www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Не родись красивой. Помощник президента. Книга 2


Не родись красивой. Помощник президента. Книга 2

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Глава 1
Стоя на пороге кабинета, Катя не решалась произнести роковые слова. Андрей и Роман нетерпеливо переглянулись.
– Катя! Не заставляйте нас нервничать! – рявкнул взволнованный Жданов.
– Да, у меня уже слабость в коленках, – согласился Роман и пристально посмотрел на Екатерину. – Я стал таким впечатлительным!
– Со сметой все в порядке, – наконец проговорила она. Мужчины облегченно вздохнули и уже собрались пожать друг другу руки, однако Катя продолжила: – Но этот план может привести компанию к краху!
Для того чтобы исправить ошибки в предыдущих расчетах, не нарушая итоговых цифр, Екатерине пришлось сильно урезать некоторые статьи расходов. А это для компании – большой риск. Прежде всего, потому, что может пострадать качество продукции. Ведь уложиться в бизнес – план возможно, только если сэкономить на тканях.
Известие необыкновенно развеселило Малиновского. Юбки станут еще короче, начал фантазировать он, а декольте глубже. Да, такая перспектива ему по душе.
– Вот так рождаются модные тенденции! – жизнерадостно заявил он.
– Нам придется закупить более дешевые ткани, и они будут не такого качества, как раньше, – возразила Екатерина.
– Но при этом надо будет продавать платья по прежней цене… – развил ее мысль Андрей и внимательно посмотрел на Катю: – А другого выхода нет?
Она отрицательно покачала головой.
– Ну, тогда…
– Андрей Милко этого не переживет! – уже серьезно заговорил Малиновский. – А если Милко на дыбы встанет, нам всем… «Вы хотите одеть моих рыбок в бумагу и целлофан?»…
– Рома, – перебил его Жданов. – Сейчас у меня два выхода: рискнуть или сразу, собственноручно отдать «Zimaletto» Александру.
– Второе – не выход… – тоскливо заметил Роман.
– Значит, будем рисковать! – подытожил Андрей. Его глаза горели азартом и решимостью.
Именно в эту минуту Катя, наконец, призналась себе, что готова пойти за Андреем куда угодно и сделать все, что он потребует. Что за эти дни он привязал ее к себе крепчайшими узами, раскрыв неизведанные глубины души. И она сомневалась, сможет ли когда-нибудь вырваться на свободу. Да и захочет ли…

***
Александр припарковал, машину. Хлопнув дверцей, он по-хозяйски оглядел здание «Zimaletto». Взгляд Воропаева поднимался все выше и выше и замер на окне кабинета Жданова. Вероятно, уже сегодня руководство компанией перейдет, в новые руки…Будущий президент Модного Дома решительно вошел в свои владения…
Сидящая в приемной Виктория как обычно занималась любимым делом – красила ногти и что – то напевала себе под нос. Заметив, что перед столом неожиданно выросла фигура в мужском костюме, Вика оторвалась от своего занятия. Увидев Александра, Клочкова поспешно сунула кисточку в бутылочку, запихала ее в ящик стола и радостно улыбнулась:
– Доброе утро!
– Здравствуйте, – сухо ответил Воропаев и поинтересовался: – Андрей уже у себя?
– Сейчас я о вас доложу. Присаживайтесь. – Виктория поднялась и замерла в соблазнительной позе. – Чай? Кофе?
– Нет, ничего. Спасибо.
В приемную Жданова быстрыми шагами вошел Ярослав Ветров. Не глядя на Викторию, он направился к Александру и протянул ему руку. Решив, что Жданов может и подождать, Виктория принялась рыться в столе, наклонившись так, чтобы ее ноги как можно лучше были видны Александру и Ярику.
Увы, Воропаеву было не до ее прелестей. Он сразу же перешел к делу.
– Ну, как у нас дела?
Ветров выразительно покосился на аппетитную Викину попку. Александр в ответ презрительно пожал плечами. Разве мог он опасаться какой-то глупой секретарши?! Впрочем, подумав, предложил перейти в конференц-зал, язвительно напомнив Клочковой, чтобы она все-таки сообщила своему начальнику о его приходе.
Обиженная невниманием Вика влетела в кабинет Андрея. То, что она там увидела, ей совсем не понравилось: Андрей, Роман и Катя склонились над бумагами.
– Тогда сумма задолженностей, – убежденно говорила Пушкарева, – перестанет расти, и проценты по кредитам…
– Андрей Павлович, там Александр Юрьевич пришел. Хочет вас видеть, – громко сказала Виктория.
– Александр? Так рано? – Жданов с недоумением посмотрел на Романа.
– Они с Ярославом Борисовичем ждут вас в конференц-зале, – пожала плечами Вика.
– Виктория, принесите им туда кофе. Мы скоро будем, – отмахнулся Малиновский.
– Мой собственный финансовый директор сейчас будет критиковать план развития моей собственной компании?! – тут же взорвался Андрей.
– И если у него все получится, компания может перестать быть твоей собственной, – добавил Малиновский.
– Вот здесь сравнительная характеристика вашего бизнес – плана и финансовых отчетов за последний год, – сказала Катя, собрала со стола бумаги и протянула их Жданову. – Здесь данные по кредитам, здесь – исправленные цифры. Здесь…
– Я в этом утону! Я… – с ужасом глядя на кипу документов, произнес Андрей. Помолчав несколько секунд, он принял решение: – Катя, держите бумаги. Вы идете с нами.
Роман вопросительно посмотрел на друга, но затем согласно кивнул: действительно – это их единственный шанс.
– Меня Александр Юрьевич терпеть не может! – пробовала протестовать Катя. – Я его в первый же день дверью ударила. И потом еще…
– Вот и отлично! – улыбнулся Жданов. – Хотя, ударили бы, как следует, одной проблемой было бы меньше. Катя, хватит нападать на него из-за угла. Пора выйти на честный бой! Помогите нам, а?
– Хорошо… если нет другого выхода… – соглашаясь, протянула Екатерина.
– Ну,…к черту! То есть ни пуха нам всем! – выдохнул Жданов и решительно толкнул дверь в конференц-зал.

***
Не теряя времени, Андрей и Роман расположились напротив Александра и Ярослава. Глаза – в глаза. Две враждующие армии на поле боя. Катя в замешательстве остановилась. Не оставляя время на размышления, Жданов резко подвинул соседний стул и жестом приказал ей сесть. Пушкарева заняла место рядом с Андреем и замерла.
Виктория возникла в дверях как всегда не вовремя. Вопрос записывать ли ей ход совещания от руки или принести диктофон, привел Жданова в недоумение. Посвятив разглядыванию бесцеремонной секретарши несколько секунд, он попросил ее принести…кофе. В том числе и Екатерине Валерьевне, которая будет принимать участие в совещании. Раздосадованная Клочкова довольно громко хлопнула дверью.
– Ты что, не мог разобраться со своими секретаршами до совещания? Андрей! Мое время стоит дорого! – сообщил Александр.
Он небрежно кивнул в Катину сторону, мол, ей здесь сейчас не место.
– Я тебя не приглашал и не держу, – усмехнулся Андрей. – А Екатерина здесь для того, чтобы представить наш новый бизнес – план.
– Секретарша? Бизнес – план? – Воропаев с любопытством посмотрел на Пушкареву. – Барышня, у меня тоже есть секретарша. Марина. В следующий раз я возьму ее с собой, и вы отлично поладите. А теперь давайте серьезно!
– Согласен. Екатерина, начинайте, – подбодрил ее Жданов.
Он посмотрел на девушку с такой уверенностью, что у Кати как будто выросли крылья. Уже не сомневаясь в правильности выбранного пути, она принялась объяснять преимущества нового плана. Через несколько минут после начала ее доклада ироническая усмешка сошла с лица Воропаева. А еще через полчаса Катя и финансовый директор компании жарко обсуждали предполагаемое колебание процентов к концу года.
– Финансовая ставка должна составлять два и три десятых процента, а у вас шесть. Это рискованно! – заявил Ветров. – Доллар может…
– Так мы обезопасим наш бюджет, – прервала его Екатерина. – Вы же знаете, процентная ставка никак не влияет на поведение доллара. Это совершенно отдельное понятие.
– Ярослав, хватит задавать ей азбучные вопросы! – с гордостью посмотрев на Катю, сказал Жданов. – Мы не на экзамене! Итак, перейдем к существу дела.
– Хорошо, по существу… – кивнула Екатерина. И обращаясь ко всем, заявила: – Вы видите, что конечные цифры не изменились.
– Но вам, наверняка, пришлось сократить расходы на производство? – не сдавался Ветров.
– Немного, – поспешно кивнул Жданов. – Но качество от этого не пострадает. Еще вопросы есть?
– Есть, – кивнул Воропаев. – Где ты достал такую секретаршу?
– Это было сложно, – наслаждаясь ситуацией, усмехнулся Андрей. – Но у меня получилось. Вообще, подбор персонала, это первое что должен уметь настоящий руководитель. Запоминай, пригодиться. Екатерина Валерьевна закончила экономический факультет МГУ и работала в солидном банке.
– Ну – ну… – Александр еще раз внимательно посмотрел на Катю. – А ты не думал о том, что ей самой нужен секретарь? Мне кажется, ты бы отлично справился с этим – кофе, там варить, протоколы составлять, а? Я тебя со своей секретаршей познакомлю – у нее большой опыт в этих вопросах!
– Я сегодня уже наслушался про твою секретаршу,– Андрей поднялся и протянул руку будущему родственнику. – Если тебе больше нечего сказать, я тебя не задерживаю.
– И на том спасибо,– пожал ему руку Александр.
Ни слова не говоря, Воропаев, вышел из конференц-зала. Да, сегодня он не стал победителем. У противника в рукаве оказался джокер – Катя Пушкарева. Кто бы мог подумать, что эта девушка за одну ночь справится с таким количеством цифр!
«Впрочем, это еще не конец, – успокаивал себя Воропаев. – Мое время придет. Надо лишь немного подождать…».

***
Тишину в конференц-зале нарушил победный возглас Андрея:
– У нас получилось! Получилось! А все почему? Потому что у нас есть Катя!
Он бросился к Пушкаревой и в порыве благодарности крепко прижал ее к груди. Катины очки тут же съехали с носа, но она этого даже не заметила. Разве можно думать о таких мелочах, когда тебя так пылко обнимает любимый мужчина? Катя не слышала ничего кроме стука собственного сердца.
– Андрей Павлович, все – таки я хочу сказать… – смущенно пробормотала она, когда Андрей, наконец, отпустил ее. – Мы, конечно, все рассчитали, но это – теория. На деле все может оказаться…
– Катенька, идите, пообедайте! – беззаботно отозвался Жданов. – А к трем подходите – будет совещание. Я хочу, чтобы вы на нем присутствовали.
– Хорошо, но вы меня не слушаете.…Следовать этому бизнес – плану очень большой риск, – настаивала она.
– Риск? Отлично! Будем рисковать! И спасибо вам, Катенька, вы очень помогли нам сегодня! Мы придем к совещанию, – он обворожительно улыбнулся и повернулся к Роману: – Рискнем доехать до «Отцов и детей»?
Прежде чем Катя успела открыть рот, чтобы что-то добавить, приятелей и след простыл.
«Может это и к лучшему?» – подумала Пушкарева. Она задыхалась от волнения: восторг победы и тайный страх смешались в ее душе. Эмоции отражались в растерянных глазах. Сейчас Катю переполняла такая огромная любовь к Андрею, что скрыть это от шефа было бы невозможно. Уж лучше пойти пройтись по улице, пообедать с подругами из «Женсовета», немного прийти в себя…

0

2

Глава 2

Дамочки удобно расположились за столиком в «Ромашке». Сегодня был необычный день: на Амуру нашло вдохновение, и она взялась погадать подругам. Она изучала разложенные на столе карты, а остальные с замиранием сердца ждали ее вещих слов. Наконец, Амура, грустно, произнесла:
– Прости, Шурочка, но опять никого. В ближайшие две недели.
– Амур, Кате погадай! – предложила Светлана.
– Точно! – согласилась Мария. – Кате еще не гадали!
– Ой, да вы что?! Не надо мне гадать! Не люблю я этого! – заволновалась Катерина.
– А тебе уже гадали когда-нибудь? – поинтересовалась Амура и, получив отрицательный ответ, снова разложила карты. Не обращая внимания на слабые Катины протесты, она принялась рассказывать: – Так…Дорога…Дороги нет. Казенный дом…Казенного дома тоже нет…Душа моя, да ты влюблена! Эти отношения круто изменят твою жизнь. Тем более что, по – моему.…Да! Они взаимны!
Сообщение настолько поразило «Женсовет», что вопросы посыпались сразу со всех сторон. Кто этот избранник? Какого он роста? Почему он никогда не встречает Катю с работы? И, может быть, она влюблена в своего шефа?
Какое – то мгновение Катя боролась с желанием рассказать правду. Коротко вздохнув, она сжала руку в кулак так сильно, что ногти вонзились в ладонь. Впрочем, ее метания были напрасны. Дамочки уже пришли к выводу, что если по картам получается взаимная любовь, это точно не Андрей Павлович. У Кати отлегло от сердца – ее тайна останется при ней.
Но укротить любопытство новых подруг оказалось непросто. Им непременно хотелось знать о Кате все. Что оставалась делать? Она рассказала про Николая. Не о том, конечно, что он – единственный знакомый мужчина. И не о том, что он – очкарик – неудачник, мечтающий о пластической операции.…Нет, она изобразила его красивым и хорошо сложенным любимцем девушек. Правда, оставалось непонятным, что такой мужчина делает рядом с ней. Пришлось добавить, что Николай ценит в девушках ум и доброту. А еще, сочиняла Екатерина, он очень сильный: два раза в неделю занимается спортом. Кроме того, он неплохо зарабатывает. И машина у него есть. И позволить себе он может достаточно много. Например, сводить ее в ресторан. Или на дискотеку.
Обманывать новых подруг было стыдно. Но еще больше ей было стыдно признаться, что у нее никого нет, а сама она безнадежно влюблена в самого обаятельного мужчину в мире…
– Он очень хороший человек! – закончила рассказ Катя, так и не подняв глаз от пустой тарелки.
– Если Амура сказала, значит, все получится, – объявила Мария.
– Я сказала, что будут большие перемены, а не…
– Это у нас будут большие перемены, если не отправимся по рабочим местам. Нас уволят, – поднимаясь из-за стола, сообщила Ольга Вячеславовна.
Дамочки начали поспешно собираться.
– Катюш, перемены – они не всегда к лучшему. Но они будут, это точно. И еще…он тебя любит! Даже не сомневайся! Любит! – прошептала напоследок Амура и бросилась догонять подруг.

***
Неужели слова Амуры – правда? Смущенная и обрадованная Катя, никого не замечая, вернулась в «Zimaletto».
– Можно? – Она заглянула в кабинет Жданова. – Простите, Андрей Павлович, я опоздала.
– Ничего – ничего,– махнул он рукой. – Совещание начнется минут через десять. Так что спокойно берите бумаги и идите в зал заседаний.
–Я.…Да…Я сейчас… – с мечтательной улыбкой на губах, задевая стулья, она прошла в свою каморку.
– Все! – сообщил другу Малиновский, когда Катя скрылась за дверью. – Она влюбилась!
– В меня?! – выпучил глаза Жданов.
Роман, молча, кивнул.
Андрей, так же молча, отмахнулся, брось, дескать, заливать. Разве такая замухрышка способна испытывать к кому-то нежные чувства? Но Роман только хихикнул и развел руками…
А Катя стояла в своей каморке и продолжала улыбаться. Невозможно описать словами чувства, которые она испытывала в эту минуту. Андрей заполнил все ее существо – и разум, и сердце. Когда он был рядом, ее тянуло к нему словно магнитом.

Она уже не могла представить себе жизнь без его улыбки, внимательных взглядов, случайных прикосновений и даже эмоциональных вспышек.
Она вынула из книги фотографию Андрея и долго смотрела на нее. «Перемены – они будут. И еще – он тебя любит! Даже не сомневайся! Он тебя любит!» – вспомнила Катя слова Амуры. Она снова любовно взглянула на фотографию, бережно положила ее в папку. Туда же сложила необходимые бумаги и направилась в конференц-зал.
Сюда не торопясь, стекались руководители «Zimaletto». Андрей уже привычным жестом указал ей на место возле себя. Не дожидаясь, пока рассядутся остальные, Жданов начал забрасывать Катю вопросами, не нерешенными накануне. Он не обратил внимания на Ярослава, обиженно поджавшего губы. Не заметил вошедшую Киру, улыбка которой начала таять, как только она увидела Катерину. К счастью, преданный Малиновский был начеку. Он вскочил, быстро подошел к Кире и повел ее к своему стулу.
– Кирочка, чудно выглядишь! – проворковал он, усаживая девушку рядом со Ждановым. – Садись, садись! Начинаем уже…
– Это мое место! – Кира кивнула в сторону Пушкаревой. – Почему там сидит эта уродина?
– Им просто посовещаться надо, – успокоил ее Роман. – Вопросов – то, сама понимаешь, вон сколько! Какое дело затеваем!
Услышав последние слова, Андрей обернулся, кивнул невесте и продолжил:
– Ну что, начнем – и, не услышав возражений, продолжил: – Тогда, господа, я должен сообщить вам наиприятнейшее известие! Еще сегодня утром у некоторых из наших соучредителей были сомнения в том, что я смогу возглавить «Zimaletto». Но мне удалось развеять эти сомнения. И как президент компании я намерен сразу же отдать некоторые распоряжения. Они будут касаться вас, Ярослав Борисович. Начиная с сегодняшнего дня и впредь, вы для того чтобы произвести какое-нибудь действие с банковскими счетами или имуществом, должны будите проконсультироваться с моим личным секретарем, Екатериной Пушкаревой.
– Но я – финансовый директор! – возмутился Ветров.
– И остаетесь им.
– А она – секретарша!
– Да, Екатерина – мой секретарь, и отныне вы будете отчитываться перед ней по всем финансовым вопросам. У вас какие – то возражения? Отлично. Тогда, Ярослав Борисович, на сегодня вы свободны. А мы продолжим.…Хочу обратить внимание присутствующих, что политика компании во многом будет меняться. Так, мы собираемся взять ориентир на аудиторию, не охваченную нами ранее…
Ярослав молча, поднялся и направился к двери. Перед тем как выйти он обернулся и окинул Катю долгим недобрым взглядом. Остальные участники совещания тоже с недоумением разглядывали Жданова и Пушкареву. Повисло тягостное молчание.
Катерине хотелось провалиться сквозь землю. Но мысль о том, что Андрей надеется на нее, придала ей сил. Доклад Кати был очень подробным и основательным. Урядов откровенно зевал, Милко складывал из листов бумаги фигурки, Кира устала, подперла щеку и пристально смотрела на Жданова.
– В связи со всем этим нам придется отказаться от прежних поставщиков продукции, – подытожил Андрей, когда Катерина закончила.
– Если ты скажешь, что собираешься покупать дешевые ткани, для выставки в Париже шить будешь сам! – Милко оторвался от оригами.
– Я сказал не дешевые, а дешевле!
– То есть искусственные, да? Синтетику? Я не одену моих рыбок в целлофан! – не унимался дизайнер.
– А искусственные ткани входят в моду, – улыбнулся Роман.
– Моду создаю я! – упорствовал Милко.
– Вот и создавай! – согласился Малиновский и сердито добавил: – Нам нужно сократить расходы на ткани, ты понимаешь?!
– Так… – остановил спор Жданов. – Это мы обсудим позже. И не здесь. Дальше…Я знаю, что все устали, но нужно закончить…Георгий, тебе тоже придется поработать – я намерен серьезно расширить штат сотрудников…
– Всем привет! Еще заседаете? – прервал Андрея жизнерадостный голос Крестины, и красавица впорхнула в комнату. – Я тихонечко, я вам мешать не буду…
– О чем я? – сбился Жданов. – Да…Мы расширяем возрастную категорию наших клиентов, соответственно нам понадобятся…
Увы, ход заседания был нарушен. Кристина подсела к Милко и тут же громким шепотом принялась рассказывать о том, что нашла в журнале сногсшибательное платье. Такое, которое ей очень подходит. Теперь осталось лишь быстро его сшить, чтобы можно было надеть на свадьбу Кирочки.
Но надо еще к нему сумочку купить. И туфли. И духи.…А кстати, новый парфюмерный магазин открылся…
С сожаление осознав, что заседание уже не вернуть в деловое русло, Жданов быстро закончил:
– Кира, тебе тоже придется поработать. Мы планируем открыть сто двадцать точек продаж по России. Георгий, бюджеты на новые договора ты будешь обсуждать с Катей. Ну, все. Спасибо.

***
Собрав бумаги и наскоро попрощавшись с присутствующими – впрочем, это было излишним: ее никто не замечал, – Екатерина поспешила к себе в каморку.
Из кабинета Жданова раздавались голоса Романа и Андрея. Разговор шел о Ветрове. Андрей считал что, своевременно отстранил его от руководства финансами, ведь Ярик подставил их. Именно из-за него чуть не провалился проект реорганизации фирмы! Роман возражал, что открыто воевать с Ветровым сейчас – полное безумие. Жданов настаивал на своем. Более того – тут Катя стала слушать более внимательно – он решил доверить все финансы ей! Только передав их в Катины руки, можно хоть как-то влиять на финансовые операции компании.
– Она тебе нравится! – фыркнул Роман.
– Да, она мне нравится! – ответил Жданов. Екатерина вздрогнула и выронила из рук папку. – Ром, она отличный работник и честный, надежный человек. Она нас не подведет.
Из папки выпала фотография Андрея. Катя подхватила ее, прижала к груди и шепотом произнесла: «Я вас не подведу». Она посмотрела на фото. Андрей был великолепен. И она ему – ему! – нравится!
Катя вздохнула: «Кого я обманываю? Дура! Поверила в гадание! Разве я могу изменить его жизнь? Он – звезда. А я?» «Твое чувство взаимно», – вспомнила она предсказание Амуры. Неужели такое возможно? Нет, не возможно…
Но ведь у других все сбылось?!

0

3

Глава 3

– А излишки наличности прямиком отправлять в банк, чтобы погашать кредиты, – закончила Екатерина и добавила: – Правда, у меня еще нет полной информации по помещениям.
– Уже есть, – тут же отозвался Малиновский и передал ей папку с документами.
Утро выдалось на редкость удачным. Даже охранник у входа не устроил обычной сцены проверки. Роман как всегда оставался весел и жизнерадостен, и даже Андрей Павлович, кажется, был доволен жизнью. Последнее в прошедшие дни случалось не часто. В конференц-зал впорхнула Кира. Удивительно, но сегодня и она была на редкость весела и добродушна.
– Цены на аренду не обсуждали? – начала она деловой разговор. – Хорошо. Кстати, один из вариантов – бывший магазин «Море сантехники». С ума сойти – были такими крутыми, а теперь их уже нет. Может, не стоит это помещение арендовать? Вдруг оно несчастливое?
– Конечно, не стоит! – кивнул Андрей. – Что мы прицепились к аренде? Пока средства позволяют, надо выкупить помещения, а не снимать углы!
– А как же модернизация производства? – удивилась Катя. – На аренде можно сэкономить.
– Мы всю жизнь экономим, – вздохнул Роман.
– Если посчитать, сколько мы уже выплатили, из-за этой экономии…несколько магазинов можно было бы купить, – думая о чем – то своем, сказал Жданов.
– Согласен. Аренда сжирает больше, – кивнул Малиновский.
– Ну, если исходить из фактора времени… – подала голос Екатерина.
– Да, – как будто очнувшись, заметил Андрей. – Кира, сколько может занять оформление документов?
– На покупку? Немного, – ответила Кира.
– Отлично. Тогда займись этим.
Катя хотела возразить, но не успела – в комнату заглянула Виктория: звонили из банка и сообщили, что уже выслали Ярославу документы. Жданов вздрогнул и приказал Катерине тут же пойти и забрать их у Ветрова. Кира пожала плечами и выразительно посмотрела на Клочкову.

***
Когда Катя покинула конференц-зал, а Виктория затворила дверь. Кира обернулась к Андрею и потребовала объяснений. С каких это пор секретарша занимается финансовыми вопросами? Уж не стала ли она финансовым директором?
Кира сидела, обхватив себя руками за плечи, с тоской смотрела на жениха и чувствовала себя обиженной, злой и…совершенно беспомощной. Она не верила ему, вот в чем проблема. Боялась, что сейчас, когда ему удалось спасти компанию и отбиться от Александра, он развернется и уйдет, даже не попрощавшись. К Лариной, Нестеровой, к кому-то еще.…А Кира опять останется одна. Без любви. Без надежд.
Андрей пристально посмотрел ей в глаза и, кажется, понял ее опасения. Он начал обстоятельно объяснять, что эту должность по-прежнему занимает Ветров. Но все финансовые вопросы прорабатывает Катя. И план, которого сейчас придерживается фирма, – тоже. Ей он доверяет больше, чем себе. И не сомневается – он все делает правильно. Пусть и любимая поверит в него.
Кира поднялась и заставила себя улыбнуться. Но сама прекрасно поняла, как не соответствует эта ее улыбка полыхавшему в глазах гневу и едва сдерживаемой ярости. Андрей, по ее мнению, зашел слишком далеко. А Жданов, казалось, не замечал упрека во взгляде невесты. Весь его вид говорил о том, что он доволен и счастлив.
Кира не знала, что в эту минуту, стоя в кабинете Ветрова, Катерина была почти несчастна так же, как она.
– Андрей Павлович так и сказал? Чтобы вы забрали эти документы? – вальяжно развалившись в кресле, ехидно поинтересовался Ярик.
– Совершенно верно, – подтвердили она. – Прежде чем Андрей Павлович подпишет, мне нужно их изучить.
– Вы правильно поняли указания шефа, ничего не перепутали?
– Если не верите, позвоните ему и спросите сами, – предложила Катя.
– Вы даете мне указания? – ерничал Ярослав. – Может, я и кабинет освободить должен? Для вас.
– Я просила передать мне документы, только и всего, – спокойно объяснила Екатерина.
– «Только и всего», как мило! Я должен благодарить вас за это?
– Вас раздражает мое присутствие, – вздохнула она. – Отдайте мне документы, и я уйду.
– А я еще никуда не звонил и не уверен, что должен сделать это, – не унимался финансист.
– Так позвоните, пожалуйста. Проверьте, – обреченно произнесла Катя и приготовилась к дальнейшей пытке.
– Андрей Павлович не любит, когда его отвлекают, – сказал Ветров, поднимая трубку.
– Особенно по пустякам, – согласилась с ним Катя. – Знаете что я, пожалуй, пойду. Проще перезвонить в банк и попросить продублировать документы для меня.
– Вы слишком самоуверенны. – Ярослав резко бросил ей через стол документы и промахнулся. Бумаги разлетелись по комнате.
Катя пристально посмотрела на Ярослава. Она продолжала стоять, не двигаясь. Не выдержав ее взгляда, Ветров поднялся с кресла, собрал документы.
– Ваш успех – он до первой ошибки! – зло предупредил Ярик. – Когда вы рухните, вас никто поднимать не станет.

***
– Что так долго?
– Господин Ветров не сразу поверил, что я действую от вашего имени, – Катя сердито кинула на стол документы.
– Не понял, Ярослав что, не хотел их отдавать?! – тут же взорвался Жданов и схватил бумаги.
– Мне кажется, ему просто неприятно со мной работать.
– Мало ли с кем мне неприятно работать! Но я, же терплю. Или он считает себя незаменимым? – прорычал Жданов и схватился за телефон. – Так я его сейчас разочарую.
– Пожалуйста, Андрей Павлович, не надо! – взмолилась Екатерина. – Он будет думать, что я жалуюсь.
– Ну, хорошо. Вы дали ему достойный отпор?
Катя кивнула. Андрей скептически покачал головой: сомнительно, что эта серая мышка может что-то сделать Ветрову.
Он снова взялся за документы, полистал их и вновь обратился к Кате:
– А ведь, в самом деле,…Катерина! За все время работы вы мне ни разу не пожаловались. Вас все устраивает?
– Да, я почти ко всему привыкла, – она пожала плечами.
– Жаль, что к вам не все привыкли, – тут же встрял Малиновский.
– Ничего, – уверенно сообщила Катя. – Солдата ругают, а он копает.
– Народная мудрость? – поинтересовался Рома.
– Папа так говорит, – улыбнулась она.
– Он военный? – оторвавшись от бумаг, спросил Жданов.
– Он бухгалтер, но с богатым армейским прошлым.
– Понятно, в кого вы такая… – Андрей замялся, – то есть, откуда у вас способности к экономике. Так. Я все просмотрел. Сделайте, пожалуйста, по две копии, пробегитесь еще раз глазами – для порядка – и возвращайтесь назад.
– Хорошо, Андрей Павлович, – она подхватила папки и отправилась к себе в каморку.
– Этот тип давно напрашивается, – имея в виду Ветрова, угрожающе произнес Малиновский. – Хочешь, я ему кнопку на кресло подложу?
– У меня такое ощущение, что эти милые люди окружают меня со всех возможных сторон, – мрачно сказал Андрей. – Того и гляди задушат.
– Как в анекдоте: их, мол, двое, а мы с тобой одни…
– Это ты к чему?
– К тому, что их всего двое, а у тебя мания преследования.
– А Вика подцепила тебя, как будто случайно.…Если они завербуют тебя и Катю – считай, я пропал.
– Исключено. А даже если…до утра точно обратно перевербуюсь…ты же знаешь, я профи. – Роман усмехнулся, помахал рукой и вынырнул из кабинета.
Он не был бы так беспечен, если бы услышал телефонный разговор, происходящий в эту минуту в кабинете Ярика.
– Очевидно, что теперь документы будут приходить, напрямую, к Пушкаревой, – жаловался Ветров.
– Не растекайся, соберись! – Голос Воропаева был бодрым. – Момент упущен, но это не страшно. Пусть Жданов прокричится – если хочет. Главное: дай понять, что ты им нужен. Он не должен тебя уволить.
– Жданов поднимает ее и опускает меня. Я не удивлюсь, если они лишат меня всех полномочий, отрезав от денег компании.
– Принимай любые условия. Они полагаются на Пушкареву?! Пускай. Они думают, что если бизнес – план идеальный, то все пойдет гладко. Но у Жданова никогда не будет гладко – поверь мне. Он слишком увлекается рискованными играми и рано или поздно сорвется.
– Я могу этого не дождаться, – заметил Ярик.
– Тебе я пропасть не дам. Но для этого ты должен оставаться внутри. Любыми средствами. Ты усвоил?
***
Жданов вытащил ручку и, глядя на договор, который Катя только что положила перед ним, задумался. Во что он ввязывается? Во что впутывает компанию и всех ее сотрудников? Долговые обязательства, огромная сумма риск…Андрей почувствовал, как лоб начал покрываться испариной.
«Интересно, уже кто-нибудь посчитал, сколько калорий теряет человек, подписывая учредительные договора, копии протоколов, отчеты, выписки, справки?.. Кажется, пустяк: черкнул ручкой, и все. Если бы модели каждый день подписывали кредитные документы, им никакие диеты были бы не нужны». Он поставил первую подпись, перевернул страницу, попытался поставить вторую, но ручка перестала писать. «Вот. Еще минус тысяча калорий. Не пишет ручка. Интересно, это – хорошая примета или плохая?» Он не заметил, что начал рассуждать вслух.
– Я считаю, что все, что вы делаете, правильно, – услышал он голос Кати.
– Вот прямо-таки все? – улыбнулся он, прочитав в ее взгляде преданность и уверенность.
– Да… – Она начала волноваться. – Нет.…Да, но не все – в смысле везде. А все – там, где вы все, где без вас все встанет…
– Я ничего не понял. Это секретный язык? – улыбнулся он. Затем серьезно посмотрел ей в глаза. – Со стороны здесь все привлекательно и блестит, но внутри – это очень суровый бизнес. Один неправильный шаг – и в эту дверь тебя больше не пустят. Катя, я очень полагаюсь на вас. Здесь не так много людей, котором я могу доверять, но вам мне бы хотелось верить. Я ведь могу вам верить?
Он потянулся, закинул руки за голову. Катя сидела в кресле рядом, ловя каждое его слово, и с замиранием сердца смотрела на Жданова, кивая головой и борясь с желанием, забыв обо всем, поцеловать и приласкать его.
– Да. Конечно, – опомнилась она. – Вы простите, Андрей Павлович, я действительно мало думала о том, что это для вас значит. То есть я думала, что оно значит, но не понимала, как много. И что такая цена. Я не про цифры, а вообще, про усилия. Я очень вас понимаю. И всегда поддержу.
– Вот и хорошо. Дайте мне, пожалуйста, ручку, – она растерянно протянула ему ладонь.– Не эту…
Катя протянула ему вторую руку, но спохватилась и принялась судорожно рыться на столе в поисках авторучки. Но та исчезла.
– У меня есть другая, – виновато сказала она, доставая новую ручку, и, не рассчитав, со всей силы ткнула ею Андрею в запястье.
Жданов поморщился, вздохнул, отобрал у нее ручку и усмехнулся.
– Человек вы, Екатерина Валерьевна, хороший, – спокойно и быстро подписывая документы, сказал он, – а вот реакция у вас ужасная. Вы спортом на досуге не занимаетесь?
– Где? – не поняла Катя.
– На до – су – ге, – раздельно произнес он. – Это такое время, отведенное нам для того, чтобы мы могли отвлечься от работы и заняться чем-нибудь для тела и души.
– Сейчас очень много работы, я пока не успеваю, – забирая бумаги, смущенно ответила она.
– Жаль, я не могу вам этого приказать. Но вы обязаны отдыхать. Я не могу потерять вас в самом расцвете сил. В моей команде не так много ценных игроков.
«В моей команде…» – повторила она, уже стоя в своей каморке.
Теплый голос Андрея творил с ней странные вещи. Его светящиеся уверенностью глаза и широкая улыбка опьяняли как шампанское и дарили такую же легкость. На мгновение ей показалось, что стены комнаты расступились, и серебристая лунная дорожка легла на спокойные волны. Они были одни на свете, влюбленные, и ветер нес с моря свежесть и обещание вечного счастья…

0

4

Глава 4

Катя задела локтем стопку папок, лежавших на письменном столе, и обреченно вздохнула, когда они, рассыпая содержимое, полетели на пол. Но ее неловкость принесла пользу: под папками оказался ее дневник. «В моей команде…» – нашла последнюю запись Катя.
Она пожала плечами. Какой смысл в дневнике, если им не пользоваться? С тех пор как Андрей сказал эти слова, прошло уже два месяца. И так много произошло перемен! Она совсем освоилась с новыми обязанностями. Ветров, казалось, смирился с тем, что она занимается всеми финансовыми делами фирмы. Александр тоже не давал о себе знать. Удивительно, но и Кира, похоже, пришла к выводу, что Катерина вполне справляется с порученной работой. И самое главное – Виктория. Она, конечно, не стала доброй феей, но, по крайней мере, открыто не враждовала. А мелкие пакости? Ну что ж, их вполне можно пережить, когда находишься рядом с любимым…
– Ты в курсе, где у нас Жданов? – Вика стояла в дверях каморки, внимательно рассматривая ее стол.
– В поле, – просто ответила Екатерина, все еще пребывающая в лирическом настроении. – У Андрея Павловича сегодня футбол. Потом поедет обедать с деловыми партнерами. А в чем дело?
– У меня на линии «Атлантик – банк», коммерческий директор, – сообщила Клочкова. – Что ему надо, не говорит, но раз Андрея нет, свяжу его с Ярославом.
– Переключи на меня, – Катя перешла на деловой тон. – Они приняли решение по кредиту и хотят нам его сообщить.
– Тогда тем более Ярослав с ним быстро разберется.
– Ярослав не курировал этот вопрос, и не сможет разобраться ни быстро, ни медленно, – возразила Екатерина.
– Так что, перевести на тебя? – пожала плечами Вика.
– Именно так.
Виктория круто развернулась и с шумом захлопнула дверь. Через минуту на Катином столе зазвонил телефон. Катя подняла трубку и услышала голос банковского служащего: «В кредите будет отказано…»
– Как? – удивилась она. – Мы же выполнили все требования! Наша компания работает с вами уже третий месяц и ни разу вас не подвела. Мы так рассчитывали на этот кредит.…Простите, но это не наша вина! Это несправедливо! Путаница произошла из-за вашего переезда. Мы предоставим вам копии. Дело не только в них?! А в чем? А сегодня мы могли бы успеть? Мы – это я и Андрей Павлович…Я привезу копии и новый договор за его подписью прямо сегодня, тогда вы дадите кредит?.. До семи? Я успею!
Она вскочила и быстро сложила в портфель бумаги. В ее каморку вошла Шура. Помощница Малиновского жаловалась, что шефа нет, его мобильник не отвечает, и она не может принять ткани.
– Ты меня извини, но мне срочно надо найти Андрея, – не слушая ее жалоб, продолжала собираться Катя. – Ты не знаешь, как позвонить в клуб?
Команда «Zimaletto» сражалась сегодня на футбольном поле с командой мерии. Жданов, естественно, был на поле.
– Знаю, – кивнула Шура, – а что толку?! Они же с Романом на поле.
– А если как-нибудь передать информацию? Через кого-нибудь, – она задумалась. – Кира! Она ведь наверняка там…
– Что? Звонить ей? Нет. Я лучше семь раз на седьмой этаж сбегаю.
– Если мы их не найдем, бегать больше никуда не придется, – вздохнула Катя.

***
– Да. Кто? Пушкарева?! Ты меня поражаешь! Это предел нахальства, – кричала в трубку Кира. – Или это простота, хуже которой только майки в полоску. Ты мой телефон ни с чьим не перепутала? Потопу что мне сейчас некогда. Знаешь такое слово: не-когда?.. Что? А Андрею тем более.
Воропаева дала отбой. Шура с сочувствием смотрела на Катю, а та снова набирала номер.
– Это опять я. Мне действительно нужен Андрей. Это очень важно и срочно.
– Мне передать ему трубку? – ехидно поинтересовалась Кира.
– Да, если можно.
–Ты соображаешь, куда ты звонишь? – заорала Воропаева. – Я сижу на три – бу – не. Ты хочешь, чтобы я помчалась по головам с криками «Андрей, поговори с Катей»?
– Этого я не хочу. Но несколько минут назад я лично разговаривала с представителем банка.…И он сказал…
– Пушкарева, это твои проблемы…Ты же мечтала об этом?! Наслаждайся! Во-первых, я тебя почти не слышу. А во-вторых, слава богу, что не слышу. Я не собираюсь в свое свободное время решать твои личные проблемы. Понятно?.. – В трубке снова раздались короткие гудки.
– Опять отключилась? – понимающе кивнула Шура. – Я же говорила…
– Что же делать? – взволнованно прижимая к груди портфель, спросила Катя. – Андрей должен подписать их, иначе нам крышка.
– Отправь их с Федькой, – предложила Шура.
– А он справиться? – засомневалась Катя. – Это очень важные документы.
– Федор конечно балбес, но надежный, – уверенно ответила Шура. – Ты, главное, упакуй их как следует, а то он на своей тарахтелке летит и ничего не замечает. Только бы он на месте был. Пойду, проверю.
Через минуту Катя, Шура и Маша втолковывали Федору, что следует передать Жданову. Катерина уже в третий раз повторяла, самое важное – сообщить, что звонили из «Атлантик – банка». Им нужны копии и учредительный договор, который Андрей Павлович должен подписать непременно сегодня. Именно сегодня! Потому что завтра заканчивается регистрация свидетельства, и если мы не успеем передать новый пакет – то кредит не дадут, и денег не будет.
Федя, что называется, поплыл. Запомнить такой объем информации с ходу ему было не по силам. И вот, наконец, когда он уже вполне внятно смог повторить все, что ему втолковывала Пушкарева, Шара вздохнула и сообщила, что ничего из их затеи не выйдет. Кто туда впустит Федю? Там же охрана. Кулачища у них – во! И она живо представила, как несчастному Кароткову врежут один, раз потом другой. И все, что сказала Катя, из его головы вылетит. И даже шлем не спасет. Ему даже не оплатят больничный. Федор кивнул и предложил:
– Тут нужно шерше ля фам. Отвлекающий, так сказать маневр. Вот если, допустим, вы бы могли оставить свой пост… – Он выразительно посмотрел на Марию.
– И не мечтай, – строго сказала Катерина, отбирая у него портфель. – За ля фам буду я! Обеспечу тебе и отвлекающий маневр, и дымовую завесу. Поехали!
Федя обреченно кивнул и поплелся следом за Катериной к выходу.
– Раз дело срочное – поедем, как я люблю, – залезая на мотоцикл, объявил Коротков. – То есть очень быстро. Шлема у меня второго нет, но ты не боись, я людей не роняю. Ты обхвати меня только покрепче.
Катя уселась на заднее сиденье и мертвой хваткой вцепилась ему в горло.
– Э! Я не сказал: «со всей силы» – Катя отпрянула. – И не так нежно, а то, сама понимаешь, мне за дорогой следить.…Вот. Так самое то. Кричать умеешь?
– А что, надо? Зачем? – удивилась Катя.
– Увидишь, если портфель уронишь, – хихикнул Коротков, заводя мотор.
***
Удивительно, но добрались они без приключений. Мотоцикл лихо подкатил к воротам и замер всего в десяти сантиметрах от входа. Катя перевела дух, сползла с сиденья и попыталась впрочем, безуспешно, поправить растрепанные волосы.
– Здравствуйте! – вежливо обратилась она к охраннику.– Я помощник Андрея Жданова. Он сейчас там, но нужен здесь. По срочному делу.
– Вы – член клуба? – бесстрастно поинтересовался тот.
– Нет. Но я помощник…
– Даже если б вы были помощником Пеле – не положено. Вход только для членов и по спецпропускам.
Катя повернулась к Федору.
– Что, не пускают? – посочувствовал он. – И не пропустит. Сюда охранниками таких зверей набирают.
При слове «звери» Екатерина усмехнулась, оглянулась на охранника, внимательно посмотрела Федору в глаза. Затем показала взглядом на дорогу к стадиону, расположенную за шлагбаумом. Слов не потребовалось. Федя кивнул. Катя снова села на свое место, и мотоцикл, послушно развернувшись, отъехал. Охранник, потерявший всякий интерес к не прошеным гостям, отвернулся в сторону. Это было его раковой ошибкой…
Проехав петров десять, Федор резко развернул мотоцикл, в сторону ворот, поправил шлем, выжал полный газ и на полном ходу пролетел мимо ошалевшего охранника, даже не зацепив шлагбаум. Вслед им неслись вопли незадачливого охранника: «Куда? Стой! Назад! Ах ты, гад! Посторонние на территории! Несанкционированное вторжение!»
Но было уже поздно. Пролетев по главной дороге, мотоцикл ворвался на стадион, промчался вдоль трибун и замер возле футбольных ворот. Катя спрыгнула с сиденья и побежала по полю, прижимая к груди портфель. Трибуны взревели. Федор неторопливо слез с мотоцикла, поправил шлем, застегнул его и принял боевую стойку. Со всех сторон к нему бежали охранники.
– Андрей! Андрей Павлович! – кричала Катя, размахивая портфелем, чтобы привлечь к себе внимание.
Это удалось не сразу. Сначала пострадало несколько игроков, попавшихся ей под руку. Вернее, под портфель. Затем Короткова взяла в кольцо охрана. Потом раздался свисток, и игра остановилась. С дальнего конца поля Пушкаревой наперерез несся Малиновский. Красная как вареный рак Кира помчалась с трибуны вниз.…И только теперь Жданов, наконец – то заметил ее.
– Катя, это был очень важный матч, – с тоской глядя на нее, сказал Андрей. – Мы выигрывали у команды мэрии. У вас должна быть такая причина! Ну, говорите! Что у вас случилось?
– У нас! У нас случилось! – переведя дух, взволнованно начала Катя. Догнавшие ее охранники ухватили Катю за руки и поволокли с поля. Она попыталась отбиться: хрупкая девушка против трех здоровенных мужиков. Бесполезно. Все зря. Все пропало…
– Отпустите ее! – не выдержал Жданов. – Это…это моя гостья.
– В таком случае просим прощения, – охранники отпустили Катю и отошли.
– В чем дело?
– Андрей Павлович, вам срочно нужно бумаги подписать. Я бы не стала вас отрывать, но время поджимает!.. – тяжело дыша, сказала Екатерина.
Она торопливо открыла портфель, вытащила оттуда папку, нашла нужный документ и показала Жданову строчку со сроками действия договора. Он согласно кивнул:
– Да, катастрофа. Ручка при вас?
Буквально выхватив у Кати из рук авторучку, он подписал новый договор.
– Я вижу, ты для секретарши находишь больше времени, чем для невесты, – жестко сказала подошедшая Кира. – Из-за меня ты никогда не прервал бы игру. Тем более в такой выигрышный момент…
– Она просто принесла мне важные документы… – начал оправдываться Жданов.
– Какой рывок, какой проход! – восхитился подлетевший в эту секунду Роман, хлопнув Пушкареву по плечу. – Если бы в футбол играли кожаными портфелями, вам, Катерина, следовало бы подумать о спортивной карьере.
– Вы с Федором приехали? – поинтересовался Андрей.
Катя весело кивнула, одновременно надевая туфлю, которую ей только, что принес услужливый охранник. Она даже не заметила, что потеряла ее, когда бежала по полю.
– Найдите его, и пусть сразу же везет документы в банк! Понятно?
Катя снова с готовностью кивнула и отправилась на поиски Короткова.
Найти его оказалось непросто. У входа курьера не было, но, к счастью там сиротливо стоял его мотоцикл. Значит, надежда обнаружить Федю где-то на стадионе существует. И точно, Катя нашла его у ворот – общительный курьер обучал охранников играть в футбол. Она снова побежала через поле.
– Андрей Павлович… – только и смогла сказать запыхавшаяся Катя. – Он же просил…Времени нет!
– Так бы сразу и сказала! – кивнул Федя и, обернувшись к охраннику, небрежно сообщил: – Это секретарша наша, бумаги срочно нужно в банк отвезти. Давай! Ты со мной?
Катя никак не могла отдышаться.
– Ну, тогда пока! – Федор отобрал у нее папку и удалился, величественно приветствуя пустеющие трибуны.
Там, среди покидающих поле болельщиков, стояли Жданов и сестры Воропаевы.
– Надеюсь, теперь ты доволен? – язвительно поинтересовалась Кира у жениха.
– Что ты имеешь в виду?
– Несмотря на то, что это пугало выскочило на поле во время твоего коронного удара, вы все – таки выиграли!
– Это, конечно, было неспортивно, – вмешался подошедший Роман, – но результат важнее. Соперники поняли, что, если у нас такие фанатки, надо сдаваться.
– Хоть в чем-то мне везет, – подтвердил Андрей.
– И все – таки я не понимаю – как можно позволить этой сумасшедшей безнаказанно прерывать матч?! Вот Вика никогда бы так не поступила. Спокойно дождалась бы конца игры…
–… И тогда на кредит можно было бы не рассчитывать, – продолжил Жданов.
– Зато не было бы скандала, – не сдавалась Кира и значительно добавила: – Кстати, у Вики есть клубная карта.
– Кира, дорогая моя, нас только что буквально спасли от разорения, – начал заводиться Андрей. – И сделала это Катя, которую ты мило назвала пугалом.
– Погоди. Это действительно так серьезно? – вмешалась в их беседу Кристина.
– Да, – кивнул Жданов. – Без этого кредита наша фирма уже завтра была бы банкротом.
– Какой ужас! Кира, дорогая, ты должна благодарить эту девушку за ее преданность!
– Эта девушка просто вертит нами, – разозлилась Кира. – И тобой в том числе…
– Андрей Павлович, простите – я могу идти домой? – послышался снизу голос той самой девушки, по-прежнему прижимающей к груди портфель.
– Да, конечно.…То есть, нет! Через пятнадцать минут у меня деловой обед с представителями «Ай –Ти Коллекшн», это наши поставщики. Я хочу, чтобы вы присутствовали на этом обеде в качестве моей помощницы.
От удивления Катя выронила портфель. У Киры не произвольно открылся рот. А Малиновский поспешно отвернулся и тихо захихикал.
Первой пришла в себя Кира.
– Что?! Ты хочешь представить ее Диане и Михаилу? Андрей, опомнись, – это серьезные переговоры!
– Я знаю. Катя, вы поедете со мной. Но перед этим… – Он внимательно посмотрел на нее сверху вниз. – Пожалуй, вам нужно немного привести себя в порядок. Ну, прическу поправить, косметику…
– Это все из-за Феди, то есть из-за мотоцикла! – растерянно улыбаясь, сообщила Катя.
– Ну, по сравнению с обычным байкером, вы, Катя, выглядите очень опрятно! – успокоил ее Малиновский.
– В общем, здесь есть дамская комната. Там вы сможете и причесаться, и подкрасится. Пойдемте, я вас провожу. – Андрей быстро спустился с трибуны, подхватил Катю под руку и потянул ее подальше от изумленных сестер Воропаевых.
Кира и Кристина, как по команде, изумленно повернулись к Роману. Тот заявил, что Катерина заслуживает снисхождения – на поле она была, безусловно, хороша. Разговор сам с собой перешел на Катину внешность и неизвестно, чем бы он завершился, но в это время вернулся Жданов.
– Слава богу, мы уже заждались. Мы, собственно, оставались только для того, чтобы пожелать тебе удачных переговоров, – с плохо скрываемым сарказмом заметила Кира. – Надеюсь, что твой выпад, Андрюша, не будет стоить нам поставщиков. Пойдем, Кристи, здесь нам больше делать нечего.
Жданов с тоской посмотрел на уходящую невесту. Господи! Кира никогда не задумывалась над вопросом: а помогает ли она ему? Понимает ли? Она знала наверняка: помогает и понимает. Но, к сожалению, для Андрея все чаще становилось очевидным – на самом деле это не так. Может, именно поэтому он не ощущает потребности что – то ей объяснять? Делиться планами?
– Похоже, ты ее здорово разозлил, – сказал Роман, наблюдая за Кирой, которая, переходя через газон, едва не лишилась каблука и злобно топнула ногой.
Андрей рассеяно кивнул и отправился разыскивать Пушкареву.

0

5

Глава 5

Катя уже ждала его, тихо пристроившись в самом темном уголке у входа в ресторан. Внешность ее, увы, ничуть не изменилась. Разве что волосы были гладко причесаны. Только и всего. Она, как и раньше, прижимала к груди портфель и нерешительно поглядывала в зал. Увидев элегантно одетых Андрея и Романа, она занервничала – наверное, ее мятый костюм будет странно смотреться в ресторане.
– Молодец, вы быстро, – даже не взглянув на нее, сообщил Андрей и пригласил: – Прошу к столу! И зачем вы таскаете за собой этот чемодан? Могли бы отдать его официанту.
– Но там, же документы! – испугалась Катя. – А вдруг что-нибудь понадобится?
Андрей раздраженно пожал плечами, но ничего не ответил. Андрей и Роман по-хозяйски уселись за столик. Растерянная Катерина осталась стоять рядом. Неизвестно, сколько бы это продлилось, если бы не подбежавший официант, вежливо отодвинувший стул. С непривычки Катя шлепнулась на него и с шумом придвинула к столу. Несколько посетителей с удивлением оглянулись. Жданов устало закатил глаза, Рома нервно хихикнул.
К счастью, в этот момент в дверях ресторана появились Диана и Михаил. Оба были одеты, как и положено преуспевающим бизнесменам, – строго, но дорого.
Обменявшись приветствиями и рукопожатиями с партнерами, хозяева «Ай-Ти Коллекшн» с интересом взглянули на плохо одетую невзрачную девушку рядом со Ждановым. Вежливо промолчав, они чинно уселись за стол.
Официант расставил бокалы, разлил минеральную воду и замер в ожидании заказа. Впервые посещающая такое шикарное заведение Катя сидела, пряча пылающие щеки за кожаной папкой меню, и боялась шелохнуться. Кажется, ей было бы в сто раз легче провести весь день в налоговой полиции, чем просидеть за этим столом хоть несколько минут.
– Выше голову! – шепнул ей Жданов. – Я очень рассчитываю на нее в сегодняшнем разговоре.
Катя судорожно схватила бокал, отпила глоток воды и попыталась справиться с волнением.
– Позвольте представить, – говорил между тем Андрей. – Диана Беляева и Михаил Краевич, короли европейских тканей и, смею надеяться, будущие поставщики «Zimaletto».
Катя посмотрела на Диану. Это была стройная молодая женщина с гордой осанкой. Трудно было, хоть однажды увидев это лицо, забыть его. Орлиный профиль, серые глаза, упрямый подбородок, роскошная густая копна черных волос. Изящный деловой костюм оливкового цвета красиво оттенял загорелую кожу. Но главное – глаза. Умные и проницательные. Глаза хищницы, умеющей выслеживать и подстерегать крупную дичь. «Она никогда не выпустит из рук добычу», – подумала Катя.
– Думаю, прежде чем обсуждать этот вопрос, нужно сделать заказ, – изящным жестом раскрывая меню, предложила Диана. – Здесь есть японская кухня?
– Конечно, – отозвался Андрей. – Но сначала познакомьтесь. Екатерина Пушкарева. Мой личный помощник.

***
Услышав свою должность, Катя поперхнулась минералкой и закашлялась. Расплескав половину содержимого бокала, она поставила его на стол и попыталась что – то произнести, но приступ кашля не прекращался. Андрей с жалостью смотрел на нее несколько мгновений, но быстро понял, что без посторонней помощи Катерине не обойтись. Он мило улыбнулся гостям и со всего размаху шлепнул Пушкареву по спине. У Кати перехватило дыхание. Но кашель прекратился, и Жданов продолжил:
– Вот так! А теперь можно делать заказ.
– Что желаете из закусок? – поинтересовался официант. – Суши, сашими, роллы? Есть чудесный желто хвост и свежайшая икра летучей рыбы.
– Мне два суши с икрой и угря в соусе терияки! – потребовала Беляева.
– Я, пожалуй, предпочту что-нибудь менее острое – салат из морепродуктов, например, – заявил Краевич.
– Роллы ассорти и маринованные лепестки хризантемы! – озвучил свой выбор Малиновский.
– И мне, то же самое, – кивнул Жданов.
Все посмотрели на Катю. Она осталась единственной, кто не сделал заказ.
– Ну, выбирайте же, Катя, – это вкусно! – шептал ей Андрей.
– Скажите… – жалобно попросила она у официанта, – а есть у вас что-нибудь простое, обычное? Например, мясо.
– Ах да, разумеется! Мраморная говядина вас устроит?
– Да, вполне, – ответила Екатерина, лишь бы скорее покончить с выбором неизвестных ей блюд.
– А у твоей помощницы недурной вкус! – заметила Диана. – Выбрала самое дорогое блюдо!
– Молодец, Катя, далеко пойдете! – похвалил Роман.
– Я тогда что-нибудь другое закажу… – совсем растерялась Пушкарева.
– Давайте-ка лучше поговорим о делах, – отмахнулся Андрей. – Итак, Михаил, что думаешь о нашем предложении?
– Об этом лучше скажет Диана, – ответил Краевич.
– Откровенно говоря, нам не очень нравятся условия контракта, – с места в карьер начала эта очень деловая дама.
– Что ж, – как ни в чем, ни бывало, улыбнулся Жданов, – вы пришли вдвоем, я тоже подготовился к нападкам. Но и я сегодня вооружен. Катя, будьте добры, расскажите нашим гостям о преимуществах нашего предложения.
– Что ж, давайте начнем с самого главного. То есть с производства… – попав в знакомую стихию, спокойно и уверенно начала помощник президента Екатерина Пушкарева.
Диана и Михаил удивленно уставились на нее…
–…Таким образом, вам не придется заботиться ни о таможне, ни об остальных формальностях – «Zimaletto» все берет на себя, несмотря на то, что вы выступаете в качестве экспортера, – завершила свою речь Катя.
– Все это звучит очень убедительно, – с сомнением произнесла Диана. – Но мы привязаны к доллару. Что будет, если курс неожиданно изменится?
– Во-первых, он может измениться и в ту, и в другую сторону. А во-вторых, мы можем заключить специальное страховое соглашение, чтобы снизить до минимума ваши риски, – предложила Катя.
Повисла неловкая пауза. Краевич молчал, ожидая решения Дианы, а бизнес – леди сосредоточенно изучала содержимое своего бокала.
– Ну, так что мы решили? – прервал ее молчание Жданов.
– В четверг мы подпишем контракт, – пристально глядя на Катю, выдохнула Диана.
О чем она думала в этот момент? Быть может о том, что компания, где работают такие девушки, как Пушкарева, будет надежным партнером?
– Браво! За это стоит выпить! – воскликнул Андрей, поднимая бокал.
Перед Катей по-прежнему стоял лишь злополучный стакан воды. Жданов, недолго думая, схватил его и вложил Кате в руку.
– Вы молодец, – шепнул он ей и громко предложил: – Давайте выпьем за успех!
Зазвенели бокалы, застучали ножи и вилки, присутствующие оживились и приступили к долгожданной трапезе. Катя поймала взгляд Андрея. Жданов тепло и искренне ей улыбнулся. «Неужели предсказание Амуры сбывается?» Катя поспешила отогнать от себя лестную, но смехотворную мысль.
Довольный результатом встречи, в этот момент Жданов действительно не замечал ни нелепых очков Пушкаревой, ни ее ужасных брэкетов.

