужественный, но не железный! Надо и с его чувствами считаться!
– Да что ты! Никакого интима! Я лично тебя понимаю: после такого вообще заснуть сложно! – Роман уселся на стул и проницательно посмотрел на Андрея. – Но как в таком случае ты представляешь дальнейшее развитие ваших отношений?
– Не знаю. Никак не представляю. Не будет скоро никаких отношений! И потом, она никогда даже не намекала, что хочет меня! Бывают такие женщины, которых устраивают чисто платонические отношения.
Роман скептически посмотрел на него.
– Сам таких видел или в книжке прочитал? Жданов, посмотри правде в глаза, ты не можешь всю жизнь только целоваться с ней! Она неправильно это поймет. И потом, это же не на всю жизнь. Это только до тех пор, пока мы не расплатимся с долгами! Поэтому надо действовать решительно. – Роман взял со стола степлер и коробочку со скрепками, принялся греметь ими как маракасами и пританцовывать в латиноамериканском стиле. – Все некрасивые девушки мечтают о сексе! В них дремлет скрытый вулкан страсти! И то, что Катя об этом молчит, – результат ее хорошего воспитания! Доиграешься, дружище, – она возьмет инициативу в свои руки. Вот тогда ты пропал! Потому что не усвоил аксиому: любой женщине, даже страшненькой, нужен секс. Иначе она озвереет! Такова природа! Против природы не попрешь, сколько ни предлагай дружбу – она перерастает в любовь! Вот и займись, наконец, любовью!
– Для этого у меня есть Кира. С Катей я получаю... интеллектуальное удовлетворение.
– О да! – съязвил Малиновский. – Мозги – это эрогенная зона каждой женщины!
– Рома, любовь бывает разная, – пытался урезонить, разошедшегося приятеля Андрей. – Мало того, что я ее использую! Еще и в постель ее готов затащить! Это уже не просто игра! Это гораздо хуже... Я сам себя уважать после этого не смогу!
Роман положил на плечи другу обе руки и привел последний, непотопляемый аргумент:
– Жданов, ты действуешь исключительно в интересах «Zimalettо».
– Что-то я уже не уверен, что «Zimalettо» нужна такая жертва, – зло бросил Андрей.
Его реакция оказалась для Ромки неожиданной, и он капитулировал.
– Как хочешь. Но помни: если ты не получишь доступ к телу, это сделает другой. И этому герою достанется не только любовь, но и бизнес Пушкаревой...
Сквозь стены конференц-зала доносились крики Воропаева. Враг не дремлет! Коллеги, не сговариваясь, помчались на шум.
В холле компании разъяренный Воропаев размахивал ладонью перед стеклами очков оцепеневшей от неожиданности Пушкаревой:
– Пушкарева! Ау, Пушкарева! Это вы?
– Здравствуйте, Александр Юрьевич, – наконец смогла ответить, девушка.
– Вы сменили имидж? Надеялись, я вас перестану узнавать? – брызгал слюной Александр, презрительно оглядывая Катю с ног до головы. – Почему-то деньги на мой счет до сих пор не поступили. У вас есть разумное объяснение?
– Деньги будут завтра, – Катя хотела уйти, но Воропаев удержал ее.
– Завтра? Ну что же, подождец до завтра. А сегодня объясните мне, как вы можете появляться здесь – в офисе модного дома! – в таком виде? Вы не на птицефабрике работаете! В конце концов, вы же являетесь лицом «Zimalettо». А это вот – не лицо! – Он бесцеремонно тыкал указательным пальцем, в лицо Пушкаревой так яростно, что девушке пришлось сделать несколько шагов назад.
– Воспитанный человек никогда не сделает замечание о внешности женщины. Тем более в такой, форме, – пыталась остановить его Катерина. – Это называется хамство!
– Меня все равно, устраивает ли вас форма того, что я сказал. Главное, чтобы вы усвоили, что если эту фирму изо дня в день превращают в цирк, то еще не означает, что персоналу надо нарядиться дешевыми клоунами! Своим видом вы позорите «Zimalettо»!
Андрей не смог больше выдержать и вмешался:
– Воропаев! Какого черта ты орешь? Кто тебе дал право оскорблять мою личную помощницу?
– А вот и директор птицефабрики пожаловал, – обернулся к нему Александр, злоба буквально выплескивалась из его глаз. – Вот нашел тут у вас птичку симпатичную! Только никак понять не могу, индюк это или петух. А может павлин?
– Слушай, ты, птица-говорун, летел бы ты отсюда, пока не поздно, – Жданов почувствовал, что у него инстинктивно сжимаются кулаки. – Это уже не смешно!
– Не сомневаюсь. Ты от рожденья лишен чувства юмора. – Воропаев вышел с гордо поднятой головой.
Андрей посмотрел на несчастную, расстроенную Катю, осторожно погладил ее по волосам, взял за руку и почувствовал, что она вся дрожит.
– Катенька, да вы что? Нашли на кого внимание обращать.
– Не надо меня успокаивать. Я знаю, что он прав. Она громко всхлипнула и скрылась в своей каморке.

Жданов так и остался стоять в центре кабинета. В том, что произошло, виноват только он. Он с каждым днем испытывал нарастающее чувство вины и поэтому не нашел в себе сил сказать, что она выглядит ужасно. К тому же он боялся разрушить свои дальнейшие планы. А это было нечестно.
Вся эта злополучная операции под названием «Влюби в себя Катю» была придумана ради спасения «Zimalettо» и могла бы стать идеальной, если бы разыгрывалась с участием восковых фигур. Но все они: и он сам, и Николай Зорькин, и, конечно же, Катя – живые люди. Из-за этого безупречный план превратился в сущую неразбериху. И самое ужасное, что план не учитывал тех теплых чувств, которые Катя пробудила в нем. Надо как можно скорее поговорить с ней!
Он решительно направился к Пушкаревой. Тихо постучал и заглянул в полутемное помещение, где привычно пряталась Катя.
– Катя... – быстро заговорил он. – Катя, я вас прошу, не обращайте внимания на Александра. Вы же знаете, что...
Катя снова всхлипнула, оттирая аккуратным носовым платочком размазавшуюся по щекам тушь.
– Он прав. Я действительно выгляжу смешно. Но я хотела, как лучше... Я хотела измениться, чтобы понравиться вам. А получилось...
Жданов чувствовал себя смущенным и виноватым больше обычного.
– Вы мне и так нравитесь, Катя. Вам не надо меняться. Наоборот, Катюша, я заметил вас именно благодаря вашему прежнему облику. Вы появились в «Zimalettо» такая... необычная, такая не похожая на других. И сразу завладели нашим вниманием.
– Вы это говорите, только чтобы утешить меня, – сомневалась Катя.
– Вовсе нет, – горячо возразил Андрей, пожимая Катину руку. – Мне очень приятно, что вы столько готовы сделать ради меня! Но я предпочитаю видеть рядом с собой прежнюю, естественную и нежную Катю. Ту Катю, которая так дорога мне.
– Правда?
– Конечно!
– Андрей Павлович... я стану прежней. Сейчас... Погодите минуточку!
Катя побежала в курилку и с помощью хлопотливых приятельниц из «Женсовета» стала возвращать свой прежний образ. Амура помогла ей смыть яркий макияж, Светлана осторожно расчесала и привычно сколола волосы, Маша набросила поверх яркого платья скромный пиджак, который отыскался у запасливой Ольги Вячеславовны.
Пока они колдовали, Катя с ужасом поглядывала в зеркало и думала: «Какой позор! Я опять стала всеобщим посмешищем. Как я могла сама этого не замечать – ходила с такой нелепой прической, в вульгарном платье и надеялась, что эти простенькие трюки превратят меня в красавицу!
Сегодня у меня есть повод быть благодарной Воропаеву – он открыл мне глаза. А Андрей Палыч, он такой добрый... Хороший – он не хотел меня обидеть! Даже сказал, что я ему нравлюсь такой, какая есть... Если это правда – ради нее стоило пережить день позора!»
Она улыбнулась и почти счастливая вернулась в кабинет Жданова.
– Пока тебя не было, телефоны с ума сходили, – Вика обиженно дулась за своим стильным столиком. – Я на все звонки сама отвечать должна? Может, хоть будешь табличку выставлять: «Женсовет» обедает круглосуточно?
Катя не слушала Викторию, он была слишком занята своими надеждами. Но Вика не унималась, перегнулась через стол, зацепив пышным бюстом стаканчик с карандашами, и заговорщицки прошептала:
– А тебе, между прочим, из «Ника-моды» звонили. Зорькин! Финансовый директор крупной фирмы должен гоняться за тобой?
– Кать, так твой Коля звонил? – обрадовалась Татьяна, по случайности оказавшаяся рядом.
– Что значит, «твой Коля»? – оцепенела Вика. – Он – директор...
– И не только! – заметила прибывшая на подмогу к подругам Света.
– Девочки, – забеспокоилась Катя, – не надо... Пора работать...
– А что? Пускай знает! Финансовый директор «Ника-моды» – Катин жених!
– Чего? – не поверила Клочкова. Такого нокаута она давно не получала. – Его в монастыре воспитывали, что ли? Может, он никогда нормальных женщин не видел?
– Вот оно, лицо черной зависти, – прокомментировала Света, указывая на Вику.
– Было б чему завидовать! – выдавила из себя Виктория. – Да я пальцами щелкну, и все финансовые директора ко мне на коленях приползут!
– Что ж тогда не щелкаешь?
Катерина оставила препирающихся коллег и бросилась в свой кабинет, схватила трубку телефона.
– Коля! Ты что, совсем с ума сошел? Зачем ты мне сюда звонишь?
– Хотел сообщить, что отправил тебе баланс «Ника-моды», – деловито сообщил Зорькин.
– Вот спасибо! А теперь скажи, для этого обязательно было общаться с Клочковой, говорить ей о «Ника-моде» и представляться всеми титулами? Коля! Ты совсем голову потерял? Ты вообще не должен с ней разговаривать! Неужели не понятно, что никому в «Zimalettо» совершенно незачем знать о существовании «Ника-моды»!
– Ладно, Пушкарева. Я все понял... Больше не повторится! А что Виктория? Что она теперь про меня говорит?
– Что вкус у тебя подкачал, Коля... – Катя зажмурилась и выпалила, будто прыгнула в холодную воду: – Так получилось, что в «Zimalettо» все нас с тобой считают женихом и невестой, практически официально...
Она не стала ждать реакции Зорькина и бросила трубку.

ГЛАВА 19

«Сегодня я поняла, – размышляла Катя, – что Андрей может меня обманывать не со зла или с каким-то умыслом. А просто... из лучших побуждений, чтобы лишний раз не расстраивать. Как мне теперь понять, что он испытывает ко мне на самом деле? Андрей Павлович – он в первую очередь бизнесмен и ценит меня как сотрудника. Вокруг него столько действительно роскошных женщин! Еще и Кира Юрьевна рядом всегда. Она его любит, ревнует, бережет. Зачем ему я, когда рядом столько красавиц? Но последние дни Андрей вел себя так странно – неужели я действительно могу ему нравиться? Не просто как хороший человек, а как женщина? Ведь он обнимал меня, целовал, брал за руку. Ведь когда любишь человека, хочешь обнимать его, целовать. Хочешь дарить ему свое тепло и нежность, хочешь быть к нему ближе, быть его частью. Прижать к себе крепко-крепко и никуда не отпускать. И как он мне улыбается, как смотрит на меня. Но вдруг словно свет выключают – он становится таким холодным, злым. Как будто специально ссору провоцирует или хочет меня оттолкнуть...»
В памяти всплыла случайно прочитанная статья из глянцевого женского журнала, богатого нехитрыми советами о пути к женскому счастью, о том, что подобные перепады настроения характерны для сексуально неудовлетворенных мужчин. Автор, имя которого Катя давно запамятовала, советовал барышням быть посмелее и не пускать любовных отношений на самотек, а самим проявлять инициативу! И ее мысли сразу сменили направление.
«Наверное, так происходит от того, что у нас нет настоящей близости... физической близости – секса! – думала она. – Что же мне делать? Я была бы счастлива провести с ним ночь... Или день... Хотя бы час! Наверное, пришло время и мне проявлять инициативу?»
Повод воспользоваться рекомендациями глянцевого печатного издания представился Кате этим же вечером. Андрей снова пригласил ее – в порядке моральной компенсации за караоке-бар – в тихий семейный ресторанчик.
Играла приятная струнная мелодия. Они танцевали в таинственном полумраке. Катя посмотрела на Андрея и осторожно, ожидая ответной реакции, прижалась к нему. Но Жданов так и остался погруженным в свои невеселые мысли. Если бы Катя только знала, как тяжело ему давался каждый новый день этой странной игры. Он оказался в тупике – хотел, чтобы Катя оставалась с ним, принадлежала только ему и боятся признаться в этом даже самому себе. Это дилемма с каждым днем все больше осложняла его жизнь.
Катя осмелела и прильнула к Андрею всем телом, улыбаясь от счастья. Потом снова посмотрела на Жданова снизу вверх. Разглядывала его лицо, мужественный подбородок, мускулистую шею. И вдруг – сама испугавшись – нежно поцеловала.
Он был всем, что она хотела, и всем, чего она не хотела. Она впервые испытывала такие чувства! Жданов удивленно глянул на девушку. Малиновский, как всегда, прав – некрасивые женщины – самые страстные. Первый поцелуй Жданова разбудил в неприметной тихоне настоящую страсть, как поцелуй принца – спящую красавицу.
Он торопливо повел девушку за столик, быстро сел и залпом выпил виски. Катя не сводила с него влюбленных глаз, и этот немигающий взгляд пугал Жданова.
– Что-то случилось? Со мной что-то не так? Почему вы так смотрите? – не выдержал он.
– Нет. Все так. Я просто любуюсь. Простите.
– Нет, Катя, это вы меня простите, – он снова выпил. Ну, что же это такое – ну не может же он в самом деле хотеть такую. Вот эту девушку. Жданов вздохнул и потянул Катю к себе, усадил на колени. – Спасибо вам, что вы здесь... со мной.
– Андрей Павлович! Мы остаемся наедине так редко! Простите меня, что не могу держать себя в руках. Простите меня.
– Катенька! – Он поцеловал ее в щеку. – Катенька, мне тоже жаль, что мы так редко можем видеться. Но я все время думаю о вас... – Сейчас Жданов не лгал, с того дня, как он впервые поцеловал Катю, он все время думал о ней! И сейчас он крепко обнял ее и снова поцеловал нежную девушку. Его губы, сначала теплые и мягкие, постепенно стали жесткими и требовательными. А потом поспешно отстранились.
– Я считаю каждую минуту до нашей встречи, – шептала Катя, прижавшись к его плечу. – Даже когда нас разделяет всего-навсего стена, мне кажется, что вы далеко! Андрей Павлович, вы просто не представляете, не можете себе представить, как я вас люблю. Это невозможно передать словами. Это как волна, которая нахлестывает, и ты готов захлебнуться любовью. Утонуть в ней навсегда.
Жданов был потрясен: девушка, которую он привык считать покорным и зависимым существом, способна говорить с такой страстью и действовать так решительно! Катины теплые губы коснулись его виска и заскользили вниз – к подбородку. Андрей не хотел заходить так далеко.
Он вообще хотел прекратить это слишком решительное свидание как можно скорее! Он осторожно отстранил Катерину и посмотрел на часы.
– О нет! Уже полночь. Катенька, нам пора.
– Полночь. Волшебное время, когда мечты сбываются. Катя вздохнула. Сегодня ее мечте не суждено сбыться – Жданов засуетился, нескладно бормоча оправдания:
– Катя, я должен поехать к ней, я обещал...
– Нет, нет, Андрей Палыч, вы не должны мне ничего объяснять. Я все понимаю.
– Спасибо, Катя, – поспешно поднялся он. – Вы действительно все понимаете!

Когда они приблизились к Катиному дому, девушка, с опаской поглядывая на свои окна, попросила Жданова остановиться вне поля зрения родителей – они наверняка от окон не отходят, беспокоятся.
Автомобиль припарковался в нескольких метрах от аллеи. Как Кате хотелось, чтобы этот вечер никогда не заканчивался! Вместо того чтобы выйти из машины, она прильнула к любимому. Андрей пристально смотрел в ее глаза – за стеклами толстых очков было столько нерастраченного чувства! Внезапная волна нежности захлестнула его и подтолкнула к ней. Он обнял ее, медленно наклонил голову и поцеловал.
Это был настоящий поцелуй. Самый настоящий. Тот, что сбегает с губ трепещущей волной и растекается по всему телу. Катя нежно Андрея гладила по спине и по плечам. Его прикосновения были полны чувственности, Катя не могла сопротивляться этим новым ощущениям. Крепче сжав руки вокруг его шеи, девушка сама поцеловала его сильно и страстно. Андрей предусмотрительно отстранился.
– Катя! Катя, Катенька... Что с вами? Остановитесь.
– Простите... Простите меня, Андрей Павлович. Господи, какой стыд... – Она закрыла лицо ладонями, выскочила из машины и побежала к подъезду.
Жданов стукнул кулаком по сиденью. Потом еще раз – до боли, в надежде сбросить это наваждение.
– Черт! Жданов! Что ты делаешь? Зачем ты пытаешься убедить себя, что все хорошо? Зачем ты вылез за дозволенные границы? Нас связывали духовные узы, нам не нужно было давать тех обещаний, которые другим людям кажутся необходимыми. И все было хорошо. А теперь ты сам все испортил...

А Катя, стараясь не шуметь, толкнула старенькую, обитую дерматином дверь в квартиру. Она была абсолютно счастлива – ведь уже пробило полночь, а значит, начался ее день рождения – и первым подарком оказался поцелуй любимого! «Как бы мне хотелось провести этот день... и ночь... с ним. Только с ним! Он поздравил меня, даже не подозревая. Как же я счастлива! Если бы можно было остаться с ним навсегда! Я его поцеловала – было так просто и приятно. Почему же сейчас мне неловко из-за этого? Ведь я действительно люблю его и хочу быть с ним. Что тут плохого?»
Раньше Катя никогда не заходила в своих фантазиях дальше поцелуя. Например, Андрей целует ее, в машине, в ресторане или на улице. И произносит все время одни и те же слова: «Я люблю тебя». Три простых слова. Три простых слова, которые ей так нужны. Почему он не может произнести их? Для нее это признание означало бы, что с этой минуты они будут жить долго и счастливо.
Но теперь, после сегодняшнего вечера, что-то переменилось. Она осознала, что хочет близости с Андреем – тех самых отношений, которые связывают мужчину и женщину надежнее любых слов и клятв.
«Это самый лучший день рождения в моей жизни. Когда-то я слышала, что если в этот день загадать желание, самое дорогое, самое заветное, – оно обязательно сбудется», – подумала Катя, закрыла глаза и загадала...

ГЛАВА 20

Жданов с раннего утра угрюмо вышагивал по кабинету. Это единственное, на что он оказался сегодня способен. Сосредоточиться на работе не удавалось.
Его детство и юность были счастливым, безоблачным временем, и, уже повзрослев, Андрей редко задумывался о своем будущем. Разумеется, он участвовал в семейном бизнесе, посещал светские мероприятия, завязывал романы и проворачивал корпоративные интриги.
Но никогда не задумывался – что его ждет? Что будет с ним лет через десять? А через двадцать? Он превратится в стареющего плейбоя, увивающегося за хорошенькими моделями, которых интересуют только его деньги? От таких перспектив Жданову сделалось по-настоящему неуютно...
Мрачные мысли Жданова прервал Роман – вот бы заразиться его оптимизмом!
– В гордом одиночестве и за работой. Какая редкость! Соседка дома?
– Нет, Кати пока нет, – тяжело вздохнул Андрей. – Мало мне было Киры. Так теперь еще и Пушкарева! С виду тихая мышка – а вчера меня еле живым отпустила!
– А чего ты хотел? – удивился Малиновский. – Женщина – она тоже человек! И называй – не называй ее мышкой, инстинкты у нее вполне человеческие – схватить и не отпускать!
– Пора что-то в жизни менять.
– Ты о сексе?
– Я о Кате. Я хочу с ней встречаться не чаще одного раза в две недели. Надеюсь, это охладит ее пыл? Постепенно она от меня совсем отвыкнет.
– Дважды в месяц? Как получка с авансом? Это охладит кого угодно. Даже не сомневайся, – Рома рассмеялся. – И превратится Катя в Снежную Королеву. Которая растет в объятиях Николая Зорькина! А тебе обеспечена ледяная глыба в ближайшем дворе – ты даже в управдомы не переквалифицируешься, как Остап Бендер, а будешь трудиться низкооплачиваемым дворником!
– Не могу даже представить себе это с ней! – в сердцах крикнул Андрей. – Пусть лучше предположит обо мне что-нибудь ужасное! Например, что я импотент!
– Так, дошел до ручки! – поставил диагноз Роман. – Поздравляю! Да, учитывая, сколько твоих женщин она уже видела, это первое, что придет ей в голову. Достоверная легенда.
Из приемной доносился хор женских голосов, распевающих английскую песенку про день рождения:
– С днем рожденья тебя, с днем рожденья тебя! С днем рожденья, Катюша, поздравляем тебя...
Андрей и Роман переглянулись и поспешили к двери.
В приемной теснился «Женсовет» в полном составе: рыженькая вострушка Шурочка, таинственная Амура, рассудительная Светлана, болтушка Татьяна, мудрая Ольга Вячеславовна и легкомысленная Маша. Мужской пол представляли экспедитор Федор и охранник Потапкин. Они сгрудились вокруг Катерины, хлопали в ладоши, обнимали и целовали ее.
Катя была очень тронута, она не думала, что кто-то помнит про ее день рождения.
– А я тебе желаю огромного счастья! И жениха хорошего! – сказал речь Федор.
– Главное, оставайтесь такой, какая вы есть. Доброй, умной и хорошей! – смахнул сентиментальную мужскую слезу Потапкин.
Роман подтолкнул Жданова в спину: что, мол, стоишь? Иди! Ты же президент!
Андрей набрал в грудь побольше воздуха и кинулся к Кате.
– Катя! Поздравляю вас! А я и не знал! – Он звонко чмокнул обескураженную девушку в щеку. Присутствующие бурно зааплодировали.
– Дорогую Катю поздравляем и счастливой жизни ей желаем! – подоспел Роман, поцеловал Катю в другую щеку и даже обнял за плечи.
Из лифта вышли Милко и Кира. Маэстро ехидно поджал губы:
– Смотри, у Романа новая подружка! До чего хороша! Я за него так рад!
– Что случилось? – удивилась Кира.
– У нашей Кати сегодня, оказывается, день рождения! – ответил за всех Жданов.
– Какая прЭлесть! – великий кутюрье снизошел до того, что послал Катерине воздушный поцелуй. – Многие лета!
Кира ограничилась сдержанным:
– Поздравляю.

Расторопные подруги уже организовали праздничный торт и теперь нетерпеливо тащили Катю отметить праздник в «Ромашке».
– Катя... – попросил убегавшую девушку Жданов. – Возвращайтесь поскорее, ладно?
– Если есть что-то срочное... Я... я могу остаться.
– Нет, то есть да. Это не срочно, но очень важно. Я хотел спросить потом... хотя могу сейчас... Что вы делаете вечером?
– He знаю. Как всегда... Иду домой.
– Вы не найдете время, чтобы подарить свой праздничный вечер мне?
– Может быть... – Катя осеклась и испуганно оглянулась. – А как же Кира Юрьевна?
– Это мои проблемы. Я что-нибудь придумаю. Так вы согласны?
Катерина кивнула, счастливо улыбнулась и выбежала из кабинета.
– Чего это она так сияет? – спросил Малиновский у приятеля, махнув рукой вслед Пушкаревой.
– Я сделал то, что ты просил!
– Прямо здесь? В кабинете? В рабочее время? Быстро управился...
Ромка едва не до слез хохотал над собственным предположением.
– Я пригласил Катю на ужин.
Роман перевел дыхание и погрозил Андрею пальцем: ну и шуточки у вас!
– Как подарок?
Оказалось, Жданов забыл о самом главном!
– Ладно, не ломай голову, – утешил Рома. – Я у тебя для чего? Будет тебе подарок. Только не спрашивай – что. Это сюрприз!
Он поманил Андрея в конференц-зал и плотно притворил дверь.
Там жестом фокусника – вуаля! – извлек из пакета куклу, очень похожую на Катю: те же косички, очки и длинное старомодное платье. Жданов повертел куклу в руках и усадил на край стола. Она немедленно упала на пол.
– Даже повадки Катины, – прокомментировал Малиновский и притворно умилился: – Такая нестандартная, наивно-простодушная... Пушкаревой обязательно понравится!
К кукле прилагалась красочная открытка. Это самое главное!
Две двери хлопнули одна за другой – значит, Катя уже возвратилась. Они переглянулись. Пора!
– Хочу увидеть, как ты будешь дарить ей все это, – Роман хитро прищурил один глаз. – Умоляю! Я спрячусь, Андрюша. Ну, пожалуйста... Не лишай меня этого зрелища!
– Зрелищ ему захотелось. Иди лучше на хлеб зарабатывай! – спровадил шеф Малиновского.
А сам, прихватив подарки, отправился выполнять долг перед фирмой. Поскребся в двери каморки, открыл и, краснея, – счастье, что в комнатушку так и не провели нормальное верхнее освещение, – протянул Кате куклу и открытку. Она с теплотой прижала игрушку к груди, устремляя взгляд в текст.
– Поздравляю, Катя, – хрипло добавил Жданов. – Я не умею говорить красивые слова... Просто поздравляю... С днем рожденья и так далее...
– Насчет красивых слов вы, конечно, пошутили? – Пушкарева оторвалась от открытки и с восторгом смотрела на Жданова. Потом встала, медленно подошла к нему, встала на цыпочки и неловко чмокнула в щеку. А затем подняла куклу, так, что её личико и игрушечные очки оказались рядом с Катиными круглыми окулярами, и обратилась к Жданову: – Мне кажется, или она на кого-то похожа? Где вы нашли такую? Я так рада, если бы вы знали...
Бесхитростные, наивные слова растрогали Жданова. Он одернул себя. Неужели он позволил стихии эмоций взять верх над разумом? Он – человек, который привык считать, что у него все под контролем? Жданов нелепыми движениями попятился из комнатки, бормоча: «И я тоже! Очень-очень!»
А в кабинете его уже поджидал ухмыляющийся Роман.
– Врача вызывали? – поинтересовался он.
– Да, доктор. Нужна срочная психотерапевтическая помощь.
– Спокойно! Современная медицина буквально творит чудеса. Что вас беспокоит? – Роман сел и скорчил смешную гримасу.
– Пушкарева. Она мне все время улыбается.
– Так... проблему понял. Ситуация сложная, но для доктора Малиновского нет безвыходных ситуаций! Все решим с доктором Малиновским! – цитировал Ромка слоган популярной телепередачи. – Меня другое беспокоит! Похоже, что с Кирой ты, брат, действительно прокололся! Надо все исправлять.
– Ну, подскажи, как, если такой умный, – злился Андрей, сейчас ему меньше всего хотелось думать про Киру и про их сложные, тягостные отношения.
– Павел и Маргарита звали вас в Лондон на Новый год. Забыл?
– Черт! Из головы вылетело! – Жданов раздосадованно хлопнул себя по лбу. – Значит, одна проблема решена. Но появляется вторая. Я оставляю Катю в Москве на время отъезда.
– Да, Зорькин вполне может перехватить инициативу. А значит, ты должен совершить нечто, что займет Катино воображение до конца праздников, – загадочно намекнул Роман. И тут же пояснил, без надежды на сообразительность запутавшегося в собственных чувствах компаньона: – Ночь любви, и Катя будет принадлежать тебе навеки! Или как минимум – до конца финансового года!
Андрей в ужасе посмотрел на Романа и прошептал непослушными губами: «Никогда!» Он стукнул кулаком по столу. К черту план! Он не может больше укорять себя и обманывать ее.
– Тогда можешь не возвращаться из Лондона, – Роман пощелкал пальцами перед лицом Жданова, привлекая внимание пригорюнившегося друга. – Больной, сосредоточьтесь. Настало время для оперативного вмешательства! Иначе крах неминуем! Как говаривал старина Аль Капоне – ничего личного, только бизнес!

Катя грустно стояла в курилке в окружении «Женсовета» – сейчас ей были необходимы поддержка и понимание подруг!
– Как же так получается – хотела нас пригласить, а теперь молчишь! – удивлялась бойкая толстушка Таня.
– Девчонки, миленькие. Я так перед вами виновата, – Катерина опустила голову. – Не сказала, не предупредила никого. Меня один человек. Мой жених! На свидание пригласил.
– Понятно, – Света первой догадалась о свидании по Катиной счастливой улыбке, которая озаряла лицо девушки всего несколько минут назад, и разочарованно кивнула: – Свидание – это святое. Мы не в обиде.
Пока подруги ободряли Катю, расторопная Татьяна успела ответить на несколько телефонных звонков, повесила трубку и поспешила к группке балагурящих девушек.
– Ох, Катерина, тебе свидание долгожданное придется отложить, – объявила она. – Только что звонила твоя мама – родители праздник для тебя готовят и пригласили нас всех в гости – к тебе домой.
Катя поежилась от безнадежной новости, ее плечи сами собой опустились, а глаза снова уперлись в пол. Она едва сдерживала слезы! Когда Жданов предложил провести вечер вдвоем, она сразу позвонила родителям и наврала, что идет в ресторан с подружками. И вот итог вранья: ее хлебосольные родители пригласили в гости всех Катиных друзей из «Zimalettо». Пушкарева бессильно опустилась на стул. Что же делать?
Подождите секунду. Не знаю, что делать. Я сейчас вернусь! Я все выясню!
Она опрометью бросилась в кабинет к Андрею.

Напрасно Жданов попытался снова взяться за работу – его мысли были далеко: он с ужасом представлял грядущий вечер. Время летело слишком быстро. Он поминутно смотрел на часы, отодвигал папки с расчетами и снова думал о встрече с Катей. С каждым новым кругом большой стрелки по циферблату часов его настроение успевало измениться красивой от торжествующей радости – наконец-то он останется с Катей наедине, до сдавленного ужаса и безысходности – зачем, для чего он все это делает?!
Сегодня они с Катей займутся любовью...
Стоп! Займутся любовью?
Нет, они не станут заниматься любовью, они займутся сексом. Потому что любовью нельзя заниматься – любовь не имеет никакого отношения к физическому расслаблению, которое многие годы предполагала для него близость с женщинами. А с Катей все будет иначе. Он не мог даже предположить, как именно, и готов был ухватиться за любой повод, как утопающий за соломинку, чтобы оттянуть момент решающего свидания.
Беспокойство росло.
И тут в кабинет влетела Катерина. Она замерла возле стола, пытаясь отдышаться.
– Что-то случилось? – оживился он.
– Да! То есть нет... В общем, мои родители... они...
– Хотят, чтобы вы вернулись праздновать домой сразу после работы? – с надеждой спросил Андрей.
– Да. Они уже успели всех моих друзей пригласить...
– Ну что же... – Андрей поправил волосы, пытаясь скрыть облегчение. – Они имеют право. В конце концов, это их праздник.
– А как же... мы? То есть – вы? – расстроенно спросила Катя.
– Я мечтал провести этот вечер с вами! – к Андрею сразу вернулось вдохновение героя-любовника. – Но вы не должны огорчать родителей из-за меня, тем более в такой день. Мне не хочется быть причиной конфликта.
– Так дело только в этом?
– Ну конечно!
– Я все улажу! Сейчас же! Немедленно!
Она просияла и выскочила из кабинета так быстро, что сквозняк от хлопнувшей двери сдул со стола несколько документов...
Катерина, запыхавшись, подбежала к «Женсовету».
– Девочки! Только вы можете меня спасти! – Она перевела дух. – Девочки, я надеюсь, вы не обидитесь. Я хочу вас попросить уйти пораньше – часов в девять, в десять. Тогда я успею на свидание.
– Клянемся, что уйдем сразу после программы «Спокойной ночи малыши», – кивнула Шурочка.
Катя помчалась, чтобы поскорее обрадовать Жданова.
– Я все уладила! – весело крикнула она. – Праздник состоится. Но я уговорила моих гостей уйти пораньше...
– Зачем?! – опешил Жданов и строго добавил: – Я не позволю вам сбегать с собственного дня рождения! А как же подарки, пирог со свечками, в конце концов? Нет, идите и празднуйте!
Огорченная Катя медленно поплелась к себе. Андрею стало неловко. Он как будто увидел несчастную девушку со стороны. Он не может вот так, одним словом лишить ее надежды на счастье!
– Катенька, подождите, – окликнул он. – Я подумал, что до десяти вы сможете управиться, все закончить. И я заеду за вами в десять.

0

9

ГЛАВА 21

– Господи, как же теперь объясняться с Кирой? Жданов снова схватился за голову. Потер виски и выпил виски. Но ни одной мысли привычный ритуал ему не прибавил. От безнадежности Андрей набрал номер Малиновского, и верный друг материализовался в его комнате со скоростью сказочного джина.
Выяснив суть проблемы, Роман интригующе улыбнулся.
– Нельзя все время врать невесте! Надо хоть изредка говорить ей правду. Именно сейчас у тебя есть редкая возможность спокойно сообщить Кире, с кем и почему ты собираешься провести вечер. Сказать, что идешь на день рождения к помощнице. А что тут такого? В чем криминал? Можно сбить Киру с толку изящным парадоксом. Мол, лучше ты пойдешь к Кате на день рождения, чем Катя к тебе! И пока Кира будет переваривать, тихонько смоешься. А если Кира захочет, пусть присоединяется. Хотя сомневаюсь, что Кире понравится твое предложение наведаться к Кате дружной семьей!
Незаменимый советник растаял в воздухе.
А Жданов на негнущихся от нервного напряжения ногах поплелся разыскивать Киру. Воропаева должна быть настроена милостиво: она недавно узнала у Милко, что Мирра Лохвицкая – поэтесса Серебряного века, и отчасти умерила бдительность. Проницательная Кира знала, что рано или поздно сможет вычислить свою загадочную соперницу по поэтическим пристрастиям, или, в крайнем случае, по почерку.
– Кирочка, любимая, прости! – с преувеличенным пылом начал Жданов прямо с порога. – Я виноват... Это все из-за работы. Я так мало стал тебе уделять внимания.
– А чем докажешь, что исправился? – недоверчиво прищурилась Кира.
– У меня есть маленький, но приятный сюрприз – для любимой невесты! – Жданов говорил быстро, как будто боялся, что слова закончатся раньше, чем он окончательно убедит Киру в своей верности. – На новогодние праздники мы летим в Лондон. Навестим моих стариков. Я уже забронировал билеты, надеюсь, это не помешает твоим планам?
Кира вскочила с кресла, подбежала к нему и крепко обняла. Андрей подхватил невесту на руки и закружил по комнате. Совершенно обессиленный остановился у дивана и с размаху упал на него, ослабил галстук и попытался отдышаться. Кира, не теряя времени, забралась к нему на колени и дерзко, страстно впилась в его губы. Странно, но блондинка Кира всегда ассоциировалась у Жданова с черной пантерой. Гибким, коварным, опасным зверем! От такого хищника не просто укрыться – Кира уже расстегивала верхние пуговицы его рубашки. Еще мгновение – и ему не вырваться из этих нежных когтистых лапок.
– Не сейчас, – Жданов резко поднялся. – Мне надо бежать...
Воропаева маняще выгибалась на диванных подушках:
– У тебя есть еще сюрпризы для меня?
– Конечно, дорогая, сколько угодно, – он уже принял решение, миновал скандала, и теперь уловки невесты были бессильны. – Сегодня вечером я иду на день рождения...
– Неужели к Пушкаревой? – сострила Кира.
– Ну разумеется. Как только ты догадалась, милая? – деланно рассмеялся Жданов. – Именно к ней...