***
– А знаешь, она действительно очень толковая, – серьезно заявил Роман другу, пока они шли на стоянку. Уставшая Катя плелась следом, волоча все тот же портфель, но этого уже никто не замечал. – Настолько что ее опасно показывать конкурентам. Правда, немного найдется любителей завести секретаршу с такой внешностью…
– С этого дня она – мой личный помощник, – твердо сказал Жданов.
– Звучит красиво, но на внешность, к сожалению, не влияет, – вздохнул Малиновский.
– Тебя больше устраивает внешность моей секретарши, это я знаю точно. Можешь с ней повидаться, заодно подбросишь Катю до работы.
– Боюсь, это придется сделать тебе, – хитро улыбнулся Роман. – Заодно оценишь в полной мере гибкий ум своего помощника.
– А ты что, не едешь в офис?
– Мне нужно уладить кое-какие проблемы с «Фэшен-галереей». Счастливого тебе пути в приятном обществе! – съязвил напоследок Роман и направился к своей машине.
Андрей оглянулся в поисках Кати. Заметив, как она тащится далеко позади, решительно пошел ей навстречу, отобрал портфель, приказал:
– Давайте уже его сюда и садитесь быстрее в машину.
– Хорошо, – кивнула она шефу. – А какая из них ваша?
– Вон та справа, во втором ряду.
Вдруг за спиной Жданова раздался нежный голосок: «Андрю-юша»! Он обернулся. На его шее повисли, осыпая поцелуями, две красавицы – модели. Ласково вырвавшись из их объятий, Андрей с сожалением выдавил: «Нет, сейчас не могу…» Пожав плечами, девушки удалились.
Кате повезло, что она не видела брошенного на нее Андреем взгляда! Если бы взглядом можно было испепелять, Пушкарева неминуемо превратилась бы в горстку золы.
Ведь в эту минуту в машину Жданова могла бы садиться не замухрышка – очкарик, а прелестная девушка. Например, одна из этих моделей.
– Андрей Павлович! Вам помочь? – жалобно спросила перепуганная Катя.
– Садитесь в машину Катя, – устало ответил он, и даже не отворив перед ней дверцу машины, плюхнулся на кресло водителя.
– Назад или на переднее сиденье? – с несчастным видом поинтересовалась она.
– Куда хотите, – безразлично отозвался он.
Катя беззвучно уселась на переднее сиденье и отвернулась к окну.

***
Машина подъехала к воротам.
– Всего доброго, Андрей Павлович, – попрощался охранник. – И еще раз прошу прощения за инцидент с вашей гостьей.
– Ничего, – отмахнулся Жданов и, вспомнив события на поле, повеселел. – Но на всякий случай запомните ее лицо. Чтобы в будущем избежать проблем.
Машина помчалась по трассе. Катя с тревогой посмотрела на шефа.
– Я думаю, охраннику не стоило запоминать мое лицо. Вряд ли я там когда-нибудь появлюсь, – сказала она. Не получив ответа, добавила: – Мне кажется, вы зря повезли меня, Андрей Павлович. Я прекрасно добралась бы и на автобусе, а вы смогли бы подвезти ваших знакомых.
– Да не в этом дело, – раздраженно бросил Андрей, смущенный тем, что девушка угадала его мысли. – И потом, может быть, это даже к лучшему. Фактически вы уберегли меня от соблазна. А у меня сейчас и так хватает проблем.…Ну, что вы еще хотите узнать?
– Я просто очень удивилась – там, за обедом, вы назвали меня своим помощником, – призналась Катерина.
– Ничего удивительного, президенты компании не к лицу передавать полномочия на переговорах простой секретарше.
– Понятно, – кивнула она. – Я так и думала.
– И что вы думали?
– Что вы представили меня так, чтобы избежать лишних вопросов. Конечно, для посторонних я должна называться помощником.
– Да нет – для всех.
– Простите, я вас не поняла.
– Я долго думал, а сегодня решил: лучшего помощника, чем вы, мне не найти. Так что можете считать эти слова официальным повышением.
Катя секунду непонимающе смотрела на него. Потом, когда смысл его слов дошел до нее, она закрыла лицо руками и всхлипнула. Плечи ее судорожно тряслись, рыдания становились громче. Испуганный и ничего не понимающий Андрей нажал на тормоз.
– Господи, я думал, эта новость вас обрадует, – глядя на ревущую Катю, растерянно сказал Жданов.
– Я ра – ада! – выла Катерина.
– И как назло – ни одного платка в машине! Хотя нет, – он порылся в бардачке и извлек на свет яркую полотняную салфетку для чистки стекол, – что – то нашел. Правда, это не совсем платок,…но зато она чистая.
– Простите…простите меня. Я постираю и верну, – продолжая всхлипывать, проговаривала Катя, одной рукой закрывая лицо, другой – вытирая стекла очков. Через некоторое время, не получив результата, она сняла очки и принялась усиленно тереть глаза.
– Ну что вы? Что вы так раскисли? Ну – ну, не надо, не надо плакать, – успокаивающе потрепал Катю по плечу Жданов и смущенно усмехнулся: – Видел бы меня сейчас кто-нибудь…Мать Тереза, блин…

0

6

Глава 6

Машина остановилась у «Zimaletto». Катя выкарабкалась из нее и поспешила за шефом, но путь ей преградила Шура.
– Имей в виду, мы все видели! – строго сказала она, указывая на подруг. – Отпираться бесполезно.
– Ну-ка, рассказываете, девушка, что это вы делали в одной машине с президентом компании, и почему вернулись с ним, а не с Федей? – присоединилась к ней Маша.
– Андрей Павлович попросил меня остаться на обед, – честно ответила Екатерина и попыталась проскользнуть в вертушку.
Не тут – то было! Разве могли дамочки «Женсовета» оставить без внимания такое интересное событие и даже не узнать подробностей? Конечно, вход в здание – не место для расспросов: вовсе незачем стоять на виду, перед самой дверью, и мучить Катюшу. Для этого есть женский «конференц-зал», где всегда можно спокойно поговорить. И дамы, окружив кольцом Катерину, – будто она могла сбежать и не поделиться новостью – отправились в дамскую комнату.
Удобно рассевшись на диванчиках, «Женсовет» с нетерпением ожидал Катиного рассказа. Окруженная вниманием, она поначалу стеснялась и неопределенно мямлила, что на самом деле ничего особенного не произошло. Просто она отвезла бумаги в клуб, а у Андрея Павловича был назначен деловой обед с поставщиками. И когда она передала ему документы, шеф велел остаться ей на обед. Да, там действительно все было удивительно шикарно. Катя приободрилась, и рассказ пошел веселей. Она живописно обрисовала, как они с Федором героически прорывались на стадион. Как Федор, подняв мотоцикл на заднее колесо, мчался вперед, как они выехали на беговую дорожку, остановились и охранники схватили курьера, а она, размахивая портфелем, выбежала на поле. И шеф не вытолкал ее взашей, после того как она помешала ему забить решающий мяч. Наоборот, он заступился за нее перед Кирой Юрьевной. И пригласил ее в ресторан пообедать с поставщиками.
– Чудеса, да и только! – пробормотала Маша, но дамы шикнули на нее и заставили Катю продолжить.
Да, вернулась к рассказу Катя, там все было очень красиво. И посуда, и скатерти.… В этом ресторане японская кухня. Довольно странна. Сырая рыба, какие-то водоросли.…Сама она ела мясо, правда оно оказалось очень дорогим. Но зато очень мягким. А к нему подавали очень вкусный соус, немного сладковатый, похожий на кетчуп, но не из помидоров. Да, и еще – овощи, очень красиво нарезанные, в виде цветов. Но вообще-то, она чувствовала себя не в своей тарелке и, если честно, не хотела бы попасть туда еще раз. И даже сказала Андрею Павловичу, чтобы он не просил охранника запоминать ее лицо.
– А он что? – с горящими глазами спросила Амура.
– Промолчал.
– Ясно… – разочарованно вздохнула Светлана.
– А потом сказал, что назначает меня своим помощником! – выпалила Катя и испуганно замолчала. Она посмотрела на подруг и очень жалобно добавила: – Правда, он просил меня никому об этом не говорить до завтрашнего дня, когда будет сделано официальное заявление…
– Вот это да! Девчонки, это надо обмыть! «Женсовет» пошел в гору! – взвизгнула Амура.
– И Катя будет отстаивать наши интересы! – обрадовалась Мария. – Вот это я называю…
– Успех! – крикнула Шура.
– Коррупция! – хихикнула Амура.
– Не забудьте: никому ни слова! – попросила Катя.
Но ее слова потонули в общем радостном вопле. Дамочки бросились к Пушкаревой. Целовали, обнимали, поздравляли. Казалось, еще немного, и они начнут качать ее на руках.
Вскоре появилась и бутылка шампанского, припрятанная в бухгалтерии с Нового года. Татьяна ловко ее открыла. Пробка громко выстрелила, и шампанское потекло на пол под общий смех и аплодисменты.

***
Виктория Клочкова давно прислушивалась к шуму, но, увы, не могла разобрать, ни слова. Любопытство взяло верх над страхом перед «Женсоветом», и она отворила дверь дамской комнаты.
– В общем, счастья тебе, девочка! – сказала в этот момент Ольга Вячеславовна, и все дружно сдвинули пластиковые стаканчики.
– Я не помешала? – поинтересовалась Виктория, внимательно глядя на собравшихся.
Ответом ей было гробовое молчание.
– Странно. Минуту назад здесь было очень шумно. Неужели праздник подошел к концу? Кстати, а что, собственно, отмечается посреди рабочего дня? Наверное, очень важное событие. Куда важнее, чем работа, – она посмотрела на Катю. – Во всяком случае, для тебя. Сегодня я весь день была вынуждена отвечать на твои звонки.
– Не страшно, – тихо, но твердо ответила Катерина. – Покажешь мне, кто звонил, и я разберусь со всеми звонками.
– Я? С какой это стати? – фыркнула Клочкова. – Думаешь, разок проникла не деловой обед и уже можешь себе позволить от работы отлынивать и мне приказы отдавать? Не забывайся!
– Вот уж кто много себе позволяет, так это типичная блондинка, хотя она и брюнетка, – презрительно хмыкнула темпераментная Амура.
– Ты сама – то поняла, что сказала? – не осталась в долгу Вика. – Тупейшая блондинка? Ты что, дальтоник? Ну, знаешь это уже слишком! У меня абсолютно натуральный цвет волос – не то, что у вас, деревня крашеная! И с интеллектом все в порядке. А вот с таким попугайским вкусом, как у тебя – обратилась, она к Шурочке, – лучше вообще не высовываться.
– Это у кого здесь попугайский вкус? Ну-ка, покажи! – нависла над Клочковой Шура.
– Что ты ко мне пристала, дылда? Иди на свое рабочие место и там качай права! – завизжала Виктория.
– Кстати, о правах. Секретарша – это низший уровень, забыла? Так что изволь уважать всех нас, и в первую очередь свою новую начальницу… – гордо глядя на Вику, сказала простодушная Татьяна, –… Екатерину Валерьевну Пушкареву!
– Что – о? Вы что тут, все с ума посходили? Я все выясню! И клянусь, тем, кто задумал меня разыграть, не поздоровится! – Вика громко фыркнула и покинула поле боя с гордо поднятой головой.
Катя потрясенно полчала. Ведь Андрей Павлович просил.…Что он подумает теперь? Настроение было испорчено. Дамы потянулись к выходу. Катя посмотрела им в след.
– Постойте! – крикнула она и подняла свой пластиковый стаканчик. – Я забыла сказать вам спасибо за помощь. Но, пожалуйста, не ввязывайтесь в споры с ней. Я не хочу, чтобы вы рисковали своей работой ради меня.
– Нет уж! – обернулась Маша, вернулась и обняла Катю за плечи. – У каждого отряда – свои правила. Один за всех, и все за одного. Правда, же девочки? Мы здесь уже давно работаем, и никаким брюнетистим блондинкам не позволим себя унижать. Так что не волнуйся – можем постоять за себя, и за тебя.
– А здорово ее Амура приложила, – улыбнулась Катя. – Я бы до такого не додумалась. Хорошо, что вы у меня есть!

***
– Да, пап, пока все нормально. Да, продажи немного упали, но план мы выполняем. В четверг подписываем контракт с «Ай-Ти Коллекшин», – доносился из-за стеклянной двери голос Андрея. – Что? Нет, условия более чем приемлемые…
Опустив голову, Катя тихонько вошла в кабинет. Остановилась на пороге, вопросительно глядя на шефа. Но он жестом показал ей на телефон и махнул рукой: не сейчас, мол.
– Андрей Павлович, я только хотела…тут произошла маленькая неприятность… – не уходила она.
– Послушайте, я сейчас разговариваю со своим отцом, который находится в Лондоне, – зажав рукой трубку, сердито сказал он. – Через две минуты я закончу, и вы мне все расскажите, хорошо?
Катя обреченно кивнула и вернулась в свою каморку. Через две минуты может быть уже поздно. Лучше поскорее рассказать обо всем самой, иначе это сделает Вика или – что еще хуже – Кира.
Ее предчувствие вскоре оправдалось. Разговор с Лондоном еще не был закончен, а в кабинет уже вошла Кира.
– Да, и Кира здорова, все хорошо.…Ну, конечно, не так, как хотелось бы, но ничего страшного.…Да, она тоже тебя целует. Пока! – Андрей, наконец – то положил трубку.
Катя приоткрыла дверь и услышала голос Киры:
Почему ты назначил это чучело своим личным помощником? – без предисловий начала та.
– Откуда ты это узнала?
Катя в отчаянии обхватила голову руками – теперь катастрофа неминуема…
– Что, для тебя это тоже новость? В таком случае, это отличный повод избавится от нее.
– Кира, давай разберемся во всем спокойно. Откуда такая информация?
– От нее! – ответила Кира, ткнув пальцем в сторону Катиной каморки.
Из ее рассказа выходило, что Катя повсюду хвастает, что она – помощник президента «Zimaletto». Об этом уже знает «Женсовет», а значит, об этом узнают все. Кроме того, Пушкарева еще и грозилась уволить Викторию, пользуясь своим назначением.…Тут Жданов заметил, что, может, это и к лучшему: давно пора избавится от бесполезного человека.
– Значит, это правда! – крикнула Кира. – Ты собрался доверить судьбу компании этому недоразумению в очках? Ты в своем уме?
– Более чем, – пока еще спокойно ответил Андрей. – За меня и за «Zimaletto» можно не волноваться! Катя отлично разбирается в делах! В отличие от Вики, которая способна только присваивать себе чужую работу!
– Она хотела обратить на себя внимание, – вступилась за подругу Кира.
– И ей это удалось. Никогда не забуду ее подлости, – Жданов подошел к двери в приемную и заорал: – Вика, я знаю, что ты подслушиваешь, надеюсь, ты это запомнишь!
В ту же секунду дверь отворилась и в кабинет стремительно влетела Вика. Она действительно подслушивала, но это ее не смутило. Понимая, что подруга на ее стороне, Клочкова бросилась в атаку. Да она прекрасно могла бы справиться с любой работой, если бы Жданов не поручил все Пушкаревой. И главное – Катя ее оскорбила.
– Если Катя вела себя некорректно, разбираться с ней я буду сам, без посторонних! – рявкнул Андрей.
– Это кто тут посторонний? – тут же завелась Кира.
– Когда дело касается моих отношений с моими людьми, посторонние все! – не уступал Жданов.
– Хорошо, разбирайся! Но только, если так пойдет и дальше, ты лишишься не только Вики, но и меня, – Воропаева подхватила подругу под руку и выскочила из кабинета, громко хлопнув дверью.
Оставшись в одиночестве, Андрей страшным голосом заорал:
– Катя!!!
Екатерина вздрогнула, вздохнула и вышла в кабинет.
Жданов был страшен.
– Вам что-то нужно, Андрей Павлович? – Катя не знала как себя вести с разъяренным шефом.
– Не притворяйтесь! Вы все слышали!
На самом деле он мог спокойно и хладнокровно разобраться с этой проблемой, как разбирался до сих пор с трудностями в своей деловой жизни. Но сейчас Жданов потерял контроль и над собой, и над ситуацией. Сердце шептало одно, а рациональный ум делового человека совсем другое.
– Я просил вас никому не говорить о своем повышении, пока я не вынесу это на совет директоров, – уже более спокойно проговорил он.
– Я не говорила…никому…почти… – жалобно промямлила Катя. – Андрей Павлович, я могу все объяснить…
– Все не надо, – перебил он ее. – Объясните только одно: как вы посмели хвастать, оскорблять…. кого бы то ни было! Какая муха вас укусила?
Екатерина была поражена его презрительным тоном. Пора бы уже привыкнуть – она все-таки немного узнала его. Но Катя в очередной раз ощутила боль: его слова ранили ее сильнее, чем прежде. Катя с виноватым видом подняла глаза на шефа и попыталась объяснить, как проболталась о повышении подругам из «Женсовета», как попросила сохранить все в секрете. И они ей обещали.…И сохранили бы тайну, если бы…
– Что вы мямлите? Рассказывайте! – нетерпеливо потребовал Жданов.
– Вы только поймите правильно, – твердо сказала Екатерина. – Я не хочу жаловаться, но это не в первый раз…
– Что не в первый раз?
– Мои стычки с Викой…
– Я понимаю. Но это не повод грозить ей увольнением. Смею вам напомнить, что у вас пока нет на это полномочий!
– Андрей Павлович! – впервые выкрикнула Катя. – Я не грозила ей увольнением. И я вижу, у меня нет другого выхода, кроме как рассказать вам все правду.
– Только поскорее, – Жданов, наконец, сел за стол. – Я не большой любитель разбирать склоки секретарш!
Нравится1Показать список оценившихОтветить
Ольга Панкратьева
Ольга Панкратьева 20 авг 2015 в 21:06
– Дело в том, что Вика подошла ко мне, когда мы все были, вместе…Вика была очень зла, набросилась на меня, стала говорить гадости…
– И вы, чтобы побольнее ужалить ее, сказали ей о своем повышении? – продолжил Андрей.
– Нет, не я…Девочки просто хотели меня защитить, и вот…
– Проболтались.
– Да. Одна из них, чтобы разозлить ее, сказала, что теперь у меня достаточно власти, чтобы при случае от нее избавится.
– Кто? Кто?! – снова вышел из себя Жданов, видя, что Катя не собирается называть имя.
– Андрей Павлович, – она посмотрела ему прямо в глаза. – Это не имеет никакого значения. У Вики зуб на меня, а не на моих подруг. Так что если увольнять, то меня. Они тут не причем.
Ей с трудом удавалось говорить спокойно. Она скорее бы умерла, чем показала свой испуг.
Андрей задумчиво посмотрел на нее и собрался что-то сказать, но в это время в каморке зазвонил телефон. Несколько секунд они смотрели друг на друга, наконец, Жданов приказал:
– Послушайте, Катя, вы не могли бы ответить?
Катя послушно кивнула и побежала к телефону. Несколько секунд она слушала голос в трубке, молча, кивнула и вышла из комнаты.
– Георгий Юрьевич… – сообщила она шефу. – Вызывает меня и остальных в конференц-зал.
– Зачем?
Катя пожала плечами, она не знала наверняка, но, конечно, догадывалась, что ее ждет. Она опустила плечи и тихо вышла из кабинета.

0

7

Глава 7

В конференц-зале уже собрались Георгий, Кира, Вика и члены «Женсовета». Похоже, ждали только ее. И действительно, стоило Кате сесть, Кира потребовала тишины. Она сообщила, что собрала всех на совещание, чтобы положить конец тому «противоестественному положению вещей, которое сложилось в компании». Никто из руководства компании больше не намерен терпеть эту группу обиженных…
Ольга Вячеславовна попробовала было возразить, но Воропаева не дала ей вставить и слова. Обвинительная речь Киры сводилась к тому, что «Женсовет» пытается влиять на события, которые находятся вне его компетенции. И потому она сочла необходимым обратить на это внимание господина Урядова, чтобы тот напомнил присутствующим, что входит в обязанности младшего персонала фирмы, а что не входит.
Георгий приосанился и не в первый раз принялся рассуждать о бесконечных опозданиях с обеденного перерыва. И теперь он вынужден применить административные и экономические меры. А именно: из зарплаты приглашенных дам, кроме Виктории, разумеется, будет вычтен один рабочий день, а в их личное дело будет занесен выговор. Это, впрочем, не касается Катерины Валерьевны, ведь она в это время находилась в обществе президента, и это известно руководству. Но это не значит, что Пушкаревой не за что объявить выговор, заметила Кира.
– Георгий Юрьевич, – обратилась она к Урядову, – правление проинформировало вас о повышении Пушкаревой до помощника президента?
– Нет… – Он с удивлением посмотрел на Катю.
– Итак, – удовлетворенно кивнула Воропаева, повернувшись к Пушкаревой, – я бы очень попросила вас воздерживаться от комментариев по поводу несуществующих повышений. А также от прямых угроз в адрес кого бы то ни было из сотрудников!
– Кира Юрьевна, – твердо сказала Катерина, указывая на Вику, – вы же не слышали, как она…
– Молчать! – неожиданно рявкнула Кира и продолжила в обычном тоне: – Что касается инцидента в курилке, Георгию Юрьевичу есть что добавить.
– Да, – согласно кивнул Урядов. – Во внутреннем уставе компании строго определенно, что агрессивные выпады, которым подверглась госпожа Клочкова, влекут за собой выговор с занесением в личное дело. Итак, Катерина Валерьевна, один выговор у вас уже есть, и я напомню вам, что три выговора автоматически влекут за собой расторжение трудового контракта.
В конференц-зале воцарилось молчание. Но после небольшого шока дамы пришли в себя и подняли крик. Ведь Катя там была не одна! И Вике она ничего не говорила! Если ее кто – то и оскорбил, то все. И пусть уж и выговор будет у всех! Впрочем, понятно, что кое-кто только этого и добивается…
– Вы позволите присоединиться? – раздался зычный голос Андрея.
– Мы работаем с персоналом, ты не должен заниматься подобными вещами. У тебя и так полно работы, – заметила Кира.
– А я не могу выполнять никакую работу, когда здесь обе мои секретарши, менеджер по работе с персоналом и еще куча сотрудников! – рявкнул в ответ Жданов. – Я сам хочу поставить точку в этой истории. Я, к сожалению, не знаю, какие именно агрессивные выпады позволили себе по отношению к Вике. Но я точно знаю, что совершенны они были в ответ на агрессивные выпады с ее стороны. Не думаю, что кое-кому было бы приятно услышать их вновь. Так что вы на это скажите, Георгий Юрьевич?
– Госпоже Клочковой также будет объявлен выговор с занесением… – тут же отозвался Урядов.
– Добавлю, что мне надоело приходить на работу раньше собственной секретарши…
– У нее будет вычтено… – кивнул Георгий.
Такая услужливость кадровика еще больше разозлила Жданова. Хватит выговоров и вычетов! Но если Вика еще, хоть раз опоздает, она должна докладывать об этом Урядову. Правила для всех одинаковы. Компания должна нормально работать, а для этого нужно, чтобы нормально и спокойно работали все.
И, отвернувшись от Киры, он приказал Георгию сегодня же подготовить приказ о назначении Екатерины Пушкаревой на должность помощника президента.
С этими словами, не дожидаясь ответа, он вышел из конференц-зала. Дамы «Женсовета» с радостными возгласами окружили счастливую Катю. Георгий только руками развел и, стараясь не встречаться взглядом с Воропаевой, тихонько вышел. Виктория с тоской посмотрела на подругу, но Кира сделала вид, что не замечает ее…

***
Пока Катерина, запершись в своей каморке, с благодарностью и нежностью думала о том, как любит и ценит своего шефа, Виктория разрабатывала план мести. Она не могла смериться с возвышением соперницы. От Киры помощи ждать не приходилось – узнав, что подруга обманула ее, Воропаева, что называется, умыла руки и заняла выжидательную позицию. Георгий был трусоват и слишком дорожил своим местом, чтобы стать ее союзником. Зато Ярослав точно не мог простить Пушкаревой, что она его обошла, а значит, он – единственный Викин соратник.
Ах, если бы Катя могла бы представить, как невольно обидела тщеславного Ветрова, оскорбила завистливую Викторию.…Если бы могла предвидеть, что повлечет за собой ее назначение на должность помощника президента!
– Андрей назначил ее своим помощником! – яростно крикнула Вика, врываясь в кабинет финансового директора.
– Не может быть! – Он даже не усомнился в том, кого имеет в виду Клочкова.
– Можешь посмотреть вечером приказ у Урядова! Если она до назначения творила бог весть что, страшно представить, что будет дальше!
Да, Ярослав все очень хорошо понимал. Теперь он с Викторией оказался в одинаковом положении. И оба не собирались с этим мириться. Они присели на диван и, внимательно поглядывая на дверь, начали тихонько обсуждать план действий. Зазвонивший в кармане мобильник заставил Ветрова попросить Викторию оставить его для разговора, который сможет им помочь. Клочкова понимающе кивнула и выпорхнула из кабинета.
Ветров поднес трубку к уху и услышал голос Александра Воропаева.
– Да? О, да! – отозвался Ярик. – Собрание завтра состоится, как и было запланировано.
– Хорошо, – сказал Александр. – Мне нужны факты, чтобы было чем бить Жданова. У него получилось достичь обещанных результатов?
– Я не могу с полной уверенностью ничего утверждать, вы же знаете, меня практически отстранили от всех дел.
– Кто?
– Андрей Павлович и его секретарша. Позволяют мне только подписывать чеки и иногда следить за их прохождением.
– И что вы видите?
– Не много. Знаю только, что они набрали кредитов, крутят деньги…
– А что с доходами?
– Какие – то деньги поступают, но откуда мне знать, что это, кредиты или продажи.…Ходят слухи, что продажи не доросли до того уровня, которого ожидал господин Жданов.
– Значит, вы думаете, что Андрей не получит того, на что рассчитывал?
– Если честно, думаю, что нет…
Как обычно, Александр отключился не попрощавшись.
А дела в компании «Zimaletto» и, правда, обстояли не самым лучшим образом.
***
Именно об этом беседовали в этот момент Андрей и Катя в кабинете Жданова.
– Катя, вы скоро закончите? – спросил Жданов, глядя, как Катерина непрерывно стучит по клавишам компьютера. – Черт, я слишком дергаюсь из- за завтрашнего совета директоров. Так и вижу перед собой Воропаева: «Ну, Андрей Павлович, доложите, чего вы добились за два месяца?».
Он присел рядом с ней, и Катя начала объяснять, что уже просмотрела все отчеты. По всему выходило, что у фирмы могут возникнуть серьезные проблемы. За время, прошедшее с прошлого совета директоров, компания «Zimaletto» не достигла того уровня продаж который был заявлен в начале.
Жданов постарался ничем не показать, как его задело это сообщение. Да, Катя была права с самого начала, когда предупреждала его о возможном исходе его затеи. Хвастун! Но он сам выбрал себе роль. И теперь, после этих двух месяцев, можно подвести итоги. Чего он добился? Да, компания осталась при нем, по видимости успешно развивается, и дела идут как будто отлично. Появились новые интересные предложения, а доходы падают.… Нет, это никуда не годиться! Он не может выступить завтра с этими цифрами!
Это равносильно самоубийству. Он глубоко задумался….
– Привет всем, – послышался жизнерадостный голос Романа. – Что за скорбные лица?
– А чего веселиться? – уныло спросил Андрей. – Сегодня мой последний день на посту президента.
– Что так? Конституционный переворот? Парламент грозит импичментом? – веселился Малиновский.
– Хуже! Послушай, что скажет Катя.
– Продажи не достигли ожидаемого уровня в эти два месяца.
– Ну и что? – искренне удивился Рома. – Но они были не такие уж и плохие. Не надо паники.
– В другое время я бы с вами согласилась, – кивнула Катя. – Но реальное положение дел не отвечает обещанному Андреем Павловичем уровню.
– Слышал? – Жданов посмотрел на Романа тяжелым взглядом. – Не отвечает. Это значит, что мы даем Воропаеву в руки козырь. Он будет вправе завтра же потребовать моего смещения с поста президента.
– Стоп. Компания развивается? – наконец – то дошло до вице-президента.
– Да.
– Продажи растут? – Рома посмотрел на Катю, она кивнула.
Малиновский удивленно пожал плечами. Почему нельзя показать реальный, хороший результат, даже если цели еще не достигнуты? Можно скачать, что если все пойдет такими темпами, то через несколько месяцев…
Жданов покачал головой: понятно же, что Александр Воропаев не будет ждать никаких месяцев. Он получит доклад, начнет его анализировать, и все поймут, что обязательства не выполняются. Правда, можно изменить кое-какие цифры так, чтобы никто не понял, что компания не сможет выйти на обещанный уровень. Не будет никакого обмана. Просто нужно чуть-чуть по жонглировать фактами. Например, включить в доклад в качестве партнеров некоторые фирмы, с которыми договоры о партнерстве еще не заключены…
– Это очень опасно, – прервала Катерина рассуждения Андрея.
– А насколько Ярослав в курсе финансовых дел компании? – поинтересовался Роман.
– Он просто контролирует банковские операции, подписывает чеки, и все, так? – спросил у Кати шеф.
– Я держу его подальше от серьезных бумаг, – заверила она.
– Отлично, – обрадовался Жданов. – Вся нужная нам информация находится в компьютере Кати. Нужно только всем успокоиться и сосредоточиться.
– И все же это очень опасно. Господин Воропаев – умный человек… – Кате совсем не нравился этот авантюрный план.
– Значит, надо быть умнее его, – настаивал Андрей. – Соглашайтесь, Катя. В случае чего, виноват буду только я. Вы выполняете мои указания.
– Хорошо. Я все сделаю, Андрей Павлович. – Катя с трудом заставила свой голос звучать уверенно.
Она внимательно глядела на Андрея. Он сидел, чуть подавшись вперед и сжав виски ладонями. Темные прямые волосы, кажется не расчесанные, стояли на затылке ежиком. Глаза – усталые. Судя по голубоватой щетине на щеках и подбородке, он не брился со вчерашнего дня. Рубашка помята, стрелки на брюках, давно мечтают об утюге, ботинки позабыли о щетке. И все же, несмотря на изможденный вид, Андрей Жданов казался очень уверенным в себе…
Никогда бы Катя не стала работать «не по правилам», но ради Андрея она готова и на большее. Нет, она сомневалась не в этом сильном человеке, а в себе, понимая не столько умом, сколько сердцем, что малейшая ошибка мгновенно приведет к краху всех его надежд. А ей так хотелось, чтобы его мечты осуществились…

0

8

Глава 8

В отличие от Ветрова и Клочковой, Александр Воропаев был человеком действия. Его не интересовали мелкая месть и несуществующие обиды. Его целью была компания «Zimaletto», и он шел к этой цели, не зная страха и сомнений.
Кира уже собиралась уходить, когда дверь распахнулась, и в ее кабинет вошел Воропаев. Наскоро поцеловав сестру и не дожидаясь лишних вопросов, он заявил, что, как крупнейший акционер, озабочен положением компании и до него дошли слухи о том, что продажи сильно упали. Поэтому уже, сегодня он хотел бы получить обстоятельный отчет по продажам и всему остальному. Кира, заявив, что ей, что ей срочно нужно в аэропорт – встречать родителей Андрея, предложила получить все сведения у самого президента. Александр усмехнулся и, пожалев сестрице счастливого пути, действительно отправился к Жданову.
В кабинете президента он застал дружную троицу, занятую разбором документов.
– Добрый вечер.
– Уже не такой добрый, – отозвался Андрей.
– Расслабьтесь. Я только возьму у вас то, что мне нужно, и тут же уйду.
– И что же тебе нужно? – поинтересовался Жданов.
– Твой завтрашний доклад. Я хочу прочитать его к собранию, подготовиться.
– Свой завтрашний доклад я отдам тебе завтра, как и положено. Ты все узнаешь завтра. И поверь, мой доклад тебя приятно удивит. Или неприятно? Уж реши сам.
– Хорохоришься? Ну-ну. У тебя страх на лице написан. Что ж, я подожду до завтра. Помни, Андрюша: весь капитал моей семьи в твоих руках.
Андрей и Роман переглянулись. Было ясно: Воропаев что-то подозревает. Кто-то передал ему данные уровня продаж, вот он и приплыл, как укала на запах крови. Если они хотят бороться с Александром, нужно быть начеку. Доклад должен быть готов к девяти утра, чтобы Андрей и Роман успели, с ним ознакомится. А для того чтобы Александра все устроило, документы должны быть идеальными. Если его насторожат какие-то цифры, появится необходимость доказывать их с документами в руках. Значит, придется менять цифры не только в докладе, но и во всей документации компании. Иначе вывести их на чистую воду не составит труда даже начинающему бухгалтеру…

***
Александр, пройдя по коридору, отворил дверь в кабинет финансового директора. Он не стал тратить время на вежливые приветствия и сразу перешел к делу. Побывав у Андрея, он уже не сомневался, что в завтрашнем докладе будут изменены кое-какие цифры. Может, есть способ просмотреть отчеты других отделов до собрания? Оставив Ярослава размышлять над проблемой, Александр двинулся дальше.
Последним делом в «Zimaletto», которое он собирался сделать, было общение с Викторией. Красавица Клочкова так долго искала с ним встречи, а Кира так настойчиво рекомендовала брату свою подругу, что он решил скрасить пребывание в негостеприимной компании созерцанием этой прелестной дурочки. Увы, даже здесь его ждала неудача.
– Вам что-нибудь нужно? – удивленно глядя на него, поинтересовалась Вика.
– Не то чтобы нужно…но, скажем так, я не против, – усмехнулся Александр и бесцеремонно положил ей руку на грудь.
К удивлению Воропаева, эта страстная выходка не произвела на нее никакого впечатления.
– Перестаньте меня оскорблять, – отстранилась она. – Вы все время твердите, что я гожусь только для постели. А ведь у меня есть душа.
–…которая жаждет секса, – цинично закончил за нее Александр. – Только оскорбляет вас больше тот, кто твердит, что ему нужна душа, а сам все равно тащит вас в постель.
– Что вы себе позволяете?
– То, что вы почему-то позволить себе не можете: честность! – высокомерно заявил он. – Весь ваш внешний вид, то, как вы одеваетесь, как себя подаете, кричит о том, о чем вы боитесь сказать словами.
– Хватит! Уходите.
– Как угодно, у вас есть мой телефон. Звоните, – равнодушно пожал плечами Александр и направился к лифту.
Вика возмущенно посмотрела ему в спину, хотела сказать что-нибудь колкое, но появившиеся Андрей и Роман изменили ее намерения. Она демонстративно отвернулась от них и крикнула «Хорошо Сашенька! Поговорим, позвони мне!» Дверцы лифта захлопнулись.
– Ну что, ему удалось с твоей помощью что-нибудь вынюхать? – грозно спросил Жданов.
– Он тут не вынюхивал. Он приглашал меня на свидание, – честно призналась Клочкова.
– И ты, конечно, согласилась! – кивнул Роман.
– Сказала, что подумаю, – ответила Вика. – Завтра я ужасно занята на этом собрании. Так что мы созвонимся позже.
Она так надеялась, что сейчас Роман сам пригласит ее куда-нибудь, но он только безразлично пожал плечами и пожелал удачи…
– Видел? – спросил его Жданов, как только они покинули офис. – Воропаев снова пытается приударить за Викой.
– Я даже рад, – ответил Малиновский. – Это ему на пользу пойдет, а то он какой-то напряженный.
– Ты не понимаешь! Если у них все срастется, будет у нас в компании еще один шпион. Поэтому я бы на твоем месте перехватил инициативу. Ну, пожалуйста, Рома, я прошу. Это же ненадолго!
– Эх, – усмехнулся Роман, – на что только не пойдешь ради дружбы и судьбы компании!

***
Виктория не слышала их меха, но и того, что произошло ей, было достаточно. Обида, горечь.…И с этими мерзавцем Малиновским она надеялась связать себя узами брака! Что ж, зато теперь она представляла, чего ожидать в дальнейшем. Самое время признаться себе, что за все приходиться платить.
И вот теперь она сидит в полутемной приемной и ждет. Чего? Добрая фея из сказки не прилетит на помощь, как ни зови. В реальной жизни чудес не бывает. Игра окончена, выхода нет.
–…Царевна – лягушка ускакала? – тихо спросил Ветров, склоняясь над ней.
– Я не видела, очнувшись от грустных мыслей, ответила Вика. – Наверное, она у себя. А зачем она тебе?
– Сто лет бы ее не видеть, – признался Ярослав и поинтересовался: – Пушкарева уже закончила свой доклад, не знаешь?
– Понятия не имею. Кто мне докладывает? Но, может, он уже готов, она, же такая умная!
– А скажи, Вика… – вкрадчиво поинтересовался Ярик, – Так чисто теоретически…Возможно ли сделать копию этого доклада? Мне бы хотелось его просмотреть и быть готовым к собранию…
– Не думаю, что она оставит его просто так на столе. Завтра же ее день. Ее официально объявят помощником президента, – вспомнила Клочкова.
– И от этого будет хорошо только ей, а нам… – продолжил Ярослав.
– Значит, такая судьба, – еще не понимая, к чему он клонит, кивнула Вика.
– И помешать ей может только какая-нибудь роковая случайность. Надежнее всего эту роковую случайность организовать. Потому что там, где она, нет места нам.
Вика непонимающе посмотрела на финансового директора, и Ярослав, склонившись еще ниже, начал что-то нашептывать ей на ухо. Постепенно недоумение на лице Вики сменилось любопытством, любопытство – надеждой. Она вскочила, легко поправила волосы и стремительно отправилась в Катину каморку.
– Ну и долго мне ждать? – грозно спросила она Пушкареву просматривающую документы.
– Чего? – удивленно спросила Катя.
– Отчета, милочка! Я не намеренна, сидеть тут до утра. Я должна разложить отчет по папкам сегодня!
– Я сама его разложу, – успокоила ее Екатерина.
– Чем ты тут занимаешься?!
– Отчетом, – Катя снова уткнулась в бумаги и добавила: – Если тебя что-то не устраивает, составь его сама.
Оглянувшись в дверях, Вика бросила на Пушкареву испепеляющий ненавистью взгляд.
– Забрали отчет? – нетерпеливо спросил Ярослав, когда она появилась в приемной.
– Нет. Говорит, еще не закончила.
– Черт! – выругался финансист. – Он мне нужен сегодня! А у нее на столе нет папок? Отделы должны были предоставить ей свои отчеты. Да, все против нас.
– Она когда-нибудь уйдет, и можно будет заглянуть в ее компьютер… – предположила Клочкова.
– Хорошая мысль, – согласился Ярослав. – Но как я попаду в ее апартаменты? Хотя… ты можешь оставить мне ключи…
– А если кто-то узнает? – усомнилась Виктория.
– Дай мне ключи, иди и ни о чем не думай.
Вика на минуту призадумалась, но желание отомстить удачливой сопернице было сильнее доводов разума, а тем более – совести. Она кивнула, протянула кличи Ярославу и вышла из офиса.

***
– Катюш, наконец-то. Есть будешь? – обрадовалась Елена Александровна.
– Потом. Сначала новость, – Катя прислонилась к косяку и мечтательно улыбнулась. – Событие дня: кадровые перестановки в «Zimaletto». Меня повысили! Я теперь помощник президента.
– А ты разве не была помощником? – тихо спросила мать, косясь в сторону гостиной.
– Была, – кивнула Катя, – для папы. Для всех остальных я была секретаршей.
– Ну и что дальше? – поинтересовался Коля, вышедший из кухни.
– Как – что? Мне больше не придется врать папе.
– Значит, ты у нас теперь большой начальник, – констатировал друг. – Я тоже приложил руку к твоему успеху, не забыла?
– Коль, ты что? – рассердилась Елена. – Лучше обними ее и поздравь.
– Поздравляю, – Николай неловко обнял подругу, смутился и крепко пожал ей руку. – Желаю успехов в труде и счастья в личной жизни.
Катя с благодарностью улыбнулась ему и потянула в свою комнату. Впереди было еще очень много дел.
Не успели они устроиться за компьютером, в комнате появилась Елена с подносом пирожков. Голодная Катя тут же схватила один. Николай тоже не заставился себя уговаривать – пирожки Катиной мамы были его слабостью. Глядя на счастливую дочь, Елена Александровна поведала о своем предчувствии, что сегодня у Катюши случиться что-то хорошее. Всю ночь ей снились белые мыши. Это было неожиданно, она все думала: к чему бы? Теперь понятно – к деньгам.
Когда за Еленой закрылась дверь, Николай потребовал обстоятельного рассказа о счастливом превращении незаметной секретарши в помощника президента компании. Катя, размахивая руками, изображала свои приключения на футбольном поле и нечаянно выронила из кармана салфетку для протирки автомобильных стекол. Николай проворно схватил ее и с интересом посмотрел на подругу: это еще что? Смутившись, Катерина выхватила у него салфетку и, запинаясь, принялась объяснять, как ехала в машине с Андреем Павловичем, а потом шеф сообщил, что назначает, ее своим помощником она расплакалась…
–…и он вытер тебе слезы старой грязной тряпкой? – предположил Зорькин.
– Это не тряпка, – возразила Катя, – Это знак внимания.
– Надо же! – скептически хмыкнул Коля. – А он не дал тебе тормозную жидкость в качестве успокоительного? И что, ты теперь положишь это под стекло и будешь молиться?
– Как ты не понимаешь?! Он был так тронут, что схватил первое, что попалось, – пылко произнесла Екатерина и покраснела.
– Тебе повезло. Обычно первое, что в машине попадается под руку, – это монтировка.
– Смеешься? – обиделась Катя. – А вот если б на его месте были Кира или Вика, они бы даже не почесались. А наоборот, сделали бы мне еще хуже.
– Ты преувеличиваешь. Я тебя уверяю, им живется гораздо труднее, чем тебе.
– Да? И почему это?
Николай попытался объяснить. Они от рождения знают, что они красавицы. Им приходится соответствовать. Искать богатого мужа, работу престижную, связи. А такие, как Катя, не строят иллюзий и готовы к любым ударам судьбы, все про себя знают, всю жизнь учатся и идут к своей цели. Иногда они даже поднимаются. Но редко. Поэтому странно, почему у Кати не складываются отношения с Кирой и Викой. Хотя, если хорошенько подумать, объяснение этому есть. Ведь Катя в некотором смысле наступила им на горло. «Zimaletto» – это большая компания. Работают там сплошные красотки. И тут появляется этакая неформальная особа. «Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка», – прокомментировала Катя. Николай кивнул и продолжил. Для Киры и других это было в новинку, они задергались. Потому что нельзя все время есть зефир, иногда хочется селедки.
– Чего? – удивилась Катя.
Коля схватил со стола бумагу и карандаш. Он изобразил три круга, два пометил плюсами, а в центре третьего нарисовал минус.
– Смотри, – показал он подруге. – Кира и Андрей – одноименные заряды.
– Мужчина и женщина не могут быть одноименными зарядами, – возразила Катя.
– В твоем случае – могут. Они – одного круга, они мажоры, плюсы – пояснил Зорькин.
– А я, значит, минус, – хмыкнула Екатерина.
– Причем огромный! – кивнул Коля. – И что из этого следует? Что «плюс» Андрей оттолкнется от «плюса» Киры и притянется к «минусу» – тебе. Это закон Кулона. Андрей выплюнет зефир и подсядет на селедку. Потому что сладкое вредно. Это и есть твой путь к счастью. Кира ненавидит тебя, потому что ты ее потенциальная соперница.
Катя с благодарностью посмотрела на Николая. У нее появилась призрачная надежда на счастье…Счастье? Оно зависит от того, что произойдет завтра на совете директоров. Хватит заниматься глупостями, гаданиями, магнетизмом. Есть дела поважнее.
Она отобрала у Коли листок начала объяснять предстоящую финансовую задачу, точнее – махинацию.
–…надо подогнать цифры так, чтобы акционеры думали, что у нас все в порядке, – закончила она.
– Владимирский централ, ветер северный… – пропел Зорькин и пристально посмотрел на подругу. – За такие дела в тюрьму сажают.
– Это только для внутреннего пользования, – успокоила она. – И только на завтра. Нам надо выиграть время.
– А если кто-то узнает, что цифры подделаны? Представляешь, что будет? – поинтересовался Коля.
– Да об этом знают только Андрей и Роман. И еще я, – твердо сказала Катя.
– И я, – заметил Николай. – Но я, так и быть, тебя не выдам. Ладно, попробуем.
Файлы, которые предстояло подделать, Катя скачала на дискеты. Оставалось немножко их подправить – и все. Коля засомневался: в рабочем компьютере эти файлы лежат в первозданном виде, и если есть кто-то, кому Катя сильно мешает, он может скачать оригинальную информацию.
Катя на мгновение замерла от ужаса, но быстро пришла в себя. Нет, это невозможно! Да кому такое в голову придет? Кроме, того там охрана. Мышь не проскочит.
– А мыши – это и не нужно, – сказал Николай. – Я про более крупных вредителей полей и огородов.
Катя покачала головой. Даже если и найдется такой человек, он зря потратит время. Войти в ее компьютер не сможет никто, даже гений. Она такой пароль поставила – целая бригада хакеров голову сломает! Коля усмехнулся и предложил угадать этот пароль с первого раза. Он закатил глаза и хихикнул: «Андрей». Катя презрительно покачала головой.
– Нет, умник. Пароль: «Вычисление кратных интегралов методом ячеек с автоматическим выбором шага».
– Это же название моей курсовой, за которую я четверку получил! – страшным голосом закричал Коля. – Теперь все об этом узнают!
– Кто – все? – поинтересовалась Катя. – Очнись! Кому придет в голову, что у человека в компьютере может стоять такой пароль! Они год с ним будут возиться!
– Но когда откроют – все равно узнают! Как ты могла?.. – Он укоризненно покачал головой и добавил: – Ну, хорошо. А вдруг в твоей конторе стоят скрытые камеры и видят, какой пароль ты вводишь. А? Твой враг проникает в службу безопасности, берет кассеты, смотрит, считывает пароль и – привет!
– Во-первых, – возразила Екатерина, – в моей каморке нет скрытых камер…
– Откуда ты знаешь?
– Во-вторых… – Она вытащила папку с документами и слегка шлепнула ею по голове товарища, – хватит уже ныть и говорить глупости! Я тебя для чего сюда позвала? Чтобы ты мне голову морочил?
– Не стучи по рабочему инструменту. За тебя волнуюсь. Ладно, давай работать. Фальсификация документов – мой конек.

Глава 9

– Андрюш, посмотри. Вот меню, которое я составила на сегодня, – Вика протянула шефу листок. – Думаю, акционеры будут довольны.
– Наконец – то! – обрадовано воскликнул Жданов.
Виктория с удивлением взглянула на Андрея, но обнаружив, что он глядит мимо нее, обернулась и увидела ненавистную Пушкареву.
– Доброе утро! – улыбнулась Катя. – Извините, что опоздала. Пришлось до пяти утра работать.
– Ну и?.. – нетерпеливо поинтересовался он.
– И еще не закончила. Но к двенадцати отчет будет у вас, – успокоила она и направилась в свою комнату.
– Андрюш, – заныла Вика, видя, что на нее не обращают внимания. – Так ты посмотришь меню?
– Слушай, – тут же разозлился Жданов, – давай сама, а? Сделай хоть что-нибудь сама! Хоть один раз!
И опять эта замухрышка ее обошла! Вика выскочила из кабинета и тут же налетела на Ярослава.
– Ну как, у тебя получилось? – порывисто спросила она.
– Я не смог войти в ее компьютер, – вздохнул Ветров.
Да, Коля не ошибся: этот «крупный вредитель» провел возле Катиного компьютера половину ночи, пытаясь разгадать пароль. Но была права и Катерина – когда отчаявшийся финансовый директор вызвал местного хакера Радика, тот тоже, как, ни бился, не смог открыть нужные файлы. Впрочем, Ветров был не из тех, кто так легко поддается панике. К утру, он разработал новый план. Именно для его осуществления он и пришел к Виктории. А когда узнал, что отчет будет готов только к полудню, просто возликовал.
– Значит, у нас еще есть шанс! – уверил он Клочкову. – Открыто помешать ей мы не можем. Но есть обстоятельства, перед которыми люди бессильны. Все очень просто. У нее может неожиданно сломаться компьютер.…Если чуть-чуть ему помочь…
– А я могу помочь, – догадалась Вика. – С удовольствием! Кстати, ключи верни.
– А, да, – он порылся в кармане, достал ключи, дискету и листок бумаги, исписанный корявым почерком, и протянул девушке. – А это поможет тебе разобраться с ее компьютером.
Вика хищно улыбнулась.
План был прост. Как только Жданов уйдет куда-нибудь по делам, следует срочно отправить Пушкареву к Ярославу – он найдет повод задержать ее минут двадцать. В это время Вика, пользуясь инструкциями, запустит программку блокировки Катиного компьютера. Сообщники подмигнули друг другу и разошлись по рабочим местам, выжидая подходящий момент для нанесения удара.
Не прошло и часа, как Роман позвал Жданова к Милко. Вика набрала номер Ветрова.
– У меня хорошая новость. Андрей вызвал Киру и Милко в конференц-зал. А это значит…
–… что можно попасть в его кабинет?
– Да, но надо еще выкурить Катю.
– Не проблема. Скажи, что я срочно хочу ее видеть. Это приказ.
– Не беспокойся. Я умею разговаривать с такими девицами.
Виктория решительным шагом направилась в Катину каморку.
Пушкарева лихорадочно стучала по клавишам, не замечая ничего вокруг. Каждая денежная операция проверялась дважды, чтобы не закрались ошибки.
– Тебя Ярослав вызывает, – рявкнула Виктория. – Срочно. У него важная информация.
– А что же он сам сюда не зайдет? – оторвалась от компьютера Катя.
– А тебе не кажется, что ты возомнила о себе? Ты – пока еще секретарша. А он – финансовый директор. Поэтому поднимайся и лети к нему. Он не любит ждать.
– Я должна предупредить Андрея Павловича, – с сомнением отозвалась Екатерина. Работы осталось совсем немного, и ей хотелось поскорее завершить ее.
– Ты еще Путина предупреди! Думаешь, у президента других проблем нет? Он сейчас с Кирой и Милко занят. Ты должна бежать сломя голову в кабинет финансового директора.
Катя посмотрела на часы. Ну что ж. Вряд ли разговор с Ветровым займет больше пяти минут, а до совета директоров осталось еще почти два часа. Она успеет закончить, разложить все по папкам и даже, возможно, кратко изложить Андрею все, что удалось сделать. Она закрыла текущий файл, вышла из системы и выключила компьютер. Не дожидаясь, пока Виктория уйдет, выскользнула из каморки…
Подождав, когда в приемной хлопнет дверь, Виктория задрала подол юбки и извлекла из-под резинки чулка дискету и записку. Немного волнуясь, она уселась в Катино кресло и включила компьютер…

***
Несколько раз, померившись и поругавшись с Милко и Кирой, Жданов, наконец – то вернулся в свой кабинет. Великий кутюрье беспрерывно жаловался на качество тканей. И, к сожалению, Кира его поддерживала. Самое обидное, что эти двое все время Пушкареву. Якобы именно с появлением Кати все в компании пошло кувырком. Хорошо, что рядом был Роман, – этот неунывающий оптимист смог разрядить обстановку, склонить Милко к работе с новыми материалами и убедить Киру, что секретарша ни в чем не виновата. Ну, разве что уж больно некрасива…
Во-первых, объяснил Роман в компании все в порядке, и ничто не пошло кувырком. А во-вторых, Катя будет помогать Андрею решать только финансовые вопросы. Потому что таких специалистов, как она, днем с огнем не сыщешь. Важно, что все они – команда и выступят сегодня на совете единым фронтом.
Да, с этими проблемами хотя бы на время было покончено. Единая команда сохранилась. Все верят в него и готовы поддерживать. Теперь остался только совет. Там предстоит главное сражение, а времени до него – чуть-чуть.
Андрей стремительно пронесся мимо притихшей Виктории, ворвался в свой кабинет, подбежал к двери в Катину каморку. Там никого не было. Он с грохотом захлопнул дверь и в ярости развернулся. В эту секунду в кабинет вбежала Катя.
– Вы знаете, что совещание начнется с минуты на минуту? – заорал он на нее.
– Знаю… – торопливо ответила Екатерина. Ветров совершенно бесполезно продержал ее в своем кабинете почти полчаса, и она чувствовала, что времени осталось мало.
– Вы знаете, что я еще в глаза не видел отчет?
– Знаю… – кивнула Катя.
– В таком случае, где вас носит?!
Не слушая дальнейших воплей разбушевавшегося шефа, Катя бросилась в каморку, на ходу объясняя задержку:
– Меня Ярослав Борисович вызвал. У него были сомнения по поводу сводок.
– Каких еще сводок? Какого черта! У нас отчет!
– Я тоже сказала, что сейчас это не важно.…Но Ярослав Борисович… – включая компьютер, торопливо говорила Катя. Андрей появился в дверях каморки. На столе зазвонил телефон. – Алло! Приемная господина Жданова!.. Приехали ваши родители.
– Что??? – заметался по комнате шеф. – Так.… Скажите, что я через несколько минут выйду. Сколько в отчете листов? Что такое?
Он посмотрел на Катю. Она не могла вымолвить ни слова, только показывала рукой на компьютер. На пустом экране красовалась надпись: «ERROR!»
– Не понимаю…как это… – обрела дар речи Катерина.
– Это означает, что заблокирован жесткий диск! – взвыл Жданов и стукнул по столу кулаком. Тот дрогнул, но устоял, зато на пол полетели дырокол и несколько ручек.
– Господи… – Катя прижала руки к сердцу.
– Не по адресу обращаетесь! – казалось, от крика Жданова рухнут стены. – Немедленно разблокировать и распечатать!
Громко хлопнула дверь, и Катя осталась наедине со своим отчаянием. Она удрученно вздохнула: временная отсрочка ничего не меняла. Рано или поздно Андрей вернется. И тогда придется отвечать за все, что произошло. Еще раз, перебрав в памяти события последнего часа, она не смогла обнаружить в своих действиях ни единой ошибки. Которая могла бы привести к тому, что произошло. Но что толку с этого? Экран компьютера по-прежнему был мертв.
Дверь отварилась, и в комнату снова ворвался Жданов.
– Чего вы замерли? Делайте что-нибудь! – заорал он.
С этой минуты начался кошмар, казавшийся бесконечным. Чтобы ни сказала Катерина, в ответ слышались только оскорбления и крик. По всему выходило, что просто убить Пушкареву – и то было бы слишком гуманно. Жданов бесновался и требовал немедленно вытащить из этого «ящика» отчет, а не хлюпать носом. Никакие оправдания, что с этим компьютером никогда не было проблем, он не желал слышать. А когда узнал, что Катя даже не сделала копию, его терпению и вовсе пришел конец.
Привлеченная истошными воплями, на пороге каморки появилась Виктория и предложила обратиться к специалисту – системщику. Не дожидаясь решения, она отправилась звонить Радику. Хакер пообещал через минуту быть на месте компьютерной катастрофы.
– Не волнуйтесь, сейчас придет Радик и все сделает, – успокоила Клочкова Андрея.
Жданов с надеждой и благодарностью посмотрел на нее и отправился в конференц-зал. Виктория насмешливо взглянула на Катю и поспешила за ним.

***
Через несколько минут в каморке действительно появился Радик. Он деловито начал допрос: устанавливали ли «аську», открывали ли письма с файлами, что вообще делали с вверенным имуществом в последнее время? Катя честно отвечала на все вопросы, но программист, казалось, не поверил, ни единому слову.
– Будем разбираться, гражданочка, – с серьезнейшим видом сообщил ей Радик, отключил все провода и понес системный блок в свой кабинет. Он на мгновение задержался в дверях и как бы невзначай поинтересовался: – пароли стоят?
– Да…
Радик кивнул и пообещал все разобрать и протестировать. В этот момент в комнате появился Жданов. Лицо его было страшно.
– Это надолго? – спросил он у программиста, указывая на системный блок.
– Может, и навсегда, – сообщил Радик. – Жесткий диск – это серьезно.
– Здесь в памяти отчет для совещания, которое должно было начаться десять минут назад. Этот отчет мне нужен немедленно, – как можно спокойнее сказал Андрей.
– Постараюсь. Займусь им сейчас же, – кивнул системщик и вышел. Андрей посмотрел на застывшую как соляной столб Катю и заорал:
– А вы чего сидите? Бегом за ним! И через каждые пять минут мне докладывать!
Катерина опрометью бросилась вон из комнаты. Только бы подальше от этих холодных и ненавидящих глаз! Она бежала, не разбирая дороги, и…
– Простите, простите, ради бога.…Простите меня… Господи, да вставайте же! – Катерина, по уже практически сложившейся традиции, налетела на Александра Воропаева, сшибла его с ног и, по счастью, уронила всего лишь на диван.
– Мне это уже как-то надоело, – так же привычно отталкивая ее, сообщил акционер. – Может, что-то новое придумаете?
– Извините, я больше не буду, – торопливо пообещала Катя. – Честное слово! Простите! Как вы себя чувствуете?
Увидев, что Воропаев не пострадал, она побежала в компьютерный отдел.
Радик уже ковырялся в системном блоке. Катя пристроилась рядом и следила за каждым движением его рук. Не в силах вынести сосредоточенного молчания программиста, она стала расспрашивать его о том, как долго может продлиться ремонт. Радик отвечал неохотно и неопределенно. Чудес не бывает. В Катином компьютере стоял восьмидесяти гигабайтный винт – с такими объемами информации всю ночь можно просидеть. А неплохо бы еще драйвера покачать. «Есть, конечно, один вариант», – загадочно произнес Радик. Катя напряглась и с мольбой посмотрела на него. Чтобы ускорить процесс, ему нужны ее пароли. Тогда, кто знает, может, сработает.…Сказать пароли? Катя задумалась. Она припомнила ночной разговор с Николаем и пристально посмотрела на Радика.
– Тебе отчет нужен? – спросил он.
– Нужен, – кивнула она.
– А твоей железяке нужен пароль, – Катя отрицательно покачала головой. – Гражданочка, я вас совершенно официально предупреждаю: чистосердечное признание поможет вскрытию! А ну говорите пароль!
– А без пароля запустить никак нельзя? – жалобно проговорила Екатерина.
– Да что мне вас, пытать, что ли? – разозлился программист. Он схватил трубку, выслушал сообщение и ответил: – Передайте шефу, что я сам сейчас приду и отчитаюсь.
Он положил трубку на место и уставился на Катю: что мол, докладывать – то? Она вздохнула, взяла ручку и написала на первом попавшимся листе: «Вычисление кратных интегралов методом ячеек с автоматическим выбором шага». Сложила лист вчетверо и протянула Радику. Тот жизнерадостно ухмыльнулся.
– Спокойно, гражданочка, все сделаем в лучшем виде. Я в конференц-зал.
– Погодите, Радик, я с вами! – крикнула Катя и бросилась за ним.
***
В конференц-зале царило уныние. Собравшиеся давно переговорили о текущих делах, новостях, общих знакомых. Павел и Маргарита описали поездку в Лондон, Кристина сообщила последние новости из Дании, Милко рассказал о новой коллекции…
Все уже знали, что компьютер с отчетам блокирован и придется подождать, пока его подчинят. Это не вызвало энтузиазма.
У окна совещались Роман и Андрей. Что-то было не так с этим компьютером, уж очень вовремя он сломался. Если отчета сегодня не будет, Александр может торжествовать. Собственно, он просто с потрохами съест Андрея…
Александр подошел к Ярославу и вопросительно посмотрел на него. Ярик улыбнулся и тихо сообщил, что в компьютере все было закрыто паролями. Информация по отделам, отчет и все остальное. Все заблокировано. Но благодаря неким манипуляциям он надолго вышел из строя. Воропаев поднял бровь: неужели Ветров решился на такое? Впрочем, Ярослав тут же заверил его, что никогда бы не стал, даже руки марать… Александр посмотрел на него в упор и нахмурился.
– Александр Юрьевич, выхода другого не было. Как только техник получит пароли, у вас будет вся информация.
– Вы отдаете себе отчет, что вы сейчас сказали? – прошипел Воропаев. – И кому?
Ветров затрясся. Но Александр, сменив гнев на милость, вполне доброжелательно поинтересовался, кто, же решился замараться? И моментально получил ответ, что технической частью вопроса занималась Вика, весьма недвусмысленно улыбнулся.
Сообразив, что опасность миновала, Ярослав сообщил подробности. Оказывается, инструкцию и дискету подготовил Радик. Он же выудит информацию, передаст ее им, а завтра вернет рабочий компьютер. Александр покачал головой и напомнил Ярославу, что он, Александр Юрьевич Воропаев, к этой «грязной истории» не имеет никакого отношения. Ветров понимающе кивнул.
– Итак, господа, пора бы ознакомиться с отчетом, – громко заявил Александр. – Десять минут прошли.
– Сейчас нам доложат, почему его до сих пор нет, – ответил Андрей.
– Я думаю, только что закончилось самое короткое и бездарное совещание, – обращаясь к Маргарите и Павлу, заявил Александр. – И ради этого вам пришлось вернуться из Европы.
– Не нужно сгущать краски, – примирительно сказал Павел Олегович. – Совещание можно провести и завтра.
– Только без меня. Завтрашний день у меня расписан по секундам.
– Саша! Такое случается с техникой, – постаралась успокоить его Маргарита Рудольфовна.
В эту минуту Роман стремительно подошел к Кире и потянул ее в дальний угол комнаты.
– Нужно выиграть время, – обратился он к ней. – Поговори с братом.
– Бесполезно, он и слушать не будет, – обреченно ответила Кира.
– Если он сейчас уйдет, у Павла не выдержат нервы, и он поставит точку. Не в нашу пользу.
Она посмотрела на него, на Андрея, на Павла, минуту подумала, улыбнулась и вдруг резко захлопала в ладоши.
– Прошу внимания, господа! Сегодня день святого Александра! Именины моего дорогого брата! И по этому случаю, мы приготовили праздничный обед! Виктория, командуй!
Началась суета. Недоуменный Александр пожимал руки и принимал поздравления. Виктория живо распорядилась на счет обеда. Кира что – то шепнула Милко, тот улыбнулся, кивнул и внезапно исчез из конференц-зала.
Катя заглянула в комнату, одиноко постояла в стороне, поняла, что сейчас до нее никому нет дела, и уныло поплелась прочь.
В коридоре она натолкнулась на Светлану с Татьяной. Увидевшие ее полные слез глаза, дамочки тут же потребовали объяснений. Что произошло, кто посмел обидеть ее? Тронутая их участием Катерина разрыдалась и сбивчиво рассказала, как у нее сломался компьютер, в котором был отчет. И теперь из-за нее отменили совещание. И теперь ее, конечно же, уволят…
– Отменили? – повторила Татьяна. – Ничего, мы свое совещание проведем. Поднимай наших, сбор через пять минут. Держись. Все будет хорошо.
Дамы побежали собирать «Женсовет», а Катя поплелась в свою каморку.

0

9

Глава 10

Катерина была недалека от истины, когда сказала подругам, что ее уволят.
Роман, конечно, рассказал Андрею, что Кира придумала день святого Александра. Чем спасла их. И Жданов теперь был готов на все, лишь бы отблагодарить невесту за ее великодушие. Он подошел к ней, резко ухватил за руку, развернул и притянул к себе. Гости захлопали страстной любовной сцене, а Кристина выразила свое одобрение пронзительным визгом. С демонстративной неохотой Андрей оторвался от губ невесты и опустил руки, отвечая на смущенную и растрепанную улыбку Киры благодарной усмешкой.
Если бы в эту минуту Андрей не обнимал ее, удерживая почти на весу, Кира просто упала бы. Нет, она растворилась бы в его руках. Она умоляла высшую силу остановить это мгновение. На секунду мелькнула мысль, что и этот поцелуй, и грядущий брак – всего лишь игра, но тут, же исчезла. В объятьях Андрея Кира теряла разум.
Андрей с улыбкой смотрел на нее и думал, как она красива. Он как будто бы впервые увидел Киру: золотые волосы, мягкий очерк скул, чувственные полуоткрытые губы, нежно белеющая кожа.…И большие задумчивые глаза, словно вобравшие в себя всю синеву неба. Кира была поистине очаровательна.
– Кира говорит, что у тебя есть видео с последнего показа. Андрюша, ты меня слышишь? – раздался, откуда – то издалека голос Кристины.
– Да, да, с последнего показа, – он медленно приходил в себя.
– Маргарита, мы сейчас посмотрим последний показ. У Андрея есть видео, – предложила Кристина, обернувшись к Маргарите Рудольфовне.
– С удовольствием! – кивнула Жданова. – Он был намного эффективнее предыдущего.
– Хорошая идея, согласен, – присоединился к ним Павел Олегович.
– А где Милко? – оглянулась по сторонам Кристина. – Он так быстро исчез!
– Ты, дорогая, потрясла его настолько, что он пошел проверить, в каком состоянии его новая коллекция, – немного охрипшим голосом сказала счастливая Кира. – Мы ее увидим сегодня же. Ничего особенного, рабочий показ для своих.
Андрей снова с благодарностью улыбнулся невесте. В этот момент они были близки как никогда. Это был еще один сюрприз помимо Дня святого Александра. Благодаря ему можно еще немного оттянуть время.
Впрочем, долго наслаждаться радостью ему не пришлось. Павел, отведя сына в сторону, тихо сообщил, что этот бардак он долго терпеть, не намерен. Компания – не школа, работу над ошибками не сделаешь. Правильнее – отправить ее на заслуженный отдых. Андрей хотел было возразить, но, вспомнив о сломанном компьютере, не стал спорить, махнул рукой и отправился за кассетой.

***
– Где видео с последним показом? – спросил он Катю, заглядывая в каморку.
– Сейчас… – Катерина вскочила, заметалась, начала рыться на полках, в шкафу, на столе, в огромной коробке в углу – Извините.…Где – то здесь…Господи, да где же она? Простите…Андрей Павлович.…А вы не давали ее Милко?
Пока она суетилась, он взял со стола листок, над которым только что сидела в задумчивости Пушкарева. Это было заявление об уходе. Подумав, он сунул заявление в карман.
– Клянусь вам, я не могла сломать компьютер… – бормотала в это время Катя.
– Дело не в этом, – устало ответил он. – Вы не сделали копии.
– Да…Я понимаю… – Она подошла к нему.
– Послушайте. После того что произошло… – Он не мог смотреть ей в глаза и отвернулся. – Катя, я не могу объявить о вашем повышении.
– Мне не нужно повышение. Я не заслужила его, – горячо заговорила Катерина и зарыдала. – Я думаю только о вас…
– Катя, – вздохнул Жданов, – перестаньте плакать и, пожалуйста, вытрите слезы.
Пушкарева порывисто бросилась выполнять приказ, разыскивая салфетку.…Андрей усмехнулся, заметил на полу нужную кассету, поднял ее и, не говоря ни слова, вышел из комнаты. Когда Катя, наконец, вытерла слезы, она обнаружила, что заявление исчезло.

Глава 11

– А потом перед всеми сказал, что это я сломала компьютер, – рассказывала Екатерина собравшемуся в ее каморке «Женсовету».
Дамы сочувственно кивнули. И имя у него такое противное – Радик. Так бы взять его за…за «джойстик»! За то, что он с ребенком сделал, сволочь.
Нет, Шура, и Светлана не могли этого так оставить. Они собрались на «разборку» с программистом. Катя даже улыбнулась, представив, как это будет происходить, но вспомнив о своем горе, снова всхлипнула и потянулась за салфеткой.
Дамы переглянулись. А в чем, собственно, проблема? Компьютер сломался, значит, его надо срочно подчинить. Но кто, кроме специалиста, может это сделать?
– Для Глюкмана это – раз плюнуть! – вдруг воскликнула Амура.
Дамы посмотрели на нее, как на сумасшедшую, и Амура объяснила, что это один чокнутый хакер, с которым она как – то познакомилась на вечеринке. Мария тут же протянула ей трубку: звони! Амура набрала номер. После короткого разговора с приятелем о жизни, друзьях и планах, она пожаловалась, что у подруги жуткая компьютерная трагедия, и протянула трубку Катерине.
– Говори! Он тебя не съест! Скажи: «Привет, Глюкман!»
– Привет… – послушно сказала Катя в трубку. – Это у меня сломался компьютер. Я вышла из программы, выключила, а когда вернулась.…Нет, сбой жесткого диска! Алло! Послушайте, Глюкман.…Ой, простите, Сережа! Наш инженер сказал, что с жестким диском шутки плохи.…Если он дал сбой. Сказал, только завтра утром. Что? Куда послать?
Катя покраснела до корней волос, отодвинула трубку от уха и с ужасом посмотрела на нее.
– Он так ругается…
Амура кивнула и отобрала у нее телефон.
– Алло! Так что нам делать? Да вынь банан из уха! Я спрашиваю, поломка смертельная? – Она помолчала. – Одуреть.…Так, а теперь скажи последнюю фразу Катерине! Еще раз!
– Алло… – с опаской сказала Катя. – Это я…Что? И все???
Она осторожно прижала трубку к груди, удивленно посмотрела на подруг и сообщила им, что все можно сделать за час.
– Значит так кудесник! Быстренько дуй сюда! – уже командовала Амура, снова завладев трубкой. – Что значит, зачем? Кому все объяснил? Да они тут шизеют, если курсор в середине экрана, а коврик для мышки уже кончился! Все, мы тебя ждем. Благодарность будет безгранична. Что ты, это не угроза! Чао!

***

Радик злобно посмотрел на ворвавшихся к нему дамочек и предложил выметаться. Но Екатерина не сдвинулась с места и жестко потребовала немедленно вернуть ей системный блок. Программист грубо выругался и напомнил, что она же сломала ценную вещь. И казенное имущество выносить он не позволит. Амура подошла к нему поближе и заметила, что самое ценное – это люди и их жизнь, но если хакер будет и дальше вести себя, как последний хам, то может ее лишиться. К ней присоединилась, Шура: слегка подтолкнув Радика в бок, она зловеще прошептала, что они забирают компьютер.
– С какой стати? – заволновался Радик, с опаской поглядывая на нее снизу вверх.
– Я нашла другого специалиста, – он все подчинит в течение часа – сообщила Катя и тоже подошла к столу.
– Да вы что, с ума посходили! – пискнул программист. – Чтобы я доверил внутренние данные компании неизвестно кому! Кто вам вообще разрешил врываться в стратегически важный объект фирмы!
– Я не уйду отсюда без своего компьютера, – сказала Катя.
Рядом с ней встали Светлана и Маша.
– А я уйду, – попятился к двери Радик. – Обедать. Сейчас время обеденного перерыва – имею право! И вообще, без санкции руководства я даже разговаривать на такие темы с вами не намерен!
– Какой может быть обед – решается судьба нашей фирмы! – крикнула Катя. Дамы уже окружили Радика. – Отдайте компьютер, я все согласую с руководством!
– Прием окончен, я ухожу обедать! – хорохорился программист.
– Обедать ты будешь здесь!
Шара насильно усадила молодого человека за стол, женщины встали напротив и выжидательно посмотрели на него. Катя набрала номер.
– Алло, Вика? Это Катя. Соедини меня с Андреем Павловичем. Это срочно! И очень важно.…Скажи ему, что речь идет о моем компьютере…
– Как же ты надоела всем со своим агрегатом. Его уже не починить! Я и без специалиста скажу – он просто испугался твоего внешнего вида! Андрею Павловичу сейчас точно не до твоего компьютера!.. – заверещала Вика. Затем в трубке, послышался какой – то шум.
– Катя, что происходит? – раздался голос Жданова.
– Андрей Павлович, компьютер можно подчинить в течение часа, а Радик не отдает мне…Что? А, Радик – это системный администратор!
– Что за идиотизм! Скажите ему.…Хотя ничего не говорите – я сейчас сам подойду и все решу!
– Сейчас придет Андрей Павлович, – сообщила Екатерина.
– Все, Радик, ты попал! – плотоядно улыбнулась Шура.
Радик заныл, что он только следует правилам. А правила не он устанавливал. Но понимая, что кары не избежать, все, же сделал попытку сбежать. Однако вырваться из цепких рук «Женсовета» оказалось не так – то просто. Дамы окружили его плотным кольцом, не давая прохода.
Озверевший от ярости Радик кинулся на Шуру. Но она аккуратно взяла его за грудки, приподняла над полом и несколько раз легонько встряхнула. Программист попытался сопротивляться и даже замахнулся на нее. Это было уже слишком! Шурочка внимательно посмотрела на Радика, аккуратно примерилась, ударила его лбом по лбу и отпустила руки. Жертва рухнула на пол, издала протяжный стон и затихла. Женщины наклонились пониже – тело Радика не подавало признаков жизни.
– Я его убила, – прошептала Шура. – Убила, да?
Татьяна пощупала пульс.
– Жив! – сообщила она через мгновение, и по комнате разнесся облегченный вздох.
И все же с пострадавшим надо было что-то делать. Для начала Амура взяла со стола графин и выплеснула воду в лицо программисту. Тот зашевелился, открыл глаза и огляделся. Увидев, что его окружают заботливые лица врагов, он снова потерял сознание. Осталось последнее средство спасения – искусственное дыхание. Рот в рот. Женщины брезгливо смотрели на мелкого пакостника. Шара вздохнула.
– Ладно – я виновата, я все и сделаю!
Она встала на колени и на всякий случай встряхнула юношу. Программист живо пришел в сознание, заорал, вскочил на ноги и рванул к двери. И уткнулся носом в грудь президента компании.
– Они хотели меня убить! Это преступницы – целая банда!
– В принципе, они правы, – спокойно сказал Андрей. – Зачем нам сотрудник, который не в состоянии справиться с элементарной работой? Катя, я жду объяснений!
Радик испуганно прижался к стене и затих, а Катя сообщила, что они вызвали другого специалиста – он может подчинить компьютер и извлечь документы.
– Я и сам могу это сделать, – пискнул Радик.
– Родион, вы же сказали, что вам нужны сутки! – перебила его Катя.
– Все потому, что вы неграмотно сформулировали мне задачу, – попробовал соврать программист.
– Сколько минут вам понадобится, чтобы сделать работу? – грозно посмотрел на него Жданов.
– Час.
– Я сказал «минут»! – проговорил Андрей таким голосом, что даже женщины съежились от ужаса.
– Двадцать, – выдохнул Радик.
– Даю вам пятнадцать, – милостиво разрешил Андрей Павлович Жданов. – Катя, проконтролируйте. Мне нужно вернуться на показ.
Андрей вышел из комнаты, а «Женсовет» снова окружил лгуна. Через десять минут на мониторе начали появляться и исчезать какие-то надписи, колонки цифр…Радик нажал кнопку печати, из принтера поползли листы. Катя схватила их – это было то, что нужно.
– Я побежала! – крикнула она, укладывая в стопку последний листок.
– А компьютер? – поинтересовалась Шура.
– Андрей Павлович дал указание еще и архивы достать! Мне нужно время до завтра, – заявил Радик.
– Да, хорошо. Оставляйте – потом все проверим.
Катя выбежала из комнаты, и дамочки отправились следом. Радик облегченно вздохнул. Он презрительно хмыкнул, набрал теперь уже известный пароль, и на мониторе один за другим возникли документы из Катиных архивов.
Программист довольно потер руки.

***
Екатерина неслась в демонстрационный зал, как на крыльях, но и «Женсовет» не отставал от нее. По дороге Шура предупредила, что Радику доверять нельзя, а Татьяна посоветовала подробно рассказать шефу о странном поведении этого компьютерного гения. Катя кивнула: она непременно сделает это. Потом. А сейчас – ей необходимо попасть в демонстрационный зал и найти Андрея Павловича.
– Итак, господа. Следующая модель, несомненно, станет хитом продаж – эта туника откроет пытливому взгляду то, что он ищет, и оставит место фантазии! – вещал Милко.
Не глядя на подиум, где в этот момент «плыли» прекрасные «золотые рыбки» великого кутюрье, Катя крепко прижимала к груди заветный доклад и высматривала Андрея. Наконец, она нашла его и попыталась привлечь к себе внимание Жданова. Но он был слишком увлечен показом и Кирой. Воропаева вздохнула и прошептала на ухо жениху:
– Дорогой, извини, что отвлекаю, но к тебе пришли и, судя по отчаянной жестикуляции, – очень хотят пообщаться!
Андрей обернулся, увидел Катю, радостно вскочил с места.
– Это он? – взволнованно глядя на бумаги, спросил он.
Катя счастливо улыбнулась: можно начинать собрание. Андрей напомнил, что прерывать шоу нельзя. Зато у нее есть время подготовиться к докладу. Катя кивнула, но тут, же спохватилась и отрицательно покачала головой. Нет, она не может, она не готова. Если выбирать между ним и ею, настаивал Жданов, то больше готова она: ведь он даже в глаза не видел эти бумаги. Все будет хорошо, убеждал он. Катя непременно справится. Пушкарева покорно кивнула и собралась уходить, но остановилась и прошептала:
– Да, наш компьютерщик…Он потребовал у меня пароли всех засекреченных файлов…Он говорил, что без этого ничего не сможет сделать. Я теперь беспокоюсь – у него все пароли, он может залезть в любой документ!
Андрей встревожено посмотрел на нее, задумался и быстро вышел из демонстрационного зала.
Наблюдавший за ними Ветров торопливо набрал номер на мобильном.
– Я надеюсь, вы уже копируете документы? – поинтересовался он.
– Именно, но я не могу работать в таких условиях – меня все дергают! – пожаловался Радик. Ветров услышал, как в кабинете программиста зазвонил телефон. – Для того чтобы все доделать, мне нужно время! Да, я слушаю!
– Для чего вам нужно время? – услышал Ярослав далекий голос Жданова. – И кому вы об этом докладываете? Что с вами? Столбняк? Отвечайте, для чего нужно время? Со временем у вас проблемы! То, что можно сделать за час, у вас занимает день! Вы плохо работаете! Поэтому я требую, чтобы вы не прикасались к компьютеру Пушкаревой! Если с ним что-то случится – я вас уволю!..
– Андрей Павлович так орал, что думаю, вы все слышали, – обратился Радик к Ярославу. – Я не могу игнорировать его распоряжения!
– Если он так истерит, – заметил финансист, – значит, в компьютере действительно есть что-то интересное! Выполняйте приказ Жданова, только не забудьте быстренько скопировать все данные – а я потом разберусь!
– Я весь на нервах, – заныл программист. – Меня могут уволить, меня чуть не убили эти страшные женщины, я уже не говорю, сколько важных дел я не успел сделать из-за вашего поручения.
– О цене за эту услугу мы договорились заранее, так что не теряйте время, копируйте данные, – отрезал Ветров.
– Хорошо, я все сделаю!

0

10

Глава 12

– А теперь, дамы и господа, венец сегодняшнего показа, – Милко светился от гордости. – Я бы хотел, чтобы два человека в этом зале внимательно смотрели на эту модель! Павел и Маргарита – это для Вас!
На подиум выплыла модель в умопомрачительном вечернем наряде, аплодисменты не заставили себя ждать…Показ был окончен. Акционеры, поблагодарив Милко, собрались расходиться.
– У меня есть для всех вас важное сообщение, – обратился к ним Андрей.
– Ты, наконец, осознал свою беспомощность и хочешь объявить об отставке? – живо отозвался Александр.
– Не дождешься! Но помечтать можешь еще пару минут, – широко улыбнулся ему Жданов – младший. – Мы немного поменяли программу, но собрание состоится – доклад будет представлен, как и было обещано!
В конференц-зале их важно встречала Вика. Александр нервничал.
– Сколько еще мы будем ждать? – поинтересовался он у Андрея. – Я не хочу принимать участие в собрании, которое никак не может начаться!
– Александр, ты должен остаться, – строго ответил вместо сына Жданов – старший. – Ты сам сказал, что освободил сегодняшний день под это мероприятие, – так что будь добр…
– Если Александр торопится, не смею задерживать, – подал голос Андрей. – Только в этом случае, будучи не в курсе наших дел, он не сможет полноценно осуществлять контроль надо мной и фирмой…
– Хорошо, я останусь, – кивнул Воропаев, понимая, что сейчас спорить не стоит. – Только чего мы ждем? Насколько я вижу – все в сборе.
– Нет, не все, – сказал Андрей. – Мы ждем Катю!
– Вот времена! Солидные люди, акционеры, должны ждать, когда соизволит прийти какая – то секретарша! – усмехнулся Александр.
Именно во время этого язвительного замечания в конференц-зал вошла Катя. Под устремленными на нее взглядами она огляделась в поисках свободного стула и, не найдя, осталась стоять посреди комнаты.
– Вика, вы свободны. Освободите место для Кати, – заметив, что секретарша не двинулась с места, Жданов терпеливо разъяснил: – Вы хорошо все подготовили, у нас достаточно минералки, можете идти!
Оскорбленная Виктория затравленно посмотрела на Киру, но та только пожала плечами. Виктория возмущенно вскочила и вышла.
– Господа, Екатерина Валерьевна представит нам доклад, – сообщил Андрей, когда Пушкарева устраивалась на место Клочковой. – После вы сможете задать ей вопросы, если они у вас возникнут. Катя…
Акционеры переглянулись. Они будут слушать секретаршу? Следя за их реакцией, Жданов – младший усмехнулся, обернулся к Екатерине и ободряюще кивнул:
– Итак, у вас в папках подробный отчет о проделанной работе по нашему проекту, данные по производству, расходы, смета. Начнем со статистики. Прошу вас обратить внимание на страницу номер два…

***

Дамочки «Женсовета» столпились в коридоре, обсуждая происшествие. Обнаружилось, что Шура в пылу борьбы с Радиком уронила серьгу. Постановили, что Шурочка, отправится навестить программиста, а остальные разойдутся по рабочим местам с общим сбором через полчаса.
Радик сидел за своим компьютером.
– Опять вы! – засуетился программист. – Оставьте меня в покое, наконец!
– Да не ори ты так! Я тебя не трону! – примирительно пообещала Шура, оглядывая помещение.
Радик, увидав, как на принтере увеличивается пачка отпечатанных листов, вскочил, подбежал к нему и заслонил от непрошенной пришелицы. Шурочка, продолжая осмотр, легко отодвинула низенького программиста, безразличным взглядом скользнула по распечаткам и сообщила:
– Я у тебя кое-что потеряла. Сережку мою не видел?
– Не видел!
Сережка мирно лежала возле принтера. Радик и Шурочка увидели ее одновременно.
– Все, потеря нашлась, – радостно крикнул он. – Прошу немедленно покинуть мой кабинет или я вызову охрану!
– Тебе психиатра нужно вызывать. Вон нервный какой, у меня уже уши заложило от твоего крика, – сообщила Шура, водворяя серьгу на место и покидая помещение.
Радик перевел дух. Быстро забрал распечатку. На верхнем листе красовалась надпись:
«Архивный документ №17, составитель Екатерина Пушкарева».
Как только Шура затворила дверь компьютерного отдела, равнодушное выражение, словно ветром сдуло с ее лица. Оно стало озабоченным и серьезным. «Женсовет», разумеется, тут же был посвящен в то, что Радик что-то распечатывал и пытался это скрыть. Похоже, он все-таки добрался до Катиных архивов. Надо что-то желать. Но, увы, было понятно, что их штатный программист даже на порог не пустит…Дамы, переглянулись. В команде есть запасной игрок!
Через несколько минут девушки, спрятавшись за углом, прислушивались к разговору в комнате Радика.
– У Молко сломался компьютер – а он нам очень нужен! – говорила Ольга Вячеславовна.
– Я сделаю…завтра, – ныл Радик.
– Хорошо, я передам это Милко. Он, конечно, устроит истерику, но вы не обращайте внимания. А если он придет и будет бросаться в вас бумагами – не пугайтесь, он всегда так делает, если ему отказывают в просьбе. Да, если он начнет размахивать ножницами, тоже не бойтесь, он пока еще ничего никому не отстриг. Счастливо!
Ольга Вячеславовна величественно вышла из кабинета и пошла по коридору. Через секунду вслед за ней выскочил Радик и закричал: «Подождите, я иду с вами!»
Ура! Путь свободен!

***
В кабинете программиста и до появления «Женсовета» царил беспорядок. Но дамочки «Женсовета» в поисках Катиных архивов и вовсе превратили его в хаос. Они лихорадочно рылись на полках, шарили по шкафам, кто-то проверял карманы пиджака Родиона, Шура увлеченно копалась в машинке для уничтожения бумаг. Светлана внимательно осмотрела каждый ящик стола. Наконец, ее внимание привлекла толстая папка, из которой в беспорядке торчали бумаги с таблицами.
– Есть! – радостно крикнула она. – Девочки, нашла!
– Отлично, – обрадовалась взволнованная Маша, – смываемся!
Не успели они отойти и на десять метров от кабинета, как навстречу им попался рассвирепевший программист. Еще бы он не рассвирепел! Оказалось, что компьютер Милко просто отключен от сети. У Радика на этот счет существовало свое мнение. Он заметил, как курьер Федор ухмылялся, стоя перед Ольгой Вячеславовной, пока хакер пыхтел над якобы поломанным компьютером…

Глава 13

–… В отчете содержаться все цифры, и, если вас интересуют детали, вы можете сравнить исходные показатели и сегодняшние. Вы не обнаружите там гигантского скачка, но постоянный стабильный рост очевиден. Надеюсь, что основные положения доклада убедили вас в том, что дальнейшее осуществление программы приведет к продвижению нашей компании на принципиально новые, лучшие позиции, – завершила доклад Екатерина Пушкарева и добавила: – Если у кого-то есть вопросы по этой части отчета, я готова ответить прямо сейчас.
Участники собрания с одобрением посмотрели на Катю. Андрей победно улыбнулся. И даже Александр заметил, что не находит никаких неточностей, – все сходится. К нему наклонился Ярослав и зашептал, что не все еще потерянно. Скоро будет получена полная информация о том, насколько представленные данные соответствуют действительности. Воропаев спокойно кивнул и отвернулся.
– Я еще раз хочу подчеркнуть, что вся работа идет в четком соответствии с планом, предложенным Андреем Павловичем, – говорила между тем Катя. – Не было зафиксировано ни одного сбоя – система налажена и доказывает свою действенность.
– У тебя очередной вопрос с двойным дном? – спросил Жданов – младший, увидев, что Александр порывается что – то спросить. – Давай не будем. Мне кажется, что Катя прекрасно справилась с докладом. Спасибо!
– У меня есть предложение, Андрей, – обратился к сыну Павел. – Ты не будешь возражать, если мы посмотрим новые ткани? Это ведь очень важный момент.
– Именно это я и хотел вам предложить! Но перед тем как мы пройдем в мастерскую, я бы хотел сделать еще одно важное заявление. Учитывая, что сегодня здесь присутствуют все члены совета директоров, я бы хотел внести предложение…о назначении Кати помощником президента компании!
Акционеры оживились. Павел оценивающе посмотрел на Пушкареву и кивнул: хорошая идея. На месте сына он поступил бы так же. Маргарита натянуто улыбнулась и с сочувствием взглянула на будущую невестку. Но сегодня даже это известие не могло испортить настроение Киры. Александр в ярости сломал карандаш, который вертел в руках. Милко и Кристина как всегда были заняты очень «важным» разговорам, а потому никак не отреагировали на новость. Ярослав опустил плечи и замкнулся. Рома подмигнул Андрею и показал Кате большой палец: молодец! А она, не отрываясь, глядела на Андрея и только нервно расстегивала и застегивала пуговицу на блузке.

***
В приемной Жданова было чересчур оживленно. Вика ругалась с дамочками «Женсовета», к ней уже присоединился Ветров, Радик торопливо шептал ему что – то на ухо.
– Вот что мы нашли в столе у Радика, – увидев Катю, сказала Татьяна и протянула ей папку, – Твое?
– Мой отчет, – едва взглянув на бумаги, ахнула Катерина. – А это – данные по отделам…Он их скопировал?! Катастрофа!
Схватив папку, она ринулась обратно в конференц-зал. Отведя Жданова в сторону, она раскрыла папку и показала ему документы, которые нашли в столе у компьютерщика. Еще не очень понимая, о чем речь, Андрей уставился на данные по отделам.
– Радик распечатал их, – терпеливо стала объяснять Катя. – Ему самому это не интересно. Скорее всего, его кто – то попросил. И этот «кто- то» – наш враг!
– А если так… – сообразил Андрей. – Получается, компьютер сломался не случайно. Кто – то роет под меня. Роет целенаправленно. И это не Александр. Вернее, не только Александр. Из-под земли достану этого крота!
Не обращая внимания на гостей, Андрей схватил Катю за руку и быстрым шагом направился к двери. Екатерине пришлось подчиниться. Она почти бежала по скользкому паркету, с трудом поспевая за шефом.
Когда они влетели в кабинет Радика, Жданов с грохотом захлопнул дверь, жестом приказав Катерине садиться за стол программиста. Она покорно пристроилась в кресле, включила компьютер и стала напряженно вглядываться в монитор.
– Ну что? Скажите хоть что-нибудь! – выждав несколько томительных минут, потребовал Андрей.
– Пока ничего.
Он метался по комнате. Катерина судорожно щелкала мышью, перебирая файлы. Медленно текли минуты. Есть! Вот они! Доклад. Цифры по отделам. Жданов бросился к ней:
– Все здесь? На флэшку продублировал?
– Вряд ли я смогу это узнать.
– Убивайте все свои файлы, – решил он.
– Я запущу программу уничтожения, – кивнула она и предупредила: – Но это надолго.
– Тогда сейчас я ускорю этот процесс. – Он схватил стул и занес его над головой. Катя сжалась от ужаса и зажмурила глаза.
В этот момент дверь распахнулась, и в комнату влетел запыхавшийся Радик. Жданов, все так же держа над головой стул, развернулся и грозно посмотрел на программиста. Радик судорожно сглотнул и дернулся к выходу. Недобро усмехнувшись, Андрей с грохотом поставил стул на место и сел на него, закинув ногу на ногу.
– А вот и виновник торжества! – сообщил он Катерине. – Ты копировал Катины файлы на флэш-карту или на диск? Отвечай быстро! Не вздумай врать!
– Да когда бы я успел, – жалобно заскулил Радик.
– Скажи спасибо, что не успел, а то бы я тебя убил. Откуда в твоем компьютере чужие файлы?
– Вы же сказали подчинить…
– Но не сохранять чужие файлы для себя! Или для кого – то. Зачем ты всю эту комедию разыграл?
Радик начал оправдываться, что компьютер не работал, а эти файлы ему даром не нужны.
– Великолепно работал, – не согласилась Екатерина. – Его сломали. И причем умышленно.
Жданов согласно кивнул. Вот именно – сломали! Кому это понадобилось, и сколько берет программист за шпионскую работу? Радик принялся выкручиваться, напомнил, что никогда у него не было никаких нареканий, что работает он в компании уже три года…
– Надеюсь, ты понимаешь, что я могу отдать тебя под суд? Впрочем, могу и отпустить, если назовешь имя… – Жданов грозно посмотрел на подчиненного. – Кто втянул тебя в эту игру? Это Георгий Юрьевич? Можешь не отвечать. Просто кивни. Кира? Ярослав Борисович?
Радик слегка кивнул.
– Он видел эти файлы? – продолжил, дорос Жданов.
– Не успел.
– Катин компьютер ты сломал?
– Нет, я только инструкцию дал, как это сделать, – пискнул Радик.
– Хорошо. Ты свободен. То есть, уволен, – Жданов схватил трубку. – Алло! Охрана? Отберите у Коврова пропуск. И проверьте на выходе.
– Расчет хоть дадите? – полюбопытствовал разоблаченный «шпион».
– Это к Ярославу, – впервые за время разговора широко улыбнулся Андрей. – Полагаю, он не поскупится.

***
В своей мастерской Милко демонстрировал совету директоров изделия из новой ткани. Новый материал стал предметом спора. Раньше «Zimaletto» выпускало изделия только из натуральных тканей, теперь они стали синтетическими. Милко настаивал, что качество изделий не пострадало. Он сам поначалу хотел было утопиться, но теперь уверен – не все так ужасно. Чем плохи новые платья? Благодаря новому материалу они прекрасно держат фасон, в них можно отравляться хоть в дорогу, хоть под дождь. Не мнутся и сохнут быстро.
Александр презрительно помял в руках ткань и ехидно поинтересовался у маэстро, не пробовал ли тот пропускать ее через мясорубку. С такими материалами престиж фирмы уже потерян. Теперь состоятельные клиенты будут за версту их обходить! Милко пожал плечами: кому интересна ткань? Им нужно только имя Милко!
Чем бы закончился этот разговор, неизвестно, если бы в этот в мастерской не появился Андрей и не попросил:
– Я прошу всех пройти в конференц-зал. У меня важная новость.
– Неужели мы, наконец, дождались чего-то важного? – хмыкнул Александр. – Поздно, я не намерен дольше задерживаться. В конце концов, у меня есть свои дела!
– Это действительно важно, – повторил Андрей. – Форс – мажорные обстоятельства!
Акционеры и высшие менеджеры потянулись в комнату совещаний. Там уже находилась Катерина. Андрей вошел, устроился во главе стола и предложил ей занять место по правую руку.
– Можно я сяду где-нибудь в сторонке? – попросила Катя.
– С какой стати? Вы – мой помощник. Мало ли что понадобится.
– Мне как-то неловко, – жалобно прошептала Пушкарева. – Вы собираете, всех руководителей…я не очень хорошо себя чувствую среди этих людей, особенно когда мне нечего делать. Может, мне лучше уйти?
– Не переношу, когда умные женщины говорят глупости! – сердито ответил он. – Привыкайте находиться в центре внимания! Может, вы сами скоро станете руководителем.
Катя удивленно уставилась на него.
– Господа, не вижу смысла скрывать от вас неприятность, к тому же все произошло в этих стенах, – сообщил Жданов. – В нашей фирме появился шпион! Из компьютера моего помощника были похищены секретные файлы. Я уже провел расследование и нашел виновного. Среди присутствующих его нет.
По залу пронесся тревожный вздох, посыпались вопросы: кто это, зачем? Имя Ярослава Ветрова произвело фурор. Павел с сомнением посмотрел на Андрея, но сын твердо кивнул: не сомневайся. Маргарита с недоумением переводила взгляд с одного на другого. Урядов схватился за голову. Кира задумалась, Кристина и Милко озабоченно заохали.
И только Александр сохранял ледяное спокойствие. Он заметил, что к существующим проблемам добавилась еще одна: надо срочно искать нового финансового директора. Впрочем, он готов хоть завтра предложить десяток профессиональных финансистов. Андрей возразил, что и Ветрова некогда привел Воропаев, так что в этот раз выбором кандидата он займется сам. И где гарантия, что Александр не за одно с Ветровым? Может, он для него шпионил?.. Воропаев иронично поинтересовался, отчего же файлы столь секретны, – есть что скрывать?
– Хочешь, я покажу тебе файлы?
– Прекратите препираться, – прервал их Павел Олегович. – Вы не соперники, а единомышленники. Саша прав. Нужно срочно искать нового финансового директора.
– Ну, я не знаю. Я конечно не вундеркинд, – сообщила Кристина. – Но если это не очень сложно, я готова. Что делать – то нужно? Деньги, что ль, считать? Много?
– Спасибо, Кристина, – с улыбкой поблагодарил ее Андрей. – Но я уже подобрал одну кандидатуру. Это мой помощник Екатерина Пушкарева.

***
В зале воцарилось гробовое молчание. Андрей невесело усмехнулся.
– Хочу пояснить свой выбор. Катя уже некоторое время выполняет обязанности Ярослава. И делает это успешно.
– В течение одного дня ты назначаешь ее своим помощником и тут же повышаешь… – с сомнением глядя на Катю, заметила Маргарита.
– Нет, – возразил ей сын. – Катерина будет совмещать две эти должности. Временно. Опять же на зарплате экономия. А на следующем собрании мы окончательно решим этот вопрос.
– С какой стати ты единолично принимаешь такие решения? – поинтересовался Александр.
– А, по-моему, вполне разумно, – поддержал сына Павел. – Как вы думаете?
– Девочка вроде не глупая, – кивнула Кристина. – И в очках.
– Время покажет, – загадочно предрекла Маргарита.
– Главное, чтоб и овцы были целы, и волки сыты! – примирительно согласился Милко. – И чтобы меня при этом не трогали.
Пока собравшиеся поздравляли Катю с новым назначением, Александр незаметно выскользнул из конференц-зала и направился к Виктории.
– Ты сегодня неплохо выглядишь! – сказал он девушке, неслышно подкравшись сзади. Вика вздрогнула.
– Вы меня напугали, нельзя входить бесшумно.
– Ты, видимо, тоже не очень шумела, когда взламывала компьютер Пушкаревой. – Ярослав очень кстати рассказал ему, кто был исполнителем, – теперь, эта информация пригодиться.
– Как вы узнали? – меняясь в лице, прошептала Вика и жалобно попросил: – Вы…вы ведь никому не скажите?
– Услуга за услугу. Молчание в обмен на уроки по взлому чужих компьютеров. Мечтаю этим заняться. Но никогда поблизости не оказывалось подходящего учителя. Твоя кандидатура меня устраивает, – он достал визитку и небрежно сунул ее в глубокий вырез Викиного платья, бросив на прощание: – Не беспокойся. Я – способный ученик.
– Я не умею! Я не знаю, как! – крикнула ему в след Клочкова. Она на мгновение задумалась, пожала плечами и пробормотала: – А может, он имел в виду что – то другое?!

Глава 14

После отъезда родителей Андрей вернулся в кабинет. Там, на диване, тихо сидела Катя и ждала дальнейших распоряжений, а преданный Роман нетерпеливо расхаживал по комнате. Увидев Андрея, он принялся делиться своими впечатлениями о собрании. Особенное внимание, разумеется, Малиновский уделил главному врагу – Александру:
– Глаза навыкате, волосы дыбом, а сам вот-вот из штанов выпрыгнет. Ему бы пистолет, всех бы уложил.
– Хватит издеваться над бедным Шуриком! – комично попросил Жданов.
– А ты тоже хорош: «хочешь, я покажу тебе свои файлы?» А если б он согласился? – упрекнул его Роман.
– Я Сашку с детства как облупленного знаю, – отмахнулся Андрей. – Он слишком гордый, чтобы согласиться. На это и был расчет.
– Я бы показала ему подставные файлы, – подала голос Катя.
Андрей благодарно улыбнулся ей. Повернувшись к другу, он выразительно развел руками: знай, мол, наших. С такой помощницей ему и море по колено!
– Андрей Павлович, – Катя, наконец, поднялась и подошла к Андрею. – Спасибо вам. Я даже не думала. Вы столько обо мне сказали.… Не сомневайтесь, я буду работать и днем и ночью.
– Катя, вы и так уже столько сделали для меня… Спасибо вам, дорогая, – он крепко обнял девушку за плечи.
Чувственная магия его прикосновений обволакивала Катю сладким туманом. Она ощущала тепло его тела, едва уловимый запах туалетной воды.
Не удержавшись, она склонила голову к плечу Андрея и прижалась щекой к прохладной ткани его пиджака. Ей, как ребенку, хотелось покоя и ласки. И он, как будто угадав ее желание, осторожно погладил Катю по растрепавшимся волосам. – Я знаю, вы мой человек. И никогда меня не подведете. Ведь так?
– Конечно… я… для вас… – Слезы, невольно покатившиеся из глаз, не давали ей говорить. В эту минуту у нее не осталось ни мыслей, ни сомнений. Единственное, чего она хотела, – прижаться к нему, обнять, притянуть к себе. Катины щеки вспыхнули ярким румянцем, и она растерянно замолчала. А затем и вовсе скрылась за дверью кабинета.
Опытный в любовных делах Малиновский выразительно посмотрел на Андрея:
– Вот это да! А ты что стоишь? Скорее догоняй! Предложи носовой платок. Успокой!
– Я уже повысил ее в должности и поднял зарплату, – заметил Жданов. – Если я сделаю еще что – то, будет перебор.

***
Взволнованная Катя влетела в женскую комнату и бросилась к раковине, включив на полную мощность холодную воду. Постепенно придя в себя, она вытерла щеки и посмотрела в зеркало. За ее спиной, на диванчике, сидела Таня, обнимая рыдающую Светлану.
– А у меня дети… – говорила в это время Света. – Чем я их кормить буду?
– Что такое? Бывший муж еще что – то отколол? – обернулась Катя к подругам.
Нет, на этот раз причина слез оказалось серьезней. Света боялась, что ее уволят. Ведь Ярослава уволили. А она была его правой рукой.…Сейчас, когда Ветров ушел, придет новый человек со своими людьми. Ведь всем известно: новая метла по-новому метет.
– Не такая уж я и новая метла, – присев на корточки рядом со Светой, сказала Катя.
– Ты – то здесь причем?
– А вы подумайте, – загадочно улыбнулась им Катерина, новый финансовый директор «Zimaletto».
До подруг начал доходить смысл сказанных Катей слов.
– Не может быть!
Катя кивнула:
– Может. Вместо Ярослава назначили меня. Временно, конечно. Можешь быть уверена, лишняя правая рука мне не помешает.
Девушки бросились обнимать подругу.
– Катюха.…Поздравляю… – пролепетала Татьяна и решительно заявила: – Вот теперь у нас точно есть повод, чтобы отметить! Свет, приводи себя в порядок и – в курилку. Я наших соберу. Вот девочки обрадуются!

***
– А я почему-то совсем не рада. На душе как – то неспокойно, – сказала Катя, когда «Женсовет» собрался в полном составе. Ведь кому-то же было необходимо вывести из строя ее компьютер. И вряд ли все этим закончится. Один раз навредили, и все? Нет, так не бывает. Будут новые попытки. Она это чувствовала. И самое страшное, когда не знаешь, откуда ждать опасности!
Светлана задумалась:
– Когда тебя Ярослав вызвал, а Жданов куда – то ушел.… Девочки как раз рядом были… Короче, Вика входила в кабинет Жданова.
– Может, это, конечно, и Вика. Но ведь доказательств нет…
Да, доказательств нет. К тому же Вика – подруга Киры Юрьевны, и Воропаева ее в обиду не даст. Нельзя даже намекнуть Жданову о своих подозрениях. Пока нет доказательств, придется молчать. Не хватало еще, чтобы из-за Кати у Жданова свадьба расстроилась…
– А разве ты этого не хочешь? – спросила простодушная Таня.
Воцарилось неловкое молчание, но находчивая Мария извлекла из-за спины бутылку шампанского и громко спросила:
– Где тут наш новый финансовый директор?
– Ой, девочки, ну зачем вы? – смутилась Катя.
– Надо обмыть. Так положено, а то удачи не будет, – и от избытка чувств Таня громко заорала: – Мы не хиппи, мы не панки, мы кассиры в Центробанке! Давай, подруга, отметим. Но это предварительное отмечание. Надо будет как-нибудь закатиться в ресторан, и там уж мы как следует, выпьем и закусим!
– Катюша, удачи тебе и огромных успехов, пусть у тебя все получится! – искренне пожелала Светлана.
– Дорогие мои, – из глаз растроганной Кати снова полились слезы. – Спасибо вам большое. Без вас у меня ничего не получилось бы. Вы знаете, у меня никогда не было таких подруг, как вы. Если мне в чем-то повезло, то в том, что я вас встретила.

***
– Признаться, не ожидал такого героизма от наших теток. Выкрали документы. Грудью защищали твою честь, – говорил в это время Роман своему другу.
Андрей покачал головой: за это надо благодарить Катю. Ради него и Малиновского они бы так не старались. Роман удивился:
– Почему бы и нет, разве мы этого не заслужили?
– Чем? – спросил Жданов. – Ты хоть по имени их всех знаешь?
– Да я не про них, – начал оправдываться Рома. – Я про женщин вообще. Я, можно сказать, прошел все. И огонь, и воду, и медные трубы. Должна же быть, какая – то отдача!
– Ну, ты герой. Мне до тебя далеко, – улыбнулся Жданов.
– Не скромничай, ты меня обскакал, – уверенно сообщил Малиновский. – Обнял свою секретаршу и даже не вздрогнул. Я на такие подвиги не способен. Вот если б ты ее еще и поцеловал, я бы при встрече тебе кланялся.
– Хватит ерничать, – прервал его Андрей. – Лучше напряги мозги. Ярослав – организатор, это понятно. Сам бы он черной работой заниматься не стал. Радик признался во всем, и скрывать еще один грех ему смысла не было. Вопрос – какая зараза испортила компьютер Кати?
– Может, вирус? – предположил Роман.
– Хуже, – уверенно сказал Жданов. – Какой – то враг затесался в наши стройные ряды. Как бы это узнать?
Он выразительно покосился в сторону приемной. Роман помотал головой. Неужели Вика в состоянии сломать компьютер? Для этого, надо хоть бы знать, на что наживать, чтобы он загнулся. Он уже наблюдал однажды, как Вика обращается с компьютером. Случайно, подури нажать не ту клавишу – запросто, а вот специально.… Для этого нужен специалист. Но, с другой стороны, можно вспомнить, как профессионально она присвоила чужой доклад, – даже мудрый Павел Олегович поверил!
«Хотя Вика, конечно, не главная в этом заговоре, – рассуждал Жданов. – Но Кате она навредит с радостью. И если кто – то хочет шпионить за тем, что происходит в компании, он может смело рассчитывать на помощь Клочковой. Он – то ей и помог. Понятно, что это Александр. Но: действовала ли Вика по его указке или просто оказала услугу Ярославу из «большой любви» к Катерине? И ведь даже учинить ей допрос с пристрастием невозможно! Тут же просится искать защиты у Киры!».
– Не понимаю, что может связывать глупую секретаршу и члена совета директоров? – задумчиво сказал Жданов.
– Ты о себе и Кате? – поинтересовался Роман и заметил: – Она совсем не глупая.
– Ты случайно не влюбился в нее? – спросил Андрей. – Ни о ком, кроме нее, говорить не можешь. Я о Вике и Саше.
– Ну, Сашку-то можно понять. Вика – богиня! С ней можно провести…пару ночей.
– Сашка никогда не связывался с дурами, насколько я помню
– Думаешь, он замешан в этой истории с похищением файлов?
– Компьютерщик назвал только Ярослава, – стал вспоминать Жданов. – А Ярослав молчит как рыба. Не понимаю: когда над головой занесен меч, какой смысл, скрывать главного виновника.
– Предположим, он обещал им денег или приличную работу, – решил практичный Роман.
– Интересно, что он обещал Вике? – задумался Андрей.
– Жениться! Что же еще?! – подсказал Малиновский.
– Видишь, как наши враги работают! А ты что? – Жданов с иронией посмотрел на друга. – Сидишь тут. Нет, чтобы отвести девушку под венец. А там, глядишь, она и сама во всем признается.
– Ты же запрещаешь мне заводить романы на службе! – парировал Роман.
– Хорошо. Я составлю для тебя новую должностную инструкцию. Этот служебный роман будет в числе твоих основных обязанностей.
– Отлично, шеф! – обрадовался Малиновский. – Наконец-то у меня будет работа по душе. Когда начинать? Прямо сейчас?
– Когда угодно. Рабочий день у тебя не нормированный…

***
Когда Катерина вернулась в кабинет, Андрей и Роман внимательно изучали ее доклад. Цифры, конечно, впечатляли, но друзья все, же сомневались, что концы с концами сойдутся. Катя кивнула: не сойдутся. Она действительно подогнала цифры, но реальные результаты соответствовать им не могли. В смету компании не уложиться. Над планом еще обязательно нужно поработать.
– И еще раз напоминаю, все это очень рискованно, – сказала она.
– С этого момента, пожалуйста, поподробнее, – потребовал Роман.
– Смотрите, – Катя взяла лист бумаги, нарисовала на нем букву «П», обвела ее в круг и перечеркнула. – Мы сокращаем затраты на производство.
– Опять сокращаем? – схватился за голову Малиновский. – Милко и так изощряется. Чертыхаясь, что-то там изображает из этой ткани.
– Если он и правда такой гений, как рассказывает, то справится с любой тканью, – жестко сказала Екатерина.
– У нас и так шестьдесят процентов полиэстера.
– А будет семьдесят, – сообщила Катя. – Плюс к этому – более дешевая фурнитура: пуговицы, нитки, кнопки и прочие прибамбасы.
– Но это невозможно, – возразил Андрей. – Мы теряем лицо…
– Зато сохраняем фирму, – перебила его Екатерина. – Что для вас важнее? Да, это риск. И не факт, что он приведет нас к успеху. Но другого решения я предложить не могу. Возможно, его просто нет.
Роман в очередной раз уткнулся в Катины расчеты. Андрей нервно прошелся из угла в угол. Нет, они не могут так рисковать. Должно же существовать альтернативное решение! Не может быть! А что если попробовать увеличить рабочий день и снизить заработную плату? Объяснить людям, что это временно, что потом все будет возмещено?
– Андрей Павлович, – грустно глядя на шефа, сказала Катя. – Я просчитала все возможные варианты, но разница в цифрах слишком велика, поэтому нужен кардинальный шаг…
– Она права… – оторвавшись от бумаг, согласился Роман. – Чтобы соответствовать плану, нам нужны солидные бабки. Похоже, у нас действительно нет выхода…
– Черт! – в сердцах крикнул Жданов. – Я не могу рисковать репутацией «Zimaletto»! Отец ее годами создавал! Мы должны подстраховаться. Надо выпустить пробные экземпляры, собрать фокус-группу, запустить рекламную акцию…
– Андрей Павлович, – все это потребует дополнительных финансовых вложений, которые мы не можем себе позволить… – устало вздохнула Катя.
– Ты понимаешь, к чему это приведет? – чуть позже требовал ответа от Малиновского Андрей. – Из элитной компании мы превратимся в дешевый ширпотреб…
– Не так страшен черт, как… когда в кармане – ни черта! Прорвемся! Временные трудности! – жизнерадостно отмахнулся Роман и уже серьезно добавил: – У нас, похоже, действительно, нет другого выхода…

0

11

Глава 15

– Андрей Павлович, возьмите трубку! – крикнула Катя из своей каморки. – Диана Беляева из «Ай-Ти Коллекшн» по поводу тканей.
– Да, Диана…Я понял, но скорее всего мы изменим заказ.…Да…все правильно. Мы бы хотели поменять ткани.… Нет-нет, дело не в вас, просто у нас изменились обстоятельства…– Жданов включил громкую связь.
– Давайте сделаем вот что… – предложила Диана. – У нас сегодня вечеринка, подъезжайте – за коктейлем все обсудим…
– А это удобно?
– Только не говори, – хмыкнула Беляева, – что ты не так одет или без соответствующих макияжа и прически.
– Не вопрос. Мы приедем, до встречи, – Андрей выразительно посмотрел на друга и крикнул: – Катя! Собирайтесь, мы едем в «Ай-Ти Коллекшн», у них там сегодня коктейль – вечеринка, заодно и обговорим контракт…
Катерина появилась в кабинете.
– Коктейль – вечеринка. Но… – недоуменно пробормотала она. – Но там ведь какие-то специальные наряды нужны.… А я сегодня и не одета…
Андрей осмотрел ее с недоумением: сегодня? Он хотел что-то сказать, но вовремя спохватился.
– Мы туда едем исключительно по делу и ненадолго, так что вас не успеют разглядеть.
Катя кивнула. В кабинет заглянула Кира.
– Какие у нас планы на сегодняшний вечер? – поинтересовалась она, когда Катя скрылась за дверью своей каморки. – Сходим куда-нибудь?
– Нет, малыш, – торопливо собирая со стола бумаги, ответил Андрей. – Сегодня не получится, мы с Катей и Романом едем в «Ай-Ти Коллекшн» на коктейль – вечеринку подписывать контракт…
– Катя – здесь Катя – там… Интересно, а на меня у тебя когда-нибудь найдется время? Похоже, у тебя окончательно испортился вкус! Эта швабра в очках идет с тобой.… А меня позвать у тебя, конечно, фантазии не хватило?!
– Кира, но это, же обычная деловая встреча, мы поставим пару подписей, и все. Зачем тебе это?
– Коктейль – вечеринка, твой приятель Роман, куча девиц.… Да вас оттуда калачом не выманишь…
– Какие барышни, Кира? Очнись! – Он обнял ее. – Ну, хочешь, поехали снами?
– Нет, ты пожалуй прав, – неожиданно смягчилась Кира. – Мне там, действительно, нечего делать.… Только пообещай мне одну вещь…
– Все что захочешь… – тут же согласился Андрей.
– Пообещай, что не отпустишь Катю ни на шаг…
– Зачем тебе это? – удивился Жданов.
– Ну как же? Если рядом с тобой все время будет пугало, к тебе ни одна птичка не подлетит… – Она нежно поцеловала его и направилась к двери. – До завтра, любимый…

***
Катя, к сожалению, слышала все, о чем говорили Андрей и Кира. Неужели ей всю жизнь придется слышать только такие жестокие слова? Она решительно вышла из каморки:
– Андрей Павлович, скажите, у меня есть минут десять, чтобы привести себя в порядок?
– Да-да, только не больше… – не глядя на нее, ответил Жданов.
Катя пулей вылетела из кабинета в поисках Маши и Шуры.
– Девочки, я сейчас умру… – взволнованно заговорила она. – Андрей Павлович берет меня с собой на коктейль. Что делать? Девочки, у меня всего десять минут…
– Только без паники. Я – за косметичкой… – решительно сказала Маша. Она обернулась к Шурочке: – А ты – к Ольге. Пусть найдет что-нибудь приличное из одежды…
Маша еще раз критически взглянула на Катю.
– А ты иди в туалет, жди нас и намочи волосы для начала.… Да не бойся, сейчас мы сделаем из тебя принцессу… – успокоила она перепуганную Екатерину.
Та, молча, кивнула и отправилась выполнять приказ опытной соблазнительницы курьеров и вице-президентов.
Через пять минут напуганная и взъерошенная Катя стояла в окружении дамочек «Женсовета». Дамы с уверенностью превращали свою подругу в ослепительную красавцу. Светлана включила, фен принялась за прическу. Амура и Маша занялись макияжем. Они старательно закручивали ее ресницы, аккуратно подводили губы. Ольга Вячеславовна подшивала подол платья. Таня застегивала симпатичное ожерелье, Шурочка надевала на ноги изящные туфли на высоком каблуке.
Катя с волнением смотрела на приближающуюся кисточку с подводкой, безвольно протянула кому-то руку: чтобы нанести на ногти лак, покорно открыла рот, в который Таня тут же положила шоколадку…
Наконец «Женсовет» расступился. Шурочка подняла большой палец в знак одобрения. Макияж был идеален, несмотря на то, что им занимались всего пять минут. Тени цвета беж подчеркивали выразительность миндалевидных глаз, а черный карандаш и тушь сделали ресницы еще длиннее. Вот только помада выглядит слишком вызывающе. Ведь дамы, не зная, что делать с Катиными горящими щеками, немножко переборщили с пудрой, и оттого лицо девушки по цвету напоминало саван. Но теперь уже ничего нельзя поделать. Оставалось только надеяться, что эту болезненную бледность припишут ее волнению.
Катя обернулась к зеркалу и неуверенно улыбнулась. Ей показалось, что она выглядит еще хуже, чем обычно. В волосах – нелепая заколка. Закрученные ресницы скрыты толстой оправой очков. Губы – слишком яркие, платье – не сидит, ожерелье – мешает. Но, может быть, ей это только кажется? Катя вымученно улыбнулась своему отражению.
Маша протянула ей свою сумочку:
– На, мне кажется, она больше подойдет к этому платью.
Катя с благодарностью взяла аксессуар. В эту секунду она почувствовала себя королевой. Разве что возникнет, проблема с туфлями… Она никогда не ходила на таких высоких каблуках… Катя сделала шаг и чуть не рухнула на пол – Шурочка вовремя ее подхватила.
– Может, лучше, в своих? – жалобно попросила она.
– Ну, вот еще! – строго сказала Мария. – Ничто так не стройнит женщину, как высокие каблуки. Здесь просто пол скользкий. Пошли в коридор, потренируешься…
Девушки подхватили Катю под руки. В их надежной компании Катины ноги шли уверенно и твердо. Она представила, как сейчас походкой модели уверено зайдет в кабинет Андрея, и он, поднимаясь из-за стола, восхищенно присвистнет, подойдет к ней, галантно протянет ей руку и скажет…
– Катя! Ты чего? Давай руку, я тебя провожу до кабинета… – услышала она озабоченный голос Шуры. – Ну чего замерла? Пойдем, а то ведь сама не дойдешь…
Катя оперлась на протянутую руку и заковыляла по коридору.