Катя узнала бы его голос всегда: ей не могло помешать даже веселье шумной компании «Женсовета»...
– Вы где? – озабоченно спросила она.
– Возле вашего дома. А гости еще не разошлись?
– Ждут мужа Татьяны. Он должен приехать и развести всех по домам.
– Может, не надо торопить людей? Я поеду, встретимся в другой раз, – неуверенно предложил он. – Веселитесь, празднуйте. Я всё пойму.
– Нет! Дайте мне пятнадцать минут, и я все улажу.
Веселье в доме Пушкаревых было в самом разгаре, когда бравый папа Кати Валерий Сергеевич обнаружил, что запасы «горючего», как он со времен боевой молодости именовал алкоголь, на исходе. Федя как профессиональный экспедитор предложил услуги по доставке ценного груза, но Валерий Сергеевич не мог доверить такой принципиальный оргвопрос гостю – да и вряд ли Федор сам отыщет круглосуточный магазинчик в здешних закоулках. Решили идти вместе.
У подъезда Федор уважительно указал «папаше» на солидное авто Жданова:
– Смотрите, наш босс! Наверное, тоже приехал Катю поздравить.
Сквозь лобовое стекло Жданов с ужасом смотрел на приближавшихся к машине Федора и пожилого мужчину. Было в нем что-то знакомое. Наверное, Катин отец, догадался он. Федор приветственно махал рукой, указывая путь к подъезду.
Прятаться больше не имело смысла – Андрей вышел, запер машину и двинулся вслед за Федором и Катиным отцом навстречу неизвестности.
Завидев шефа, сотрудники «Zimalettо» притихли и постарались прикинуться трезвыми. А хлебосольный глава семейства Пушкаревых уточнил:
– Андрей Палыч, вы какие напитки предпочитаете?
– Крепкие, – обреченно вздохнул Жданов.

– Да ты не волнуйся, – утешила Катю Светлана, представляя, как тяжело сейчас подруге: ведь Катя ждет жениха! – Жданов не любит долго засиживаться. Да и Кирюша с него глаз не спускает. Так что скоро уйдет...
– Начальство – оно как беда: всегда приходит неожиданно, – объяснила мудрая Ольга Вячеславовна.
В прихожей раздался звонок. Катерина вздрогнула и опрометью бросилась в прихожую. За дверью она обнаружила Николая Зорькина при полном параде, с цветами наперевес, но решительно заслонила ему вход в квартиру и скороговоркой зашептала:
– Уходи, пока тебя никто не увидел!
– Издеваешься? – обиделся Николай и протянул Кате букет. – Я ж специально готовился. Вот, цветы купил. Костюм гладил. Новый анекдот от Трахтенберга разучил. Еще и сюрприз тебе приготовил!
– Какой сюрприз? – за сегодняшний день Катерина успела устать от сюрпризов.
Довольный Зорькин взмахнул рукой, и на лестнице раздалась музыка. С верхней площадки начали спускаться два наряженных мексиканцами музыканта с гитарами – они играли и напевали старинную серенаду.
Катя замерла, дослушала песню до конца и растроганно посмотрела на Колю.
– Спасибо! Коля, ты, правда, такой молодец! Я не ожидала...
– А ты меня в дом пускать не хочешь... Представляешь, какой фурор я бы произвел?
– Коль, ты очень хороший, ты настоящий друг, – оправдывалась Катя. – Но именно сегодня я не могу тебя туда впустить...
– Скажи честно, ты меня стесняешься? – упавшим голосом спросил Николай.
– Что ты! Нет, – горячо возразила Катя. – Просто там сейчас находятся такие люди. В общем, люди, которые не должны тебя видеть. Я все объясню. Потом!
Зорькин молча повернулся и стал спускаться по лестнице, за ним последовали музыканты.
А за дверью, прислушиваясь, столпились гости. Статус не позволял Жданову протискиваться сквозь собственный персонал, хотя ему очень хотелось хоть краем глаза увидать неуловимого и легендарного, как Зорро, романтического жениха по фамилии Зорькин.
И он был не одинок!
– Как же хочется на него посмотреть! – пыталась протиснуться к глазку Шура.
Но у нее ничего не получилось, потому что ухом прижалась к двери пышнотелая Татьяна, внимательно прислушивалась и шепотом докладывала товаркам:
– Ой, они щебечут, прямо как Ромео и Джульетта!
– Да, в наше время таких мужчин почти не бывает, – сладко пела Амура.
Во время этого разговора Жданов пытался убедить себя, что ему все равно. Но лицо его невольно менялось, отражая сложную гамму чувств, которые одно за другим охватывали его.
Катя скоро вернулась в квартиру – одна!
– Коля извиняется... не смог остаться, у него работа... Бизнес...
– Бизнес есть бизнес, – понимающе поднял бровь Жданов.
– Ну и что? Никуда бы не убежал его бизнес. Вот вы, Андрей Павлович, такой занятой, преуспевающий человек, а нашли время, приехали. А он что, особенный? – возмущалась бойкая Шурочка.
– Видимо, да, – помрачнел Жданов.
Гости стали расходиться по домам, и Андрей пытался незаметно улизнуть вместе с ними, но Катины родители дружно и горячо уговаривали его посидеть еще минутку. Да и сама Катя смотрела на него умоляюще.
Многоопытная Маша Тропинкина обняла Катю на прощание и прошептала ей в ухо последние напутствия:
– Кать, ты с женихом увидеться хочешь? Тогда как можно скорее гони Жданова в три шеи! А то он до утра будет сидеть и нудеть – на зло Кире! А потом пулей – к жениху. А когда останешься с ним наедине, не жди, когда он проявит инициативу! Прояви ее сама! Покажи ему все, на что ты способна. Чтобы он запомнил эту ночь навсегда... А завтра все нам расскажешь...
Маша мечтательно прищурилась и умчалась. Когда дверь закрылась за последней гостьей, Жданов тоже засобирался. Катя провожала его со слезами на глазах.
– Андрей... сегодня же мой день рождения! И я думала... Вы обещали, что мы... поедем куда-нибудь... вместе.
Андрей вздохнул. Пусть будет то, что будет, – он просто не может снова обманывать Катины надежды! После романтической серенады наемников Зорькина у него и так осталось мало шансов...
– Конечно. Обещал, значит, поедем.

ГЛАВА 22

Сейчас, сидя в машине и прижимаясь к мужественному плечу Андрея, Катерина чувствовала себя счастливой. Хотя ее и мучили сомнения и страхи. Она старалась не думать о том, что должно произойти. Рядом с ним она ощущала себя такой защищенной, такой уверенной – что могла ни о чем не заботиться, а просто отдаться на волю страсти. Они направлялись в скромный клуб, где было достаточно темно и многолюдно, и никто не обращал внимания на неприметную пару, танцующую в самом дальнем углу площадки. Но Андрей все равно часто и опасливо озирался...
Через минуту-другую Жданову померещилось, что рядом с ними танцует Кира. Он вздрогнул. Ошибся – ночью все кошки серы, а все длинноногие девушки-блондинки на одно лицо!
– Что-то со мной... не так... Душно... Погода меняется, наверное... или у вашего папы угостился больше положенного...
Катя бережно, за руку, отвела любимого за столик. Жданов хотел восстановить внутреннее равновесие при помощи привычного глотка виски. Но разгоряченная танцем Катерина перехватила его руку, осторожно отобрала бокал, отставила на стол, нежно и уверенно поцеловала Андрея в губы.
В это мгновение в ней родилось что-то новое, неизведанное, наполняя желанием каждую клеточку ее тела. Поцелуи становились все более страстными!
Андрей снова огляделся – ему в который раз привиделся гибкий силуэт Киры – и потянул Катю за горячую ладошку к выходу.
– Народу здесь... и музыка очень громкая, – объяснил он. – Может, пойдем отсюда? Туда, где музыка более романтичная и никого нет...
– Где никого-никого не будет? Только мы... мы вдвоем? – Катя прильнула к статному кавалеру.
– Если вы не против...
«Нет... Я ... столько об этом мечтала!» – хотелось закричать Кате, но она просто молча вышла следом за Андреем.
Андрей усадил девушку в машину, захлопнул дверцу и пробормотал: «Я сейчас. Две секунды. Очень важный звонок». Отошел и набрал номер Малиновского – как ему сейчас не хватает резковатого юмора, уверенности и цинизма приятеля!
– У меня проблемы... – сообщил он в трубку.
– Без паники. Что случилось?
– Слушай, я не могу... с ней. У меня паранойя какая-то началась. Везде Кира мерещится. И голова болит, и... я думал, что смогу, а сейчас понимаю – что нет! Ну жалко мне ее – что ли... Ром, помоги мне от нее отделаться, а?
– Хорошо, друг. Спи спокойно в гордом одиночестве. Думаю, Николай Зорькин только этого и ждет. Если тебе надоело руководить «Zimaietto», езжай домой...
Ну вот, снова укорил себя Жданов: хотел порцию здорового цинизма – и получил! Он перешел к истинной причине звонка:
– Ладно, Ром... Тогда гостиницу какую-нибудь посоветуй. Ты у нас спец по этому делу... только поприличней. Устроит и четыре звезды... Только сориентируй, где это находится. А, знаю... Ладно, я пошел.
– Мужайся, Жданов! Если ты не вернешься, я доведу модернизацию производства до конца. Клянусь! Удачи! Держу за тебя кулаки! – притворно всхлипнул друг где-то в комфортабельной и давно знакомой обстановке роскошного ночного клуба.
Жданов вернулся в машину. Не глядя на Катерину, захлопнул дверцу и завел мотор.
– Едем. Едем туда, где никого нет!
Он с уверенностью обреченного вдавил педаль газа, вцепился в руль и не отрываясь смотрел вперед – мрак испуганно расступался перед решительно мчавшимся автомобилем.

– Гостиница? Мы приехали в гостиницу? А... зачем? – смутилась Катя.
– Простите. Я... возможно, поспешил, неправильно понял. Давайте я вас отвезу домой – если хотите.
Но отступать было поздно – автомобиль затормозил у парадного входа.
– Ну что, пойдем?
Они поднялись в номер люкс. Катя растерянно оглядывала просторную комнату. Вся обстановка была выдержана в стиле арт-декор – романтическая и уютная одновременно. Окна скрывали тяжелые гобеленовые портьеры, а два бра из темно-бордового стекла на вычурных витых подставках создавали интимный полумрак, на столике из прозрачного черного стекла стояли в хрустальной вазе свежие белые розы. Нежный запах наполнял комнату вместе с мягкой музыкой. Рядом с цветами живописно располагались два высоких бокала и шампанское в серебряном ведерке со льдом.
Но большую часть номера занимала огромная двуспальная кровать с резной деревянной спинкой, короной возвышавшейся над подушками. Царственная кровать манила и пугала одновременно – как мечта, которая готова сбыться. Катя не могла оторвать взгляда от необъятного пространства атласных полос на ее поверхности. Как странно чувствуешь себя, когда мечты сбываются.
Администратор деловито перечисляла удобства, имеющиеся в номере, осторожно разглядывая скромный Катин наряд, скобки на зубах – впрочем, за время работы она видела и более контрастные пары:
– ...Мини-бар, спутниковое телевидение, гидромассажная ванна... У нас в ресторане замечательный шеф-повар. Вот на эту кнопочку нажмете и закажете все что угодно. Телефон прямой городской... В ванной – халаты, шампуни, гели для душа... Располагайтесь... Надеюсь, вам у нас понравится. Кстати, из вашего номера открывается прекрасный вид. Вот здесь, над кроватью, есть выключатель на случай, если захотите выключить свет сразу во всем номере... Приятного отдыха, господа...
Представительница гостиничного сервиса наконец оставила их одних.
Мгновение они стояли друг против друга. Они ничего не говорили. Время для разговоров прошло. Мысль о том, что сейчас должно произойти, повергла Катю в оцепенение... Она растерянно смотрела на Жданова – но он казался смущенным, как школьник, и даже не пытался ее обнять! Ей на секунду показалось, что сильный и волевой начальник сейчас развернется, выбежит из номера и просто растворится в ночном воздухе.
Катя пыталась выиграть у возможного разочарования еще несколько минут и робко сказала:
– Пойду посмотрю, что это за ванная и какие там шампуни...
Она почти бегом бросилась в туалетную комнату. Жданов тоже с тоской оглядел номер в поисках мини-бара, извлек бутылку виски. Открыл, поморщился и хлебнул прямо из горлышка, бросил взгляд в сторону окна. За массивными рамами тихо падал снег...
Как сильно Катя отличается от его прежних подруг, думал Жданов. Он уже не помнил, сколько их сменилось за последние годы. В гламурной суете его жизни не было места для простых и искренних человеческих чувств. Сейчас ему казалось, что нечто важное, самое важное в жизни может случайно проскользнуть мимо него, как блик света.
Он полюбовался игрой цвета в бокале и отхлебнул виски... Прижал стакан с не успевшими растаять кубиками льда ко лбу, пытаясь охладить голову и собраться с мыслями. Мысли отсутствовали – он снова схватился за мобильник в надежде прибегнуть к спасительной «помощи зала» в лице Малиновского.
– Служба психологической помощи, – раздался бодрый голос Романа. – Добрый вечер. Если вас бросила девушка, нажмите цифру «один», если вы сами ее бросили, нажмите цифру «два», если вам надоело жить, положите трубку, достаньте веревку...
– Убью, если не заткнешься! – хрипло зашипел Жданов в трубку. – Мы в отеле. Да, уже в номере. Да я и так уже выпил! Сколько, хочешь узнать? Много выпил!
– Ну, так прекращай пить и закажи «Виагру» в сервисе по обслуживанию номеров, – скабрезно хихикнул Роман. – Ну ладно тебе... Шторы задерни. Ага – раз задернуты, хорошо. Свет выключи, то есть создай полумрак: чем меньше ее будет видно, тем тебе лучше. Так, Андрей, прекращай истерику! Доверься судьбе! Бери монетку и кидай. Орел – остаешься. Решка – свободен. Как от чего свободен? А от чего тебе хочется освободиться? От всего, так от всего! – довольный шуткой Роман отключил телефон.
Андрей с колотящимся сердцем полез за бумажником. Но монет там не оказалось. Он с лихорадочным возбуждением пошарил по карманам. Но и там было пусто. Он тщательно и безрезультатно проверил карманы своего пальто, воровато обернулся на дверь ванной, достал Катино пальто и залез в карман. Вот она! Монетка!
Жданов схватил стакан, сделал большой глоток виски, зажмурился, подбросил монетку и взмолился, обращаясь к каким-то неведомым высшим силам: «Пусть будет решка!»
Дверь ванной отворилась, и на пороге появилась Катя.
Они снова молча стояли и растерянно смотрели друг на друга. Пауза затягивалась. Андрей решился, сделал несколько шагов вперед. Девушка стояла в темной комнате в ореоле света, лившегося из ванной. Она выглядела такой естественной!
Андрей отпрянул, сел на кровать и, покачнувшись, обхватил голову руками:
– Нет, простите, я не должен.
– Это... из-за Киры Юрьевны? – расстроенно прошептала Катя.
– Ну, при чем тут Кира?! Я просто не могу. Не могу, и все!!!
Он был так подавлен, растерян и несчастен, что Катерине стало жаль его. Она примостилась рядом на краешке огромной кровати, обняла его за плечи и поцеловала в затылок. Он обернулся к ней, и, когда видел одухотворенное Катино личико, нежность, сочувствие и любовь неожиданно захлестнули его.
Она же будто читала его мысли и угадывала малейшее намерение:
– Я понимаю, ты не можешь. Не можешь мне сказать всего. Ты – хороший, добрый, и не хочешь меня обидеть. Я сама все за тебя скажу. Только глаза закрой, ладно? – Катя прикрыла его глаза ладошкой.
Он послушно закрыл глаза, а она соскользнула вниз, опустилась на колени и принялась говорить, робко поглаживая его по колену.
– Ты был очень расстроен, а я случайно оказалась рядом. И ты теперь испытываешь ко мне благодарность. Просто благодарность, и ничего больше. Я все понимаю! Я не могла тебе понравиться... как женщина.
– Это не так, Катя, ты мне нравишься... очень! – Он отодвинул Катины руки от лица и посмотрел на девушку, но она легким движением кисти прикрыла их снова.
– Не надо. А то у меня не получится... все сказать. Вот ты на мой день рождения пришел. Знаешь, какой это для меня подарок? Спасибо тебе. А любовь. Она же не всегда бывает взаимная. И ты вовсе не обязан меня любить, даже если мне очень этого хочется. Даже если я тебя люблю. Я же понимаю: тебе нужна совсем другая женщина – красивая, эффектная. Не такая, как я... Совсем не такая. Ты, пожалуйста, не чувствуй себя виноватым из-за меня! Все в порядке. Это пройдет. Все в порядке. И не надо меня жалеть! Не надо!
– А я тебя и не жалею.
– Тогда почему ты... почему...
– Потому что я тебя люблю! – тихо и уверенно сказал он. Катя улыбнулась и с сомнением покачала головой.
– Этого не может быть!
– Ты что, мне не веришь? Ты не веришь своему начальнику?
Он протянул руку и выключил свет...
Катя проснулась, провела рукой по глянцевой поверхности простыни...
Прошедшая ночь, самая счастливая в ее жизни, показалась ей такой по-летнему короткой! Она еще ощущала на своей талии крепкую руку Андрея, и ее сердце наполнилось радостью от того, что он рядом. А в голове вертелся хоровод противоречивых мыслей.
«Что я наделала! Что наделала!» – думала Катя, осторожно выбираясь из-под одеяла. Она скромно обернулась простыней и стала пробираться к двери, украдкой бросив взгляд на кровать.
Лица Андрея не было видно. Но по его ровному дыханию она поняла, что любимый еще крепко спит. Совсем как большой ребенок – лежит, уткнувшись в уголок подушки. Катя осторожно поправила одеяло, которое почти сползло на пол, и залюбовалась мужественными чертам Жданова – мускулистым торсом, лепной шеей, рельефным затылком. Какая она все-таки счастливая! Она осторожно стала подбирать с пола одежду. Сейчас приведет себя в порядок и попробует тихонько улизнуть. Пока не проснулся Жданов...
Жданов проснулся еще час назад, но лежал, опасаясь лишний раз пошевельнуться, чтобы не разбудить Катю. «Что я наделал! Что... Я... Наделал!» – с ужасом думал он. Ведь эта девушка по-настоящему любит его. А он? Что у него есть в жизни, кроме компании «Zimalettо», доставшейся от родителей? И даже компанию он может потерять в любую минуту! Раньше при этой мысли его всегда охватывал страх, но сейчас...
Странно, но ночь, проведенная с Катей, словно придала ему сил – он больше не трепетал перед мыслью о возможном деловом крахе, гневе отца или скандале с Кирой. Он знал, что сможет начать все сначала, добиться успеха и достигнуть только своей вершины! И тогда люди, которые ему дороги, верные, преданные и любящие, как Катя, – смогут им гордиться...
Начинать стоило прямо сейчас!
Он бодро вскочил с постели и начал лихорадочно одеваться, настороженно прислушиваясь к шуму душа в ванной.
На полу что-то блеснуло. Запонку потерял? Андрей наклонился. Это была брошенная вчера монетка.
Решка...
Дверь ванной распахнулась, и мечтательно улыбающаяся девушка шагнула к нему.
Жданов быстро наступил на монетку ногой – как будто Катя слышала о вчерашнем пари с судьбой и могла заметить несчастливую решку.
– Андрей Жданов. Андрей. – произнесла она, словно пробуя имя на вкус. – Мне очень хорошо с тобой. Просто очень.
– Катя... Катенька... Нам пора идти.

Автомобиль затормозил у Катиного подъезда – обратный путь показался ей совсем коротким. И она спросила с нотками разочарования:
– Уже? Так быстро? Я пойду?
Он молча кивнул. Катя взяла его за руку, посмотрела в глаза и серьезно сказала:
– Андрей, я хочу, чтоб ты знал: это бы самый лучший день рождения в моей жизни! И самая лучшая ночь! – Она замолчала, словно захлебнувшись эмоциями, и тихо добавила: – Не надо ничего говорить. Я понимаю, у тебя было много таких ночей.
– Ну зачем ты так? – возразил он. – Для меня эта ночь тоже была особенная.
– Завтра ты будешь удивляться, как оказался в постели с такой, как я... такой нескладной... такой...
– Катя, ты очень милый и славный человек. Раньше я не говорил тебе таких слов. Теперь все изменилось... – на прощание Жданов взял Катю за руку. – Тебе пора. Родители, наверно, волнуются, куда ты сбежала.
– Тебя тоже ждут. Кира... – Катя погрустнела.
– Я поеду домой. К себе, – нейтральным тоном заметил Андрей.
– Тогда спокойной ночи!
Она уже хотела выйти, когда Андрей остановил ее:
– Катя, подожди...
Он снова замолчал, глубоко вдохнул и наконец решился:
– Прости, это идиотский вопрос. Если не хочешь, не отвечай. И не мое дело. Но... у тебя уже был мужчина. Кто он?
– Тебе так важно это знать? От этого зависят наши отношения? – удивилась Катя.
– Нет, Катя, что ты?! Я понимаю, как это бестактно. Прости меня, я не знаю, зачем я об этом спросил, и уже жалею. Правда. Не надо, не отвечай мне ничего!
– Да, Андрей. Однажды у меня действительно был мужчина.
– Кто он? – В груди Андрея снова мерзко скреблась ревность. – Извини, это не мое дело. У тебя есть жених, и если ты и он...
– Нет, с Колей у нас ничего такого никогда не было, – Катя грустно улыбнулась, – теперь даже быть не может! Это был другой... совсем другой человек, – она была готова расплакаться. – Андрей. Прости меня! Я... Я не хочу об этом говорить.
Она быстро поцеловала его и побежала к дому. Смущенный Жданов посмотрел ей вслед. Что же будет дальше?

ГЛАВА 23

И все же она пришла на работу вовремя. Заперлась в своей каморке, сняла очки, мечтательно прикрыла глаза.
Неужели эта чудесная ночь – не сон?
Сейчас ей было все равно, что ждет их дальше. Она улыбалась, потому что знала – эта ночь закончилась и теперь навсегда останется в ее жизни! Она любит его! Любит с каждой минутой все больше! Ей было безразлично, что у него есть другая. Раз Андрей смотрел на нее – только на нее! – такими глазами, значит, она действительно нужна ему! Такая, какая есть...
Она снова и снова перебирала в памяти завораживающие очертания их сплетенных тел в страстном мраке гостиничного номера. Этой ночью она впервые в жизни почувствовала себя такой раскрепощенной и желанной! Ее чувство было сильным, как шторм... А потом она лежала, прижимаясь к его мускулистому телу, обретя тихую, безопасную пристань.
В каморку неслышно зашла Тропинкина и окликнула улыбающуюся девушку:
– Катерина! Ну-ка, давай, рассказывай! Можешь говорить громко – Жданова все равно еще нет. Я уже извелась от любопытства! Даже работать не могу. Хоть намекни, у вас было что-то или опять стишки-поцелуи?
Вместо ответа Катя по-особенному улыбнулась и, смутившись, опустила голову.
– Вот и слава Богу, – счастливо вздохнула Маша.
– Знаешь, что было самым главным в этот вечер? – вдруг горячо воскликнула Катя.
– Что? Не тяни, говори!
– Он сказал мне... Что любит меня.
– Объяснился в любви? По-настоящему?
– Раньше он никогда так со мной не говорил...
– Странный он у тебя, – предположила опытная в амурных делах Мария. – Обычно мужики сначала скажут, а потом уже подумают.
– Он такой. – Катя снова прикрыла глаза, вспоминая Жданова. – Необыкновенный! Даже если бы он не сказал, что любит, я бы все равно поняла. Догадалась, почувствовала!
Мария совсем растрогалась и тайком вдруг всхлипнула, присела на ручку Катиного кресла и крепко обняла подругу.
– Катька, душу растравила. Как я тебе завидую! Белой завистью – это само собой! Так рада за тебя, честное слово! Дальше-то что было?
Катя задумалась – вчерашняя ночь была ее маленьким сокровищем, тайной, которую нельзя доверять словам и людям. Но она не могла вот так обмануть ожидания Маши, ведь именно Тропинкина поддерживала ее в самые тяжелые минуты. Катя попробовала подыскать нужные слова:
– Просто сказочно. Шикарный отель... Полумрак... И мы вдвоем...
– Ой, Катька, какая же ты счастливая! – Маша еще крепче обняла нескладную подружку и чмокнула в макушку. – А что еще?
– Он такой заботливый, такой нежный. Мне хотелось прижаться к нему и замереть. И не шевелиться. И чтобы он гладил меня, так ласково-ласково.
– Где только женщины таких мужчин находят? – вздохнула Тропинкина.
– И я, знаешь, еще что поняла? Ему можно доверять во всем!
Мария похлопала наивную подружку по руке – сама она давно избавилась от иллюзий в отношении мужчин. Врут и прикидываются влюбленными, золотые горы пророчат, чтобы затащить в постель. А потом даже телефона не оставят! Нет – мужчинам доверять нельзя. Никогда и ни в чем. Но что толку объяснять эту аксиому счастливой Катерине – ведь Маша и сама забывает об этом, как только познакомится с новым эффектным кавалером!
Но на всякий случай она предупредила:
– Смотри, Катька! Доверяй, но проверяй!
– А я просто хочу ему верить! Очень, очень хочу... Это так здорово, когда рядом есть надежный человек! Который тебя понимает и никогда не обидит. Когда после всех насмешек, розыгрышей чувствуешь себя любимой...
Маша окончательно растрогалась и направилась в курилку, избыток эмоций требовалось компенсировать сигаретой. А Катерина любовалась по-новогоднему сказочной метелью через окно кабинета Жданова.
«Снежинки, оказывается, похожи на падающие звезды. Может, попробовать снова загадать желание? – думала Катя. – Наверное сейчас все, кто видит этот снег, ждут чудесных перемен и загадывают желания. Интересно, сбудутся ли они? Я думаю, если очень верить, то сбудутся! Я жду тебя, Новый год! Подари мне любовь – волшебную, как праздник, горячую, как огонь, и очень яркую. Я знаю, рано или поздно любовь обязательно приходит ко всем. Даже к таким некрасивым, как я!»

Роман подкараулил Жданова в коридоре, затащил в конференц-зал и принялся выпытывать подробности. Как это было? Ужасно? Опасно? Тоскливо? Или – очень смешно?
Обычные шуточки Малиновского сегодня особенно раздражали Андрея. Он ответил Роману с непривычной серьезностью.
– Я просто провел ночь с самой обычной женщиной, которая, в отличие от других, не воспринимает меня как денежный мешок, секс-машину или выгодную партию! Эта женщина стала моей только потому, что я такой, какой есть...
Малиновский не верил своим ушам! Может, Андрей переутомился и заболел? Точно – его продул скверный кондиционер в номере эконом-класса! Никогда раньше Жданов не говорил с приятелем о своих амурных похождениях подобным тоном! Что с ним происходит – неужели он влюбился? Даже такой законченный циник, как Малиновский, допускал возможность существования этого большого и светлого чувства – пусть даже сугубо теоретическую! А Жданов продолжал изливать душу, подтверждая его опасения.
– Я просто никогда не предполагал, что могу быть интересным кому-то таким, какой есть. И теперь понимаю, какой я подонок! Она тянулась ко мне всей душой, а я всего лишь воплощал в жизнь твой гнусный план! Она меня любит, а я, как последняя скотина, твердил, что люблю ее. И она мне верит. Катя всегда мне верит! Как я ненавижу себя за то, что сделал! Когда я тебе звонил, я еще не знал, что решусь на это... ну почему мир устроен так несправедливо?! Почему теперь уже нельзя ничего изменить?! Если бы только можно было вернуться в прошлое – всего на одни сутки! Я бежал бы из той проклятой гостиницы сломя голову!
Андрей замолчал – но если бы он сбежал, как трус, он так и не узнал бы, какая Катя замечательная и что она его по-настоящему любит. Даже такого негодяя! Он вспомнил, как вчера она вышла из ванной. Такая испуганная и сияющая. Как смотрела на него, тихо всхлипывала и смеялась...
Какой страстной и понимающей она может быть! Как легко она успокоилась, услышав его признание в любви!
Почему простые слова – звук, колебание воздуха! – значат для женщин так много? Может быть, они действительно так много значат и могут изменить и мужчину, который их произнес, и всю его жизнь?
– Признайся, кого ты представлял в этот миг? – пытался вернуть разговор в привычное шутливое русло Малиновский. – Назови имя этой красотки!
– Никого, – отмахнулся Андрей и направился к выходу.
– Если ты думал о Родине – то это круто! А если острые плечики сделали свое коварное дело и отбили воображение – тогда сочувствую!
– Не стоит. Катя не красавица и даже не пытается ею казаться! Но в ней есть что-то такое... особенное, я даже не знаю, как это назвать.
«Может, брекеты», – хотел подсказать Малиновский, но, учитывая романтическое настроение компаньона, только потер переносицу, чтобы скрыть смешок.
– Ну, поведай, как эта женщина-торнадо закружила тебя, вознесла до небес и...
– Да нет, она не торнадо, – улыбнулся Андрей как-то тепло и по-домашнему. – Она – смешная и неуверенная в себе. И я целую ночь был именно с ней, с Катей Пушкаревой...
– Ты в Пушкаревой обнаружил женщину? Это кондиционер, точно. Прими аспирин и поправишься. А вот если это действительно любовь – тогда дело куда серьезней.
– Мне и самому было странно. Я понял, когда люди друг друга люб... доверяют друг другу, внешность роли не играет.
Это правда. Вчера он хотел быть именно с Катей. Смешной, неуклюжей, доверчивой и искренней. Рядом с ней он ощущал себя решительным и сильным, будто она наполняла его не только теплом, но и уверенностью. Он знал, что теперь может все изменить, горы свернуть! Но не смог бы выразить этой уверенности словами. Слов было слишком мало! Их не хватает даже, чтобы описать Катино смирение и преданность. Любовь? Неужели это любовь?
Малиновский же продолжал иронизировать:
– Внешность? Согласен – не играет аж никакой роли в следующих случаях, – он принялся загибать пальцы, – в кромешной темноте, с мешком на голове, а еще лучше – в скафандре, в гамаке и под дождем...
– Что ты знаешь о женщинах? – взорвался Жданов. – Все твои девочки-цыпочки вылупились в одном инкубаторе.
– Да нет, Андрюха! – расхохотался Малиновский. – Им просто один и тот же пластический хирург носы выпрямлял!
Но Жданову сегодня было не до шуток.
– Все они у тебя одинаково хороши и пламенны. Как разовые зажигалки!
– Обидеть хочешь? И чем же она отличается от моих... инкубаторских?
Жданов снова задумался – слишком свежи были воспоминания, и ему было сложно объяснить это словами. Особенно такому ядовитому типу, как Малиновский.
– Впервые в жизни я провел ночь с женщиной, которая любит меня искренне и беззаветно. Ей ничего от меня не нужно – кроме меня самого! Ты можешь такое себе представить? Я действительно был свободен! А Катя – трогательное, беззащитное существо... будешь обижать – получишь в морду! – Он весьма достоверно изобразил хук, который достанется Малиновскому, остановив кулак только у самой челюсти Романа.
– Ну да, скажи еще, котенок с перебитой лапкой, – отодвинулся уязвленный Роман.
– Точно, человек, который доверяет тебе, потому что только от тебя зависит его дальнейшая судьба! Ну как тебе еще объяснить... Ты ж полнейший лоботряс, которому не понять, что такое ответственность!
Малиновский наигранно задумался:
– Ответственность – это как при подписании контрактов?
– Как можно говорить с человеком, который о любви даже в книжках не читал?
– Понять не могу, какая разница, любит тебя женщина или нет. Главное, чтобы она вызывала у тебя положительные эмоции и желание!
– Согласен. Сам раньше придерживался такого принципа...
– А сейчас? – удивился Малиновский. – Что изменилось?
Андрей хлопнул товарища по плечу:
– Скажу тебе одно – об этой ночи я нисколько не жалею! Это было... сказочно...
– Знаешь, что меня настораживает? – Теперь душевное состояние делового партнера уже серьезно беспокоило Романа, и он против обыкновения перестал шутить. – Ты говоришь о Кате Пушкаревой с таким упоением, как о любимой женщине. Счастье, что я знаю тебя многие годы! А то решил бы, что ты влюбился!
– Наверное, так и есть, – мечтательно улыбнулся Жданов. – Хотя нет – не влюбился, а просто люблю. У меня к ней на самом деле такие... Такие нежные чувства... Как к самому близкому человеку. Я ей доверяю – понимаешь? Со мной рядом есть женщина, которая никогда не предаст, не бросит в беде.
– Так-так-так... – занервничал Роман и даже обнял Жданова за плечи. – Я понял, что с тобой происходит. Идиот, как я сразу не догадался! Друг мой, в эту ночь ты пережил один из тяжелых и драматических моментов в своей жизни! Это называется – психологическая травма! В такой миг происходит переоценка ценностей. Это я виноват. Я подтолкнул тебя к этому шагу. Прости!
Андрей дружески похлопал руку, лежащую у него на плече:
– Спасибо тебе, Ромка! В эту ночь я пережил для меня что-то неведомое... Я даже не знаю что, но это было... Прекрасно!
– Тебе нужно отдохнуть... Все пройдет. Я уверен.
– А вот я совсем не уверен, – продолжал улыбаться Андрей. – Новый год на носу. Пора подводить итоги. И не только деловые... Жизнь больше, чем только бизнес!
– Знать бы, что хоть с бизнесом все в порядке. Жданов кивнул. Вместе с вихрем новых чувств в его почти семейную жизнь с Кирой пришел полный разлад. Ну ничего – теперь все будет по-другому! Наступил новый этап. Андрей не заметил, что его губы шевелятся, – он беззвучно говорит сам с собой.
– Андрей, очнись! Ты уже сам с собой говоришь, как ненормальный! Так ты совсем свихнешься из-за этой бледной моли – Кати Пушкаревой! Что и зачем ты собрался менять? И главное – с чем ты останешься в итоге?
– Не смей так говорить... Ненормально то, как я жил до сих пор! Ненормально так обманывать маленькую любящую женщину, которая на все готова ради меня! И я больше не стану этого делать!

0

10

ГЛАВА 24

Длинная череда новогодних и рождественских праздников медленно сменялась трудовыми буднями. Волшебный прошлогодний снег сбивался в сугробы, которые рушили неутомимые снегоуборочные машины, и сказочная декорация таяла под колесами автомобилей, превращаясь в грязную жижу.
Сотрудники «Zimalettо» возвращались с зимних каникул и погружались в привычную рутину дел и отношений.
– Значит, отдохнули великолепно? – допытывался Роман у Андрея, который только что вернулся из Лондона.
Андрей пожал плечами:
– Кира вбила в голову, что у меня кто-то есть. Ладно. Скоро все изменится. Коллекция продается «на ура». Еще рывок, и мы выберемся из долговой ямы. Главное, чтобы «секретное оружие» не подкачало. Кстати...
Андрей отворил дверь в кабинет и деловито позвал:
– Катя! Катя!
Но Кати на месте не оказалось.
Андрей боялся признаваться даже себе, что все это время ему было холодно, одиноко и пусто. Каждый день в Лондоне казался ему мучительно долгим, каждое слово Киры раздражало, и они все время ссорились. А по вечерам он запирался в кабинете отца с бокалом виски, просматривал газеты с финансовыми прогнозами на будущий год и... снова и снова мысленно возвращался к ночи с Катей.
Он хотелось встретиться с ней, обнять ее, почувствовать ее запах, убедиться, что она все еще любит его... и ждет... Черт подери – он просто с ума сходил при мысли, что у Кати есть еще кто-то, что, пока он теряет время в Лондоне, она обнимает и целует своего Зорькина! Нет – Катя добрая и верная – она любит только его одного! Он знает! Он тоже ей верит... И может спокойно застрять в Лондоне до конца каникул. Но кому он может рассказать о своих терзаниях?
Жданов расстроенно посмотрел на Романа:
– А я надеялся, она уже здесь.
– Боже, как мы расстроились, – хитро подмигнул Роман. – Признавайся, ты скучал по ней, а?
– С ума сошел?! – притворно возмутился Жданов. – Просто хотел узнать про годовой отчет для акционеров...
– Ты хотел задушить ее в объятиях! – обличил его развеселившийся Малиновский. – Зацеловать! Сказать, как ты скучал и считал минуты. Без калькулятора! Она должна в эту чушь поверить. Или ты забыл про наш гениальный план? Хотя бы сувенир из Лондона привез любимой?
Андрей покачал головой – он действительно столько думал о Кате, но не купил ей даже дешевой безделушки, случайного туристического сувенира. Роман возмутился такой безответственностью.
– И за что тебя, дурака, дамы так сильно любят? Ты же черствый, грубый тип. Скажи спасибо, что у тебя есть верный друг!
Ловким движением Малиновский извлек из кармана небольшую, но очень симпатичную жестяную коробочку английского печенья.
– Во-первых, какой-никакой знак внимания, к тому же, – Роман предусмотрительно указал на штрих код: – доподлинно британский продукт! Во-вторых, печенье ни к чему не обязывает. Даже Кира не придерется. А в-третьих...
Он медленно вытянул из другого кармана открытку и листок бумаги и протянул их Андрею. Тот посмотрел на текст: «Я не могу дождаться, когда вновь увижу тебя. Вспоминаю нашу ночь – лучшую ночь в моей жизни. Я мечтаю вновь раствориться в твоих объятиях и улететь на небеса. Целую сто раз, дышу тобой. Твой А.». Надо, конечно, переписать твоим пером и почерком! Причем скорописью – пока Катя не пришла. Жданов решительно воспротивился участвовать в этом:
– Я больше не хочу ее обманывать. Это подло!
– А профукать компанию своих родителей хорошо? А скрывать от невесты и делового партнера истинную ситуацию? Давай, пиши. Хватит сантиментов, а то мы все с твоей новой честной жизнью в трубу вылетим!

Катя отворила дверь и сделала шаг в кабинет, смущенно скрывая радость.
Жданов вернулся: он, как обычно, сидел за солидным столом, рядом ерзал преданный паж – Малиновский. Она кашлянула и поправила волосы. Катя казалась такой трогательной и уязвимой, что Андрею стало до боли жаль ее...
– Здравствуйте, Роман Дмитриевич, – поздоровалась она и улыбнулась Андрею. – Здравствуйте, Андрей... Павлович.
– Здравствуйте, Катенька, – он был растерян. Она так преданно и счастливо смотрела на него, что любые записки с признаниями были глупыми и неуместными.
– Я уже получила отчет за последние две недели, – Катерина постаралась придать лицу деловое, серьезное выражение, согнать с губ даже тень счастливой улыбки. – В праздники продажи заметно выросли. Так что все идет по графику...
– Отлично! – похвалил расторопную помощницу Андрей. – Правда, есть одна небольшая проблема. И решить ее можете только вы, Катя!
– Что вы имеете в виду?
– Ну как же? – перебил президента нетерпеливый Роман. – Никто не умеет так блестяще преподнести фиктивные данные, как вы...
Катя сникла – ей всегда было тяжело готовить липовые отчеты для акционеров!
– Это в последний раз, – уверил Андрей. – И не фиктивный совсем, а чуть-чуть видоизмененный. Более оптимистичный! Можно даже назвать это «прогнозные данные» – но в форме отчета! Катя, вы же понимаете, что в этом серпентарии я могу доверять только вам! Собрание акционеров назначено сразу после презентации новой коллекции. Так что времени в обрез...
Катерина покорно кивнула – она никогда его не подведет! Он может быть уверен. И отправилась выполнять задание.
Жданов ненавидел себя. Что он творит? Вместо новой жизни он бежит по привычным рельсам – и знает, что этот путь ведет в абсолютно темный тупик!

Катя ждала, пока компьютер обработает необходимые данные, привычно разбирала накопившиеся на столе записки – и обнаружила коробочку с печеньем. Под ней лежала сдержанная английская открытка. Катя на секунду замерла, не веря собственным глазам, потом осторожно взяла и прижала к лицу – счастливая и успокоенная.
На пороге мялся смущенный Жданов.
– Спасибо, Андрей... Павлович, – восторженно благодарила она. – Вы такой внимательный... Я ничего такого не ожидала...
– Не за что, Катюш. Всегда к твоим услугам, – пытался шутить он. – Вот что, Катенька, давайте отложим все нежно... разговоры – ну, вы меня понимаете? – на потом! Из-за праздников мы потеряли слишком много времени, на носу собрание акционеров, а у нас, как говорит Роман, конь не валялся. Принимайтесь за работу, Кать. Время – дорого. А все остальное – потом, потом... Ладно?
И порывисто вышел, не дожидаясь ответа. Кате не требовалось повторять дважды – она с энтузиазмом принялась за работу, время от времени с благодарностью поглядывая на открытку...
В полдень главные менеджеры компании собрались на совещание. Предстояло подвести итоги – отсмотреть предварительный показ новых моделей Милко. «Zimalettо» готовилась к выпуску новой коллекции. Теперь во всех совещаниях руководства принимала участие Юлиана Виноградова. Успех предыдущей коллекции убедил ее в том, что компания «Zimalettо» – перспективный партнер. Как опытный игрок модного рынка Юлиана рассчитывала, что если сейчас сможет поддержать Андрея Жданова – в самый сложный момент смены руководства компании, то будет полноправной участницей триумфа, когда фирма взберется на международный модный олимп.
– Я сейчас ослепну. Красавица! – осыпал дородную, ухоженную матрону комплиментами Милко, но тут же надулся, приподняв борт пиджака гостьи: – От кого костюмчик? Конечно, мы лучше будем тратить сбережения на неизвестного некто, чем покупать вещи от великого Милко!
– Как только Милко станет шить модели моего размера, – рассмеялась она.
– О, моя новая коллекция просто божественна, – уверял маэстро. – Это полет! Легкость! Блеск! Такое воздушное, к поцелуям зовущее. Такое прозрачное! Как я вас всех люблю – рыбы мои! Готовьтесь к выходу! – Он послал воздушный поцелуй хихикающим моделям. И воспользовался случаем поведать об истоках творческого экстаза. – Я наряжал елку и вдруг почувствовал такой импульс... Я назвал коллекцию «Мадемуазель Баттерфляй». Как тебе, Юлианочка?
– А мне кажется, что Баттерфляй называли – мадам, – поправила Виноградова.
Милко жеманно поморщился и отмахался:
– Любая мадам сначала была мадемуазелью. Правда, девочки?
Модели томно поплыли, взмахивая пестрыми шифоновыми крылышками.
– А когда же мы начнем обсуждение?
– Сейчас Кира подойдет, и начнем.
– Андрей Павлович, я схожу за Кирой Юрьевной, – Катя подскочила с места.
Она быстро пробежала по коридору, подошла к кабинету Воропаевой. И остановилась... Каждый раз у двери кабинета Киры на ее накатывал страх, и ей приходилось делать над собой усилие, чтобы постучать и толкнуть дверь. Правда, сейчас дверь прикрыта не плотно, и до Кати донеслись отрывки разговора. Кира рассказывала Вике, как навела справки и выяснила абсолютно точно: в тот вечер, когда Жданов пропал, он, судя по всему, не виделся ни с кем, кроме Пушкаревой!
– Не может быть! Пушкарева – любовница Андрея? – заволновалась Виктория.
А еще говорят, что эти блондинки глупые, возмутилась Кира: какой же надо быть дурой, чтобы предположить такое! Бедный Викин бывший муж-олигарх: он просто не мог больше выносить ее тупости!
Кира как можно доступнее урезонила подружку:
– С ума сошла? Пушкарева наверняка служит ему прикрытием! Я, скорее, поверю, что у Андрея роман с Милко. Или с Малиновским. Ты же прекрасно знаешь Жданова, Пушкаревой там ни-че-го не светит. Андрюша скорее станет голубым, чем влюбится в это ходячее недоразумение!
Катя застыла на месте. Это было обидно и несправедливо, тем более что...
Она резко, без стука толкнула дверь и вошла.
– Вы что здесь делаете? – заорала на нее Кира.
– Меня просили сообщить, что все акционеры уже собрались! Ждут только вас, – с вызовом ответила Катя.

– Я очень рад всех видеть, – на такого рода промежуточных совещаниях Андрей всегда выступал скорее в роли радушного хозяина, чем официального главы корпорации. – Надеюсь, вы хорошо отдохнули и готовы к новым свершениям. Я пригласил вас сюда...
– ...чтобы сообщить пренеприятнейшее известие? – логично завершил мысль желчный руководитель отдела кадров – господин Урядов.
– Нет, Георгий Юрьевич, приятнейшее, – с показной доброжелательностью повернулся к нему Андрей. – Наш креативный директор сделал нам чудесный подарок – опережает график и готов представить новую коллекцию уже сейчас! Но официальную презентацию этого шедевра мы приурочим к главному событию года – собранию акционеров! Аплодисментов не нужно... – Он величественно кивнул и опустился в кресло.
– Посмотрите на него! – возмущенно крикнула Кристина. – Ты, Андрей Палыч, совсем заработался! Собрание уже стало главным событием года для него! А для нас главное – твоя с Кирюшей свадьба! Я уже платье купила. Такое странное... Но красивое. И новый сценарий свадьбы написала. Хотите, прочту?
Катя обмерла и тихо наблюдала, как мир теряет краски. Это известие ошеломило ее. Конечно, она всегда помнила, что Кира – невеста Жданова, но совсем забыла, что невеста рано или поздно становится женой, а за помолвкой, даже очень длинной, обычно следует свадьба...
Значит, они больше не будут встречаться...
Она никогда не сможет встречаться с женатым мужчиной. Если бы не скорая свадьба, она могла бы ждать Андрея всю жизнь. До тех пор пока он сам не поймет, что они должны быть вместе...
Гости в конференц-зале оживились и зашумели. Когда это Андрей Павлович успел превратиться в такого сухаря? Собрания бывают не реже одного раза в квартал – согласно уставу, а свадьба – раз в жизни, ну два или три... А таких свадеб, когда наряды новобрачным шьет сам Милко, вообще наперечет...
Милко молитвенно воздел к небу руки: он уже представляет себе наряд невесты – это будет сияющее облако! Облако-зарница! Грозовое облако! Такого подвенечного платья не шил еще никто в мире – он создаст шедевр. Его буду выставлять в музеях и копировать, как подвенечный туалет Жаклин Кеннеди! Свадьба сразу превратилась в главную тему собрания. Практичная Юлиана предложила заранее продать права на съемку в какой-нибудь журнал. Все же бракосочетание совладельцев модного дома – редкое событие в модном мире!
– Я думаю, об этом еще рано говорить, – пытался вернуться к текущим делам Жданов. – Мы об этом еще не думали. Да и свадьба еще не скоро.
– Что значит, не скоро? – Кира внимательно смотрела на жениха. – Свадьба через два месяца, Андрей! Ты что, забыл?!
Катя застыла. Она как никто знала график жизни Андрея на многие месяцы вперед, но еще надеялась на какое-то чудо... или даже катастрофу, которая сможет отсрочить или сделает невозможной свадьбу Андрея и Киры!
– Кристина давно обещала заняться свадьбой. Но она то в Непале, то в Австралии – мы столько раз переносили дату. Процесс затягивается. А может, вообще обойтись без торжества? Сэкономим деньги уважаемых акционеров! Отправимся в ближайший загс, распишемся шариковой ручкой, а потом при случае сообщим об этом родственникам.
Присутствующие озадаченно примолкли. И разговор вернулся в деловое русло. Новая коллекция должна выйти раньше, чем состоится свадьба. Поэтому лучше начать с коллекции!
Жданов снова опустился в кресло и украдкой взглянул на Катерину.
Она сидела, низко опустив голову, и невидящими глазами смотрела на пол.

Жданов дождался, когда с подиума упорхнет последняя бабочка-мадемуазель, и подытожил:
– Если коллекция будет одобрена, ее можно запускать в производство.
– Прошу прощения! – воскликнул нетерпеливый Милко. – Мы с моими девочками трудились все праздники не покладая рук! И теперь моя коллекция не нуждается в одобрении. Я лучше вообще откажусь от нее, чем буду ждать чьего-то одобрения...
Обиженный маэстро поднялся, собираясь уйти, но его удержала Кира.
– Не надо так горячиться, Милко! Твои идеи всегда проходят «на ура»! А еще можно позвать Сашу! Будут практически все акционеры.
– Милая, ты же знаешь: как только приходит твой брат, у нас начинаются проблемы, – скривился, как от зубной боли, Жданов. – Впрочем, если ты настаиваешь...
– Но это традиция нашей компании, – напомнила Воропаева.
– Ну хорошо-хорошо, – согласился Андрей. – Кристина, ты позвонишь Александру? Передай, что я буду очень рад его видеть. Издали.
Юлиана, воспользовавшись заминкой, наклонилась к уху Андрея:
– Андрюша, можно маленький совет от старой прожженной пиарщицы? Я понимаю, что ты ужасно занят, и все-таки стоит уделять хоть немного внимания собственной свадьбе! Пусть твоя невеста видит, что ты тоже ждешь этого дня с надеждой! Ей, а главное, тебе будет легче... Дождаться...
– Андрей Павлович, я пойду? – Катя не в силах была пережить новый тур разговоров о свадьбе. – Если что – я в своем кабинете.
Роман обеспокоенно посмотрел вслед неловко пробиравшейся между рядами стульев Кате. Вскоре разошлись и остальные. В опустевшем конференц-зале остались только Малиновский и Жданов.
– Какой черт принес Кристину? – Андрей нервно ходил из угла в угол. – Свадьба! Главное событие!
– Да, Катя все совещание просидела как в воду опущенная, – согласился Роман. – Эта свадьба добьет наш блестящий план и оскудевший бизнес. И неизвестно, что будет тогда с «Zimaletto». Обиженная женщина – это по-страшнее конкурентов и кредиторов, вместе взятых...
– Я же не могу отменить свадьбу! Мои несостоявшиеся родственники меня просто растопчут.
– А если свадьба состоится, Катя своим башмаком из «Детского мира» растопчет твой бизнес! Может, лучше тебе сразу порвать с ней все отношения, чтобы потом обидно не было?
– Порвать? Сейчас? Я не могу... Не хочу! Как ты себе это представляешь? Ты же сам, сам меня учил... Говорил, что роман с Катей – самое главное! Да она с ума сойдет!
– Тогда решай сам. Но помни – кем-то из этих двух замечательных женщин тебе придется пожертвовать.
Малиновский, как всегда, прав – печально подумал Андрей. Чем может обернуться отмена свадьбы? Ему даже страшно представить, что скажут родители! А Кира? Ведь он только что обещал ей, что свадьба состоится и все будет хорошо! Но после свадьбы для Кати остается только одна роль – любовницы.
Роль, на которую она никогда не согласится!

ГЛАВА 25

Катя медленно брела по коридору, погрузившись в невеселые мысли. В уголке на диване привычно сгрудились барышни из «Женсовета» и звали ее. Оказывается, пока шло совещание, звонил Николай Зорькин. Трубку сняла Вика. Они долго разговаривали и, кажется, договорились о свидании!
Еще одна напасть! Катя бросилась к себе в каморку, схватила трубку телефона, даже не затворив дверь. На столе лежала открытка Жданова. Катерина быстро спрятала ее в стол. Нужно взять себя в руки. Свадьба состоится – она уже ничего не сможет с этим поделать! И произойдет это всего через два месяца! Но у нее сейчас есть другие неотложные проблемы, которые нужно решить...
– Коля, что это за игры ты ведешь? – воскликнула она, когда Зорькин наконец-то соизволил ответить.
– Я – игры?! Это ты в деловую женщину играешь. Тебе не дозвониться. А мне нужно было передать свежие отчеты по «Ника-моде».
– И по этому поводу ты решил позвонить Виктории Клочковой.
– А... а что тут такого? Ты мне нужна, твои персональные линии молчат, пришлось звонить в приемную.
– Я же просила тебя ни под каким видом не связываться с Викой! Коля, это может быть опасно...
– Подумаешь, всего-то пятиминутный разговор!
В кабинет вошли подавленные Андрей и Роман, но Катя не заметила их и продолжала строго отчитывать Колю.
– Слушай, я тебе сто раз говорила – что бы ни случилось, ни-ког-да не звони ей! Ты даже не по делу звонил – это был полноценный получасовой треп!
– Ну, так получилось, прости. Это... она тебе рассказала?
– А зачем тебе такие мелкие подробности, Коленька? Лучше расскажи мне, зачем ты обещал взять Клочкову на работу? Если ты еще раз заговоришь с Викой о работе, я уволю тебя и закрою фирму, понятно?
– Да не собираюсь я ее нанимать! Ты сама виновата! Распускаешь слухи о том, какой я богатый и привлекательный, а потом злишься, что симпатичные секретарши вешаются мне на шею, – довольно рассмеялся Зорькин.
– Коля, я тебя об одном прошу, – пыталась урезонить его Катерина, – сделай, пожалуйста, так, чтобы мне не было стыдно перед моими подругами...
Жданов и Малиновский переглянулись. Роман отправился в разведку – на цыпочках подкрался к Катиной двери и припал к ней ухом.
– Я никогда не видел ее такой раздраженной, – удивился Андрей.
– Не хочу тебя огорчать, но тут налицо банальная ревность!
– Она ревнует этого Зорькина? – удивился Жданов. А может, Катя тоже с ним просто играет? Но зачем? Жданов прикусил губу, переплел пальцы и оперся на них подбородком. Все, что произошло сегодня, показалось ему чудовищной фантасмагорией или кошмарным сном, неведомые силы пытались вовлечь и его в это странное действие. Неужели с самого начала он был лишь частью какого-то чужого коварного плана? А как же то, что произошло между ним и Катей? Это не могло быть запланировано – врут словом. Но чувства, взгляды, жесты, дыхание никогда не обманут!
Сквозь полуоткрытую дверь он наблюдал за суетившейся Катей. Может ли за этой показной неловкостью скрываться коварство? Ведь Катя не глупа! Она очень умная, хорошо образованная девушка, и сейчас она гораздо лучше самого Андрея ориентируется в финансовой ситуации компании! Он своими руками отдал ей в руки все рычаги контроля...
– Этот Зорькин для нее – просто запасной вариант, – пытался успокоить шефа Роман.
– Еще неизвестно, кто у кого запасной. В день рождения она выскочила к нему на лестничную площадку, – наконец-то Андрей рассказал своему верному советнику, что же было на Катином дне рождения. – Он ей там серенаду закатил. А теперь Зорькин флиртует с нашей Викой! Нет, это очень опасный тип, от такого всего можно ожидать...
Дверь каморки скрипнула, Катя прошла и положила перед Ждановым папку.
– Андрей Павлович, вот баланс «Zimalettо». Проверьте, пожалуйста, когда у вас будет время.
– Спасибо, Катя. У вас все в порядке?
– Да, Андрей Павлович... небольшие домашние проблемы... ничего страшного.
Она снова ушла, а Жданов прошептал другу:
– Ты видишь, что происходит?! Она меня просто игнорирует!
– Так это естественно! Ты женишься, ее жених заигрывает с Викой, а ей остается, – Малиновский поднял со стола и взвесил на ладони папку: – Только баланс сводить! Ты напомнил ей, что по-прежнему ее любишь...

В кабинет с воинственным видом заглянули Кира и Кристина. Александра еще нет, но он подъедет с минуты на минуту, объявили девушки.
Роман быстро оценил взрывоопасную обстановку и попытался проскользнуть мимо сестер Воропаевых. Сослался на то, что надо готовить отчет. Но Кристина игриво удержала его за полу пиджака.
– Можешь не изображать ответственного работника – я знаю, Жданов все равно никогда отчеты не читает! Пойдемте, выпьем что-нибудь в баре...
– Он уже идет, – ответила за него Кира и стальным тоном добавила: – Кстати, забыла тебе сказать, Андрюша. Не стоит так переживать по поводу свадьбы. Если тебе не хочется, мы можем все отменить.
– Послушай, я этого не говорил... – тихо ответил Жданов. Ему меньше всего хотелось скандалить в присутствии Кати. Наверное, она сейчас грустит в своем душном чуланчике и настороженно пытается разобрать, о чем они говорят.
– Не все желания произносятся вслух. В любом случае я вполне официально заявляю... – Она набрала в грудь по больше воздуха и закричала на весь офис. – Наша свадьба от-ме-ня-ет-ся!
– Кристина, что ты там говорила про бар? Меня жажда замучила, – заторопился Роман, подхватил старшую Воропаеву под руку и выскочил из кабинета.
– Может, поговорим об этом вечером? – устало пытался предложить мировую Андрей.
– А что мешает поставить все точки над «i» прямо сейчас? Или кто? – Она кивнула на двери Катиного кабинета. – Я ведь знаю гораздо больше, чем ты предполагаешь, любимый... Мне давно известно, что Пушкарева тебя прикрывает. Твоя верная помощница может передать твоей любовнице: с сегодняшнего дня Андрей Жданов полностью свободен!
Во время этой пылкой речи Киры в кабинет вошел Александр. Воропаева смутилась и выразительно посмотрела на брата.
– Извини, мы немного увлеклись...
– Да ничего! – язвительно хмыкнул Александр. – Как я понимаю, Жданов, ты дал еще один повод для отмены свадьбы?
– Мы разберемся в своих отношениях без постороннего участия, – Жданов грозно развернулся к Кире.
– Не получится. Я не позволю издеваться над моей сестрой! – Воропаев решительно встал между сестрой и Ждановым.
– Ну, пока не все так страшно... – пыталась успокоить агрессивных мужчин Кира и показала на часы. – Показ начнется через две минуты. Идемте...
Она потянула брата за собой.
Жданов вскочил и постучался в дверь Катиной комнатки. Ни звука в ответ. Он толкнул легкую дверь и вошел. Катя сделала вид, что погружена в цифры. Только на мгновенье она оторвала взгляд от бумаг и вопросительно глянула на Жданова.
– Александр только что подъехал, – нейтрально сообщил тот. – Можно начинать показ коллекции. Я... я очень прошу вас присутствовать.
– Спасибо, Андрей Павлович, но у меня слишком много работы. Высокая мода – это не для таких, как я!
– Ну, тогда, если понадобится – я в демонстрационном зале.
Катя дисциплинированно кивнула и молча уткнулась в расчеты.
Он вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь, Катя поднялась, выглянула в кабинет, убедилась, что осталась одна, и наконец дала себе волю – зарыдала, закрыв лицо руками.

– Здесь все свои, поэтому будем общаться по-домашнему, – доверительным тоном начал Милко. – Вы знаете, что эта коллекция пришла мне в голову совершенно спонтанно! Захотелось создать что-то легкое, воздушное. Яркие цвета заставят вас воспарить к небесам, а мой фирменный крой любую фигуру сделает изящней. Я докажу – современная женщина может порхать, не задевая каблучками земли, и при этом выглядеть естественной и сохранять уверенность в себе! У женщины в таком платье нет веса и нет возраста! Итак, встречайте – новая коллекция «Мадемуазель Баттерфляй»!
Маэстро соскочил с подиума, на котором одна за другой снова замелькали модели.
– И чем все закончилось? – шепотом спросил Андрея Роман.
– Тем, что вездесущий братец услышал этот скандал и теперь в курсе, что свадьба под угрозой.
Малиновский понимающе присвистнул. Товарищеский разговор прервал подсевший Воропаев:
– Не помешал? Хочу выразить свое восхищение новой коллекцией. Прекрасные идеи и весьма качественное исполнение...
– Я рад, что тебе нравится.
– Горжусь тобой, Жданов! У тебя железная выдержка, а у Киры с детства тяжелый характер.
– Ничего страшного, я привык.
Александр посмотрел на него поверх очков и менторским тоном продолжал:
– А стоит ли привыкать? Я уже долго наблюдаю за вами и уверен, что вы двое – далеко не идеальная пара. Вам противопоказано жениться. И меня это касается в первую очередь. Я старший брат и отвечаю за благополучие девочек! То, что вы с Кирой не можете жить вместе больше трех часов без скандала, – очевидно. Но ваши личные отношения, увы, затрагивают деловые договоренности между нашими семьями. Поскольку ты не хочешь или не можешь жениться на моей сестре, остается разделить капиталы и разойтись.
– Забудь об этом. Ни я, ни мой отец этого не допустим!
– Я слышал, как вы с Кирой отменили свадьбу, и с полным правом на следующем же совещании поднимаю вопрос о разделе компании!
Кира бросала тревожные взгляды в сторону перешептывающихся мужчин. Она была взвинчена и не пыталась это скрыть. Юлиана ободряюще потрепала ее по плечу и прошептала:
– Не волнуйся. В присутствии такого количества свидетелей ни один из них не решится на крайние меры. Сегодня обойдемся без драки.
– С каждым разом все хуже и хуже... – жаловалась Кира. – Мне страшно подумать, что произойдет, когда мы все-таки отменим свадьбу.
– Отмените свадьбу? – Виноградова опешила. – А вы хорошо подумали, когда решили пожениться?
– Да мы помолвлены уже целую вечность! – Воропаева произнесла это с нескрываемым отчаянием. – Я не верю, что мы поженимся!
– Кира, ты знаешь, что я имею в виду. Можно считаться женихом и невестой и при этом не быть готовыми к браку... – наставительно продолжала Юлиана.
– В любом случае я чувствую – настал решающий момент. Либо я выйду замуж за Жданова сейчас, либо... Потом и за другого!
– Маэстро, у нас еще что-то осталось? Шоу мает гоу он , пока, господин Воропаев не пришел сюда с пилой и не разделил «Zimalettо», – крикнул Андрей.
В кабинете разгоряченный ссорой Жданов глотнул виски и, немного успокоившись, посмотрел на Романа. Тот просматривал отчет и только что отложил документы в сторону.
– Солидно выглядит. Впечатляюще. Кажется, все на месте...
В кабинет влетела Кира с отчетом о продажах магазинов.
– Господин президент, получите отчет по моему отделу. Она швырнула бумаги на стол перед Ждановым и стремительно направилась к двери. Жданов крикнул ей вслед:
– Кира! Хотел спросить, куда ты сейчас едешь?
– Домой! Еще вопросы?
– Нет, мне все ясно!
Кира гордо покинула кабинет, даже не дав себе труда закрыть дверь. Андрей и Роман выразительно переглянулись. Катерина невольно вынужденная наблюдать эту мелодраматическую сцену, почувствовала себя лишней и тоже поплелась к выходу.
– Катя! – окликнул ее Жданов. – А вы куда?
– Что-то еще? –  непривычно раздраженно ответила Катя.
– Я что, сегодня – козел отпущения?! – дал волю своим чувствам Жданов. – Почему все на меня рычат?!
Малиновский с напускным испугом попятился к двери. Вероятно, Андрею потребуется сцена «без свидетелей».
А Кате… Кате даже стало немножко жаль запутавшегося в перипетиях деловых и личных отношений Андрея. Но она дала себе слово – больше никаких служебных романов! Она не будет стоять на пути к семейному счастью своего шефа. Лучше покончить с их отношениями прямо сейчас.
– Простите, Андрей Палыч, – вежливо, но сухо сказала Катерина. – Вы правы. Я позволила себе недопустимую интонацию. Но у меня тоже бывает плохое настроение... Извините!
Андрей закрыл глаза – ему было слишком тяжело наблюдать, как его собственная жизнь, набирая скорость, летит под откос. С одной стороны, Кира, на которой он обязан жениться, иначе Воропаев раздерет компанию на куски. С другой стороны, Катя, которая, если он женится на Кире, проглотит «Zimalettо» заживо. У него нет ни выбора, ни выхода!
– И вы... вы уже уходите домой? – вздохнул он.
– Да, Андрей Павлович. Завтра с утра я закончу общий отчет по отделам...
– Катя, могу я вас подвезти?
– Думаю, это лишнее, – старательно сохраняя спокойствие, ответила девушка. – Зачем вам дополнительные проблемы? Кира Юрьевна опять будет недовольна, что вы задерживаетесь. И будет подозревать, что вы… что я... Вы женитесь, Андрей Павлович!
– Женюсь... – эхом повторил он. – Если бы все было так, как звучит это слово. Но все гораздо сложнее. Я запутался, Катенька. Мне очень нужно с вами поговорить. Я нуждаюсь в вашем совете!
Катя, тихо охнув, присела на край стула – с каждой минутой роль спокойной и уверенной в себе служащей давалась ей со все большим трудом.
– Я вас слушаю.
– Нет, только не здесь. Давайте я отвезу вас домой. По дороге мы сможем спокойно все обсудить.

ГЛАВА 26

– Катя, с вашим приходом в «Zimalettо» в моей жизни появился человек, которому я всецело доверяю, – признался Жданов, минуя оживленные улицы. – Я надеялся, что вы тоже верите мне... А сейчас я чувствую, что теряю ваше доверие!
– Что вы, Андрей Павлович, все в порядке, – тихо ответила Катя, разглядывая большую пуговицу своего пальто. – Когда я пришла в «Zimalettо», у вас уже была невеста – Кира Юрьевна... Я обо всем знала и прекрасно понимала, что не имею права вторгаться в вашу личную жизнь. Сейчас все точно так же, как тогда. Я не могу желать, чтобы вы отменили свадьбу.
– Отменил свадьбу? – Жданов резко затормозил, остановился и внимательно посмотрел на нее. – Подождите, Катя. Выслушайте меня, Катенька. Пожалуйста! Я не собираюсь отменять свадьбу.
– Нет? – Катя подняла на него испуганные глаза.
– Нет-нет, вы меня не поняли, – заторопился замять оплошность Андрей. – К сожалению, это не сводится к личным отношениям. Поэтому все так сложно! Кроме отношений, есть компания. И если я отменю свадьбу, Александр разделит «Zimalettо» между акционерами. Хотя сейчас и делить-то уже нечего.
– Мы можем переписать все документы, – предложила она. – Хоть завтра. И «Zimalettо», и «Ника-мода» будут вашими. Хотите?
– Нет, Катя. Только не сейчас. «Zimalettо» будет принадлежать «Ника-моде» до выплаты всех долгов... Иначе на нас обрушатся все – и банки-кредиторы, и поставщики, с которыми мы еще не расплатились.
– Да. Вы правы, вам придется жениться на Кире Юрьевне.
– Катя... Катя, посмотрите на меня, – Жданов взял опустившую глаза девушку за подбородок и нежно повернул ее лицо к себе: – Я не обязан жениться на Кире. Но и отменить свадьбу я тоже не могу.  Поймите. Приготовления к свадьбе дадут нам шанс выиграть время. И когда все разрешится, я поговорю с Кирой, я ей объясню. Она все поймет.
– Так нельзя! Это слишком жестоко...
– Обстоятельства вынуждают быть жестоким, – Жданов отвернулся и посмотрел в окно. Какое удобное, универсальное оправдание – обстоятельства вынуждают! Ему было мерзко от собственных слов, как никогда раньше! Он признался: – Мне даже говорить об этом невыносимо! А уж поступать таким образом. Я ведь и с вами поступаю жестоко. Кира – умная женщина, она понимает, что мы давно стали чужими. И еще... Я не могу потерять вас, Катя!
– Это сумасшествие какое-то.
– Да, наверное, мы оба сошли с ума. Но я без вас уже не смогу.
– И я без вас не могу, Андрей Палыч.
Катя почувствовала, как глаза наполняются горячими слезами. Она хотела привычно уткнуться в плечо Андрея, но он нежно коснулся губами ее губ. Он действовал импульснвно, неосознанно, а девушка отвечала ему горячо, со страстной надеждой. Жданов прошептал:
– Совсем скоро нам не придется прятаться по углам и скрывать наши чувства.
Катя отпрянула – ей казалось, что она ослышалась!
– Неужели когда-нибудь мы сможем всем рассказать о нас?
– Конечно, Катенька! Когда-нибудь все именно так и будет. Ведь если два человека любят друг друга, им нечего скрывать.
– Да... – зачарованно пропела девушка. – Когда-нибудь... Я подожду...
– Катя, я так рад, что мы с вами понимаем друг друга! – воспрянул духом Андрей.
– Я тоже, Андрей Палыч. Вы всегда можете на меня рассчитывать!
Катя оторвала взгляд от мелькавших за окном огней и созналась:
– После совещания я решила больше с вами не встречаться. Ну, то есть видеть вас только по работе. Знаете, это невыносимо – делить любимого человека с другой женщиной! Но я постараюсь. Я буду осторожной. Буду скрываться, прятаться, врать. И все время ждать, ждать, сколько нужно. Главное, что потом мы сможем быть вместе!
Она вышла из машины и юркнула в подъезд.
Жданов едва дождался, когда за Катей гулко хлопнет металлическая дверь подъезда, и схватился за телефон.
В трубке тут же раздался нетерпеливый голос Малиновского:
– Ну как? Тебе удалось ее уговорить? Как все прошло?
– Как по маслу! Она готова ждать, сколько придется! – торжествовал Андрей.
– Она смирилась с твоей женитьбой? Слабо мне в это верится: либо Пушкарева – ангел-экономист, либо ты – сексуальный гигант!
– Не совсем... Мне пришлось сказать, что я отменю свадьбу, как только мы расплатимся с долгами. И... я сказал ей, что как только я отменю свадьбу с Кирой, мы всем официально объявим о наших отношениях... – сознался в тактической хитрости Жданов.
– Жданов, ты сдурел на старости лет? Ты же сам себя подставляешь!
– А что мне было делать? Катю надо было вернуть любой ценой!
– Ну да, на войне как на войне! Пленных не берем. Только мне интересно, как ты теперь будешь разруливать ситуацию с Кирой? Может, и вправду отменишь свадьбу?
– Какая разница? Я не знаю, как быть с Катей. Она верит мне... и любит...
– Ну и хорошо! Раз любит – значит, все простит!
Андрей не мог признаться даже своему самому близкому другу, что он просто не хочет расставаться с Катей. Не хочет и не будет возвращаться в прежнюю колею чопорных деловых отношений. Ему было так комфортно рядом с ней, он ждал ее неумелых объятий, поцелуев, даже ссоры с Катей приятно взбадривали, а не раздражали!
Теперь он ни в коем-случае не будет отказываться от Кати. И компанию тоже попытается сохранить.
Катя засыпала с надеждой. Теперь она окончательно убедилась, что за время, которое они провели с Андреем вместе, Жданов сильно изменился. Но все равно в ее сердце жила тревога: она боялась, что в жизни Андрея может появится новая женщина. А ведь он бывает таким податливым и импульсивным.
Катя поняла, что ей придется быть сильной и мудрой за них обоих!
Утром она примчалась на работу окрыленной и встретила Жданова широкой улыбкой.
– Доброе утро, Катюша! – улыбнулся Жданов в ответ. – Катенька, прошу вас, позовите Ольгу Вячеславовну. Нам надо просчитать новую коллекцию.
– Я как раз иду за ней, Андрей Павлович!
– Так поторопитесь, Катенька, – очень похоже воспроизвел голос Жданова и его манеру говорить слегка припоздавший вице-президент Малиновский.
– Ой, доброе утро, Роман Дмитриевич.
– Доброе утро, Катенька, – демонстративно сюсюкал Роман вслед девушке.
– Да, Жданыч... – уточнил рациональный Роман, – у тебя есть достоверные статистические данные о том, сколько раз за день тебе приходится произносить «Катенька»?
– Между прочим, это ты заварил эту кашу... – огрызнулся Андрей.
– Ладно, остынь. Я заварил, мне и разваривать. Смотри, что я принес для нашей принцессы!
Он выудил из пакета забавную игрушку – целующихся хрюшек на резинке. Стоило развести их в стороны и отпустить, как они снова сливались в поцелуе. Рома продемонстрировал принцип действия хрюшки-игрушки Андрею.
– Очень мило, – устало поморщился Жданов и щелкнул безалаберного приятеля по лбу. – Главное – ассоциации характерные. Для тебя.
Он указал на открытку в руке друга:
– А там что?
Рома продемонстрировал шефу очередной шедевр эпистолярной лирики.
– Разве не понятно? Там нежные слова о светлом будущем! Увидишь, ей понравится! – Рома на секунду замер, пораженный новой творческой мыслью: – Слушай, а давай напишем открытку Кире! Я все оформлю по высшему разряду! Напишу, что ты счастлив, что вы скоро поженитесь, и всякое такое. Увидишь, шелковой станет...
– И в банки по открыточке не забудь, – кивнул Андрей. – Напиши, что мы их любим и скоро расплатимся. А с кем не расплатимся – поженимся! И Воропаеву тоже напиши – на твой вкус. Нет, Малиновский, ничего у тебя с Кирой не получится. У нее такой маневр ничего, кроме подозрения, не вызовет!
– Все так сильно запущено?
– Даже не представляешь, насколько.
Он, конечно, поехал вчера к невесте, хотел помириться, но она решила, что Андрей пришел к ней мириться исключительно из-за угроз ее брата. Кира больше не верит ни одному слову Жданова! А он уже привык к их вечному трио – он сам, Кира и воображаемая соперница.
– А я думал – вы впятером: еще я и Пушкарева, – расширил круг действующих лиц Роман. – Но ты ведь смог ее убедить в своей любви и верности?
– Понимаешь, после встречи с Катей наше примирение с Кирой закончилось совсем не так, как обычно бывает.
– Природная скромность не позволяет мне спрашивать, как обычно заканчивались ваши примирения с Кирой, но я догадываюсь... – Роман целомудренно закатил глаза и заткнул уши, но тут ж осведомился: – Это Катя, что ли, испортила твой вкус?
– Не знаю, – признался Жданов. – Я не знаю, что случилось, но для Киры это еще какое доказательство! Она себе теперь такое нафантазирует!
– Как же так, Палыч? Что с тобой? – уставился на него озабоченный Малиновский. – У тебя всегда целая вереница женщин, после которых ты возвращался к Кире и лихо откатывал обязательную программу. Даже когда ты начал встречаться с Катей, все было нормально...
– До той ночи, когда я был с Катей. Теперь все иначе, – Жданов говорил тихо и серьезно, словно самому себе.
– Иначе? Жданов. – Рома решительно встряхнул делового партнера за плечи, пытаясь вывести из оцепенения, – ты меня пугаешь! Целуешься с Пушкаревой без наркоза и отказываешься исполнять служебный долг жениха с собственной невестой! Скажи мне правду – что с тобой творится?
У Андрея не было ответа на этот вопрос – он сам не мог разобраться, что происходит с ним в последние дни. Он решительно стукнул по столешнице:
– Надоело все! Не могу больше врать. Всех обманывать. Киру... и... Катю...