***
– Что, прямо так и сказала? «Привести себя в порядок»? – поинтересовался Роман, поправляя перед зеркалом галстук. – В цирк ходить не надо…
– Ну да! Говорит, мне надо десять минут, чтобы привести себя в порядок… – Жданов быстро скинул рубашку и начал натягивать новую.
– Десять минут? – не унимался Рома. – Мне уже страшно. Это как раньше: пятилетку – в три года. Да там за месяц порядок не наведешь. Да.… Представляю, какое впечатление наше чудовище произведет на гостей…
– Эй, ты сам не переусердствуй. А то впечатление от тебя будет слишком сильным… – посоветовал Андрей. – А что касается «нашего чудовища», то она нужна для заключения контракта и подписания документов... Чем черт не шутит, вдруг, ей действительно, удастся привести себя в порядок…
– Думаешь, за десять минут реально выправить зубы, выровнять ноги, нарастить грудь, исправить фигуру, вставить линзы и сделать приличную прическу? – усомнился Роман.
Дверь открылась, в комнату неуклюже ввалилась Катя.
– Катя, поторопитесь, мы уже выходим…
Катя слабым кивком подтвердила свою готовность идти, дрожащими пальцами разглаживая складки шелкового платья. Ах, что это было за платье! Легкое, воздушное, отделанное кружевами, в нем когда-то ходили по подиуму. Подумать только! Его заботливо сохранили, обернув в тончайшую папиросную бумагу, чтобы не пожелтело от света. Для Кати оно ассоциировалось с надеждой на счастье и вечной любовью. Как волшебный талисман, как залог удачи.
Зазвонил телефон, Андрей кивком приказал ей взять трубку, и Катя неловко заковыляла в каморку.
– Чуда не произошло… – с насмешкой кивнул ей вслед Роман.
– Да уж…Лучше бы она не пыталась приводить себя в порядок… – кивнул Андрей и, взглянув на часы, крикнул: – Катерина! Из-за вас мы опаздываем…
Катя выскочила на крик, споткнулась, чуть не упала. Еще раз, с сожалением посмотрев на нее, Андрей вышел из кабинета.
Роман уже вызвал лифт, следом за ним, спотыкаясь, подошла Катя. Малиновский не смог сдержать улыбки, но, заметив несчастный взгляд Катерины, указал на заколку в ее волосах:
– Симпатичный цветочек…
Катя покраснела. Мужчины галантно расступились, пропуская даму в подошедший лифт. Катя решительно сделала шаг, и ее каблук застрял в щели. Она раз-другой дернула ногой, но безуспешно. Нагнулась, пытаясь освободиться, Андрей и Роман молча, смотрели на нее сверху вниз.
– Давайте сюда свою ногу… – наконец сказал Жданов и ухватил Катю за лодыжку.
– Не надо, я сама, – смущенно пробормотала она.
– Да не дергайтесь вы, горе луковое… – проворчал Андрей и попытался вытащить каблук, дергая Катю за ногу.
– Эй, там внизу! – с насмешкой окликнул их Роман. – А что если ногу из туфли вытащить? Хотя, конечно, если процесс доставляет вам удовольствие…
Андрей с тоской посмотрел на Романа. Катя окончательно смутилась, вытащила ногу из туфли и покорно зашла в лифт. Андрей наконец-то выкрутил злополучную туфлю из щелки, облегченно вздохнул и протянул Кате стильную обувь.
– Держите.… Тоже мне, Золушка…

***

Катя и Андрей вошли в огромный банкетный зал. Катерина передвигалась с трудом. В зале, заполненном людьми, стоял гул голосов, но с их появлением неожиданно стало тихо. Гости с удивлением оглядывались на парочку, перешептывались и перемигивались. В эту минуту Жданов готов был провалиться сквозь землю. Однако, глядя на несчастное Катино лицо, он после некоторых колебаний, все же решился помочь ей. Подошел и вежливо подхватил под руку.
Со стороны это выглядело естественно и искренне, но Катя уловила в его взгляде холодное любопытство. Так ученый смотрит на мучения подопытного кролика или с интересом рассматривает новое незнакомое насекомое. И этот взгляд, и презрительно сжатый рот были, как сильнейший удар после секундного счастья, которое она ощутила во время его прикосновения. А он уверенно вел ее по залу, непринужденно раскланивался со знакомыми, останавливался, отвечал на приветствия, пожимал руки.… У нее уже не осталось сил сопротивляться – все они уходили на то, чтобы хоть как-то удерживать равновесие.
Андрей тем временем высматривал Диану. Та уже и сама увидела их и, позвав Михаила, подошла. Она приветливо кивнула Андрею, оценивающе осмотрела с головы до ног Катерину.
– Добрый вечер… – улыбнулась она.
– Добро пожаловать на наш скромный праздник… – присоединился к ней Михаил, пожимая руку Андрею и кивая Кате.
Катя осмотрелась, боясь сдвинуться с места. Диана и Михаил вернулись к гостям. Официант принес поднос с шампанским. Андрей, взяв в руку хрустальный, переливающийся светом бокал, с улыбкой обернулся к Кате…
– Привет, дорогой… – услышал он знакомый голос. К ним подошла очаровательная стильная красотка. Она с нескрываемым любопытством оглядела Катю и положила руку на плечо Андрея.
– Здравствуй, красавица… – живо отозвался Жданов.
– Может, познакомишь меня со своей спутницей? – кокетливо улыбнулась девушка.
– Это мой помощник… – без всякого энтузиазма пробормотал Андрей. – Катя…
– Очень приятно…
Катя, ощущая свою ущербность на фоне этой великолепной девицы, внутренне сжалась и напряженно кивнула. Она уже смертельно устала от шума, от необходимости фальшиво улыбаться. Все, чего ей сейчас хотелось, это оказаться одной в тихом месте, сесть и отдохнуть.
Андрей продолжал беседовать с красавицей, уже не обращая на Катю внимания. Пушкарева постояла немного и, наконец осторожно направилась к стоявшему в сторонке стенды с тканями. Она замерла у стенда, боясь пошевелиться. В эту минуту Кате показалось, что все смотрят только на нее, показывают на нее пальцем, обсуждают ее ужасное платье, неуверенную походку…
Катя испуганно попятилась, не зная куда спрятаться. Она попыталась вжаться в стену, но она оказалась стендом с образцами тканей, который с грохотом упал на пол. Тут уж действительно все посмотрели на нее…

Глава 16

– Наконец – то! – обрадовался Андрей, первым заметив вошедшего Романа. Он извинился перед красоткой и торопливо направился к другу. – Ты что, через Мытищи ехал?
– С ней хоть в Мытищи, хоть на край света… – с блуждающей на лице счастливой улыбкой ответил Малиновский. И тут же поведал Жданову, что подвозил красавицу Машу, которая произвела на него неизгладимое впечатление одним только поцелуем. А что же будет, если…
В этот момент к ним подошли Диана и Михаил. Все участники будущего соглашения в сборе, можно идти в рабочий кабинет и там, в спокойной обстановке, все обсудить. Роман оглянулся в поисках Кати. Жданов сердито показал на угол, где ползала по полу Екатерина Пушкарева, финансовый директор компании «Zimaletto», подбирая образцы тканей, упавшие со стенда.
– Вы собираетесь подниматься или так и будете ползать? – раздраженно спросил ее Жданов, нехотя протягивая руку, и жестко добавил: – Нас люди ждут! Катерина, что-то вы слишком часто падаете последнее время. Если вы хотите чего-то достичь в этой жизни – учитесь твердо стоять на ногах.
Больше не обращая на нее внимания, он отвернулся и направился к ожидающим их поставщикам. Катя заковыляла следом и через несколько минут вполне благополучно пристроилась на стуле в длинной и широкой галерее.
Андрей и Роман листали каталог, придирчиво рассматривали и щепали ткани. Катерина с готовностью достала калькулятор и приготовилась делать расчеты. Михаил незаметно пристроился рядом с ней.
– До шелка этим тканям, конечно, далеко, говорила между тем Диана, – зато из них получаются практичные и недорогие вещи, доступные широкому кругу покупателей.
Наконец Андрей и Роман выбрали около двадцати образцов, и Жданов обратился к Екатерине: – Катя, обсчитайте и составляйте договор, – она тут же взялась за калькулятор.
– Я думаю, нам будет удобнее заняться делами в офисе, – предложил Михаил. Он сделал приглашающий жест, и Катя послушно встала. Диана отправилась за ними. Андрей с сомнением покачал головой: что скажет Милко, когда увидит, из чего ему придется шить?
– Взбодрись, Палыч! – угадал мысли друга Роман. – У тебя все равно нет другого выхода! Экономика должна быть экономной!
– Я только и делаю, что экономлю. А потом уговариваю Милко, что эти ткани хорошие. Самому противно, – вздохнул Андрей. Тут он заметил проходящую мимо прекрасную незнакомку и оживился. – Мы просто обязаны немного расслабиться.
– О, как мне знаком этот взгляд! – проследив за глазами друга, сообщил Рома. – Дичь еще ни о чем не подозревает, но охотник уже прицелился! Кто же она – новая жертва?
– Кто знает, может, на этот раз я собираюсь принести в жертву себя, – загадочно предположил Жданов и направился вслед за красавицей в банкетный зал.
Свою часть работы он выполнил, остальное сделает Катя. Он в этом ни минуты не сомневался. Можно немного отдохнуть и приятно провести время. Роман устремился за другом, по дороге объясняя, что прекрасное видение – ни много ни мало, как сама Наталья Нестерова. Всем известно, какая она недотрога. Андрей отмахнулся:
– Для всех кроме меня…

***
Михаил, заботливо поддерживая Катю, провел ее в свой кабинет, усадил в кресло, услужливо поинтересовался, как ее нога, и, получив ответ, что уже лучше, выказал по этому поводу неимоверную радость. Катя, чувствуя себя в обществе Краевича неуютно и скованно, попросила типовой контракт и принялась внимательно его изучать. Ей так не терпелось скорее закончить здесь все дела и отправиться домой, к родителям, к Николаю. Дома так хорошо и уютно! Не надо вести бесполезные светские разговоры, держаться чинно и строго. А главное – так хотелось рассказать родственникам и другу о новом назначении…
– А что случилось с Ярославом Борисовичем? – услышала она вкрадчивый голос Михаила. – Мне казалось, что контрактами занимается он.
– Занимался, – поправила Катя. – Теперь это моя обязанность. Так уж получилось.
– Головокружительная карьера! – восхитился Краевич. – В прошлый раз вы были помощником Андрея Павловича, а теперь…
– И теперь помощник, но широкими полномочиями.
– Поразительно! – продолжал, льстит ей Михаил. – Как это господин Жданов не боится доверять ведение всех дел такой…молодой сотруднице!
– Господину Жданову виднее, – буркнула она.
– Безусловно, – тут же согласился Михаил. – Но такое доверие дорогого стоит. Значит, вы теперь решаете главные вопросы…
Катя кивнула, подняла голову и посмотрела на Краевича. Перед ней стоял худощавый, красивый мужчина, с аристократическим лицом и мягкими каштановыми волосами, чуть тронутыми сединой на висках. Неизменно вежливый, хорошо воспитанный человек. Но под любезной внешностью скрывалась стальная воля и несгибаемое упорство. И что-то еще поразило ее в облике Михаила, что-то неприятное, чего она не могла объяснить словами. Катерина натянуто улыбнулась и снова погрузилась в чтение контракта. Михаил задумчиво и заинтриговано разглядывал склонившуюся над контрактом девушку.
Наконец Катя отодвинула договор. Все в порядке. Можно звать Жданова, чтобы он поставил свою подпись.
– Как? Андрей Павлович даже не прочитает договор? – удивился Краевич.
– Скорее всего, нет, – пожала плечами Катя.
– Значит, он подпишет все, полагаясь только на ваше слово? – все больше удивлялся Михаил.
– Андрей Павлович возлагает на меня полную ответственность за правильное составление документов. Я позову его.
– Подождите, – заторопился Михаил. – Мы ведь с вами договорились о поставке тканей? Но мы заинтересованы в более тесном и продуктивном сотрудничестве с «Zimaletto».
– Если ваши ткани нас удовлетворят, мы увеличим объем закупок, – кивнула Екатерина.
– Дело не только в тканях, – начал объяснять он. – Мы бы хотели поставлять вам еще и фурнитуру.
– Сожалею, но у нас уже есть поставщики фурнитуры.
– Мы могли бы сделать более выгодное предложение, – не сдавался Краевич. – И потом, вы еще не видели наши пуговицы, пряжки и прочее – у нас такой выбор!
– В любом случае, об этом вам лучше поговорить с Андреем Павловичем.
– Зачем? – отмахнулся Михаил, спохватился и пробормотал: – То есть я хотел сказать, что мы с вами могли бы начала обсудить это без господина Жданова, раз уж он так вам доверяет.
– Я не знаю… – с сомнением произнесла Катя. – Надо подумать…
– Не буду вас торопить, – тут же согласился он. – Давайте обсудим все детали не на бегу, а в спокойной обстановке, например, завтра за обедом.
– Вы приглашаете меня пообедать? – удивилась она.
– Ну да. Я знаю один уютный ресторанчик. Мы могли бы там встретиться? Ничего особенного – просто деловой обед, – заверил коммерсант.
– Ну, если деловой… – Наивная Катя решила, что это будет такая же встреча, как в прошлый раз.
– Вот и замечательно, – обрадовался Краевич и набрал номер Андрея. Прежде чем в кабинете появился Жданов, и вошла Диана.
– Ну что? – тихо поинтересовалась Беляева у партнера.
– Подписывают. Но как! – горячо зашептал Краевич и начал излагать свой план.
Контракт прочитала только помощница. И утверждает, что этого достаточно, чтобы Жданов подписал, все не глядя. Если это так, то можно добиться от «Zimaletto» больших закупок. Если эта невзрачная мышка имеет на шефа такое влияние, почему бы этим не воспользоваться?
Владельцы «Ай-Ти Коллекшн», сильные, независимые, амбициозные люди, не жалея сил на развитие своего бизнеса. О том, чтобы просто содержать прибыльную компанию, не могло быть и речи. Они хотели большего и готовы были вступить в открытую борьбу с крупнейшими поставщиками. Для этого нужен был хороший старт. И сейчас им представилась такая возможность. Она казалась тем заманчивее, что нынешние руководители Модного Дома казались неопытными.
Беляева понимающе взглянула на Михаила и кивнула. Она прекрасно знала его уловки. Михаил, так же как и она, умел расставлять ловушки: Екатерина некрасива и небогата, но умна. И, похоже, Андрей – марионетка в ее руках.
– Ты уверен, что она на самом деле такая крутая? – все же позволила себе усомниться Диана.
– Сейчас сама увидишь. Главное, что сочетание крутизны и наивности в этой барышне нам очень на руку, – кивнул Михаил.
В эту минуту в комнату вошел Андрей.
– Ну что же, если вы все проверили и обо всем договорились, ударим по рукам? – обратился он к Кате. Она кивнула. Жданов обернулся к Михаилу: – Моя ассистентка сказала, что там все в порядке, у меня нет оснований ей не верить.
Он быстро сел за стол, достал ручку и решительным размашистым росчерком подписал контракт. Михаил и Диана переглянулись.
– Я вас покину! – Андрей тут же поднялся и направился к выходу. – Надо кое с кем поговорить.
– У меня тоже дела, – сказала Диана и пошла вслед за ним.
Катя тоже встала. Михаил схватил ее за руку и напомнил о завтрашнем обеде.
– Конечно, но я не знаю… – торопясь покинуть кабинет, ответила Катя.
– Я вам позвоню завтра, и мы все уточним. Только я вас прошу, пусть наша встреча останется между нами, – попросил он.
– Почему? – удивилась она. – У меня нет никаких секретов от Андрея…
– Это не секрет, – заверил ее Краевич. – Мы просто сделаем ему приятный сюрприз, если договоримся. До завтра.

***
Екатерина вышла в зал, заметила, что Романа нет, а Жданов занят красоткой Нестеровой, вздохнула и достала мобильный.
– Да! Катя? Наконец – то! Ты где? – услышала она голос отца.
– Папа, не волнуйся, у меня все хорошо. Я на деловой встрече.
– Что за деловые встречи ночью? – кипятился Валерий.
– Деловые встречи иногда совмещают с вечеринками. Так сейчас принято, – объяснила она.
– А – а! Значит, ты на вечеринке. Так и говори! И с кем ты там?
– Тут почти все руководство «Zimaletto», – приврала Катя.
– А это руководство домой не собирается? Как домой добираться будешь?
– Да…доберусь как-нибудь.
– Так, говори адрес, я сейчас приеду!
– Нет – нет! Не надо! – ужаснулась Катерина и снова соврала: – Вот Андрей Павлович подошел…он обещает меня подвезти.
– Ну ладно, – сразу успокоился отец. – Мы тебя ждем. Спать не будем ложиться.
А Жданов вовсе не собирался никуда уходить. Он уже смог завладеть вниманием неприступной Натальи и рассчитывал провести чудесную ночь. Знаменитая модель успела завоевать его расположение спокойным дружелюбием и непринужденными манерами. В отличие от признанных красоток, она, казалось, не придавала никакого значения своей внешности и не старалась поминутно быть в центре внимания. И пустышкой ее назвать было трудно. Скорее наоборот. Она была, несомненно, умна и образована. Без всякого самолюбования говорила о том, что с отличием окончила институт с дипломом химика – технолога. И все это как бы между делом, достойно и скромно. Андрей про себя поражался, как же он мог пропустить такую женщину.
Их беседа дошла до той стадии, когда оставалось только обнять девушку, притянуть ее к себе и.… В кармане зазвонил мобильный.
– Да? Кира! Как я рад тебя слышать! – вяло отозвался Жданов. – Я как раз о тебе… думал…
– Это приятно, – ответила Кира. – Я тоже о тебе думаю. И знаешь, что меня волнует? Когда же, наконец, закончится твоя деловая встреча?
– Вряд ли скоро, Кирочка! – начал врать Жданов. – Пока ткани выберем, пока договор подпишем…
– Милый, давай скорее, я соскучилась.…Хотя, я понимаю, работа – прежде всего. Ты работай, сколько нужно. А я буду ждать твоего возвращения. Я у тебя дома.
– Постой – постой, у меня дома? Что ты там делаешь? – задергался Андрей.
– А почему бы мне не быть у тебя дома?
– Да нет, пожалуйста, просто…без предупреждения…как ты вошла? – Он не на шутку растерялся.
– Я думала, что имею некоторое право войти в твою квартиру.…Но если ты так недоволен, я могу и уйти.
– Кира! Не обижайся! – начал уговаривать он. – Я не ожидал, что ты можешь оказаться у меня…без меня.…Но я рад,…правда, рад.…В этом что-то есть…Дома меня, кто-то ждет…раз уж ты там, я закончу встречу как можно быстрее. Целую.
– Что – то случилось? – поинтересовалась Наталья.
Жданов с тоской посмотрел на нее и промямлил что-то о том, якобы у Романа проблемы с девушкой и он должен их помирить. Но очень надеется, что они еще встретятся. Нестерова молча, протянула ему визитку. Андрей галантно поцеловал красавице руку и вышел.
Автомобиль Жданова медленно ехал вдоль тротуара, и Андрей размышлял о случившимся: «Так, Кира Юрьевна, что мы на вас имеем? Незаконное проникновение в квартиру – раз, облом с Нестеровой – два, испорченный вечер – три. Может, мне нужна какая-нибудь тихая милая женщина,…не имеющая ничего общего с модой…».
– А это кто?
По дороге торопливо, ссутулившись и спотыкаясь на каблуках, шла Катя. Она сделала несколько слабых попыток поймать такси, но никто не остановился. Жданов проехал еще несколько метров и нажал на тормоз. Ну, кто кроме него сжалится над этой кулемой?
– Андрей Павлович, ой… это вы? – удивилась Екатерина.
– Что вы здесь делаете? – строго спросил он.
– Никак не могу такси поймать…
– О господи! – вздохнул он. – Садитесь, я вас подвезу…
– Спасибо, но вы, наверно, торопитесь. Неудобно…
– Неудобно ходить на таких каблуках, особенно если практики нет. Садитесь! – Увидев, что Катя неуверенно мнется, Жданов скомандовал: – Быстро в машину, я сказал!
***
– Спасибо, Андрей Павлович, я побегу… – Автомобиль остановился возле Катиного дома.
– А знаете, Катя, – вдруг неожиданно заговорил Жданов, угрюмо молчавший всю дорогу. – Я совсем не уверен в том, что поступаю правильно.
– Что меня подвезли? – грустно спросила она.
– Что? Да причем здесь… – Он отмахнулся. – Я про компанию. Что, если все это зря? Может, я все неправильно делаю?
Слова лились сами с собой. Он не мог остановиться, даже не мог понять, почему раскрывает душу перед этой, в сущности, совершенно чужой ему девушкой.
Да, подписывая договор, он знал, что другого выхода нет, но если бы он рисковал только собой.…А что будет со всеми остальными, если это дело провалится? С теми, кто работает в компании? Он разрывался между чувством и долгом. Казалось, Катя предложила ему идеальный выход. Он не только спасал Модный Дом, но еще и получал, как приз, Киру, женщину, о которой мечтал с момента знакомства. И еще у него был целый год на то, чтобы поправить дела, наладить новое производство…
Чего же он ждал? Андрей и сам не мог ответить на этот вопрос. Он вроде должен испытывать облегчение от того, что разобрался с текущими делами и не подвел отца. Однако ничего похожего не произошло.
Катя с удивлением смотрела на него. Ведь она-то думала, что Андрей – холодный и равнодушный делец, уже просчитавший все возможные варианты: что дает, что получает.
– Я вовсе не такой легкомысленный эгоист, как может показаться со стороны, – закончил он. – А еще я думаю о вас, Катя. Я же вижу, как вы измотаны. И я понимаю: вас напрягает то, что вам приходится делать. Скажите, только честно, вы уверены, что мы движемся в правильном направлении?
– Вероятность успеха примерно один к десяти, – честно призналась она.
– Не так мало. У нас неплохие шансы. Вы поможете мне, Катя?
– Конечно! – Она знала, что всегда будет рядом с ним.
– Мы должны победить! Мы с вами вместе.
– У вас все получится, Андрей Павлович, – горячо заговорила она. – Пока я вам нужна, я всегда, всегда буду рядом…
…Жданов уехал. В глазах Кати стояли слезы. Сегодня она впервые почувствовала, что нужна ему. Только он этого еще не понимает. Как же сделать так, чтобы он это понял? Как сказать ему, что они очень сильно нужны друг другу? И не только в работе…
Все дело в том, что она любит его! Зачем скрывать то, что и так ясно? Она никогда не испытывала комплексов по поводу своей внешности: какая есть – такая есть. Но теперь.…Почему она не похожа на ту девушку, с которой Андрей говорил на вечеринке?.. Катя пожала плечами и высоко подняла голову. Ну и пусть! Зато они работают вместе. И она всегда будет рядом с ним. Так что пусть все эти красотки ей завидуют!

Глава 17

Пока Роман и Андрей развлекались на презентации в «Ай-Ти Коллекшен», а Екатерина занималась договором, Виктория мучилась в кабинете Воропаева. Еще днем, когда она узнала о новом назначении Пушкаревой, выслушала очередное оскорбительное замечание Андрея и унизительный отказ Романа провести с ней вечер, она позвонила Александру и договорилась о встрече. И вот сейчас она сидела в его кабинете.
– Андрей сделает все, – говорил Александр, наливая себе виски и не предлагая его Клочковой, – чтобы испортить тебе жизнь до конца твоих дней.…Нет, дорогая, ставки слишком высоки.… К тому же: что это за наказание, если ты сама так жаждешь его, верно?.. Нет, милая, мое молчание стоит гораздо дороже…
– Чего ты от меня хочешь? – потребовала объяснений Клочкова.
– Да нет, Вика, это не я хочу, а ты… – усмехнулся Александр и выразительно заглянул в вырез ее платья.
– Мне надоели твои грязные намеки! – крикнула Вика. – Говори прямо, зачем я тебе нужна?
Она приготовилась к сопротивлению. Но Александр ничего не предпринимал. Наоборот, он отошел на несколько шагов. В его глазах были только спокойствие любопытство и насмешка. В комнате повисло напряженное молчание.
– Что ж, прямо так прямо… – через минуту кивнул он. – Мне нужен свой человек в «Zimaletto». Ты мой человек, Вика?
– Смотря, в каком смысле, – неопределенно ответила она.
– В самом прямом. Я хочу знать о каждом шаге Андрея Жданова!
– Предлагаешь мне шпионить за Андреем?!
– Вика! – укоризненно посмотрел он на нее. – Если бы я предлагал, я бы делал это изящнее. В сложившейся ситуации у тебя просто нет выбора.
– Гадость, какая! – возмутилась Виктория.
– Только не говори, что ты не способна на подлость, – парировал Александр.
– Ты меня в угол загнал, а оттуда не очень-то поговоришь. Ничего не остается, кроме как согласится.
– А твоего согласия никто и не спрашивал.
– Ну да, – она обреченно кивнула. – Так вот, знай: я сделаю, что ты хочешь, но это отвратительно!
– Бедный Жданов, за ним даже шпионить будут с отвращением! – захохотал Александр, довольный собой.
Под этот хохот Вика выскочила из кабинета. Он на этом ее злоключения не кончились.
В квартире было темно, как в склепе. С лестницы пробивался узкий лучик света. Вика на ощупь несколько раз щелкнула выключателем, но безрезультатно. Что за черт! Услышав шаги в прихожей, она с опаской оглянулась. На пороге стояла соседка с огромным фонарем в руках и котом под мышкой.
– Что? Допрыгалась? Нету света? – поинтересовалась злобная старуха и направила луч света Вике в лицо.
– А у вас тоже? – спросила Клочкова, зажмуриваясь. – Да уберите вы этот фонарь…
– Я темноты боюсь. У меня, слава богу, все в порядке. Я же по ресторанам не шастаю. У меня за свет заплачено! – сварливо сообщила соседка.
И рассказала о том, что днем приходил электрик. Ждал – ждал, да не дождался. Сказал, что Вика ему за установку каких-то люстр задолжала. Вот он и сказал, что, как появятся деньги, так он и свет включит, а пока… Соседка выразительно посмотрела на Викторию. Та пребывала в отчаянии. Как же без света? А чайник, телевизор, фен, наконец?..
– Полотенце возьми. А лучше, ты его продай и электрику заплати, – посоветовала старуха. – Ладно, некогда мне с тобой разговаривать, кота кормить надо. Пойдем, мой маленький, мамочка тебе рыбку сварила. А тебе, небось, и пожрать нечего? – снова обратилась она к Виктории. – Может, кошачьей едой с тобой поделиться? Миллионерша! Вся в кольцах ходит, а у самой – ни гроша…
Она зло рассмеялась и скрылась.
Вика попробовала дозвониться бывшему мужу – бесполезно. Прошла в темную комнату, присела на диван. Ее плечи содрогнулись от рыданий.
В кармане зазвонил мобильный.
– Вика! – услышала она веселый голос Романа. – Тебе невозможно дозвониться! Домашний не работает, мобильный занят.
– Да…у нас на АТС сбои… – вдохновенно врала Вика. – Телефон скоро подключат. А по мобильному я с папой говорила.
– Понятно. Слушай, а я тут еду совсем один, и вдруг так захотелось душевного тепла и понимающих глаз… Может, я заеду, посидим, поговорим, вина выпьем, музыку послушаем… – предложил Роман.
– Рома, я бы с удовольствием, но сейчас совсем нет настроения. Эти ссоры с отцом.… Давай в другой раз?
– Жаль, – выдохнул Малиновский. – Ну, тогда спокойной ночи.
***
Андрей устало вошел в квартиру и безразличным взглядом скользнул по обольстительному наряду невесты. Кира соблазнительно улыбнулась. Мрачно подумав, что если она собирается затащить его в постель, то зря тратит время, Андрей вздохнул. Ему сейчас было не до этого.
– Здравствуй, милый…
– Здравствуй – здравствуй…
– Устал? Переговоры тяжелые были? Или изменял мне долго – долго… – Кира лукаво улыбнулась.
– Ну да… – улыбнулся он в ответ. – Сначала я изменял нашей «Zimaletto» с «Ай-Ти Коллекшен», а потом немножко поизменял тебе… с Катей.…Пришлось ее домой отвести…
– А, ну тогда понятно, почему ты выглядишь таким неудовлетворенным. Но это легко можно исправить,– Кира нежно прижалась к нему, осыпая лицо Андрея нежными поцелуями. Он стоял без движения. – Эй! Я здесь, ты меня видишь? Мне кажется, ты мне чего-то не договариваешь. Неприятности на работе? Или в личной жизни?
– Работа, личная жизнь… – вздохнул он и прилег на диван. – У меня это все в одном флаконе. Работаю, работаю, никакой жизни из-за работы,…а толку…
– Я так и думала, – Воропаева присела рядом и снова обняла его. – Значит, ты все-таки сфабриковал данные в отчете.
– Аналитик ты мой! – попробовал он слабо протестовать. – С чего ты взяло – то? Хочется понять ход твоих мыслей.
– А что я должна думать, кода ты такой?..
– Кира! Давай договоримся, ты должна доверять мне. Всегда.
– Ты прав, Андрюша, прости меня, – ласково прошептала Кира. – Я глупость сказала. Но это оттого, что я за тебя беспокоюсь.
– Я понимаю…
– Я хочу, чтобы ты знал: чтобы ни случилось, я буду рядом, – прошептала она. – Ты всегда можешь опереться на меня, я всегда сумею тебя поддержать.

***

В коридоре Катю встретил отец.
– Это что теперь обычай такой – в машинах рассиживаться? Или тебя дома не ждут? – сурово спросил он.
Он, разумеется, ждал у окна, когда появится дочь. И конечно видел, что она не сразу вышла из автомобиля.
– Мы просто разговаривали, – устало ответила Катя.
– Кто это «мы»? Кто тебя подвозил? – потребовал ответа Валерий Сергеевич.
– Жданов. Я же говорила, что он меня подбросит…
В прихожую вышла заспанная Елена и, увидев дочь, восхитилась:
– Катюша, какая ты…нарядная!
– А в чем это ты? – только тут заметив новое платье, прическу и высокие каблуки дочери, поинтересовался отец. – Откуда эти вещи?
– Это девочки меня одели, – объяснила Катя, – чтобы я на вечеринку пошла…
– Интересные у тебя на работе девочки, – задумчиво протянул Валерий. – Они сами-то на таких каблуках ходят? А ты не боишься, что невеста Андрея узнает о ваших посиделках? Ревновать станет. Тем более, если увидит тебя в таком виде…
– Господи, – испугалась Елена. – Валера, ну что ты такое говоришь?
– Я знаю, что говорю, – сурово сказал он. – Вырядилась, как попугай, работу потерять не боишься?!
– Знаешь, папа, – направляясь к себе в комнату, сказала Катя, – Кире Юрьевне никогда в голову не придет ревновать Андрея Павловича ко мне. Да и ему никогда в голову в голову не придет…
– Что?
– Да нет… Ничего… – вздохнула Катя: – Простите, меня…Я устала.…Ходить на каблуках и, правда, очень тяжело…Спокойной ночи.
Уже засыпая, она вновь подумала о любимом: «Сегодня он сказал, что ему нужна моя помощь.…Да если бы он только попросил, я сделала бы все что угодно. Я всегда буду рядом с ним, чтобы ни случилось.… Пока я ему буду нужна…».

0

12

Глава 18

– Ну, наконец – то, соня наша проснулась! – обрадовалась Елена Александровна. – Омлет будешь?
– Я только кофе – на работу опаздываю, – сонно пробормотала Катя, присаживаясь за стол.
Она налила себе кофе, улыбнулась отцу. Но Валерий как будто не замечал дочери. Катя вопросительно посмотрела на мать. Елена опустила глаза и принялась невнятно бормотать, про пустую кастрюлю, приснившуюся ей на прошлой неделе…
– Подожди, мать! – перебил жену отец. – Фирму нашу закрывают, Кать. А новую работу найти – сама знаешь…
– Значит, кстати, мне зарплату повысили! – бодро сказала Катя.
Елена кивнула: конечно, проживем! Первый раз, что ли? Она опять вязать на заказ начнет. Машину можно продать.…Живут же другие без машин! Квартиру поменять – выбрать другой район и площадь поменьше…
Катя взглянула на часы, отметив, что уже начинает опаздывать, и выбежала из-за стола. Надев первую попавшуюся блузку и черный льняной костюм с прямой юбкой и длинным жакетом с короткими рукавами, старые черные туфли на низком каблуке, повесила на плечо Машину сумочку, взяла в руки портфель и замерла.
В одно мгновение, словно разрозненные куски мозаики сложились в отчетливую картину события вчерашнего вечера. Катя живо вспомнила сцену в кабинете Краевича. Вкрадчивые слова Михаила и заманчивое предложение пообедать. Ведь он так ясно дал ей понять…
– Я сегодня обедаю с одним из поставщиков… – выйдя из комнаты, обратилась она к родителям. – В общем,… Возможно, в скором времени у меня будут деньги.

***
Николай встретил ее на улице. Шел рядом, провожая до остановки, и смотрел на нее с искренней завистью: везет, мол, некоторым, на работу спешат. А у него времени – вагон…
Катя задумчиво молчала, а Николай начал забрасывать ее наводящими вопросами. Как он вообще выглядит? Как специалист? Внушает доверие? Взяла бы она такого на работу? Странно как-то получается, когда менеджеры по персоналу вопросы задают, у него все из головы вылетает. И пот – в три ручья.
– В общем, Кать… – наконец признался он, – у меня на тебя одна надежда. Ты сейчас в своей фирме человек не последний – может, замолвишь за меня словечко?
– Я попробую… – От неожиданности она споткнулась, и Николай неуклюже подхватил ее за руку. – Верней, я постараюсь.

***
Как всегда жизнерадостный Роман с удовольствием оглядел пышные формы Марии Трапинкиной, под неодобрительным взглядом Федора шепнул ей несколько слов, послал на прощание воздушный поцелуй и влетел в лифт. Все в том же прекрасном расположении духа он ворвался в кабинет Жданова.
Тот был мрачнее тучи. Из-за навалившихся проблем Андрей всю ночь почти не спал. А теперь еще наметилась поездка в Прагу, чтобы найти помещение под фирменный магазин. Там придется задержаться дней на десять, а в это время фирмой должен кто-то управлять…
Малиновский кивнул и поинтересовался:
– И когда ты собираешься заняться авторизацией подписи?
– Сегодня. Мы вместе поедем в банк и подпишем все нужные бумаги. Она будет выполнять функции Ярослава…
У Малиновского не было и тени сомнения: говоря «она», Жданов, разумеется, подразумевал Катерину…
– Я бы не стал так рисковать. Но раз ты настолько ей доверяешь…
– У меня нет выбора, – вздохнул Андрей. – Лучший кандидат – это Пушкарева.
Обсуждая, на чем еще можно сэкономить, друзья спустились в цех. Ткани и так уже оставляют желать лучшего. А теперь придется и фурнитуру дешевую закупать…Милко и так бесится, так что же будет дальше?! Представить страшно!
– Мальчики! Вы обо мне говорили? – подскочил к ним кутюрье и весело подмигнул: – Продолжайте, Милко хочет знать, что о нем думают такие красавцы! Кстати, вы не забыли о моей просьбе?
– Все будет в порядке, – уныло кивнул Жданов. – Ткани и фурнитуру должны доставить уже завтра.
– Ткани? – встрепенулся Милко. – Ты помнишь, какие я заказывал? Это будут те самые ткани? Без этой ужасной синтетики?
– Разумеется, – не глядя на него, ответил Андрей.
– Спасибо, мой милый! Дай я тебя расцелую! – Он потянулся к Жданову, но тот отшатнулся. – Хорошо, хорошо не буду! Я знаю, что тебя интересует материал, с которым я работаю. Я о моих рыбках. Вот вам еще одно доказательство, что Милко работает только с качественным материалом!
«Маэстро» засмеялся и упорхнул. С тоской глядя ему вслед, Андрей шепотом помолился, чтобы Милко заметил подмену тканей не сразу.

***

Катя сидела в своей каморке и грустно размышляла о том, что же делать дальше. Работу отец, конечно, найти не сможет: не тот у него возраст. Да и здоровье уже не то. Неужели и правда придется расстаться с машиной, с квартирой?
Зазвонил телефон.
– Здравствуйте, Катя! – услышала она знакомый вкрадчивый голос. – Михаил Краевич беспокоит. Надеюсь, вы про меня еще не забыли?
– Нет, я помню, – осторожно ответила она.
– Вот и чудесно! Давайте-ка, не откладывая в долгий ящик, встретимся прямо сегодня в «Мандарине». Вам будет удобно в два часа?
– Не знаю. А это что, ресторан? – Катя с ужасом вспомнила о своем старомодном костюме.
– Да, и весьма уютный, – ворковала трубка, – отличное место для делового обеда! Если хотите, я могу подсказать маршрут, чтобы добраться без пробок.
– Спасибо, я поеду на метро.
– Если хотите, я могу забрать вас на своей машине. Мне как раз по пути. Да, в два часа вас устроит? Вот и прекрасно! Я позвоню, когда подъеду.
– Хорошо! – решилась Катя.
– Тогда до встречи!
– До встречи, – ответила она и положила трубку.
В конце концов, чего она боится? Она же не станет делать ничего плохого, просто деловой обед.…Но сколько, ни пыталась она что-то делать – все валилось из рук. Мысли крутились вокруг предстоящей встречи. Что намеривался предложить ей Михаил? Может, он хочет подстраховаться от неожиданностей? Как бы то ни было, она намерена встретиться с ним хотя бы из вежливости.
Катя почти убедила себя, что ничего страшного не произошло. Но совесть тихо шептала, что соглашаясь на него, она предает Андрея.

***

– Знакомьтесь, – сказал Жданов. – Максим Иванович Шнайдеров, управляющий «Атлантик – банка». Екатерина Пушкарева, мой помощник.
– Заочно мы уже знакомы. Общались по телефону, – вежливо улыбаясь и внимательно изучая Катю, сказал банкир. Он жестом предложил им садиться. – Как дела, Андрюша? Павел обмолвился, что ты скоро женишься? Ты же знаешь, я крупный специалист в этих делах. Шутка ли – четыре раза женился и каждый раз удачно! Так что, если нужна консультация…
Господин Шнайдеров, похоже, был прирожденным финансистом. Лысый, осанистый, подтянутый, умеющий носить дорогие костюмы так, будто они – его вторая кожа. Умные пронзительные глаза, волевой подбородок, четкие уверенные движения выдавали в нем человека, который никогда не ослабит железной деловой хватки. Ни о какой страсти здесь и речи не шло, только холодный расчет!
Совсем иначе вел себя Михаил Иванович в частной жизни. О его амурных делах в узких кругах ходили легенды. От четырех браков он имел троих детей, а в ближайшее время собирался стать дедом и очень гордился этим.
– Спасибо, Максим Иванович, я как-нибудь, специально заеду к вам, и вы мне подробно расскажите про эту процедуру.
– Да, там есть такие тонкости, к которым ты должен быть готов. Вы нас извините, Катя, – обернулся он к Екатерине. – Я вашего шефа когда-то на руках носил. А теперь видимся редко, вот и хочется поболтать немного не по делу.
– Но все-таки о деле забывать нельзя, – направил беседу в деловое русло Андрей.
Он признался, что с бывшим финансовым директором Ветровым случилась неприятная история. И пока реальной кандидатуры на эту должность нет, все его функции перейдут к Кате. Шнайдеров удивленно поднял бровь. Катерина Валерьевна справится, уверенно продолжал говорить Жданов. Фактически она уже занимается всеми финансовыми вопросами.
– Никаких проблем! – наконец кивнул он. – Сейчас все решим.
Банкир порывисто встал и вышел из кабинета. Андрей устало посмотрел на Катю: все, дело сделано. Она ободряюще улыбнулась. Ее улыбка была такой искренней и доброй, что Жданов невольно улыбнулся в ответ. Через минуту Максим Иванович принес нужные бумаги. Катя, уже знакомая с процедурой, – все-таки год проработала в банке – быстро подписала документы и протянула ручку Андрею. Шнайдеров внимательно наблюдал как Жданов, не колеблясь ни секунды, размашисто поставил свою подпись.
– Ну что же, поздравляю вас, Катя, – улыбнулся Жданов. – Через несколько дней я, Роман и Кира уезжаем в Прагу по делам. И в наше отсутствие выполнять обязанности главы предприятия придется вам.
– Нашел с чем поздравлять, – хмыкнул банкир. – Такую тяжесть на девушку взваливаешь! Вам не страшно, Катя?
– А я как раз хотел вас попросить помочь, если что, – кивнул Андрей.
– Вы всегда можете рассчитывать на помощь нашего банка и мою, конечно.
– Огромное вам спасибо, Максим Иванович! – Жданов поднялся и протянул ему руку.
– Был очень рад познакомиться лично, – сказал Шнайдеров Кате и попросил: – Прошу прощения. Можно тебя на одну минутку, Андрей?
– Подождите меня в холле, хорошо? – сказал Андрей.
Катя послушно кивнула и вышла.
– Андрюш, ты уж прости, я на правах старого знакомого… – Максим Иванович замаялся. – Нескромный вопрос можно? Ты действительно уверен, что эта девушка справится? Ведь «Zimaletto» непростая компания, такую в руках держать – хватка бульдожья нужна.
– Все будет хорошо, – твердо ответил Жданов. – Не волнуйтесь. Может, у нее и нет пока бульдожьей хватки, но нюх и преданность меня устраивают.
– А отец знает? – изучающее посмотрел на него Шнайдеров.
– Частично, – уклонился от прямого ответа Андрей. – Максим Иванович, не обижайтесь, но компанией теперь руковожу я. И я не с бухты-барахты это решение принял. Эта девушка десятерых мужиков стоит.
– Прости, я же добра тебе желаю. Что ж, в таком случае тебе повезло. Поздравляю с приобретением ценного работника!

Глава 19

После оформления документов Жданов посчитал, что должен пригласить Катю на обед в обществе старших менеджеров. Пусть привыкают! И они, и она. Но подходило время для встречи с Краевичем и, к радости остальных, Катя попросила отпустить ее.
Михаил уже ждал ее за углом «Zimaletto». Увидев, что Катерина неуверенно оглядывается, он мигнул фарами. Она торопливо подошла к машине и быстро юркнула внутрь. Увы, не настолько быстро, чтобы Виктория Клочкова, выходящая в этот момент из здания, не заметила ее. Виктория фыркнула и с интересом посмотрела на стильную иномарку, уносящуюся вдаль. «Это же Краевич из Ай-Ти Коллекшн»… – подозрительно подумала она. – Ничего себе встреча! И что он делает в компании нашей Золушки? Ухаживать за ней такой мужик может только за деньги, и за большие…».
А Катя уже садилась за столик в одном из самых шикарных ресторанов столицы. Официант выдернул пробку из бутылки и чуть капнул ароматный напиток в бокал Михаила. Краевич с видом знатока попробовал вино, подержал его во рту, чтобы полностью ощутить вкус и букет и кивнул.
– Рабочий день еще не закончился… – намекнула Катя собеседнику.
– На деловых обедах так принято, – объяснил Краевич спутнице. – И потом, это очень легкое вино. Попробуйте глоток – как вам на вкус? Это великолепное сухое вино. Гордость региона Бордо. Я хотел бы выпить за встречу. И, смею надеяться, за ее положительный результат.
– Я даже не знаю, зачем вы меня пригласили, – призналась Катя, поднимая бокал.
– У вас поразительная деловая хватка, – польстил ей Краевич. – Что ж, перейдем к делу. Наша фирма занимается поставками не только тканей, но и фурнитуры. Это довольно крупный сегмент нашего бизнеса.
– Я слышала об этом, – кивнула Катерина.
– Мы не можем конкурировать с более крупными производителями, – честно признался Михаил. – Но надеемся на успех в данной области, в том числе и с помощью «Zimaletto».
– Все решения по этим вопросам принимает Андрей Павлович, и вряд ли он согласится менять поставщиков.
– Готов поспорить, если ваше мнение в этом вопросе будет положительным, это может повлиять, на окончательное решение. Да он, не глядя, подписывает все, что вы ему даете! – оживился Михаил. – Вы располагаете информацией, планируете стратегии, через вас проходят, все счета…Я просто констатирую факты. Ваша власть в «Zimaletto» очень велика, и вы можете ею воспользоваться. Я бы хотел, чтобы вы сделали выбор в пользу «Ай-Ти Коллекшн» и сказали об этом Андрею.
– Я не вижу в этом смысла…
– Подождите отказываться! – заторопился Краевич. – Я еще не сказал главного. Благодарность за удачно проведенную сделку будет выражаться не только не только в словах, но и кое в каких цифрах. Что вы скажите насчет пяти процентов от общей суммы сделки?
– Но ведь это… – Катя посмотрела сладко улыбающемуся Михаилу в глаза. – Вы предлагаете мне взятку!
– Ну что вы, Катя, какая же это взятка, – успокоил ее Краевич. – Обычная комиссия, процент за услугу, гонорар – можете называть это так, как вам больше нравится.
– Это называется взятка, – настаивала Катя. – И другого названия данной операции я не нахожу.
Михаил пожал плечами: да какая разница, как это называется? Главное, что все останутся с прибылью. И если Катя боится потерять работу, то беспокоиться не о чем. Все это делают, остаются на своих местах и даже продвигаются по служебной лестнице. К тому же никто собирается лишать«Zimaletto» выгоды. Для Модного Дома будет дана специальная десяти процентная скидка. И эта скидка никак не скажется на Катиных комиссионных. Более того, сотрудничество может иметь весьма долгосрочные последствия. И пять процентов она будет получать за каждую проведенную сделку. Екатерина представила сумму, которую можно заработать…
– Спасибо, но меня не интересуют такие предложения, – твердо ответила она, взяла сумку, поднялась и направилась к выходу.
– И все-таки подумайте! Я уверен – с вашим светлым умом вы примете правильное решение! – крикнул ей вслед Краевич.
Все! Контракт с «Zimaletto» у них в кармане. Он был уверен в своей победе. Еще бы! Во-первых, он видел, что Катя умна и небогата, а честная бедная гордость нынче не в моде. А во-вторых, он был очень наблюдателен и заметил на ее лице тень сомнения, когда она просчитала свой гонорар. Конечно, она уже жалеет, что отказалась, но гордость не позволит ей сейчас вернуться.
Ничего, он подождет. Время работает на него.

***
Обед высших менеджеров «Zimaletto» проходил напряженно. Андрей говорил о новой политике компании. Кира должна была срочно заняться новой рекламной компанией. Для того чтобы новая коллекция стала событием в мире моды, следовало привлечь журналистов. И найти новое лицо компании.
– А как вам кандидатура Нестеровой? – как бы невзначай поинтересовался Андрей.
– Напомни, это которая в конкурсе «Мисс Россия» участвовала? – хитро посмотрел на него Роман.
– И не только! Между прочим, по специальности она химик-технолог, – Жданов украдкой посмотрел на Киру. – Я уже получил ее предварительное согласие.
– Пользуясь терминологией Милко, рыбка уже на крючке! – улыбнулся Малиновский и получил под столом пинок от Андрея.
– Быстро же ты находишь общий язык с королевами красоты, – ревниво заметила Кира.
– Это моя работа, – улыбнулся Жданов. – Я хотел предложить ее в качестве лица новой коллекции. Если Милко не будет возражать.
– Милко не будет, – живо отозвался маэстро. – Превосходно! Идеальный выбор! Я знаю эту девочку. В ней есть стиль! Я уже вижу ее в летящем платье от Милко – ослепительную, сияющую, завораживающую, оттеняющую мой безупречный крой!
– Я и не подозревала в нашем кутюрье такую страсть к женскому полу… – колко отозвалась Кира.
– Андрей, она меня обижает, – капризно пожаловался Милко.
– Она просто шутит. Ты же не против этой кандидатуры, дорогая?
Киру не радовала перспектива конкурировать с «Мисс Россия», но она прекрасно понимала: сделать Нестерову лицом Модного Дома – отличный рекламный ход! Поэтому возражений не последовало.
В соответствии с планом рекламной компании Жданов предлагал провести несколько популярных мероприятий, написать статьи, пригласить значимых в мире моды людей…
– А остатки сегодняшней коллекции мы пустим на распродажу, – закончил Андрей и увлеченно добавил: – Даже не распродажа – полная ликвидация! Скидки до девяноста процентов! Привлечем новых покупателей и заинтересуем старых.
– Распродажа? – поперхнулся Милко. – Моих вещей?! Лучше я сам буду их носить! Это уж слишком! Лэйбл Милко кое-что да значит в мере моды! Вы когда-нибудь слышали, чтобы Ив Сен-Лоран продавал свежую коллекцию по бросовым ценам? А Готье? А Армани? Это же плевок мне в лицо, намек на мою несостоятельность как художника…
– Стоит ли так волноваться? – успокоила его Кира. – Часть коллекции уйдет за границу, а это на пользу твоему имени.
– Кошмар, – не унимался маэстро. – Распродажа! Платите за один костюм от Милко, получаете бесплатно еще два и полиэтиленовый пакетик!
– Давайте-ка концентрироваться не на прошлом, а на будущем, – примирительно предложил Жданов. – Мы едем в Прагу – посмотрим помещения для фирменного магазина. Я думаю, что для достижения оптимального результата будет достаточно меня, Киры и Романа.
– Спасибо на добром слове! – окончательно обиделся Милко. – Мало того что мое имя будет фигурировать на дешевых распродажах, так мне еще придется разрываться на части, выполняя обязанности руководителя «Zimaletto». А художник должен творить!
– Не волнуйся. Никто тебя от творчества отрывать не собирается, – пообещал Андрей.
– Ты хочешь сказать, что Милко не будет замещать тебя во время поездки? – Удивленная Кира уронила салфетку.
– Нет. И Георгий тоже.
– О боже! – выдохнула Кира, догадавшись, кого Жданов сделал на это время своим заместителем.
– Это то, о чем я думаю? Точнее, та?! – Милко схватился за сердце. – У меня будет инфаркт, это точно!
– Ты действительно хочешь оставить Пушкареву руководить компанией? – Кира с ужасом смотрела на Андрея.
Милко закрыл глаза, предвкушая худшее. Оба напряженно ждали ответа. Роман тихо хихикал.
– Выполнять обязанности главы «Zimaletto» будет Катя Пушкарева, – твердо сказал Жданов. – Это мое решение. Поэтому лучше давайте обсудим вопрос о помещении для магазина в Праге.
– По-моему, главный вопрос сейчас не в этом. Андрей, ты понимаешь, какой это риск? – Кира разволновалась.
– Уродливая старая дева управляет модным домом! Какой удар по имиджу! – простонал великий кутюрье, все еще держась за сердце.
– Милко, попей водички, – предложил Андрей и принялся объяснять: – Во-первых, Пушкарева будет заниматься исключительно экономическими вопросами. В процесс твоего творчества она вмешиваться не будет. Во-вторых, она совсем еще не старая.
– И очень даже хороша собой! – ехидно вставил Роман.
– Причем здесь ее внешность? – раздраженно бросил Андрей. – Мы говорим исключительно о деловых качествах.
– Не только о деловых, но и о личных, – не отступала его невеста. – Неужели ты действительно настолько ей доверяешь, что можешь спокойно оставить во главе «Zimaletto», даже не подстраховавшись?
– От чего страховаться? – удивился Жданов. – Катя – самый честный и принципиальный работник из всех, кто служит в нашей компании. Если вы против ее кандидатуры, поезжайте в Прагу без меня.
– Без тебя мы не сможем подписать ни одного соглашения, – напомнила ему невеста.
– Мы не сможем сделать это и без Романа, и без тебя, – кивнул он. – Значит, варианта два – либо мы не едем, либо едем все вместе…
– А «Zimaletto» начнет пошив костюмчиков для Хэллоуина! – заорал Милко. – Это может принести прибыль: ведьмы тоже должны иметь модную одежду.…А она не уволит Милко? Или – переведет в курьеры?
– Ладно, Милко, хватит, – устало попросила Кира, поняв, что спорить с Андреем бесполезно, и повернулась к Жданову: – Значит, ты стопроцентно уверен не только в ее уме, но и в характере?
– Да. Я в ней абсолютно уверен.