0

11

ГЛАВА 27

– Мастерская, я вас слушаю. Секунду, – Ольга Вячеславовна почтительно протянула трубку Милко. – Это Анастасия Волочкова.
– Алло, девочка моя, ты не забыла бедного Милко! Как давно я не слышал твоего голоса! Я места себе не нахожу, все думаю, как ты?..
Ольга обернулась к стоящей рядом Катерине и вздохнула:
– Теперь часа два будет болтать. Пошли к Андрею! Две коллекции просчитать успеем.
Они устроились в конференц-зале и занялись расчетами. Ольга Вячеславовна бодро перечисляла, какие нужны аксессуары, молнии и пуговицы. Катерина быстро делала предварительные расчеты и заносила цифры в реестр. Прошло довольно много времени, когда зазвонил телефон. Катя ответила и, прикрыв микрофон рукой, уточнила у Андрея:
– Милко говорит, что госпожа Волочкова спрашивает, сможете ли вы ее принять?
– Кто? Волочкова?! Где она?!
– В мастерской Милко. Не волнуйтесь, я попрошу ее прийти в другой раз.
– Нет, я обязательно приму ее! Мы ведь практически закончили, Ольга Вячеславна? Малиновский остается за старшего. – – Андрей вскочил и побежал к двери, распоряжаясь на ходу: – Катя, пригласите ее в мой кабинет.
Катя рассеянно поспешила выполнять задание. Неужели она сама накликала эту новую напасть? Только сегодня она решила, что Кира побеждена и больше не опасна, как тут же явилась новая соперница.
– Ну что, продолжим? – строго, как классная дама, спросила Ольга.
– Продолжим, – уныло подтвердил Роман и мысленно устремился в кабинет Жданова.
Но ему приходилось следить, как Ольга Вячеславовна раскрывает последнюю папку и перечисляет пожелания Милко:
– Милко просил уделить особое внимание этой модели. Серебряные нитки и тканые пояса того же цвета. Вот образцы, посмотрите, как переливается.
Ох уж этот Милко – кутюрье! Никогда не думает о бюджете коллекции – впрочем, есть в этих серебристых лоскутках что-то знакомое. Кажется, в прошлой коллекции уже были такие нитки.
– Катерина, у нас не осталось серебристых ниток от прошлой коллекции? – рачительно осведомился Роман.
Катерина кивнула, порылась в папках и протянула ему листок. Малиновский взглянул на текст, потом на Катю и поинтересовался, что это значит?
– Схема расчетов по «Макро-текстилю», – не глядя, ответила девушка.
– Я про нитки спрашивал... – удивился ее ответу Малиновский.
А Ольга Вячеславовна всполошилась – бедная Катя, у нее же губы дрожат! Ольга осуждающе посмотрела на Малиновского – вот, видят, что девушка безответная, так работой загрузили, совсем заездили!
Малиновскому тоже было жаль Катерину, но еще больше ему нетерпелось придумать благовидный предлог и заглянуть в кабинет Жданова.
– Все, Катя, перерыв! – объявил Малиновский.
– Спасибо, – Пушкарева встала и попятилась к двери. – Мне нужно к себе на минутку… я… мне там нужно взять...
– Идите и берите. И погромче! От моего имени... – напутствовал он робкую Катю.
Волочкова была прекрасна, как и положено настоящей балетной звезде! Андрей галантно пододвинул ей стул, лучезарно улыбался и рассыпался в комплиментах.
– Ваш визит – такая неожиданность. Весьма приятная! Чему обязан?
– Мне ты обязан! – гордо заявил Милко, маячивший за спиной сценической дивы. – Мне! По гроб жизни! Дорогая, я буду рядом. Если он позволит себе что-то лишнее, кричи громко, я прибегу и спасу тебя!
Андрей мило махнул рукой вслед модному гению, а Милко замешкался в дверях, подмигнул Волочковой и растворился в офисном воздухе.
– Андрей Палыч, у меня к вам большая просьба, – ворковала между тем Волочкова. – Хочу похитить вашего милого Милко для постановки. Костюмы, декорации – все это так хлопотно. Но у него это не отнимет много времени.
– Почему я не Милко? – вздохнул Жданов, проникновенно сжимая длинные ухоженные пальцы балерины. – В смысле таланта.
Дива уже начала благосклонно улыбаться ему в ответ, когда в кабинет шумно ввалилась Катя.
– Извините... Мне нужно забрать...
Жданов вздрогнул и, не оборачиваясь, сухо уточнил:
– Что вам нужно забрать?
– Остаточную ведомость прошлой коллекции, – на ходу придумала Катя.
Андрей, дабы сохранить имидж воспитанного человека, был вынужден представить девушку именитой гостье:
– Познакомьтесь, мой помощник Катерина – госпожа Волочкова.
– Анастасия. Очень приятно, – улыбнулась балерина. Катерина украдкой разглядывала великолепный туалет и россыпи бриллиантов на изысканных украшениях танцовщицы:
– И мне приятно... Очень…
Она повернулась и поспешила в свою комнатку, зацепив кадку с редким сортом фикусов. Андрей повернулся к Волочковой, улыбнулся и виновато развел руками:
– Что это было? – понизив голос, спросила Анастасия. – Она всегда такая?
– Не думайте о ней плохо... Все дело в вашей красоте, а я живой человек... – В каморке раздался грохот падающего подноса. Жданов повысил голос: – Я живой человек, но нервы у меня в последнее время...
– Мне пора, – Волочкова легким движением поднялась со стула.
Жданов тут же вскочил и молодцевато, как гусарский порутчик, прижал к губам алебастровую кисть визитерши. Из коморки тут же появилась Катя.
– Катя, вы что-то еще здесь хотели? – не оборачиваясь, бросил он.
– Да... Я не нашла нескольких каталогов. Думаю, они у вас на столе, – она подошла к столу и начала грохотать ящиками.
– Вы, может, не заметили, что у меня встреча? – взорвался Андрей. – Могу я спокойно поговорить с нашей гостьей, в конце концов?!
Катя закусила губу и пулей вылетела из кабинета.
– Милко был прав. Вы настоящий тиран, Жданов, – бархатистым смехом рассмеялась Анастасия, снова опускаясь на стул.

Расставшись с божественной Волочковой, Жданов вернулся в конференц-зал. Но застал там одного изнервничавшегося Романа.
– В чем дело, господа? Почему отдыхаем? Где Катя?
– Можно, я тебе скажу пару ласковых? – возмущенно зашипел вице-президент, хватая Жданова за локоть. – Что ты сделал с Катей? Она вышла из твоего кабинета не просто расстроенная, а в глубоком шоке! До сих пор прийти в себя, не может. Повторяю вопрос – что ты с ней сделал, идиот?
– Ну, прикрикнул слегка...
– Прикрикнул? А что ж не побил?
– Она сама напросилась, – снова сорвался Жданов. – Мешала мне разговаривать. Со своими каталогами.
Роман, как всегда, безошибочно поставил диагноз:
– Понятно. Она мешала кадрить Волочкову. Ах, какая наша Катя негодяйка! Сначала ты признался ей в любви, а теперь она почему-то мешает кадрить Волочкову! А не допускаешь мысли, что Катя ревнует? У нее ведь к тебе чувства – сам говорил! Когда ты закрылся с Анастасией, она едва в обморок не грохнулась. У бедняжки косички дыбом встали! Андрей обреченно .посмотрел на своего проверенного.
Мысль о том, что Катя способна на ревность, даже в голову ему не приходила!
– Ну и что теперь делать? – выдавил он, осознав масштаб бедствия.
Дверь конференц-зала тихо скрипнула, и на пороге появилась бледная, расстроенная Катя. Несмотря на бурю эмоций, она старалась, чтобы ее голос звучал ровно и деловито:
– Мы можем продолжать совещание. Я нашла отчет об остатках...
– Катя, можно вас на секунду? – позвал Андрей, обнял пригорюнившуюся девушку за плечи и подвел к окну. – Должен извиниться. Я был не прав...
– Андрей Палыч, я не хочу об этом говорить, – очень серьезно посмотрела на него Катя. – Извините, давайте будем работать дальше.
Она снова уселась за стол рядом с подоспевшей Ольгой Вячеславовной, сверялась с записями и деловым тоном излагала предложения, избегая лишний раз поднимать взгляд на шефа. А когда Жданов сам пытался поймать взгляд Катерины, демонстративно отворачивалась.
Когда все вопросы были решены, Андрей уже окончательно проникся чувством вины и удержал Пушкареву за руку:
– Катя, нам нужно поговорить.
– Нам нужно работать, Андрей... Павлович. – Она решительно высвободила руку и вышла не оборачиваясь.
Роман, в который раз за сегодняшний день, посмотрел на друга с укором:
– А чего ты хотел? Поцелуй в уста получить? Ты оскорбил ее чувства, вот она и злится. Как это тебя угораздило кадрить Волочкову прямо перед носом у влюбленной секретарши? Плюс ко всему еще и нагрубил Пушкаревой. А теперь удивляешься.

Катя бесцельно перебирала канцелярские мелочи, обнаружившиеся на рабочем столе. Она была так уязвлена и расстроена, что не могла даже думать о работе! Еще вчера она убедила себя, что действительно, несмотря на внешность, дорога Жданову! Что это больше случайного флирта или банального служебного романа. Что он ее действительно любит. Но стоило на горизонте Андрея мелькнуть настоящей красавице, как единственным его чувством по отношению к ней стало раздражение…
Катя быстро вытерла слезы – в каморку вошла шумная и эффектная Юлиана. Она вынула из модной сумочки яркий квадратик: приглашение на презентацию в картинной галерее. Все время после предварительного показа Юлиана пребывала в приподнятом настроении и сейчас весело и остроумно поведала Кате о последних новостях бомонда. Но осеклась – девушка выглядит слишком грустной, бледненькой, в таком состоянии не до светской болтовни!
Юлиана привыкла, не задумываясь, приходить на помощь ко всем, кто попал в беду. А к Кате она относилась с особенной теплотой – робкая, ранимая и некрасивая Катя была ее полной противоположностью.
Сама Виноградова с юных лет искрилась множеством граней, как роскошный бриллиант – такая же сияющая снаружи и твердая внутри! А Катерина напоминала ей невзрачный мягкий графит. Но графит – как раз тот материал, из которого создаются подлинные бриллианты! Юлиана прониклась к рассудительной и доброй девушке симпатией. Она очень хотела помочь Кате, но девушка замкнулась, словно моллюск в раковине, повторяя, что. здорова и сама справится со всеми проблемами.
Все, что могла сделать Юлиана, – это порекомендовать девушке не унывать и уговорить ее прийти на выставку. Многие ее коллеги собираются – Кате не будет ни скучно, ни одиноко! Посещение галереи – лучший способ избавиться от тяжелых мыслей.
Катя приняла приглашение, быстро собралась и, сухо попрощавшись, вышла...
Андрей метался по комнате. Катя обижена, недовольна. Она совсем не такая, как другие, и не будет закатывать шумных скандалов с бурным примирением! Он пытался предположить, что она натворит, если они не помирятся? Станет искать утешения у Зорькина? Или будет думать, как распорядиться пакетом управляющей компании, оказавшимся в ее руках?
.Андрей стал торопливо собираться. Он уже прекрасно понимал: дело вовсе не в мифическом Зорькине, и даже не в «Zimaletto», просто ему надо поскорее увидеть Катю. Попросить прощения, сказать, как сильно он виноват перед ней – виноват во всем! Что он не будет больше врать ни себе, ни ей. Обнять ее, поцеловать, увидать ее улыбку и убедиться, что она искренне его простила!
Он больше не будет разрушать своего будущего ради своих минутных прихотей! И еще… Он просто очень хотел провести с Катей хотя бы еще одну ночь! Ночь, полную романтики и страсти.
Жданов успел как раз вовремя и перехватил Катю на выходе из огромного сияющего здания компании. Он схватил Катерину за руку и потащил к своей машине. Она колебалась, пыталась отказаться, но сникла под напором шефа, сдалась и, прижимая сумку к груди, села в автомобиль.
Стоило Жданову остаться с Катей наедине, он обрушил на Катю страстный поток слов и чувств. Он убеждал ее, повторял, что Катя для него – самый важный человек, важнее всех на свете. Что он хочет быть с ней, только с ней. Просил не принимать всерьез его ребячество. Целовал ей руки, проводил ладонью по теплой щеке и, наконец, обнял и поцеловал.
Сначала Пушкарева слушала недоверчиво, по-прежнему стойко сохраняла дистанцию, была вежлива и строга, пыталась игнорировать его страстные слова и вздохи. Но потом, словно устав от навязанной чужой роли, отдалась на волю потока, чувств и даже позволила Жданову отвезти себя в холостяцкое гнездышко, ключами от которого его снабдил предусмотрительный Малиновский.
...Сидя на диване, он все еще поглаживал Катину прозрачную ладошку, не решаясь задать вопрос, который мучил его с их первой ночи в отеле. Наконец Андрей набрался мужества и спросил:
– Катюш, а тот, который, ну, был у тебя раньше... Он – кто?
Катя взглянула на него и поняла, что, если она хочет дальнейших отношений без лжи и взаимных упреков, ей действительно, нужно рассказать грустную историю своей первой любви..
Это произошло, когда она еще училась в Университете. К ним на курс перевелся из другого вуза очень красивый молодой человек по имени Денис. Он почему-то обратил на нее внимание. Ему надо было доедать предметы, которых он не изучал раньше. Вот он и подошел к ней – круглой отличнице. Сказал, что ему очень трудно, один он не справляется. Попросил помочь, позаниматься с ним.
– И ты бросилась помогать, – догадался Андрей.
– Ну, а как иначе-то? Денис начал за мной ухаживать.
Причем так романтично, как в кино. Ну, мне казалось, что это очень, красиво и по-настоящему. Он мне цветы дарил – а до него никто не дарил! Только папа на день рождения! И открытки надписывал со стихами...
Андрей нахмурился.
– Я не понимаю. Цветы, открытки... неужели, этого достаточно, чтобы влюбиться?!
– Я не сразу влюбилась. Думала сначала, что мы просто с ним дружить будем. Я же некрасивая – а он был такой спортивный, настоящий красавец! А потом наступил День Святого Валентина. Он настаивал... и... В общем, он меня к себе, в общагу, пригласил.
Андрей прекрасно знал продолжение и даже догадывался, чем закончится эта история, но все же спросил:
– И ты пошла?!
Катя как-то странно посмотрела на него и безнадежно улыбнулась:
– Пошла? Я побежала! Вот и вся история.
– Как вся? По-моему, все только началось!
– Это у нормальных людей с первой ночи все только начинается. А у меня ею все и закончилось...
Сразу после ночного свидания Денис исчез. Вообще в Университете появляться перестал. Катя рассказала, как переживала, искала его, разговаривала с его друзьями и знакомыми, звонила. Но напрасно она торопилась узнать правду! Все оказалось до смешного просто. Денис поспорил, что сможет с ней переспать. Заодно хвосты подтянул и денег заработал. Ведь не стал бы он за копейки возиться... Катя замолчала – она еще ни разу не рассказывала этой истории до конца. Вот – теперь у нее с Андреем будет еще одна грустная тайна! Катя уже не могла остановиться и горько продолжала:
– Представляешь, они с приятелем, оказывается, целый план моего совращения придумали! Он даже подарки мне не сам выбирал! И текст для записок еще один парень – с филфака – придумывал. Он только переписывал!
Жданов похолодел. Хорошо, что он слушает все это сидя – у него бы ноги подкосились! Ему во всех деталях вспомнился их собственный план. Они с Малиновским как будто списали его со злого розыгрыша неведомого Дениса. Какая подлость!
– Катюш, то, что они сделали, это так мерзко! Он просто подонок! Я... я бы его своими руками задушил, если б встретил! Но знаешь. Может, он просто запутался? Может, он сначала во все это, действительно, на спор ввязался, а потом у него чувства прорезались? – с надеждой спросил он.
Катя покачала головой.
– Просто за продолжение этого спектакля ему никто платить не собирался... – Она снова уткнулась к Жданову в плечо, стараясь сдержать слезы. – Самое обидное, что все это было из-за денег! Ну, неужели они стоят так дорого, дороже человеческой порядочности. Дороже любви.
– Это не так!
Жданов сказал это так горячо, как будто оправдывал не какого-то неизвестного ему Дениса, а себя самого. Катя выглядела такой ранимой, такой одинокой. Черт, ему давно нужно было отказаться от этого идиотского плана!
А Катя немного успокоилась и продолжала:
– Быть некрасивой тяжело, но чувствовать себя еще и моральным уродом – просто невыносимо! Я тогда совсем расклеилась. Решила, что больше ни в кого влюбляться не буду. Никогда в жизни! И держалась целых пять лет. А потом в моей жизни появился ты...
– Это ты у меня появилась! Катя, это такое счастье – знать, что рядом есть человек, которому можно доверять, как самому себе!
– Какое счастье – быть рядом с человеком и знать, что он никогда тебя не обманет, не предаст! Андрей, я тебе верю. Я тебя люблю. А это же самое главное, правда?

ГЛАВА 28

Андрей не мог вынести этого кошмара в одиночестве – он отвез Катю домой и сразу же помчался к Малиновскому, как раз отбывавшему в командировку. И теперь в скромном баре аэропорта битый час пытался втолковать другу, что они поступают с Катей точно так же, как ее предыдущий парень. Конечно – он был подонок, мерзавец! Но ведь и они ничем не лучше! Все мерзавцы одинаковы. Катерина просто умрет, если узнает обо всем! Она цельная личность, и он уверен, что второй раз пережить такое предательство девушка не сможет!
– Ты понимаешь?! Он тоже переспал с ней ради денег!
Роман скептически разглядывал разволновавшегося друга. Что скрывает этот приступ самобичевания? Неужели настоящую любовь? Тогда он – Малиновский – выступает просто-таки в образе крылатого амура, помогая влюбленным сердцам соединиться в максимально романтической атмосфере, да еще и к обоюдной финансовой пользе!
Вот – объявляют его рейс: Роман заторопился и на прощание хлопнул Жданова по плечу:
– У тебя каждая минута на счету! Значит, так. Я уезжаю на пару дней. А ты держись, не сдавайся! Инструкцию, как соблазнять Катю в свободное от меня время, я тебе оставил в офисе. Смотри, не подкачай! Главное – строго следуй моей инструкции! – и удалился, посмеиваясь при мысли, с каким видом Жданов будет читать его дидактическое послание...

Шурочка протянула Кате большой пакет. На нем красовалась интригующая надпись: «Спасти рядового Жданова». И объяснила – пакет явно предназначен Жданову, но почему-то оказался на столе у Малиновского. Наверное, курьер перепутал.
Катерина отнесла сверток в кабинет и повертела в руках. Объемный пакет никак не удавалось пристроить на столе. В конце концов тот выскользнул из Катиных неловких рук, и содержимое яркими брызгами рассыпалось по полу. Катя бросилась собирать все это, чтобы уложить обратно до возвращения Андрея.
Тут были открытки, шоколадки, игрушки и несколько листков, исписанных Роминым торопливым почерком. Катя не удержалась, развернула страничку и прочитала: «Андрею Жданову. Лично. Строго конфиденциально. Инструкция по совращению Пушкаревой. Часть вторая».
Катины пальцы предательски задрожали, а глаза заволокли слезы, но она собрала волю в кулак и стала читать:
«Первую часть плана по укрощению нашего монстра ты уже выполнил, за что тебе от лица трудового коллектива огромное спасибо. В некотором смысле ты даже герой. Потому что спать с такой женщиной, как Пушкарева, нормальный мужчина может только под наркозом.
Но, несмотря на все твои заслуги, расслабляться рано. Поскольку меня не будет рядом, чтобы напоминать тебе об обязанностях в отношении нашей страшилы, я подготовил таблицу. Что-то наподобие меню. Твои действия на завтрак, обед, ужин и... ночь. Ночь с Пушкаревой – это самое трудное, но ты уж постарайся – не оплошай! С другой стороны, говорят, что страшилки любят, как в последний раз. Кто его знает? Потом мне расскажешь все подробно.
Здесь у тебя открытки, игрушки, шоколадки и куча прочей дряни, которую ты будешь кидать в пасть мисс Железные Зубы. Оцени мой талант – писать открытки с каждым разом становится все сложнее. Женщины – даже если они похожи на терминатора – не любят повторений.
Почаще делай комплименты ее внешности. Начни с ушей, это единственная часть тела Пушкаревой, к которой у меня нет претензий. Но тебе придется создать у нее иллюзию, что она мисс Вселенная. Иначе все наши усилия пойдут прахом. Сегодня вручишь ей зайца, открытку номер один и шоколадку. Пусть портит себе зубы, все равно хуже уже не будет.
Сегодня у тебя будет выходной – скажешь ей, что вечером обещал Кире быть дома. А завтра можно вывести ее на вечеринку к Волочковой. Вряд ли кому-то придет в голову заподозрить вас в порочной связи. Там ты зарядишься небольшой порцией допинга. Жданов, небольшой! Полюбуешься на моделей (их прелести возбудят тебя больше, чем пушкаревские) и после этого повезешь ее на сеанс любви. Ко мне больше не вези, а то меня утомили уже шуточки консьержа по поводу твоей прелестной подружки.
Как только вы останетесь вдвоем, отправь ее в ванную и принимай виски, пока не почувствуешь, что дошел до кондиции. А когда этот ужас закончится, можешь спокойно вернуться к обычным делам.
Дальше посмотришь по ситуации. Но не забывай, что каждый день ты должен появляться в ее каморке как луч света – с подарками и открытками. Как штык! Дело того стоит. Не забывай, что коварный Николай Зорькин жаждет нашей крови и готов использовать любой наш промах. Тогда « Zimalett о» уплывет к нему, а мы с тобой пойдем побираться.
Я знаю, Жданов,  что ты этого  не допустишь и будешь закрывать своим телом амбразуру по имени Катя до полней расплаты с долгав! Мы вернем компанию, твои мучения закончатся, и ты сможешь смело послать Пушкареву, куда  e й больше нравится. А пока придется страдать. Таков страшный оскал бизнеса. Прости за невольный каламбур! Помни своими малыми действиями ты приближаешь тот сладостный миг, когда « Zimaletto » снова будет наша. Пусть эта мысль греет тебя каждый раз, когда ты идешь ложиться с Пушкаревой в постель. Надеюсь, ты сумеешь делать это как можно чаще, потому что нет в мире более счастливого человека, чем некрасивая женщина после занятия сексом. Обещаю, как только этот кошмар закончится, я лично организую тебе такой мальчишник, что ты тут же забудешь обо всех ужасах. Иветта, Лизетта, Мюзетта и далее по списку – уже подтвердили свое участие. Так что готовься!
Жму твою мужественную руку.
Твой верный оруженосец.
Р.  S . И еще, Андрюща. Не забывай дарить ей цветы. Сто раз тебе напоминал, да все как об стенку горох. Вот теперь точно все... Удачи!»
Последние строки Катя уже едва разбирала сквозь слезы. Слова расплывались. Мысли путались. Она была раздавлена. Казалось, еще одна фраза, и она потеряет сознание.
Неужели это происходит на самом деле? Такого просто не может быть.
Это дурацкое письмо – розыгрыш, мистификация. Очередная глупая шутка Малиновского! Нормальный человек никогда не станет писать такую гадость...
Все знают, что Роман – любитель дурацких шуток.
Она отодвинула сложенные на столе игрушки, шоколадки и стала читать разнообразные подписи на открытках.
«Как жаль, что этой ночью мы будем не вместе...», «Эту бессонную ночь я провел в мечтах о тебе...», «Нет большего счастья, чем обнимать тебя...»
Она выронила яркие открытки, закрыла лицо руками. Значит, он никогда не любил ее! Он с самого начала только смеялся над ней! Ее наивные мечты снова превратились в кошмар. Она уже неплохо изучила Андрея и понимала, как много значит «Zimalettо» для Жданова. Он вложил в компанию все свои знания, опыт, деньги и только с кампанией связывал все свои планы и надежды. И когда пришлось делать выбор между бизнесом и порядочностью, без колебаний выбрал бизнес! Как он мог! Как! Но ведь Катя столько помогала ему!
Как могло получиться так, что эта ужасная, гадкая ситуация снова повторилась в ее жизни? Катя бессильно опустилась на стул и сидела в странном оцепенении до тех пор, пока ее не обнаружила Юлиана.
Заботливая Виноградова не могла понять, что случилось с девушкой: выглядит так, словно только что пережила огромную трагедию! Щеки ввалились, под глазами – круги, на лице ни кровинки!
– Катя – вам плохо? Здесь очень душно... Ни одного окна. Вам нужно выйти на воздух. Пойдемте-ка со мной.
– Нет, я никуда не пойду. Все нормально, – Катя вцепилась в ручки кресла, словно в последнюю броню.
– Катя, вы совсем не умеете притворяться. Я обещаю вам: никто ничего не увидит. Мы выйдем вместе. Вам нужно умыться, выпить крепкого чая, и, даю вам слово, вы тут же забудете про свои соринки и другие проблемы. Пойдемте, Катя.
Она схватила Катю за руку и потянула из темного душного чуланчика к свету и воздуху. Крепко обняла девушку за плечи, приводила в чувства и повторяла:
– Все пройдет, Катя. В жизни всякое бывает. Когда-нибудь ты будешь смеяться над тем, что сейчас причиняет боль... Скажешь: какая я была глупая! Все это была такая ерунда!

ГЛАВА 29

Катерина медленно вошла в квартиру и заглянула на кухню, чтобы поздороваться с родителями. Там она обнаружила Зорькина. Елена Александровна потчевала мужчин. Катя почти не отвечала на привычные шутки отца, отказалась от ужина и жестом поманила Зорькина в свою комнату.
Она забилась в самый дальний угол, села на полу и снова стала зачитывать наиболее яркие пассажи из инструктивного послания Малиновского: «Дело того стоит. Не забывай, что коварный Николай Зорькин жаждет нашей крови и готов использовать любой наш промах. Тогда «Zimalettо» уплывет к нему, а мы с тобой пойдем побираться...»
– Коварный Зорькин жаждет крови... – повторила она. – Колька – святая простота, я – дура наивная, а они...
Катя скомкала листок и опустила голову. Николай подошел и присел рядом:
– Коля, неужели я действительно такая... такая уродка? Она закрыла лицо руками и зарыдала.
– Коля, мне так плохо...
Николай растерялся. Ему пришлось обхватить Катерину за талию, поднять и усадить на диван. Сам он устроился рядом и, обняв подругу за плечи, начал приговаривать:
– Но я же рядом. Кать, что случилось? Может, я тебе помогу?
– Если б ты знал, какая я дура! – повторяла она сквозь слезы. – Просто глупая, доверчивая дура! Ну почему я такая нелепая...
– Реветь тут нечего, – Николай почувствовал себя защитником слабых. – Лучше расскажи по порядку, Кать, ты не стесняйся – я же не только твой сосед и партнер по бизнесу. В первую очередь я твой друг. Значит, ты можешь мне довериться...
Катя оторвалась от плеча Николая, посмотрела ему в лицо и покачала головой:
– Я больше не буду доверять – никому и никогда! Ты не представляешь, как это ужасно – снова угодить в ту же самую ловушку. Из-за собственной доверчивости и глупости! Я же знала, что в меня невозможно влюбиться, знала и опять поверила. Поверила ему...
– Погоди, кому это – ему?
– Андрею...
– Не понял...
– Андрею Павловичу Жданову. Я думала, что он меня любит. А он... Он меня просто использовал...
Катя упала лицом в подушку и снова расплакалась. Николай потрясенно молчал. Зачем Жданову понадобились такие сложные интриги? Он же доверил Катерине коммерческую информацию, конфиденциальную настолько, что маме с папой нельзя сказать! Относился к ней, как к ценному сотруднику...
Катя наконец успокоилась, вытерла слезы и решилась все рассказать Николаю.
– Понимаешь, все началось из-за тебя. Я так думаю.
– Из-за меня?! А я-то здесь при чем?
–  Они подстраховались. Ну, Жданов и Малиновский. Решили, что у нас с тобой что-то типа романа. И я могу сбежать с тобой, прихватив все имущество «Zimalettо». А лучшим способ меня контролировать и держать на коротком поводке – это влюбить в себя. На роль возлюбленного согласился Жданов.
– Вот сволочи! – потрясение выдохнул Коля.
– Сейчас я понимаю, ему нелегко пришлось... ну, влюбленность изображать. Правда, я сама Жданову сильно подыграла. Поверила, что такое возможно...
Она продолжала уже более ровно и связно:
– Я думаю, все началось, когда Андрей, то есть Жданов, подписал долговые обязательства и все имущество «Zimalettо» отошло «Ника-моде».
– Жданов ведь сам это предложил...
– Да, но я пообещала им, что об этой сделке никто не узнает. И тут они выясняют, что Николай Зорькин работает в «Ника-моде» и, соответственно, в курсе дела. Теперь-то я понимаю, как сильно их это напугало. Жданов с Малиновским устроили мне настоящий перекрестный допрос. Их возмутило и то, что ты работаешь в «Ника-моде», и то, что знаешь больше, чем им хотелось бы. В конце концов, Роман Дмитрич объявил твое появление шпионским заговором!
– Они что у вас – фильмов про Джеймса Бонда насмотрелись? – удивился Николай. – Как новый человек, так сразу и шпион? Они же меня не знают совсем. Нет, я привык работать честно, и хочу, чтобы со мной обращались соответственно...
– Думаешь, я тебя не защищала? Да я битых полчаса растолковывала им, какой ты умный, надежный и порядочный. Мне даже показалось, что я сумела их убедить. В этом-то и была моя ошибка. На самом деле они ничуть, ну ни капельки мне не поверили!
– Значит, они из меня заранее мошенника сделали? – удивился и обиделся Коля. – И это притом, что я до сих пор ни копейки лишней себе в карман с этого мероприятия не положил! Один-единственный, костюм с выпускного вечера донашиваю! Хорош финансовый воротила!
– Знаешь, дело не в тебе. Просто они привыкли никому не верить и испугались за свою компанию. А тут еще, как назло, пошел слух о том, что мы с тобой встречаемся... Помнишь, ты звонил мне на работу, а трубку сняла Татьяна?
– Я только одного не понимаю – неужели нельзя было сразу же все объяснить Жданову о наших отношениях? Ну, что мы не любовники, а просто друзья. – Коля выразительно взглянул на подругу.
– Я думала, это никому не интересно, – грустно призналась Катя. – Зачем начальнику знать подробности моей личной жизни? Думаю, тогда они начали обдумывать план моего захвата. Повеселились, наверное, от души. А через несколько дней пригласили меня в ресторан вроде бы случайно...
– Хитер твой Жданов...
– Думаю, что идея принадлежала Малиновскому – он особенно настаивал на том, чтобы я поехала, – догадалась Катя.
– И ты, конечно, ничего не заподозрила? – возмутился Зорькин.
– Нет, приглашение выглядело так естественно. Ужасно, просто ужасно. Витаешь в облаках, а потом вдруг узнаешь, что ты оказалась легкой добычей. Но откуда мне было знать, что это все ненастоящее, что со мной играют? У меня в любовных делах совсем нет опыта, я все принимала за правду.
Катерина прикоснулась к губам, словно вспоминая тот самый первый поцелуй. Коля посмотрел на нее и быстро отвел глаза, но она успела заметить его взгляд и резко отдернула руку. Плечи ее опустились под грузом тягостный воспоминаний.
– После такого опыта хоть в монастырь иди, – пробовал пошутить Зорькин.
Катя вскочила и стала нервно ходить по комнате:
– А я и так жила, словно в монастыре! Закрылась со всех сторон, чтобы не попасться еще раз на эту удочку, раз и навсегда выбрала для себя карьеру, работу и одиночество. Раз, уж я не в состоянии разобраться в мужчинах, значит, вообще нечего о них и думать.
– Знаешь, только без обид, – решил прояснить некоторые темные места Катиной истории Зорькин. – Может быть, ты действительно верила, что построила неприступную крепость. Там, внутри себя, ты, наверное, очень ждала, когда кто-то тебя полюбит. И твой начальничек со своим дурацким планом соблазнения попал на благодатную почву! Иначе бы у него ничего не получилось!
– Что ты хочешь сказать? – возмутилась Катя.
– А то, что ты была влюблена в Жданова еще до того, как он начал за тобой ухаживать. Да-да! Я прекрасно помню, как ты говорила о нем с самого первого дня работы. У тебя были такие сияющие глаза. Я еще тогда все понял! И даже тебя предупреждал, но ты мои советы всегда мимо ушей пропускаешь! И вот результат.
– Да, Коль, ты прав. – Катя, пожалуй, впервые в жизни серьезно слушала своего давнего друга. Они знакомы с детства – как хорошо он успел изучить ее за это время! Она была вынуждена согласиться с ним. – Я с первого дня смотрела на Андрея с восхищением. Но он был для меня недостижимым прекрасным принцем. Это было все равно что влюбиться в киногероя, когда знаешь, что не сможешь до него дотронуться, никогда не поцелуешь и он никогда тебя не обнимет. И я была счастлива. Я влюбилась в него, как в мечту. Опасность возникала, когда он стал шаг за шагом превращать мою мечту в реальность...
Мир снова качнулся перед глазами Кати. Как тяжело обнаружить, что мужчина, о котором она столько мечтала, совсем не романтический герой, а всего лишь заурядный, расчетливый делец.
– Да, когда герой из сказки начинает дарить цветы и отпускать комплименты, удержаться сложно. Я бы и сам не устоял, если бы за мной стала Бритни Спирс ухаживать. Или какая-нибудь мисс Мира... – мечтательно произнес Зорькин.
– Я ему не верила! Очень долго не верила. Особенно смущали меня эти бесконечные разговоры о том, как я ему нравлюсь. Каждый раз, когда Андрей Палыч подвозил меня на машине, он говорил мне, как магнитофон: ты нужна мне не просто как помощница, но и как женщина. Вначале я списывала все на стрессовые ситуации – мало ли перенервничал человек, потерял опору и начал говорить всякую чепуху. Я пыталась бороться, приводила аргументы, но Жданов разрушал все мои доводы в один момент... – Она улыбнулась сквозь слезы. – Знаешь, Коль, вот я сейчас все это тебе рассказываю... мне опять больно и при этом смеяться хочется. Как представлю, сколько я его невольно мучила, даже немножко злорадствую! Я же не вписывалась в его обычную схему обольщения. В рестораны не напрашивалась, подарков не требовала, на шею не вешалась. Жданов к такому не привык. Он не знал, как ко мне подступиться. Я думала, что это настоящая любовь его стеснительным делает, а оказывается, он просто не знал, как себя вести с такой, как я! Так врать – это и профессиональному актеру нелегко.
– И, тем не менее ему все удалось... – насупленно вставил Зорькин.
– Он разбивал мои доводы один за другим, – Катя смотрела в пустоту, куда-то вдаль поверх плеча Зорькина. – Он убедил меня, что Кира ему не нужна, что ему нужна только я. Оставалось выяснить, единственный вопрос – есть ли у него шанс на взаимность? Нет, я не была безвольной марионеткой в его руках. Ты не думай, Коля. Было много вещей, которые мне не нравились. Но он выглядел таким искренним, таким чутким. Мне казалось, что он может читать мои мысли и угадывать желания. Андрей заставил меня поверить в сказку. Впервые в жизни я почувствовала себя не серой мышью, а принцессой, в которую влюблен прекрасный принц...
– Да, серьезно они за тебя взялись, – сочувственно посмотрел на нее Коля.
– Для них это был бесплатный цирк, новая забава. Но знаешь, я ни о чем не жалею. Благодаря этой дурацкой затее я пережила столько счастливых дней, вечеров и ночей.
Я и не знала, что можно так веселиться, так радоваться жизни только потому, что рядом человек, которою ты любишь больше всего на свете... – Воспоминания о времени, проведенном с Андреем, заставляли Катино лицо светиться счастьем.
Зорькин даже испытал чувство, похожее на ревность, – он привык, что его некрасивой подружке не на что рассчитывать в личной жизни, и это отчасти примиряло его с собственным одиночеством. Поэтому он задай коварный вопрос:
– Кать, но ты же прекрасно знала, что он собирается жениться на другой! С чего ты взяла, что из-за тебя он отменит свадьбу?
– Да ни с чего. Я знала об этой свадьбе больше чем хотелось бы. Но знать и верить – это разные вещи. Я готовилась к худшему, но он снова и снова убеждал меня в том, что произойдет чудо! Говорил, что не может отменить свадьбу, но и жениться на Кире тоже не хочет. А значит, единственный выход – это тянуть время. Когда компания выйдет из кризиса, он все объяснит Кире и они расстанутся по-хорошему. Я понимала, что это очень жестоко. Жестоко и подло по отношению к Кире. И тут же гнала эти мысли – ведь он делал это ради меня, ради нашего будущего. Я... я уже просто жить без него не могла!
– Нет, я не понимаю! Катя, ты же всегда была такой рассудительной. Да легче в переселение душ поверить, чем в то, что эту свадьбу можно отменить! Как ты могла вести себя, как наивная девчонка? – горячился Коля.
Катя подошла к окну, отодвинула штору и, посмотрев в темноту, задумчиво сказала:
– Не знаю... любила, наверное...