***

– Катерина, Ольга Вячеславовна несет нам образцы фурнитуры. Через пять минут будьте в конференц-зале! – позвал Жданов помощницу, стоящую в холле в окружении подруг. Она рассказывала, какое впечатление на нее произвел ресторан «Мандарин». О том, кто и зачем пригласил ее туда, Катя сообщила что-то неопределенное.
– Так что, ты наставляешь своему возлюбленному рога? – задержала ее Светлана, когда Пушкарева уже собиралась отправляться в конференц-зал.
– Нет, я очень честная девушка! – задумчиво глядя вслед уходящему Андрею, иронично усмехнулась Катя.
– Он тебе зарплату – то повысил? – проследив за ее взглядом, спросила подруга.
– Нет, – вздохнула Катя. – Пока нет. Обещал, но забыл, наверное.
– А ты напомни!
– Как? «Здравствуйте, мне нужны деньги?»
– Если так скажешь, он тебе скорее взаймы даст, – ответила Таня. – Надо так: «Хоть убей, не помню, кто же мне зарплату обещал повысить?»
– А что, тебе деньги не нужны? – спросила Светлана.
– Нужны…Деньги мне нужны.…Очень.…Но… – спохватившись, быстро закончила разговор о деньгах: – Все, девочки, я побежала! Меня ждет работа!
Влетев в конференц-зал, она увидела Жданова и Малиновского. Ольга Вячеславовна раскладывала образцы, недоумевая: разве можно выбирать ткани без Милко?
– Милая Ольга Вячеславовна, он встречается с музами, – успокоил ее Роман. – В коридоре не протолкнуться, целая очередь! Пусть художник творит, а мы, скромные подмастерья, займемся будничными делами.
– Правильно, ни к чему волновать нашего гения, – согласился Андрей. – Давайте так: мы вернем вам эти образцы сегодня к вечеру. Да, отец просил вам кланяться!
– Павел Олегович? – сразу же растаяла Ольга. – Спасибо…
– Это вам спасибо. Не знаю, чтобы я без вас делал, Ольга Вячеславовна, – улыбнулся Андрей и добавил: – Ну что, мы обо всем договорились? И, Ольга Вячеславовна, не в службу, а в дружбу закройте дверь поплотнее. В этом здании жуткие сквозняки.
Ольга удивленно подняла бровь. Образцы тканей будут выбирать не только без Милко, но и без нее? Тем не менее, она не стала возражать, а величественно покинула комнату.
– Вот тут каталоги фурнитуры, – показала Катя. – Это «Детали-стайл», это «Клондайк». Вот два каталога новых фирм,…но они дорогие, нам не подойдут.
– Боже мой, мы экономим на пуговицах! – в сердцах воскликнул Малиновский. – Остаются только спички.
– Да, мы теперь экономим на пуговицах! – жестко сказал Жданов. – Потому что единственное, на чем мы можем не экономить в нашей ситуации, – это валерьянка для Милко!
– Еще, – очень тихо сказала Екатерина, – «Ай-Ти Коллекшин» и…
– «Ай-Ти»? – удивился Андрей. – Я же сказал Краевичу, что мы закупаем у них только ткани, и только временно, пока у нас не изменится ситуация!
– Простите, я не знала… – Катя отвела глаза и с облегчением отложила каталог в сторону. – Они прислали каталог, и я решила показать его вам. Но если вы говорите…
– Ну, раз уж вы его принесли… – Он протянул руку. – Давайте сюда!
Она взяла каталог «Ай-Ти Коллекшин», словно раскаленный уголь, и протянула шефу. Руки ее дрожали. К счастью, Андрей и Роман этого не заметили. Они уже спорили о тканях:
– Нет, Андрей, такую подкладку Милко не переживет! Давай натуральную!
– Натуральная в три раза дороже!
– На восемьдесят два процента, – подсказала Екатерина.
– Для нас это слишком много… – согласился Роман. – Ладно. Будем надеяться, что Милко нас самих на подкладку не пустит. Все? Закончили? Больше сокращать нечего?
– Как «нечего»? Вот у нас… – Жданов ткнул пальцем в эскизы Милко. – Шарфики шелковые! Перья для причесок…Катерина, если мы поменяем шелковые на вискозу или нейлон…
–…то у манекенщиц начнется чесотка, – сообщил Малиновский. – Придется вместо моделей каскадеров нанимать.
– Малиновский, тебе слова не давали, – парировал Андрей. – Что там получается, Катя?
– Семьдесят два процента, – взглянув на калькулятор, отозвалась Катерина.
Жданов победно посмотрел на друга.
– Ты не можешь их трогать, – не сдавался вице-президент. – Их видно в первую очередь.
– И они стоят как половина платья. И на сей раз Милко придется обойтись пластмассовыми пуговицами.
– А нам – без Милко, – заметил Роман. – Андрей, твой отец никогда не позволил бы себе опуститься до экономии на пуговицах!
– Возможно, – кивнул Жданов – младший. – Но теперь «Zimaletto» возглавляю я! И если кому-то это не нравится…
– Я пойду, проветрюсь, – поднялся Малиновский. – Поищите пока самые приличные пуговицы из…недорогих. Я вам доверяю. Если что – мы на производстве.

***
Вика тоскливо раскладывала пасьянс. Шеф куда-то ушел. Роман не появлялся. А впереди – одинокий вечер в темной пустынной квартире.…В приемную ворвалась Кира.
– Все в порядке? – поинтересовалась Виктория, глядя на взволнованную подругу.
– Не то слово! – отозвалась Кира. – Позвони в рекламное агентство, скажи – я уже еду.
– Раньше ты на рекламные агентства спокойней реагировала.
– В смысле? – не поняла Воропаева. – А.…Нет, это я не поэтому…
– Опять с Андреем поссорилась? – сочувственно спросила Вика.
– Знаешь, кто будет управлять компанией, пока мы будем в Праге? – вопросом на вопрос ответила Кира и в упор посмотрела на подругу.
– В Праге! Я бы тоже куда-нибудь съездила… – мечтательно протянула Вика и, возвращаясь к реальности, предположила: – Рома?
– Нет, он тоже едет.
– Нет! Не может быть! – начиная догадываться, ахнула Вика.
– Я тоже так подумала. Но у Пушкаревой такая белоснежная репутация, что Андрей верит ей, как самому себе! Видишь, как многого можно добиться, если у тебя нет личной жизни!
– А кто тебе сказал, что у нее нет личной жизни? Иду я сегодня…
К счастью, Кира не обратила внимания на это любопытное замечание – она уже вышла из комнаты.
– Вот невезуха! Если уж не везет, то во всем! Этого только не хватало, – в сердцах произнесла Вика. Пасьянс не сходился. Прозвенел звонок. – Приемная президента «Zimaletto». Здравствуйте…Кто?!
– Тебе по буквам повторить? – услышала она знакомый бесстрастный голос. – Воро – па – ев. И не надо об этом кричать. Ты просила позвонить? Надеюсь, по делу?
Действительно, как только Клочкова увидела Катю в машине Краевича, она тут же позвонила Александру Воропаеву.
– У меня появилась важная информация. Вас это может заинтересовать.
– Диктуй адрес, – потребовал Александр. – Домашний!
– А может быть, лучше… – Вика вспомнила про отключенное за неуплату электричество.
– Мне лучше знать, что лучше. Буду в восемь.
– Ужин при свечах, но придется ограничиться холодными закусками, – сообщила Вика коротким гудкам в телефонной трубке. – Хорошо хоть насчет меню не распорядился.
Клочкова подкралась к двери и выглянула в коридор – вдруг кто-нибудь слышал ее разговор? Но в коридоре прохаживался только беспечный Милко.
– Привет, красавица! Кого-то потеряла? – поинтересовался он.
– Шеф куда-то пропал, – соврала Виктория. – Страшно хочется, руки помыть и не могу отойти. У тебя нет влажных салфеток?
– Как же, как же! – Кутюрье принялся рыться в карманах.
– Послушай, Милко… – вкрадчиво спросила она. – Тебе имя Михаила Краевича ничего не говорит?
– Краевич? – фыркнул маэстро. – У него еще губы такие…чувственные? Совершенно не в моем вкусе. А что, ты с ним встречаешься?
– Да так.…Это твоя бывшая любовь?
– Вот еще! – возмутился Милко. – Буду я встречаться с человеком, на совести которого производство такой безвкусицы. Ты бы видела их пуговицы!
– А это так важно? Пуговицы? – удивилась Клочкова.
– Еще бы! – Кутюрье был в своей стихии. – Нормальную пуговицу хочется расстегнуть, заглянуть, что там под одеждой.…А ненормальную… оторвать, растоптать и выбросить! Ткани у них еще ничего, но фурнитура! Моветон! Полная бездарность.
От конференц-зала в их сторону спешили Жданов и Малиновский.
– Ах, мальчики, я опаздываю на свидание! – закричал Милко. – А то бы непременно устроил вам скандал. Вы выбирали ткани без меня! Это плохо.
– Милко, ты ревнуешь? – поинтересовался Роман.
– Я негодую! – гордо ответил маэстро.
– Андрей Павлович, я вам еще нужна? – поинтересовалась Вика и, получив отрицательный ответ, обратилась к Милко: – Подожди, я тебя провожу!
– Вика, разве мы сегодня не ужинаем вместе? – крикнул ей вслед Малиновский.
– Нет, прости, но… – Она виновато посмотрела на Романа. – У меня изменились планы. Я ужинаю с папой. Мы последнее время часто с ним ругаемся, и я решила, что…
– Папа – это святое! – обрадовался Роман. – Но я обязательно позвоню тебе!
– Ром, а почему ты стал так…так нежно ко мне относиться? – спросила растроганная Вика.
– Потому что ты нужна мне, – не растерялся он.
Вика радостно улыбнулась, нежно чмокнула его в щеку и побежала за Милко. Роман смотрел ей вслед, удерживая на лице влюбленную улыбку. Через несколько мгновений из влюбленной она превратилась в счастливую и бесшабашную. На сегодня долг перед компанией выполнен! Вечер свободен! Можно провести его с Машей!

***
– Нет, Кирочка, ничего не получится. Ну, потому что не получится! – ворковал Андрей в трубку. – И что предлагаешь? Ладно, дома поговорим. Да, сегодня. Вечером у меня…Хорошо, у тебя. Все. Пока.
– Подкаблучник, – ту же обозвал друга Роман.
– Это тактика, – назидательно пояснил ему Жданов. – Сначала я буду во всем с ней соглашаться, а потом отправлю за границу – заниматься продажами.
– И не мешать, тебе заниматься своей личной жизнью? – восхитился Малиновский. – Гениально!
– А я о чем? – спросил Андрей, но, заметив Катю, принял серьезный вид: – Ну, Катерина, как наши пуговицы?
– Я все просчитала… – с готовностью сообщила она. – Нам выгодно закупать всю фурнитуру у одного поставщика. Это может быть «Сан-Ремо» или «Ай-Ти Коллекшн».
– Опять «Ай-Ти» – удивился Жданов. – Мы и так им уйму денег должны! А если сейчас еще все молнии, пуговицы закупим!..
– Они дают нам десяти процентную скидку, в отличие от «Сан-Ремо», которые…
– Андрей, я не жмот, но десять процентов – это не кот наплакал, – Роман вдруг стал серьезен.
– Милко нас убьет! – уверено заявил Андрей. – Качество хуже, чем у «Ай-Ти», еще поискать надо!
– Андрей, десять процентов!
– Да… – кивнул Жданов. – Ты прав, конечно.…Да…Катерина, свяжитесь с Краевичем и договоритесь о встрече. Ну что, Ром, по дамам?
Малиновский уже ожидал его на пороге.
– Катерина, если не сложно, придите завтра пораньше.
– Да, Андрей Павлович, – она задумчиво посмотрела на закрывшуюся за друзьями дверь.
Вот и все! Готово, господин Краевич!
Она была уверена в том, что сделала все для блага семьи. И для блага Андрея. В конце концов, владельцы «Ай-Ти Коллекшн» предлагали неплохую сделку. Несомненно, приобретение фурнитуры их компании не принесет большого дохода и престижа. Но компания Андрея будет спасена. А она, Катя, сможет поддержать родителей. Может, отец действительно откроет собственную фирму, а Коля станет там финансовым директором?..
И все же – отчего так ноет сердце?..

Глава 20

Роман, счастливо избежавший вечеринки с Викторией, уговорил Тропинкину провести вечер вместе. Впрочем, долго упрашивать ему не пришлось: Давно ожидавшая этого случая Мария с радостью согласилась на приглашение «подвезти». Правда, подвез он ее совсем в другую сторону.
Оставив автомобиль неподалеку от своего дома, Малиновский извлек с заднего сиденья бутылку шампанского и коробку конфет. Он полюбовался тем, как легкая ткань юбки облегает Машины бедра, как поднимается и опускается на высокой груди полупрозрачный шелк, затем поднял взгляд на ее лицо. Их взгляды встретились.
– Ну вот, я так и знала, что этим закончится! – заявила Мария.
– Машенька, все только начинается! – Он открутил пробку и глотнул прямо из горлышка. – Я чувствую себя зеленым юнцом, который тайком взял папину машину, чтобы покатать подружку и выпить с ней запретного шампанского.
– А потом соблазнить ее на заднем сиденье… – добавила Маша, отнимая у него бутылку и тоже делая глоток.
– Маша, все, что обо мне болтают, – клевета! Я совсем не коварный соблазнитель, скорее наоборот… – проникновенным голосом сообщил Роман.
– Роман Дмитриевич, а вам в галстуке не душно? – многозначительно глядя на него, поинтересовалась Мария.
– Может, ты мне его развяжешь? – тут же попросил Рома.
Она живо забралась Малиновскому на колени: Роман еле успел бросить коробку конфет назад.
– Вам удобно? – поинтересовалась Мария, сжимая его бедра коленями и пылко прижимаясь к нему грудью.
– Главное, чтобы тебе было удобно, – ласково сказал он, пытаясь нащупать под тонкой кофточкой застежку бюстгальтера.
– Теперь вы подумаете, что я – разнузданная, дешевая девица. А я просто скромная девушка, которая напилась шампанского, – она на минуту отстранилась от него и расслабила галстук.
– Кто так подумает? – удивился Роман. – Я? Я так не подумаю!
– Я просто на-пи-лась! – засмеялась Мария, снимая галстук.
«Черт, да где же у него кнопка?» – Роман продолжал искать застежку бюстгальтера.
– Роман Дмитриевич, он впереди расстегивается, – прошептала Маша ему на ухо.
– Вот так всегда, – оживился Малиновский, чуть отстранил Машу от себя и начал расстегивать пуговицы на ее блузке. – Интересно же было самому найти! И не называй меня Романом Дмитриевичем! Сразу чувствую себя врачом – хирургом.
– Хирургом? Говорят, у хирургов очень ловкие пальцы! – Чтобы справиться с малюсенькими пуговичками, действительно требовалась ловкость. Наконец, блузка распахнулась, открыв пленительную грудь в кружевном бюстгальтере. Еще одно движение, и… – Вот так уже лучше, Ромочка!

***
– Хорошо, что догадались постучать! У меня свет чего-то вырубили, – соврала Вика, открывая дверь Александру. – Коротнуло что-то, вспыхнуло, и – вот! Подождите пять минут, ладно? Я сейчас!
Она побежала в комнату, оттуда раздался грохот. Воропаев усмехнулся: он уже узнал от соседки, что Виктория «вечно шастает где-то, а за электричество не платит. Вот поэтому свет и вырубили. Еще вчера».
– Простите, что долго. Темно, не найдешь ничего сразу. Завтра электрика вызову… – сказала Вика, появляясь в прихожей с зажженной свечей.
Она провела Александра в гостиную, зажгла стоящие в канделябрах свечи, расставила их на столе и полу. Воропаев осторожно прошел к креслу, осмотрел, насколько позволяло освещение, комнату и присел.
– Весьма романтично, – хмыкнул он. – Мы еще кого-нибудь ждем?
– Нет.…То есть да.…То есть… – растерялась Виктория. – Но мы успеем поговорить! Что-нибудь выпьете?
– В это время суток я предпочитаю хороший коньяк, – высокомерно заявил Воропаев.
– Ой.…А нет его!
Александр кивнул. Он был уверен, что ответ будет именно таким.
– Может, виски? – Виктория протянула ему бокал и добавила, указывая на потухшую люстру: – Льда нет по тем же причинам.
– У тебя есть любовник?
Вика закашлялась.
– Жених!
– Серьезно? – недоверчиво посмотрел на нее Воропаев. – А живете вы, значит, не вместе?
– Нет, у него своя квартира.
– Я его понимаю, – согласился Александр. – Он тоже любит свет! Знаешь, Виктория, а я бы с удовольствием с ним познакомился! Устроишь?
Она с ненавистью посмотрела на него, но пересилила себя и улыбнулась.
– Ну и как виски?
– Спасибо, достаточно отвратительно. Если виски покупал твой жених, у него, либо нет вкуса, либо…денег.
– О деле, – резко закидывая ногу на ногу, перевела разговор в другое русло Виктория. – Андрей авторизовал подпись Пушкаревой во всех банках, с которыми сотрудничает «Zimaletto». Как вам это нравится?
– Мне нравится твои ноги. Они у тебя потрясающие! – сообщил Александр, оставляя за собой право вести разговор. – И чему ты удивляешься? Кто-то должен был заменить Ярослава. Поэтому и подпись ее необходимо было авторизовать. Все логично.
– Да, но когда Андрей уедет…
– Андрей уезжает? – встрепенулся Воропаев.
– Сразу после презентации он, Кира и Роман едут в Прагу. Контакты налаживать, – быстро сообщила Виктория. – Выходят на европейский рынок.
– Разумно, – кивнул Андрей. – Ну, так и что? Ты хотела сказать мне, что управлять компанией будет эта страхолюдина?
– Откуда вы знаете? – выпучила глаза Вика. Она-то надеялась удивить его. – У вас кто-то еще…я хочу сказать, вы кого-то еще в «Zimaletto»…
– Виктория, успокойся, – отмахнулся Воропаев. – Чтобы догадаться, не нужно даже моего гарвардского образования. Достаточно средней школы. Или среднего соображения.
– Да, но это же ужас какой-то! Надо же что-то делать!
– Нужно найти какой-нибудь компромат на эту Пушкареву, – отрезал Воропаев. – Например, доказать, что она нерационально расходует деньги компании, или брала откаты за совершенные сделки, или допустим…да мало ли вариантов! У тебя есть информация такого рода?
– Нет, но…
– Виктория! – рявкнул он. – Мое время стоит дорого. Из-за тебя я потратил его зря. Мне нужна компенсация!
–…но я видела Пушкареву, когда она разговаривала с Краевичем!
– С Михаилом Краевичем? Вика, ты все больше меня разочаровываешь. Краевич владеет компанией, которая поставляет ткани для «Zimaletto».Так почему бы ему не разговаривать с помощницей Андрея?
– Я понимаю.…Но они встречались не в офисе. Это было как какое-то тайное свидание… – сказала Клочкова. Александр удивленно вскинул бровь. – Да – да, я уверена! Он ждал на углу, подальше от «Zimaletto». Она села в машину Краевича, и он куда-то ее увез. По-моему, Андрей об этом не знает.
– «По-моему»… «Мне кажется»…Вика, это не информация, а домыслы.
– Но эти домыслы стоит проверить! И если они подтвердятся…
Александр в упор посмотрел на Вику, достал мобильник и набрал номер.
– Добрый вечер, Александр Юрьевич, – тут же отозвался Ветров. – Нет, рад, очень рад. Просто небольшая неприятность с машиной.…Нет, колесо проколол.…Разумеется, мне делали такие предложения,… Конечно, я отказывался!.. Нет, предлагали достаточно.… А отказывался по морально-этическим соображениям.
– Ну да, я понимаю… – с каменным лицом кивнул Воропаев. – В «Zimaletto» вообще не приветствуют такие сделки, да? Думаю, даже выгнать могут.…И все же в «Ай-Ти Коллекшн» находились люди, которые предлагали вам сотрудничество?
– Куда вы клоните? – настороженно спросил Ярослав.
– В очень выгодную для вас сторону. Скажите, а кто именно в «Ай-Ти» вербует сотрудников «Zimaletto»?
– Вы записываете разговор?
– Бросьте! – усмехнулся Александр. – Я пью виски и общаюсь с красивой девушкой! Но я хочу сделать себе и вам приятное – уволить Пушкареву из «Zimaletto». Очень уж она…страшная для компании, не находите?
– И что я должен для этого сделать? – спросил практичный Ярик.
– Для начала сказать, кто покупает сотрудников «Zimaletto».
– Краевич. Михаил Краевич. Мне он тоже предлагал, но я отказался!
– Ярослав, я не записываю разговор, – скептически усмехнулся Воропаев. – Так вот…у меня есть информация, что после вашего ухода «Ай-Ти» все-таки удалось завербовать кого-то из наших сотрудников. И если вы сможете выяснить, кого…
– Сколько?
– Я обещал вам хорошую работу. Насколько я помню, для вас это все еще актуально?.. Я позвоню завтра.
Он отключился и посмотрел на Вику.
– Знаешь, а ведь все это выгодно в первую очередь тебе, – задумчиво сказал он.
– Мне?
– Именно. Если выставят эту секретаршу, мне от этого будет ни тепло, ни холодно. Андрей пострадает два дня и найдет себе нового бухгалтера. А вот тебе от этого может быть много пользы. А Андрея не будет времени искать долго. Поэтому, скорее всего, на это место он возьмет вот эту девушку, – спокойно сказал Александр, поднялся, подошел к Вике, присел перед ней на корточки и начал гладить ногу. – С длинными ногами…
Вика вздрогнула и попробовала отстраниться. Но он властной рукой притянул ее к себе.
– С осиной талией.…С красивой грудью.…И тогда ей будут платить много, гораздо больше, чем сейчас.…И она, наконец, сможет заплатить за электричество!
– Не надо!.. – в последний раз попыталась сопротивляться Виктория. – Сейчас приедет мой жених!..
– А мы его не пустим! Звонок не работает,…света в окнах нет,…значит, и дома никого нет… – Александр поднял ее на руки и отнес на кровать. – Ты что, не хочешь получить повышение по службе? Ну, например, стать помощником такого президента, как я?
Виктория с отстраненным любопытством посмотрела на пылающее страстью лицо Александра, на его сомкнутые, чуть дрожащие веки. Как немного, оказывается, нужно чтобы этот мужчина потерял свою маску хладнокровного, трезвомыслящего человека…

***
Увы, все длилось очень недолго и совсем не напоминало те восхитительные минуты, что она провела с Романом. Александр даже не раздевался. Он быстро удовлетворил свою страсть, поднялся, подошел к едва освещенному свечей зеркалу, поправил галстук, заправил рубашку, застегнул брюки и затянул ремень.
– Ты позвонишь? – тихо спросила подавленная Вика.
– Не знаю.…Не уверен… – Его голос снова тал равнодушным.
– Но… – Она совсем растерялась. – А как же Пушкарева? Мне за ней следить?
– Следи, если хочешь, – Александр пожал плечами. – Похоже, тебе это нравится.
– А…если Ярослав сообщит тебе, что она действительно взяла откат? Ты мне позвонишь, скажешь?
– Ты сама об этом узнаешь. Она, заплаканная, выйдет из кабинета президента и попросит у тебя салфетку. А ты ей, разумеется, не дашь, – Воропаев в последний раз придирчиво осмотрел себя в зеркале, остался доволен и направился к двери. – Все. Ты закроешь, или у тебя дверь сама захлопывается?
Вика вскочила, но, услышав, как хлопнула дверь в прихожей, бессильно рухнула на постель, схватила подушку и уткнулась в нее лицом. Испытывая отвращение к самой себе, она оплакивала свою глупость, свои разбитые иллюзии и несбывшиеся мечты. Ко всем ее мукам примешивался еще и стыд: она отдалась мужчине, который вызывал у нее только отвращение.
Но, взяв себя в руки, Виктория с надеждой потянулась за телефоном. Всхлипывая, набрала номер. «Проснись, пожалуйста, ответь мне!» – просила она.
– Да! – рявкнул Роман. – О, господи! Ты на часы смотрела?
– Ну, прости, прости, – жалобно заныла Вика. – У меня денек выдался тот еще…и настроение хуже некуда. Захотелось тебя услышать.
– Опять с отцом поссорилась?
– Нет, соскучилась.…А ты скучаешь?
– Конечно! А ты сомневалась? – жизнерадостно ответил Рома.
– Не сердись… – Вика не уловила его игривого тона. Она попросила: – Просто мне не по себе одной. Я к тебе хочу…
– Потерпи до завтра, – беспечно посоветовал он. – А сейчас, прости, я хочу спать. Утром рано вставать. Спокойной ночи.

0

13

Глава 21

Остановившись на пороге, Андрей несколько мгновений внимательно наблюдал за Кирой. За девушкой, которая скоро станет его женой. У нее стройное тело и золотистые волосы, глаза цвета морской волны и тонкая нежная кожа. Да, без сомнения, она прекрасна. Даже когда просто лежит на диване и щелкает пультом от музыкального центра.
Кира, наконец, увидела Андрея. Заметив восхищение в его глазах, она грациозно поднялась, гордо вскинула голову и быстро пошла…мимо. В кухню, где его давно ожидал изысканный ужин. Андрей преградил ей дорогу и прижал к себе. Подхватил ее на руки и отнес на кровать. Бережно уложив ее, присел рядом и нежно провел рукой по волосам.
– Ты знаешь, Вика сказала, что… – тихо проговорила Кира.
– Давай не будем сегодня говорить о работе! – попросил Андрей.
– Серьезно? – улыбнулась она. – Ты умеешь говорить о чем-то еще?
– И не только говорить, – Андрей провел губами по нежной коже у нее на шее.
– Что-то случилось?
– Давно. Я влюбился!
– Со мной ты можешь говорить откровенно. В кого?
– Она такая…ласковая, такая хрупкая и беззащитная. Такая ранимая… – Андрей улыбнулся и снова поцеловал ее.
– Кто же это может быть? – улыбнулась в ответ Кира.
– В последнее время я вел себя с ней отвратительно! – откровенно признался Андрей. – Совершенно не уделял ей времени, грубил, ссорился по пустякам…
– Изменял ей направо и налево… – счастливо засмеялась Кира.
– Не изменял! – возразил он. – Разве можно изменять такой женщине? Но все-таки я ее обидел. И знаешь что? Я решил исправиться!
– Исправиться? Ты уверен? – Она обвила руками его шею. – Я помогу тебе в этом!

***
Позже, когда они, обессиленные, но так и не разжавшие рук, лежали в полутьме, Кира еле слышно прошептала:
– Знаешь…хоть мы, и ссоримся постоянно из-за твоей жуткой секретарши, но я ей даже благодарна…
– Наконец – то, разумные…
– Не обольщайся, – Кира прикрыла ему рот ладошкой. – Просто мне так нравится с тобой мириться!
– Тогда дам ей задание – круглосуточно действовать тебе на нервы. – Андрей потянул к себе ее руку и нежно поцеловал.
– Ладно, давай спать, – улыбнулась она в темноте. – У меня глаза закрываются. Устала за день.

***
– Катюш, а может, покушаешь? – предложила Елена.
– Нет, мам не хочу, – Катя уже больше часа сидела рядом с отцом и с тоской смотрела, как он рюмку за рюмкой глотает водку.
Остановить его она не смела. Да и что это изменит?
– Кать, ты много работаешь, а кто хорошо работает, должен хорошо питаться! У нас кто работает – ест, а кто не работает – пьет. Слушайся маму, поешь! – Отец снова выпил, с тоской посмотрел на соленый огурец, заговорщицки подмигнул ей и налил себе еще. – Знаешь, что я подумал? Я открою свою фирму! Безвыходных ситуаций не бывает!
В прихожей раздался звонок, и Елена Александровна побежала открывать, тихо прошептав на ходу Катерине: «Не слушай! Что он может открыть? Частный военкомат? Тебе зарплату повысили?»
– Да.…Почти…Андрей Павлович обещал обсудить это завтра! – крикнула ей в след Катя.
Послышался жизнерадостный голос Николая, и Катя тоже побежала в прихожую.
– Ну что, все удачно? – с надеждой посмотрел он на нее.
– Коль, я…
– Это Коля? Николай! Иди сюда! – послышался в коридоре голос Валерия. – Коля, я открываю свою фирму, и ты будешь в ней заведовать всеми финансами! Коля, это ответственная и почетная должность, но ты мне – как сын.…Как сын, понимаешь?
– Вообще – то меня должность в «Zimaletto» больше устраивает… – снимая ботинки и пристально глядя на Катю, ответил Коля.
– Да ты, Коль, послушай! – не унимался Валерий Сергеевич. – От такого дела не отказываются. Мы откроем фирму, которая будет помогать небольшим компаниям с бухгалтерским учетом. А? Как я придумал?
Катя поспешно схватила друга за руку и потащила к себе в комнату. Она плотно прикрыла дверь, усадила его на диван и, опустив глаза, сообщила:
– Вот что, Коля, к сожалению, работать тебе «Zimaletto» тебе нельзя! Ну, во-первых, вакансий пока действительно нет. А во-вторых, я сказала «Женсовету», что я тебя люблю!
Николай потрясенно замер.
– Катенька… Катя… – жалобно заговорил он. – Мы очень давно знакомы, и…мы много времени проводим вместе.…В какой – то момент ты могла почувствовать, что это больше, чем дружба, но…
– Зорькин, притормози… – прервала его Екатерина.
– Я не планировал ничего такого… – не слушая ее, говорил Николай. – Тем более я с одной девчонкой недавно познакомился…по sms”ке…она вроде не против встреться…
– Успокойся! – крикнула Катя. – Я наврала!
– Не надо скрывать свои чувства… – проникновенно сказал Коля, но тут до него дошел смысл Катиных слов, и он замолчал.
– Я наврала нашим девочкам. А что мне оставалось делать? Все они в кого-то влюблены! Ну… – Она виновато посмотрела на него. – Вот я и придумала, что тоже…
– Так…Хорошо.…И в чем проблема? – сухо поинтересовался Коля.
– Ну… – Екатерина опустила глаза. – Я рассказала всем, что ты высокий, стройный, богатый. Что у тебя есть машина…
– Да.…И что?
– Ну, ты что, не понимаешь? – в отчаянии заломила она руки. – Как я после этого приведу тебя на работу?!
– Н-да…Пойду-ка я к дяде Валере финансами заведовать. Выпью заодно. Надо выпить…
– Да сиди ты! Я с тобой поговорить хотела.
– Так это еще не весь разговор? – сердито начал Николай, но, увидев, что подруга молчит, участливо спросил: – Кать, что-то случилось?
– Коль, слушай…Я завтра кучу баксов заработать могу…
Никому, кроме Николая, рассказать о встрече с Краевичем т своих сомнениях она не могла.

***
– Ну а что такого в предложении этого.…Как его…Хоттабыча? – спросил Коля, когда она закончила. – Он просто предлагает тебе заработать! Твой – то шеф тебе даже зарплату повышать не собирается!
– Да нет, он собирается, просто… – Катя не знала, что ответить, и замолчала.
– Просто никак не соберется! – продолжил за нее Николай. – И потом, последнее слово все равно останется за ним! Ты только помогаешь сделать ему правильный выбор!
– Если все откроется, меня уволят, – простонала Катя.
– Ну и что? У тебя будет куча денег! Поможешь папе открыть свою фирму. Возможно, я даже соглашусь быть у вас финансовым директором. Машину выкупите…Ка-а-атька, да этим все занимаются! Я уверен, что ваш бывший финансовый директор зарабатывал исключительно на таких сделках!
Он ободряюще похлопал ее по плечу и подмигнул: держись, мол. Где наша не пропадала?
Коля уже ушел, отец и мать спали, а Катя, лежала в постели, размышляла. Неужели такое может случиться с ней? Столько денег! Можно будет папе колено подлечить. Да что колено! У родителей медового месяца не было, и она могла бы отправить их в путешествие. В Париж, например. Медовый месяц….может, и у нее он будет? Она спрятала лицо в подушке и представила, как Андрей нежно гладит ее по плечу, наклоняется к ней, что-то шепчет…
«А говорят – мечтать не вредно. Еще как вредно! Особенно таким, как я. Вернемся на землю», – вздохнула она.
На эти деньги можно так много сделать! Она уже почти готова взять эти деньги, но как, же Андрей? Андрей ей верит. А это – предательство. Разве она может так поступить? Но и не помочь папе она не может. Она, его дочь, должна поддержать отца…

Глава 22

– Доброе утро, – Катя вошла в кабинет Жданова без пяти восемь.
– Опаздываете? – не глядя на нее, рыкнул он.
– Вы сказали – к восьми, а сейчас как раз…
– Да…хорошо… – Андрей посмотрел на часы, хмыкнул и поднял глаза. – Катя на счет «Ай-Ти Коллекшн»…Вы у нас, кажется, спец по переговорам? Вот и позвоните им. И еще – забронируйте билеты в Прагу и два номера в приличном отеле дней на десять. Да, Катя, приличный отель – от четырех звезд и выше. Один номер – двухместный, второй сингл.
– Х – хорошо, – чуть живая от страха, пробормотала Екатерина.
От нахлынувшего ужаса она не могла двинуться с места. Казалось, еще одно слово шефа, и она рухнет на пол.
– Вы еще здесь? Почему не звоните?
– Так ведь… – Она очнулась. – Восемь часов. Рановато
– Ну да, ну да… – Он кивнул и поинтересовался: – А чего вы так рано пришли?
– Да вы сами просили…
– Я? – Он удивился, что-то припомнил и вздохнул: – Да, точно…
Он снова забыл о Катерине. Она постояла еще несколько секунд, ожидая распоряжений и, не дождавшись, тихо отправилась к себе в каморку.
Через две минуты Жданов не выдержал и набрал номер Романа.
– Где тебя носит?! Или мы не договаривались? – услышав жизнерадостный голос друга, рявкнул он.
– Да я подлетаю! Вертолетную площадку подыскиваю. Через пять минут буду. Серьезно! Три минуты! Уже две…
– Давай лети…Карлсон. Пропеллер береги!
В эту минуты Малиновский действительно влетел кабинет, плюхнулся в кресло, развалился в нем и с блаженной улыбкой посмотрел на Андрея:
– Не злись! Все равно ты мне настроение не испортишь. Какая ночь была! Не женщина – торнадо!
– Понятно, почему по радио штормовое предупреждение передавали…
– Расслабься! Не стой, ноги встал? Не справляешься с ролью жениха? Так бери пример с меня – наслаждайся жизнью! Вот я – взял девушку, отвез в мотель…
– Секретарша! – фыркнул Жданов и налил себе стакан воды. – Сослуживица! Модель? С каких пор ты стал таким неразборчивым? Богемные барышни, модели, секретарши, пентхаусы, забегаловки…Тебе все равно?
– Это называется разносторонние интересы, – назидательно объявил Рома и предложил: – Снизойди до народных масс. Там встречаются весьма симпатичные кадры! Представь – берешь ты свою Пушкареву и едешь с ней на уик-энд в Париж!
Жданов поперхнулся. Закашлялся так, что на глазах выступили слезы. Он быстро поставил стакан на стол и, не в силах говорить, энергично помотал головой.
– Ты прав, – кивнул Роман. – Это чревато. Двух Квазимодо Нотр-Дам не выдержит. Получится конфуз.
– Зря ты так… – тихо и осуждающе сказал Жданов. – Она, конечно, не красавица, но человек надежный. Я серьезно. Не во внешности дело! Зато она не дура и не продаст за копейку!
– Откуда тебе знать? – поинтересовался Малиновский.
– Знаю, и все. Голову на отсечение даю – на Пушкареву можно рассчитывать!

***
– Марина, будь добра, принеси один эспрессо с горячим молоком. А мне как обычно. Спасибо. – Краевич положил трубку и жестом предложил Ярославу присесть. – А я смотрю – ты или не ты? Нехорошо старых друзей забывать. Были времена, ты ко мне частенько захаживал.
– Да я случайно здесь оказался. В этом здании контора риэлтерская, а я хочу квартиру поменять, – начал врать Ярик, но быстро остановился и махнул рукой. – Ну да это не интересно. Рассказывай – как успехи?
– Потихоньку… – осторожно ответил Михаил.
– Как мой бывший босс себя ведет? – безразличным тоном поинтересовался Ярик. – Не подводит?
– Мы вот – вот заключим новый контракт со Ждановым. И на этот раз – дело весьма серьезное.
– Да ну? – проявил вежливую заинтересованность Ветров. – И кому вы обязаны этим успехом?
– Есть свои люди… – неопределенно ответил Краевич.
– Ай – ай – ай…я что, враг народа? – обиженно сказал Ярослав. – Или после того как мы со Ждановым расстались, я попал в черный список? А как же старая дружба? Кстати, хочу по-дружески порекомендовать одного, весьма, надежного человека…
Можно сказать, своего преемника в «Zimaletto»…
– Кого же? – полюбопытствовал Михаил.
– Пушкарева, – заговорщицки сообщил Ярик и значительно разъяснил: – Правая рука Жданова, Акула! Правда, с виду она не подарок, но какой нюх на выгодные сделки!
– Видели, знаем, – Краевич самодовольно кивнул. – С этой дамочкой мы связь уже наладили. Надеюсь, она не подведет.
– Уверен, что не подведет, – согласился Ветров.
– Ты знаешь, я всегда предлагаю выгодные условия. Тебе, помнится, ни разу не пришлось пожалеть, – напомнил Михаил.
Ярослав упустил глаза и, получив нужную информацию, постарался поскорей завершить визит:
– Если возникнут проблемы – звони, не стесняйся! В меру сил помогу. У меня с Пушкаревой особые отношения. А если все будет нормально, тоже звони. Отметим!
– А как же кофе? – крикнул вслед Михаил.
– В другой раз. Номер у меня все тот же. Звони!

***
Не теряя времени, Ветров отправился к Александру. Даже не пригласив Ярика присесть, Воропаев немедленно потребовал отчета.
– На Пушкареву можно рассчитывать, – начал рапортовать Ярослав. – В конце концов, для такой как она, это единственный шанс сорвать куш. Может, пластическую операцию сделает. Конечно, пока она не дала окончательного ответа, но я уверен, что она провернет это дело, и тогда…
– И тогда ей крышка, – подвел итог Александр. – А Жданов лишится человека, на которого поставил слишком много.
– Да, он все дела ей передоверил, – подтвердил Ветров. – Я думаю, он даже не вникал во все детали финансовых операций.
– Тем лучше, – кивнул Воропаев. – Я всегда говорил, что Андрюшу погубит легкомыслие. А женщины все одинаковы – и красивые, и уродливые, и глупые, и умные.

***
– Катерина? Добрый день. Рад вас слышать.
– Андрей Павлович решил подписать контракт на закупку вашей фурнитуры.…И он просил узнать, нельзя ли провести встречу прямо сегодня? – спросила Екатерина Краевича.
– В любое время, Катерина! – услышала она ответ. – Буду ждать с нетерпением. Мое предложение о ваших комиссионных, естественно, остается в силе…
– Угу.…Хорошо. До свидания, – она положила трубку.
Когда Катя вошла в кабинет шефа, Андрей все так же хмуро просматривал бумаги, а Роман с интересом разглядывал в зеркале свое заспанное лицо.
– Андрей Павлович! Я созвонилась с господином Краевичем. Он сказал, что мы можем подъехать в любое время.
– Так чего мы ждем? Сейчас и поедем!
– Сейчас? – удивился Рома. – Тогда я на минутку – переодеться надо.
– Конечно! – согласился Жданов и, мстительно кивая на Романа, обратился к Кате. – Везучий парень, его вчера в центре Москвы торнадо помел.
– И мел до самого утра, между прочим, – улыбнулся Малиновский на прощание, открывая дверь.
В приемной сидела Вика. Она с тоской смотрела на монитор, и вяло водила мышкой по столу. Судя по выражению глубокой сосредоточенности на ее лице, она раскладывала очередной пасьянс. Рома поспешно захлопнул дверь и, пробормотав: «Мы поедем другим путем. Так ближе», – направился к двери в конференц-зал.

***
Вика все еще раскладывала пасьянс, когда в приемную вошла Кира и, чмокнув подругу в щеку, поинтересовалась:
– Пасьянс? Нечем заняться? Или ты не в духе? Что опять не так?
– Спроси лучше – что так? – раздраженно отозвалась Виктория, но в это время из кабинета вышли Андрей и Катя, и Кира переключила внимание на них.
– Ты куда-то собрался?
– Да, мы едем в «Ай-Ти Коллекшн», надо подписать кое-какие бумаги.
– Новые поставки? – поинтересовалась Кира.
– Абсолютно точно, – коротко ответил Жданов.
Он махнул Кате рукой, и они, не задерживаясь, направились к лифту. Кира, постояв немного, тоже, ни слова не говоря, пошла прочь. Виктория долго сидела в задумчивости. Не хотелось красить ногти, смотреть в зеркало. Не хотелось даже раскладывать пасьянс. Наконец она тяжело вздохнула: решение было принято. Убедившись, что поблизости никого нет, Вика подняла телефонную трубку и обреченно набрала номер.
– Андрей укатил в «Ай-Ти». И каракатицу с собой прихватил, – сообщила она Александру. – Кире он сказал, что едет подписывать контракт.
– Спасибо, – только и ответил Воропаев.
Связь оборвалась. Виктория всхлипнула и положила трубку.

***
– Поздравляю! Правильное решение. Уверяю, жалеть вам не придется! – глядя на только что подписанный контракт и радостно потирая руки, сказал Краевич.
– Ваша система скидок – для нас просто находка! – признался Жданов. – Правда, если бы не Катерина, я мог бы упустить этот шанс. Так что все лавры – ей.
– Спасибо! – Диана с очаровательной улыбкой кивнула Кате.
Та попыталась изобразить улыбку, но вышла жалкая гримаса.
– Но последнее слово все-таки было за президентом, – заметил Роман.
– Доверяй, но проверяй… – кивнул Андрей. – Я стараюсь подумать, прежде чем что-то сделать. Всего доброго.
– Молодец, Пушкарева! – весело сказал Краевич, когда гости ушли. – Хорошо сработала, не подвела.
– А поначалу показалась такой принципиальной… – раздумчиво сказала Диана. – Я думала – дело труба.
– Кстати, сколько мы ей должны? – Михаил взял калькулятор и быстро подсчитал. – Сто пять тысяч! Надо бы поскорее перечислить ей деньги. А то решит, что мы ее надули.
– А вот интересно, на что тратят деньги такие, как эта Катя? – подумала вслух Беляева. – Она даже еду в ресторане нормально заказать не может!
– Деньги всем нужны, – уверено произнес Краевич. – Даже таким, как Пушкарева…

***
– Десять процентов скидки – в нашей ситуации это просто клад! Если бы еще качество было чуть-чуть лучше, – сказал Андрей.
Для него подобная сделка была хоть маленькой, но победой. Он вовсе не желал сдаваться. Воропаев желал заполучить «Zimaletto», любой ценой, а Андрей не собирался отдавать фирму без боя. Сейчас, подписав этот контракт, он получил временную передышку. Можно было заняться текущими делами, а главное – новой коллекцией. Но оставался еще один нерешенный вопрос.
– Да плюнь ты на качество, – посоветовал Рома. – Это дело десятое. Вот если мы в смету не уложимся – тогда нам точно конец.
– Вообще-то, у меня есть одна идейка, – обрадовался Жданов и заговорил тихо, но решительно: – Подставная фирма.
– Так – так – так, подожди, – опешил Малиновский. – Мало того что мы по уши в долгах, ты решил еще и в махинации ввязаться?
– Ладно – ладно, спокойно, – притормозил его Андрей. – Пусть будет «параллельная» фирма.
– Жданов, ты меня пугаешь… – Рома совершенно непроизвольно начал озираться по сторонам. – Надеюсь, нас не посадят в одну камеру.
– Да это вообще не я придумал, – успокоил его Жданов. – Идея старая, проверенная…
– А что, за старые идеи…срок меньше дают?
– У нас все весит на волоске, – не унимался Жданов. – Я не люблю искать пути отступления, но сейчас нам без них не обойтись.
– Допустим, – наконец согласился Малиновский и тоже зашептал: – И чем нам поможет твоя параллельная, фиктивная, левая и так далее, компания?
– Не совсем фиктивная, – уточнил Андрей. – Во-первых, мы переложим на нее часть отношений с поставщиками, но самое главное – если «Zimaletto» обанкротится.…Надо смотреть правде в глаза. Так вот, если «Zimaletto» обанкротится, у нас будет собственная фирма, которая ее поглотит.
– М-да…Колобок, колобок я тебя…поглощу…Кошмар. Мне такое и в самом страшном сне не приснилось бы!
– А ты спи меньше, – сердито сказал друг. – Я вообще забыл, что такое сон! У меня сейчас все на кону: отцовское дело, семенные деньги, репутация – все! Я должен подстраховаться, понимаешь? Просто обязан!
– Хорошо, – согласился Рома. – Допустим, так и будет. Но кого ты поставишь во главе этой компании? Для пущей убедительности это должен быть человек со стороны!
– Да. И, кроме того, тот человек, которому я могу доверить все, что у меня есть, включая собственную судьбу…

Глава 23

– Приемная господина Жданова, слушаю вас, – говорила в это время Катя.
– Катерина, – услышала она хорошо знакомый голос. – Это Краевич. Я хотел еще раз поблагодарить вас, вы отлично поработали! Самое время обсудить ваше вознаграждение. Первая сумма – сто пять тысяч. Остальное вы будете получать постепенно. По моим представлениям, не меньше полумиллиона долларов к концу года. Но главный вопрос в другом: как вам будет удобнее получать деньги? Наличными или переводом? Может быть, у вас есть счет в каком-то банке?
– Я…я пока не знаю. Можно мне подумать? Да, перезвоните…через час, – она еле выговаривала слова. – Нет, лучше через два. До свидания.
Она положила трубку. Мысли путались. Ситуация казалась нереальной. Неужели все это происходит с ней? Руки дрожали. Несколько секунд ее взгляд бесцельно блуждал по потолку, стенам…Катя машинально взяла чашку кофе, но даже поднесла, ее к губам…Дверь резко отварилась. От неожиданности Пушкарева выронила чашку. Та покатилась по столу, упала на пол и разлетелась на куски.
– Что случилось? – глядя на бледное перепуганное лицо Кати, озабочено спросил Жданов.
– Н – ничего, – икнула она и, постепенно приходя в себя, добавила: – Простите, я сейчас уберу.
– Все нормально, Катерина? – с сомнением спросил Андрей.
– Да. Да, конечно, – она энергично кивнула.
– Точно? – Жданов еще раз внимательно посмотрел ей в лицо. – Мне надо уехать ненадолго. Если что, звоните на мобильный.
Она беззвучно прошептала «Хорошо» и замолчала. Андрей покачал головой и вышел. Катя опустилась на колени подобрать осколки, но не выдержала напряжения, закрыла лицо руками и тихо застонала.
Андрей, затворив дверь каморки, в некотором недоумении обернулся к Роману.
– Куда пойдем обедать? В клуб? – поинтересовался Малиновский.
– Как скажешь… – пожал плечами Жданов и озабоченно спросил: – Ты не обратил внимания – Катя сегодня странно себя ведет. Рассеянная какая-то, гарусная…
– Может, наконец-таки решилась первый раз в жизни взглянуть в зеркало? – беззаботно рассмеялся Роман. – Удивляюсь, как она после этого в ящик не сыграла!
– Не надоело тебе? – разозлился Андрей и признался: – Мне иногда кажется, что Пушкарева – единственная вменяемая личность в этой компании…
– А как же я? – начал, было, Рома, но, увидев многозначительный взгляд друга, улыбнулся. – Понял. Я вне конкуренции.
– Кстати… – заметил Жданов, – а ведь Пушкареву придется посвятить в наши планы. Насчет подставной фирмы…
– Может, не надо? – усомнился Роман. – Ее вид у меня особого доверия не вызывает.
– Зато у меня вызывает, – твердо сказал Жданов. – Говорю тебе – эта девица надежна, как старый партиец!
– Ага, и личиком точная копия! – не удержался от едкого замечания Малиновский.
– Ну ладно тебе, хватит! – строго прикрикнул Андрей. – Как будто сам не знаешь, что мы без Пушкаревой, как без рук! ... А ведь это чистая, правда.

***
– Ну, здравствуй! Я так понимаю, тебя можно поздравить? Дело сделано?
– Сделано, спасибо.
– Быстро, даже я удивлен. Пушкарева постаралась?
– Жданов сам решает такие вопросы.
– Да брось ты! Наверняка не обошлось без этой Тортиллы…
– Ну, не без ее участия, конечно.
– И сколько ты ей отстегнул за помощь?
– А ты не догадываешься? Контракт у нас на два лимона. Тариф ты знаешь, вот и считай. А дальше – больше.
– Сто тысяч? Неплохо. Уже отдал?
– Перечислю на днях…
Александр выключил диктофон. Прекрасно! Этого телефонного разговора Ветрова с Краевичем вполне достаточно для его целей. Положив диктофон в карман, Воропаев вернулся к бумагам.
– Слушайте, а как же…там же мой голос, на пленке, – услышал он, как издалека, голос Ветрова. – Но мы договаривались, что вы меня не засветите! Я и…и Михаила, получается, под удар поставил…
– Расслабься, – не поднимая головы от бумаг, посоветовал Александр Ветрову. – Мне главное – раздавить Пушкареву. Ни до тебя, ни до Краевича мне дела нет.
– Тогда, если от меня больше ничего не надо, я, пожалуй, пойду…
Александр холодно кивнул. Ярослав бессмысленно потоптался на месте и, сообразив, что ждать больше нечего, мрачный и встревоженный поплелся к выходу.
Как только за Ярославом затворилась дверь, Александр невесело усмехнулся и набрал телефонный номер…
– Компания «Zimaletto», здравствуйте! – услышал он. – Чем могу помочь?
– Это Воропаев. Соедините меня со Ждановым.
– Сожалею, но это невозможно. Андрей Павлович сейчас обедает.
– Соедините с Кирой Юрьевной.
– Кира Юрьевна тоже обедает.
– Тогда передайте Андрею Павловичу, когда он отобедает, что я заеду во второй половине дня.
Александр посмотрел на часы. Да, он как раз успеет пообедать, повидать Жданова и встретиться с заместителем министра.

***
Даже веселая компания дамочек «Женсовета», с которой она обедала, не смогла развеселить Катерину. Она, то представляла, как разбогатеет, поможет родителям и Коле, то впадала в черную меланхолию при мысли, что подведет Андрея. А тут еще и Маша предупредила, что Жданову следует ожидать приезда господина Воропаева. Что ему нужно? Никогда визит Александра не был бесцельным. Более того – всегда неприятным.
Катя перебирала бумаги на своем столе, когда услышала, что в кабинете появились Андрей и Роман. Зазвонил телефон.
– У меня хорошая новость, – сообщил ей Краевич. – Первая партия фурнитуры уже отгружена. Курьер привезет вам платежное поручение. Надеюсь, вы его подпишите. И еще один деликатный вопрос. В какой валюте вы хотели бы получить свой гонорар: доллары, евро, рубли?..
– Не знаю…надо подумать…Можно я, перезвоню?
– Конечно. Буду ждать.
Екатерина вытерла внезапно вспотевший лоб, вздохнула и выглянула в кабинет.
– Звонил Александр Юрьевич, сказал, что заедет… – сообщила она Андрею и добавила: – Еще звонили из «Ай-Ти Коллекшн». Они уже отправили первую партию товара.
– Молодцы. Оперативно, – обрадовался Андрей. – Ладно, если что – я на производстве.
Катя кивнула и поплелась к себе. Она услышала, как хлопнула дверь кабинета. Подумала еще несколько мгновений и набрала номер.
– Пап, мне совет нужен, – сказала она, когда отец поднял трубку. – Это очень важно.
– Рассказывай, – сразу откликнулся отец.
– Понимаешь, я согласилась принять участие в одной сделке. За это мне уже завтра могут заплатить…очень много…
– Сколько? – очень сухо поинтересовался Валерий.
– Сто тысяч. И я не знаю, что мне делать. Пап, ты меня слышишь? – ответом была тишина. – Папочка! Не молчи! Что с тобой? Папа!
– И это моя дочь! – услышала она грозный рык отца. Он все понял, ему ничего не надо было объяснять. – Которой я так гордился! Да как ты даже думать о таком посмела? Как у тебя рука поднялась?!
– Я только хотела… – пролепетала Катя. – Я думала, так будет лучше…Нам так деньги нужны…
– То есть, если тебе скажут: «Катя иди, ограбь кого-нибудь, потому что семье нужны деньги», – ты грабить пойдешь?
– Пап, это же разные вещи! – Она попробовала защититься.
– Нет, Катерина! Это одно и то же, – строго сказал отец. – Это преступление! И нет таких причин, которые его оправдывают! Как ты могла? Ты же Пушкарева! Пушкаревы сроду ничего чужого не взяли! А уж чтобы Пушкаревы подличали!.. Не бывать такому!
– Пап, я же только совета у тебя спросила…
– А начальник твой знает об этом? – Катя промолчала, и голос отца стал глуше: – Ты нас опозорила! Ты втоптала имя Пушкаревых в грязь! Ты понимаешь это? Да после такого тебя ни одна приличная компания на работу не возьмет. Тебе больше никто никогда не поверит!
Катя почувствовала, как кровь отливает от щек, а сердце пытается выпрыгнуть из груди. Как она могла? Она уговорила Андрея ввязаться в этот сомнительный контракт только ради того, чтобы нажиться на его доверчивости! И это после всего, что для нее сделал Жданов! Она же предала его! Она – воровка! А он так доверял ей…
– Папочка, миленький… – горько сказала она. – Я сама это знала. Мне с самого начала не нравилась эта идея, но такой соблазн…вот голова и закружилась. Теперь я знаю, что делать. Спасибо тебе. И, пожалуйста, прости за то, что я тебя расстроила.
Она решительно встала и отправилась искать Жданова.