0

12

ГЛАВА 30

Николай вскочил и снова усадил Катю на диван, пытаясь разобраться, как такое могло произойти.
– Ну не могу, я понять, как женщины попадаются в такие очевидные ловушки? Ее хладнокровно обманывают, а она ничего не видит и не слышит! Любовь слепа!
– Нет, Коля, пойми! Я чувствовала, я знала, что он любит меня, – я ощущала это не только сердцем, но и телом, всей кожей. Я в первый раз узнала, какое это счастье – быть любимой! Он был искренним со мной. Нельзя все время так притворяться, это невозможно. А получилось, что я слишком высоко взлетела в своих мечтах. Пришла пора рухнуть на землю. Все произошло случайно. Сегодня утром я нашла вот это...
Катя подобрала смятую записку, аккуратно разгладила и протянула Николаю, процитировав: «Это инструкция по соблазнению самой уродливой помощницы, очкастого монстра и круглой дуры Кати Пушкаревой» .
Зорькин посмотрел на мятый листок:
– Это написал Малиновский?
– Да. Роман Дмитриевич открыл в себе поэтический дар, он еще и сочинял тексты для открыток, которые дарил мне Андрей.
– Объемный труд. Небось, не одну ночь просидел, составляя все это. А что там написано? Можно, я прочту?
Коля протянул руку к инструкции, но Катерина прижала ее к себе.
– Нет, Коля. Я... я лучше сама. Сейчас... я найду место...
Она зачитала вслух: «Как только мы выберемся из ямы, расплатимся с долгами и вернем компанию, твои мучения закончатся, и. ты сможешь смело послать Пушкареву куда подальше. Ну, а пока придется пострадать. Таков страшный оскал бизнеса...»
Она дочитала абзац до конца, остановилась и посмотрела на Николая:
– Этого достаточно? Очень точная инструкция – как разбить сердце, как посмеяться над чужими наивными чувствами!
– Я не хочу больше слушать эту... – Коля сделал паузу, подыскивал замену непечатному слову: – ...мерзость. Успокойся, главное – ты ни в чем не виновата!
– Почему он так и не смог доверять мне, если с самого первого дня я все-все для него делала. Прятала его любовниц, защищала перед Кирой, подделывала отчеты! Как он мог сомневаться в моей верности? Как он мог так со мной поступить?
– Наверное, это все из-за ревности. Он ведь понимал, что я серьезный соперник, – иронизировал Коля.
– Что за ерунда! Он боялся, что мы его подставим. И вместо этого решил подставить меня... нас... А когда компания рассчитается с долгами, с легким сердцем женился бы на Кире, а меня... Меня, скорее всего, уволил бы. С замечательными рекомендациями...
Коля сжал кулаки.
– Знаешь, мне все больше хочется просто взять и набить ему морду. По-простому, как мужик мужику.
Катерина с грустной улыбкой посмотрела на верного друга. И вспомнила, как лихо Жданов дерется.
– Пытаться бессмысленно. Да и весовые категории у вас разные...
Она ссутулилась и тяжело вздохнула:
– Не знаю, как теперь появлюсь на работе, как буду смотреть в его подлые глаза. Хочется сбежать, спрятаться куда-нибудь и долго-долго не выходить.
– Спрятаться или сбежать. А знаешь что: лучшая защита – нападение! Пусть лучше твой Жданов от нас прячется! Бегает за нами и боится нас...
Он схватил стул, открыл верхнюю дверцу шкафа и вытащил оттуда папку с документами. Катя удивленно наблюдала за ним.
– Что ты делаешь? Это же документы «Ника-моды». Работать на ночь глядя собрался?
– Жданов и его дружок Малиновский поступили, как свиньи. – Коля спрыгнул на пол. – Но ошибок наделали много. А за ошибки надо платить. Во-первых, они заранее видели в нас мошенников. Во-вторых, обошлись с тобой самым подлым образом. И, втретьих – это самая главная их ошибка – они уже полностью передали тебе «Zimalettо»!
– Я не понимаю...
Николай раскрыл папку и показал ее Кате:
– Вот в этой скромной папочке спрятана компания «Zimalettо»! Огромная компания – богатая, известная. Но мы-то с вами, госпожа Пушкарева, знаем, что на самом деле «Zimalettо» находится в собственности крохотной, неведомой фирмочки «Ника-мода». А точнее, в руках ее хозяйки! – Он встал на одно колено и жестом настоящего мушкетера поцеловал Кате руку. – В ваших руках, Катерина Валерьевна! Ты поняла, куда я клоню?
– Никакая я не хозяйка, – возразила Катя, отдергивая руку. – Только на бумаге...
– Так это же самое главное! Ты из своего Жданова веревки можешь вить. Не ты от него зависишь, а он от тебя. Он со всеми своими финансовыми потрохами в твоих руках! – Николай торжественно встряхнул папку. – Ты можешь одним взмахом пера устроить ему такой карьерный триллер, что бедняга не скоро забудет! Мы поставим их на место, Катя, – я тебе это обещаю! Эх, Катька! Ты же знаешь, что у тебя всегда есть я! А вместе мы что?
– Ну, сила... – грустно улыбнулась Катя.
– Именно! Ударим Жданова по самому больному месту – по карману! Ну что, действуем? – решительный настрой делового партнера пугал осторожную Катю.
– Не знаю... Поговорим об этом завтра!
Николай ушел, а Катя продолжала неподвижно сидеть на диване.
Пришла пора принимать решение.
Почему все повторяется? Почему опять на ее пути появился человек, которому безразличны ее чувства – ее любовь, нежность, доверие... Ведь это самое главное! Андрей с самого начал был слишком хорош для нее. И слишком похож на Дениса...
Она уже во второй раз, как завороженная, позволила мужчине, похожему на ее выдуманный идеал, манипулировать собой.
Она с легкостью прощала Андрею все недостатки, сносила крик и унижения...
Он даже никогда не пытался казаться приятным. Но Кате нравилось считать, что таким образом проявляется его искренность – в любой жизненной ситуации он оставался самим собой. А ведь все это время Катерине было всегда хорошо с ним, и она принимала его любым.
«Ничему-то меня жизнь не учит, – грустно подумала она. – Правильно Коля сказал: люди совершают ошибки, чтобы на них учиться. И дело даже не в Денисе с его пари... И не в Андрее, который так жестоко воспользовался мной. Просто я  всегда была такой...
Только папа всегда считал меня самой красивой. Когда он называл меня при посторонних красавицей, мне хотелось сквозь землю провалиться!
Я думала, что, когда вырасту, все само собой изменится, все проблемы останутся в детстве. Но детство давно кончилось, а я так и осталась той маленькой одинокой девочкой...»

ГЛАВА 31

Новый рабочий день хмурая Катерина начала с большой ревизии. Она открыла ящик стола, в котором хранила подарки и памятные вещицы Андрея, и принялась разбирать их.
Памятники лжи и лицемерия один за другим летели в корзину безо всякой пощады.
Затем она подняла телефонную трубку и набрала номер:
– Доброе утро, это Пушкарева. Попросите, пожалуйста, уборщицу подняться, у меня накопилось много мусора, от которого я хочу избавиться...
– Доброе утро, Катюша, – услышала она бодрый голос Юлианы, стоящей в дверях.
Цветущая, дородная Виноградова бодро протиснулась в Катину каморку.
– Доброе утро, – мрачно ответила Катерина.
– О! Кажется, кое у кого оно не очень доброе... Виноградова прошлась по комнате и увидела ворох игрушек в мусорной корзине.
– Остатки былой роскоши? – спросила она. Катя рассеянно кивнула.
– Дорогая, ну зачем же так категорично? – Юлиана подняла за ухо упитанную розовую мышь. – Они ни в чем не виноваты. А любовь... Любовь – как американские горки. Ты взлетаешь на самый верх, и кажется, ты уже в небесах, но сразу же начинаешь стремительно падать вниз по петле – – таков закон жизни!
– Да? И что же делать, когда сталкивают вниз? Терпеть?
– Иногда приходится и терпеть. Гордость – штука, конечно, полезная, но надо учиться давать людям шанс. И вот еще что: семь раз отмерь, а отрезать всегда успеешь...
– Доброе утро! – В кабинет вошел Жданов. Юлиана обернулась к двери.
Катя вздрогнула, как будто от удара током, но собрала волю в кулак и шепотом повторила:
– А отрезать всегда успею...
Юлиана энергично кивнула и вышла к Жданову.
А Катя обнаружила на столе очередное художественное послание.
«Какой из текстов он использует на этот раз? Например: «Я провел бессонную ночь в мечтах о тебе. Сгораю от страсти. Жду не дождусь вечера. Целую. Твой А.?»  – мысленно предположила она и саркастически ухмыльнулась.
Она раскрыла открытку. Угадала слово в слово! Катерина взглянула на отделявшую ее маленькую комнатушку от кабинета Жданова хлипкую дверь. И едва сдержалась, чтобы не запустить в нее тяжелой папкой! И даже не знала, чего ей сейчас больше хочется: громко закричать, протестуя против этой наглой лжи, или рассмеяться! Но на глазах все же выступили слезы. Совершенно не вовремя – в Катино убежище робко заглянул Жданов. В скудно освещенной каморке ему показалось, что за толстыми стеклами Катиных очков блеснули слезы.
– Катя! Вы плачете? – удивился он, приблизился и заботливо уточнил: – Что случилось? Вас кто-то обидел?
– Вы... – Она вдруг вспомнила совет Юлианы, собралась с духом, взмахнула в воздухе открыткой, прикрыв искаженное борьбой чувств лицо. – Я имею в виду э-э-это из-за вас... то есть ваша открытка – там такой текст... трогательный... до слез.
– Уже не знаю, радоваться или нет, – растерялся Жданов – он считал стихоплетство Малиновского глупостью, брал открытки из пакета строго по номерам и дарил Кате, даже, не читая! – Я совсем не хотел, чтобы вы плакали! Мне бы хотелось написать... Совершенно другое! Но я не могу подобрать нужных слов.
– Все, не нужно больше комплиментов, – растерянно пробормотал Жданов. – У нас совещание...Идем совещаться?
Он быстро вышел из комнаты. Катерина встала, швырнула открытку в урну и поспешила за ним.
Обсуждение будущей сделки прошло отлично. Можно было рассчитывать, что первая партия высококлассных тканей поступит в Производственные цеха в самое ближайшее время. Участники совещания шумно отодвигали стулья, стараясь поскорее разбежаться по своим отделам – уже забрезжил обеденный перерыв. Только Катя продолжала задумчиво выводить в блокноте затейливые вензеля.
– Удачный контракт нужно отметить, – весело начал Жданов, присаживаясь рядом. – Сегодня, вечером презентация у Анастасии Волочковой. Надеюсь, вы не забыли? Я сделаю все, чтобы этот вечер оказался для нас особенным!
– И я постараюсь, – Катя загадочно улыбнулась в ответ.
В висках стучали циничные слова, из Роминой инструкции: «А завтра можно вывести ее на вечеринку к Волочковой. Вряд ли кому-то придет в голову заподозрить вас в связи. Там ты зарядишься небольшой порцией допинга... и после этого повезешь ее на сеанс любви».
Ну почему же ей всегда так не везет? Она вздохнула и решила – я буду бороться! Я больше никому не позволю манипулировать мной!
Жданов на ходу подписывал какие-то контракты за стойкой Татьяны. И Татьяна, нимало не стесняясь шефа, окликнула решительно вышагивающую в такт собственным тяжелым мыслям Катерину:
– Кать, тебе только что твой любимый звонил!
– Кто? – не поняла Катя.
– У тебя их много? Коля твой – вот «кто»! Николай Зорькин.
Андрей сразу насторожился. Катерина заметила его нервозность, с подчеркнутой небрежностью махнула рукой:
– А... Да, спасибо. Я ему перезвоню.
Сделала еще несколько шагов и поняла – у нее тоже есть план. План мести!
Она вернулась в свою каморку и задумалась. Вскоре к ней заглянул Жданов.
– Катенька, наши планы не изменились? Вы сможете остаться... на всю ночь?
– Конечно. Андрей... а куда мы поедем?
– Предоставьте это мне, – уверенно заявил опытный соблазнитель.
– Вот и чудесно. Я знала, что вы умеете решать самые сложные проблемы, – в ее голосе проскользнули язвительные нотки.
– Нет, вы все-таки сегодня совсем не такая, как обычно... Какая-то странная.
– Я всегда не такая, как другие, – вздохнула Катя, это действительно было правдой, – только... Мне сначала нужно позвонить домой.
На этот вечер, третий их совместный вечер Жданов возлагал особые надежды! Третий вечер – это их первый юбилей... Но как он ни старался, ему так и не удалось заметить, на лице Кати обычного радостною оживления. Она демонстративно потянулась за телефонной трубкой. Андрею пришлось выйти...
Вместо домашнего Катерина сразу же набрала телефонный номер Зорькина и договорилась с Николаем, что вечером он тоже придет на вечеринку к Волочковой.
– А как ты меня представишь? Хотя бы предупреди – кто я на этот раз? Друг, директор «Ника-моды», жених?
– И тот, и другой, и, наверное, даже третий, – вымученно засмеялась Катя. – Я тебя жду, не опаздывай!
– Не опоздаем. Втроем и подъедем. Друг, директор и жених...
Она положила трубку, выглянула в кабинет и развела руками, усыпляя бдительность Жданова. Сказала, что ей, как всегда, пришлось отпрашиваться у папы. Только вот не успела переодеться. Сегодня день сюрпризов – подумал Жданов – Кате удалось удивить его в третий раз! Он вспомнил инструкцию Малиновского и поспешил сделать Катерине комплимент:
– Вы и так замечательно выглядите!
– Неужели? А если присмотреться повнимательней?
Она мстительно думала: «Присмотритесь, Андрей Павлович, – это же я, Катя Пушкарева, уродина и страшилище! Я, та самая Катя, над которой вы с Романом Дмитриевичем так удачно посмеялись! Что, удивлены? Я знаю все про ваш план, знаю каждый ваш шаг! И я смогу себя защитить! Сделать так, чтобы вам никогда больше не пришла в голову фантазия издеваться над теми, кто не сможет достойно ответить...»
Только они выехали из гаража, а у Жданова уже вовсю трезвонил телефон. Андрей беззвучно пробормотал стандартную вежливую формулировку извинения, специально для таких случаев, и, не дождавшись дежурного Катиного кивка, поднес трубку к уху:
– Да, Кира, ты меня поймала по пути на презентацию. Со своей верной спутницей. Ну, конечно, с Катей. Поеду домой, что же еще.
Он убрал мобильник и пожаловался:
– Всевидяще око! От нее не скроешься.
– А зачем вы сказали Кире Юрьевне, что едете на вечер со мной?
– Ну, это же не секрет, что вы сопровождаете меня на многих официальных мероприятиях. К тому же, зачем скрывать? Кира и не подумает ревновать меня к тебе.
– Удобно, – заметила Катя и посмотрела на Жданова новым, мудрым взглядом, от которого Андрею стало не по себе: – Никому и в голову не придет ревновать кого-то ко мне.
Катя сама удивлялась, что после всего случившегося может спокойно говорить с ним, сидеть радом в машине. Как, оказывается, просто устроить такой спектакль! Только теперь роли в нем поменялись. И она знает свою роль, а Жданов – нет.
Андрей сосредоточенно смотрел на дорогу. Катерина молчала. Жданов почти физически ощущал, как в салоне сгущается незнакомая напряженная атмосфера. Прежде чем выйти из машины, он обернулся к Кате:
– Катя, я не двинусь с места, пока вы мне не ответите честно на один вопрос!
– Да?
– Что с вами происходит? – Жданов пытался угадать ответ по ее лицу.
– Со мной? Ничего. Все нормально.
– Нет. Раньше, когда мы куда-то ехали вдвоем, вы так радовались, а сейчас сидите такая далекая. Что-то случилось с родителями? А может, я сделал что-то не так?
– Нет, вы такой же, как всегда – заботливый, нежный, открытый, – скороговоркой перечислила Катя и, отвернувшись от Жданова, устремилась в отель.
Они вошли в холл. Просторное помещение было украшено светлыми атласными драпировками и живыми лилиями. Точно такой же цветок, только тончайшей ювелирной работы, с бриллиантовой россыпью украшал сложную вечернюю прическу Анастасии, подчеркивая грациозную линию шеи. Здесь уже толпился народ. Профессиональные светские львицы позировали фотографам из глянцевых журналов, случайные гости стремились пробраться к богатому буфету, а деловые господа обсуждают условия будущих сделок. К Андрею подошла Волочкова.
– Ну что же, друзья, мои, я рада встрече! И хочу представить вам Президента ювелирного дома «Доминик» – Доминик Дюбуа. Именно она создала всю эту роскошь! – Волочкова грациозно указала на витрины, где на черном бархате искрились ювелирные шедевры. – А это господин Жданов – президенткомпании «Zimaletto».
– О-о-о, мсье Жданов. Я много слышала о вac, – Доминик говорила по-французски, а переводчик уныло бубнел рядом, лишая текст эмоциональных красок.
– Не верьте никому, на самом деле я хороший! – обворожительно улыбнулся Андрей.
Француженка мило засмеялась, но звук ее смеха заглушил громкий хохот Кати.
– А это... моя помощница, – смущенно представил Жданов.
Катя сквозь смех начала говорить по-французски:
– Катерина. Пушкарева. Добрый вечер. Рада познакомиться с вами. Мой шеф такой забавный. Я постоянно смеюсь над его шутками.
– О, вы говорите по-французски – как мило, – оживилась Доминик: ее переводчик такой зануда! – У вас прекрасное, прозношение?
Доминик пообещала вернуться и отправилась, общаться с прессой. Волочкова поймала Андрея под локоток и полюбопытствовала, почему нет Киры.
– Кира в Праге, так что временно, я тоскую в полном, одиночестве, – романтически вздохнул Жданов. – Но я обещал рассказать ей по телефону все, что здесь увижу! – Андрей полез в карман. – Вот ведь. Нет мобильного. Теперь ни я, ни она не сможем найти друг друга. Где же он?
– Мне кажется, вы могли забыть его в машине, – подсказала Катя. – Я принесу, Андрей Павлович, не беспокойтесь. Мне бы не хотелось, чтобы вы весь вечер переживали, что вас не может отыскать Кира Юрьевна. Такой мужчина, как вы, не может надолго оставаться без связи!
Катя невесело усмехнулась и отправилась на стоянку. Она быстро отыскала мобильник, но возвращаться к Жданову не торопилась. Пробралась через плотную толпу гостей и журналистов и обратилась к беззаботно болтавшим Волочковой и Доминик.
– Мне неловко, но я хочу попросить об одолжении, – смущенно начала Катерина. – Можно распорядиться, чтобы сюда пропустили одного молодого человека? Это мой друг – финансовый директор компании «Ника-мода».
Анастасия сразу обнадежила Катю:
– Назовите мне его фамилию. Я сейчас же распоряжусь внести его в списки гостей!
– Спасибо, его зовут Николай Зорькин. Только у меня большая просьба: Андрей Павлович не должен узнать о том, что придет мой жених.
– Катя, почему вы прячете своего жениха? – поинтересовалась заинтригованная Доминик. Любовная интрижка в высшем свете – это так по-французски! Совершенно как у Бомарше! – Хотите сделать сюрприз? Или ваш шеф еще не знает, что вы помолвлены?
– Нет, нет, все гораздо пройде, – оправдывалась Катя – ей почти не приходилось играть, сегодня тот редкий день, когда можно позволить себе говорить правду! – Мой шеф – тиран и деспот. Он очень болезненно реагирует, когда на официальные мероприятия сотрудники приглашают своих друзей или знакомых.
– Но вы пригласили своего жениха! Жених – совсем другое дело. Месье Жданов с ним знаком? – не унималась новая французская знакомая.
– Он наслышан о нем, но... лично они не знакомы.
– А не проще ли познакомить их? – удивилась француженка.
– Нет, нет, Доминик! – взмолилась Катя. – Пожалуйста, не выдавайте меня!
– Успокойтесь, я буду молчать даже под пыткой, – рассмеялась владелица ювелирного дома.
Кате было весело и тревожно: ее план мести начал осуществляться!
«Не давай ему причины думать, что ты одинока, что на нем свет клином сошелся! Нужно показать ему, что у тебя все в порядке, – повторяла она в качестве аутотренинга. – Пусть знает – независимо от того, как ты выглядишь, у тебя море поклонников, и думать о нем тебе просто некогда! Ни один мужчина не может спокойно выносить, когда его женщина принадлежит другому!»
– Екатерина Валерьевна, я здесь! – Зорькин, как ветряная мельница, размахивал руками у входа.
– Вам уже звонили насчет Николая Зорькина? – уверенно, как настоящая гранддама бизнеса, осведомилась Пушкарева у служащего.
– Да, разумеется. Господин Зорькин, прошу, проходите. Катя лихо взяла Николая под руку.
– Пошли! Расскажу твои функции, жених... Не отходи от меня ни на шаг. Не глазей по сторонам. Уйдем вместе....
– Хороший план. Только к чему все это?
– Я хочу заставить Андрея Палыча меня ревновать!
– Ревновать? Нет, я, конечно, сегодня неотразим, но...
– Да нет же! Я не эту ревность имею в виду! Я хочу, чтобы, глядя на нас, он... Чтобы он побеспокоился.

ГЛАВА 32

– Финансовая ревность? – восхитился Николай и приосанился. – Это будет новое слово в мировой экономике!
– Андрей Павлович, с сегодняшнего вечера будет привыкать к новой жизни – в которой нет места адреналиновому голоду! Теперь он будет постоянно переживать за свою компанию, которая оказалась в наших руках. Понимаешь?
Зазвучали торжественные музыкальные аккорды, погас свет, и прожектора осветили подиум, на котором стояла Доминик Дюбуа с раскрытым ювелирным ларчиком в руках.
– Добрый вечер, дамы и господа! – открыла ока официальную презентацию. – Мы рады приветствовать вас на празднике красоты и изящества! С гордостью представляю вам новую ювелирную коллекцию нашего именитого дома, на создание которой нас вдохновила ваша прекрасная соотечественница – госпожа Волочкова! Она любезно позволила дать коллекции свое имя – «Анастасия»! Приятного вам вечера!
Раздались аплодисменты, затем полилась классическая музыка, и начался показ ювелирных безделушек. Стройные девушки в сдержанных черных вечерних платьях, оттеняющих блеск бриллиантов, одну за другой выносили бархатные подушки и прозрачные ларчики, где покоились маленькие шедевры, созданные мадам. Доминик.
Жданов озирался по сторонам в поисках Кати. Куда могла запропаститься его преданная помощница: то прилипает к нему, как тень, то ищи со свечкой! Среди гостей он отчаялся отыскать Пушкареву своими силами и отправил на ее поиски Викторию Клочкову, которая всегда посещала подобные мероприятия. Она-то и сразила Жданова новостью:
– Андрей, я нашла Пушкареву. Знаешь, что она мне сказала? – Виктория широко открыла глаза, как будто речь шла о встрече с привидением. – Что занята! И еще добавила: передай нашему президенту, что подойду, когда освобожусь.
Жданов оторопел, непонимающе уставился на Вику и только потом принялся выяснять подробности:
– А что она... Где она? С кем?
– У нее сейчас новая тема. Появилась Татьяна Лазарева, и наша Пушкарева буквально в нее вцепилась, – Виктория указала в сторону небольшой оживленной группы.
Катя действительно стояла рядом с Татьяной Лазаревой и беседовала с известной телеведущей, как с доброй знакомой:
– Я на таких показах чувствую себя как-то... – Катя поежилась. – Не знаю... не на своем месте!
– Да не комплексуйте, девушка, – ободрила ее энергичная Татьяна. – Вам важно мнение кого-то из этих людей? Хотя я вас понимаю. Сама через это прошла. Меня тоже долго в таких ситуациях буквально озноб пробирал. Я же неудачницей была, вернее, сама себя такой считала. Можете себе представить: одна в чужом городе, без жилья, без гарантий, что будет работа, зато с маленьким ребенком на руках.
– Ужас какой!
– Почему ужас? Можно пережить все – несчастье, предательство. Нельзя только делать вывод, что на этом жизнь заканчивается, и складывать лапки! Надо выкарабкиваться!
– А как пережить, если над тобой очень зло посмеялись? – спросила Катя. – Я вообще-то привыкла, что надо мной смеются.
– А пусть смеются, – махнула рукой Лазарева и сама рассмеялась. – Надо самой смеяться громче всех. Я, например, просто смех в профессию превратила. Не давайте никому спуску, и все получится. Скажите, а кого это вы все время высматриваете?
– Николая, своего жениха.
– Познакомите?
– Вы действительно хотите с ним познакомиться?
– А почему нет? У него что, есть ярко выраженные дефекты? – Татьяна состроила смешную рожицу.
Зорькин стоял возле подиума. Катя и Татьяна направились к нему.
– Что за тип рядом с Катей? – подозрительно спросил Жданову Виктории.
– Не знаю, – пожала плечами та.
Световые пушки выхватили в зале Лазареву. К ней подошла ассистентка мадам Дюбуа и протянула открытый футляр с браслетом. Татьяна подняла его над головой, демонстрируя публике; взяла за руку Катю и втащила ее в луч света. Николай зааплодировал. Со всех сторон засверкали вспышки фотокамер.
Даже для воинственно настроенной Кати эта публичная акция оказалась слишком яркой! Она встревоженно схватила Зорькина за руку и прошептала:
– Все, Зорькин, уходим. Жди меня здесь. Мне еще нужно попрощаться с Андреем Павловичем, – Катерина ринулась в толпу.

– Ну, наконец-то! – обрадовался Жданов. – Куда вы подевались? Я весь вечер вас ищу!
– Андрей Павлович, я подошла попрощаться. За мной заехали.
– Ваш папа? Если не ошибаюсь, Валерий Сергеевич?
– Нет, Коля. Мой Николай.
– Николай? – Он недоуменно оглядывался по сторонам. – Понятно... Нет, ни черта не понятно! Мы же договорились провести этот вечер вместе! Вы ничего не хотите мне объяснить?
– Поздно уже, Андрей Павлович. Давайте отложим разговоры на завтра!
– Нет, мы все-таки поговорим! Здесь и сейчас! – Жданов не мог кричать в таком людном месте, но крепко схватил Катю за руку и поволок в холл. – Пошли.
– Почему вы так со мной разговариваете? Скажите, для вас совсем не важно, что я ждал этого вечера? Вам так хочется поехать с Николаем?! – накинулся он на бедную девушку: – Катя, посмотри мне в глаза! Что с тобой происходит?!
– Все, господа, теперь банкет! Столы уже накрыты! – Волочкова придерживала шуршащий подол длинного вечернего платья и приглашала гостей в зал ресторана. Заметила Катю и Жданова и поманила их: – Катенька, Андрей, пойдемте.
– Спасибо, но мне пора идти. Приятного вечера! – улыбнулась Екатерина и растворилась в толпе.
– Нет, Катя, погодите! – С этой минуты для Жданова больше не существовало других женщин! Все эти напыщенные особы только мешали ему уследить за Катей!
Катерина растерянно остановилась в центре пестрой толпы – Зорькина не было в условленном месте!
– Куда же подевался этот Николай – угодник дамский?
А скромный Николай в это время завлекал в сети саму Анастасию Волочкову!
– Я следил за вами весь вечер. У меня к вам несколько деловых, предложений. К сожалению, у меня очень жесткий график, но мы могли бы, встретиться, обсудить...
– Господин... – Анастасия взглянула на визитку. – Зорькин? А я вас знаю. Вы жених Кати Пушкаревой?
– Я? А... ну, да... конечно... жених, – тут Николай заметил, что его просто пожирает глазами Вика Клочкова, и поспешно выхватил мобильник: – Алло! Машина, у входа? Все, я выхожу!
Он попятился к дверям.

Катя выглянула на улицу, но и там Николая не было. Она вернулась в холл и снова столкнулась с мадам Доминик.
– Доминик, я вам очень признательна, вечер был замечательный.
– Катя, вы уже уходите?
– Да, меня ждет мой молодой человек...
– А как Андрей? Ваш маленький план удался? Спасли своего жениха от гнева шефа?
– Грозный шеф охотился за мной весь вечер, – хихикнула довольная Катя.
– А мне Андрей показался милым и обаятельным. У такого мужчины должно быть много поклонниц, а он охотится за вами. Это что-то значит! Он ценит свою помощницу! – многозначительно подмигнула Катерине Доминик.
– Мадам Доминик, он идет сюда! Я вас умоляю: вы меня не видели! – пролепетала Катя, завидев Жданова, и снова нырнула в толпу.
– Мадам Дюбуа... – Жданов и знал-то по-французски всего десяток фраз, но от волнения забыл даже их! – Э-э-э... Пардон, шерше ля фам, Катя? Мой помощник, ассистент. Вы ее не видели?
Француженка развела руками и даже покачала головой, чтобы он окончательно убедился – она ничего не знает!
– Окей, пардон, Доминик... – расстроился Жданов и продолжил поиски.
Николай пробирался сквозь толпу к выходу.
– Какая встреча! Господин Зорькин? – услышал он за спиной обожаемый сладенький голосок госпожи Клочковой.
– Да... – обернулся он к Вике и неумело поклонился. – Финансовый…
– Знаю, знаю! – хищно улыбалась Вика. – А я представляла вас совсем другим.
– Да? Я тоже представлял себя иначе. Я олигарх новой формации! – нашелся остроумный Зорькин.
– После нашего телефонного разговора я все жду и жду, когда же Николай Зорькин созреет и пригласит меня на чашечку кофе? – мурлыкала многоопытная соблазнительница.
– Вика, ты Катерину не видела? – рядом материализовался Жданов.
– Нет, но ее жених наверняка знает, где его невеста!
– Жених? Где он?
Андрей вертел головой в поисках угрожающей мощной фигуры и не обращал внимания на стоящего прямо перед ним Николая.
– Да вот же он! Перед тобой! – Вика стряхнула с Колиного лацкана воображаемую пылинку.
Зорькин и Жданов изучающе смотрели друг на друга.
– Николай Антонович Зорькин, – первым протянул руку Коля. – Финансовый директор компании «Ника-мода».
– Андрей Жданов. Президент «Zimalettо», – пожал руку соперника Андрей.
– Очень приятно. Я вот тоже Катерину ищу. Говорят, она вышла на улицу. Пойду, посмотрю. Приятно было познакомиться.
Зорькин поспешно высвободил руку из спортивного захвата конкурента и исчез из поля его зрения.

– Где тебя носит?! – Катя строго отчитывала «жениха».
– То же самое я могу спросить у тебя! – слегка повысил голос воспитанный Николай. – Ты еще только невеста, а уже от меня бегаешь. Что же потом будет? Даже Жданов спрашивал, куда ты делась!
– Ты говорил с Андреем?
– Говорил и даже жал ему руку! – гордо ответил Коля, продемонстрировал Кате пострадавшую кисть. – Нас, между прочим, познакомила Виктория.
– Ты и с ней успел пообщаться?
– Если бы ты привязала меня к какой-нибудь трубе в подвале, – весело сказал он, – может, я и не увидел бы здесь никого!
– В следующий раз я так и сделаю, – пригрозила Катя.
– Все, я устал, – обиделся Николай. – Весь вечер на арене. «Смертельный номер: под куполом цирка жених Пушкаревой»!
– И ты оттуда, сверху, солидно разбрасываешь свои визитки... – улыбнулась девушка. – Пойдем, а то уже люди смотрят!
Она развернула Николая к выходу и слегка подтолкнула в спину. Когда совершенно обессилевший от поисков Жданов выскочил нз отеля, он смог пронаблюдать, как две знакомые фигуры удаляются в ночь...
Они сидели на кухне у Пушкаревых. Отыскали вчерашние пирожки – еще мягкие и очень вкусные, заварили чай и обсуждали план дальнейших действий. Расстроенная Катя попеняла на то, что друг все-таки связался с Викой. Может быть, он это делает назло ей?
– Вот уж нет, я здесь ни при чем. Она сама меня нашла.
– И как же она тебя узнала? По походке? – язвительно поинтересовалась Катя.
– Есть вещи, недоступные человеческому разуму, – философствовал Николай. – Мы должны были встретиться, и это произошло. Это судьба, понимаешь, Пушкарева?
А свое конкретное задание я, кстати, выполнил с честью. Теперь Жданов понял, с кем имеет дело.
– Погоди, ты что-то ему сказал? – заволновалась Каверина.
– Я пожал ему руку, посмотрел ему в глаза, и он сразу потерял дар речи.
– Ты с ума сошел! Я разве просила тебя смотреть ему в глаза?!
– Знаешь, в следующий раз поищи себе слепого жениха, – обиделся Коля. – Кстати, мне показалось, что он сильно волновался. Как герой мелодрамы, знаешь? Кать, чего молчишь? Ты когда-нибудь скажешь Жданову, что все знаешь о его обмане?
– Он сам должен признаться, а если нет, то я... – Она тяжело вздохнула и закрыла глаза. – Так хочется все бросить... будь моя воля, уехала бы далеко-далеко...
– Вместе поедем. Только сначала ты отнимешь у него компанию!
– Она и так моя. По документам.
Катя загадочно посмотрела на друга, выдержала драматическую паузу и торжественно сообедила, что руководство фирмы «Ника-мода» приняло решение купить машину представительского класса. И завтра Николай займется этим первоочередным делом.
– Найдешь машину, позвонишь и назовешь цену, – приказала она.
Коля подпрыгнул чуть не до потолка, сшиб табуретку, упал на колени и воздел руки к небу:
– С крутой тачкой Вика точно будет моей!
Глядя на друга, Катя позавидовала его наивности и вздохнула.
Наконец, после бурной сцены восторга и признательности, Пушкарева выпроводила друга и легла. В тишине она думала о том, как резко меняется ее судьба. Оказывается, она сильная. Смогла отказать .Андрею, показать, что она больше, чем его собственность, не просто инструмент – безмолвным и безотказный.
– Теперь я знаю, что чудес на свете не бывает. Точка. Катя перекатилась на спину. «Больше всего на свете мне хотелось поехать с вами, Андрей Павлович! Но я сильная. Я смогу не думать о вас, я прикажу себе забыть вашу улыбку, ваши грустные глаза и сильные руки. Ваше дыхание, зaпах... У меня получится. Вот увидите, господин Жданов. У меня все получится...»