***
Александр уже от охранника знал, что Жданов вернулся с обеда, а потому, не задерживаясь, направился в его офис. В приемной сидела Виктория. Она с любопытством посмотрела на Александра: какие новости? Он лишь кивнул в сторону кабинета Андрея.
– Вышел куда-то, – пожала плечами Вика и не удержалась от вопроса: – А с чем вы к нам пожаловали, так неожиданно?
– Да есть кое-что. Музыкальный привет господину Жданову от преданных ему людей, – неопределенно ответил он, извлек из кармана диктофон и покрутил им.
– Не поняла.…А что там? – с нескрываемым интересом поинтересовалась Виктория.
– Кое-что о твоей подруге, – все так же неопределенно ответил он.
– О Кире? – выпучила глаза Вика.
– Клочкова, – Александр посмотрел на нее с жалостью. Ну, надо же быть такой непроходимой дурой! – Я не настолько люблю твоего шефа, чтобы подставлять собственную сестру.
– А, эта! – обрадовалась Виктория, сообразив, что речь идет о Пушкаревой, и злобно прошептала: – Тамбовский волк ей подруга. А что там?
– Неважно, – отмахнулся Воропаев. – После этого у нее не будет ни друзей, ни работы. Разве что в Тамбовском зоопарке клетки убирать возьмут.
В этот момент дверь кабинета отварилась и на пороге появилась Пушкарева собственной персоной.
– Здравствуйте. Чем могу помочь? – вежливо спросила она Александра.
– Скажите, барышня, а где ваш начальник? – не менее вежливо поинтересовался Александр. – Я ему звоню – звоню.…А он, оказывается, мобильный не взял. Ему не передали, что я приеду?
– Передали, – кивнула Катя. – Андрей Павлович ждет вас. Но точное время назначено не было, и он пошел в цех. Я могу позвать его.
– Сделайте такое одолжение, – усмехнулся Воропаев.
– Конечно, – кивнула Катерина и предложила: – Вы пока присядьте в кабинете, пожалуйста, ладно?
– Да не извольте беспокоиться, – любезно расшаркался Александр. Он явно забавлялся сложившейся ситуацией. – Это ведь и моя компания. Я здесь, как-никак, у себя дома.
Катя снова кивнула и побежала искать Жданова. А Воропаев, чтобы не терять время с Викторией, направился в кабинет сестры.
Кира отложила новые эскизы, которые рассматривала до прихода брата. Попросила Амуру принести кофе и присела рядом с Александром, устроившимся на уютном диване.
– Ты меня заинтриговал своим нежданным визитом, – сказала она, чмокнув его в гладко выбритую щеку. – Уж и не знаю, что думать. Ну, рассказывай.
– Расскажу, – загадочно улыбнулся брат. – Позже. Когда дождусь твоего благоверного с его личной помощницей. Нежданчик для Жданова. Смешно.
– Может, сначала поделишься со мной? – предложила Кира. – Ты придумал, как нам увеличить производство? Или как улучшить качество, не вылезая из бюджета?
– Нет, дорогая, я принес более интересное предложение, – он интригующе помолчал и добавил. – Надеюсь, твой жених будет рад его услышать.
– Я что, персона нон грата? Не имею права быть в курсе? – обиделась Кира.
– Ты все узнаешь, – успокоил он ее. – Как только придет Андрей и его бесценная Катя.
– Ладно, Сашка. Я теперь с тобой так же…
– Не злись. Тебе не идет, – он нежно провел по золотистым волосам сестры и с грустью посмотрел на нее.
Ну почему такая умная, милая девушка сделала своим избранником Жданова? Он же и мизинца ее не стоит.
– А ты не зли меня, – Кира отстранилась от его руки.
– Сестричка, потерпи, – очень ласково попросил он. – У меня есть способ улучшить твое настроение. Но – всему свое время.
– Господи, тайны мадридского двора! – вздохнула Кира.
Она смирилась. Если уж брат решил не говорить с ней до прихода жениха, значит, не заговорит!
Нравится1Показать список оценившихОтветить
Ольга Панкратьева
Ольга Панкратьева 24 сен 2015 в 5:21
– А что, Андрей все еще доверяет этой Кате? – как бы невзначай поинтересовался Воропаев. – Он еще не передал ей всю компанию?
– Не ко мне вопрос, – раздраженно ответила Кира. – Спроси у него!
– Да нет, просто интересно. Все-таки не всем так везет, как ему. Такую помощницу себе отхватил! Может, я завидую и тоже хочу.
– Саш, – сказала проницательная сестра, – таким веселым ты бываешь, когда температура поднимается. Что с тобой?
– Со мной? Все отлично! – уверил он. – Надеюсь, твоему Андрюшке тоже будет хорошо…
– Знаешь что, Воропаев? – не на шутку разозлилась Кира. – Мне осточертели ваши разборки! Вам обоим плевать, что я между вами, как между молотом и наковальней! Хватит уже меня использовать! Ты – мой брат, он – мой жених. И я не хочу терять ни одного, ни другого!

0

14

Глава 24.

Катя, наконец, увидела Жданова. Он вместе с Романом смотрел образцы товара, доставленного от Краевича и Беляевой. Образцы оказались даже лучше, чем ожидалось. Конечно, для элитной одежды они не подходили, но новая линия одежды «Zimaletto» вполне могла использовать эту продукцию. За не слишком большие деньги. «Ай-Ти Коллекшн» предлагала вполне приемлемое качество.
Но что скажет Милко? Как ни уговаривай, его-то все равно удар хватит. Хоть ассортимент у «Ай-Ти» даже богаче, чем у прежних поставщиков. Но главное – цены. Андрей искренне радовался: дела пока складывались неплохо. Теперь он был абсолютно уверен, что принял верное решение: в нынешней ситуации продукция «Ай-Ти» была для компании палочкой – выручалочкой.
– Что-то случилось? – забеспокоился Жданов, вдруг увидев расстроенную Катерину.
– Нет. Ничего, – она пыталась сдерживать рыдания. – Просто приехал Александр Юрьевич. Хочет вас срочно видеть.
– Спасибо. Сейчас буду, – ответил он и задумчиво пробормотал: – Он просто так никогда сюда не приезжает. Что ему от меня надо?
– Как всегда жаждет твоей крови, – беспечно ответил Роман. – Припер очередную бомбу и сейчас устанавливает ее в твоем кабинете.
– Кабинет он взрывать не будет, для себя прибережет, – возразил Андрей. – Но какую-то подлянку точно заготовил. Ладно, пойдем, узнаем. Чеснока нет, на всякий случай? Говорят, он от вампиров хорошо помогает.
– Андрей Павлович, подождите, – остановила его Катя.
– Что такое?
– Простите, но мне срочно нужно с вами поговорить, – она посмотрела на него умоляющими глазами. – Пожалуйста!
– Что случилось?
– Я даже не знаю, с чего начать…
– Слушайте, может, потом, а? Вы пока подумайте, с чего начать, а я пообщаюсь с господином Воропаевым.
– Нет, прошу вас! – твердо сказала Екатерина. – Это очень важно!
– Это точно не может подождать? Ну, хорошо. У вас две минуты, – они уже зашли в приемную и, проходя мимо Вики, Жданов приказал: – Ни с кем меня не соединяй.
– А как же Александр Юрьевич? – удивилась Виктория. – Он ждет…
– Подождет! – резко сказал Андрей. Рывком отварил дверь кабинета и скомандовал: – Катя, проходите. Садитесь. Я вас слушаю.
– Андрей Павлович, я совершила нечто недопустимое, – очень тихо начала Катя, продолжая стоять возле его стола.
– Вы? – Андрей удивленно вскинул бровь. – И что же?
– Я согласилась принять комиссионные от «Ай-Ти Коллекшн» за то, что пролоббирую их продукцию и уговорю вас подписать с ними контракт, – собравшись с духом, проговорила Екатерина на одном дыхании.
– Что? – От удивления Жданов поднялся с места.
– Я поступила нечестно. Но я вам сейчас все объясню, – она уже полностью взяла себя в руки.
– Но как вы могли?.. – Он медленно выпрямился во весь рост и сверху вниз посмотрел на Катю.
В эту минуту Катя поняла, что сегодня – ее последний день работы в «Zimaletto». Это было ужасно. Но еще ужасней было бы не признаться Андрею во всем. Поэтому она пересилила страх и посмотрела ему прямо в глаза.
– В общем, если я возьму деньги, то должна буду и дальше помогать им, – сообщила она.
– Как вы могли пойти на это? За моей спиной! – негодовал Жданов, – Знаете, как это называется?
– Я знаю, Андрей Павлович, – устало вздохнула Катерина. – Я чуть не предала вас. Но, поверьте, в моих действиях не было умысла. Я не собиралась на вас давить. Ведь вы сами приняли это решение.
– Ну, хорошо допустим. Я сам выбрал «Ай-Ти Коллекнш». Меня вполне устроил их ассортимент, да и цены у них реальные, – уже спокойнее согласился он. – Но вы – то, как вы согласились взять эти деньги?
– Они пообещали мне очень большую сумму, – ответила Катя. – А в перспективе – просто огромную.
– И у вас хватило совести взять эти тридцать серебряников? – рявкнул Жданов.
– Вообще-то, там не тридцать, – поправила его Катя и спокойно произнесла: – Там больше ста тысяч долларов.
– Ого! – Андрей рухнул в кресло и несколько секунд не отрываясь, смотрел на Катю. Наконец он выдохнул: – Неплохо они ценят ваши услуги…
– Я не брала и не возьму эти деньги, – сказала Катя. – Я слишком дорожу вашим доверием, чтобы пойти на такое.
– М-да, – он продолжал смотреть на Катю, как будто видел ее впервые: – Миша и Диана думают, что они хитрее всех. Они не знают, с кем связались. Ладно.…А зачем вы мне все это рассказали? Взяли бы спокойно гонорар и продолжали бы втихаря обделывать дела. Вам что, деньги не нужны?
– Очень нужны, – жарко призналась Катерина. – Но я после этого вам в глаза смотреть не смогла бы…
– Теперь понятно, почему вас сегодня так колбасило, – припомнил он.

***
– Жданов думает, я целый день буду здесь сидеть? – зарычал Александр, в который раз посмотрев на часы. – Что он о себе возомнил?
– Он президент компании, занятой человек. Это нормально. Если у тебя нет времени, скажи, что ему передать, и я все передам, – предложила Кира.
– Нет, дорогая, я должен поговорить с ним лично! – Александр не мог пропустить такого развлечения.
– Ах, прости! Я забыла, ты мне не доверяешь! – обиженно пожала плечами сестра.
– Не выдумывай. Черт, у меня через час встреча с замминистра. Теперь придется ее переносить…
– Необязательно. Поезжай на свою встречу, а потом поговоришь с Андрюшей, – предложила Кира.
– В данный момент Андрюша для меня важнее, – признался Александр и все так же загадочно добавил: – Сама поймешь, когда узнаешь.
– Мой брат человек – загадка! – Кира действительно была заинтригованна. Если уж брат отменяет встречу в министерстве, это что-то да значит. – Ладно, пойду, узнаю, где Андрей, нет сил, смотреть на твои страдания.
Она направилась в офис Жданова. Узнав у Вики, что Андрей уже давно пришел, набросилась на подругу, почему та не сообщила об этом ей? Вика пожала плечами. Шеф сказал: «Подождет!» и зашел в кабинет вместе с каракатицей. У них там какой-то секретный разговор. Кира решительно отварила дверь кабинета.
– Что все это значит? – крикнула она, ворвавшись в комнату. – Я не понимаю, почему мой брат должен ждать, пока ты тут беседуешь с секретаршей? Это уже слишком!
– Кира, возьми себя в руки! – потребовал Андрей. – У нас важный разговор. «Ай-Ти Коллекшн» пытались купить Катю.
– Купить? Ее? – Кира в недоумении уставилась на Екатерину. – Зачем им это?
– Чтобы Катя проталкивала их интересы, – спокойно сообщил Жданов.
– Так значит, это она убедила тебя подписать с ними контракт? – констатировала Кира и брезгливо поморщилась.
– Нет, решение принимал только я. Но сам факт…
– Ее надо гнать отсюда. Сегодня же, – решила Кира.
– Нет, Кира. Я был бы последним дураком, если бы сделал это, – возразил Андрей.
– Но ее, же купили! Откровенно купили! – возмутилась она. – Да ты посмотри на нее – любой поставщик попытается купить ее услуги за три копейки.
– Ну, положим, не за три, – улыбнулся Жданов и с симпатией посмотрел на Катю. – Я не знаю, кто бы устоял перед таким предложением. Катя устояла. А могла бы взять эти сто тысяч и молчать в тряпочку.
– Сто тысяч?.. – ахнула потрясенная Кира.
– Вот видишь! Даже тебя проняло. А Катя предпочла отказаться. И все рассказала. Она заслуживает нашего уважения, Кира.
Катя и Кира одновременно ахнули и с изумлением посмотрели на Андрея. Он улыбнулся, дружески похлопал Екатерину по плечу, обнял Киру и по громкой связи распорядился пригласить Воропаева в конференц-зал.

***
– Боже! Неужели меня, наконец, удостоят этой чести? – удивился Александр, когда Виктория сообщила ему о том, что его ждут.
– Скажите, а Пушкарева точно вылетит после этой пленки? – спросила Клочкова, бросаясь вслед за ним. – Интересно, кто тогда займет место помощника?
– Надеешься – ты? – бросил на ходу Александр.
– Ну, если вы мне поможете… – протянула она. – Вы же знаете, как для меня важна карьера. Так Пушкареву точно уволят?
– Узнаешь. А вообще, не суй нос не в свое дело. Твой номер здесь – десятый. Поняла? – Они уже подошли к конференц-залу, и Александр отварил дверь: – Ваша любезность, Андрей Павлович, не имеет границ.
Спасибо, что выкроили минутку и снизошли до меня.
– Ну что вы, – в тон ему ответил Андрей. – Ничто не доставляет мне такого удовольствия, как общение с будущими родственниками…
– Вы оказали мне такую честь… – продолжал ерничать Воропаев.
– Может, хватит паясничать? – не выдержала Кира.
– Кирочка, пусть твой братик развлечется, – успокоил ее жених. – Нельзя отнимать у Сашеньки игрушки. Он так долго ждал.
– Мы сейчас все вместе развлечемся, – весело сказал Александр и достал диктофон. Он положил его на стол и пустил скользить по гладкой поверхности стола в сторону Жданова.
– Ой, будем музыку слушать? – Андрей поймал диктофон, крутанул его, остановил и отправил назад к Александру. – Как это мило с вашей стороны, взять на себя роль диджея. А в чьем исполнении?
– Сюрприз, – откликнулся Воропаев. – Но вам понравится.
– Саш, достал! – взмолилась Кира – Переходи к делу.
– Да уж, – согласился Андрей. – Я весь в предвкушении.
Александр наслаждался их нетерпением. Он медленно пощелкал кнопками и включил диктофон. Послышался знакомый голос: «Ну, здравствуй! Я так понимаю, тебя можно поздравить? Дело сделано? Быстро, даже я удивлен. Пушкарева постаралась?..»
Александр торжествующе посмотрел на Жданова. Андрей мило улыбнулся в ответ. Безмятежная улыбка Жданова несколько смутила Воропаева.
– Ну как? Хороша песня? – поинтересовался он, когда запись закончилась.
– Припев хороший, – кивнул Андрей. – Сто тысяч, двести тысяч.…А вообще, ничего особенного. Я ожидал от тебя большего размаха. Не советую вкладывать деньги в раскрутку этой композиции на MTV.
– Что ты на меня смотришь? – спросила Кира, поймав удивленный взгляд брата. – Андрей все знает. Она сама ему об этом рассказала. Она у нас кристально честная.
– Представьте, Александр Юрьевич, и такое бывает, – подтвердил Жданов.
– Рад за вас, – только и смог сказать потрясенный Александр.
– Ну а теперь, когда этот театр у микрофона закончился, может, скажешь, чего тебе надо? – жестко спросил Андрей. – Чего ты хотел этим добиться?
– Я просто хотел, чтобы ты был в курсе, – постарался сделать хорошую мину при плохой игре Воропаев. – Чтобы ты знал, кто тебя окружает.
– Чрезвычайно тронут твоей заботой, – иронично улыбнулся Жданов.
– Я забочусь об интересах компании, – Александр уже полностью контролировал себя. – Не хочу, чтобы твои девицы ее разорили.
– И поэтому спелся с «Ай-Ти»? – предположил Андрей. – Я еще разберусь с ними. Какие умные! Сначала предложили Кате денег, а потом выдали тебе эту пленочку!
– «Ай-Ти» тут ни при чем, – честно сказал Александр и признался: – Эту запись по моей просьбе сделал Ярослав.
– А я все думаю, чья же это аранжировка? – сообразил Жданов. – Мальчику так хотелось отомстить Кате за свое увольнение?
– Мы были убеждены, что она засланный казачок, – попробовал вывернуться Воропаев.
– Саша, может, ты уже заткнешься? – устало попросила Кира.
– Что ж, спасибо за информацию, – сказал ее жених. – Не буду мешать, родственникам обмениваться любезностями.
Андрей вышел из конференц-зала.
Кира сердито посмотрела на брата:
– Ну что доволен? – ядовито спросила она. – Полным идиотом себя выставил! Устроил балаган! Джеймс Бонд! Не умеешь – не берись.
– А ты бы не ухватилась за такую возможность? – поинтересовался он. – Кстати, могла бы сообщить, что она во всем созналась.
– А ты меня ввел в курс дела? – парировала Кира. – В итоге – ты в дерьме, а она вся в белом. И, между прочим, она призналась, когда ты сидел здесь и строил из себя Штирлица.
– Может, в твоих глазах она – героиня? Ты скажи. И я больше ничего не буду предпринимать, – завелся Александр. – Пусть Жданов отдаст ей нашу компанию.
– Пушкарева мне не нравится, но она поступила честно, – твердо сказала Кира. – А твой спектакль только укрепил ее позиции. Теперь Андрей будет двигать ее выше. А ты останешься в дураках.
– В дураках останемся мы оба. Мы с тобой в одной лодке, нравится тебе это или нет.
– Саша, признай, ты добился обратного результата.
– А твое бездействие приведет к тому, что Андрюша доведет «Zimaletto» до полного разорения! И мы останемся без копейки! А во главе всего будет сидеть госпожа Пушкарева! Екатерина Великая и Ужасная. Подумай об этом.
Он стремительно выскочил из конференц-зала, громко хлопнув дверью. Кира задумчиво посмотрела ему вслед: а вдруг Саша прав?

Глава 25

– Что с вами? Столбняк? – сердито спросил Жданов, войдя в кабинет и обнаружив там застывшую Катю.
– Андрей Павлович, простите меня, пожалуйста. Я чуть вам все не испортила… – начала Катя.
– Что за чушь! – отмахнулся он. – Вы поступили как порядочный человек, успокойтесь.
– Да, но ведь я была готова взять эти деньги, – призналась Катерина. – Господи, да вы гнать меня отсюда должны за такое!
– И не подумаю. Вы хорошо работаете.
– Я предатель, – не отступала она. – Я больше не имею права здесь находиться. Я должна уйти.
Жданов улыбнулся. Не для того он искал хорошего помощника, чтобы его бросили. Не у каждого человека хватит духу отказаться от таких денег, которые предлагал Краевич. Да еще и рассказать об этом. Сам он, например, не знал, как повел бы себя в таком случае. И если рядом появляется человек, которого нельзя купить, даже посулив золотые горы, этого человека обязательно нужно удержать возле себя. Благодаря этой истории он убедился в том, что Катя – необыкновенная личность. От неожиданности Катя пошатнулась. Она не верила своим ушам. Но Андрей уже перешел к текущим делам и потребовал вызвать Малиновского.
– Из «Ай-Ти Коллекшн» платежки привезли, – сообщила Катя, направляясь в свою каморку. – Вы подпишите?
– А почему – нет? – удивился Андрей. – Мы же покупаем их продукцию. Значит, обязаны заплатить! Мы же честные люди, Катя.
Она позвонила Роману и присела за стол. В ее ушах по-прежнему звучал голос Андрея: «Вы необыкновенная личность…» Она радостно улыбнулась. Какой же он великодушный!

***
– Да, не ожидал от нее, – выслушав подробности авантюры с фурнитурой, с уважением сказал Роман. – То есть я, конечно, отдавал должное ее мозгам, но то, что она еще и вся из себя такая порядочная оказалась…
– Да у нее на лбу это написано, – возразил Андрей.
– На лбу у нее написано: «Я люблю Андрея Жданова!» И если ты еще этого не заметил, грош тебе цена как руководителю, – убежденно сказал Малиновский и вздохнул: – Эх, если б при всех ее достоинствах она еще и красоткой была, я не знаю, чтоб я сделал! Женился бы! Неужели все умные и честные – такие страшненькие?
– Слушай, – прервал размечтавшегося друга Андрей, – я тебя не за этим позвал. После всего, что сегодня случилось, я кое-что понял.
– И что же ты понял? Что внутренняя красота важнее внешней? – ехидно поинтересовался Роман.
– Дурак ты, Малина. Я понял, кто возглавит нашу подставную фирму!
Роман с интересом посмотрел на Жданова, закатил глаза и через секунду посмотрел на дверь Катиной каморки: неужели это она? Андрей кивнул. Малиновский с сомнением покачал головой. Вряд ли правильная и честная Катя согласиться возглавить такое сомнительное предприятие.
– Она умная, поймет все правильно, – убежденно сказал Жданов.
– А что, если она тебя элементарно кинет? – спросил Роман. – Представляешь, под личиной овцы скрывается волк! Клац зубами железными – и нет Андрюшеньки Жданова!
– Ничего такого не случиться. И сегодня я убедился в этом окончательно. Я уверен, что она нас не подведет.
– Как у тебя это, получается? – восхитился Роман. – Из всего пользу извлекаешь. Кира, когда узнает эту новость, лишится дара речи.…А молчаливая жена – мечта любого мужчины…
– Да…Я был лучшего мнения о твоих умственных способностях, – сочувственно глядя на друга, сказал Андрей. – Дара речи должен лишиться ты. Потому что о новой фирме не должен знать никто!
– Что даже Кира? – удивился Малиновский. – Слушай, раз ты доверяешь Кате больше, чем своей невесте, может, есть смысл пересмотреть кандидатуру будущей жены?
Андрей вздохнул и махнул рукой. Ну что возьмешь с этого ловеласа? Пусть себе тешится. Есть дела и поважнее. Похоже, в фирме завелся очередной шпион или шпионка.…Ведь для того, чтобы узнать про Катю, Воропаеву нужны были уши с ногами. А у кого в компании самые длинные ноги?
– Вот она, сила привычки. Вместо того чтобы искать длинные уши, ты по привычке ищешь длинные ноги, – заметил Рома. Он взглядом указал на дверь приемной. – Думаешь, она?
– Честно? Почти уверен… – ответил Андрей. – Впрочем, у нее все развитие ушло именно в ноги. Думаю, она сама себя выдаст.
Андрей начал размышлять вслух. Почему же Воропаев так подставился? Эта запись…Голос Ярослава.…Да он же был стопроцентно уверен в успехе в успехе! Надеялся, что Катину голову отдадут ему на блюдечке с голубой каемочкой. Александр был готов на все, лишь бы переиграть Жданова.
– После того, что произошло, нам видимо придется отказаться от сделки с «Ай-Ти Коллекшн», – предположил Малиновский.
– Это почему еще? – удивился Андрей. – Ты же сам убеждал меня, что это наш единственный шанс.
– Ну да… – согласился Роман. – Но ведь я тогда не знал, какими методами они пользуются…
– Вот только не надо изображать выпускницу института благородных девиц, – посоветовал Жданов. – Что – то изменилось?
– Для нас вряд ли, – подумав, решил Малиновский. – А вот в «Ай-Ти Коллекшн» и приличный заказ получат, и на комиссионных сэкономят.
Андрей задумчиво посмотрел на Романа и, думая о чем-то своем, нажал кнопку внутренней связи:
– Виктория, позови ко мне Киру, – приказал он.

***
Катя мечтательно смотрела в потолок и думала об Андрее. Все складывалось так странно.…И она не могла понять, что с ней происходит. Никогда в жизни она не испытывала такой глубокой привязанности. Ни к кому и не чувствовала такой захлестывающей нежности. И если раньше Катя считала, что только она нуждается в нем, теперь Жданов признался, что и она нужна ему. И она испугалась. Ведь для того, чтобы по-настоящему помогать ему, нужно быть очень сильной. А есть ли они у нее, эти силы? Но отступать поздно. Она сделала свой выбор…
– Вика сказала, что ты хочешь со мной поговорить, – услышала она голос Киры в кабинете Жданова и прислушалась.
– Да, дорогая, – ответил он. – Хочу обсудить с тобой пиар-компанию новой коллекции…
– А что тут обсуждать? – сухо отозвалась Кира. – У нас есть отличный специалист, Юлиана Виноградова. Твой отец работал с ней, и она никогда нас не подводила. Или тебя что-то не устраивает?
– Я согласен с Кирой, – подал голос Роман и, чувствуя, что назревает, очередная ссора попросил: – Может, я пойду?.. Дел много…
– Да – да, иди, – отпустил его Жданов и снова заговорил с невестой. – Меня все устраивает. Ты можешь связаться с Виноградовой и назначить встречу?
– Я договорилась с ней встретиться сегодня, она скоро подъедет, – все так же сухо ответила Кира. – Если хочешь, я приведу ее сразу к тебе, и вы все обсудите. Я могу идти?
– Кир, ну ты чего дуешься? – примирительно спросил Андрей.
– Дуюсь? – жестко переспросила она. – Нет, дорогой, я вовсе не дуюсь. Просто я почему-то наивно полагала, что имею права голоса в этой фирме.
– Я не могу по каждому поводу созывать совет директоров!
– Чтобы поговорить со мной, тебе не нужен совет директоров, – Кира заговорила на повышенных тонах. – Твоя швабра из кладовки и вовсе не входит в этот совет, тем не менее, с ней ты согласовываешь каждый шаг.
– Кира, она занимается всеми финансовыми вопросами в компании, – раздраженно напомнил Жданов. – С кем мне еще решать такие вопросы?
– Учти, я была против этой сделки! – уже кричала Воропаева. – И пока есть время, советую тебе отказаться от сотрудничества с «Ай-Ти Коллекшн».
– Кира, вопрос с поставщиками уже решен, – устало сказал Андрей. – Менять что-либо не имеет смысла…
– Что и требовалось доказать…
Громко хлопнула дверь. Катя вздрогнула.
Пушкарева тихо проскользнула в кабинет Жданова и посмотрела на шефа. Он сидел насупленный и злой. Она вздохнула, но все, же выскользнула из каморки и обратилась к нему:
– Андрей Павлович. В «Ай-Ти Коллекшн» ждут моего звонка. Мне сказать, что я отказываюсь от денег? – спросила она.
– Пожалуй, я сам с ними пообщаюсь, – задумчиво глядя на Катю, сказал он. – Мы в этом увязли вместе, значит, нам вместе и выбираться. А эти деньги нам сейчас не помешают, верно? Соедините меня с Дианой.
Катя побежала в каморку, схватила трубку, вернулась в кабинет, набрала номер и протянула Жданову.
– Андрей? Добрый день, очень рада вас слышать… – выслушав слова Жданова, Диана помолчала и произнесла: – Вот как.…И что вы решили? Сделка отменяется?
– Нет, отменять ничего не будем. В том числе и договоренность о комиссионных. Вы передадите эти деньги мне. Лично в руки.
Катя облегченно вздохнула: наконец-то все позади!

***
Роман осторожно заглянул в кабинет и осмотрелся.
– Что ты ожидаешь увидеть? Заходи, все свои, – радушно пригласил Жданов.
– Разве теперь разберешь, кто здесь свой, кто чужой, – пожаловался Роман, вошел и плотно прикрыл дверь.
– Я – свой, и я только что разговаривал с чужими, – Андрей поднялся и отошел к окну.
– Итак, – улыбнулся Малиновский, подходя к нему, – краткое содержание триллера «Разговор с чужими. Часть третья».
– Ага, порадовал Диану, – он невольно покосился на дверь в приемную и заговорил тише: – Я сказал, что от комиссионных мы не откажемся. Они передадут их мне. Эти деньги станут уставным капиталом новой фирмы.
– Ты уже рассказал Кате о своих планах? – поинтересовался Роман.
– Еще не успел. Но думаю, с ней проблем не будет…
– Еще бы, – хихикнул Рома, прижал руку к сердцу и закатил глаза. – Как она может тебе отказать?
– Прекрати! – рявкнул Андрей. – Это уже не смешно…
– Думаешь? А почему она тогда, по-твоему, до сих пор здесь? Сколько ты ей платишь? Больше, чем уборщице? – спросил Роман.
– Черт! – Жданов хлопнул себя по лбу. – Я ей обещал повысить зарплату, и совсем забыл об этом. Черт! Но почему она мне не напомнила?
– Потому что по уши в тебя влюблена и готова трудиться бесплатно, лишь бы быть рядом с тобой, – ответил Малиновский.
– Прекрати молоть ерунду, – разозлился Андрей и пошел к Катиной двери. – Лучше пойди, встреть Юлиану! Она должна подъехать с минуты на минуту…
Он рванул дверь в Катину каморку. Пушкарева испуганно подняла глаза.
– Катерина, вы считаете, что «Zimaletto» на грани финансового кризиса? – грозно нависая над ней, спросил он.
– Почему вы спрашиваете? – растерялась Катя. – Конечно, дела идут не совсем гладко, но кризиса нам удалось избежать…
– Не сомневаюсь, – прервал он ее рассуждения. – Ведь вы, насколько я понимаю, уже разработали план, как избежать кризиса.
– Какой план? – непонимающе уставилась на него Катя и вскочила.
– Ваш личный, – сообщил Жданов. – Вы ежемесячно отказываетесь от части своей зарплаты в пользу «Zimaletto». Только хочу вас огорчить: эти деньги нас не спасут.
– Андрей Павлович, я не понимаю… – Она испуганно прижалась к стене.
– Катерина, ваша прямая обязанность следить за тем, чтобы я не забывал кому-то позвонить, что-то сделать, выполнить какие-то обязательства,– уже мягче сказал Андрей. – Почему вы не напомнили мне о своей зарплате? У вас склероз? Вы слишком скромная?
– Я не хотела вас отвлекать такими мелочами, – тихо принялась оправдываться Катя. – Вы все время так заняты.
– Что вы там шепчете себе под нос? – поинтересовался Андрей. – Вы делаете огромную работу в этой фирме. Почему вас устраивает грошовая зарплата? Почему вы молчали? Или вы считаете, что я бесплатно эксплуатирую своих людей?
– Андрей Павлович…
– Значит, так: мы поднимаем вашу зарплату в два с половиной раза, – решил он. – Даже с учетом вычета налогов, получится неплохая сумма.
– Спасибо, Андрей Павлович…
– Сейчас у меня назначена встреча, – не слушая ее, продолжал Жданов, – а потом вы придете ко мне и лично проконтролируете, чтобы я подписал все необходимые бумаги. Это приказ!
– Спасибо вам, Андрей Павлович…правда, спасибо… – бормотала Катя. – Вы столько для меня делаете, что…

Глава 26

– Проходите, Юлиана, сейчас я позову Андрея… – послышался из кабинета голос Романа
Андрей мгновенно забыл о Катерине. Крикнув «Я здесь!» – он стремительно вышел из бывшей кладовки, по инерции выключив свет и закрыв за собой дверь.
– Здравствуйте, Юлиана, – улыбнулся он, увидев Виноградову. – Прекрасно выглядите…
– Мне показалось, или там кто-то есть? – Не отвечая на приветствие, Юлиана с интересом глядела на дверь Катиной каморки.
– А… – Андрей обернулся, с удивлением посмотрел на дверь и объяснил: – Да.…Это кабинет моего секретаря…
– А зачем вы выключили ей свет? У нее тихий час? Или она работает в темноте? – полюбопытствовала Виноградова.
– Свет? А… – спохватился Жданов. – Это инерция. Просто раньше там была кладовка, и я, по привычке, выходя, погасил свет. Давайте я расскажу вам о нашей новой коллекции. Кира, наверно, уже сказала…
– Что? Кладовка? Вы держите секретаршу там, где должен стоять пылесос? А у вас нет живого уголка?
Не слушая его, Юлиана, стремительно подошла к двери и распахнула ее. Катя, замерев, сидела в полной темноте. Виноградова с жалостью посмотрела на нее, зашла в каморку и включила свет. Екатерина с восхищением посмотрела на стоящую перед ней женщину. Та была молода, свежа и красива.
На Юлиане был элегантный черный костюм. В одной руке она держала огромный черный зонтик, другой – прижимала к груди изящную черную сумочку. Лицо Юлианы, живое, интеллигентное, с улыбающимися чувственными губами, освещали искрящиеся серые глаза.
– Деточка, как же вы позволяете так с собой обращаться? – заботливо спросила она Катерину. – Сначала он выключит свет, потом закроет дверь на ключ и откроет зимой, когда ему понадобятся лыжи.…А вы что же, так и будете молчать?
Не давая никому вставить и слова, она с любопытством осмотрела каморку и пожала плечами. Как можно работать в таких условиях? Ведь в комнате нет ни окна, ни кондиционера…
– Это же нарушение элементарных требований организации труда, – обернулась она к Андрею. – Вы что, хотите черного пиара? Отлично! У меня уже созрело название статьи для глянцевого журнала: «Тайна кладовки модного дома». Нет! Лучше «Гламурная эмансипация женщин». Или просто – «Замурованная секретарша».
Жданов и Малиновский переглянулись.
Юлиана Виноградова была одним из самых известных в стране пиар-мейкеров, пантерой, охраняющей храм высокой моды. Одна ее статья могла навеки уничтожить или возвеличить модный дом или известного кутюрье. Ее приглашали на все показы, но она посещала лишь немногие, самые известные. Владельцы компаний и модельеры с ужасом ждали ее рецензий. Кроме того, Юлиана была хорошо известна своим острым языком. Ее едкие характеристики мгновенно распространялись по всему бомонду. Но нападки и уничтожающая критика прощались Юлиане за безошибочное чутье и абсолютный вкус.
– Юлиана, Юлиана… – улыбаясь, покачал головой Андрей. – Ваша стремительность всегда восхищала меня, поэтому мы и пригласили вас представить нашу новую коллекцию. Предлагаю прямо сейчас отправиться к Милко и ознакомиться с ней. А за Катю не переживайте. Это временное пристанище, на днях она переедет в новый кабинет, который сейчас для нее готовят.
Подразумевая, что разговор на эту тему закончен, Андрей подошел к двери в приемную, распахнул ее и сделал пригласительный жест. Юлиана прошла вперед, Жданов и Роман чинно последовали за ней.
– Новый кабинет? – пожала плечами Катя, глядя им вслед – Зачем?
***
Юлиана решительно направилась в мастерскую Милко. Андрей и Роман еле поспевали за ней.
– Я восхищаюсь вами, Юлиана, честное слово, – льстил ей Малиновский. – Вы так убедительны в своих суждениях, так умны и так прекрасно выглядите. Наверно, если есть на свете идеальные женщины, то они…
– За красивые слова спасибо, – обернулась к нему Виноградова и скептически усмехнулась, – но мы с вами прекрасно знаем, что идеальная женщина в мужском представлении не должна обладать даже признаками ума.
– А ваши мужья думали так же? – улыбаясь, полюбопытствовал Андрей.
Бодро шагая по коридору и размахивая зонтиком, Юлиана принялась излагать друзьям свой взгляд на семейную жизнь. Она считала, что женщины ждут от брака в целом и от мужчины в частности спасения от одиночества, преданности и поддержки. А мужчины к самопожертвованию не готовы.
– Когда я поняла эту элементарную мысль, все тут же встало на свои места, – заявила она. – Я завела себе пса и получила все то, чего мне недоставало. Он искренне радуется, когда я прихожу домой. Не скулит, когда я не успеваю его покормить. И ждет меня в машине, когда я беру его на встречи.
– А если надо что-то починить?– весело продолжил ее мысль Жданов.
– А что если он увидит в окно симпатичную собачонку и сбежать с ней? – предложил Роман.
– Тогда я его кастрирую, – очаровательно улыбнулась Виноградова. – И, поверьте, от этого он не перестанет меня любить…
– А как песика зовут? Не Му-Му случайно? – тоскливо спросил Рома.
Они вошли в мастерскую.
Милко восхищенно смотрел на модель, демонстрирующую очередное его творение. Конечно, эскиз был лучше, чем то, что получилось. Впрочем, на бумаге все выглядит иначе: ведь невозможно угадать на сто процентов, как это будет выглядеть на модели.
– Милко, ты слишком строг к себе, – сочувственно улыбнулась модель.
Милко обернулся, на звук отворяющейся двери сделал недовольное лицо, но увидев Юлиану, расплылся в улыбке.
– Юлиана, – просился он к ней. – Какая приятная неожиданность…
– Неожиданность? – обиделся Жданов. – Я же тебе говорил, что Юлиана будет вести пиар-компанию новой коллекции.
– Ну и что?! Вечно ты все испортишь, – отмахнулся Милко, с восхищением глядя на Виноградову. – Вы как всегда великолепный. Не женщина – богиня. Если бы все существа женского пола были такими, как вы, я бы, возможно, пересмотрел свое отношение.
– А я даже боюсь предположить, что было бы, если бы все мужчины были так галантны, как вы, Милко, – улыбнулась Юлиана.
Скептически улыбаясь, Роман предположил, что в этом случае полное вымирание населения на планете Земля было бы гарантировано. Милко бросил на него убийственный взгляд, но Юлиана уже обсуждала новое платье от Милко. Такое неожиданное решение! И так симпатично смотрится!
– Милко у нас спец по неожиданным решениям, – прокомментировал Роман.
– Не всем же быть такими тривиальными и предсказуемыми, как ты, – буркнул маэстро.
Виноградова пощупала ткань. Та была очень приятной на ощупь. Так и хотелось ощутить ее на собственном теле… Роман и Андрей тревожно переглянулись.
– Милко, расскажи Юлиане о нашей новой коллекции, – попросил Жданов, – а мы присоединимся к вам позже. Нам надо поговорить с Катей.
– Я же просил! – зажимая уши ладонями, простонал кутюрье. – Я же просил даже не произносить при мне этого имени!

***
Андрей и Роман торопились вернуться в кабинет Жданова. Юлиане понравилась ткань. Интересно, что будет, когда она узнает, что коллекция сшита из других материалов? По крайней мере, она не узнает этого сейчас. Об этом можно пока не думать. Сейчас у них – серьезный разговор с Катей.
Жданов был сосредоточен и серьезен, а Роман как обычно, ерничал. Он живо описал другу как Катя задушит того в объятиях, когда узнает, что владелицей новой формы будет она. Андрей посмотрел на него, молча, покрутил пальцем у виска и позвал Пушкареву.
– Катерина, я бы хотел, попросит вас подготовить стандартный пакет документов для регистрации новой компании, – издалека начал он.
– Какой компании? – удивленно спросила Екатерина.
– Такой небольшой, но симпатичной, – начал объяснять Роман, – а главное – очень полезной компании…
– Угомонись, Роман Дмитриевич, – остановил его Жданов и снова обратился к Кате: – Детали я вам объясню позже.
– Мне нужен хотя бы минимум информации, – сказала Екатерина. – Профиль компании, сведения о владельце…
– Не думаю, что у вас возникнут сложности с оформлением, – заметил Андрей и решительно посмотрел ей в глаза. – Владельцем этой компании будете вы.
Катя недоуменно уставилась на Жданова. Почему она? Андрей улыбнулся: она – умная девушка, и он полностью доверяет ей, поэтому и решил поставить во главе новой фирмы. Сейчас у «Zimaletto» очень сложное положение. Хочется надеяться, что новая коллекция исправит ситуацию. Но подстраховаться на случай непредвиденных обстоятельств, стоит. Поэтому они с Романом приняли решение создать новую фирму. Это будет легальная, законно оформленная компания, с законным и вполне приличным капиталом. Основной профиль – торговля. Набор стандартный…
– Оружие, наркотики, драгметаллы, ядерные боеголовки… – вставил Роман.
– Сейчас у меня кто-то дошутится, – приструнил его Жданов. – Главное, что в случае, тьфу – тьфу – тьфу, кризиса эта компания придет на помощь «Zimaletto».
– Это я понимаю, – кивнула она. – Я другого не могу понять. Почему вы доверяете это мне?
Андрей отвернулся к окну, подумал, снова посмотрел на Екатерину Пушкареву и твердо сказал, что она будет президентом новой фирмы, потому, что прекрасно знает свое дело. Ведь главное – юридически правильно все оформить и регулярно платить налоги. А о прибыли можно не волноваться.
– Вас что-то смущает? – спросил он Катю. – Не стесняйтесь, говорите. Вы боитесь брать на себя ответственность?
– Нет, дело не в этом, – покачала она головой. – Вы же знаете, что я сделаю все, о чем вы ни попросите. Я боюсь, Кире Юрьевне не понравится мое назначение. Да и ваши родители вряд ли допустят, чтобы я заняла это место.
– Нет, Катя, мою семью мы не будем оповещать о наших планах. – О существовании этой фирмы будем знать только мы. Никому нельзя доверять, тем более в свете последних событий…
– Я понимаю. Конечно…
– Ну, вот и разобрались. Можете идти готовить документы…
Катя стояла не двигаясь. Ее взгляд затуманился. Казалось, она находилась где-то очень далеко. Роман удивленно посмотрел на нее и помахал рукой перед ее лицом. Катя опомнилась, кивнула и медленно удалилась.
Малиновский, дурачась, изобразил за ее спиной купидона, поражающего Пушкареву любовной стрелой. Зазвонил телефон. Жданов схватил трубку, выслушал и, давясь от смеха, хрипло произнес:
– Пошли, клоун, нас ждут Милко и Юлиана.
***
Ольга Вячеславовна выкатила передвижной стенд с новыми моделями, и Милко начал показывать Виноградовой свои творения. Юлиана внимательно их разглядывала со всех сторон, включая изнанку, ведь качество изнаночных швов, как известно, определяет профессионализм дизайнера. Она была в восхищении.
– Милко, это просто превосходно, – сказала она, придирчиво пересмотрев все образы. – Признавайтесь, кто вас вдохновил на это чудо?
– Вы как всегда проницательны, Юлиана, – маэстро был счастлив, заполучив такую замечательную, внимательную слушательницу. – У меня действительно чудесный…
– Ну что? Как у вас дела? – прервал его излияния вошедший в мастерскую Жданов.
– Великолепно! – откликнулась Виноградова. – Я только что говорила Милко, что он просто талантище! Эта коллекция будет иметь успех…
– Это во многом зависит от вас, – польстил ей Андрей.
– Не думаю, – пожала плечами она. – Прорекламировать то, чем восхищаешься сам, это же проще простого.
– Времени у нас маловато, – пожаловался Жданов, скрывая радостное волнение. – Презентация коллекции через неделю. А хотелось бы, чтобы все прошло на высшем уровне. Знаменитости, лучшие издания, фотографы.
– Неделя – это, конечно, катастрофически мало, – согласилась Юлиана, забирая зонт. – Но думаю, мы все успеем. – Дадите эскизы?
– Конечно, для вас все уже подготовили, пойдемте, – Роман галантно распахнул перед ней дверь.
– Я вас догоню, – крикнул им вслед Жданов и повернулся к маэстро: – Милко, у меня к тебе просьба, не нанимай для примерок дорогих моделей.
– Может, прикажешь на твоей секретарше примерки производить? – капризно спросил кутюрье и пожаловался: – А мы должны экономить. На всем.
– Пожалуйста, не утрируй, – попросил Андрей. – Просто на этом можно сэкономить.
– Экономить? Экономить на мне? – разбушевался Милко. – Что ж, давайте! Давайте! Давайте соберем весь это баб совет и выпустим его на подиум…
Но дверь за Андреем уже захлопнулась…
Юлиана, бегло просмотрев эскизы, собиралась уходить. Жданов застал ее у лифта.
– Даже на бумаге это выглядит превосходно! Хотя рисунок, конечно, не может передать все очарование этой коллекции. И тем более тканей, – сказала она Жданову и поинтересовалась: – Скажите, а кто поставляет вам ткань? Мне кажется, на нее надо сделать особый упор в нашей пиар-компании.
– Нет – нет, – запротестовал Андрей. – Не надо. Мы хотели бы оставить это в секрете до поры до времени.
– Понятно. Стратегический ход, – кивнула Юлиана, подозрительно глядя на него. – Рояль в кустах.
– Ну, можно сказать и так, – нехотя согласился Андрей.
– Что ж, искренне надеюсь, что рояль в кустах не окажется котом в мешке, – Виноградова нажала кнопку вызова лифта.
– Кира позвонит вам, – заканчивая щекотливую тему, пообещал Жданов. – Я не буду вмешиваться в вашу работу, я вам полностью доверяю.
– Заметьте, я вам тоже. Хотя обычно я не связываюсь ни с роялями, ни с котами. Но.…На вас работает репутация вашего отца. Всего доброго, – она вошла в лифт и напомнила: – И я надеюсь, подготовка кабинета для вашей секретарши не затянется надолго. В журнале всегда найдется полоса для моей статьи.

0

15

Глава 27

– Меня, на самом деле, пугает влияние этой девицы на Андрея, – призналась Кира Маргарите Рудольфовне.
Они встретились около часа назад, прогулялись по бутикам и сейчас обедали в новом ресторане. Их отношения мало походили на отношения свекрови и невестки или матери и дочери. Несмотря на разницу в возрасте, их взаимная симпатия больше всего походила на дружбу. Их связывало одинаковое общественное положение, общие интересы, бизнес и…любовь к Андрею.
– Он беспрекословно следует ее советам, – озабоченно сказала Кира.
Маргарита задумалась. Может быть, Кира преувеличивает? Она хорошо знала своего сына: он всегда сто раз подумает, прежде чем принять решение. А может, советы этой девушки чего-то стоят, раз он к ним прислушивается?
– Я не понимаю, почему он ей так доверяет? – не унималась между тем Воропаева. – Его не интересует ничье мнение. Главное – что скажет Катя. Даже на время нашей поездки в Прагу Андрей решил оставить во главе компании не Георгия, а эту секретаршу!
– Секретаршу? Во главе компании? Может, ты что-то не так поняла? – удивленно посмотрела на нее Маргарита.
– В том-то и дело, что правильно. Все точно так же реагировали!
– Вы уезжаете всего на несколько дней, – успокоила ее Маргарита. – Я не вижу в этом ничего страшного. Думаю, Андрей уверен, что она справится.
– На несколько дней, – пробормотала Кира. – Я не удивлюсь, если она скоро сместит всех нас и станет президентом «Zimaletto».
Маргарита с улыбкой посмотрела на будущую невестку. Этого никогда не допустят ни она, ни Павел Олегович. Место президента может занять только член семьи Ждановых или Воропаевых. Пушкарева, конечно, может купить компанию. Но у нее, слава богу, нет таких денег. Кира покачала головой. Эта Пушкарева не так проста, как кажется. Она может найти другой способ.
Жданова развеселилась. Какой же это способ? Стать членом семьи Ждановых или Воропаевых? Но для этого ей надо выйти замуж за Сашу или Андрея. От такого нелепого предположения Кира подавилась и закашлялась.
– На, попей, – заботливо сказала Маргарита, протягивая ей стакан с водой. – Что же ты так на шутки реагируешь?
– Говорят, в каждой шутке есть доля правды.
– Расскажи, как там новая коллекция, – потребовала Маргарита, разговор о секретарше ей был не очень интересен.
– А я не в курсе, – призналась Кира. – Мой кабинет слишком далеко от кабинета резидента, где все решается. Со мной даже не удосужились посоветоваться при выборе поставщиков ткани.
– Тебя смущает выбор Андрея? – забеспокоилась Маргарита Рудольфовна.
– Это фирма «Ай-Ти Коллекшн», – сообщила Кира. – На рынке они славятся неважным качеством.
Маргарита припомнила, что Павел Олегович как-то работал с ними. Но если у них сейчас все так плохо, зачем Андрей пошел на эту сделку? Кира с тоской посмотрела на старшую подругу. Его ходячий компьютер – Пушкарева, – перемножив пару чисел, нашептала Андрею на ушко, что это выгодная сделка, есть возможность сэкономить.
Вот тут-то впервые Маргарита по-настоящему возмутилась. Экономить на качестве? Но «Zimaletto» всегда отличалась безупречной репутацией! Это такой риск! Она предложила рассказать все Павлу Олеговичу. Будет спокойней, если устроить в компании проверку.
Кира замерла. Она только сейчас поняла, что натворила. Ей всего лишь хотелось сочувствия. А проверка сейчас совсем ни к чему. Она знала, что у Андрея не все в порядке, хоть он и скрывает от нее это.
Она стала говорить осторожно, нащупывая верный тон. Тотальная проверка? Вряд ли нужны столь категоричные меры. Вот если бы Павел Олегович просто поговорил с Андреем.…Но Жданова покачала головой. Нет, он не согласится. Он боится, что Андрей воспринимает их беседы как давление. Но у него есть близкий друг, компания, которая могла бы провести аудиторскую проверку без лишнего шума…
Кира совсем растерялась. Слухи все равно пойдут, а это не поднимет престижа фирмы. К тому же Андрею не понравится, что родители знают о сложностях в компании.
– Наверное, ты права, – согласилась Маргарита Рудольфовна. – Не стоит выносить сор из избы. Тем более накануне презентации новой коллекции.
– Проблема-то ведь, на самом деле, не в Андрее, – одновременно облегченно и печально вздохнула Кира. – А в том, что он попал под влияние собственной секретарши.

***
– Колька! – обрадовалась Катя, узнав голос в трубке. – Как хорошо, что ты позвонил. У меня такие новости! Разрешите представиться, с вами говорит президент фирмы Екатерина Пушкарева…
– Что?! Только не говори, что ты президент «Zimaletto». Все равно не поверю.
– С ума сошел? Я президент новой фирмы, которую создал Андрей Павлович, – она с опаской покосилась на дверь. – Только тс – с – с – с, это секрет. Я тебе дома все расскажу…
– Ну, заинтриговала! – отозвался Николай. – И как я теперь, по-твоему, до вечера доживу? Слушай, а твой шеф только одну фирму организовал? А то я это.…Тоже могу президентом.
– Пока только одну, – улыбнулась Екатерина и значительно сообщила: – Но мы будем иметь тебя в виду. Ой! Это не все! Мне наконец-то повысили зарплату! В два с половиной раза, представляешь?! Только маме с папой пока не говори, хочу их сама обрадовать.
Она положила трубку. В кабинете Жданова скрипнула дверь, и послышался голос Урядова.
– Нам пришлось взять много людей на временную работу над коллекцией. Сами понимаете, мы ограничены в сроках. Мы не можем ни от кого отказываться.
– Да понимаю, понимаю, не тараторьте, – ответил Андрей.
Катя подошла к своей двери и посмотрела в щелку. Жданов подписывал бумаги.
– Я могу идти? – поинтересовался Георгий, когда Андрей подмахнул последний контракт.
– Да.…Нет, подождите… – Он жестом попросил кадровика задержаться и крикнул: – Катерина, принесите мне документы на вашу зарплату.
– Да, Андрей Павлович, – отозвалась Катя, схватила со своего стола уже подписанный приказ, вышла из каморки и протянула его Андрею.
– Обновите ведомость согласно новому окладу Пушкаревой, – приказал Жданов, передавая документы Георгию.
– О-го, – с любопытством просматривая документы, поразился Урядов. – Это больше, чем в два раза…
– Я разве просил прокомментировать мое решение? – сухо поинтересовался Андрей.
– Простите, – забеспокоился кадровик и попятился к выходу.
– И еще, – остановил его Жданов. – Распорядитесь, чтобы кабинет Ярослава подготовили для госпожи Пушкаревой.
– Слушаю и повинуюсь, – расшаркался Урядов и выскочил из кабинета.
– Андрей Павлович, – осторожно позвала Катя и, когда Андрей посмотрел на нее, жалобно попросила. – Мне не нужен кабинет. Это будет неудобно. И к тому же…я привыкла. Когда папа служил в Забайкальском округе…
– Вы отказываетесь, от отдельного кабинета? – не дослушав историю про Забайкальский округ, удивился Жданов. – Странно. Но мне тоже удобнее, когда вы под боком. Оставайтесь, вы нужны мне рядом.
Екатерина замерла от счастья. Она нужна ему! Она нужна ему рядом! Под ее обожающим взглядом Андрей почувствовал неловкость.
– Ну, ладно, Катя, – смущенно пробормотал он, – рабочий день закончен, собирайтесь домой.
Даже эти слова не сразу вернули девушку в реальность. Наконец Катя пришла в себя, растерянно кивнула и нетвердой походкой пошла к своей двери. Жданов озабоченно смотрел ей вслед: «Что это с ней?».

***
– Ты не проболтался? – войдя в квартиру, первым делом спросила у друга Катя. – Они еще ничего не знают?
Елена Александровна чутким ухом уловила беспокойство в голосе дочери и заволновалась. Как раз сегодня ночью ей дождь снился, мелкий такой. И ветер…
– Юго-восточный, порывистый. Температура в первой половине дня… – прокомментировал Валерий Сергеевич, но остановился и строго спросил: – Ладно, дочь, что случилось?
– Ой, случилось! – радостно улыбнулась Катя. – Я не звонила, потому что хотела рассказать вам все сама.
– Ну, так рассказывай не томи, – потребовал отец. – Мать до инфаркта доведешь…
– На себя посмотри! – перебила его Елена. – А ж коленки затряслись…
– Прекратите ругаться! Как дети, ей-богу! – в сердцах крикнула Екатерина, и загадочно помолчав несколько секунд, выпалила: – Мама, такой дождь снится к деньгам, запомни на будущее. Мне повысили зарплату! В два с половиной раза!
– Господи! – выдохнула Елена и бросилась целовать дочь. – Счастье – то, какое…
– Давно пара, – сдерживая радость, весомо сказал Валерий. – А то пропадаешь там с утра до ночи…
– Все бы тебе бурчать, – сердито посмотрела на него жена. – Поцеловал бы хоть дочь.
– Молодец, дочка! Заслужила! – Он крепко прижал Катю к груди и поцеловал. – Иди мой руки, и мы это дело отметим…
Катя отрицательно покачала головой. Она направилась в свою комнату и потащила за собой Николая.
– Ну что интриганка, – зашептал он. – Колись, что ты там теперь возглавляешь?
– Тс – с – с – с… – Катя прислушалась: родители говорили о чем-то своем в кухне. – Не кричи! Это секрет. На самом деле, я сама еще толком нечего не знаю. Просто Андрей Павлович решил создать фирму, вложить в нее приличные деньги и назначить меня управляющей, потому, что он мне доверяет как никому другому, и…
– Приличные деньги? Это сколько? – нетерпеливо спросил Коля, и глаза его заблестели.
Катя улыбнулась. Уставной капитал больше ста тысяч долларов! И получилось, что ими будет распоряжаться именно она. Ну, раз она управляющая.
Николай озадачено взъерошил волосы. Он представил, что может сделать с такими деньгами настоящий финансовый гений.
– Биржа! О, биржа! Мы сыграем на бирже! – Он с азартом забарабанил по компьютерному столу. – Прокрутим деньги на фондовом рынке и получим вдвое…втрое больше!
– Зорькин, – схватила его за руку Катя. – Прекрати барабанить. Если у нас хорошо пойдут дела, мы откроем свой офис и назначим тебе зарплату.
Николай схватил старый журнал, молниеносно отыскал фотографию Клочковой и, с умилением глядя на нее, начал мечтать, как поедет на Барбадос. И возьмет с собой Вику. Разумеется, если она очень попросит. Он, конечно, не сможет ей отказать…
– Тебе не на что Вику на Барбадос везти, – охладила его пыл Катя. – Мы даже не начали работать.
Николай с сожалением вздохнул. А визитки хотя бы напечатать можно? Он тут же представил свою будущую визитку. «Николай Зорькин – коммерческий директор». Коля расправил плечи и приосанился.
– Зачем тебе визитки, Коленька? – поинтересовалась Екатерина.
– Как? – удивился он. – А вдруг кто-нибудь спросит, как меня зовут?
– Действительно, – усмехнулась Катя. – Кто-то спросит, а ты забыл. А так удобно: достал визитку, прочитал, ответил.
– Причем тут?.. – От обиды Коля шмыгнул носом. – Мы же теперь – солидные люди!

Глава 28

Ранним солнечным утром Андрей Павлович Жданов стоял у входа в Модный Дом и недовольно наблюдал за тем, как рабочие укрепляют растяжку с рекламой новой коллекции «Zimaletto». Они явно вешали ее криво. Слепые они, что ли? Постояв несколько минут в бездействии, он не выдержал и начал руководить производственным процессом.
– Выше надо, первый край выше! – заорал он. – Эй, да ты слышишь, что я говорю! Мне самому, что ли, все делать?
Рассвирепев не на шутку, Жданов принялся трясти стремянку с рабочим.
– А ну слезай, бездельник! – надрывался он. – Глазомер поправлять будем!
Из дверей выскочил встревоженный охранник.
– Андрей Павлович! – взмолился он. – Не надо! Он все понял. Он исправится.
– Этот? Исправится? Ты посмотри на него! У него лицо рецидивиста.
Андрей снова затряс лестницу, и несчастный рабочий потерял равновесие. Он судорожно уцепился за вывеску, чтобы не упасть с пятиметровой высоты, и заорал.
Охранник жалобно завыл:
– Андрей Павлович, не надо!
Жданов пришел в себя, отошел от лестницы, несколько раз сделал глубокий вдох.
– Все нормально, Сергей, я не нервничаю, – сказал он. Пройдя в здание, обернулся и неожиданно заорал: – Я спокоен, понял?!
Охранник с жалостью посмотрел на шефа, вытер пот со лба и…рухнул под тяжестью упавшего на него работяги, все же не удержавшего равновесия.
Андрей вошел в холл. Не глядя по сторонам и ни с кем, не здороваясь, он направился к лифту. «Добрый день, Андрей Павлович!» – крикнула ему в след Мария. Ах, лучше бы она не делала этого! Жданов сделал еще несколько шагов, затем круто развернулся и подошел к ее стойке. Несколько секунд он смотрел на девушку и, наконец, процедил.
– Не только добрый, Маша. Сегодня важный день. А знаете почему?
– Потому что… – Маша замялась, но быстро сообразила, в чем дело: – Вечером у нас презентация новой коллекции?
– Правильно… – прошипел Жданов. – А где – у нас?
– В «Zimaletto»…В компании…в офисе? – растерялась Мария.
– Вот именно! В офисе! – заорал на нее шеф. – Почему же вы вырядились как на пляж? У нас здесь что, стриптиз – бар? Вы, между прочим, на работе! Посетители будут смотреть на ваш бюст, а не прайс-лист! Прекратить безобразие!
У Марии от обиды задрожали губы, а ее бездонные глаза наполнились слезами…
– Андрей Павлович, а мой костюм соответствует текущему моменту? – вынырнул перед стойкой верный Федор, принимая удар на себя. – Ну как вам, а? Нравится?
Вертясь и притаптывая, Коротков незаметно оттеснил господина президента к лифту, нажал кнопку вызова и крутился перед Ждановым до тех пор, пока тот не ввалился в лифт. Маша перевела дух и с благодарностью посмотрела на Федю.

***
Вика с увлечением красила ногти. Увидев мрачного, как грозовая туча, Андрея, она выронила кисточку, изобразила видимость деятельности, перекладывая на столе бумаги. Даже не взглянув в ее сторону, Жданов поинтересовался:
– Катерина на месте?
– Она еще не появлялась, Андрей Павлович, – злорадно улыбаясь, сообщила Виктория и заметила: – А я уже на месте и готова вам помочь.
Андрей досадливо поморщился, хотел что-то сказать, но в приемную влетел Урядов.
– Доброе утро, – сладко улыбнулся менеджер по персоналу.
– Доброе, черт побери… – прорычал Жданов. – Так, Георгий. Что у нас с персоналом? Разберись – кто нам нужен, а кто нет. Мы не можем платить лишним людям.
– В таком случае, – предложил кадровик, – в первую очередь я советую уволить сантехника Синицына и Пушкареву.
– Еще одна такая шутка и ты сдашь все дела сантехнику Синицыну! – рявкнул Андрей.
– Хотите кофе, Андрей Павлович? – ласково предложила Клочкова. – Чаю? Чего-нибудь сладенького?
– Сиди, Вика, – развернулся к ней Андрей: – И молчи. А лучше – даже не дыши. Черт, где же эта Катя?!
Он вошел в кабинет, шарахнув дверью. Вика с печалью посмотрела на испорченный маникюр и потянулась за косметичкой.
– Где Малиновский? – заорал Жданов, снова вылетая из кабинета. – Вика! Где он?
– Не знаю… – растерялась Виктория.
– Как это: «Не знаю»?!
– Что за шум? Андрей! – Кира, привлеченная истошными воплями, пришла узнать, что происходит. Она ласково, как тяжелобольного ребенка, взяла жениха за руку и участливо спросила: – Ну что случилось? Я думала – пожар.
– Я просто немного не в себе, – сразу же успокоившись, признался Андрей. – Сама понимаешь, такой важный день для нас…
– Конечно, мы все нервничаем.
– Я собираюсь проверить, как там дела у Милко, – сказал Жданов, направляясь к выходу. – Вика, если появятся Катя или Роман, скажите, чтобы они шли туда.
– Интересно, интересно, – задумчиво глядя ему вслед, тихо произнесла Кира. – Я удивляюсь, как это Катечка не пришла вовремя в такой важный для Андрея день. Что-то здесь не то…

***
А Катя и Николай чинно спускались с крыльца регистрационной палаты. В руках Зорькина находилась солидная папка, в которой лежал всего один листок бумаги. Это было свидетельство о регистрации новой фирмы, которая называлась «Ника-мода». Катерина была против этого названия: ей казалось, оно звучало как фамилия японского самурая. Но Николай объяснил, что в переводе с японского это означает: «Николай + Катя». Партнеры довольно улыбнулись друг другу. Начало положено!
– Я думал, этот момент будет более торжественным, – признался Коля. – А так – поставили печать и все…Обидно!
– А ты думал, фирмы регистрируют под Мендельсона? – весело засмеялась Катя.
– Нет, конечно, но от бокала шампанского я бы не отказался.
– Отмечать будем потом, – остановила его Екатерина. – Нам еще нужно заверить наши подписи и открыть счет в банке.
– А на работу тебе сегодня не надо?
– Надо, еще как! – ответила Катя. – Андрей Павлович в курсе, что я задержусь. Но сегодня показ новой коллекции, и он, наверняка, волнуется. Не хочу бросать его в трудную минуту. Поэтому и тороплюсь.
И они побежали в «Ллойд-Моррис».
Екатерина уже предупредила бывшего начальника, что будет открывать счет у него в банке, поэтому их ждали. Менеджер проводил посетителей в приемную и сообщил, что их примет лично господин директор.
– Так значит, это тот самый банк, где ты работала, – с уважением оглядываясь по сторонам, констатировал Николай.
– Да. И пускай у меня здесь не сложилось, я все равно…испытываю благодарность к этому месту, – ответила Катерина. Увидев выходящего из кабинета солидного мужчину, обрадовано вскочила. – Ой, смотри! Мой бывший начальник.
Этот великий банкир был полной противоположностью господину Шнейдерову – огромного роста, громкоголосый, с широченными плечами и круглым добродушным лицом.
– Здравствуй, Катенька. Сколько лет! – улыбнулся ей бывший шеф.
– Здравствуйте, Вячеслав Семенович, – кивнула Катя.
Банкир присел рядом с ней на диван и протянул стопку готовых документов.
– Решила начать собственное дело? Молодец, девочка. Я всегда знал, что из тебя будет толк. Вот, я лично заполнил все документы.
– Спасибо, – покраснела польщенная Екатерина.
– Не за что, Катюша. Просто я желаю тебе всяческих успехов, – одобрительно сказал он: – Если понадобится совет или консультация, милости просим. Здесь тебе всегда будут рады.
С этими словами он встал, пожал руку Катерине и Зорькину и ушел. Николай с неподдельным уважением посмотрел на подругу: «Кру-уто!»
Они двинулись к выходу, и Николай заметил:
– Слушай, а я, оказывается, многого про тебя не знаю. Еще чуть – чуть, и он бы тебе руку поцеловал!
– Ты про Вячеслава Семеновича? – улыбнулась Катерина. – Ну, он просто милый и галантный человек.
Уже у двери Зорькин ехидно поинтересовался: а в этого начальника Катя тоже была влюблена? Катя остановилась. Что значит «тоже»? Она сделала вид, что не понимает. К счастью, мимо прошла девушка с роскошной фигурой и лицом ангела. Николай зачарованно проводил ее взглядом. Та обернулась, мило улыбнулась и помахала им ручкой.
– Привет, Ирочка, – помахала ей в ответ Катя.
– Кто эта нимфа?
– Это та, кем меня здесь заменили, – спокойно ответила Катерина.
– А.…Ну тогда понятно, – кивнул Коля и жизнерадостно сообщил: – Эх, скоро и у меня будет такая секретарша! А потом я женюсь на Вике.
– Дорогой мой, твоей зарплаты Вике даже на мороженное не хватит.
Зорькин обиделся и засопел носом. Да он завалит ее мороженым! Она будет как Снежная Королева. А потом он ее отогреет, а потом…
– Не надо подробностей, – попросила Катя.
– Кать, я все буду делать, как ты скажешь, – пообещал Николай. – Только давай поскорее напечатаем визитки, где будет написано, что я финансовый директор. Ну, пожалуйста…
– Ну, хорошо, напечатай, ради бога, – согласилась Катерина и предупредила: – Только не десять тысяч экземпляров.
– Нет, ну что ты?! Зачем так много?! Тысячи будет вполне достаточно, – заверил ее Коля. – Шучу. Сделаю для начала штук двести.

***
Распрощавшись со счастливым Николаем, Катя поспешила в «Zimaletto». По дороге она натолкнулась на «Женсовет». Оказывается, подруги специально дожидались ее, чтобы предупредить, что у шефа жуткое настроение. Ему сегодня, чтобы собак спустить, и повода не нужно.
Катя кивнула и успокоила их: Андрей в курсе, что она задержится.
Она смело вошла в приемную.
– Ах, вот и Катенька! – язвительно улыбнулась Виктория. – Молодец, ты всех поразила своей пунктуальностью. Он уже о тебе спрашивал, между прочим.
Катя прошла к двери кабинета Жданова, не обращая внимания на выпад Клочковой. Отворила дверь и спокойно вошла…
– Сделайте милость, объясните, где вы были все утро? – хмуря брови, зарычал на нее Жданов.
– Андрей Павлович…
– Почему я должен выполнять ваши обязанности? – Голос шефа зазвучал громче.
Не обращая внимания на Катины попытки объяснить опоздание, он начал читать ей нотацию. Ему тоже хочется поспать подольше! Но он каждый день, как школьник, встает в восемь утра! А она считает для себя возможным опаздывать! Почему?
– Я тоже выполняю свои обязанности, и еще ни разу не опаздывала, – вставила, наконец, свое слово Катя.
– Катя, вы меня просто убиваете, – Андрей закрыл лицо руками и застонал: – Вы вообще помните, какой сегодня день? Что должно произойти?
– Да, прекрасно помню, – кивнула Катерина. – Сегодня у нас презентация.
– Так почему?!! – заорал он. – Почему вы срываете мне планы? Это же саботаж чистой воды, Катя!
– Я зарегистрировала фирму и открыла счет в банке, – прерывая его истошные вопли, спокойно сообщила Катя. – Все как мы договаривались! Вы сами мне велели, Андрей Павлович.
Она закончила свою оправдательную речь и испугалась собственной смелости.
Но ее слова произвели нужное впечатление. Они подействовали на Жданова как холодный душ. Он несколько секунд смотрел на нее с удивлением и глубоко вздохнул.
– Черт… – Он хлопнул себя по лбу. – И, правда! У меня в голове все смешалось, столько работы, а вас нет. Я действительно вас просил.…Извините, Катя.
– Андрей Павлович, я бы хотела уточнить, – после неловкой паузы спросила Катерина. – У нас на депозите новой фирмы довольно крупная сумма. Что мне делать с этими деньгами? Их можно пускать в дело?
– Делайте что хотите, ладно? Только сначала…принесите мне таблетку от головной боли.

Глава 29

– Не волнуйтесь, – через полчаса говорил в холле Кате успокоившийся Жданов. – Я улетаю ненадолго. Если будут звонить из налоговой, дайте им мой сотовый. Так, кажется, это все.
Из двери отдела кадров высунулась голова Урядова. Он поинтересовался, когда приступать к управлению компанией. Ведь все руководство отбудет, в Прагу…Ему хотелось уточнить свои полномочия и услышать особые распоряжения Жданова на время отсутствия.
– Я уже отдал все распоряжения, – успокоил его Андрей. – Во время нашего отсутствия замещать меня будет Катерина Валерьевна. К ней и обращайтесь по всем вопросам, если таковые возникнут.
Эта новость оказалась для Георгия совершенно неожиданной. Он вяло кивнул и исчез в своем кабинете.
Андрей оглядел холл, впервые за этот сумасшедший день улыбнулся и отправился в мастерскую Милко. Катерина на минуту задержалась.
Стоило ему скрыться за углом, как дамочки «Zimaletto» бросились к Кате с поздравлениями. Послышались радостные приветствия, крики «Ура! Катя – наш президент!». Особенно выделяется голос Амуры: «Первым делом к чертям распустить Госдуму!».
Между тем Жданов совещался с Романом. Нужно было срочно решить, что сегодня вечером будет показано. То, что сшито из тканей Милко, или то, что пойдет в продажу. Наконец Андрей принял решение никого не обманывать. Модели наденут то, что потом отправят в магазины. Роман усомнился: а Милко? Как уговорить маэстро на этот шаг?
– А я не буду его уговаривать, – сообщил Жданов другу. – Просто подменю коллекцию перед самым показом, и никто ничего не заметит.
– Ты уверен или надеешься? – уточнил Роман. – Если никто не заметит, я готов съесть наш прайс-лист…
– Ольга Вячеславовна! – позвал Жданов. Он уже начал действовать: – Я вас прошу, нужно немедленно упаковать для меня всю коллекцию. Мы хотим до показа сравнить образцы Милко с теми, что пойдут в продажу.
– Хорошо, – кивнула Ольга, но предупредила: – Коллекция должна быть здесь не позже семи. Иначе…сами знаете, что случится. Будет хуже, чем гражданская война.
– Ольга Вячеславовна, я клятвенно обещаю, что все вернем, – твердо сказал Андрей.
– Прошу любить и жаловать! Наш гений пиара – Юлиана! – послышался за их спинами голос Милко.
В мастерскую входил великий кутюрье в обнимку с примадонной пиара.
– И наша звезда – Юлия Савичева, – добавила Виноградова, пропуская вперед известную певицу.
Андрей оживился, обнял Юлиану, галантно поцеловал руку Савичевой.
– Спасибо, для нас честь, – сообщил он.
– Я ваш фанат, – тут же подлетел к Юлии Роман. – Ваши песни полны скрытого эротизма!
– Роман, у тебя еще будет время это обсудить, – остановил Жданов пылкого вице-президента.
– А мне понадобится Милко, – добавила Юлиана. – Я написала статью для журнала «Модные люди» и хочу ему показать.
Она извлекла из сумочки журнал и протянула его Милко, тот быстро пролистал, нашел нужную статью.
– Замечательная статья, дорогуша, – довольно заметил он. – Ты умница. Здесь все описано очень правдиво. Вот, например: «Фантазия Милко подобна вулкану, его калейдоскопические образы…его удивительный талант…» Знаешь, про вулкан – это ты точно подметила. Я и сам не смог бы сказать лучше. Вот только почему здесь ничего не сказано про «изысканный покрой» и «феерические ткани» великого Милко?
Андрей быстро выхватил у Милко журнал и заговорил о том, что обсуждать, статью нет времени.
– Ты не понимаешь, насколько это тонкий процесс, – мое творчество, – обиженно сказал маэстро.
– Понимаю, понимаю, – успокоил его Андрей. – Но у Юлии тоже творческий процесс, и в семь часов у нас все должно быть готово.

***
Даже по столичным стандартам приготовления к показу велись с большим размахом. Сегодня на этом мероприятии ожидалось не менее двухсот официальных гостей, и это – не считая прессы и телевидения. Официанты разносили шампанское, виски, пиво и лимонад. На столах расставляли блюда с десертом, пирожные, фрукты, мороженное.
А в мастерской приготовления к показу шли своим чередом. Девушки готовились к выходу на подиум. В этом им усиленно помогала Ольга Вячеславовна. Она быстро переходила от одной модели к другой, давала советы, поторапливала опоздавших.
– А почему еще никто не одет? – возмутился Милко. – Времени совсем нет. Я хочу увидеть, как они будут выглядеть.
– Мы пока не можем их переодевать, одежду еще не вернули, – ответила Ольга и удивилась: – А ты что, не в курсе? Андрей Павлович забрал всю коллекцию. Он хотел сравнить ее с образцами с производства и вернуть…
От возмущения у Милко не нашлось слов. Маэстро в бешенстве зарычал, затопал ногами и пулей бросился к выходу.
Он застал всю компанию в демонстрационном зале. На сцене еще продолжали возиться техники и звукорежиссеры. Жданов нервничал: до показа оставались считанные минуты, а еще ничего не было готово.
– Все, мое терпение лопнуло! Что он о себе думает, этот Милко! Где он? Я ему сейчас все выскажу, – шипел он.
– Андрюша, постой… – тихим голосом успокаивала его Кира. – Он же все-таки творческий человек, на это надо делать скидку. К нему нельзя подходить с обычными мерками. Милко столько сделал для «Zimaletto»…
– Ах, все такие творческие и нежные, что плюют друг на друга – разъярился Андрей. – Один я видимо творческий баран!
– Это произвол! Саботаж! Что ты себе позволяешь! – возник перед Ждановым Милко. Он орал тонким срывающимся голосом: – Ты забрал мои образцы! Где они? В чем модели пойдут на сцену? В семейных трусах? Я этого так не оставлю! Кто тебе дал право принимать такие решения?
– Я здесь президент, если ты не помнишь! – заорал в ответ Андрей. – И у меня все права, что хочу, то и делаю! И ни перед кем не отчитываюсь!
– Ребята, вы что, с ума сошли? – Побледневшая Кира решительно встала между мужчинами. – Вас же люди услышат. Что они подумают? Успокойтесь немедленно оба.
– Мерзкий тиран! Самодур! – продолжал вопить Милко, не обращая внимания на Киру.
– Брысь! Прибью! Гений чертов! – ревел Жданов, подвигая невесту.
Милко хватал ртом воздух, не в силах ничего сказать. Потрясая сжатыми кулаками, он постоял еще несколько секунд, потом схватился за голову и побежал к себе в мастерскую. Андрей, вне меньшей ярости и с не меньшей скоростью, бросился в свой кабинет.

***
– Здравствуйте… – подняла трубку Катерина. – С кем имею честь?..
– Екатерина Валерьевна, как не стыдно! – узнала она голос Николая. – Вас же беспокоит финансовый директор компании «Ника-мода»!
– Коля! – облегченно вздохнула Пушкарева и рассеялась. – Разве можно так пугать? Тебе что, заняться нечем?
– Вот именно что не чем, – пожаловался друг. – Я тебя жду. У меня все готово к началу работы!
– Гениально! Слушай, а у меня для тебя отличная новость.…Сейчас расскажу, – она присела в кресло. – Я успела поговорить сегодня с Андреем. И знаешь, что он сказал? Мы можем распоряжаться деньгами и фирмой по собственному усмотрению! Эй, финансовый директор! Что там у тебя? Курс доллара упал?
– Ура – а – а! – после некоторой заминки заорал Коля. – Да здравствует Барбадос! Твой шеф – классный парень!
– Спасибо. Я это заметила, – она счастливо улыбнулась.
– Послушай, а ты про меня ему сказала? – поинтересовался Зорькин.
– Не успела, – призналась Катя. – Потом скажу.
– Эх ты. Предательница, – обиделся Коля. – Вдруг он возьмет своего финансиста?
– Не переживай, – успокоила Катерина. – Ему не до тебя. Сегодня показ новой коллекции. Пойми, через пару часов решится судьба «Zimaletto». Даже я всю ночь не спала из-за этого показа. А уж на Андрея Павловича и смотреть страшно! Знаешь, как он переживает?
– Катя, ты все перепутала, – хихикнул друг и объяснил: – Это он не спал всю ночь, а на тебя смотреть страшно. Он что, первый год в модельном бизнесе?
– Ты не представляешь, какой это риск! – ответила она. – Помнишь бизнес – план, который мы с тобой составили? В результате – вся женская линия из дешевых тканей. Надежда только на дизайн!
– Ой, ой.…Какие мы стали профессионально подкованные.
– А что мне остается? – вздохнула Катя и сообщила: – между прочим, с завтрашнего дня я – самый главный человек в «Zimaletto».
– Ты подсидела Жданова? – съязвил Николай. – Не ожидал.
– Вот балбес! Андрей Павлович уезжает на две недели, а меня оставляет.…В общем, я буду за все отвечать.
– Завидую! – искренне признался Зорькин. – Эх, мне бы на твое место…
– Тебе на своем плохо? – удивилась Катя. – Займись нашей фирмой, лентяй.
– А как насчет аванса?
– Нахал. Ты еще ни одного дня не отработал!
– А кушать уже хочется.
– Уж борща мама тебе всегда нальет, – заметила Катя.
– Может, она мне денег в долг даст? – с надеждой спросил Николай. – До завтра. Снимем со счета – отдадим. У меня сегодня свидание!
– Опять с фотографией Вики? – спросила Катя. – Какая нормальная девушка позарится на такого олуха?
– Скажи лучше – завидуешь! Или ревнуешь! Угадал?
– Не дождешься!
– А она хорошенькая! Меня обожает! Влюблена по уши, – засмеялся Зорькин.
– Ладно, я поговорю с мамой, – согласилась Катя. – Только замолчи. Сил нет слушать твое вранье!

***
– Где они? Где мои образцы – метался по мастерской Милко. – Где мои детки, рожденные в творческих муках? Сколько можно ждать?! Олечка, где мои успокоительные капли?
Двери распахнулись, и двое дюжих мужиков внесли коробки с образцами. С радостным криком маэстро бросился к своим сокровищам. Не слушая объяснения рабочих, что коробки только что привезли, и не их вина, что вышла заминка, Милко стал подгонять девушек:
– Девочки, одевайтесь! Быстро, быстро! Вы произведете фурор, в моделях Милко нельзя не произвести фурор!
Да, он был прав: эта коллекция была шикарна. Мягкие и женственные плавные линии, великолепная цветовая гамма, игривые детали, струящиеся платья со складками, юбки, состоящие из многочисленных воланов, романтические блузки с пышными рукавами…
Девушки оживленно защебетали и собрались возле Ольги Вячеславовны, деловито распаковывающей ящики. Она вынула одно платье, другое, замерла, задумалась, удивленно ощупала ткань. Что за ерунда? Это не те модели! Она осторожно посмотрела на Милко. Маэстро был счастлив. Он, пританцовывая, прохаживался по комнате и весело напевал что-то себе под нос.
Ольга подождала, пока маэстро подойдет ближе, и молча, протянула ему платье, Милко взял его в руки и несколько мгновений с недоумением оглядывал. Затем бросился к коробке, принялся лихорадочно рыться в ней, бросил, повернулся к другой, сунул туда руку и отчаянно закричал. Олухи! Уроды! Они притащили не те образцы!
– Так что? Одеваться или нет? – спросила одна из моделей.
– Во что? В это? Ты в этом выйдешь на подиум? Тебя закидают тухлыми помидорами! – Кутюрье раскидал по комнате платья. Модели в ужасе отпрянули. – Позор! Стыд! Бесчестье! Уберите это с моих глаз! Иначе я за себя не ручаюсь!
– Ладно, ладно, не гоношись! Где наша не пропадала! Сейчас разберемся, – прикрикнула на него многоопытная Ольга и взялась за телефон.
– Я сделал отличные качественные модели! Из хорошей ткани! – в отчаянии продолжал вопить Милко. – Где они? Я требую их вернуть! Иначе никакого показа не будет! Это последнее слово Милко!
– Что за самоуправство? Кто приказал? Когда? Вы ни на один вопрос ответить не можете. Так, позовите начальство. Как нет? – говорила между тем в трубку Ольга Вячеславовна. – Девушка, у нас в зале собрался весь столичный бомонд. И что? Вы хотите сорвать показ? В таком случае пусть ответственность ляжет на ваши плечи!
Она в сердцах просила трубку, с горечью посмотрела на Милко и развела руками. Все модели Милко Вукановича закрыли на складе. Кто-то распорядился…
– На складе? Моя коллекция под арестом? В тюрьме? Я сейчас разрушу эту Бастилию! У – у – у! Предатели. Дешевые подхалимы. Всех ненавижу! – снова завопил, угомонившийся было маэстро. В отчаянии он топтал раскиданные по полу платья. – Выкиньте это! Сожгите! Утопите! Растворите в кислоте! Чтобы мои глаза это не видели! Гадость! Уродство! Позор!

Глава 30

Милко ушел, а Ольга Вячеславовна, вздохнув, принялась упаковывать платья. В мастерскую заглянули Кира и Вика.
– Как приятно, когда вокруг бурлит красивая жизнь! – сказала Виктория, вынимая из коробки платье и с восхищением разглядывая его.
– Кто просил лезть? – рыкнула на нее Ольга и отобрала платье. – Только упаковала.
– Надевать – то их будут без упаковок, – обиженно сказала Клочкова.
– Их вообще надевать не будут, – отрезала Ольга Вячеславовна и снова принялась за работу.
– Ольга Вячеславовна, хватит шутить, – попросила Кира. – Пора начинать показ.
Ольга покачала головой. Показ срывается. Милко в истерике. С фабрики привезли совсем другие модели. Вся коллекция пошита из другой ткани. Теперь образцы исчезли, и появилось это.…Такой сюрприз перед самым показом! Возможно, это, какое – то недоразумение. Маэстро пошел разбираться. Брать Бастилию, то есть склад, приступом. Сказал, не будет его моделей – не будет и показа.
Кира опустила плечи и в изнеможении прислонилась к стене.
– Ну, где же Милко? – спросила она через несколько томительных минут. – Ольга Вячеславовна, сделайте хоть что-нибудь.
– Что я – волшебница, что ли? – сердито отозвалась Ольга. – Показ новой коллекции, называется. Ни коллекции, ни автора!
– Пусть наденут что есть, и на подиум, – предложила практичная Вика.
– Ага, а еще можно нагишом! – подхватила Ольга Вячеславовна. – Эффекту больше будет! Будет этот.…Как его…Слово еще такое дарацкое…Постмодернизм!
В мастерскую ворвался разъяренный Милко и сразу накинулся на своих «рыбок»:
– Что вы ходите туда – сюда? Нечего здесь маячить!
– Наконец – то, Милко. Мы уже в панике, – обрадовалась Кира.
Девушки, решив, что пора одеваться, потянулись к платьям. Маэстро в ярости пнул одну из коробок и отдал распоряжение расходиться по домам. Показа не будет!
– Что за истерика, Милко? Что случилось? – потребовала объяснений Кира.
– Милко? – начал орать маэстро. – Милко здесь больше нет. Он умер, ушел, уволился.
– Да объясни ты толком! – не выдержав, прикрикнула Кира. – Где твои модели? Ты что-нибудь разузнал?
– Я узнал только одно, – он жалобно посмотрел на нее. – Андрей Жданов теперь наш господь бог, который единолично все решает. Поздравляю всех с этой новостью! Аллилуйя!
Маэстро театрально упал в ближайшее кресло, принял позу скорбящего и начал скорбеть о тяжелой судьбе художника. Вся привезенная коллекция – дешевка. Ткани – дрянь. Весь труд – дни и ночи напролет – насмарку. Теперь все будут говорить, что Милко Вуканович – грошовый придворный шут.
– Раз тебе терять нечего, может, выпустишь девчонок в этом? Авось пронесет, – предложила Ольга Вячеславовна…
– Нет, – покачал он головой. – Милко – это знак качества. Для меня самое дорогое – это репутация. Лучше я уйду. Или тихо умру.
– Подожди, Милко, – остановила его Кира. – Ты нам еще пригодишься. Где твои образцы?
– Закрыты на складе, – пожаловался он. – По приказу Жданова.
– Вика, – обернулась к подруге Кира, – скажи своему шефу, чтобы срочно пришел сюда. Если, конечно, он не хочет вылететь в трубу с новой коллекцией. Ольга Вячеславовна включите музыку.
– Правильно: умирать, так с музыкой, – кивнула Ольга.
– Стоп, умирать никто не будет, – спокойно сказала Воропаева и объяснила: – Это чтобы в зале не услышали скандала! Я за себя не ручаюсь!

***
В демонстрационный зал стекались приглашенные гости. Уже собрались и партнеры, и поставщики, и журналисты.
– Благодарю вас, господа, – приветствовал гостей Жданов. – Очень приятно видеть вас в «Zimaletto». Через несколько минут начнется показ новой коллекции. Наберитесь терпения.
– Андрей, скажи несколько слов для женского журнала, – сказала Юлиана, подводя к Жданову миловидную журналистку.
– С радостью, – лучезарно улыбнулся он. – Для женского журнала я готов говорить часами!
– Андрей Павлович, – девушка включила диктофон, – расскажите, пожалуйста, об особенностях вашей новой коллекции!
– Уверен, у нас будут как поклонники, так и противники, – решительно начал он. – Тем не менее, скажу без ложной скромности, коллекция необычна и оригинальна. Впрочем, в «Zimaletto» по-другому и быть не может…
– Андрей Павлович. Простите, я помешала, – рядом с ним появилась Вика.
Клочкова выразительно посмотрела на журналистку и та, сообразив, что интервью отменяется, поблагодарив Жданова, отошла. Продолжая улыбаться, Андрей повернулся к Виктории и прорычал сквозь зубы:
– Какого черта? Нашла время и место!
– Андрей, – послышался рядом голос Юлианы, – я тебя еще немного помучаю. Французский журналист ждет.
– Сейчас подойду, – кивнул он. Но стоило Виноградовой отойти на два шага, снова зарычал на Клочкову: – Слышала? Я занят!
– Но Кира просила, – жалобно сказала Вика. – Там в мастерской скандал. Милко в истерике.
– После показа разберусь с этим психом, – махнул рукой Жданов, собираясь уходить.
– Но показа не будет! – схватила его за руку Вика.
Она тянула Андрея в мастерскую, и тот уже не сопротивлялся. Как только они вышли из зала, подгонять Андрея и вовсе не пришлось. Он стрелой летел по коридору.
– Что это значит? – заорал Жданов, ворвавшись в мастерскую. – Ты видел зал? Все ждут начала.
– А ты видел вот это? – Маэстро сунул ему под нос злосчастное платье и затряс им: – Где мои образцы?
– Даю тебе пять минут. И чтобы никаких разговоров! – с мрачной решимостью проговорил Андрей. Отобрав у Милко платье, швырнул его ближайшей девушке: – Быстро одевайтесь.
– Не сметь! Не трогать! – заорал Милко. – Это нельзя показывать никому.
Следующие несколько минут в мастерской происходила настоящая битва. Жданов натягивал платье на сопротивляющуюся девушку, а Милко, с воплями «Не трогай мою рыбку! Убери от нее это барахло!» пытался с нее это платье стянуть. Наконец измучивая модель, вырвалась из рук осатаневших противников и запустила в них уже изрядно помятым и порванным платьем. Это продукт творческой мысли был перехвачен Кирой. Она сурово посмотрела на жениха и потребовала немедленно вернуть образцы Милко. Тогда показ пройдет без скандала.
– Все будет так, как я сказал, – жестко сказал Андрей. – Кому не нравится, вон отсюда.
– Не слушай его, Милко, – Кира схватила за руку маэстро, направляющегося к двери. – Он сошел с ума.
– Нет, я уйду, – попробовал вырвать руку Милко. – Не останусь ни на минуту. Это не человек, это монстр, Иуда, это не мужчина…это.…Это невыносимо. Где журналисты? Пусть знают правду. Милко не будет молчать! Милко – узник совести! Первый в истории дизайнер – диссидент!
Он, наконец, вырвался и выскочил из мастерской. Воропаева повернулась к Андрею:
– Ну что, допрыгался? – Она была в ярости. – В такой день из-за своего упрямства ты испортил все. Вылезай из болота в одиночку.
Она кивнула Вике и вышла за дверь, Клочкова поспешила за ней. Андрей постоял минуты, отдышался и обратился к Ольге:
– Ольга Вячеславовна, берите все в свои руки.
– Без Милко? Нехорошо это, – Ольга отрицательно покачала головой.
– Ладно, я сам буду одевать моделей, – крикнул Жданов и схватил первое попавшееся платье.
– Хорошо, Андрей Павлович. Я все сделаю, – отбирая у него наряд, вздохнула Ольга и посоветовала: – Но все же.…Найди Милко, поговори с ним. Нельзя так.

***
– Андрей, народ требует зрелищ! – весело заявила Виноградова, разыскивая Андрея. Но, увидев мрачное лицо Жданова, сменила тон: – Из-за чего заминка? Может, помочь?
– Я сам в состоянии решить проблемы, – сухо ответил. – Впрочем, и проблем никаких нет.
– Можешь не рассказывать, – согласно кивнула Юлиана. – У тебя все на лице написано.
– Если у меня на лице написано то, что я думаю о Милко, – это катастрофа… – зарычал Андрей. – Такое даже на заборах не пишут.
Жданов посмотрел на Виноградову. Перед ним стояла не жеманная красотка, а уверенная и целеустремленная бизнес – леди. Быть ранимой, сентиментальной и беззащитной не в духе Юлианы. Она самостоятельна, авантюрна и уверена в себе. Женщина, твердо стоящая на ногах и уверенно смотрящая в будущее. С удивлением и радостью Андрей понял, что эта недосягаемая и неприступная женщина сейчас его лучший друг. Он вздохнул и начал рассказывать, как Милко закатил истерику и чуть не сорвал показ. Юлиана сочувственно посмотрела на него и пообещала как-то развлечь гостей. Он благодарно кивнул и отправился в свой кабинет.
– Там катастрофа? – спросила Катя, увидев мрачного шефа.
– Не спрашиваете, – попросил он. – И закройте дверь. Не хватало, чтобы до показа еще кто-то морочил мне голову.
– Мне уйти? – робко спросила она.
– Нет, Катя, останьтесь, – ответил он. – Идиот! Каждый считает себя центром вселенной! Все права качают. А как удержать фирму на плаву, не снизив расходов? На это всем наплевать.
– Успокойтесь. Андрей Павлович. Все обойдется…
– Уйти, что ли? – не замечая ее, размышлял вслух Жданов. – И гори, все синим пламенем…
– Андрей, открой, – послышался за дверью требовательный голос Киры.
Катя вопросительно посмотрела на шефа. Он кивнул и попросил принести виски. Екатерина отварила дверь, впустила разъяренную Воропаеву и выскочила в приемную. Кира сурово поинтересовалась у жениха, понимает ли он, чем рискует? Скандал с Милко дорого обойдется. Надо немедленно вернуть его образцы!
– Никогда, – ответил Жданов. – Пусть все видят то, что мы выставим на продажу.
– Но это безумие, Андрей! – возразила Кира. – Как это вышло? Ты мог сказать раньше…
– Я знал, что меня никто не поддержит. Чтобы уложиться в бизнес – план, пришлось снизить расходы за счет тканей.
– Понимаю, – согласилась она, – дешевая продукция быстрее разойдется. Но показать коллекцию можно в первозданном виде.
– Я не собираюсь снижать цены! – закричал Андрей. – По крайней мере, сейчас! Но и морочить людям голову не намерен. Поэтому и показываю то, что реально пойдет в продажу. А Милко пусть не забывает: распоряжения начальства нужно выполнять беспрекословно.
– Милко раним, как все талантливые люди. И он не может уподобляться тупоголовому стаду твоих подчиненных, – презрительно глядя на входящую с виски Катю, сказала Кира и удалилась.

***
Плохо же Жданов знал свою невесту! Кира, во что бы то ни стало, решила уговорить, Милко показать моделей в той одежде, которую принесли с фабрики.
Милко сидел в баре и с тоской смотрел на коктейль.
– Это провокация! Заговор! – жаловался маэстро коктейлю. – Они украли мои модели. Я увольняюсь!
– Милко, дорогой, – подошла к нему Кира. – Как ты мог нас бросить?
– Нет больше Милко, пустое место…
– Не подводи хотя бы Павла Олеговича, Милко, – попросила Кира. – Ты же знаешь, как ему будет стыдно, если показа не будет.
– Знаю. Но что я могу… – продолжал сопротивляться маэстро.
– Милко? – послышался звонкий голос Юлианы. – Я думала, ты готовишь моделей?
– Не напоминаете мне о счастливом прошлом. Милко не каменный. Его легко растоптать.
– Мне казалось, настоящего профессионала не сломить, – заметила Юлиана.
– Обидеть художника может каждый, – пожаловался Милко. – А вот вымолить прощение…Можно только на коленях.
– Обещаю, Милко, – горячо сказала Кира. – Андрей будет ползать перед тобой на коленях. Но только после показа. Милко, пожалуйста, не подводи нас.
– Не верю! Этот показ ничем хорошим не кончится, – он вздохнул.
– В зале столько профессионалов. Каждый поймет, что это не твоя вина. Твои модели великолепны, – продолжала уговаривать Воропаева.
– Ты думаешь, позор не свалится на мою несчастную голову? – начал смягчаться Милко.
– Умоляю тебя, Милко пойдем! – просила Кира. – Докажи всем еще раз, что ты не пасующий перед трудностями гений!
– Чуть что – сразу Милко, – капризно сказал он, вставая, – а еще говорят, незаменимых людей нет.
Он позволил Кире проводить себя в мастерскую.
Милко вынимал и отправлял Ольге платья, блузки и юбки. Вскоре все было готово. Маэстро оглядел дело своих рук и поморщился:
– Ужас! Кошмар! Хуже не бывает!
– Да уж, Андрей Павлович услужил, – согласилась Ольга. Она еще раз придирчиво осмотрела девушек и с сомнением покачала головой: – Не знаю, может, лучше не рисковать?
– Оленька, у меня такое ощущение, что меня кинули в грязную лужу, – маэстро суетился возле моделей, ровнее укладывал складки, поправлял прически, добавлял аксессуары. – И, знаешь, появился азарт: выплыву или нет? Как думаешь?
– По мне, так лучше бы камнем на дно, – призналась Ольга Вячеславовна.
– Так я и думал. Ты не игрок. Боишься трудностей. А Милко – игрок! – Он вскинул голову: – И победитель!

0

16

Глава 31

– Итак, дорогие друзья! Я представляю новую коллекцию «Zimaletto»! Пожелайте нам удачи! – провозгласил Андрей.
Зазвучала музыка, и на подиуме появились модели. Они заставили замолчать придирчивых критиков. В коллекции присутствовали все элементы высокого искусства, начиная от роскошных перьев и кружев, заканчивая чудесными украшениями. Для обычного ценителя красивой одежды модели «от кутюр» навечно связаны с вечерними туалетами, и на этот раз Милко не обманул ожиданий почетной публики.
А за кулисами царил переполох. Полуголые модели со скоростью ракет еще летали по мастерской, а Милко, собственноручно завязывая многочисленные банты и бантики, нервно выглядывал в зал.
Андрей поискал глазами Юлиану. Та, окруженная толпой восторженных слушателей, о чем-то оживленно рассказывала.
– Андрей, знакомься, – сказала она, представляя невысокого, стильно одетого мужчину. – Это и есть тот человек, о котором я говорила. Ганс Крамер. Владелец известных мультибрендовых бутиков.
– Рад, очень рад, много слышал, – пожал Жданову руку господин Крамер.
– А я даже бывал в одном из ваших знаменитых бутиков, – любезно ответил Жданов. – Прекрасная организация пространства.
– О! Спасибо! – поблагодарил Крамер. – Надеюсь, кое-что из вашей коллекции тоже появится на европейском рынке.
– Конечно, – уверено кивнул Андрей. – Наша коллекция будет интересна не только отечественному покупателю.
– Не сомневаюсь. Я здесь, чтобы предложить свои услуги.
– Это стоит обсудить, – улыбнулся Андрей.

***
Сорвав аплодисменты и поймав белый букет, Милко вернулся за кулисы. Вскоре в просторном помещении стало тесно из-за желающих поговорить с ним и поздравить. Стилисты, солидные партнеры в костюмах и субтильные барышни, рвущиеся сделать карьеру моделей… «Милко ты лучший!» – выкрикивали они.
– И все-таки ты гений, – целуя Милко, восхищенно сказала Кира.
– Ну что за лесть! Милко этого не любит, – сказал счастливый маэстро.
– Пойдем к Андрею, – попросила она.
– Ни за что! Пусть он сам приползет ко мне на коленях!
К ним подошли Ганс Крамер и Юлиана Виноградова.
– Поздравляю, это успех! – Коммерсант крепко пожал руку Милко.
– В моей жизни бывали времена и погорячее! – ответил польщенный кутюрье – Но спасибо, что оценили…
– Очень хочу видеть коллекцию, – сказал Крамер. – Пощупать, так сказать, своими руками, помять ткань и тому подобное. Когда можно посмотреть?
– Давно мечтаю сделать модель шапки – невидимки. Иногда так хочется исчезнуть… – Милко тяжело вздохнул.
– Намек понятен, Милко, – лучезарно улыбнулась Юлиана. – Не переживай. Я сама провожу гостя.
– Подожди, Милко, – остановила его Вика, – может, обойдется. Этот Ганс такой милашка!
– Наивная девочка! – грустно усмехнулся опытный Милко.
И был абсолютно прав!
– Отличный дизайн. Современный и модный, – говорил в это время господин Ганс, рассматривая коллекцию. – Но что за ткань? Это плохая ткань. В Европе такое никто не купит.
– Даже по низким ценам? – поинтересовалась Виноградова
– Нет, – покачал головой Крамер. – Она не выдержит конкуренции. Цена большой роли не играет.
– Может, рискнуть?
– Это не серьезно. Я не буду рисковать, – твердо ответил коммерсант. – И тебе не советую. Это плохое качество. Ты будешь в убытке. Мне жаль, но я вижу – «Zimaletto» плохая фирма. У нее нет будущего.
– Неужели все так безнадежно? – удивилась Юлиана.
– Чудес, к сожалению, не бывает…
– А внутренний рынок? – не унималась Виноградова.
– Мне кажется, ваш рынок на это качество отреагирует однозначно. Вряд ли средства, вложенные в эту коллекцию, окупятся. Молодой Жданов – неудачник. Я бы не советовал вам иметь с ним дело. Это заразно.
Он покачал головой и вышел. Юлиана в растерянности осталась стоять в пустой мастерской, потом высоко подняла голову и направилась к Жданову.
– Андрей, нам нужно поговорить, – быстро войдя в его кабинет, сказала она.
– Что случилось? Где Крамер? – встревожился Андрей.
– Он ушел.
– Как ушел?
– Об этом нам и нужно поговорить. Крамер в восторге от дизайна. Но…считает, что ткани отвратительные, и на внешнем рынке твоей коллекции делать нечего. Ее никто не купит, – ответила Юлиана. И добавила: – Он уверен, что даже внутренний рынок на такую коллекцию не клюнет. И еще. Лишиться Милко в данной ситуации – верх безрассудства. Ты должен вернуть его.
– Об этом не может быть и речи, – твердо сказал Андрей.
– Ну что ж, в таком случае готовься, – предупредила Виноградова.
– Что ты имеешь в виду? – насторожился он.
– Ты уж прости, – честно ответила Юлиана, – но одно только появление Милко на подиуме дает гарантию успеха всем вашим коллекциям.
– Я совершенно не жалею, что поставил Милко на место. Пусть увольняется!
Юлиана вздохнула и попыталась убедить Андрея, что этот конфликт может стать последней каплей. К ней присоединился Роман. Если Павел Олегович узнает об этом скандале, то может отдать Воропаеву президентский кабинет досрочно. Накануне поезди, в Европу ссориться с Милко и Кирой было бы недальновидно…
– Они свой выбор сделали, – покачал головой Андрей. – Теперь поздно философствовать на эту тему.
– На крутом повороте иногда заносит и, если не притормозить, выбрасывает в кювет, – сказала Юлиана. – Это предупреждение.
– Значит, я должен…просить прощения у Милко и ублажать Киру?
– Можно наоборот, – хихикнул Малиновский. – У Киры просить прощения, а Милко ублажать. Смотря, что тебе ближе.
– Ты должен вернуть их, Андрей, – убежденно произнесла Юлиана.

***
Опустошив столы, публика потянулась к выходу, и никто уже не заметил появления Андрея. Он разыскал Милко и поймал его буквально за секунду до того, как тот собрался покинуть бар. Андрей так решительно остановил его, что кутюрье вынужден был остаться и выслушать все, что хотел сказать ему шеф. А сказать пришлось много.
О том, что Милко – человек невероятно талантливый, жесткий и требовательный, но в, то, же время трогательно – капризный. Одним словом, настоящий гений, для которого и вправду не существует слово «невозможно». О том, что в нынешнем тяжелом положении фирмы Андрей вынужден экономить на всем, но нельзя показывать будущим покупателем то, что никогда не поступит на прилавки магазинов. А еще, что без Милко компании «Zimaletto» очень скоро придет конец. Конечно, вещь должна быть приятной на ощупь, тело должно дышать. Но если знаешь, что дизайн разрабатывал знаменитый Милко, важно ли, сколько там синтетики?
Последнее утверждение, разумеется, польстило самолюбивому маэстро, и он благосклонно кивнул. Они уже почти померились, но для полной победы Милко Вукановичу требовалось еще кое-что.
– Так вот, – сообщил он. – Милко согласен работать, но при условии, что ты не будешь экономить на тканях. А эту коллекцию сожжешь.
Они договорились, что уже завтра маэстро приступит к созданию эскизов для новой коллекции и Жданов ни в чем не будет ему мешать. Милко рассказал, что уже видит новый стиль «Zimaletto». Он решил, что коллекция будет создана для женщины – богини. Которая знает толк и в любви, и в красоте, и в остальных человеческий наслаждениях. Он начал фантазировать: изысканные костюмы из тонких, прозрачных и одновременно упругих белых тканей – шифона, шелка, муслина, батиста…Конечно, к такому наряду надо подобрать и соответствующую обувь, и украшения, и декоративные сумочки…
– Я понимаю, ты творец, ты далек от расчетов, – обреченно кивнул Андрей. – Но я вынужден считать деньги.
– Да ради бога! Можешь шить хоть из дерюги, – снова обиделся Вуканович. – Но Милко в этом участвовать не будет.
– Давай так, – сдался Жданов. – Для следующей коллекции ты сам выбираешь ткани.
– А эта коллекция все равно провалится, – предрек Милко.
Андрей вздохнул, попрощался с Милко и вернулся в свой кабинет. В окна проникал свет уличных фонарей, и Жданов с удивлением заметил напряженную фигуру Киры в углу дивана. Он подошел и присел рядом. Кира молча, смотрела на него.
– Кир, не смотри так! Мне и так тошно.
Их взгляды встретились.
– Угрызения совести?
– Какие, к черту, угрызения? Я что, кому-то должен? – устало спросил он.
– Ты сегодня всех обидел, – тихо сказала она.
– Господи, чего вы все от меня хотите?
– Лично я – ничего, – вздохнула Кира. – Ты сказал, что мой уход из компании – небольшая потеря. Может, и жениться на мне откажешься?
– Ну, сказал глупость. Ты – то хоть меня не добивай. Знаешь, как мне тяжело!
– А кому легко, Андрюш? Думаешь, мне приятно было слышать, что ты во мне больше не нуждаешься?!
– Ты меня простишь? – после долгого молчания спросил он.
– Посмотрю на твое поведение, – усмехнулась Кира.
– Обними меня, а? – неожиданно попросил Андрей. Кира крепко обняла его за шею.
– Может, я смогу тебе помочь? – прошептала она и нежно прижалась губами к его губам. – Что чувствуешь?
– Еще не понял. Ты не могла бы повторить? – улыбнулся он и приказал: – Не останавливайся. Мое будущее в твоих руках. По – моему…что – то происходит.…Да ты у нас, оказывается, волшебница!..
– Подумаешь, – счастливо засмеялась Кира, – я еще и белье гладить могу. А как я крестиком вышивать умею!..

Глава 32

– Ну, кажется все.…До свидания, Катя, – Жданов подошел к двери.
– До свидания…
– Я буду звонить. Если что – то срочное, номер моего мобильного вы знаете, – он закрыл дверь.
Вот и все. Две недели она будет здесь без него. Ей будет не хватать его.… Но он будет звонить.… А она будет ждать…
Катя вздохнула и присела за стол в кабинете Жданова. Столько всего надо сделать! Только теперь, вникая во все тонкости модного дела, Екатерина поняла, какой это сложный и хрупкий бизнес. Ведь высокая мода рождается только там, где есть огромный прилив сил со всех сторон.
Доводы скептиком, предрекающих скорую смерть высокой моды, не лишены основания. Один за другим из безумной гонки выбывает все большее количество участников, наводя оставшихся на печальные размышления. И хотя известные кутюрье постоянно демонстрируют изысканные коллекции, модные дома несут огромные финансовые издержки.
В развитии модного бизнеса есть два принципиально разных подхода. Один рассчитан на элиту, другой – на обычного покупателя. Путь, рассчитанный на продажу «дорогого дизайна», очень быстро достигает «потолка» в силу ограниченного круга людей, которые будут всю жизнь одеваться у одного модельера. А большинство просто хочет приобретать, то, что нравится. В фаворитах долго не проходишь, а для того чтобы сделать большие деньги, необходимы массовые продажи, то есть – выбор второго пути. В этом случае обороты могут достигать миллионов долларов. Но в торговле показатели определяются не дизайнером и прессой, а размером оборота на квадратный метр. Вот этого – то они и не учли. Они хотели все, а потом могли остаться ни с чем.
Катя поняла это только сейчас, разговаривая со Светланой и разбирая отчеты менеджеров всех подразделений компании. Екатерина схватилась за голову, но в этот момент в комнату ворвалась перепуганная Татьяна.
– Катя, готовься! – крикнула она. – У Милко истерика.
– Ни с того ни с сего? – удивилась Екатерина. – Почему?
– Потому что с его моделями не заключены договора. Мы от него еле ноги унесли.
– Господи, как же Андрей Павлович со всем этим справляется… – вздохнула Катя и озабочено посмотрела на подруг.
Дверь отварилась, и на пороге возникли три грации – любимые модели Милко.
– Что случилось? – поинтересовалась Катя.
– С нами не хотят заключать контракты, – агрессивно сообщила одна из красоток.
– Я знаю, но, к сожалению, ничем не могу вам помочь, – ответила Пушкарева.
– Где это видано? Нас приглашают на работу, а потом выгоняют! – возмущенно заявила вторая.
– Мы что, какие-нибудь вешалки с фабрики «Большевичка»?
– Мы подадим на вас в суд! Вы знаете, сколько стоит наше время?
Несколько секунд Катя с изумлением и ужасом смотрела на моделей, но уверенно встала и громким командирским голосом рявкнула: «Молча – а – а – ать!!!»
Даже привычные к Ждановским воплям Светлана и Таня прижались к стене, а перепуганные модели начали затравленно озираться в поисках места, куда бы спрятаться.
– К сожалению, таков приказ господина Жданова, президента компании «Zimaletto», – уже тише, но таким, же железным тоном сказала Екатерина Валерьевна Пушкарева.
– Неправда, это твой приказ, – возразил из-за двери Милко. – Андрей обещал, что ты не будешь вмешиваться в мою работу.
– Я выполняю приказы господина Жданова, – четко ответила ему Катя. – А если вас что-то не устраивает, дождитесь Андрея Павловича.
– Я должен ждать? – взорвался Милко. Первый страх перед Катериной у него уже прошел. – Тогда вам всем очень долго придется ждать моих эскизов!
– Он будет здесь завтра, – сообщила Катя.
– Завтра? Я увольняюсь… – сообщил маэстро и, подумав, добавил: – До завтра! До завтра мы подождем, да, девочки? Пойдемте скорее, я угощу вас, разрешу по маленькому салатику.
Катя с облегчением вздохнула. И снова принялась за отчеты. Зазвонил телефон. Она сняла трубку.
– «Zimaletto», слушаю вас… – На ее лице засияла счастливая улыбка. Голос потеплел: – Здравствуйте, Андрей Павлович.… Да – да.… Не волнуйтесь, все нормально… Я, правда, еще не видела последних отчетов.… Но я уверена…
Она начала листать отчет по продажам.
– Вот, их как раз принесли.…Хорошо....Я смотрю.…Ну вот, как я и говорила…все идет очень…плохо. Да.…Нет.…Это очень серьезно. Я думаю, вам лучше вернуться. У нас большие проблемы.

***
Поздно вечером, когда уставшая Катерина вошла в свою комнату, она застала там Николая, рассматривающего фотографию Виктории Клочковой.
– Привет, Зорькин. Как дела? – поинтересовалась Катя.
– Привет, Пушкарева, – в тон ей ответил Николай. – Называй меня «господин Зорькин». Или по отчеству. Знаешь, сколько я сегодня заработал на бирже?!
– Молодец, мой господин, – слабо улыбнулась Екатерина. – Хоть кто – то зарабатывает.
Николай с озабоченным видом повернулся к ней и хотел что – то спросить, но не успел: в комнату ворвался Валерий Сергеевич.
– Коля, мне позвонить надо, – взмолился он. – А ты все время в Интернете торчишь! Что ты там ищешь?
– Я деньги зарабатываю! – гордо ответил Зорькин.
– Работничек, – махнул рукой Пушкарев и презрительно поинтересовался: – И много заработал, не выходя из комнаты?
– Мы с Колей открыли свою фирму, пап, – быстро заговорила Екатерина. – Теперь при помощи интернета мы играем на бирже и занимаемся дистанционными инвестициями.
– До чего же техника вперед шагнула! – усмехнулся отец и назидательно заметил: – Деньги, сидя на диване, делают. И каков оборот?
– Небольшой, но стабильный, – не давая Коле открыть рта, сообщила дочь.
– Это хорошо, – кивнул Валерий. – А на что пойдет первая прибыль?
– На выделенную линию, а потом на офис и бухгалтера для Коли.
– Правильно, сначала мат часть обеспечить надо, – согласился бывший специалист и снова обратился к Николаю: – Ну-ка, банкир виртуальный, давай освобождай телефон. Мне позвонить надо.
– Телефон свободен, – ответил Зорькин и, когда удовлетворенный Валерий покинул комнату, обратился к подруге: – Почему ты не хочешь рассказать ему, что мы с тобой тут десятками тысяч ворочаем?
– Он этого не поймет, только расстроится, – ответила Катя.
– А ты – то чего такая хмурая?
Катя призналась что «Zimaletto» серьезные проблемы. Сбыт встал, денег нет. Компания на грани банкротства. Значит, Жданов может потребовать вернуть перечисленные в «Ника – Моду» деньги, решил Коля. Катя с грустной усмешкой покачала головой вряд ли. У Модного Дома такие проблемы, из которых и десять капиталов «Ника – Моды» не вытащат.