0

13

ГЛАВА 33
Катя, как обычно, заняла свое рабочее место без четверти девять. Включила компьютер. Просмотрела электронную почту и достала, из ящика копию «инструкции». Надо посмотреть какими откровениями порадует ее Андрей Павлович сегодня. «Открытку номер три вручишь только в том случае, если ночь вы проведете вместе, и у тебя даже что-то получится. Ты уж постарайся, чтобы получилось. А главное – чтобы ей понравилось» . Губы предательски задрожали, но в кабинете Жданова раздались знакомые – такие знакомые! – шаги. Катя поспешно взяла себя в руки, спрятала листок в карман.
– Катя... здравствуйте, – против обыкновения Андрей первым заглянул к ней. – Мне нужно с вами поговорить...
– Андрей Павлович, у вас какие-то проблемы?
– Верно, Катя. Вашими стараниями...
Со вчерашнего вечера он мучился из-за ее отказа, но тупую боль уязвленного самолюбия заглушал куда более громкий голос ревности. Он не может винить наивную, простодушную Катю! В его вчерашнем поражении виноват этот невзрачный Зорькин. Это он закружил Катерине голову, увлек ее. Но как она могла предпочесть ему – Жданову – другого мужчину? А может быть, в его вчерашнем предложении провести ночь вместе просто недоставало романтики?
– Я не понимаю. Вы можете объяснить, что случилось?
– Я сам жду объяснений! Объясните мне, Катя, я так и не понял – что произошло?
– Не знаю. Мы с Колей уехали рано. Решили поужинать в ресторане. Поэтому я не в курсе. А разве там случилось нечто экстраординарное?
– А как же наши планы?! Мне кажется, мы потеряли нечто очень ценное. Потому что есть вещи, которые нельзя повторить, нельзя вернуть.
– Не страшно, – небрежно отмахнулась Катя. – Встретимся в другой раз!
Андрей обмер. Может быть, ему послышалось? В другой раз? И она так спокойно, равнодушно об этом говорит? Он подавленно замолчал.
Катя стала буднично перечислять дела. О том, что пришло письмо из «Лловдбанка». Они готовы дать очередной кредит. Нужна подпись Андрея, и она протянула подготовленный листок, Жданов с горечью взглянул на него.
– Еще одна долговая расписка. Когда же закончится эта финансовая кабала! Сколько можно? Я уже столько расписок подписал, что потянет на толстую книгу. Кончится тем, что количество долгов превысит стоимость компании!
Катя терпеливо пояснила.
– Для того чтобы «Ника-мода» перечислила «Zimaletо» деньги на новую коллекцию, нужна гарантия. Это обычное требование банка. Вероятно, у вас есть основания мне не доверять, – холодно предположила она.
– Я этого не говорил, – парировал он и подписал документ. – Более того, все мои действия, Катя, свидетельствуют о моем доверии к вам – практически безграничном! Вы оказались единственным человеком, которому я мог доверить свою фирму. И ни разу об этом не пожалел.
Андрей не понимал, что происходит. Еще недавно эта девушка была для него незаменимой помощницей, советчиком, источником оптимизма и надежды! В их отношениях появилась трещина? Он чувствовал, что эта трещина вот-вот превратится в пропасть!

– А где оркестр и ковровая дорожка?! – воскликнул Роман, объявившись на пороге кабинета Жданова. – Не ждали?
Андрей встал и обнял друга. Еще как ждали! Он с облегчением отправил в мусорную корзину последнюю неиспользованную открытку.
– У нас смена репертуара? – озабоченно следил за его движениями Роман.
Жданов кинул опасливый взгляд на двери Катиного скромного пристанища и горячо зашептал, что пьеса та же, но зато прибавилось претендентов на главную роль. А он – не народный артист, он всего лишь бизнесмен! Наверное, поэтому прошлую ночь он провел в гордом одиночестве. На презентацию они пришли вместе, а потом все полетело к черту. Катя променяла Жданова на другого. Она притащила с собой жениха, преспокойно укатила с ним в ресторан.
– Только не говори, что имя этого злокозненного субьекта – Николай Зорькин! – закатил глаза Малиновский.
– Я и не говорю. Ты это сказал. И угадал! Приз – в студию, – Андрей подражал Ромкиным шуточкам, стараясь заглушить боль и разочарование.
Жданов ни словом не обмолвился Роману о том, что его мучает самая вульгарная, жгучая и пошлая ревность! Больше всего сейчас он жалеет не о том унижении, которое ему пришлось перенести, а об упущенной возможности снова погрузиться в мир страстей и грез вместе с Катей и вынырнуть из ее постели обновленным человеком! Он чувствовал, что лишается последнего островка человечности, к которому можно было припасть в тяжелый момент.
Они разговаривали тихо, но тренированный слух Кати все равно отчетливо улавливал каждое слово! Она горько улыбалась.
Главное – сегодня она подписала у Жданова еще одну долговую расписку на очень значительную сумму. Ей надо быть во всеоружии, чтобы защитить себя! Она еще не знает, как далеко могут зайти эти люди! Они рассчитывали дергать ее за ниточки, как кукловоды марионетку. Но хорошо посмеется тот, кто будет смеяться последним. А последней будет она!
А приятели продолжали с упоением сочинять тексты для открыток.
– Читай, наслаждайся, – Роман протянул другу очередной шедевр. – Ты, главное, особо не заморачивайся. В отношениях между, извиняюсь за выражение, влюбленными должна быть эдакая легкость. Сквознячок...
– Полцарства отдал бы за то, чтобы ты оказался на моем месте, – признался Андрей.
– Дружище, мечтать будем потом. Да и царство у тебя – знаешь, стало жидковато! Я бы не взял даже половину! Так что надо действовать! Мы не знаем, что сейчас замышляет Зорькин. Но мы все равно должны быть на шаг впереди!
Жданов вздохнул и достал ручку.
Через десять минут он зашел в Катину каморку и протянул ей нарядную открытку.
– Катя, вот. Это вам, – и опустил глаза.
– Спасибо, Андрей Павлович, – резанул Андрея лед ее тона.
Катя не решилась читать открытку при Жданове – она еще не научилась контролировать эмоции до такой степени! Напрасно Андрей неловко топтался в крошечной комнатке несколько минут, ему пришлось выйти, так и не дождавшись эффекта. Катерина посмотрела на открытку, как на мину замедленного действия. Осторожно взяла в руку и хотела, не читая, отправить в мусор. Но любопытство оказалось сильнее гордости:
«Никогда раньше не жалел, что не умею читать чужие мысли. Что с тобой происходит, Катя? Я не понимаю. Ты совсем рядом. Нас разделяет всего лишь стена, но я чувствую, как она становится все толще и толще. Неужели тебе не жаль той ночи, которую мы потеряли?! Тебе все равно? А мне очень грустно, когда я думаю о нас. Я надеюсь, что мы снова будем вместе. Не отталкивай меня – пожалуйста! Я очень тебя люблю. Твой A.».
Катя потрясенно закрыла глаза. Неужели можно так цинично врать?

Андрей с нетерпением ждал, когда Катя выберется в кабинет. Наконец она появилась. Он, как школьник, сделал вид, что занят расчетами.
– Андрей Павлович, – обратилась к нему девушка.
Он широко улыбнулся и оглянулся. Ну вот, сейчас они помирятся, и все будет как раньше! Все будет хорошо...
– У вас есть срочные поручения для меня? Я хотела бы уехать на обед... – сообщила она. – Коля позвонил так неожиданно. Сказал, что хочет сделать мне сюрприз.
– Идите, конечно, – растерянно ответил он.
– Ой, чуть не забыла... – обернулась она в дверях. – Спасибо за открытку! Очень проникновенно.
Жданов ничего не понимай. Только чувствовал, что ситуация вышла из-под контроля. Похоже, этот Коля заполнил собой все мысли глупой, наивной девчушки! Дело плохо – даже открытка не помогла! Она снова укатила со своим Николаем. Как будто делает это назло! Что с ней происходит?
А Катя и Николай отправились покупать машину. Добросовестный Зорькин выбрал самый шикарный экземпляр в городе! Галантно распахнул перед Катей дверцу, поддержал за локоток, пока она неловко усаживалась на высокое переднее сиденье джипа, а сам занял место водителя.
– Как тебе наша будущая собственность? – поинтересовался он.
– Ты с ума сошел! Она стоит целое состояние. Кстати, сколько?
Коля назвал цену и самодовольно добавил:
– Дорого, конечно! Но мы можем себе это позволить. В крайнем случае, возьмем кредит года на три или на пять. Будем выплачивать потихоньку. Заработаем, не бойся. Ведь у нас есть головы на плечах. И в головах не пусто. Согласна? Тебе нравится?
– Очень, – призналась Катя. – Но... Может, она для нас слишком шикарная?
– А что мешает нам стать такими же шикарными?! Раньше мы выглядели под стать троллейбусам, на которых катались. Такие же измученные, уродливые, скособоченные. А теперь есть стимул измениться.
– Денег мне жалко. Их можно пустить на новую коллекцию «Zimalettо». Ведь это на самом деле не наши деньги.
– Ошибаешься, дорогая, – твердо возразил Николай. – Это я их делаю. Я играл на бирже. А твой Андрей палец о палец не ударил! Так с какой стати мы будем отдавать ему нами заработанные деньги?! Мы и сами найдем массу способов их потратить.
– Стоит ли? Может, купим что-нибудь скромнее?
– Скажи честно, Пушкарева, неужели тебе уже расхотелось шикануть перед ними? Они с тобой так поступили только потому, что ты не похожа на них. Ты не просто не красивая, ты еще и нищая!
Катя вздохнула. Ей нечего было возразить. А Коля продолжал искушать. И она – бледная моль – прикатит на шикарной тачке! Такой, что всем будет завидно! Какие у них будут физиономии? Да они просто дара речи лишатся! Будут мычать и показывать на Катю пальцами. А еще – вытаращат глаза от удивления. Пускай помучаются. Таких подлецов надо наказывать! Пусть знают, что в конечном итоге побеждают те, у кого есть мозги. А деньги – дело наживное. Как любовь – приходят и уходят...
– Неужели ты лишишь себя возможности это доказать? Катя звонко прихлопнула ладонью по сиденью и окликнула менеджера.
– Уговорил. Мы ее покупаем. Николай с воплем заключил ее в объятия.
– Катька, ты настоящий друг! – очень серьезно сказал он. – Самый-пресамый настоящий!

Они подкатили к зданию компании «Zimalettо». На фоне зеркальных стекол и современного технократического дизайна машина смотрелась особенно выигрышно. У входа докуривали утренние сигаретки дамы из «Женсовета», чуть поодаль курьер Федя и охранник Потапкин обсуждали вчерашний футбольный матч. Все они внимательно разглядывали незнакомую машину – кто бы это мог быть?
Коля заглушил мотор, и Катя неуклюже вылезла из непривычно высокого джипа. «Женсовет» замер, Потапкин был готов взять под козырек перед владельцем. Клочкова, объявившаяся на пороге, от изумления открыла рот да так и позабыла закрыть.
Катя повернулась к ним, придерживая дверцу роскошного авто.
– Привет, девочки! – и звонко попрощалась с Колей: – Любимый, до вечера!
Коля поперхнулся, но все же солидно кивнул и стал лавировать на техническом чуде к выезду с парковки.
– Вот, – гордо посмотрела на подруг Катя. – Это и был сюрприз. Машину купил. Нравится?
– Нравится? – переспросила Маша. – Просто супер!
– Эй, Пушкарева! Шофером обзавелась? – злобствовала Виктория.
– Мне муж не ради машины нужен! Всего в жизни я могу добиться сама!

Андрей стоял у окна. Катя прошла через кабинет и приостановилась у своей двери.
– Я опоздала? Извините, я не думала, что вы так быстро возвратитесь с обеда.
– Пришлось. Дел много, – буркнул Жданов. Из-за вчерашних треволнений он совсем утратил светский лоск и решил пообедать в офисе. – А вы сегодня с господином Зорькиным обедали?
– Да, с Николаем...
– А по какому случаю вы рассказываете о нем всему «Zimalettо»?
– Чтобы все «Zimalettо» думало, что у меня роман с Колей. А не с вами. Вы же просили так сделать, – с притворной покорностью напомнила Катя. – И с Кирой у вас сразу все наладилось...
– Да ничего у нас не наладилось! Все так запутанно... – Андрей только рукой махнул. – Кстати, о работе. То, что вчера принесла Юлиана, – расчеты презентаций, на бумаге – красиво. Но нужно проверить с финансовой точки зрения. Да, и еще... К совету директоров надо готовить сводный отчет. Приукрасить там, задрапировать, все как обычно. Как можно быстрее, ладно?
– Закончу бюджет новой коллекции, разберусь с проектом Юлианы и сразу...
– Катя! Это нужно срочно!
– А как же бюджет коллекции? – сегодня Катя упорно не хотела понимать начальника. – Андрей Павлович, я сделаю отчет. Как только, так сразу!
И скрылась на своей территории.
Жданов был окончательно разбит. Раньше она делала для него все и сразу.
Раньше...
«Сейчас ты должен быть особенно внимателен к ней – собрание акционеров не за горами, а твоя помощница – мастер по липовым отчетам» , – вспомнила Катя слова из инструкции. Ее взгляд упал на ароматическую свечку, однажды подаренную Юлианой. Катя поставила свечку на стол, прямо на «инструкцию». Порылась в столе, нашла зажигалку и зажгла фитиль. Она с грустью смотрела на яркое, потрескивающее пламя. Единственное, что по-настоящему способно взволновать Андрея, – это возможность потерять «Zimalettо».
«Непобедимый Жданов, – думала Катя, – как ему тяжело! Он пытается понять причину моего поведения, снова сделать так, чтобы я чувствовала себя виноватой... Но больше я не попадусь на его уловки. Главное – найти в себе силы и идти до конца! Когда спектакль закончится, аплодисментов не последует».
Ей было так горько и одиноко, что она впервые, с момента, когда обнаружила злополучную инструкцию, задала себе вопрос: зачем она затеяла этот план мести? Может быть, стоит просто взять эту помятую бумажку и прямо поговорить с Андреем: он все объяснит – возможно, такой разговор принесет ей боль и разочарование, но может быть, он вернет в их отношения доверие и тепло? Ведь она по-прежнему любит только его!
– Не помешал? – заглянул Жданов.
– Нет-нет.
– Катюша, вы уже закончили? А отчет готов... или нет? Он нужен очень срочно. Да, когда закончите, я могу отвезти вас домой.
– Спасибо, Андрей Павлович. За мной Коля заедет.
– Коля?!
– Николай Зорькин, – отчетливо произнесла Катя. – Я попросила его за мной заехать.
Она очень сильная – но не настолько, чтобы услышать от Жданова горькую правду – вдруг он просто скажет, что не хочет ее больше видеть, и уволит!
Жданов затворил дверь, сделал несколько шагов и прижался лбом к холодному стеклу окна.

Вечером возле выхода они с Романом наблюдали, как к дверям компании подкатила шикарная тачка. Зорькин выскочил и как настоящий джентльмен распахнул перед Пушкаревой дверцу. Катерина деловито устроилась на переднем сиденье.
– Как прошел день, любимый? – весело щебетала она.
– Без тебя – ужасно! – громко сообщил Николай и широко улыбнулся.
Из-за Катиной спины он наблюдал метаморфозы, происходящие с лицами Жданова и Малиновского. «Влюбленные» рванули с места...
– Ущипни меня, Жданов, – попросил Роман.
– Нет, Малиновский, твоя очередь щипаться... – скрежетал зубами Андрей. – Сколько такая стоит?
– Вопрос требует другой постановки. Откуда у этого «миллионера» деньги на такое роскошное авто? И еще... почему не ты, а он отвозит Катю домой? Вы с ним дежурство установили?
– Слушай, а может, он взял машину напрокат? Или одолжил у кого-нибудь – у своего босса или приятеля? – предположил Жданов, цепляясь за ускользающую надежду.
– Мне больше нравится вариант «угнал». Потому что купить такую машинку может себе позволить только очень уверенный в будущем человек... – Малиновский тоскливо посмотрел вслед машине мечты. – Например, если «Zimalettо» уже у него в кармане. Только не психуй, ладно? Могло быть хуже, если бы Зорькин на вертолете прилетел. Точно мы еще ничего не знаем. Значит, так. Сейчас мы с тобой разбегаемся по домам, а завтра с утра все выясним у Кати. Допрос с пристрастием. Окей?
Андрей машинально кивнул и не выдержал – зло стукнул свое авто ногой по шине.
– Этот Зорькин – щенок. Молокосос! Сопляк! Ну что она в нем нашла?
Если бы не присутствие Малиновского, он бы побежал вслед за машиной. Надо остановить Катю. Убедить ее, что он лучше Зорькина...
Он вдруг понял, что никогда еще не испытывал такого страстного и напряженного желания быть с ней, и испугался этого совершенно не подконтрольного разуму чувства. Андрей глубоко дышал – как после раунда бокса, и чувствовал, как кровь стучит в висках. Он должен успокоиться и просто... Просто выбросить ее из головы!

ГЛАВА 34

«Похоже, его так мало задевает мое равнодушие! Неужели единственное, что испытывает со мной Андрей – это брезгливость? Как мне найти силы, чтобы выдержать все это и не сойти с ума? Когда он рядом, я боюсь, что он услышит бешеный стук моего сердца. Оно просто разрывается – Андрей, Андрей... Но ему нет до меня дела! Его волнует только бездушная груда денег и документов, именуемая компанией! Он боится, что я украду его деньги. На что я надеюсь? Я снова и снова заглядываю в его глаза и вижу там столько тоски и одиночества! И не могу вычеркнуть его из моей жизни...»
Катя осторожно подняла глаза на Жданова. Она всего лишь хочет поздороваться – и уже чувствует себя такой виноватой перед ним!
– Доброе утро, Андрей Павлович.
– Я звонил вчера. Вас не было дома, – ревниво накинулся на нее Жданов.
– Да, я поздно вернулась и решила не перезванивать...
Катя юркнула в свою спасительную каморку и укрылась за рабочим столом.
Жданов ворвался следом за ней и захлопнул дверь. Он прислонился к стене и пристально посмотрел на испуганную девушку.
– Ну почему ты надо мной так издеваешься? – крикнул он. – Выслушайте меня, наконец!
Катя зарылась в бумагах, старательно заглушая желание броситься к Андрею на грудь. В крошечном помещении собственный голос показался Жданову резким – холодным, злым и незнакомым. Он попытался сменить тон:
– Пойми, я говорю не о тебе и обо мне. О нас с тобой. Мне кажется, мы перестали друг друга понимать. В последнее время ты сильно отдалилась, и я не знаю, что делать. Нам нужно поговорить.
– Я вас слушаю. – Она медленно откинулась на спинку рабочего кресла и посмотрела на него снизу вверх.
Но это не был взгляд служащей, испуганной гневом начальника. Сейчас они первый раз говорили на равных.
– Нет, не так. Не здесь... – воспротивился этой новой расстановке сил Жданов.
– Хорошо, тогда на следующей неделе. Может, у вас найдется пара свободных часов вечером... – предложила она. – Или ночью.
– Я хочу поговорить с тобой сейчас! Мы можем поехать и пообедать где-нибудь.
Андрей старался говорить спокойно, но не мог сдержать обиду и ярость. Он почти задыхался. Катя была так близка, стоило только протянуть руку, сделать несколько шагов к обнять ее, поцеловать, подхватить на руки и унести далеко-далеко. Но он так и не сделал попытки приблизиться.
– Боюсь, не получится. Вы обедаете с Германом Полянским из «Сервис-групп». Для вас заказан столик в «Ришелье».
– Черт, я совсем забыл! – Жданов с досады хлопнул себя по лбу. – Как это не вовремя!
– Что вы, Андрей Павлович, – с притворной озабоченностью заметила Катя, – это очень важно для «Zimalettо».
Разъяренный Жданов выскочил из кабинета. Он знал, что связь с Катей усложнит ему жизнь. Но никогда не думал, что ему может быть так больно из-за разрыва с этой нескладной девушкой в круглых очках. Он просто платит по счетам. Ему следовало прервать их отношения в самом начале. Шутка слишком затянулась!
Он широким шагом направился в кабинет Малиновского.
– Я больше не знаю, как с ней общаться, – бросил он с порога. – И с каждым днем ситуация становится все опаснее.
– Между прочим, она рискует не меньше нас, и тем не менее взяла на себя ответственность за проведение твоих бесконечных финансовых махинаций, – напомнил Роман. – Она заслуживает некоторого поощрения...
– А для чего, по-твоему, я устроил весь этот цирк с нашими отношениями?
– Для того, чтобы лучше ее контролировать. Если ты решил, что парочка твоих вымученных поцелуев – достаточная плата за все, что она для нас делает...
Андрей схватился за голову.
Она обманывает его. Они с Зорькиным проводят много времени вдвоем, и он наверняка читает ей из Мандельштама или еще какого-то изысканного литератора вирши про луну и звезды. Этот Зорькин уже начал сниться ему по ночам. Она рассказывает о нем на каждом углу. Да, он сам предложил, чтобы на людях она называла Зорькина своим женихом, но всему же есть предел! Кажется, ее отношения с Колей зашли слишком далеко. Или Катя стала играть с ним по каким-то другим, неизвестно кем изобретенным правилам? А может быть, теперь эти правила устанавливает она сама?
– Если ты действительно считаешь, что можешь ее потерять, то самое время установить контроль над ситуацией, – серьезно сказал Рома. – В конце концов, это всего лишь Пушкарева.

– Ну а это... чье сокровище? – поинтересовался Воропаев, с уважением разглядывая навороченный джип.
Он стоял рядом с Потапкиным у входа компании.
– Катерина Валерьевна на ней сегодня приехала... – уважительно поведал охранник.
– Это кто же такая? – задумался Александр и предположил: – Новая пассия Жданова, видимо?
– Да нет, помощница его, Катя Пушкарева. Александр всем корпусом развернулся к охраннику и недоуменно посмотрел на него. Может, Потапкин пьяный? Нет, не похоже, он вообще образцовый работник.
– Пушкарева? Интересно, на какие же деньги она приобрела такую машину...
– А она и не купила. Жених подарил.
– Жених?! – выпучив глаза, повторил Воропаев. – У нее еще и жених имеется? Так, стоп, на сегодня достаточно. У Пушкаревой появился жених, подарил ей машину ценой в две квартиры, а завтра она получит Нобелевскую премию мира! И наследство от дядюшки из Аргентины, на которое приберет к рукам «Zimalettо». На сегодня достаточно!
Он стремительно вошел в лифт. Лицо Воропаева было озадаченным – он никак не мог переварить полученную информацию.
– Здравствуйте, вы ко мне? – оторвавшись от монитора, поинтересовалась Катерина.
– Вообще-то я искал Жданова, но теперь даже рад, что застал только вас. В любом случае, вы сможете удовлетворить мое любопытство.
– Что вас интересует?
– А вы не догадываетесь? Хотелось бы узнать, будет ли к совету правления готов полный отчет о положении дел в «Zimalettо»?
– А почему вы сомневаетесь?
Воропаев, а сейчас Катину темную каморку посетил именно сиятельный брат Киры Юрьевны, подошел ближе и начал рассматривать предметы на ее столе. Простенький канцелярский набор, стикеры, степлер, прозрачные лотки с аккуратно уложенными страничками документов. Он взял и по привычке стал нервно вертеть плоский диск мягкого ластика.
– Ну, судя по предыдущему собранию...
– В этот раз совет пройдет по всем правилам, – сухо перебила его Катерина.
– Можно высказать пожелание?
– Разумеется.
– Хотелось бы увидеть настоящие цифры, а не фальшивку.
– Я как раз собиралась подделать документы, но теперь... – усмехнулась Катя. – Спасибо, что вовремя подсказали. Поостерегусь!
– А вы изменились...
Он внимательно посмотрел на нее. Катя пожала плечами:
– Разве? Я не заметила никаких перемен, когда утром смотрелась в зеркало. Все та же Пушкарева, к вашим услугам.
Александр покачал головой.
– Нет, уже не та. Вы стали увереннее в себе. Что на вас так повлияло? Неужели новая машина? Или новый жених?
– А на вас влияет пакет акций «Zimalettо»? – ехидно спросила она.
– Влияет, – разглядывая полки с документами, согласился Александр. – Но разница в том, что доля в компании принадлежит мне на самом деле, а машину вам дали на время, насколько мне известно...
– Верите сплетням? Не знала. А вы не думали, что все в этом мире временно?
– Вы решили временно привлечь внимание? Повысить социальный статус? Продемонстрировать своего состоятельного кавалера, чтобы компенсировать недостатки внешности? – Воропаев умел сказать любую гадость беспристрастным тоном.
– Я пользуюсь машиной, потому что мне надоело ждать автобуса по утрам...
– Как его зовут? – осведомился Воропаев.
– Вас интересует автобус или мой кавалер? – включилась в игру Катя.
– Ваш кавалер. Я хочу знать, как его зовут.
– Его зовут Николай Зорькин.
– Ничего о таком не слышал!
– Можно, я не буду ему говорить, он очень расстроится.
– Странно...
– Что именно? Что он встречается со мной и его не смущает моя внешность?
– И это тоже...
– Может, вас смущает то, что вы никогда не слышали его имени в своих кругах?
– Это тоже...
– А вам никогда не приходило в голову, что не все, кто зарабатывает приличные деньги, тратят время на светские вечеринки и красуются перед прессой? – Катя изучающе смотрела на Воропаева. – Что не всем интересно вести такой образ жизни и общаться с людьми «вашего круга»? Посмотрите по сторонам, может быть, вы научитесь видеть что-то дальше собственного носа. У вас есть ко мне еще какие-то вопросы?
Она не собиралась сдаваться без боя. Воропаев был озадачен. Он не ждал такого отпора со стороны Кати. Новая Катя отличалась и от перепуганной серой мышки, которую он впервые встретил в прошлом году, и от растерянной девчонки, которую еще недавно он так легко отчитал за неуместный наряд. На него смотрела уверенная в себе молодая женщина, преисполненная чувства собственного достоинства.
– Я понял, понял. Вы работаете до седьмого пота, – пробормотал он, взяв себя в руки, и добавил: – А раз так, может, покажете мне результаты вашей работы? К примеру, отчет о деятельности компании?
– Вы его увидите, как только я закончу. Обещаю...
Подмога подоспела как раз вовремя – из кабинета донесся голос Жданова:
– Нас посетил господин Воропаев? Какая приятная неожиданность!
Андрей уже несколько минут стоял за дверью, слушал затянувшийся разговор и, наконец, понял: ему пора заглянуть в каморку. Александр окинул вечного соперника презрительным взглядом.
– Господин Жданов, рад вас видеть. Ехал мимо, дай, думаю, зайду узнаю, как дела, посмотрю отчет, но ваша помощница его еще не подготовила...
– Не волнуйтесь, Катя к собранию все подготовит в лучшем виде.
– Не сомневаюсь. Так я жду, Катерина Валерьевна!
– Конечно, Александр Юрьевич, – пообещала Катя. Дверь затворилась. Андрей подошел ближе к столу и интимным голосом поинтересовался:
– А что у нас на самом деле с отчетом, Кать? На какой он стадии?
– Скоро закончу, Андрей Павлович. Но не сейчас, – ответила она.
Она взяла сумку и направилась к выходу.
– А когда?
– Рабочий день еще не кончился. Пообедаю и займусь отчетом. Вы ведь позволите мне иногда принимать пищу?
– Конечно.
– Спасибо.
Благодарность прозвучала, как сухой щелчок кнута. Катя вышла, высоко подняв голову.

Совершенно сбитый с толку, Жданов снова помчался за советом к Роману. Еще одна патологическая привязанность – кажется, теперь он уже не может шагу ступить без Романа! «Народный психотерапевт» с готовностью выслушал «пациента»:
– Визит Воропаева меня совсем выбил из колеи, – начал Жданов. – Отчет ему, видите ли, сию минуту понадобился.
Роман пожал плечами.
– Ну и что, в первый раз, что ли?
– В первый раз случилось другое, – Андрей сделал большие глаза. – Когда я сам попытался выяснить у Кати, что с отчетом, она меня просто отшила! Я даже не смог придумать достойный ответ!
– А что она сказала-то?
– Что ей пора обедать.
– И ведь не возразишь.
– Вроде ничего особенного, но тон... И при этом так на меня посмотрела!
Роман на минуту задумался. Потом отмахнулся.
– Ну и что? Мы тоже обедать собрались. А крепостное право уже отменили. У Пушкаревой законный перерыв. Наверно, ты хотел лишить ее этого перерыва, вот она и обиделась. Все объяснимо. Сейчас пообедает и будет как шелковая. А у тебя, похоже, паранойя.
– Это окончательный диагноз? – спросил Андрей. – Нет, все же, что-то в ее поведении не так. Вот что странно: она стала уходить от ответа. А раньше всегда четко отвечала на любые вопросы.
– Раз ты так задергался, значит, тут и правда что-то не то, – посерьезнел Роман.
Жданов вышел от него помрачневший и задумчивый. Его не оставляли мысли о Кате. Неужели все это время она любила Зорькина, а его просто использовала?
Он готов был простить ей даже это! Эта хрупкая девушка смогла изменить все его представления о жизни. Он так завидовал Зорькину. Вот и не верь после этого гаданиям! А его жизнь она превратила в ад. И на все вопросы: почему, что случилось – он не мог добиться ответа. Может, Катя мстит ему? Но по какому поводу?
Он даже думать об этом боялся... неужели Кате удалось подслушать какой-то их разговор с Романом на тему соблазнения? Или, хуже того, она прочитала «инструкцию»? Проклятая «инструкция». Если бы Пушкарева прочитала хоть строчку «инструкции», то сразу смела бы с лица земли компанию. Хотя нет. Катя – прямая девушка: если бы это произошло, она бы сразу же попыталась поговорить с ним! Он бы узнал...
– Подожди, а «инструкцию» из пакета ты куда дел? – спохватился Малиновский.
– Уничтожил, не волнуйся, – ответил Андрей и погрустнел. – Значит, все спровоцировал загадочный Зорькин! Надо же – за безобидной фамилией скрывается монстр!
– Ситуация чудовищная... но не безнадежная, – откуда только у Романа столько оптимизма? – Тебе снова нужно влюбить в себя Катю. Ведь тебе уже удавалось? Попробуем еще раз. Напиши новую открытку.
– Наш новый план сильно напоминает старый, – грустно улыбнулся Андрей, он не верил в успех и сказал, просто чтобы не расстраивать верного Ромку. – Пиши, я отнесу.
– Нет, друг, – торжественно поднял указательный палец Рома. – Для успеха операции эту записку ты должен написать сам!

Андрей нервничал, как перед вступительным экзаменом. Буквы выходили то кривыми, то под разным наклоном, то просто некрасивыми. Он третий раз переписывал на листок с исчерканного черновика.
«Дорогая моя, милая Катя! Опять пишу тебе, чтобы сказать, как я скучаю. В последнее время мне особенно не хватает твоей улыбки. Ты изменилась, и надеюсь, причина этой перемены – не я. Ты сторонишься меня, и мне очень больно оттого, что ты отдаляешься. Я все время думаю о тебе», – Катя подняла глаза. Они были полны боли.
– Надеюсь, причина этой перемены – не я. Я все время думаю о тебе... – повторила она вслух, стряхнула непрошеную слезинку и вышвырнула эпистолу в мусорную корзину.
Заглянул Жданов. Он старательно изображал респектабельного и самоуверенного бизнесмена. Когда он был таким, Катя чувствовала себя одинокой. И ей было очень сложно прикрывать противоречивые чувства маской равнодушия.
– Большое спасибо, Андрей Павлович.
– За что? Если вы об открытке – то я ее не вижу. Вы ее... ликвидировали? – натужно засмеялся он.
– Нет, что вы, просто спрятала – мало ли кто зайдет.
– Очень предусмотрительно... – Андрей выжидательно смотрел на девушку.
– Спасибо большое. Это было очень приятно и трогательно.
– Это все?
– Ну и с чувством, и...
– Я не об этом. Катя, между нами что-то не так, я чувствую. И я хочу вечером отвезти вас домой. И поговорить.
– Я бы с удовольствием, но у меня другие планы. Мы договорилась с подружками поехать куда-нибудь вечером.
– На джипе, конечно? – вспыхнул он.
– Ну не на лыжах же, – Катя поджала губы. – Андрей Павлович, вы такой заботливый. Я знаю, вы переживаете из-за отсутствия у меня водительского опыта. Я могу оставить джип на стоянке.
– Дело совсем не в этом, я... – Жданов замялся. – Катя, вы не можете уехать! Катя, отмените, пожалуйста, встречу. Я очень хочу, мне просто необходимо провести этот вечер с вами!
Он даже не предполагал, что может так разговаривать с женщиной – тем более с Катей! Ведь весь его предыдущий жизненный опыт подсказывал, что быть мягкотелым и выказывать хоть малейшую слабость перед женщиной опасно! И был прав.
Сейчас его слова словно наталкивались на каменную стену.
– Я не могу ничего отменить, – твердила Катя, отвернувшись к полкам с папками. – Мы уже договорились. Девочки ждут. И вообще, я на машине, а значит, никому не надо меня подвозить.
– Я знаю – тогда вы подбросьте меня! Я ведь тоже не извозчик, Катя! Я устал от одиночества и просто надеюсь побыть с вами сегодня вечером наедине.
– Андрей Павлович, я обещала...
– К черту обещания! – заорал он. – Катя, если я для вас больше ничего не значу, скажите мне об этом прямо. Неужели встреча с подругами для вас важнее нашего свидания? Или вы просто избегаете меня? Да объясните же, что происходит?
– Я не хочу, чтобы из-за меня у вас были проблемы с Кирой Юрьевной.
– Кира Юрьевна – это моя проблема! И, между прочим, эту проблему я решил! Я сделал все, чтобы провести этот вечер с вами. Вам безразличны и я, и мои чувства! Скажите, вам на меня наплевать? – Катя молча смотрела в пол. – Отлично! По крайней мере, хоть какая-то ясность. Ваш отказ провести этот вечер со мной я расцениваю как разрыв наших отношений!
– И вы не боитесь, что в моих руках остается фирма с вашим капиталом? – тихо спросила она.
– Я уже ничего не боюсь! – крикнул Андрей. – Катя, давайте поговорим – что с нами со всеми происходит?
– Вы все-таки боитесь потерять фирму. Не переживайте, – успокоила она. – Я могу прямо сейчас позвонить Коле, он привезет документы, и мы все уладим...
– Конечно, давайте позвоним Коле! Может, заодно спросим у него разрешения на свидание? Он ведь в курсе всех наших отношений. Вы ведь все ему рассказываете. Правда, Катенька? – нервно расхаживал по комнатке Андрей. Он вдруг остановился и посмотрел ей в глаза: – Катенька, простите меня. Просто я уже ничего не соображаю. Столько хотел вам сказать и запутался. Не могу здесь разговаривать! Здесь душно, даже стены на меня давят! Поедемте, Катя! Пожалуйста. Я не могу так больше, понимаете?
– Хорошо, я отменю встречу, – тяжело вздохнула она. У нее не осталось сил сопротивляться этому потоку чувств!
– Спасибо вам, Катенька!
Жданов бросился к ней и поцеловал руку. Катя устало опустилась на стул.