***
На следующее утро Катерину почтил своим присутствием господин Шнайдеров. Хотя консерватизм банкиров и вошел в поговорку, он не мешает им идти навстречу новациям, но делать это продуманно, взвешено, соблюдая баланс интересов банка и клиента. Особенно если клиент – старый проверенный друг. И все же в первую очередь им руководил здравый смысл. Для того чтобы успешно работать с давними партнерами и дальше, ему нужна была информация.
Сидя в кабинете Жданова и попевая кофе, банкир начал разговор издалека.
– Катя я пришел потому, что последние события внушают некоторые опасения…
– Какие события, Максим Иванович? – удивилась Катя.
– Компания «Zimaletto» не погасила текущие выплаты по кредитам, – Шнайдеров пристально посмотрел на Катерину. – Сумма невелика, но все же…
– Мы действительно просрочили один день, – кивнула Пушкарева и заверила: – Но уверяю вас, все наши задолженности будут погашены. Сегодня же…
Очень вовремя с кипой бумаг появилась Виктория и протянула их Кате.
– Список сегодняшних звонков, – прерывая неприятный разговор, сообщила она официальным тоном.
– Спасибо, – так же официально кивнула Катерина и попросила: – Вика займись, пожалуйста, письмами от поставщиков.
– Хорошо, Катерина Валерьевна.
Выходя, Виктория так шарахнула дверью, что Шнайдеров вздрогнул и поперхнулся кофе. Он пытливо смотрел на Катю. Интересно, как она относится к своему положению?
– Извините нашу секретаршу. У нее проблемы в личной жизни… – мило улыбнулась ему Катя. – С нервами непорядок…
– Понимаю… – кивнул банкир. И снова перешел к делу: – Позвольте, Катюша, я задам вам еще один вопрос. Я слышал, что последняя коллекция «Zimaletto» провалилась… Правда ли это?
Глядя на него сейчас, Екатерина не увидела в нем того холодного, самодовольного сноба, которого запомнила с первой встречи. Теперь он казался представительным, элегантным мужчиной, занимающим видное положение в обществе. Он вел себя с ней безупречно вежливо. Думая обо всем этом, Катя не могла не почувствовать, что страх перед ним, который она испытывала вначале, возможно был надуманным. И все же…
– Нет, конечно, какие глупости! – с жаром возразила Катя. – Эти слухи распускают о нас конкуренты!
Шнайдеров посмотрел на Катю пронзительным взглядом и хмыкнул. Она, конечно, слишком молода для акулы бизнеса, шепнул ему внушений голос. Но разве мало примеров, когда взрослые многоопытные мужчины пасовали перед более мелкими проблемами? А у этой мышки, похоже, достаточно сил, чтобы противостоять невзгодам…

***
Шнайдеров ушел, и Катерина облегченно вздохнула. Знал бы он, что происходит в компании на самом деле! Но сейчас ей было не до него. Дни отсутствия Андрея были невыносимы. Она жила как во сне, ощущая огромную пустоту и одиночество. И вот сегодня он приезжает!
Она вытащила из большой сумки незамысловатые подарки, которые подготовила к его возвращению. В кабинет вошли Светлана и Таня.
– О – го! – глядя на разложенные, на столе вещи, удивилась Татьяна. – Это все для нашего президента? Большая кружка…
– С подогревом. Чтобы чай или кофе всегда теплый был.… Там кнопочка… – объяснила Катя и поставила кружку возле монитора.
Затем пристроила на президентском кресле массажную подушку. Татьяна в это время вертела в руках кубик. На его гранях красовались надписи: «Вы уволены», «Приходите завтра», «Вы меня убедили». Она с удивлением посмотрела на Катю. Это зачем? Катерина засмеялась и объяснила, что это волшебный кубик для принятия решений. Бросаешь, а затем, что выпадает, то и говоришь. Просто смешная штучка для руководителя. Светлана подозрительно посмотрела на Екатерину. Если бы она ее не знала, решила бы, что это – подхалимаж. Да еще и новое платье! Катя поспешно и сбивчиво принялась объяснять, что платье три года в шкафу висело, некуда было надеть…
– И ты, наконец, догадалась надеть на себя. Логично, – кивнула Таня.
– Да. И что же ты думаешь, зачем она все это делает? – невинно поинтересовалась у Пончевой Светлана.
– Ну, мой вывод: она хочет понравиться Жданову, – ответила Татьяна, делая вид, что Катерины в комнате нет.
– Да что вы, девочки, конечно же, нет… – стала отрицать Катя, но смутилась и покраснела.
Дверь отварилась, и в кабинете появился его законный хозяин. За спиной Жданова стоял верный Роман. Света и Татьяна ретировались, а побледневшая и взволнованная Катя торжественно произнесла:
– Здравствуйте, Андрей Павлович!
– Здравствуйте, Катя, – небрежно бросил Жданов, быстро направляясь к своему креслу. – Давайте-ка сразу займемся делом. Где отчеты?
– Сейчас… – тихо ответила Катерина, немного раздосадованная таким холодным приветствием.
Она разыскивала нужные бумаги, искоса наблюдая, как Жданов осматривается. Он взял в руки кубик. На повернутой к нему грани было написано: «Вы уволены» Андрей с удивлением посмотрел на надпись и перевел взгляд на Катю.
– Не рано ли вы меня увольняете? – спросил он ее, показывая надпись.
– Простите, я не знаю, почему он так лежит. Там есть и другие надписи.
– И зачем он нужен? – переворачивая и рассматривая подарок со всех сторон, поинтересовался Андрей.
– Принимать решения, – простосердечно ответила Катерина.
– Вы думаете, с помощью этого кубика мои решения станут более логичными? – сухо спросил ее шеф.
– Это же шутка, Андрей… – урезонил его Роман.
– Мне сейчас не до шуток. Уберите это, – он протянул кубик Кате.
Малиновский сочувственно вынул несчастный кубик у нее из рук и отнес в каморку. Жданов полистал отчеты и схватился за голову. Какой же он идиот! Милко был прав: эту коллекцию невозможно продать! Андрей откинулся на спинку кресла, и его голова коснулась массажной подушки. Та с жужжанием начала работать. С воплями «А – а – а! Что это?» он вскочил с места и уставился на Катю.
– Это подарок… – дрожащим голосом ответила она. – Массажная подушка, чтобы расслабиться…
– Да я чуть концы не отдал от испуга… – рявкнул шеф. – Уберите!
Катя послушно сняла подушку с кресла, и Роман отнес ее в каморку.
– Что же нам делать, Катя? – садясь на место, сурово спросил Андрей.
– Я не знаю, Андрей Павлович.… Если бы я могла одна это решить, я бы вас не вызвала…
Андрей обессилено положил, руки на стол положил руки на стол и тут же снова вскочил. Екатерина с ужасом посмотрела на него.
– Обжегся! – пожаловался он, беря в руки кружку. – Что это?
– Кружка с подогревом! Я не знаю, почему она включена!
Жданов сердцах швырнул кружку Кате, Роман перехватил ее на лету и опять отправился в каморку.
– Катя, пообещайте, что больше никогда никому никаких подарков вы делать не будете, хорошо? – вернувшись назад, попросил он.
Пушкарева кивнула, чуть не плача.
– Кажется, это конец. Компания «Zimaletto» доживает последние деньки.… Если только, конечно… – снова утвердившись в кресле, констатировал Андрей. Он задумался и спросил: – Катя, ваша фирма «Ника – Мода» не даст мне в долг некоторую сумму?
– Что? – ошарашено, переспросила Катя.
– Боюсь, это единственное, что сейчас может меня спасти.

Глава 33

Они заговорили разом. Роман убеждал друга не наводить паники. Где наша не пропадала! Может быть, уже завтра выстроится очередь за новой коллекцией? Надо подождать. Но Жданов в чудо не верил. Завтра, безо всякой очереди, банкиры разорвут их на части. Малиновский предложил просить отсрочки. Неужели такой солидной компании не дадут? Андрей отрицательно покачал головой. Есть только два выхода: первый продать активы. Второй – стать частью другой компании.
Катя переводила взгляд с одного на другого и молчала.
– Катя, вы готовы купить нас со всеми потрохами? – обратился к ней Роман. – Сколько вы за меня дадите?
– Не знаю.…Подожду, пока на вас, Роман Дмитриевич, будет сезонная скидка… – усмехнулась она и серьезно добавила: – Я сделаю, как скажет Андрей Павлович.
– Готовьте документы для оформления займа, – махнул рукой Жданов и задел еще один Катин подарок – декоративную бутылку. Та с грохотом упала стол и покатилась.
– Это еще что за ерунда?
– Старинная бутылка… – пролепетала Катя. – С морского дна…Декоративная, конечно. На удачу.
– Пустая бутылка на столе? На удачу? – как на ненормальную посмотрел на нее Андрей.
– Может быть, там джинн? – предположил Рома. – Было бы кстати.
– Меняю бутылку с декоративным Хоттабычем на две с хорошим вином, – Жданов протянул сувенир Катерине, и она покорно отнесла к его себе в каморку.
Сев за стол, она набрала домашний номер.
– Алло! Коль, сможешь подъехать? Мне срочно нужна наша печать и фирменные бланки!
– Не вопрос! А зачем? – ответил Зорькин и полюбопытствовал: – Мы что – то покупаем? А, понял. Мы арендуем помещение! Надеюсь, в центре?
– Не пытайся делать выводы, – без энтузиазма отозвалась она. – Когда подъедешь, позвони снизу, от охранника. Я спущусь.
– Я хотел бы зайти, познакомиться… – начал Коля.
– Не вздумай! – От страха она подпрыгнула. – Ты – мой жених – красавец. А ты мало того что не жених, так еще пол – офиса распугаешь.
– Почему пол? – обиделся Николай. – Остальную половину ты уже распугала? Кать, а зачем тебе печать так срочно? До завтра не потерпит?
– Мне надо оформить займ под залог, – сообщила Катерина.
– Твой шеф забирает у нас деньги? – понял Зорькин и, тяжело вздохнув, поинтересовался: – Все?
– Не знаю, Коля…

***

Когда она вышла на улицу, Коля, переминаясь от нетерпения с ноги на ногу, взволнованно потребовал от нее отчета о том, зачем проводится операция? Он должен знать: ведь это их общая фирма! Катя заметила, что фирма-то их, а деньги чужие. Но Зорькин был тверд. Эти деньги стали ему как родные…
– Разве это деньги? – услышал, он за спиной чудесный голос и обернулся. Неподалеку стояла Виктория Клочкова и говорила в трубку мобильного телефона: – Да я даже за обед заплатить не могу! А долги? А еще кредит погашать надо. Я на грани…умоляю, выручи, в последний раз.
Коля раскрыл рот. Он впервые видел предмет своих мечтаний не на фотографии. Реальность превзошла все его ожидания. Виктория была прекрасна! Воспользовавшись тем, что внимание друга переключилось, Екатерина решительно отобрала у него папку с документами и вытащила из кармана печать.
– Это же она! – громко шептал Николай. – Виктория! Богиня! Царица! Мечта!
– Ты можешь мечтать об этой размалеванной царице в другом месте? – поинтересовалась Катерина, незаметно закрывая собой Николая от любопытных глаз охранника.
Коля, не замечая этого, продолжал бормотать, что все бы бросил к ее ногам. Катерина, как дочь военного, порекомендовала бросить противотанковую гранату. Тем более что у Зорькина все равно денег нет. Коля обиженно посмотрел на нее. А кто в этом виноват? Она могла бы назначить ему приличную зарплату. Чтобы он мог содержать такую шикарную даму, как Вика. Тогда, предположила Екатерина, партнеру следует работать не у нее, а у Абрамовича на Чукотке. Продвинутый Николай начал было обстоятельно пояснять, что Чукотка и Абрамович находятся в разных местах, но в этот момент на улицу высыпали дамочки «Женсовета».
– Все, – заторопилась Катя. – Наши идут. Мы не знакомы.
– О – го! – глядя на вышедших девушек, заметил Коля. – Оказывается, ты здесь не одна такая…нетипичная!
Но Катя уже не слушала его, а бежала к Жданову.
Она ворвалась в кабинет и просилась к столу, на котором остывал обед. Оба начальника изучали отчет.
– Простите, Андрей Павлович, – Катя протянула шефу папку: – вот документы и печать.
– Спасибо, Катя. Оставьте, – он неопределенно махнул рукой. – Я позже посмотрю. Идите обедать.
Катя быстро прошмыгнула в каморку, схватила сумку и выбежала из кабинета. Она еще могла догнать «Женсовет» и посидеть в «Ромашке».

***
– Ох, эти женщины! Ничего-то им не понятно, – вздохнул Малиновский и приступил к трапезе. – Все им нужно объяснять.
Они уже просмотрели отчет до конца, обсудили его и перешли к менее насущным проблемам. Например, как быть с Кирой? Невеста пока не в курсе последних неудач, но Андрей хотел, чтобы она знала правду. Почему бы и нет? Не такая уж она и страшная. В смысле,…правда. Может, все не так уж плохо, если внимательно и непредвзято посмотреть на некоторые цифры?
Но если Александр узнает, хоть сотую долю правды, ему и дня не продержаться в президентском кресле! Естественно, в случае неудачи ничего не скроешь, но Андрей искренне верил в план с кредитами «Ника – Моды». Он взглянул на друга и заметил, что тот думает о чем – то своем.
– Ты можешь сосредоточиться? – резко потребовал Андрей. – Не ожидал, что тебя так напугают мысли о судьбе компании!
– Меня пугаю мысли о собственной судьбе, – ответил Малиновский. – А все из-за твоей секретарши!
– Катя выполняла мои приказы…
Дверь отварилась, и на пороге появилась Катерина. Жданов деловито кивнул и протянул ей подписанный договор о кредитовании. «Ника – Мода» давала кредит « Zimaletto» на весьма выгодных условиях. Теперь Жданов становился ее должником. Катя запротестовала: это были деньги Андрея, они принадлежали ему.
– Нет – нет, ваши, – возразил шеф. – И я беру в долг.
– Попробуй только не верни. Помните. Катя, у вас есть свидетель. Это я, – предупредил Роман и, заметив, что Катя внимательно изучает бумаги, похвалил: – Правильно, Катя. Как говорится: доверяй, но проверяй.
Катя просто пыталась понять, как этот займ решит проблему Модного Дома. Но Жданов самоуверенно отмахнулся: бояться нечего, он все просчитал. Никакого правонарушения не совершается. Сделка будет законной и официальной.
– Я знаю, Андрей Павлович. И я вам доверяю, – сказала она и решительно взяла у него ручку. Уже не просматривая остальные документы, она поставила все необходимые подписи и протянула бумаги Андрею. – Это все?
– Не успеем и глазом моргнуть, как крохотная «Ника – Мода» проглотит солидную фирму, – прокомментировал историческое событие Роман. – Вот так творятся чудеса.
– Если уж пускать «Zimaletto» по ветру, так пусть одна наша фирма поглотит другую, – заметил Жданов. – Не хватало, чтобы ее подмял под себя кто-то чужой.
«Я разорила его фирму! – с ужасом думала Катерина. – Никогда себе этого не прощу! Нельзя было экономить на тканях. Теперь я это понимаю. Но уже поздно. А он даже не винит меня. Другой бы давно сорвал на мне злость. Он благородный, умный. Я пойду на все ради него. Подпишу любые бумаги. Пусть я пострадаю от этого. Главное, чтобы у него все было хорошо».
Она очень надеялась, что новый план сработает. Хотя и боялась снова ошибиться. А Жданов так надеялся на «Ника – Моду», на нее! Что если ничего не выйдет?.. Впрочем, главное – она ему нужна! Сейчас даже больше, чем Кира. Она, Катерина Пушкарева, для него важнее всех…Катя вздохнула: она важнее всех как помощник. А ей так хотелось, чтобы он увидел в ней женщину! Но для него все равно: что – она, что – калькулятор или письменный стол. Она – его рабочий инструмент. Он даже может запереть ее в кабинете и забыть об этом…

***
– Нужны еще деньги, – сказала несколькими днями позже Катя, грустно глядя на друга.
– Опять из оборота? – расстроился Зорькин.
– Что поделаешь.
– Ты хоть о доходах наших помалкивай, а то и их лишимся, – попросил друг.
– Эти копейки не помогут… – махнула рукой Екатерина.
– Ничего себе копейки! – обиделся Зорькин и участливо спросил: – Что, все так плохо?
– Не знаю, …Мы пробуем новую схему продаж, но если в ближайшее время она не сработает.… Не спрашивай, – безнадежно ответила она. – Судьба компании весит на волоске и решается,…может даже, прямо сейчас.
– И каковы шансы, что в этот раз все получится?
– Да шансы просто огромные! Мы просчитали каждый шаг! – взяла себя в руки Катерина.
– А если опять ошиблись?.. – скептически начал друг.
– Да ты что! – перебила его Катя. – Это уже третья схема, и она кардинально отличается от предыдущих. Эта уж точно должна сработать…
Увы, Катя заблуждалась. Новая стратегия не изменила ничего! Они уже сняли с продажи старую коллекцию и договорились с банками об отсрочке выплаты по кредитам – этим можно было выиграть целый месяц. Но этот месяц уже не спасал. Так быстро выпустить новую коллекцию из дорогих невозможно. «Ника – Мода» должна поглотить «Zimaletto»! Хотя бы для того, чтобы Модный Дом не поглотили другие.
Выиграть время можно, если начать оформлять отношения. Пока суд да дело – проверка активов, сбор документов – пройдет не меньше полугода. За это время можно суметь подняться. И главное – выпустить новую коллекцию, и даже продать ее.
Если же и этот план не сработает, «Ника – Мода» потребует у Модного Дома возврата кредитов и получит имущество «Zimaletto». Его можно будет заложить на выгодных условиях, а полученные деньги – направить на восстановление производства.
– А если снова – нет? – спросила Екатерина.
– Доверьтесь мне, Катя, – проникновенно сказал Жданов. – Я знаю что делаю. Или вы сомневаетесь?
– Что? – Она вздрогнула от такого предположения. – Я доверяю вам больше, чем себе!
– Значит, договорились, – подвел итог Андрей и предупредил: – Но прошу вас, об этом никто не должен знать.
– Конечно, Андрей Павлович, я понимаю.
«Я вижу, как ему трудно. Надо спасать компанию. То, что он задумал, очень рискованно, и даже опасно. Но я сделаю все, чтобы ему помочь. Ведь он так мне доверяет, он столько сделал для меня» – думала Катя, доставая из сейфа печать и бланки «Ника – Моды».
– Это любовь, – кивнув на дверь каморки, компетентно заявил Роман. – Точно тебе говорю – любовь! Ни одного вопроса не задала, никаких сомнений. Вот Кира тебя за такое по головке бы не погладила…
– Кира… – вздохнул Жданов. – С Кирой я договорюсь. Она поймет.

Глава 34

Услышав быстрые шаги, Андрей, Роман и Катя подняли взгляды от бумаг.
В кабинет стремительным шагом вошла Кира. Катерина взглянула на эту молодую шикарную женщину. Великолепный костюм подчеркивал ее гибкую и стройную фигуру. Золотистого цвета волосы собраны в элегантный пучок. Мягкие завитки обрамляли красивое лицо. Катя опустила взгляд.
– Привет, мальчики! – не замечая Катерину, воскликнула Кира.
– Привет, красавица! Выглядишь как голливудская звезда! – искренне восхитился Роман.
– Привет, любимая, – поднялся Андрей. – Прости, что не встретил. Замотался совсем.
– Чао, аморе! Как я соскучилась! Чем вы тут занимались без меня? – лукаво улыбнулась она.
– Делами, дорогая, только делами, – невесело вздохнул Жданов.
Кира не заметила его настроения и начала рассказывать о том, как обедала в ресторане, за соседним столиком сидел Армани и пригласил ее на свою вечеринку. Она сделала ему несколько комплиментов, а он в ответ сделал ей крупную скидку. Пришлось скупить полмагазина. А что делать? Это ж Армани! А, в общем, обычный утомительный шопинг. Устала так, будто целыми днями пахала.
– Мы сейчас немного заняты. Давай на вечер отложим, хорошо? – предложил Жданов.
Кира улыбнулась – вечером так вечером – и упорхнула к Милко показывать покупки. Уж он – то оценит.
– Ты уже придумал, что Кире скажешь? – озабоченно спросил Роман, когда за Кирой закрылась дверь.
– Нет еще. Но надо преподнести ей все в таком виде, чтобы она не догадалась, насколько плохи наши дела.
Но он не смог рассчитать даже этого хода.

***
Увидев Киру, маэстро засиял. Наконец – то в компании появился человек, понимающий его! Они с увлечением принялись разбирать покупки, но тут в мастерской появились новые модели. Милко, морщась и охая, поскорей выпроводил их вон, а Кира удивилась: почему модели так резко подурнели? Разве в стране красавицы закончились?
Это не красавицы, а мозги у Андрея закончились, пожаловался маэстро. Он урезал бюджет на моделей. Такого Кира не ожидала! Пока Милко в упоении разглядывал привезенные подарки, она быстро принялась просматривать отчет. Улыбка сошла с ее лица, она побледнела и замерла: коллекция не продавалась «Zimaletto» на грани разорения. Почему же Андрей ничего ей не сказал?
– Боялся, наверное. А может, хотел скрыть… – предположил Милко.
– Я ему сейчас так скрою!..

***
– Что, милая? Что с тобой? – увидев побледневшее лицо невесты, спросил Жданов
– Это что такое? – жестко спросила Кира и швырнула на стол отчет. – Я надеюсь, ты об этом собирался со мной поговорить?
– Кирочка, сядь, успокойся, – начал уговаривать ее Роман.
– А я спокойна! – рявкнула Кира. – Подумаешь, кучу денег потеряли! Какая ерунда!
– Кира, не делай из мухи слона, – попросил Жданов и начал обстоятельно объяснять, что компания, действительно, переживает не лучшие времена, но это не повод волноваться. Да, есть убытки, но все оказалось не так страшно. Жданов кивнул: – Катя, озвучьте нам, пожалуйста, цифры еще раз.
– А что, без нее мы уже не в состоянии это обсудить? – поинтересовалась Кира.
– Нет, – сухо ответил ей жених. – Катя лучше всех осведомлена о положении дел. Прошу вас, Катя.
– Так, может быть, мы оказались в такой заднице благодаря нашей осведомленной Кате? Скажи, милая, сколько ты на этом заработала? – обернулась Кира к Екатерине: – Разве этот провал – не твоих рук дело? Разве не ты навязала нам договор с «Ай-Ти Коллекшн»? Разве не тебе они предлагали взятку?
– Кира, прекрати, – вступился за Катю шеф. – Ты прекрасно знаешь, «Ай-Ти Коллекшн» выбирал я лично. Мне и отдуваться. Катя здесь ни причем.
– Андрей Павлович, можно мне все-таки уйти? – еле слышно прошептала Катя и, получив разрешение, скрылась в своей каморке.
Андрей остался объяснять Кире, что неудачная коллекция идет на распродажи, а Милко срочно делает новую.
– Но это не реально, Андрюша, – возразила Кира. – Мы не потянем сейчас выпуск новой коллекции. Это самоубийство.
– Я знаю. Но у нас нет другого выхода, – признался Жданов и пообещал: – Мы постараемся уложиться в бюджет.
Откуда взять деньги на новую коллекцию, засомневалась Кира, но тут, же очень вовремя появился Милко. Следовало решить, сколько времени потребуется Милко. Маэстро требовал полгода. Эскизы требовалось создать за несколько дней.
– У меня нет вдохновения, есть только сырые наброски, – сообщил Милко.
– Ничего. Покажешь мне наброски, – решил Жданов.
– Сначала ты дашь мне слово, что не будешь экономить на тканях, – твердо заявил маэстро. – Вам больше не удастся меня обмануть!
– Мы обещаем, – сказала Кира.
– Значит, так, – сказал Милко и взял карандаш. – Идея новой коллекции: женщина в этом сезоне похожа на звезду! Мне понадобятся шелк, бархат, шифон, крепдешин и атлас. Ясно?
– У нас нет таких денег. Придумай что – то попроще, – попросил Андрей.
– Что – то попроще купи на вьетнамском рынке! – обиделся Милко.
Немного поторговавшись, Андрей и Милко сошлись на том, что все эскизы будут готовы через две недели, но при условии, что кутюрье сам выберет ткани.
– Значит, начинаем работать, – резюмировала Кира. – Я изучаю каталоги поставщиков. Вы составляете полную выкладку по цифрам. А Милко идет работать над эскизами. Ладно, я тоже пошла. Работайте.
Милко и Кира вышли из кабинета. Жданов и Рома переглянулись: где взять ткани? Или – деньги? Неужели придется отдать управление компанией Александру.
– Через мой труп, – твердо сказал Андрей.

***
Катя выглянула из кабинета. Жданов был раздосадован, и она не решалась выйти к нему. Тем не менее, решительная минута приближалась.
Сама не осознавая почему, Пушкарева вдруг почувствовала непреодолимое желание выглядеть привлекательной. В спешке она начала отряхивать свой пиджак и растирать щеки, чтобы появился румянец. Затем она схватила со стола папку, поправила очки и вынырнула из каморки.
– Что это? – он непонимающе посмотрел на бумаги, которые положила перед ним Катя и, конечно не заметил в своей помощнице перемен.
– Документы о займе, – пояснила она. – Когда вы подпишите эти бумаги, все будет готово к тому, чтобы «Ника – Мода» поглотила «Zimaletto».
– Какое страшное слово, – медленно сказал Жданов. – Как удав – кролика!
– Вы сомневаетесь? Но вы ведь сами этого хотели!
– Конечно. Я этого хотел и ни в чем не сомневаюсь, – нарочито бодро отозвался он. – Вот сейчас достану свою самую счастливую авторучку и все подпишу!
– Андрей Павлович, фактически вы передаете компанию мне, – жалобно сказала Катерина и попросила: – Подумайте еще раз. Вы уверены, что это правильно?
– Почему я должен сомневаться? Да, я фактически передаю вам компания «Zimaletto», – он пристально посмотрел на нее. – У вас появилась мысль меня…кинуть?
– У меня?.. Я?.. Вас? – она задохнулась от возмущения.
– Катя, возьмите себя в руки и не заставляйте меня нервничать. Я вам верю! Хотите, скажу еще раз: я, Андрей Жданов, верю в честность и порядочность Екатерины Пушкаревой! Аминь! – Жданов размашисто подписал накладную.
– Спасибо, Андрей Павлович, – прижимая к груди документы, прошептала Екатерина.
– Не за что, – усмехнулся Андрей, с сочувствием глядя на нее. – Это не подарок, а большая головная боль. Да, Катя, спрячьте это подальше. Надеюсь, больше я эти бумаги никогда не увижу!
– Да, не хотелось бы ими воспользоваться.
– Катя, ну что вы такая грустная? Все хорошо!
– Это ведь из-за меня… – она посмотрела ему в глаза. – Я подала вам идею сократить затраты на закупку тканей!
– Ежедневно многие сотрудники подают мне отличные идеи, но решение я всегда принимаю сам – четко произнес, Жданов. – Теоретически план был хорош, но я не смог нормально реализовать его на практике. Я должен был предвидеть последствия! Не вы, а я!
– Андрей Павлович, я сделаю все возможное, чтобы вы никогда не увидели эти документы, я обещаю! – решительно сказала Катя, направляясь в свою каморку.
– Стоп! – крикнул ей вслед Андрей. Она обернулась, и он внимательно посмотрел ей в глаза. – До меня только сейчас дошло. Катя, этот кредит больше той суммы, что была на счету. Что это значит?
– Я тут немного… – растерялась Екатерина. – Нам удалось заработать.… И я.… Хочу все вложить, чтобы спасти «Zimaletto»…
– Сдается мне, что вы работаете не одна. Но вы, же знаете: я не хотел бы, чтобы третьи лица были посвящены в наши тайны! – с упреком сказал он.
– Да, я привлекла к работе своего друга, – призналась Катя и пояснила: – Он очень надежный. И специалист хороший.
– Даже хороший специалист может проболтаться…
– Это ведь Николай, он… – Катя улыбнулась, но поняла, что это имя ничего не объясняет шефу, и соврала: – Он просто работает и ничего не знает. Я использую его втемную.

0

17

Глава 35

Жданов работал в бешеном темпе. Все – от Романа и Кати до Киры и Милко – старались угодить ему, чтобы избежать вспышек гнева. От его вспышек гнева даже Рому бросало в жар, а Викторию не могла спасти даже Кира. Впрочем, и самой Воропаевой доставалось не меньше других. Атмосфера накалилась до предела. Паника охватила все отделы и распространилась по этажам. Никто уже не смеялся в лифтах и не сплетничал в курилке.
В один из таких дней Катерина на цыпочках пробиралась в свою каморку и, и уже благополучно миновав опасную территорию, отварила дверь…
– Катя… – услышала она за спиной голос шефа и вопросительно оглянулась. – Катя, нам дали кредит, который мне нужен для страховки?
– Да, Андрей Павлович. Но мне пришлось буквально выбивать его… – призналась она. – А зачем вам эти деньги? Их ведь не так много?
– Смотря для чего, Катя… – неопределенно ответил он и предложил: – Присядьте, я вам кое – что объясню. Эти деньги будут переданы членам моей семьи и членам семьи Воропаевых.
– У них проблемы с деньгами? – удивилась Катя.
– Дело в том, что у них этих проблем никогда не было… – неуверенно начал объяснять Жданов. – Они регулярно получают свой процент от «Zimaletto» и если вдруг не получат, то очень удивятся и начнут задавать вопросы. А нам ведь ни к чему лишние вопросы, верно, Катя?
– Конечно, Андрей Павлович…
– Андрей, прости, – жалобно глядя на шефа, попросила заглянувшая в кабинет Виктория, – тебе звонят из «Атлантик – банка». С тобой хочет поговорить господин Шнайдеров…
– Черт побери, я же просил ни с кем меня не соединять! – прикрикнул на секретаршу Жданов.
Он собрался еще что-то добавить, но в дверь просунулся Малиновский:
– Всем доброе утро! Почему шумим? Не с той ноги встали? Не той рукой зубы почистили?
– Не тот телефон звонит, а зубы, Рома, чистят не руками, а щеткой… – заметил Андрей.
– Так что мне сказать «Атлантик – банку»? – все так же жалобно спросила Вика.
– Всем лежать, руки за голову, это ограбление! – ответил Жданов.
– Андрей Павлович, – попросила Екатерина, – пусть Вика переведет звонок, я сама поговорю с ним…
– Они ждут, что мы переведем деньги, а не звонок…
– Попытка не пытка… – пожала плечами Катя.
– А ты чего ждешь? – обернулся Андрей к Вике. – У тебя президент банка на проводе! Иди, соединяй.
– Ты что, ушел в подполье? – удивился Рома.
– Только для банков, которые начали атаку и требуют возврата кредитов…
– Мелочные и жадные люди! – сочувственно вставил Малиновский, но тут зазвонил телефон, Андрей жестом показал ему замолчать, и Катя взяла трубку.
– Да, добрый день, господин Шнайдеров, это Катерина Пушкарева. К сожалению, Андрей Павлович сейчас не может подойти, он занят подготовкой коллекции, постоянно находится в цехах, ну, вы сами понимаете.…Но я готова ответить на все ваши вопросы. Да, я понимаю, что срок кредита уже истек. Но я прошу вас ненадолго отсрочить выплату. Мы выпускаем новую коллекцию, после чего сможем все оплатить.…Разумеется, я все понимаю. Спасибо, что вошли в наше положение. Всего доброго.
Жданов и Малиновский переглянулись.
– Ты слышал? – с усмешкой спросил Андрей у друга. – У нас « на днях» выйдет новоя коллекция…
– Простите, я ничего другого не придумала…
– Нет, нет, вы молодец! – похвалил Жданов. – Нам, правда, надо торопиться. Милко обещал сегодня дать эскизы.
– Да уж… – вздохнул Роман. – А на что мы будем закупать материалы.…Есть какие-нибудь идеи?
– Банки готовы предоставить нам дополнительные кредиты…
Снова зазвонил телефон. Андрей с надеждой взглянул на Катю. Она твердо сказала:
– Переговоры с кредиторами я возьму на себя, если вы не возражаете.

***
– А где ковровая дорожка? Где цветы и фейерверки? – входя в приемную, укоризненно спросил Александр. – Дорогая, я же предупреждал, что приеду, ты почему не подготовилась?
– Не кричи, умоляю тебя… – жалобно попросила Виктория. – Все в демонстрационном зале.
Виктория уже сообщила Воропаеву, что предыдущая коллекция провалилась, и Андрей решил срочно выпускать новую. Эта новость весьма заинтересовала Александра. Именно по этой причине он незамедлительно поспешил к Жданову.
– Ты заслужила кусочек секса… – безразличным тоном сообщил Воропаев, открывая дверь кабинета. Но, заметив, что Вика с ненавистью смотрит на него, поправился: – Ну, чего надулась? Ладно, большой кусочек секса…
– Это премия или штраф? – прошипела Клочкова ему вслед.
Жданова в кабинете не было. Воропаев неслышно направился к Кате.
– Судя по всему, вы опять не сумели должным образом подготовиться к моему приходу? – поинтересовался Александр.
– Простите, – не поняла Пушкарева. – Чем могу помочь?
– Мне нужны отчеты по продаже последней коллекции…
– Я не могу их вам дать. Во-первых, они не у меня. Во-вторых, цифры постоянно обновляются, и пока рано подводить черту…
– А вы не дура… – с интересом глядя на нее, заметил Александр. – Только я тоже не дурак. Вы как всегда покрываете своего начальника, поэтому и скрываете отчеты. Видимо, дела компании совсем плохи…
Он пристально посмотрел на Катю. Она отвела взгляд. Воропаев громко рассмеялся – он прав!
– В вашем положении имеет смысл быть более гибкой, – посоветовал Александр. – Скоро я сменю Андрея на посту президента, и вам придется подчиняться мне…
– Я постараюсь сделать все, чтобы этого не случилось, – тихо, но твердо ответила Катя.
– Катя, снимите розовые очки! Что за собачья преданность? Видимо, у вас никогда не было отношений, иначе бы вы знали, что такого понятия, как верность, в этом мире не существует…
– Если ты берешься контролировать процесс работы над новой коллекцией, я спокоен… – послышался голос Жданова. Он, Кира и Роман вошли в кабинет. Увидев соперника, Андрей зарычал: – А ты что здесь делаешь?
– Пытался соблазнить твою секретаршу. Но ее бронированные очки не в состоянии пробить даже мое обаяние. Так что расслабьтесь, ревнивцы… – ответил Воропаев и прошелся по кабинету, с любопытством разглядывая стены. – На самом деле, я присматриваюсь к будущему кабинету. Думаю, что оставить, что поменять.…Ведь комфорт в работе – прежде всего…
– Я бы на твоем месте не торопился, пока не выйдет навоя коллекция, – заметил Андрей.
– А я бы на твоем месте не слишком на нее рассчитывал, – парировал Александр. – Еще неизвестно, как Павел отреагирует на твой волюнтаризм…
– Саш, – устало посмотрела на брата Кира. – Такое чувство, что ты из конкурирующей фирмы, а ведь это и твоя компания тоже…
– И твоя, дорогая сестричка, – напомнил Воропаев. – Только ты, похоже, окончательно забыла об этом, раз позволяешь своему жениху творить произвол. Но скоро этому прейдет конец.
Александр вышел, а Жданов вопросительно посмотрел на Катю, во время разговора, молча стоявшую в дверях каморки:
– Чего от вас хотел Воропаев?
– И вправду ревнивец, – невесело усмехнулась Кира и вышла.
– Он просил отчеты по продажам последней коллекции. Но я ему, естественно, ничего не дала.
– Естественно… – Андрей кивнул Роману. – Хоть у кого-то здесь голова на месте…
– И еще, – осторожно продолжила Катерина. – Он просил меня задуматься о своем будущем. На случай, если он станет президентом компании. Я сказала, что сделаю все, чтобы он им не стал…
Жданов улыбнулся, а Малиновский многозначительно присвистнул.

***
Они вновь и вновь обсуждали новую стратегию, смотрели цены, сравнивали поставщиков, способы оплаты. Катерина почти каждый день готовила новые расчеты по тканям и фурнитуре, требующимся для экспериментальных образцов и первой партии фабричного производства. Про бижутерию, аксессуары и обувь даже боялись подумать! И все же, как ни округляй, как ни экономь, выходило, что необходимо около миллиона долларов только на ткань и фурнитуру. Теперь предстояло найти поставщиков. Андрей и Роман просматривали все токологи подряд. Но та сумма, которую могла потратить компания «Zimaletto», и та, которую требовали поставщики, не сходились.
– Ну что за цены? Откуда они их берут? Такое впечатление, будто я нефть покупаю! – выкидывая очередную пачку прайс-листов, стонал Жданов. – Все дорого, дорого, дорого! Ничего не подходит.
Андрей был в ярости.
– Постой, Андрей, не горячись, – не выдержал Роман и, немного сомневаясь, сообщил: – Я тут вспомнил кое-что. Конечно, я не очень уверен в этих людях, и все это выглядит,…скажем, так…подозрительно…Мне тут шепнули об одной компании, которая производит очень дешевые и качественные ткани. Как раз то, что нам нужно. Но компания не проверенная. Я не хотел ничего говорить, пока не узнаю точно. Дай мне время, и я все узнаю.
– Ну, хорошо, ищи эту фирму. И поскорее, – потребовал Андрей.
Уже через день в кабинете Жданова появился довольный собой Роман. Он раскрыл кейс и протянул другу прайс-лист. Андрей опасливо взял его. Пролистал, вчитался и передал Кате. Да, цены были действительно сказочными!
Но фирма?.. О ней никто никогда не слышал. Малиновскому удалось выяснить лишь то, что эта очень молодая компания работает с маленькими но надежными фирмами. И если все сложится удачно, «Zimaletto» может стать ее первым крупным партнером. Андрея смущало только одно: производство находится в Узбекистане…
Катерина насторожилась. А как же таможня?! При самых благоприятных условиях таможенные пошлины должны были поднять цены гораздо выше! Она попыталась привлечь внимание шефа к надежным отечественным поставщикам, но Жданов уже загорелся идеей Малиновского.
– Они что, ткани в аренду сдают? – не сдавалась Катя. – Цены слишком низкие. А бесплатный сыр, как известно, кладут только в мышеловки…
– Слушай, Жданов, скажи своему специалисту по мышам, чтобы она успокоилась и не тряслась от страха по поводу и без. Взгляните-ка лучше! – сердито сказал Роман и извлек из кейса массивную папку с образцами.
На лице Жданова отразился восторг: настоящий шелк, настоящий хлопок!..
– Что с вами, Катя? – поинтересовался он, увидев, как испуганно вжалась в кресло Катерина…
– Я не знаю, у меня нет доказательств, но мне все это не нравится…
– Типично женский совет, – пожал плечами Роман.
– Послушайте, – очень мягко сказал ей шеф, – я обещаю, что не приму решения без полноценной проверки. Это вас успокоит?
Она неохотно кивнула и отправилась составлять новую смету. Жданов подождал, когда за Катей закроется дверь, и зашептал Роману:
– С такими ценами можно исправить все предыдущие промахи и спасти «Zimaletto»! Мы должны использовать этот шанс. На все сто процентов!

Глава 36

Они смотрели на новые расчеты. По всему выходило что, если заключить контракт с узбекской фирмой, себестоимость снизится почти на четверть. Это означало, что «Zimaletto» сможет полностью расплатиться с долгами, да еще и прилично заработать…
– Единственное «но» – они работают только со стопроцентной предоплатой, – предупредил Малиновский.
– Это уже другая проблема, – ответил Андрей и обратился к Катерине: – Мы можем рассчитывать на кредит?
– Сложно сказать… – попыталась сопротивляться Катя. – Сумма не малая. К тому же «Zimaletto» и так в долгах, и банки об этом прекрасно знают…
– И, тем не менее, мы должны решить этот вопрос, – настаивал Жданов. – Поговорите с банком «Свобода». Они наши давние партнеры и могут пойти нам навстречу.
Времени оставалось мало. Сумму приходилось брать целиком. И решить этот вопрос необходимо в течение одного дня. Роман и Андрей уже готовились ехать в Узбекистан. Нужно было осмотреть товар на месте и убедиться, что это легальная кантора. И главное – никому ни слова, особенно Кире. Если что, предупредил Андрей помощницу, они летят в Польшу, на местные фабрики.
– Мне кажется, эта затея опасна, – снова сказала Катя.
– Послушайте, Катя, – вкрадчиво произнес Андрей. – Я еще не принял окончательное решение. Волноваться не о чем. Идите к себе, успокойтесь.
Малиновский отправился готовиться к отъезду, Катя созвонилась с банком и договорилась о встрече. До нее оставалось время, и Жданов предложил:
– Катя, будьте добры, закажите нам какой-нибудь еды.
«Мы будем обедать вдвоем – невероятно!» – подумала она.
Но выполнить просьбу не успела. Волнения последних дней так сильно подействовали на нее, что Катя уже давно перестала спать и есть. И сейчас она побелела, как полотно, пошатнулась, завалилась на стол…
Жданов подхватил Катерину на руки. Что делать? Скорую?.. Нет, надо оказать первую помощь! Он усадил девушку в кресло и неумело попытался сделать массаж или искусственное дыхание. Катя открыла глаза.
– Вы…как? Вы…хорошо себя чувствуете? – с тревогой глядя на нее, спросил Андрей.
– Все происходит так быстро… – слабо пробормотала она, делая слабую попытку подняться.
– Что вы имеете в виду? – удерживая ее на месте, спросил он.
– Я о поставщиках… Что будет, если они нас подведут?
– Скажите, Катя, вы верите моей интуиции? Вы мне верите, в конце концов?! – потребовал ответа Жданов.
Катя сняла очки и с улыбкой посмотрела на него. Конечно, она верит!

***
– Кредит мы дать, готовы, но Андрей Павлович, нам нужны гарантии, – говорил им через полчаса служащий банка.
– Когда вы работали с моим отцом, тоже требовали гарантий? – сухо поинтересовался Жданов
– Нет, – признался тот. – Но «Zimaletto» никогда не просила у нас такую сумму. Поэтому я прошу в качестве гарантии залог на предприятие.
– Простите, что оторвал вас от дел, – с наигранным равнодушием протянул, поднимаясь, Андрей. – Я думаю, мой отец будет неприятно удивлен, когда узнает, во сколько вы оценили «Zimaletto».
– У нас есть предложения других банков, – безучастно подтвердила Екатерина, так же поднимаясь. – Нам дают ссуду взамен на открытие счета на поступления от продаж. И, позволю себе заметить, требуют только долговую расписку.
– Еще раз простите, – с ледяной вежливостью сказал Жданов.
– Всего вам доброго, – вторила ему Пушкарева.
– Да погодите, Андрей Павлович, – забеспокоился служащий. – Катерина…простите?
– Валерьевна! – уверенным жестом поправляя очки, строго сказала Катя.
– Катерина Валерьевна, – взмолился клерк, – ну нельзя же так резко, по живому рвать наши давние и практически родственные отношения! Хорошо! Хорошо, Андрей Павлович, я приму вашу долговую расписку. Но детали сделки, вы уж простите, я должен знать.
– Конечно! – радужно согласился Жданов. – Катерина Валерьевна, посвятите нашего давнего друга во все тонкости и детали.
– С удовольствием, Андрей Павлович!..
…Через час, когда Андрей и Катя вместе стояли на улице возле банка, Жданов радостно воскликнул:
– Я поздравляю вас, Катерина! Я поздравляю нас! Мы выбили кредит, мы сделаем новую коллекцию, продадим и расплатимся с кредиторами.
– В цепочке могут быть слабые звенья… – предостерегла Катя.
– Катерина Валерьевна, я запрещаю вам сомневаться! – весело приказал он.
– Кто – то должен… – продолжала она. – Если что – то сорвется, мы потеряем деньги, ткани…
– Вам не удастся испортить мне настроение! – Андрей рассмеялся. – Я не узнаю вас! Вы в банке так эффектно поправили очки и напомнили управляющему свое отчество, что он тут же сдался! Вы же Екатерина Великая, вы же поставили его на колени! А сейчас? Что с вами?
– Я просто понимала, насколько важен для вас этот кредит, – просто ответила она.
Жданов взмахнул рукой, остановил такси и помчался в аэропорт – таких поставщиком упускать нельзя!
«Знать бы, что будет завтра, – размышляла Катя, вернувшись в каморку. – Я так за него боюсь! Что если он зря ввязался в эту затею с тканями? На сердце так неспокойно, но я не могу остановить Андрея. Надеюсь, это всего лишь предчувствие…»
Она взглянула на часы и поспешно закрыла ящик стола, где лежала фотография Андрея. Если он позвонит, то сделает это только завтра. Он позвонит, чтобы рассказать, как прошло подписание контракта. Если все будет хорошо, он будет здесь через день, а если нет?..
На следующее утро Катя пыталась заставить себя погрузиться в работу, но безуспешно. Она делала ошибки, готовя письма, дважды неправильно набрала телефонный номер и потеряла важный файл. Раздался звонок…
– Приемная… – узнав голос, счастливо улыбнулась. – Да, Андрей Павлович!
– Мы подписали договор, – сообщил он. – Ткани уже отправлены. Я буду в офисе посредников, запишите номер.
Кажется, все шло хорошо…
Но она ошибалась.

***
– Надеюсь, ты по делу, – раздался в телефонной трубке голос Александра.
– Милко одобрил образцы, и Андрей вылетел в Варшаву, – прошептала Виктория, прижимая трубку к уху. – Кира хотела лететь с ним, но передумала.
– Так, диктуй адрес, телефоны, все, что есть.
– Какой адрес? – не поняла Вика.
– Сколько можно повторять? – зарычал он. – Мне нужно знать все о фирме – поставщике: контакты, история, репутация…Ты это в состоянии запомнить?!
– Ну…Фирму нашел Роман…
– Позвони, если будет что сказать…
Короткие гудки вывели Викторию из себя, и она швырнула трубку. Ей хотелось кричать, ругаться.…А во всем виновата эта кикимора Пушкарева! Ну, так пусть ей же будет хуже! Виктория выяснит, что это за фирма. Клочкова отбросила мысли о шпионаже, сейчас главное – ставка. А она очень высока: все или ничего. Пока в «Zimaletto» работает Екатерина, для Вики нет перспектив!
Вика отправилась к Милко: наивный и простодушный маэстро наверняка выложит, все не задумываясь. Она покрутилась в мастерской, похвалила новые образцы Вукановича, но так ничего и не выяснила. Оказалось, маэстро и слыхом не слыхал, что за фирма будет поставлять ему ткани.
Виктория чуть не рыдала от досад. Оставался последний вариант – Кира, и Виктория направилась к ней.
– Андрей звонил? – поинтересовалась она у подруги.
Получив утвердительный ответ, как бы невзначай спросила, с какой фирмой работает Жданов. Кира насторожилась. С каких это пор ее беспечную подругу интересуют производственные проблемы? Виктория смутилась. Пробормотав, что якобы читала в одном журнале о поставщиках тканей – одни надежные другие не очень – спросила: а вдруг Андрей связался с теми, которые не очень?
– Просто я подумала… – совсем запуталась Клочкова. – Мало ли что! Они уже прокололись с «Ай-Ти Коллекшн». Не хотелось, бы наступать на одни грабли дважды. Тебя это не волнует?
– Андрей с Романом приедут и все расскажут, – спокойно сказала Воропаева. – Кроме них название фирмы пока никто не знает.
– Мне кажется, кое-кто знает… – загадочно улыбнулась Вика. – Можно спросить у Пушкаревой.
Приманка сработала. Кира рассердилась. Да уж, этот «заморыш» всегда на удивление хорошо осведомлен! И если все известно Пушкаревой, неплохо бы и невесте Жданова быть в курсе. Воропаева набрала номер помощницы Жданова.
– Катя! – потребовала она, когда Катерина сняла трубку. Мне нужны данные об этом польском поставщике. И побыстрее.
– У меня ничего нет, Кира Юрьевна. Андрей Павлович сказал, что всю информацию сообщит по приезде.
Кира развела руками. Виктория, так ничего и, не выяснив, отправилась на рабочее место. Дождавшись, когда Пушкарева уйдет на обед, прокралась в каморку.
Внимательно прислушиваясь, не идет ли кто по коридору, она стала лихорадочно перебирать бумаги на Катином столе. Полистала ежедневник, заглянула в телефонную книгу, открыла ящик стола. Но ничего похожего на реквизиты новой фирмы не увидела. Виктория была разочарованна: неужели, правда, ничего нет?
Она уже собралась уходить, когда увидела отдельно лежащую неприметную папку. Вика так увлеклась просмотром ее содержимого, что не заметила вошедшую Катерину. Та остановилась, с интересом разглядывая Клочкову. Виктория, ничего не замечая, продолжала листать папку. Катерина кашлянула.
От неожиданности Вика вздрогнула, резко вскочила, чуть не опрокинув стул, и выронила из рук папку.
– Ты чего, обалдела? Стучаться надо! – агрессивно сказала Клочкова.
– Куда стучаться? В собственный кабинет? Может, надо было позвонить предварительно? – поинтересовалась Катя и шагнула к столу. – А можно узнать, что ты здесь делала?
– Кире срочно какие-то бумаги нужны.
– А меня нельзя было спросить?
– Я тебе звонила, но ты трубку не брала, – оправдывалась Вика. – Пришлось самой сюда идти, в этой пыли ковыряться.
– А что за бумаги? – сурово спросила Екатерина.
– Не знаю. Какая – то информация о польских поставщиках, – сообщила Виктория.
– Но у меня ничего нет. И я уже сказала об этом Кире Юрьевне. Разве она тебя не проинформировала?
– Забыла, наверное. Ладно, пойду, скажу ей, что у тебя ничего нет. – Вика бочком пробралась к выходу и пулей пролетела через кабинет Жданова.
Катя озабочено посмотрела ей вслед и набрала номер Андрея.
– Даже не знаю, как сказать. В общем, Вика по просьбе Киры Юрьевны рылась в моем кабинете. Они хотят все знать про польских поставщиков, – сообщила она, когда он взял трубку. – Только не говорите об этом Кире Юрьевне. Я просто вас предупреждаю, чтобы вы были готовы к расспросам.
– Я понял, – ответил он. – Мы вылетаем через два часа, вечером будем в офисе.

Глава 37

Ни на кого не глядя, Андрей прошел через холл и ворвался в кабинет Киры. Не сказав ни слова приветствия, потребовал объяснений: на каком основании она приказала Клочковой рыться на столе у его помощницы?
– Андрюш, я тогда просто не знала, но я все выяснила, – примирительно сказала Кира. – Вика действительно была в ее кабинете.
– Зачем ты ее туда послала? – грозно навис над невестой Жданов.
– Клянусь тебе, я ее не посылала! Это какая-то глупость! Нелепица! Поверь! – сбивчиво оправдывалась Кира. – Клянусь тебе, это была ее инициатива! Я понятия не имела.
– И как она это объяснила?
– Говорит, прочла о какой-то липовой фирме, – пожав плечами, сказала Воропаева. – Она все мозги мне проела.
– И ты поверила? – удивился он. – Девушка даже вникать не хотела, чем мы тут занимаемся. И вдруг – журналы, статьи, поставщики. Откуда ветер дует, Кир?
– Не знаю, – призналась Кира. – Правда, не знаю. Идиотская ситуация. Может, она боится, что ты ее уволишь? Вот и решила создать видимость активной деятельности.
– Насколько я знаю твою подружку, у нее слишком мало мозгов, чтобы читать подобные журналы! – крикнул Андрей.
– И что ты собираешься делать?
– Не знаю, – сказал он. – Но, думаю, есть смысл выяснить, кто тот добрый человек, который внушил ей все эти мысли…
Андрей был уверен, что Вика работает на Воропаева. Рано или поздно правда всплывет. И месть будет страшной!

***
– С приездом, Андрей Павлович, – обрадовалась Катерина, увидев в дверях шефа. – Как прошла встреча в Узбекистане? Мы вчера не успели поговорить…
– Все нормально, – буркнул Жданов и протянул ей паспорт. – Уберите это подальше. Не думаю, чтобы Кире пришло в голову искать в моем паспорте польскую визу, но чем черт не шутит.
– Я уберу его в сейф, – кивнула Катя.
Через минуту в кабинете Жданова появился Малиновский.
– Сядь. А то упадешь. Мир перевернулся, – мрачным голосом объявил он. – Наши собственные ткани, за которые мы отвалили ломовые бабки, арестованы.
– Что ты сказал? – Переменившись в лице, хриплым голосом проговорил Андрей. – Как арестованы? Вся партия?
– Короче, ткани прибыли, – торопливо объяснял бледный Роман. – И уже здесь на складе их арестовали. Склад опечатали. По словам Ахмета, проблемы с растаможкой…
– А деньги? – упавшим голосом спросил Жданов. – Что с нашими деньгами?
– Думаю, мы сможем их вернуть, – не очень уверенно сказал Малиновский. – Все документы у нас на руках. Поставщик по договору несет ответственность за доставку тканей. Следовательно, если мы не получим ткани, то будем настаивать на возвращении денег от посредника…
– Настаивать? Да я собственными руками задушу этого посредника! – заорал Андрей. – Пусть только сорвет сделку! На каком основании они задержали наши ткани? Какое они имели право их трогать? Почему не было нашего сопровождающего?
– Такова договоренность с посредником, – развел руками Роман. – Мы платим деньги и уже здесь на месте получаем готовый товар. Ты сам согласился на эти условия.
– У меня не было выбора!
– У меня тоже! Я поверил им так же, как и ты!
– Андрей Павлович, я позвони на склад и все выясню, – вмешалась Катя.
Оба начальника с удивлением обернулись к ней: в пылу спора им даже не пришло в голову такое простое решение!
Полтора часа телефонных разговоров, и информация была у Кати на руках:
– Плохие новости, Андрей Павлович. Дело в том, что у посредника не было документов на всю партию тканей.
– То есть, как это не было документов? – не понял он. – Я же их видел собственными глазами!
– Точнее они были. Но оказались фальшивыми…
Контрабанда! Жданов и Малиновский нарвались на контрабандистов! У них взяли деньги и подсунули левый товар. Все документы – фальшивые. А фирма, судя по всему, липовая. Именно по этому ткани такие дешевые. Посредника им, конечно, уже не найти…
– Я говорила с начальником управления таможни, – начала рассказывать Катя. – Они провели рейд и конфисковали весь товар. Склад опечатан. А хозяин арестован. Оказывается, он давно замешан в подобных авантюрах.
– Нужно договориться с таможней, – предложил Роман. – Не знаю, как. Может быть, дать взятку. Или еще что-то…Нужно любыми путями вернуть наши ткани. Мы за них заплатили!
– Имеет смысл действовать только законным путем, – решительно сказала Катя. – Мы добросовестные покупатели. Мы внесли деньги по договору. У нас есть шанс выиграть суд. Конечно, мы понесем убытки, но в результате вернем ткани.
Теперь пришла очередь Романа звонить, разыскивая хорошего юриста.
Вскоре он сообщил, что, кажется не все потерянно. Ситуация разрешима. Необходимо совсем «немного»: собрать всевозможные документы, отправить их в управление таможни, заплатить штрафы. И после этого ткани у них в кармане, как у законного заказчика, заплатившего деньги.
– Надо выяснить, значится ли в документах посредника «Zimaletto», – отметила Катя. – Как грузополучатель.
Жданов схватился за голову: нет, Модный Дом не фигурировал в документах. Это конец!
– Мне кажется, надо честно рассказать все совету директоров, – твердо сказала Катя.
– Ага, за обедом… – неприязненно глядя на нее, кивнул Жданов. – Чтобы им сподручней было меня скушать…
– Сейчас важнее спасти компанию…
– Вот именно, – кивнул он. – Поэтому оформляйте закладную на «Zimaletto» в пользу «Ника – Моды».

***
– Я отправила курьера за бумагами, – сообщила Екатерина.
– Федора? – удивился Андрей. – Зачем? Что если он сунет в них свой любопытный нос?
– Не волнуйтесь, – улыбнулась Катя. – Документы будут надежно упакованы.
– Значит, как только их привезут, мы с вами, Катя, отправимся к нотариусу, – решительно сказал он и включил телевизор.
Передавали обзор новостей. На экране появились склад, стоящие у стены с руками за головой грузчики и экспедиторы. Милиционеры доставали из контейнеров рулоны тканей и составляли протокол. Появился обозреватель…
В кабинет зашли Кира и Милко. Они пристроились рядом с Андреем и тоже начали смотреть передачу.
– … Как выяснилось в ходе операции, – рассказывал репортеру следователь, – крупная партия тканей была нелегально переправлена в Москву из Ташкента. Задержаны несколько человек, предположительно причастных к делу…Товар будет конфискован строго по описи. По факту контрабанды будет возбужденно уголовное дело. Виновные лица понесут ответственность по всей строгости закона.
Андрей, заметил невесту и Милко, выключил телевизор.
– Хорошо, что мы ждем ткани из Польши, а не из Узбекистана, – сказала Кира.
– Это не просто хорошо, это счастье, – натянуто улыбнулся Андрей.
– Боже мой, какая разница! – воскликнул Милко. – Как будто в Польше нет мошенников!
– Это точно, – кивнула Кира. – Андрей, ты уверен в наших поставщиках? А давай не будем рисковать? Неизвестно, когда это все утрясется.
– Что ты предлагаешь? – Жданов изобразил на лице интерес.
– А ты им уже заплатил? – спросила Воропаева.
– Ты меня что, за новичка держишь? – обиделся Андрей. – Нет, я, конечно, внес аванс, но в пределах разумного. Если что-то сорвется, нам его вернут, да еще и неустойку заплатят…
– Вот и хорошо, – обрадовалась Кира. – Тогда можно договор расторгнуть и выйти на новых поставщиков. Только на наших. Хорошо? А то попадем, как эти бедняги.
Андрей кивнул. Екатерина с жалостью посмотрела на него и опустила голову. Раздался телефонный звонок, она быстро схватила трубку.
– Да? Хорошо. Сейчас приду, – кивнула она и повернулась к Андрею. – Документы привезли.
– Роман, Катя, быстро за мной! – скомандовал Жданов и первым выскочил из кабинета.

***
– Итак, подписывая этот документ, вы подтверждаете, что передаете компании «Ника – Мода» полное права на имущество компании «Zimaletto».
– Да.… Подтверждаю…
– Тогда, пожалуйста, подпишите здесь и здесь…
Жданов достал из внутреннего кармана ручку, посмотрел на лежащие перед ним документы, развернул колпачок, мгновение помедлил и как будто в чем-то убедившись, кивнул сам себе, занес ручку…
– Андрей Павлович, может, не надо, а?
Президент компании «Zimaletto» Андрей Павлович Жданов улыбнулся директору фирмы «Ника – Мода» Екатерине Валерьевне Пушкаревой и размашисто расписался.

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Не родись красивой. Помощник президента. Книга 2