– Жданов! Ау! Выходи, подлый трус, – рокотал в кабинете Малиновский.
Катя насторожилась, подошла к двери и прислушалась.
– Ну что? Уговорил? Она согласилась поехать с тобой?
– Уговорил. Только не спрашивай как. «На бис» я это уже не повторю.
– Ладно, молодец! А теперь слушай новую инструкцию. Катя внимательно прислушалась.
– Во-первых, помни о главном! А главное – это отчет. Собрание на носу, и без липового отчета нам можно просто сразу уволиться!
– Ромео, не умничай. Я и без тебя все знаю. Ближе к делу.
– Да, вот именно! Ближе к телу! – оживился Рома. – Итак, для начала у нас танцы. Потом обжиманцы. Ну, а потом бурная ночь двух голубков. И нечего делать такое лицо. Секс – это обязательное условие! У нас должны быть гарантии. Поэтому на тебе сегодня особая ответственность. Побольше поцелуйчиков, красивых словечек. Ну и всякое такое.
– Это все понятно. Но куда мне ее везти?
– Что бы ты без меня делал! Я уже весь путеводитель по ресторанам города-героя Москвы перешерстил. Подобрал в Марьино один ресторанчик...
– Как романтично, прямо под факелом нефтеперерабатывающего завода?
– Зря смеешься. Между прочим, место и правда подходящее – чистенько, уютненько, музыка орет, как в счастливом детстве! А главное – вероятность встретить кого-то из знакомых близка к нулю!
Катя грустно усмехнулась: может, еще в Иваново предложит поехать?
– Палыч, – продолжал между тем Малиновский, – ты, конечно, можешь отвезти ее и в «Ришелье», и в «Лиссабон», но только подумай, что тебе важнее: репутация или деньги на бензин до Марьино! Опозорить семью решил? Завтра все сливки Москвы будут обсуждать, как Жданов-младший вывел в свет ручную обезьянку.
Катя отошла от двери. Она приняла еще одно решение...

Они сели в машину Жданова.
– Значит, мы можем ехать? – удовлетворенно вздохнул он. – Я хочу вас пригласить в одно чудесное место. Я там еще не был, но надеюсь, вам понравится.
– А я думала, вы предложите мне самой выбрать, куда мы поедем...
– Та-ак... – озадаченно протянул он, но потом спокойно согласился: – Ради Бога. Выбирайте, Катенька. Я ведь только предлагаю.
– Правда? Я хочу, чтобы мы поехали... в «Лиссабон»!
– Что? – от ужаса Жданов подпрыгнул на сиденье. – Кать, вы в своем уме? Вы понимаете, что это за место? Там же полно наших с Кирой общих знакомых, да и вообще...
– Да, Андрей Павлович, я понимаю, что это за место, – невесело улыбнулась Катя. – И на мой взгляд, оно идеально подходит для нашего разговора. Впрочем, если хотите, мы можем его отложить до более подходящего случая. Или вообще отложить...
– Подожди, Кать... – Он решительно махнул рукой. – Ну, что вы как капризный ребенок себя ведете! Не замечал за вами такого раньше! Ну, в «Лиссабон» так в «Лиссабон»!
– Андрей Павлович, если вам это неудобно... – Она взялась за ручку дверцы.
– Нет, Катя. Мне это очень удобно. Мы едем в «Лиссабон».

0

14

ГЛАВА 35

Недавно открытый «Лиссабон» был самым модным местом сезона. Прогрессивный дизайнер выкрасил стены зала в чистый белый цвет и оклеил рядами самых настоящих обеденных тарелок, ножей и вилок. Царство белого прорезали блики цветных светильников. На каждом столике, поверх безупречно белой скатерки, вместо традиционной вазы с цветами стоял стеклянный сосуд с плоским дном. В нем плавали ароматическая свеча и живой лотос. Несмотря на обеденное время, метрдотель приветливо встретил Жданова:
– Есть несколько свободных столиков. Где желаете присесть?
– Может, там? Тихо и уютно, – заметив столик в дальнем углу, предложил Жданов.
– А мне больше нравится этот, – Екатерина показала на столик в центре зала. И, не дожидаясь согласия, направилась к нему. Андрей побледнел и с видом побитого пса потащился следом.
Пока их маленькая процессия шла к столику, он ловил на себе любопытные взгляды знакомых и его сердце тревожно ныло. Это был тот редкий случай, когда внимание светских персонажей к его скромной персоне совсем не радовало. Официант принес меню и достал спички, чтобы зажечь свечу на столе. Жданов быстро поймал его руку.
– Нет, нет, спасибо. Не надо.
Официант и Катя удивленно посмотрели на него. Он замялся:
– Не люблю открытый огонь. Фобия... С детства... Катя вздохнула, но промолчала.
– Что желаете на аперитив?
– Для дамы – апельсиновый сок. А мне... двойной скотч. Со всех сторон Жданову бросали приветственные фразы, спрашивали о новостях. Господи, он даже не подозревал, сколько у него, оказывается, знакомых! Катерина молчала и чувствовала, как ее снова затягивает трясина безнадежных мыслей:
«Я попросила его привезти меня сюда, в этот шикарный ресторан. Он согласился, а теперь ведет себя, как... Он стыдится меня. Его тут все знают, но он ни с кем меня не знакомит. Я вижу, как ему неловко, и мне противно от этого. Я не хочу здесь больше оставаться! Ни минуты!»
Сейчас самое время эффектно подняться с мягкого бархатного стула и уйти, но она не смогла. Зачем она снова загнала себя в угол? Неужели все еще цепляется за надежду, что он скажет правду, извинится?
К их столику уверенно пробиралась высокая красотка с крошечной модной сумочкой. У Андрея был такой вид, словно он хочет оказаться на другом конце света. Это было невыносимо. Катерина извинилась и попросила у него мобильник: надо позвонить домой, предупредить отца, что задержится...
В холле она набрала спасительный номер Николая.
– Забери меня скорее отсюда... – всхлипнула она.
– Ты что, собираешься облегчить ему жизнь? – удивился Коля. – Он же только рад будет, если ты сейчас сбежишь. Ему неудобно? Прекрасно! Сделай так, чтобы ему стало еще неудобнее. Пусть мучается!
Да, Коля прав. Она посмотрелась в зеркальце, смахнула слезы и высморкалась. Вот теперь можно вернуться на место.
Подошел официант и принес их скромный заказ.
– Ваш сок, – сказал он Катерине.
– Я заказал ваш любимый, – улыбнулся ей Жданов.
– Сегодня я хочу водки, – сообщила Катя.
Андрей весело засмеялся, полагая, что она шутит. Но официант вынул блокнот и привычно уточнил:
– Вам порцию или в графине?
– В графине, пожалуйста, грамм триста.
Тот уважительно посмотрел на невысокую девушку и удалился за заказом.
– Катя... Разве вы пьете водку?
– Нет. Обычно только заказываю. И не водку, а виски. Но ведь сегодня особенный вечер. И сегодня я буду пить особенную водку в о-о-о-чень особенном месте!

– Катя... Катенька... Я так рад, что мы с вами наконец-то вместе! Мы так давно никуда не ходили. Я совсем запутался, Катюша, – от пережитых в месте скопления знакомых лиц треволнений вся тщательно подготовленная для сегодняшней встречи речь просто испарилась у Андрея из головы. – Я не понимаю, что происходит. Вы ведете себя так, словно я в чем-то провинился... Скажите, в чем, дайте мне еще один шанс исправить ошибку!
Катерина не успела ответить – появился официант с запотевшим графинчиком водки, почтительно наполнил ее рюмку. Андрей с удивлением смотрел на Катю. Просто поразительно, сколько лиц у этой девушки! Каждый день он открывал в Кате новые грани. И не только положительные...
– Вы же не будете это пить?
– Почему же? – спросила Катерина и с горькой иронией объяснила: – Мне есть за что выпить. За то, что мы с вами сидим здесь, за наше общее дело, за наше взаимное доверие... столько поводов...
Она чокнулась и залпом выпила «до дна». Жданов потрясенно замолчал.
– Что вы так смотрите? Лучше налейте мне еще...
– Еще?
– Ну да. Я сегодня пью за двоих – за нас с вами!
– Катя... может, лучше поговорим? Серьезно, – Андрей еще не мог прийти в себя.
– А все, что было до того, несерьезно? Не знала.
– Катя... вы...
– Определитесь, Андрей Павлович. Мы ведь с вами близкие люди, не стесняйтесь. Переходите на «ты».
К столику подошла очередная блондинка:
– Жданов, ты ли это?!
Девушка присела за столик и защебетала: Андрей такой летучий голландец, то появляется, то исчезает. Говорят, жениться собрался...
– Кстати, я вам не мешаю? – поинтересовалась красотка.
– Ну что вы! Помогаете! – благодушно кивнула Катя.
– Мы с Катериной Валерьевной обсуждали некоторые рабочие вопросы, – механически начал оправдываться Жданов.
– Под водочку. И вам не скучно?
– Что вы, мы просто наслаждаемся нашей беседой! – сверкнула брикетами Катерина. – Правда, Андрей Палыч? Ваше здоровье!
Она налила себе полную рюмку водки, подняла ее, посмотрела на красавицу, на Андрея и выпила. Залпом. Снова до дна...
Андрей не знал, как воспрепятствовать этому разрушительному процессу, и заскрипел зубами...
– Ну, посмотри мне в глаза. Я тебя не узнаю. Что с нашим Андрюшенькой? Кто нашего мальчика обидел? – сюсюкала девушка и щекотала подбородок Жданова длинными накладными ногтями.
– Наш мальчик не пьет и от этого страдает, – объяснила поведение своего кавалера Катя. – А может, выпьете с нами водки?
Блондинка улыбнулась и, укусив Жданова за ушко, снялась с якоря.
– Извини, – сказал Жданов вслед красотке.
– Все в порядке, продолжайте, – разрешила Катя.
– Вы много пьете, Катя. Пожалейте себя.
– Вот допью, тогда и пожалею. А вам стыдно за свою коллегу по бизнесу?
– Мне стыдно за себя...
– Привет, Андрюшенька, – раздалось у него над ухом. Жданов измученно оглянулся – еще одна знакомая красавица. И, конечно же, она запомнит, с кем его встретила...
Он осмотрелся по сторонам.
Вот еще одна. И вон там, за дальним столиком. И еще...
Все красавицы-рыбки приплыли сегодня в этот аквариум! Лучше бы ему было утопиться еще с утра!
– Может, найдем другое место? Где вас никто не знает? – предложила Катя. – Не смотрите на меня так, я нисколько не пьянею. Так о чем вы хотели поговорить со мной? О каких производственных вопросах?
– Я действительно уделял вам мало времени и внимания. Вы заслужили большего. Я принял решение... повысить вам зарплату.
– Спасибо, вы такой заботливый, но зарплатой я вполне довольна, – гуманно отказалась Пушкарева.
– Тогда увеличим представительские расходы. Я хочу, чтобы вы ни в чем себе не отказывали. И машина...
– Вас не устраивает класс моей машины? – удивилась стремительно пьянеющая Катя.
– Нет, нет, меня все устраивает...
– А что касается наших с Николаем представительских расходов. Завтра я представлю полный отчет, и если вы сочтете их завышенными...
– Нет, Катя, я вам доверяю и не собираюсь в это вмешиваться. Скажите, а ваш Николай, я надеюсь, сегодня за вами не приедет?
Катя посмотрела на часы, подумала и сказала:
– Успокойтесь, Андрей Палыч, мой Николай давно спит.
– Я вижу, вас очень многое связывает, – бросал он упрек за упреком. – Вы с такой нежностью говорите о нем. У вас крепкая команда, поздравляю! Ну, что ж, это ваш стиль, ваше лицо, в конце концов!
– Андрей Палыч, вытрите помаду на своем лице, – посоветовала Катя. – Кругом люди, в конце концов.
Жданов краем глаза обвел зал, пытаясь оцедить масштаб катастрофы, достал платок, потер щеку, потом нервно приложил платок ко лбу.
– Давайте не будем сегодня о делах. Я не хочу, чтобы в наши личные отношения вмешивался бизнес. В последнее время я места себе не нахожу. Разве вы не видите – я уже спать практически перестал!
Он ждал от Кати привычного участия и почти приторной заботы. Но ничего подобного не последовало – непривычная порция алкоголя туманила разум его безупречной сотрудницы! Катя бормотала:
– Уже было. Спать и есть перестали, пить начали. Так на чем мы? А! Не спите... И что же вы делаете?
– Я думаю о нас, Катя.
– Не бережете вы себя, Андрей Палыч.
– Будь я уверен в ваших чувствах, мне было бы легче...
– Вы сомневаетесь во мне? До сих пор? А в своих чувствах вы уверены?
– Катя, я не заслужил такого отношения. Почему вы меня так... игнорируете? Почему я постоянно чувствую присутствие вашего Зорькина? Вы всегда с ним, и я не понимаю. Скажите, что у вас?
– Андрей Палыч, вы меня в чем-то подозреваете?
– Нет, но вы однажды сказали, что любите меня. Катя, я это запомнил! Очень хорошо запомнил! Понимаете? Не молчите, Катя. Скажите, я вам совсем безразличен?
– Нет, Андрей Палыч. Я все еще люблю вас. Дело в вас, Андрей Павлович. Вы меня стыдитесь. Вот в чем проблема.
Катя с горечью подумала, что действительно до сих пор любит Андрея, а он продолжает беззастенчиво обманывать ее. И вот она сидит напротив человека, который устроил такую гадкую мистификацию, жестокий розыгрыш, даже ни разу не задумавшись о том, какие чувства испытывает его жертва. Теперь слишком поздно просить о пощаде! Если он ради бизнеса готов на все, пусть и делает все!
Андрей хотел возразить, но Катя его остановила:
– Не надо ничего говорить. Это только слова, а на деле... Вы можете быть со мной нежным только в темных закоулках.
– Уверяю тебя, это не так.
– Тогда поцелуйте меня, прямо сейчас, – потребовала Катя. – В этом шикарном ресторане, где вас знают все. Я вас тоже уверяю: все мои сомнения сразу исчезнут.
Андрей вздохнул, опять огляделся и хотел что-то возразить, но она жестом остановила его и, пошатываясь, стала подниматься. Андрей тут же схватил ее за руку, усадил на место:
– Катя, Катенька, прекрати сейчас же!
– Андрей, Андрюша, это я прошу, очень тебя прошу! Катя закрыла глаза в ожидании поцелуя.
Он нервно покосился по сторонам. В эту секунду ему показалось, что на него смотрят с каждого столика. Она ждала поцелуя.
– Пожалуйста, не просите меня, Катя. Не могу я этого сделать. Здесь не могу, – взмолился Жданов. Катя открыла глаза и улыбнулась. Он начал торопливо объяснять: – И потом, я вообще не понимаю, как можно целоваться при всех!
– В начале вечера у вас это получилось замечательно, – напомнила Катя. – Потому что вас целовали красивые девушки, и на вашей репутации это никак не могло отразиться. Со мной – совсем другое дело...
– Катя, прекратите, – жалобно попросил он.
– Меня можно целовать только в кромешной темноте, на необитаемом острове, – цинично цитировала пресловутую инструкцию Катерина.
Жданов сник. На сегодня он исчерпал запас аргументов и личного мужества.
– Давайте уйдем отсюда. Прямо сейчас, – предложил он.
– Зачем? Я уверена, в этом прекрасном заведении есть подвал, в котором можно выключить свет. Возьмем с собой бутылку виски – и все будет прекрасно.
– Я не понимаю, ты хочешь именно сегодня окончательно добить меня?
– Ну, что вы, я бы не посмела! – нетрезво рассмеялась Катя.
– Можете думать, что угодно. Наверно, я циник, негодяй, но мне нравится. Мне нравится целовать вас в темноте. Для меня это крайне важно. Пусть это звучит глупо, но я не могу иначе!
– Но мы ведь не вампиры, Андрей Палыч! – вызывающе хохотала Катя. – Мы не можем постоянно жить в темноте и прятаться от людей!
Он молчал. Его Катя стала совсем другой. А ему так не хватало прежней доброй, верной, наивной девчушки! Он и сейчас любил ту, прежнюю Катю...
Когда и почему с ней произошла эта разительная перемена? С момента появления Зорькина, ответил он сам себе.
– Стоило появиться этому Николаю. О Господи, это невероятно! – чуть слышно пробормотал Жданов.
– Опять Николай! – заунывно пропела Катя. – Вы продолжаете думать, что между мной и Николаем что-то есть?
– Я это чувствую.
– И вы думаете, что мои чувства к Николаю сильнее любви к вам? – серьезно спросила Катя.
Андрей замолчал.
– Ну что ж, я, в отличие от вас, готова на все. Я вам спою. Не беспокойтесь, петь я буду очень тихо и проникновенно. Вам за меня не будет стыдно. «Собираю наши встречи, наши дни, как на нитку – это так долго. Я пытаюсь позабыть, но новая попытка колет иголкой...»
В кармане Андрея зазвонил мобильный. Он достал его и посмотрел на номер. Конечно, звонила Кира. Взмахом руки Катя разрешила ему идти, продолжая шептать:
– «Расставляю все мечты по местам – крепче нервы, меньше веры день за днем, да гори оно огнем. Только мысли все о нем и о нем, о нем и о нем...»
Жданов выбежал в холл. Катя вылила в рюмку остатки водки, выпила и посмотрела сначала на пустой графинчик, а потом – вслед Андрею. Возникший рядом официант понимающе кивнул. И отправился за новой порцией.

ГЛАВА 36

– Кого мы видим! Андрей Павлович, вы ли это? – иронично улыбнулась Катя, когда Жданов вернулся за столик. – А я уж не надеялась вас увидеть. При свете. Не откажите в любезности, составьте девушке компанию!
Она подняла рюмку, но Андрей перехватил ее руку.  Снова испугался, что кто-нибудь заметит, и отпустил. Катя поставила рюмку на стол.
– Ну, хорошо. Я очень внимательно вас слушаю. Если мне не изменяет память, мы остановились на том, что вы можете целовать меня только в темноте, и на том, что я вас все еще люблю.
– Любишь? Ты меня любишь? Прекрати надо мной издеваться... – перегнувшись через стол, прошипел он. Опомнился и огляделся по сторонам. – Я все узнал, ты звонила своему Зорькину. Ты хотела рассказать ему, где, как и с кем развлекаешься!
– Не смей на меня орать, Жданов! – Катя нахмурилась и ударила кулаком по столу.
Содержимое выплеснулось из рюмки и растеклось по скатерти маленькой лужицей. Катерина смотрела на Андрея с яростным гневом, и Жданов почувствовал гордость. Раз он все еще может вывести ее из себя, значит, он ей не безразличен. Катя не врет, когда признается, что все еще любит его. Эта мысль наполнила его чистой, детской радостью.
– Ты будто не понимаешь меня. Или просто не хочешь понимать? Что я должен делать? Ты сидишь со мной, уверяешь в том, что между вами ничего нет, и тут же идешь звонить ему... своему Зорькину. Где правда, Катя? Я уже ничего не понимаю...
– Это все, что ты хотел мне сказать, молодой человек? – Катя оперлась локтем о столешницу, потащила к себе сумочку, долго рылась и, в итоге, достала кошелек. – Сколько я тебе должна за звонок с мобильного?
– Что? Что ты сказала? – не понял Жданов и откинулся на спинку стула.
– Сформулирую вопрос иначе, – она поднялась. – Своим звонком я, вероятно, существенно подорвала твой бюджет. Сколько я должна за звонок?
– Катя, не будь смешной, я тебя прошу. Ты ведь все прекрасно понимаешь.
Он начал озираться. Он так устал от публичных скандалов.
– Жданов, ты свернешь когда-нибудь шею. Посмотри на меня! Здесь – за звонок и за водку, – Катя швырнула на стол несколько купюр.
Жданов быстро схватил ее за запястье, словно захлопнул наручники:
– Постой!
Она с силой вырвала руку и пошла к выходу. Выражение лица девушки было непреклонным. Он понял, что проиграл этот раунд, вскочил и помчался за ней:
– Катя, подожди!
Она резко обернулась, твердо и трезво сказала:
– Если ты еще раз тронешь меня, Жданов, я устрою такой скандал! Даже ты такого еще не видел! Лично мне плевать, что обо мне подумают. Это ты, дорогой, будешь краснеть, зеленеть и с ужасом озираться по сторонам.
– Прекрати сейчас же!
– Ты не имеешь права говорить со мной в таком тоне. Я человек, слышишь? Я живой человек, и ты с этим должен считаться. А теперь убери руки.
– Послушай... – Андрей растерянно стоял посреди зала и продолжал держать ее за запястье.
– Это ты послушай, – не могла успокоиться Катя. – Если немедленно не отпустишь, я выскажу все, что о тебе думаю. Скажу громко. Нет, я закричу на весь ресторан. И тебе это не понравится.
– Катя...
– Андрей Павлович, убери руки, я тебя очень прошу! Ну, пожалуйста, – ее голос дрогнул.
Жданов с удовлетворением наблюдал, как сквозь толстую маску жесткой, циничной, уверенной в себе женщины стало проступать некрасивое личико той, прежней, растерянной и испуганной Кати Пушкаревой! Андрей опустил руки. Не дожидаясь продолжения, она побежала к выходу.
Уже не обращая внимания на окружающих, он заорал:
– Господи, да куда же ты?! Катя!
Она на мгновение остановилась и крикнула:
– Оставь меня в покое! Не прикасайтесь ко мне. Не хочу, слышите? Я не хочу вас больше видеть!
Расталкивая танцующих, натыкаясь на знакомых и незнакомых, он догнал ее и преградил путь. Сгреб в охапку и попытался обнять.
– Руки!!! – истерично крикнула Катерина. Он выпустил девушку и рухнул на колени: – Не уходи, прошу тебя...
Чувствуя, что сейчас может сдаться, Катя из последних сил сделала маленькие шаги к выходу. А он оставался там, среди света и шума, такой беззащитный и одинокий.
Она почувствовала, как по щеке горячей каплей сползла слеза, отвернулась и бросилась к выходу. Андрей последний раз оглянулся на зал и побежал за ней.
Пушкарева на ходу натягивала пальто и почти на ощупь двигалась вперед.
– Катя, остановись!
– Оставьте меня в покое. Мы все друг другу сказали, – сквозь зубы бросила она, не сбавляя шаг.
– Нет, это все неправильно! Я столько сказать хотел! Просто выслушай меня! Да погоди же ты! Ты не можешь бросить меня здесь! Что ты делаешь?!
– Я иду домой, а вас, Андрей Палыч, ждет невеста. Отправляйтесь к ней. Она наверняка уже в теплой постели. Обнимите, прижмите ее к себе, поцелуйте и скажите, что переговоры с деловым партнером закончились полным провалом! А Пушкарева напилась и поехала домой на такси.
– Я никуда тебя не пущу.
– Меня ждет Николай Зорькин, мой жених. Он волнуется.
– Нет, Катерина, ты любишь меня.
– Свежая мысль! Как это могло прийти вам в голову? Вы уверены? А если я еще раз позвоню Зорькину?
– Ты не любишь Николая. Посмотри на меня! Остановись! Ты должна любить меня, слышишь? – Жданов слышал собственный голос словно со стороны и удивлялся его искренности.
– Слышу, слышу, Андрей Палыч. Я должна любить только вас. – В голосе Кати звенел сарказм.
– Хорошо. Я ошибся, я был не прав, прости меня. Но постарайся меня понять, я совершенно запутался! У меня оказалось сразу столько проблем. Мне кажется, мы еще можем все исправить!
Он схватил девушку за руку, притянул к себе и попытался поцеловать. Но Катя вырвалась и резко спросила:
– Ты с ума сошел?!
– Да, сошел! – кричал Жданов, уже ни с кем не считаясь и окончательно позабыв о репутации, словно его нес мощный поток страсти. – Я схожу с ума из-за тебя, я схожу с ума от ревности! Ты меня просто убиваешь!
– Это неправда, ты сам себя убиваешь. Мне все это надоело. Я не хочу тебя больше видеть. – Она развернулась и побрела дальше, сумочка с длинной ручкой устало болталась на плече.
– Зачем? Зачем ты мне врешь?
Жданов предпринял последнюю попытку, обогнал девушку и остановился перед ней.
– Андрей Палыч, запомните, я никогда, слышите, никогда не вру! Я воспитана иначе. И еще одно: Катерина Пушкарева любит двоих! Только с одним она работает при свете, а с другим – спит в кромешной тьме, с бутылкой виски. Вот и вся разница...
Она повернулась и побрела дальше. Сумочка соскользнула с плеча и понуро волочилась за хозяйкой.
– Катя!!! – снова заорал Жданов.
Катя остановилась и устало закрыла глаза: ну что еще?
Андрей медленно подошел к ней, развернул к себе и поцеловал. Она не открыла глаз и не ответила на поцелуй. Жданов отстранился и испытующе посмотрел на нее. Неужели он мог так сильно обидеть ее – свою любимую?
Катерина открыла глаза:
– Спасибо. Спасибо вам, Андрей Палыч. А теперь мне пора.
Жданов ускорял шаг одновременно с Катей – они почти бежали. И в такт движениям он говорил:
– Катя! Прости меня, не уходи, я прошу тебя. Я хочу быть с тобой. Ты веришь мне? Мы должны быть вместе. Сегодня. Катя, прошу тебя. Я вел себя, как последний идиот, но сейчас я здесь, перед тобой, я смотрю тебе прямо в глаза. Сейчас я больше всего на свете хочу провести ночь с тобой и только с тобой! Бог свидетель, я люблю тебя, Катя!
Жданов был уверен: если бы в эту минуту у него потребовали отдать за нее «Zimalettо», он отдал бы. Катя стала его жизнью – не работой, не сделкой, не прихотью. Они созданы друг для друга.
– Что? Что вы сказали? Повторите еще раз, пожалуйста! – Она взволнованно посмотрела на него.
Слова еще звучали, а Катя уже оказалась в его объятиях. Окутывала его своим теплом, своим запахом. Он припал к ее губам, как усталый, измученный жаждой путник к роднику, боясь потерять хоть каплю влаги.
В эту минуту все было так, как когда-то мечталось Катерине. Не осталось ни мыслей, ни сомнений, ни страхов. Она словно взлетела и парила над землей, ей больше незачем было смотреть вниз, и она больше не могла споткнуться, и взлетала все выше и выше.
– Я люблю тебя, – снова и снова повторял он. Окрыленная Катя порхнула в удачно попавшееся такси.
Махнула рукой, села и крикнула в окно:
– Поговорим завтра! Идите, Андрей Павлович, простудитесь...
И растаяла в снежной кутерьме, как Золушка после полночного боя курантов.
Андрей набрал в ладони свежего снега и уткнулся в него разгоряченным лицом.
Жданов вернулся в ресторан.
Он медленно подошел к столику, сел, налил себе рюмку водки, но выпить так и не смог. Оставил рюмку на столике, поднялся, подошел к небольшой эстраде, поманил к себе концертмейстера. Пошептался с ним, вернулся назад и снова взял рюмку, опрокинул ее в себя и стал слушать с блаженной улыбкой.
– «...Я с тобой полечу в пропасть...» – пела высокая стройная девушка в луче прожектора.
Жданов чуть слышно подпевал, с теплотой наблюдая, как пары кружатся, обнимаются и целуются под звуки их с Катей песни.
Он подозвал официанта и заказал виски.

– Знаешь, мне с этого номера мужик звонил, – Коля демонстрировал Пушкаревой табло мобильника. – Допытывался, с кем разговаривает. Я представился, а он что-то пробурчал и трубку бросил.
– Это был Жданов. Я с его телефона тебе звонила, – призналась Катя и добавила с грустной иронией: – Он же ревнует меня к тебе.
– Что же будет, когда он увидит меня в новом костюме? – добродушно рассмеялся Николай. – Точно инфаркт получит. А как вообще все прошло?
Ответ был ясен Зорькину еще до того, как он задал вопрос – Катя выглядела уставшей, измученной, повзрослевшей и мудрой, словно за сегодняшний вечер она прожила три трудные и долгие жизни. Она глубоко вздохнула.
– Ужасно. Я еще раз убедилась, что Жданова волнует только судьба его прекрасной «Zimalettо». На меня ему наплевать. А еще... Я не могу ему сопротивляться... – чуть помедлив, добавила она почти шепотом.
– И что это значит? Мы прекращаем эту интригующую историю?
– Нет. Просто я попытаюсь больше не оставаться с ним наедине, – твердо сказала Пушкарева.
– Это правильно, – похвалил ее решимость давний друг.
«Хотела его проучить, заставить на своей шкуре почувствовать, что это такое – выглядеть смешным, нелепым. А получилось... Снова сделала себе хуже! Он стыдится меня – теперь хоть что-то я знаю о нем наверняка. И все равно, я люблю его... – грустила Катя, наблюдая, как за окном кружат снежинки. – Сегодня я чуть было не сорвалась в пропасть, из которой с таким трудом выбираюсь. Когда он меня поцеловал. Не могу ему сопротивляться! А он переживает только за свою компанию. Пытается замаскировать свой страх ревностью! Он сам во всем виноват! Теперь я буду соблюдать меры безопасности. Самое простое и надежное – держать дистанцию. Отныне господин Жданов пальцем до меня не дотронется. Никогда. Обещаю. Я не позволю господину Жданову снова присосаться ко мне! По крайней мере до тех пор, пока не уйду с этой работы. Надеюсь, это произойдет очень скоро!»

0

15

ГЛАВА 37

Роман грустно разглядывал коллекцию карандашей в стаканчике на рабочем столе, бесцельно перелистывал странички ежедневника и размышлял:
«У меня словно камень с души упал – после вчерашнего поцелуя я снова поверил, что ты по-прежнему любишь меня, а значит, жизнь продолжается. Ведь для меня нет ничего важней, чем обнимать тебя, чувствовать тебя, знать, что ты принадлежишь мне, а я – тебе», Роман положил открытку в конверт и посмотрел на друга.
– Похвально, оперуполномоченный Жданов. Весьма похвально. Только с задания – и сразу отчет. Вчера было полнолуние, а в это время монстры особенно активны. Или тебе удалось растопить ее сердце?
– Не знаю... – задумался Андрей. – Я на пути к этому.
– Как это – не знаешь? Да это же твоя самая главная служебная обязанность – снова сделать Катю счастливой и влюбленной! Ладно, давай в деталях. Значит, ты повез ее в тот ресторанчик, что я тебе порекомендовал...
– Нет. Она сказала, что хочет в «Лиссабон». Либо туда, либо домой.
– И ты повез ее...
– В «Лиссабон», естественно.
– Ну ты герой, Жданов! Воображаю, как на тебя пялились! Народу много было?
– Больше, чем нужно. Мы сели в центре зала, я был просто как на ладони...
– Да тебе бежать нужно было, не разбирая, где двери, а где окна! А ты уселся болтать с ней! – воскликнул Роман. – Может быть, мы сейчас сидим, а твое рандеву демонстрируется во всех подробностях по всем каналам мира! Пусть ее туда Зорькин водит!
– Нет, дело не в этом. – Жданов со вчерашнего вечера переселился в мир романтических грез и совершенно не хотел возвращаться к реальности, но продолжал выходить из себя при одном звуке фамилии Зорькина. – Все гораздо хуже! Зорькин тоже имеет доступ к кассе нашей компании! Только представь! Этот предприимчивый юноша тратит направо и налево деньги «Ника-моды», и ему это сходит с рук! В целом ситуация ясная. А Пушкарева решила испытать, на что я способен ради нее. А может, она просто устала от подозрительных ресторанчиков. Теперь ее потребности выросли: она жаждет более престижных мест и отношений класса де-люкс.
– Но скажи мне, – поинтересовался Малиновский, – после вечера в «Лиссабоне» и нежных поцелуев она, наконец, растаяла? Мы можем на нее рассчитывать?
– Не знаю, – признался Жданов. – Мне кажется, что-то произошло между ней и Зорькиным. Представляешь, она попросила у меня телефон, чтобы позвонить домой, и из холла ресторана звонила Зорькину!
– Слушай, а может, она просто играет с тобой? Хочет покрепче привязать, заставить ревновать и все такое? – подозрительно уточнил Малиновский.
– Возможно. Во всяком случае, вчера она отказалась со мной поехать. Она сказала, что не хочет заниматься со мной любовью.
– Правда?! – обалдел Рома. – Вчера и вправду было полнолуние, если чудовище отказало красавцу. Я бы уволил ее за такие выходки, но, увы, это не она зависит от меня, а совсем наоборот. Скажи, но этот поцелуй – может быть, его будет достаточно, чтобы она начала работать над отчетом? Не нравится мне, что наш крокодил тебя отвергает! Нельзя допустить, чтобы Зорькин получил все – и Пушкареву, и компанию.
Роман вышел, а Андрей поглядел ему вслед, пытаясь догадаться, что произошло в тихом сумраке ресторана на самом деле.
Андрей не мог отмахнуться от отношений Кати и Зорькина. И он не мог на них повлиять! Но главное – где бы он ни находился, мысли о Кате теперь постоянно преследовали его. Потерять эту женщину значило потерять все – гораздо больше, чем просто компанию. В конце концов – это всего лишь бизнес! Гораздо страшнее потерять самого себя.
Даже забравшись в руководящее кресло, Андрей не мог сосредоточиться на делах. Он думал только о Кате и как завороженный повторял ее имя.
– Доброе утро, Андрей Павлович! – входя в кабинет, устало произнесла Катя. – Я не ожидала, что вы придете так рано.
Как она ни мечтала об этом, вчерашний вечер совершенно не изменил ее любимого. Он опять положил ей на рабочий стол открытку с репродукцией Клода Мане. Зачем он это делает? Наверное, уже в силу привычки!
Катя перевернула картонный прямоугольник, скользнула глазами по тексту и тоже, видимо, в силу новой привычки, хотела швырнуть открытку в мусорную корзину, но тут в комнату осторожно вошел Жданов. Катя испуганно обернулась и прижала открытку к себе.
– Прости, что помешал... – виновато посмотрел на нее Андрей. – Ничего, если я посижу тут немного, пока вы читаете?
– Как хотите, Андрей Павлович...
Катя снова раскрыла открытку. Она была очень смущена его присутствием.
«У меня словно камень с души упал – после вчерашнего поцелуя...» Нет! Нет! Ей нужно время, чтобы унять тот вихрь ощущений, который проснулся в ней вчера вечером. Она не должна читать дальше! Катя аккуратно закрыла и отодвинула открытку. Она боялась поднять глаза на Жданова – даже случайно!
– Ну, что скажете?
– Спасибо. Как обычно, все очень красиво и романтично.
– Я пришел не для того, чтобы услышать от вас это механическое «спасибо», – взволнованно заговорил он. – Пойми, мне нужно понять, что произошло между нами вчера вечером! И что творилось с тобой в последнее время? Катя, вы стали какой-то другой – настолько чужой, что мне даже «ты» вам сказать боязно! Почему вы от меня сбежали? Почему? Скажите.
– Все в порядке, Андрей Павлович. Мне просто нужно было ехать домой.
– Я не об этом! Когда я вас поцеловал, я почувствовал, что что-то зажглось здесь, внутри... – Он приложил руки к сердцу. – Меня словно согрело что-то. Я подумал: все в порядке, она действительно любит меня, она со мной, рядом... неужели я мог ошибиться – ведь для меня это так важно?! Вчерашний поцелуй, он был искренним?
Девушка ссутулилась и опустила голову. Жданов радостно засмеялся. Ну конечно! Он мог бы и сам догадаться. Такие ощущения нельзя придумать, нельзя сыграть! Если она готова – они могут начать все с чистого листа! Катя напряженно молчала. В этот момент у Андрея зазвонил мобильный. Но он терпеливо ждал ее ответа.
– Андрей Павлович, возьмите трубку.
– Не возьму, пока не услышу, что ты скажешь...
– Это может быть очень важный звонок! – тянула время Катя – ей было очень сложно, почти невозможно соврать ему, когда речь шла о чувствах!
– В данный момент для меня самое важное – услышать от вас «да» или «нет». Все остальное не имеет значения, – умолял он девушку.
– Да, Андрей Павлович. Все хорошо. Все будет, как раньше, – Катя хотела броситься ему на шею и горячо поцеловать, так же как вчера, и она ухватилась за писк мобильника как за последнюю надежду на спасение от безнадежной, но всепобеждающей любви. – Вы бы ответили, Андрей Павлович.
– Да, конечно... – Он достал плоскую черную коробочку телефона и ответил: – Привет, пап. Как вы? Завтра? Каким рейсом? Хорошо, мы вас встретим. Что? Н-не знаю, пап, этим занимается Кира. Свадьба будет после показа и совета директоров, у нас полно других дел. Подарки? Я же говорю, что у меня нет времени разбираться со всем этим. Да, Кира говорила что-то насчет ресторана. У меня слишком много работы, чтобы думать о таких вещах. Мам, мы давно решили, что это будет гражданская церемония, никакой церкви. Список? Спроси у Киры, я, правда, не знаю. Мам, мы можем обсудить это при встрече? Я сейчас очень занят, меня ждут. Хорошо. И я тебя. Пока.
Жданов отключил телефон и с тоской посмотрел на Катерину. Вот и все: сказка закончилась свадьбой – они оба понимали это.
– Что-то случилось, Андрей Павлович?
– Конечно, случилось, – вдруг рявкнул он. – Совет директоров на носу, а у нас не готов отчет!
Костяшки Катиных пальцев, привычно постукивавших по клавиатуре, побелели, в глазах снова заблестели стальные искры ярости. Он снова обидел Катю – чего ему теперь ждать? Может быть, она еще раз поймет и простит его? Жданов попытался поймать ее руку и тихо заговорил:
– Честно говоря, Кать, я весь как на иголках из-за этого отчета. Вы же знаете.
– Есть еще один вопрос, с которым надо разобраться, – напомнила она. – Ваша свадьба. Я надеялась, что если между нами опять все по-старому, то свадьба не состоится.
– Безусловно, Катенька, я ведь обещал – значит, сделаю. Сразу после совета директоров. Хорошо? Только, чтобы совет состоялся, нам нужен отчет. Понимаете? – терпеливо, почти по слогам, как маленькому ребенку, втолковывал ей Андрей.
– Сначала нужно составить реальный отчет, а потом уже сделать из него тот, который нам нужен, – сухо объявила Катерина. – Если у вас больше нет ко мне вопросов, я пойду.
– Я люблю тебя! – крикнул вслед ей Андрей.
– Я вас тоже люблю... – Она не остановилась, не оглянулась, но на ходу добавила: – Андрей Павлович.

Малиновский ритмично отстучал несколько тактов песенки из популярного сериала о милиции по дверному косяку кабинета Жданова и только после этого вошел с бравым рапортом:
– Вызывали, гражданин начальник? По какому поводу сходка? Только сразу предупреждаю: не говори мне, что Пушкарева отказалась подделывать отчет. Мое ослабленное сердце этого не выдержит.
– Не отказалась. Наоборот, уже приступила к нему, – неуверенно сказал Андрей.
– Ура! Амнистия! Разрешите пожать вашу руку. Стратегическое оружие под названием «поцелуй класса А» сработало? Поздравляю!
Малиновский рано радовался – это далеко не единственная новость. Завтра прилетает Жданов-старший. Он давно интересуется делами «Zimaletto» и в канун акционерного собрания – особенно настойчиво, поэтому фиктивный отчет нужен им как можно скорее! Но и это еще не самая скверная новость. Александр Воропаев наконец-то решился начать собственное дело. Жизнерадостный Малиновский захлопал в ладоши – несколько преждевременно. В связи с запуском собственного делового проекта он решил забрать свою долю в компании «Zimalettо», чтобы вложить деньги в собственные разработки.
– Забрать? Просто взять и забрать? – опешил Малиновский. – Так, спокойно. Без паники... Без паники… Нет, честно сказать, я в панике...
Горькая правда заключалась в том, что ни Александр, ни любой другой из акционеров не может получить свою долю, потому что никакой доли уже нет. «Zimalettо» не принадлежит ни Ждановым, ни Воропаевым! Они в ловушке. И больше не могут скрывать от акционеров, что компания перешла в руки Пушкаревой. И единственный человек, кто способен справиться со стремительно разраставшимся комом деловых проблем, – тоже Пушкарева!
Проблемы нужно решать по мере поступления, напомнил потускневший шутник Малиновский, самая главная – отчет для совета директоров. Надо срочно подготовить этот документ – раньше, чем Катя поймет, что Жданов не собирается отменять свадьбу.
– Ты ведь... не собираешься ее отменять, правда? – уточнил Роман.
Андрей положил голову на руки и обессиленно признался:
– Я окончательно запутался в бесконечных финансовых махинациях, а тут еще эта свадьба. Я плохо представляю себя в роли примерного супруга!
– Жданов, я даже слышать об этом ничего не хочу. Не вздумай выкинуть такой фортель. Отец тебя ра-зо-рвет! Ты будешь позором семьи на веки вечные!
– А что, если... – Он притих: Катя как раз положила на стол шефа порцию финансовых документов, молча скользнула к себе. Приятели тоже притихли – через тонкую стенку было слышно, как Катя сперва стучит по клавиатуре, а потом возится, собираясь домой.
– Какие планы у барышни? – Роман незаметно дернул бровью в сторону Катиного убежища.
– Грандиозные. Но нам с тобой нет места на этом празднике жизни.
– А конкуренту?
Жданов щелчком сбил со стола смятую бумажку и зло зашептал:
– Господин Зорькин в первых рядах. Он, оказывается, большой гурман, и вознамерился снова повеселиться за счет моей фирмы в роскошном ресторане! Выбрал французскую кухню. Ну, все, я за себя не отвечаю. Эти голубки такое любовное свидание надолго запомнят!! – Он порывисто встал, Малиновский тщетно пытался урезонить разбушевавшегося делового партнера.

ГЛАВА 38

Катя и Николай сидели в ресторане «Ришелье». Атмосфера здесь сильно отличалась от тусовочного «Лиссабона». Чувствовалось, что гости приходят сюда в первую очередь ради великолепной кухни от французского шеф-повара. Дизайн зала был традиционным, но уютным. Мебель – надежной и прочной, как в феодальном замке, а вышколенные официанты бесшумно скользили по залу с кулинарными изысками на подносах. Винная карта была такой обширной, что заведение предлагало посетителям услуги сомелье.
– Пушкарева... хм... а что это ты со мной так сюсюкаешь? Куда я денусь? Я же в соседнем подъезде живу. И всегда готов тебе помочь, если что... – оглядывал стильное заведение Зорькин.
– Возьми меня за руку! – требовательно сказала Катя.
– За что?!
– Говорю тебе, дурак, быстро возьми меня за руку! – зашипела она.
Коля удивился, но крепко пожал ей руку – как члену политбюро! Оиа мило засмеялась, кокетливо улыбнулась – когда только научиться успела? – поражался наивный Зорькин, – и мягко взяла его руки в свои.
– Пушкарева, ты меня пугаешь. У тебя глаза безумные. Ты что, Катька, меня – боевого товарища – соблазнить задумала?
– Открой рот, закрой глаза, – приказала она безропотному Коле.
– Ага, а ты мне какую-нибудь гадость в рот засунешь. Или нет... Пушкарева! Ты что задумала? Целоваться с тобой я не буду, хоть ты меня режь. Не готов я к этому! Ни морально, ни физически...
Но когда исполнительный Зорькин все же проделал предписанное решительной бизнес-леди упражнение, Катерина медленно наклонилась к нему и сунула в рот маленький кусочек шоколадки. Вполне съедобной и даже вкусной с миндалем. Пока Николай жевал шоколадку и радовался, что счастливо избежал поцелуя, Катя снова взяла его за руку и засмеялась, слегка запрокинув голову, – звонко и мелодично. В эту минуту она показалась Зорькину почти хорошенькой. Ведь может, когда захочет! – открывал он в давней подружке все новые таланты.
– Зорькин, прекращай дрожать – все в порядке. Просто где-то здесь рядом сидит Жданов. И внимательно за нами наблюдает! Так что будь добр – соответствуй!
– Он следит за нами? – ошарашенно вертел головой Николай. – Ну, Пушкарева, я в такой компот первый раз в жизни попал. Куда ты меня еще втравишь, лучшая подруга?
Когда они завершили чопорный ужин и выходили из ресторана, Катя все же успела заметить, что Жданов выбежал вслед за ними с пальто в руках, огляделся по сторонам и пробежал несколько шагов следом за стремительно удалявшимся автомобилем.
Он понял, что делает глупость, уже когда вошел в ресторан. Но гнаться пешком за джипом – чистое безумство. Он развернулся и бросился к своей машине.
– Мне показалось, что он несколько расстроен... – хихикал Николай, успевший освоиться на водительском месте. – Вру, твой Жданов совсем потерял голову. – Зорькин посерьезнел: – Слушай, Кать, а вдруг он мне морду набьет? Смотри – вон, едет за нами?!
– Не дрейфь, финансовый воротила, – хлопнула Катя Зорькина по плечу. – Он не за нами гонится, а за своим липовым отчетом для акционеров «Zimalettо»! Так что прибавь-ка, Коля, газу!
Надо же, как, оказывается, хорошо Жданов успел ее изучить, – притворно умилилась Катя, обнаружив, что автомобиль Андрея уже красуется у подъезда их скромной панельки. Рассчитал, что как бы долго образцовая дочка ни ужинала при свечах, а все равно ночевать домой вернется!
Жданов неловко переминался возле машины.
– Что случилось, Андрей Павлович? – удивилась Катя. – Вы такой... нервный!
– Боялся, не успею вас догнать. А раньше подойти не решился. Вы так нежно прощались с другом детства.
– Вы за мной следили?
– А вы не заметили? Тем лучше. Когда «Zimalettо» разорится, открою частное сыскное агентство.
– Сомневаюсь, что это принесет вам прибыль. Потому что вы всегда делаете слишком поспешные выводы. Мы с Колей всего лишь дружески чмокнули друг друга.
– Да он в вас вцепился, как спрут. Смотреть противно, – поморщился Андрей.
– Придется нам потренироваться, чтобы и со стороны красиво выглядело, а вас никто не приглашал смотреть. Когда вы с Кирой Юрьевной запираетесь в кабинете, я...
– Она моя невеста!
– А Коля – мой друг! Мы поругались, а теперь помирились. И поцеловались в знак примирения!
– Красивая версия, – Жданов едко добавил: – Но с чего вы так ревнуете друга к его новой пассии?!
– Я не ревную. С чего вы взяли? Наоборот, я его поздравила.
– Как трогательно. Наверно, опрокинули по рюмочке сока за успехи в личной жизни.
– Опрокинули. И заодно поговорили на служебные темы. Он обещал, что больше не будет трогать деньги «Ника-моды». Собственно, это я и хотела услышать. А все остальное – его личное дело.
– Да, ради этого обещания стоило сходить в ресторан и не выпускать друг друга из объятий. – У Жданова плохо получалось говорить нейтральным тоном – он просто извелся от ревности.
– Чего не сделаешь для родной фирмы, – передернула плечами Пушкарева.
– Зря вы иронизируете. Катя, ну почему вы постоянно пытаетесь меня обмануть?
– Беру пример с вас, – Катя опустила голову и стала разглаживать носком ботинка пыльный бугорок на дороге.
– Что вы имеете в виду? – насторожился Андрей.
– У вас свадьба не за горами. А вы тут у подъезда посторонней девушки дежурите. Идите к своей невесте. Может, она поднимет вам настроение?
– К невесте?! Вы меня так легко отпускаете? Сказал бы я вам! Хотя чего скрывать?! После наших с вами отношений Кира... она меня мало волнует! Я говорю правду, с нашей последней ночи у меня с Кирой ничего не было!
– Это не мое дело. Не хочу ничего знать! – отвернулась Катя.
Жданов приблизился к ней вплотную, протянул руки, прижал к себе и любовался ее огромными, испуганными глазами. У Катиных глаз есть особое свойство – они всегда кажутся испуганными и тревожными из-за особенной глубины. Он разглядывал Катю, стараясь глазами, даже кожей впитать ее самые мелкие черточки.
Она действительно изменилась! Повзрослела, стала мудрой. Опыт приходит с тревогами и страданием – впервые он заметил, что под глазами у нее залегли глубокие тени, а от уголков разбегаются тонкие морщинки – знак, оставленный усталостью и болью.
Эта новая Катерина нравилась ему даже больше прежней – он нежно и искренне поцеловал ее. Как же они скучали и мучались друг без друга все последние дни!
Катя так устала от страдания и безнадежности, пришло время положить конец страданиям – она оттолкнула Жданова и, пока он приходил в себя, скрылась в подъезде.
«Мне надоело быть несчастной! Я должна принять решение. И я знаю, что это будет. Разлука! Я смогу победить чувства к нему, только если не буду его видеть и ничего о нем не буду знать! Это был последний поцелуй в нашей жизни. Я не могу принести свою любовь в жертву его корысти. Лучше пусть она остается просто безответной! Я не верю больше ни единому его слову – он только обещает порвать с Кирой, чтобы снова манипулировать мною! Вы были хорошим учителем, Андрей Павлович, – теперь в моем словаре нет места слову «доверие»! Только забыли об одном – ученики частенько превосходят своих учителей! А я была такой примерной ученицей!»
Решение, которое Катерина вечером приняла окончательно и бесповоротно, утром уже не казалось девушке таким твердым. Она решила поработать еще несколько дней, оправдываясь перед собой тем, что надо получить ближайшую зарплату.
Сумма не слишком впечатляющая, но зачем дарить ее Жданову и его приспешникам? В дороге и в служебной круговерти Катю не покидали мысли о грядущей женитьбе Жданова. Чудо отменяется, думала она, и чувствовала, как снова становится одинокой и несчастной.
Юлиана заметила Катино подавленное настроение и принялась заботливо расспрашивать и советовать:
– У тебя, Катенька, такой усталый вид. Ты слишком много работаешь. Да-да, Андрей взвалил на тебя слишком много дел! И жених, наверное, ревнует.
– Что же я могу сделать? – задумчиво взглянула на нее Катя.
– Возьми-ка ты отпуск, – посоветовала Виноградова. – Прямо после свадьбы Андрея. Развеешься, отдохнешь, о личной жизни вспомнишь, наконец. И жених будет счастлив. Ах, нет, я забыла: если Андрей и Кира уедут в свадебное путешествие, компанию наверняка оставят на тебя.
– Ну, уж нет. Я не хочу наблюдать их свадьбу! – со злой решимостью ответила Катя. – А тем более отвечать за компанию, пока у Андрея будет медовый месяц!
Юлиана с любопытством глядела на девушку – с виду тихоня, работает безотказно, за четверых, она и не предполагала, что Катя может быть такой решительной!
– Я уйду в отпуск до этой свадьбы.
– Катя, ты не можешь бросить Андрея в такой важный момент, – отговаривала ее Юлиана. – Ты его правая рука, самый надежный помощник. Как он без тебя справится?
– Не думаю, что он заметит мое отсутствие. Наоборот, это будет самый счастливый день в его жизни, – Пушкарева отвернулась от проницательных глаз Юлианы.
– Он тебя чем-то обидел? – заподозрила правду многоопытная пиарщица.
– Что вы! Просто у моего жениха день рождения, – с ходу соврала Катя. – И как раз в день свадьбы. Мы собирались поехать куда-нибудь.
– А как же «Zimalettо»? Кто будет им руководить в отсутствие вас троих?
– Четвертый. Я думаю, найдутся люди.
– Странная ты сегодня какая-то. Ладно, мне пора идти... Виноградова отправилась на поиски Жданова.
А он, как обычно, заперся в кабинете Малиновского и страдал от очередного душевного кризиса.
Он признался, что следил за Катей и видел, какой счастливой она была в тот вечер с Зорькиным! Они вели себя, как обычная влюбленная пара. И как он, Андрей Жданов, разрушил эту идиллию, перехватив Катю у подъезда и потребовав объяснений! Хотя какое он на них имеет право – по большому счету – ведь он скоро женится...
– Умеешь ты все-таки спросить по существу, – восхитился Роман. – И что?
– Теперь это называется «просто друзья»! Но самое страшное, Малиновский, не это. Я попытался ее поцеловать, а она отбивалась так, как будто ей противно!
– Да, Жданов, дело – труба. Если даже твоя верная Пушкарева отказывает тебе, то что говорить про невесту? Ты теряешь форму! Но положение и правда хреновое. Так ты из-за этого Зорькина хочешь отменить свадьбу?
– Нет, я стал иначе смотреть на многие вещи. Начнем с того, что я уже давно не люблю Киру. Если я ее вообще когда-нибудь любил! Но сейчас Кира у меня даже интереса не вызывает!
– Связь с монстрами нанесла тебе душевную травму! – констатировал «доктор Малиновский» и повинился: – Ты сильно изменился, с тех пор как я – дуралей – надоумил тебя приударить за Пушкаревой! Но это было типа розыгрыша – я не предполагал, что ты воспримешь этот план так серьезно! Ты перестал радоваться жизни. Пушкарева превратила тебя в какого-то монаха, такого же затворника, как и она!
– Дело не в Пушкаревой, – отмахнулся от утешений Андрей. – Я просто устал. Постоянно думаю, что скажут родители, какой подлянки ждать от Александра, кому и сколько мы должны, чем закончится совет директоров. После этого могу я думать о женщинах? А тем более о свадьбе?!
– Свадьба – да, согласен, ничего хорошего. Но бросать Киру ради какой-то Пушкаревой! Бегать за ней, как идиот, сходить с ума от ревности... – Малиновский сделал «круглые» глаза, потом прикрыл рот рукой в притворном ужасе и замолк.
– Я делаю это ради компании, – бесцельно оправдывался Жданов. – Между прочим, твои слова! И это не «какая-то» Пушкарева. Это женщина, в руках которой находится наше с тобой будущее! Эта женщина – загадка, которую я должен разгадать!
– Тогда все поправимо. Свадьба, конечно, ужасное событие, но отнесись к ней философски. А Пушкареву, – Роман строго поджал губы и пригрозил другу пальцем, – держи на коротком поводке. Пара нежных слов, два-три влюбленных взгляда – и она опять растает. Пиши – я буду диктовать. Значит, так. «Любимая, восклица...»
– Расслабься. Пару нежных слов я как-нибудь и без тебя напишу!
Андрей вынул ручку, придвинул листок. Ровные твердые строчки ложились на листок одна за другой...
«Твое равнодушие убивает меня. Я схожу с ума, когда думаю, что ты можешь любить другого. Я чувствую, что могу тебя потерять. Я готов на все, чтобы ты была со мной. Счастье, что я вовремя это понял. Свадьбы не будет, я ее отменю! Потому что мне надоело врать вам обеим, а главное – себе. Ты перевернула мою жизнь, ты изменила меня! Спасибо, Катерина! Я тебя очень люблю, Катя! Только тебя!»

– Я схожу с ума! Я готов на все! Если бы не ты! – тихо повторила Катя и брезгливо поморщилась. – И все это ради липового отчета! Свинья вы, Андрей Павлович! Вот она какая, ваша любовь! Вы мне открыточку – я вам баланс. Вы мне другую открыточку – я вам отчет. Я-то все думала: не бывает любви по расчету. А оказывается, бывает. Только это не любовь, а делопроизводство получается!
Малиновский, как верный друг, пробрался тылами в Катину переставшую быть гостеприимной комнату. И начал, как водится, – издалека.
– Добрый вечер, Катерина! Впрочем, насколько он добрый? Только вы можете это знать. Вы же наша волшебница!
– Я не верю в сказки! – резкий тон смутил даже непотопляемого Малиновского.
– Тогда предскажите с практической точки зрения, что вас ожидает – радость или печаль?
– Я не предсказательница. Амуру спросите, – передернула плечами Катя. – Прием с часу до двух в кафе «Ромашка»! Роман Дмитриевич, почему бы вам не спросить прямо, когда будет готов отчет? Сейчас я заканчиваю отчет... реальный. А потом займусь... нужным. Он будет готов завтра... вероятно.
– Но мы не можем ждать...
– Роман Дмитриевич, вы мешаете мне работать, – бывшая «Страшила» указала «Мистеру Обаяние» на двери и углубилась в работу.
Только поздно вечером она выключила компьютер, оделась и вышла из кабинета. Жданов одиноко тосковал рядом с початой бутылью виски.
– Андрей Павлович, я пойду... – Приступ жалости снова сдавил ее сердце.
– Да? Так скоро? А отчет?
– Я закончу завтра.
– Завтра? Но будет слишком поздно.
– И тем не менее. Я очень устала, меня уже ждут.
– Ах, ждут? Единственный и неповторимый Николя Зорькин? – По тому, как Жданов медленно и тщательно ставит стакан, Катя поняла: шеф успел изрядно выпить, даже перебрать! Он перехватил ее у двери и стал орать: – Никуда вы не пойдете! Вы останетесь здесь, со мной! Нам нужно поговорить!
Она выскользнула из его объятий и помчалась из офиса, размазывая по лицу слезы. Неужели он не понимает, как ей тяжело расстаться с ним окончательно?! Почему, почему он не хочет ей помочь?! Андрей, спотыкаясь и поскальзываясь, последовал за ней. Он нагнал ее только на стоянке – у самого джипа Николая.
– Катя! Подождите! – кричал он.
– Коль, поехали быстрее, – Катя открыла дверцу, но Жданов успел схватить ее за пальто.
– Ты не можешь уехать! Ты должна быть со мной. Потому что я тебя люблю! И если ты хоть немножко любишь... любила меня, ты пойдешь сейчас со мной! А не с этим...
– Кать, он пьяный, по-моему, – выбираясь из машины, заметил рассудительный Зорькин.
– Вижу, – кивнула она.
Коля наклонился к упавшему на колени Жданову и попытапся высвободить Катю из пьяных объятий.
– Оставьте ее в покое.
– Ты вообще тут ни при чем! – отмахнулся от него Жданов.
– Он – мой жених! – Катя, как за единственную опору, ухватилась за плечо Зорькина.
– Но я тебя люблю! Понимаешь? Я!
Он замолчал и долго стоял молча, прислонившись к Катимому пальто и вдыхая ее запах. Она должна понять, что они созданы друг для друга, как бы банально это ни звучало! Когда разделявшая их стена рухнет?
– Он тоже... любит, – девушка не отпускала испуганного Николая.
– Катя, плевать мне на него! – пьяно вопил Андрей. – Он – альфонс! Пользуется моими деньгами! Ты же знаешь! Ты же все знаешь!
– Я?! Альфонс?! – даже благоразумный Коля перешел на повышенные тона. – Да тебе вообще известно, откуда на счету у «Ника-моды» такие деньги?!
– Известно, это я их туда положил! Понятно?!
– Что ты туда положил? Если бы не я... Жмот! Жмот и профан! Тебя отец директором назначил – ты в экономике ничего не понимаешь!
– Коля, не надо! – попробовала утихомирить противников Катя.
– Оставь мою девушку в покое! Все оставьте! – продолжал кричать Жданов куда-то в зимний воздух.
Он кинулся к Николаю. Финансист побледнел, но успел первым ударить соперника. Жданов озверел и всей массой навалился на Зорькина. Надо было спасать «напарника», Катерина изловчилась и закатила шефу звонкую пощечину. Андрей сразу притих и протрезвел.

ГЛАВА 39

«Прошу тебя, не вини меня за то, что я сделал. Я и сам не понимаю, что со мной произошло. Я потерял равновесие. Да, ты имеешь полное право отворачиваться от меня, игнорировать меня, даже мстить. Я не хочу смиряться с мыслью, что ты не моя. Мне так важно знать, что только я могу целовать тебя, чувствовать твою нежность. Я люблю тебя, и с каждым днем все сильней. Останься со мной, Катя!»
Катя подняла глаза от записки и растерянно посмотрела на двери в кабинет Жданова. Зачем он продолжает эту детскую игру в записочки? Он ведь может просто поговорить с ней! Она встала и направилась к его столу. Каким он стал бледным и взволнованным!
– Послушайте, эта любовь и эта ревность, о которой вы пишете... – стараясь остаться спокойной, начала она. – Вы, то есть ты... Ты готов рассказать ВСЕМ о том, что происходит между нами?
– Да, Катя. Сразу же после совета директоров я объявлю об отмене свадьбы, и у нас с тобой все будет по-другому. Мы не будем начинать нашу жизнь со лжи и лицемерия! – Андрей сделал шаг в ее направлении.
– Я поняла... – Ее взгляд снова стал холодным. – Значит, только после совета...
– Это самый удобный момент. Сейчас надо потерпеть, осталось совсем немного.
В каморку просунулась голова вице-президента:
– Итак, господа знатоки, Роман Малиновский из Москвы интересуется, как наши дела?
– Отчет готов, – сказал Жданов, показывая папку.
– Катюша, вы наш ангел-хранитель, наша волшебница! – забирая отчет, сказал Роман и принялся петь Катерине дифирамбы. – В ваших руках цифры приобретают магический смысл. Жданов, когда у нас в тылу такие люди, нам ничего не страшно.
Он открыл пакет, и его брови поползли вверх.
– Не понял? Что это, Катя?
– Отчет.
– Я вижу, что отчет, а цифры? Ты где их взяла?
– Это реальные цифры, Роман Дмитрич, – ответила Пушкарева.
– Жданов, это реальный отчет, – Малиновский ничего не понимал. – Ты что-нибудь понимаешь?
Андрей заглянул в папку.
– Катя, что это значит? Что случилось? Катя, вы себя хорошо чувствуете?
– Более чем. Это реальный отчет без всякой мистики и волшебства. – Она невозмутимо посмотрела на них обоих. – Липовый отчет можно сделать только на основе реальных цифр!
– И когда это случится? – сухо спросил Жданов.
– Не могу вам точно сказать.
– Жданов, я бы на твоем месте немедленно сделал пластическую операцию и где-нибудь спрятался. Лучше у Кати в каморке. Или в Латинской Америке – если, конечно, ты успеешь ограбить банк! Катя, вы ведь не сдадите своего президента? – Малиновский здорово струсил: ну ладно, Жданов, – того семья не бросит, а он-то куда трудоустроится? Но показывать слабину сейчас было не время.
– Я, Роман Дмитрич, не Павлик Морозов. Оптимистичная версия будет готова, я думаю, ближе к вечеру, – Катя спокойно расположилась в своем кресле.
– Хорошо бы не очень поздно. Нам с Романом Дмитриевичем нужно время, чтобы освоиться с новыми цифрами. – Жданов старался говорить ровным голосом, но все равно не мог скрыть волнения.
Дверь кабинета отворилась, и в освещенном прямоугольнике дверного проема обрисовался высокий узкий силуэт – в комнату шагнул сухопарый и по-европейски подтянутый Жданов-старший.
Малиновский быстро захлопнул отчет, спрятал его за спиной и улыбнулся учредителю. Андрей отреагировал более нервозно:
– Папа? Почему ты не позвонил?
– А без звонка ты не примешь? – улыбнулся Павел Олегович и обернулся к Катерине: – Катюша, от Андрея я все равно ничего не добьюсь! Скажите честно, как наши дела? Андрей, не мешай мне секретничать с твоим личным помощником. Иди, поговори с мамой, президент.
– Павел Олегович... – Катя смотрела на Андрея и Романа, застывших за спиной отца – основателя компании. Роман пытался подавать Кате какие-то знаки, а «младший» просто оцепенел. – Отчет еще не готов, конкретные цифры я вам не назову...
– Вы знаете, Катя, я редко говорю такие слова, но должен вам признаться – пока мое предприятие в ваших руках, я спокоен, – Жданов-старший улыбнулся краешком губ.
Катя опустила глаза. Как тяжело лгать человеку, который тебе доверяет!
– Спасибо, – еле слышно прошептала она.
– Это вам, Катенька, спасибо. – Павел Олегович махнул рукой и удалился.

– Привет, Катерина. Как дела? – на бегу спросила Юлиана.
– Все замечательно, – Катя грустно подпирала кулачком осунувшуюся щеку.
– По твоему виду не скажешь. Ты говорила с Андреем про отпуск?
– Он меня не отпустит, но это уже не важно. Я все равно уйду из компании, сразу после совета директоров, – застонала Пушкарева.
– Куда? – от неожиданной новости остановилась Виноградова и даже забыла, куда направлялась!
– Все равно, хоть на край света.
– Значит так, край света не обещаю, но кое-что могу предложить, – она взяла Катю под руку. – Мне нужна толковая помощница, и ты мне подходишь. Поедешь со мной? В Египте будут съемки нового реалити-шоу. Я обеспечиваю пиар. Новая обстановка, новые люди, интересная работа! Тебе пора выбраться из этой – как их называли в старинных романах – «затхлой каморки». Признавайся, что тебя здесь держит?
– Отчет.
– Отчет – это кусок бумажки! Бросай все и ни о чем не жалей!
– Я не могу, – призналась Катя.
– Твою жертву здесь никогда не оценят, – доверительно зашептала она. – Поверь мне, мудрой женщине, сжигать мосты иногда очень полезно.
– Почему? – удивилась Катя.
– Потому что жизнь у тебя всего одна, Катерина.
– Я подумаю...
– Только недолго. Договорились?
Катя улыбнулась и кивнула. Да, совсем недолго. Завтра она скажет «да».
Как надоело всех обманывать! Может, бросить к черту фальшивый отчет и продемонстрировать акционерам реальные успехи господина президента? Кто мог управлять хуже? Разве что Александр Воропаев...
Катя окинула взглядом каморку. Странно, но ей будет жаль расставаться с этим обитаемым стенным шкафом. Зато она снова будет свободна. Больше никаких игр, никаких волнений – только реалити-шоу!
Она покачала головой:
«Не могу я его так подставить. Это уже не месть, а экономическое убийство. Я сделаю это в последний раз. Завтра отдам ему фальшивый отчет, все документы по «Ника-моде» и ключи от машины. Прости меня, Коля. Я не хочу ничем быть ему обязанной. Все ему отдам и уйду – мы с ним никогда больше не увидимся. Я получу новую настоящую жизнь, а он – свой фальшивый отчет! Такой вот бартер. Я же люблю вас, Андрей Павлович. И никогда не предам! Вы останетесь президентом «Zimalettо».
Катя решительно взяла трубку и набрала номер Николая:
– Коля, слушай меня внимательно и не перебивай. Мне срочно, слышишь, срочно нужен итоговый отчет по «Ника-моде» с момента регистрации. Срок – завтра утром. Полностью меняю обстановку и уезжаю.
Она снова взялась за работу. Отчет должен быть готов к вечеру.

«Чего она добивается? – думал Жданов. – Я и так в ее руках. Зачем все усложнять еще больше? Ведь я люблю тебя, Катя, – не потому, что завишу от тебя, а просто люблю. За то, что ты есть... Неужели ты этого не видишь? Я знаю, что ты тоже любишь меня и думаешь, что так будет лучше... что ты поступаешь правильно... Но хотя бы... помоги мне – в память о том хорошем, что у нас было!»
Дверь в каморку была открыта.
Андрей остановился в нескольких шагах от входа.
– Катя... – совсем тихо позвал Жданов.
– Уже вернулись, Андрей Павлович? – Катин голос дрожал, хоть она и пыталась говорить сухо и официально.
– Да – с победой. Вот проекты новых контрактов, у нас, наконец, появится возможность выплатить долги. У нас все получится, Кать, – он вошел в каморку.
– У «Zimalettо» все будет в порядке, – горько улыбнулась Катя. Хорошо, что в каморке темно и он не видит ее лица!
– У «Zimalettо»? – Он покачал головой. – У нас, Катя, у нас все будет отлично!
Она бормотала совсем тихо:
– Отчет готов. Завтра сделаю копии и раздам всем членам правления.
Катя протянула ему папку. Андрей открыл ее, полистал отчет и улыбнулся:
– Спасибо, Катенька. Вы меня спасаете... как всегда. Он взял Катю за руки, осторожно притянул к себе и поцеловал.
– Не нужно, Андрей Павлович, – запротестовала девушка.
– Не нужно кому? Тебе? Или мне? Мне сейчас нужно именно это, – он начал страстно целовать ее губы, глаза и зашептал: – Я хочу... Ты знаешь, чего я хочу. Поедем отсюда? Катя... Катенька...
Он крепче прижал ее к себе, снова и снова целовал ее волосы, шею. Но она высвободилась, посмотрела на Андрея, провела рукой по его плечу – такому знакомому и сильному, зарылась пальцами в волосах и поцеловала.
Жданова охватила смутная тревога:
– Ты меня так поцеловала, будто прощаешься навсегда.
Катя грустно улыбнулась и отвела взгляд. Зазвонил телефон. Она подняла трубку, выслушала невидимого собеседника и обреченно посмотрела на Андрея:
– Такси ждет. Завтра тяжелый день, Андрей Павлович. Нам всем надо выспаться! А вам еще отчет читать.
– Прочитаю, вся ночь впереди. Только все равно ничего не запомню. Буду думать о тебе, о нас и не спать всю ночь! Так что представлять отчет придется моему заместителю – Катерине Валерьевне Пушкаревой! – Он снова поцеловал Катю и тихо спросил: – Кать, а где настоящий отчет?
– Здесь, у меня, – она показала на сумку. – Хотите просмотреть?
– Вместо фильма ужасов? Не хочу. Сейчас я хочу смотреть только на тебя!
– На меня перед сном тоже не нужно смотреть, – грустно улыбнулась Катя.
Жданов отстранился и окинул хрупкую фигурку взглядом.
Катя не только повзрослела – она расцвела! Вместо робости в ней появилась уверенность, ее ссутуленные плечики расправились, осанка стала гордой.
Только сейчас он действительно разглядел, какая Катя обаятельная и женственная, она наполнилась удивительной внутренней красотой, которую так легко заметить и трудно описать словами.
Он не хотел больше отпускать Пушкареву от себя даже на несколько минут!
– Кать, останься со мной! Всего несколько часов, и наше будущее изменится! После завтрашнего совета Кира исчезнет из моей жизни. Навсегда. Я обещаю. Ты мне веришь?
– Я вам всегда верила, Андрей Павлович, – Катя говорила тихо, почти шептала – робко и неуверенно, как в свой первый рабочий день, день знакомства со Ждановым. – Я вам доверяла больше, чем себе, Андрей Павлович. До свидания.
– Не пущу, – Андрей сделал шаг и загородил дверной проем. – Скажи, что ты меня любишь. Я же знаю, что любишь!
– Люблю, Андрей... Андрей Павлович...
Андрей обнял ее, погладил по щеке и выпустил из комнаты:
– И я люблю тебя, Катя. Я очень тебя люблю.
Катя шла по коридору, ускоряя шаг, потом побежала. Она затылком чувствовала взгляд Андрея – такой нежный и любящий. Главное, сейчас не оглянуться.
Двери лифта сомкнулись, Катя обессиленно присела на корточки.
– Что же я делаю? Что делаю? Что ты делаешь, Пушкарева? Это ведь был наш последний поцелуй, господин Жданов, последний...
Лифт остановился. Она выпрямилась, поправила складочку на пальто и вышла из здания «Zimalettо» – в новую жизнь.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Не родись красивой. Жестокие игры. Книга 3